'Вопросы к интервью

А.Венедиктов В Москве 11 часов и почти 7 минут. Всем доброе утро! Это Алексей Венедиктов у микрофона. У нас на связи (МИД на проводе) — Мария Захарова, директор департамента информации и печати, официальный представитель МИД России. Доброе утро, Мария Владимировна!

М.Захарова Да, здравствуйте!

А.Венедиктов Мария Владимировна, первая тема, которую я бы хотел затронуть, это вопрос — называю по-журналистски — эвакуация российских граждан, которые хотят вернуться на родину, но в результате иза местных ограничений и ограничений, которые приняло местно правительство, сделать это затруднительно.

МИД, вообще, понимает объем проблемы: сколько людей было, вернулось, осталось, хочет? Есть ли такая статистика в мире?

М.Захарова: На первом место Индия, потому что она еще не разблокирована. Ситуация там на месте очень сложная

М.Захарова Это вы, конечно, сильно задали вопрос. Мы практически скоро уже 1,5 месяца этим занимаемся. Как мы можем не понимать масштаб и объем проблемы и вопросов, когда мы находимся в эпицентре этой деятельности?

А.Венедиктов Поделитесь, пожалуйста, объемом.

М.Захарова Чем? Каким объемом? Для того, чтобы говорить об объемах, нужно понять, о чем мы конкретно говорим. Вы сейчас что конкретно имеете ввиду, сформулируйте?

А.Венедиктов Я хочу знать, сколько людей, российских граждан, которые хотят вернуться, зарегистрировались, видимо, на каких-то… Минтрансе или МИДе, или в консульствах, вот сейчас готовы сесть и прилететь, если будут самолеты?

М.Захарова Эта цифра постоянно меняется, потом что вот просто один конкретный пример. У нас были вывозные рейсы из Италии регулярно. Вывезли даже самые сложные случаи, которые были связаны с круизными лайнерами. Там была очень сложная ситуация. И вроде бы всё. Хотя при этом люди остаются на ПМЖ, совместные семьи и так далее.

Два дня назад приходит вновь список людей, которые на сегодняшних момент поняли, что они там больше находиться не хотят и не могут.

Поэтому этой цифры одной, которая бы была, она, может быть, актуальна в одну единицу времени — минуту, час. Она всё время меняется. Я могу сказать, что с начала апреля вывезено более 6 тысяч апреля — это только с начала апреля. За первые две недели апреля 6 тысяч человек было вывезено.

Если говорить о организованных туристах, эти цифры были озвучены Ростуризмом. Это практически 100 тысяч человек. Общие цифры вывезенных, не эвакуированных, а тем, кому оказали содействие по возвращение, если говорить с марта по апрель — это более 200 тысяч человек. Но вот за последние 2 недели — это более 6 тысяч вывезенных.

На сегодняшний день все равно это количество, так или иначе, держится в районе 30 тысяч. Почему? Потому что — еще раз говорю — каждый день появляются люди дополнительно. Это не те, кто туда вчера приехал — уже никто туда вчера не приезжает, — это те люди, которые находились там на долгосрочном каком-то пребывании, либо работали, либо просто жили. И вдруг они на сегодняшний день поняли, что они хотят выехать.

Либо вот вчера звонит женщина из Германии (ей 82 года) и говорит: «У меня билеты, — условно, — на 16 мая. А что мне делать? У меня до этого всё было нормально. А сейчас я начала волноваться, куда, в какие списки мне попадать. И это каждый день. Вот поэтому я так, достаточно… ну, не скептически, но, что ли… То есть эта тема настолько сложна, что здесь однозначных ответов просто нет.

Вот с женщиной мы вчера проговорили час, она сказала, что еще будет звонить. Причем я сказала: «А у вас какие проблемы?» Она говорит: «У меня, в принципе, проблем нет. У меня есть, где жить, у меня есть, на что жить, у меня есть родственники, друзья. Я просто хочу домой. И у меня билет есть на 16 мая. Он актуален или нет». Пришлось ей рассказать, что регулярные рейсов уже давно нету, и что если она чувствует крайнюю потребность, а, учитывая ее возраст и, может быть, состояние здоровья, вылететь сейчас, то, столько, это одна схема действий. Если она может там находиться вполне комфортно, тогда надо ждать 16 мая и дальше действовать по обстановке. Но это второй образ действий.

А.Венедиктов Понимаю. Значит, вокруг 30 тысяч — вот эта цифра, стабильна какое-то время — добавляются люди. Есть один вопрос, который тоже к нам приходит. Есть люди, которые замужем или женаты, смешанные семьи, то есть мужья или жены, или дети — неграждане России. Как в таких случаях поступать, скажем, гражданину Азербайджана — у нас был вопрос, — который должен прилететь с женой, гражданкой России? Какая здесь позиция?

М.Захарова Здесь позиция такая, что было принято дополнение к распоряжению об ограничении на въезд, соответствующее распоряжение правительства, которое регулировала как раз ситуацию с семьями, которые состоят из граждан разных государств. И была сделана корректировка. Она была сделана давно, еще в конце марта. И эти люди, у которых супруги либо дети с иным гражданством, они получили возможность на воссоединение семей или на возвращение совместно с семьей.

Соответственно, граждане России должны подаваться на портал госуслуг, описывать свои ситуации, дополнительно дублировать эти свои гуманитарные случаи информированием наших загранучреждений. Такие люди, если они предоставляют документы о браке, свидетельства о рождение детей, подтверждающие их родство — а степень родства перечислена в том самом дополнительном распоряжении правительства, о котором я сказала, — если все необходимые документы они могут предоставить по подтверждению того родства, которое в перечне содержится, то, соответственно, им посольство помогает в получении документов, если у них, допустим, завершилась виза или виза не того типа и так далее.

И дальше уже принимается решение в зависимости от того, есть ли вывозной рейс и куда идет этот вывозной рейс. Потому что, как вы правильно отметили, вся сложность этой схемы заключается в том, что нужно учитывать ситуацию эпидемиологическую на земле, а это связано с размещением людей, чтобы люди не начинали свое путешествие по городам и весям России, а оседали на время карантина, самоизоляции на определенный период, и. таким образом, не происходило дополнительного распространения инфекции, заражения и дальше уже еще более драматического развития событии.

Поэтому, если можно, я объясню. Просто тут пару дней назад на одном из телеканалов я услышала «мнение» эксперта, то есть человека, который вообще… просто какой-то общественный деятель, который сказал, что это такой легкий вопрос, который можно решить за пару дней. Это всё очень здорово. Знаете, у нас есть такая пословица русская: «Чужую беду руками разведу». Это со стороны всё очень просто: взять самолет, подогнать, всех собрать и привезти.

И, в принципе, наверное, что касается самолетов, при всем моем уважении и преклонении перед работой пилотов, экипажей, это, наверное, сейчас не является проблемой. Проблема в том, что, действительно, люди, экипажи, пилоты тоже рискуют своим здоровьем. Летят в точки, которые им до этого и неизвестны были и так далее. Но в данном случае сложность именно в сочетании многих факторов. Это комплектация бортов при привязке к регионам, способность региона разместить их или довезти их до соседних регионов компактно и разместить там; это условия в стране пребывания, а именно договоренности с властями и неизменение алгоритма вывоза там, на месте.
Вот Саудовская Аравия сейчас у нас была. Всё сошлось: Махачкала принимает, соседние регионы вывозят, готовность полная, борт прилетел, люди собраны. 70 человек из Джиды не могут выехать: власти местные не дают добро на их вывоз.
Экипаж прождал там более 17 часов, практически сутки. Люди в аэропорту сидели сутки, ждали, кто-то стоически, кто-то нет. Но ситуацию разблокировали, борт улетел под завязку. 70 человек сумели оформить, посадить и так далее. Вот просто к тому вопросу относительно того, как это всё со стороны выглядит легко. Это очень нелегко.

А.Венедиктов Я напомню, Мария Захарова, директор департамента информации и печати, официальный представитель МИДа у нас на прямой линии.
А вот еще один вопрос от нашего слушателя Ислама: Иностранные граждане, имеющие вид на жительство России, они в этом вопросе приравнены к россиянам, если нужно вернуться в Россию или нет?

М.Захарова Что касается вида на жительство, то у человека, если это постоянный вид на жительство…

А.Венедиктов Да, постоянный.

М.Захарова Вот в данном конкретном случае они полностью подпадают под соответствующее распоряжение. Там все прописано. Если это временные некие документы, то нет. Соответственно, у людей могут быть гуманитарные случаи. Опять же возвращаемся к родству — наличию родственников, близких родственников, семей и так далее.

Алексей Алексеевич, здесь же важно понять, зачем всё это делается и почему это все делается так. Потому что речь идет не просто о вывозе из мест, где землетрясение, лесные пожары или извержение вулкана. Речь идет о ситуации пандемии. И основная задача — сделать так, чтобы эта инфекция не распространялась, чтобы ее можно было локализовать — вот в чем вопрос. То есть когда мы забываем сейчас уже о главном нюансе, все, действительно, кажется нелогичным или всё кажется…

А.Венедиктов Кажется нелогичным.

М.Захарова: Основная задача — сделать так, чтобы инфекция не распространялась, чтобы ее можно было локализовать

М.Захарова …Можно сделать по-другому и быстро. Но мы должны понимать, что этот условный враг а виде пандемии, он ставит всю эту историю совершенно под другой угол обозрения — вот что нужно понимать.

А.Венедиктов Но тем не менее, есть же конкретные вопросы или такие вопросы, которые касаются всех. Вот Евгений Сосновский пишет: «В Стамбуле заканчивает срок загранпаспорта. Чего делать?»

М.Захарова Если речь идет о загранпаспорте российского гражданина, российский загранпаспорт, обращаться в посольство, либо генеральное консульство, и они оформляют соответствующие документы. Это не только оканчивается паспорт, бывает, оканчиваются визы — самый распространенный вариант.

К сожалению, происходят такие случаи, как воровство, грабеж, бандитизм, изъятие документов. Вот в этих конкретных случаях — это ответственность наших посольств: оформление документов взамен, либо продление их, также информирование граждан относительно решения местных властей, может быть, даже об автоматическом продлении виз. Конечно, паспорт никто автоматически продлевать не будет — я имею в виду из местных властей, — поэтому это задача посольства решать эти вопросы.

А что касается виз, то в некоторых странах визы автоматически продляются, учитывая, что и на месте госорганы зарубежных стран не работают. Поэтому эту информацию можно найти на сайтах посольств. В большинстве случаев она там даже указана. Если нет, то надо напрямую в посольство обращаться или в генконсульство.

А.Венедиктов Если говорить о горячих точках, которые сейчас на столе у МИДа, я имею в виду географических, где уже люди готовы вылететь, но пока не получается, это что: Индия, Латинская Америка? Что сложного?

М.Захарова Наверное, мне кажется, если мы раньше говорили о Таиланде как о самой сложной точке, то сейчас Таиланд находится в постоянном движении в плане возвращения по одной простой причине: у нас включились регионы. Я хочу сказать и поблагодарить всех и каждого в регионе — это и главы субъектов Федерации, и уполномоченные представители президента, и правительство местное и общественники, уполномоченные по правам человека, и журналисты — включились все. Вот сейчас мы с регионами работаем просто в едином ритме.

Поэтому, наверное, Таиланд сейчас сложен по количественным показателям, потому что людей много, у каждого свои проблемы, очень много вопросов с документами, с материальной помощью и так далее. Все-таки сейчас, на мой взгляд, выходит, вы правильно сказали, на первое место Индия, потому что она еще в этом смысле не разблокирована. Ситуация там на месте очень сложная и эпидемиологически и с точки зрения уже такого накала страстей в стране. То есть уже чувствуется изменение привычного ритма жизни и переход к атмосфере напряженной, я бы сказала. Это всё сказывается и на отношение к приезжим, которые не являются частью общества местного. Поэтому это, наверное, одна из очень тяжелых историй.

Вторая тяжелая история — это маленькие группы людей, где людей 5–10 человек, 30 человек… Это в основном островные государства. Есть даже большие группы, но они опять же где-то на островах. Туда сложно долететь, долго лететь. Нужны сложные маршруты. И точки даже где много людей, но при этом они все разбросаны по российским разным регионам, очень сложно эти маршруты собрать.

А.Венедиктов Разбросаны в смысле — куда им лететь.

М.Захарова Но я бы сказала, что самая главная проблема, вообще главней всего, и она основная, и она, наверное, в корне очень многих вопросов. Вы можете со мной спорить, можете не соглашаться, это моя личная точка зрения. Учитывая, что я полтора месяца в этом варюсь уже. Я считаю, это вопрос психологический. Это самая главная проблема сегодняшнего дня.

А.Венедиктов Объясните, не понимаю.

М.Захарова Психологическая для людей. То есть, понимаете, очень часто люди не готовы принимать изменение обстоятельств и мириться с ними. Многие люди просто не понимают, что не только он или она находятся в этом сложном положении, а что эти изменения коснулись всего мира, вот вся планета перешла в иное совершенно качество. И люди не могут посмотреть чуть шире, они полностью зациклены только на себе.

А.Венедиктов Но это нормально. Это их здоровье, это их безопасность.

М.Захарова Нет, нет. Я вам объясню, в чем дело. Вот я вам приведу один пример. Мы разговариваем с людьми. Они находятся в одном островном государстве. Я говорю: «В чем ваша проблема?» Они говорят: «Мы не улетели». Я говорю: «У вас есть, что есть?» — «Да». — «У вас есть, что пить?» — «Да». — «У вас есть где ночевать, спать?» — «Да». — «Деньги есть?» — «Есть». Я говорю: «Посольство на связи?» — «На связи». Я говорю: «В чем проблема?» — «Мы не улетели. Вы, понимаете?

Мы можем сколько угодно говорить, что наша проблема в том. что мы не улетели, но нужно понять, что на сегодняшних день, если ты здоров, если у тебя есть средства к существованию, есть вода, питье, тебе не угрожает никто вокруг, то это уже неплохой результат.

И это очень важный момент, когда человеку нужно просто сконцентрироваться. И последние силы — а у многих это последние силы — тратить не на зацикливание на этой проблеме, что «мы еще пока не улетели», а войти в режим сохранения энергии. Наверное, это не моя история, наверное, не я должна говорить на эту тему. Но вы спросили, и я вам отвечаю, что момент сохранения энергии и концентрация своих внутренних сил чрезвычайно важна.

Можно сколько угодно говорить о том, что «Мой билет должен быть реализован», но если не летает мировая авиация в принципе, отменены рейсы и закрыты границы, это нужно понять, это нужно принять.

Есть еще, конечно, большая, огромная проблема, на мой взгляд, это мировая сегодня проблема, о ней, кстати, говорил Сергей Лавров в одном из своих недавних интервью, — это проблема общемирового эгоизма — странового, персонального, группового — не важно, какого. Вот ему сегодня должен быть объявлен просто жесточайший бой. И мы должны все, у меня есть такое ощущение, понимать, что кроме наших конкретных, личных проблем и того, что нам конкретно, лично трудно, неприятно и всё изменилось, — что в таком же состоянии находятся миллионы людей выезде.

А.Венедиктов Но, Мария Владимировна, согласитесь, когда есть ощущение, что родина тебя бросила — а у них такое ощущение есть… Вот я смотрю, пишут мне: Мальдивы. 300 человек ждет, например. Малага ждет. Где родина? Мы российские граждане, мы хотим домой. Мы не хотим сохранять энергию там, как вы советуете, мы хотим дома сохранять энергию.

Чего им-то сказать? Им-то чего сказать?

М.Захарова: Около 30 тысяч россиян за рубежом ждут возможности вернуться

М.Захарова Вы знаете, вообще-то, мы им говорим.

А.Венедиктов Ну, скажите сейчас, они слушают.

М.Захарова Нет, мне для того, чтобы с ними общаться, не нужно выходить к вам в прямой эфир. Мы на прямой связи со всеми. И через наше посольство… и я непосредственно со многими из них и непосредственно в этих точках нахожусь в личном контакте.

Действительно, понять и принять, что эти направления прорабатываются, но нельзя сделать так, чтобы всё произошло… Да, это вопрос, конечно, уже длительного периода времени, но ведь сколько сделано и будет сделано. А то, что вы говорите, я не принимаю две вещи. Первое — что вот вы сказали психологи или идеологию многих: «Родина бросила», точно так же я не принимаю разговоры: «Зачем сюда везти?» Вот эти две идеологии я хочу поженить и оставить во взаимоотношении друг с другом. И везти надо и родина не бросила.

И, вы меня извините, где вы найдете, вот покажите… Я, кстати говоря, поинтересовалась, где еще правительство, в какой еще стране в первой же неделе — это было сделано, по-моему, в первые 10 дней, даже раньше — с момента блокировки мировой логистической системы выделило бы на помощь согражданам реальные деньги, если мы говорим о тех, кто завис…

А.Венедиктов Мария, но Германия вывезла в течение месяца четверть миллиона человека, вернула за месяц.

М.Захарова Я говорю вам не про Германию.

А.Венедиктов Вы сказали — где еще…

М.Захарова Еще раз, Алексей Алексеевич, вы же сейчас в Москве находитесь?

А.Венедиктов В Москве нахожусь.

М.Захарова Вы же цифры знаете прироста заболевания, распространения инфекции, жертв. Вы же это всё знаете.

А.Венедиктов Да, конечно, знаю.

М.Захарова Вы прекрасно знаете, что тех, кого нужно привозить, их нужно где-то размещать.

А.Венедиктов Знаю, конечно.

М.Захарова И вот для того, чтобы эти два процесса находились во взаимном сопряжении, а не во взаимном столкновении, для этого и проводится эта работа, для этого выделяются эти деньги для поддержки людей на местах. Для этого организуются вывозные рейсы, для этого решается вопрос на земле об их размещении. Поэтому говорит о том, как вывозила Германия, выделив на это 55 миллионов евро, можно сколько угодно.

А.Венедиктов Но вывезли.

М.Захарова Только есть ситуация на земле в Германии. И Германия, мне кажется, не очень понимает, что с этой ситуацией на земле делать.

Так вот вы, наверное, не найдете сейчас — я искала, не нашла — такой страны, которая бы оставшимся за рубежом людям финансово бы начала помогать так, как помогает правительство России. По одной простой причине: максимальная помощь — это кредиты. Кредиты берите. Пожалуйста.

А.Венедиктов Люди хотят домой. Кредиты… энергия… Люди хотят домой.

М.Захарова Но вы же не популист, правильно?

А.Венедиктов Нет, я читаю, передо мной люди, которые пишут из разных стран. В данном случае я задаю вам их вопросы и их мнение, понимаете? Они хотят домой… родственники… Они хотят здесь жить, быть здоровыми или здесь болеть, но не там.

М.Захарова Да, я понимаю.

А.Венедиктов Полторы минуты, Маша. Что еще?

М.Захарова Мы делаем всё для того, чтобы этот процесс пошел, и вы это прекрасно знаете.

А.Венедиктов А почему, — спрашивают… извините, может быть, это не ваш вопрос, — вывезти самолетами МЧС и военно-транспортной авиацией?

М.Захарова Да вопрос в том, что не в самолетах, не в том, что на борту написано самолета, а в том, куда везти. Опять мы возвращаемся к этому вопросу. Вы же видите, если отменены регулярные рейсы. Самолетов-то огромное количество стоит. Вопрос: Куда везти? Вот каждый регион должен сигнализировать о готовности принять людей. Есть квота, введенная штабом. Исходя из этого, направляются самолеты.

А.Венедиктов То есть это вопрос регионам, да, Маша?

М.Захарова Это вопрос готовности регионов принять людей. Я с этого начала. Что регионы включились по полной. И последние, наверное, 10 дней мы видим активизацию и очень ответственный подход регионов. Вот сейчас этот процесс пошел.

А.Венедиктов Мы будем надеяться, что вокруг 30 тысяч человек — и мы запомнили, что добавляются люди и приходят новые люди, — что они в какое-то ближайшее время смогут вернуться, да, Мария?

М.Захарова: За первые две недели апреля 6 тысяч человек было вывезено

М.Захарова Вы, пожалуйста, это всё говорите тем людям…

А.Венедиктов Вы это говорите.

М.Захарова …Которые говорят о том, что не надо вывозить, потому что ровно то, что слышим от вас сейчас, в таком же эмоциональном задоре нам говорят люди: А зачем их возвращать?..

А.Венедиктов Мария Захарова, официальный представитель МИДА, был в прямом эфире Эха Москвы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире