'Вопросы к интервью
04 декабря 2012
Z Маросейка 12 Все выпуски

Противодействие распространению синтетических наркотиков под видом курительных смесей


Время выхода в эфир: 04 декабря 2012, 16:05



И. ЗЕМЛЕР — 16.08 в Москве. И у нас в гостях Юлия Шевцова — заместитель начальника Координационно-аналитического управления аппарата Государственного антинаркотического комитета. Здравствуйте.

Ю. ШЕВЦОВА — Здравствуйте.

Е. БУНТМАН — Мы будем говорить о противодействии распространению синтетических наркотиков под видом курительных смесей. Я думаю, что надо для начала определиться, что такое курительные смеси. Потому что если вбить просто в поисковик «курительные смеси», то выпадает два результата. Легальные курительные смеси и нелегальные. Что это вообще такое?

Ю. ШЕВЦОВА — Сегодня тема нашей беседы неоптимистична, к сожалению. Но с другой стороны, если взрослые будут знать о тех угрозах, которые поджидают их детей и своевременно предпринимать определенные меры, оптимизма в нашей жизни должно прибавиться. У меня вопрос к ведущему. А зачем вы забивали в поисковик эти слова?

Е. БУНТМАН – Чтобы знать, что такое курительные смеси.

И. ЗЕМЛЕР — Чтобы понять, в чем проблема.

Е. БУНТМАН – Я сейчас это делаю и правда, первое, что выпадает это купить курительные смеси. Насколько я знаю, часть веществ, которые входят в состав так называемых курительных смесей, они запрещены, во-первых все ли эти вещества и как движется ситуация с запретом, полным, неполным. Это запрещенная вещь? Просто мы не знаем, поэтому и забиваем в поисковик.

Ю. ШЕВЦОВА — Понятно. Начнем с того, что курение вообще вредная привычка, которая со временем переходит в пристрастие и табачную зависимость. И от табачной зависимости врачи лечат так же, как и от других зависимостей. То есть курение само по себе не является пользой, а является большим вредом для человечества. Но, к сожалению, синтез новых психоактивных веществ, то есть веществ, оказывающих определенное воздействие на сознание, не стоит на месте. И табаку, который курят, к сожалению, в нашей стране большое количество и взрослых и ребят, со временем стали добавлять иные психоактивные вещества, которые при разогревании и при вдыхании паров стали оказывать то или иное психотропное воздействие. Часть из этих веществ достаточно быстро удалось идентифицировать, то есть определить химико-токсикологическим путем. Часть относилась к растительному сырью, другая часть была продуктом чистого синтеза химического. Но, к сожалению, нужно сказать, что здесь натурпродукт оказался ничуть не лучше химического продукта. Потому что и последствия от курения этих веществ были достаточно выражены. И привыкание и зависимