'Вопросы к интервью

А. Петровская Добрый день, это программа «Особое мнение». У нас в гостях политолог Мария Снеговая. Мария, здравствуйте.

М. Снеговая Здравствуйте, Александра.

А. Петровская Сегодня тот редкий случай, когда гость присутствует по-настоящему, а не виртуально. Это очень приятно, особенно сейчас, когда времена непростые и мы нечасто друг друга видим. Такая ситуация складывается в Петербурге, что уже не в первый раз, с разницей в буквально несколько месяцев, задерживают консулов других государств. Причем задерживает ФСБ, как они пишут, «с поличным», при передаче каких-то данных от граждан России дипломатическим сотрудникам этих консульств. В Апреле это была история с украинским консулом, а вчера, накануне, с эстонским консулом по имени Март Лятте. Возникает сразу вопрос: «Как отличить дипломата от шпиона?» Не за каждым же дипломатом эти шпионы скрываются. А если серьезно, то, наверное, это укладывается в нашу нынешнюю стратегию безопасности.

М. Снеговая Совершенно верно. Как раз недавно, на прошлой неделе, Владимир Путин подписал новую версию стратегии национальной безопасности России, где очень четко обозначены угрозы. Угроз много, и они растут. Они заключаются в попытках враждебных служб, прежде всего западных, дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в России.

А. Петровская Как раз с консулами, которых задерживают, эта вот дестабилизация?

М. Снеговая Видимо пытаются. Враждебный элемент не спит и продолжает свои диверсионные попытки подорвать стабильность российского политического строя, а больше ему ничего не угрожает. Ощущение в кольце врагов, в котором режим существует уже достаточно давно, и ухудшающаяся внешнеполитическая обстановка, когда и российских дипломатов тоже периодически выкидывают из разных стран, даже чехов умудрились разозлить, я напомню. Часть доли российских дипломатов за рубежом занимается именно шпионажем, но это можно отчасти рассматривать как ответную меру на эти действия, а с другой стороны, конечно, как тренд на поиск шпионов и врагов отечества повсюду. Тут еще нужно понимать, что Петербург как бы на фронтах борьбы с вредным западом, поскольку тут у нас граница рядом. И очень похожая ситуация существует в Крыму, видимо тоже ощущает себя как некая точка обороны: ни шагу назад. Поэтому да, к сожалению, это все тот же тренд, но я также обратила бы внимание на то, где сделаны особенно важные акценты в стратегии национальной безопасности Владимира Путина.

А. Петровская Да, к стратегии ещё вернёмся, но я сначала про дипломатов закончу. Несмотря на ухудшающиеся, или по крайней мере сложные отношения, об этом говорит и министр иностранных дел Лавров, и Владимир Путин в своей статье тоже говорит: «Мы к вам с миром, а вы присмотритесь, как вы отвечаете». В этих условиях всё-таки дипломатия была всегда и, наверное, когда мы пытаемся найти тех, кто подрывает нашу национальную безопасность в рядах дипломатов, вот насколько это вообще типично? Дипломатия существует всегда, даже во времена холодной войны. Дипломаты — это вроде как то, что обеспечивает нам определенную стабильность и взаимоотношения в глобальном мире. Если шпионы находятся среди дипломатов, то о чем это говорит?

М. Снеговая Исторически, дипломатия всегда выполняет разные функции. Она существует в разных сферах, в том числе для сбора материала, информации в разных странах. Но здесь, конечно, некая ориентация российской власти на растущую изоляцию. Доклад о либеральной миссии, выпущенный пару лет назад, очень хорошо назывался: «Крепость врастает в землю». Эта крепость в кольце врагов укрепляет оборону своих рубежей. И понятно, что в последние годы враги ищутся повсюду, и в том числе идет активная зачистка дипломатических представительств. Мы знаем, что в России очень тяжелая ситуация сложилась с США, что они даже вынуждены приостановить выдачу виз россиянам, потому что из-за этих мер, некому этим заниматься сегодня. Поэтому усиление борьбы с врагами действительно приводит к разнообразным подобным кейсам. Сложно сказать, насколько это было обоснованно.

А. Петровская Мы не знаем деталей, поэтому судить сложно.

М. Снеговая Я думаю, что тренд на поиск шпионов не только среди дипломатов, но и среди граждан России усилится.

А. Петровская Разрыв дипломатических отношений с определенным количеством стран вообще возможен? Полное прекращение дипломатических связей.

М. Снеговая Пока, во всяком случае, западные коллеги максимально стараются сохранить каналы коммуникации с Россией. Все понимают, что вероятность эскалации в случае разрыва таких коммуникаций очень высока. Также российские чиновники, которые, как мы знаем, отдыхать и жить предпочитают на западе, тоже до конца не готовы к таким жестким шагам. Мы видим очень странные симулякры, которые появляются, в том числе недоброжелательные страны, куда неожиданно попали Чехия и США. Это абсолютное противоречие какой-либо логике, поскольку у России гораздо хуже отношения с другими окружающими странами. Полный разрыв, я думаю, в ближайшее время маловероятен, потому что Россия тоже пытается какие-то коммуникационные каналы сохранить, хотя бы для того, чтобы российские чиновники продолжали ездить, отдыхать и хранить свои активы. Понятно, что ситуация не очень приятна с точки зрения взаимоотношений с западом.

А. Петровская Возвращаясь к стратегии безопасности, которая была подписана, вы отметили, и об этом говорят эксперты: угроз становится больше. Журналисты подсчитали, сколько раз повторялось слово «демократия» в предыдущих версиях: количество упоминаний сокращается. Хотя есть ли место демократии в стратегии национальной безопасности? О демократии в другом месте надо рассуждать. Как я поняла, возрастает роль интернета и всяких кибератак. Вот что сегодня занимает тех, кто пишет подобные стратегии.

М. Снеговая В России роль информационных вызовов и интернета безусловно очень сильно акцентирована в этой версии стратегии национальной безопасности. Кроме всего общего, там еще «защита российского общества от внешней идейно-ценностной экспансии». То есть враг пытается не только через интернет дестабилизировать Россию, но и ценности разные враждебные посеять. И в этом смысле мы конечно прекрасно понимаем, что российское государство давно уже отождествляет свою безопасность с сохранением текущего режима. И поэтому то, что для режима плохо, соответственно плохо и для российской национальной безопасности, с точки зрения властей предержащих. А именно: информация, не соответствующая той пропаганде, которая транслируется на федеральных каналах; различные экстремистские организации, к которым, как мы знаем, причислен ФБК* Алексея Навального. Также они достаточно откровенно отмечают в этой стратегии национальной безопасности, что основным объектом такого деструктивного воздействия является молодежь. Ценности вражеские из запада идут: демократию пропагандируют и всякие либеральные идеи. Путем экстремистских организаций в виде структур Алексея Навального это нам всё пропагандируется. А по сути, что мы знаем? Что на самом деле говорит эта стратегия? Она говорит о том, что есть недовольство. Оно прежде всего идёт от молодых россиян, мы это знаем, говорили неоднократно. И конечно все структуры, за счет которых это недовольство может распространяться, в частности доступ к информации через Интернет, – все это должно быть пресечено.

А. Петровская То есть они бы в жизни недовольными не стали, понятно, что их кто-то надоумил. Мы найдем и ограничим.

М. Снеговая Совершенно верно. Здесь, конечно, молодежи нужно приготовиться. Мы уже давно и неоднократно в опросах отмечаем, что именно эти группы россиян в долгосрочном периоде опасны для режима. В том смысле, что в них растет недовольство, и в целом, они видят свою жизнь в России иначе, нежели, как ее видит Кремль. Понятно, что именно против них сейчас будет направлена активная работа. Также я подчеркну, что мы часто ищем идеологию у этого режима, но в этой версии в очередной раз подтверждена роль патриотизма. Что такое патриотизм для наших властей? Я бы еще подчеркнула, что в 2016-ом году одна из моих последних статей, когда я работала в «Ведомостях», была о том, как российская власть понимает патриотизм.

Вообще есть два типа патриотизма, один – конструктивно-гражданский патриотизм. Словами Адама Михника: «Патриотизм – это мера стыда за преступление, совершенное от имени твоего народа». Очень хорошая фраза, но, к сожалению, совершенно не близкая к тому, как ее понимает Кремль. Кремль это понимает как державный слепой государственный патриотизм. Акцент на беспрекословное уважение и подчинение системе и отождествление родины с государством. То есть, если ты недоволен государством, — значит не любишь родину, значит представляешь опасность стране. Это суть того, что нам сегодня рассказывает стратегия национальной безопасности. Кремлю естественно выгодно такое понимание, потому что любого человека недовольного политической ситуацией в стране можно таким образом причислить к врагам родины. Это вполне себе советское понимание патриотизма. Очень печально, что оно сегодня возвращается к нам. Конечно, либеральные структуры, в том числе Алексея Навального и других, пытались развить другую идею, антропоцентричную, человекоцентричную идею патриотизма, где в центре концепции стоит человек, а не государство. Но как мы видим, успеха у них нет, к сожалению.

А. Петровская По поводу патриотизма, еще Минпросвещения включило воспитание патриотизма в образовательный стандарт, пишет РБК. Здесь довольно странная формулировка, посреди прочего, там еще есть формирование российской гражданской идентичности обучающихся. Я честно не поняла, что это.

М. Снеговая Хороший вопрос, спасибо, Александра. Это как раз в контексте того, о чем мы говорили. То есть патриотизм: «Я – гражданин России, горжусь ею, горжусь установленной политической системой в стране и максимально не критичен ко всему, что Россия совершает, как внутри, так и вне страны». Я думаю, что поскольку за последние годы действительно роль недовольства в текущей ситуации и отсутствие социальных лифтов для молодых россиян привели к падению поддержки Путина, власти вообще. Именно в этой группе, там меньше 35-40-летних, особенно много 16-22-летних, так называемого «поколения Z». По ним этот патриотический удар и будет прежде всего направлен. Мы уже видим эти неоднократные «политические» инициативы в детских садах, школах. И это не только спеть гимн, а инициативы достаточно пропагандистского типа. Конечно это все будет продолжаться. Кроме всего прочего мы видим достаточно серьезный наезд либерального толка на образовательные учреждения.

Как раз с этим связано то, что по мнению власти молодежь в последние годы была упущена. Наши власти вообще всегда воспринимали молодежь как такую взрывоопасную часть общества. Почему? Потому что в цветных революциях, фактически с момента прихода Путина к власти, важным актором, двигателем были молодёжные группы в Украине и разных других странах постсоветского пространства. И еще фактически с самого 2005-го года концепции по инкорпорации молодежи идут. Например, Владислав Сурков и его многочисленные молодёжные проекты, которые опять же таргетировали либеральные группы (Молодая Гвардия Единой России), но потом, в силу сокращения финансирования, эти проекты в начале 2010-х годов понемножку исчезли. И кроме всего прочего, эти проекты представляли социальные лифты для молодежи из регионов. Можно было сделать карьеру, переехать в Москву. Фактически, за счет того, что эти проекты были свернуты, и на фоне ухудшения экономической ситуации у молодежи практически нет перспектив. Все возможные позиции заняты сыновьями власть предержащих, нежели дают возможность для молодых и талантливых ребят. За счет этого в том числе растет недовольство.

А. Петровская Мне кажется, они не недовольны, они просто уезжают. Ну, кому не нравится, тот уехал.

М. Снеговая Действительно, среди молодых ребят миграции очень велики, до 50%. Это огромные цифры по данным «Левада-центра» (организация признана иностранным агентом), особенно в группе до 25 лет хотят уехать из страны, но все уехать не могут, особенно в регионах, где таких возможностей немного. Даже в Москву или Петербург переехать – для них это огромное достижение в жизни. А за границу, особенно в силу плохого знания иностранных языков… Кстати, иностранные языки — это тоже враждебный элемент по нескольким разнообразным документам, которые принимались Кремлём, и против языковых программ наверняка тоже будут различные запретительные инициативы приниматься. Все уехать не могут, и у тех, кто остаётся, недовольство это копится, в том числе выражается в поддержке разнообразных оппозиционных структур. В частности, Алексея Навального, структуры которого в регионах отчасти заменяли эти социальные лифты. В них можно было работать и переехать, например, в Москву.

А. Петровская У меня, знаете, какой вопрос к вам неожиданный. Мы с вами говорим о том, что нужно больше свободы предоставлять молодёжи, для того, чтобы они могли выбирать, были социальные лифты, и что патриотизм, при котором навешивают определенные ярлыки – не приведет ни к чему хорошему. Но с другой стороны, как вы считаете, действительно ли нет у Запада или западных структур интереса в том, чтобы насаждать те или иные ценности в России? То есть это выдуманная структура, которую придумали в Кремле, или интересы такие все-таки есть, просто нельзя ими называть все что угодно: любую инициативу, любое сотрудничество и так далее?

М. Снеговая Либеральная западная демократия основана на некоторых ценностях, которые не являются сугубо западными, а связаны с определенным уровнем социально-экономического развития общества. Например, растет толерантность к меньшинствам, традиционализм снижается, меняется представление о роли женщины в семье и обществе. Рональд Инглхарт – известный политолог из Мичиганского университета, недавно, к сожалению, умер, мы с ним работали в ВШЭ, является одним из авторов такой концепции. В этом смысле есть некоторое ожидание у западных стран, что те, другие страны, которые хотят присоединиться, скажем, к Евросоюзу, они адаптируют некий набор ценностей, который больше соответствует ценностям либеральной демократии. Как мы видим даже по Евросоюзу, не все страны согласны с эти набором. И честно говоря, с мой точки зрения, ЕС иногда перегибает палку, ожидая слишком быстрых реформ, ценностных изменений в странах, которые недавно вступили в ЕС. Например, посткоммунистические страны – Венгрия и Польша, они сейчас бьются с Евросоюзом по поводу того, какие ценности принять. Но делать из этого вывод, что у Евросоюза есть какие-то враждебные планы по поводу подрыва социально-политического устройства в России – это перегибать палку.

А. Петровская То есть сказать, что, например, в ЕС или США есть заинтересованность в слабой России во всех смыслах, в политических в первую очередь, это несправедливое утверждение?

М. Снеговая Во-первых, принятие западных ценностей – это не ослабление России, а наоборот – усиление. Во-вторых, западный мир как раз заинтересован в России, как в сильном стратегическом партнере и, прежде всего, в выстраивании баланса Китаю. Потому что Запад сейчас, в особенности США, видит Китай как основную долгосрочную стратегическую угрозу, а далеко не Россию. Попытки перетянуть Россию на свою сторону неоднократно потерпели крушение за время правления Владимира Путина, а также попытки разных перезагрузок, разморозок, саммитов с Путиным. Они очень надеются, что смогут выстроить некий стратегический альянс с Россией, к сожалению, не понимая, что российские элиты своё выживание связывают напрямую с Китаем. Поэтому эти попытки Запада достаточно обреченные. Но Запад их не оставляет и по-прежнему пытается наладить диалог с Россией.

А. Петровская Мы кстати говорим о Западе, но ведь он не един в своих стремлениях, в том числе в отношениях с Россией. Мы видим последнюю инициативу Макрона и Меркель по включению России в обсуждение тех или иных тем и непонимание этого со стороны других членов ЕС.

М. Снеговая Да, ЕС – это такая структура, где очень много внутренних противоречий, не совсем понятно, как это должно функционировать. Там много проблем, но, как мы видим, санкции на Россию успешно продляются с 2014-го года, хотя изначально критики говорили, что они не выдержать и 6-ти месяцев.

А. Петровская Давайте пойдем дальше, ближе к нашим вопросам, которые уже меньше связаны с национальной безопасностью в плане внешнего контура, а больше связаны с устойчивостью и демократичностью нашей системы. Выборы впереди. Это как раз тот элемент, который к демократии напрямую относится. Обещает нам Владимир Путин участие огромного количества партий, я могу ошибиться, но он, по-моему, в интервью 30 партий назвал, которые собираются участвовать в российских выборах на федеральном уровне в Государственную думу. Не знаю о каких именно партиях шла речь. Я кстати 30 не смогу сейчас назвать.

Мария Снеговая Ну как мы знаем, порог 5% преодолеть, за вот это все существование, среди новых партий смогли только две. Сколько бы их там не было, к сожалению, для них шансов особо нет.

Александра Петровская Давайте к Яблоку перейдем. На Яблоко сейчас многие возлагают надежды. Именно Яблоко хотят использовать, как шлюз для попадания в Государственную думу и региональные парламенты. При этом Яблоко держится независимо, указывают на то, что они таким мостиком или трансфером быть не готовы. Эта позиция демократическая? Вот мы с вами про демократию сегодня говорим. Это и есть демократия? Берут и утверждают тех кандидатов, за которых голосует большинство.

Мария Снеговая Ну если действительно кандидаты, которых утвердили — за них голосовало большинство, было бы очень интересно посмотреть на цифры, это было бы так. Но, честно говоря, достаточно странным мне показался подбор кандидатов, которых выдвинуло Яблоко. Безусловно у партии есть право решать. Однако, если мы посмотрим, сильные кандидаты, скажем: Елена Русакова, Максим Резник в Петербурге — они не прошли. Принцип решения Яблока не всегда ясен, но скажем они продвинули Андрея Пивоварова, но совсем непонятно по списку в Краснодаре. Опять же непонятно какие шансы это для Андрея оставляет. Скорее всего такие партии, как Яблоко, выживают в 2021 году в России в результате переговоров.

Александра Петровская Компромиссов, скажем откровенно.

Мария Снеговая В том числе, с администрацией президента. И судя по тому, как задвинуты в угол были сильные кандидаты от того же ФБК, который у нас теперь в экстремистах числится. И судя по другим косвенным признакам, мы видим такую систему договорных отношений.

Александра Петровская Давайте на этом поставим запятую, не точку. Предлагаю сейчас отвлечься на какую-то не связанную с этим тему. В очередной раз глава ЦИК Элла Памфилова сказала, что будет очень строго наказывать Горизбирком петербуржский, если будут какие-то нарушения. Сколько мы помним Эллу Памфилову и Горизбирком – столько она грозится. При этом вспомнить какие-то уголовные дела или преследования за фальсификации, за которые грозится наказывать Элла Панфилова, мы не очень может. В чем смысл этой коммуникации?

Мария Снеговая К вопросу о нежелательных организациях, иностранных агентах, я разговаривала с коллегами. Они говорят, что, как ни странно, суд, который полностью отдает власть Кремлю в политических решениях, до сих пор цепляется за процедуру. У суда осталось какое-то представление о собственной чести. И единственное на чем можно хоть как-то не то, что выиграть суд, но хотя бы вернуть дело назад на допереработку, это если указать на процедурный момент. Я рискну предположить, что тут очень похожая ситуация. У ЦИКа никакой власти нет абсолютно при этом режиме. Полностью марионетка Кремля, осуществляет действия, которые ему укажет сверху АП. Но вот есть какое-то представление о чести, последний бастион. Он состоит в акценте на процедуре. И я думаю, вот это примерно то, что она делает. Она пытается защитить последним возможным способом какие-то процедурные моменты. Хотя к реальным выборам это отношение имеет очень небольшое. Полностью изменен закон избирательный, по данным Голоса* 19 раз в преддверии этих выборов, чтобы его максимально под желания единороссов подвести. И даже это особо им не помогает, потому что рейтинги их продолжают падать, но мы понимаем, конечно, что реальных выборов у нас в очередной раз не будет.

Александра Петровская Вот они продолжают падать, я вчера как раз об этом говорила. На телеграм-канале Алексея Венедиктова было голосование: «если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, за кого бы вы проголосовали?». Понятно, что большинство за Яблоко. Интересно, что порядка 30% не определились, а 13% отдали бы голос за Единую Россию. С учетом того, что мы с вами понимаем, это не опрос социологов, сделанный по всем правилам. Это определенная конкретная аудитория главного редактора Эха Москвы. Разве это не говорит о том, что все-таки у Единой России своя аудитория остается.

Мария Снеговая Ну конечно тут есть вопрос о репрезентативности этой выборки. Кто читает канал Алексея Алексеевича? Я думаю, там разные люди. Как и Эхо Москвы слушают разные. Достаточно комментарии к нашим разговорам почитать, чтобы понять, что люди там разных совершенно взглядов. Но я бы не делала, честно говоря, на основании этого больших выводов, просто потому что интернет-опросы ужасно нерепрезентативны в этом плане. Возможно было желание накрутить их. Но, конечно, какая-то точка опоры есть. В основном как мы знаем большая часть населения российского — болото, равнодушная достаточно группа граждан, у которых нет четкой идеологической ориентации. А есть небольшая доля меньше 30% процентов – ястребиные, охранники, и есть 16-20% либералов. Вот между мобилизацией либералов и кремлевского электората будет идти основной бой. Основная опасность в том, что вот на фоне текущих зачисток либеральные группы будут полностью деморализованы.

Александра Петровская Мне как раз хочется здесь вернуться к вопросу о возможности объединения позиции. Мне кажется, перед каждыми выборами этот вопрос встает. Собственно, история с Яблоком, которую мы начали обсуждать, как раз показывает неготовность и нежелание оппозиции объединяться и мобилизовывать свой электорат. И это такой заведомый проигрыш. Но здесь возникает на мой взгляд закономерный вопрос: хорошо ли если есть компромиссы с действующей властью? Против которой де-юре выступает демократическая оппозиционная партия, есть ли оппозиционность у этой партии, есть ли смысл идти за этой партией вслед, если компромиссы идут в комплекте?

Мария Снеговая Я, кстати, подчеркну, вот мы говорили о том, что не допущены кандидаты, связанные со структурами ФБК Навального, который признан экстремисткой организацией. Обратите внимание как власти разделяют эти группы раньше. Вот в 2019 году многие сильные кандидаты не были на московских выборах. В городскую думу не были допущены до выборов, иногда по регистрации, и это спровоцировало протесты гражданские. Чтобы этого избежать, этот этап отодвинут еще назад, на этот раз просто всех людей, которые связаны со структурами Алексея Навального, просто записали в экстремисты, у них вообще нету доступа к выборам еще до регистрации, это должно протестную составляющую несколько разрушить.

Александра Петровская Они теперь вошли в эти 9 миллионов.

Мария Снеговая 9 миллионов лишенцев — это больше чем было в Советском Союзе, лишенных пассивного избирательного права.

Александра Петровская Нужно сказать, что не все эти 9 миллионов связаны с политическими причинами. Большинство связано с двойным гражданством.

Мария Снеговая Но все равно сам факт, что такое количество россиян отсечено от возможности быть избранными, это беспрецедентно даже по критериям Советского Союза. Вот у нас какие уже стандарты. Что касается Яблока, здесь палка о двух концах. Безусловно эта система договоренности, она лишает Яблоко возможности быть большой силой. Но, с другой стороны, сохранит ее существование. Понятно, что такой структуры, как Яблоко, давно бы уже не было на российском политическом ландшафте. И не было бы Бориса Вишневского, других ярких кандидатов, которые благодаря Яблоку смогли сохранить свое представительство, и очень много делают для нас. Но здесь очень большой спор о роли системных либералов в российской политической системе. Эти договоренности сохраняют эти структуры. Как Владимир Кара-Мурза подчеркивал, многие яркие кандидаты, как Марина Литвинович, смогут участвовать в этих выборах, но скорее всего сам факт, что они были допущены к этим выборам, говорит о том, что у них нет больших шансов. В частности, по округу Литвинович очень сильная Галина Хованская от Справедливой России, которая многократно избиралась. Если вы посмотрите по тем округам, где эти кандидаты были допущены – скорее всего у них было мало шансов выиграть изначально. Против Бориса Вишневского как мы знаем выставлен спойлер с тем же самым именем и фамилией от какой-то неизвестной партии «Зеленые». Будем надеяться, что наши Петербуржские избиратели будут внимательны и все-таки поддержат нашего дорогого Бориса Вишневского от Яблока. Поэтому здесь палка о двух концах. И, конечно, если бы вот эти системные либералы, структуры, которые выживают благодаря договоренности с Кремлем, были активнее, независимее с самого начала, возможно мы бы и не сползли бы в эту ситуацию драматическую, в которой сегодня мы себя обнаружили.

Александра Петровская Ну то есть все-таки идешь на компромисс, чтобы сохранить хоть что-то, а в итоге сползаешь с каждым шагом.

Мария Снеговая Возможно, теряешь все.

Александра Петровская Вот этот вопрос действительно важный. Но здесь, знаете, момент, связанный не только с компромиссами, но и с готовностью объединяться или идти на компромиссы не только с администрацией президента, но и между собой. И вот этот вопрос поднимается из раза в раз перед каждыми выборами. На самом деле сильно мы там не сдвинулись. Очередная история, которая связана с наблюдателями, даже не кандидатами. Об этом пишут «Открытые медиа», что команда Навального готовит наблюдателей на сентябрьское голосование, и там же в этой публикации написано, что практически все партии сказали, что им не нужны наблюдатели от команды Навального, кто-то непримирим с ними, кто-то не хочет, кому-то не надо. Или мы знаем пример менее яркий, Максима Каца, который лично у нас в эфире многократно просто рвался помочь, в том числе и Борису Вишневскому в его избирательной кампании. На что Борис Федорович активно отказывается от этой помощи. Ну не могут договориться, фактически происходит сдача позиции, и тут никакая власть не виновата, они даже не участвуют, никакой Кремль, никакая администрация президента. Они между собой договориться не могут.

Мария Снеговая Тут два момента. Первый момент – конечно они боятся, просто боятся любой помощи от структур Навального. По той же самой причине, почему Яблоко отказалось выдвигать сильных кандидатов, связанных с командой Навального, например, Олега Степанова в Москве. Потому что им явно было сказано, что с этими людьми работать нельзя, и они поэтому максимально себя дистанцируют. Это раз. Второй момент, связанный с более глубокой проблемой, о том, что они не способны выработать договоренности. Она у нас как известно давным-давно, это вечная борьба СПС с Яблоком. И здесь очень хороший анализ был посвящен белорусской оппозиции. Дело в том, что в ситуации зачистки политического фона, лидер оппозиции – это единственная карьерная ступенька для многих лидеров оппозиции. Им больше некуда идти, их не наймут никуда. Ни в вуз, как мы видим сейчас по Вышке. Другую карьерную стезю им не выбрать. Они как бы пригвождены к своему месту. Потому что на них некоторая стигма – лидер несистемной оппозиции, ну или системной, как Яблоко. Поэтому им как бы приходится всеми силами держаться за вот это место, поэтому им очень трудно договариваться. Потому что договоренность с другими означает: уступить свой статус единого лидера своей партии оппозиционной другому какому-то кандидату. Вот это одна из больших проблем. Которая, кстати, является проблемой не только в России, но и в Белоруссии.

Александра Петровская Тогда давайте вопрос. Вы декларируете, что нужно прийти голосовать за вас, за вашу партию, за ваше движение, потому что вы ведете Россию в светлое будущее и заботитесь об избирателе, а фактически вы заботитесь о собственных амбициях, потому что избираться хочет каждый конкретный. Если будет вести сосед с теми же принципами и идеологическими взглядами, это уже не очень его устраивает. Здесь обнажается политический эгоизм. И в данном случае у избирателя возникает закономерный вопрос: а зачем? вы обо мне заботитесь или о себе?

Мария Снеговая Ну избиратель все-таки должен отбирать кандидата, который ближе ему по взглядам. А то, что политик хочет получить власть, это естественно для политика, это его основная характеристика. Этого не нужно пугаться. Но понятно, что, конечно, это очень печально, что дрязги в оппозиции, в частности, привели нас к текущей ситуации. Но я еще раз говорю, что это некие характеристики политического ландшафта, которые успешно манипулируются Кремлем. Но все-таки я хочу отдать должное Яблоку, которые даже на этом съезде смогли провести несколько независимых кандидатов. И хотя бы за это им спасибо. Будем надеяться, что эти кандидаты смогут воспользоваться предоставленной возможностью. В более крупном плане я хотела сказать о вещах, связанных с системным либерализмом и его судьбе в России. Системные либералы – представители либерально-ориентированной интеллигенции и в государственных органах, в принципе либерально-ориентированные группы.

Александра Петровская То есть одной ногой там, а одной ногой в либерализме.

Мария Снеговая Мы всегда смотрели на политический ландшафт как на альянс силовиков с этими сислибами. Мы видим, что в последнее время это связано не столько даже с Яблоком, а с разнообразными кейсами, например, Бард-колледжа, который вот в Питере причислили к нежелательным.

Александра Петровская И не только причислили к нежелательным организациям, но и не выдали дипломы этого самого Бард-колледжа выпускникам уже этого года, отдав им только один диплом Санкт-Петербургского университета.

Мария Снеговая Что, конечно, ужасно печально для несчастных студентов, которые поступали на этот факультет. Что мы наблюдаем? Что вот это представление о политической системе, как составляющей этих двух групп, меняется. Что клан силовиков, ФСБ доминирует на фоне повестки, связанной с национальной безопасностью, укреплением рубежей, и сислибов понемногу зачищают. Зачищают всех на фоне еще уменьшающегося экономического пирога, денег нет, разборки со всеми. Но те, у которых более слабая защита, более слабая крыша, а такая крыша прохудилась именно у системных наших либералов — их зачищают сильнее. И почему здесь важен Бард-колледж, ведь это проект Кудрина.

Александра Петровская Не Бард-колледж…

Мария Снеговая Извините, сотрудничество с Бард-колледжем. Факультет свободных искусств. Это проект Кудрина, ближайшего соратника Путина.

Александра Петровская И интересно, что эта история с нежелательностью Бард-колледжа возникла после планов отделения факультета от СПБГУ.

Мария Снеговая Что само по себе интересно. Можно посмотреть какие у СПБГУ и его ректора были в этом интересы и так далее. Но Кудрин вообще один из сильнейших сислибов, соратник долгосрочный Путина. И даже у него не хватило своего админресурса, чтобы защитить его детище. Вот насколько серьезная сейчас ситуация. И конечно на этом фоне уход Ярослава Кузьминова, который был очень внезапно совершен. Ученый совет был не в курсе, вообще никто ничего не понимал, не подразумевал. Явно навязанный сверху уход, без подготовки. Тоже говорит о том, что по структурам либеральным, особенно тем, которые занимаются подготовкой молодежи наносится сейчас огромный удар.

* Фонд борьбы с коррупцией - НКО, признанное иностранным агентом; экстремистская организация, запрещённая в России. Движение в защиту прав избирателей «Голос» - незарегистрированное общественное объединение, признанное иноагентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире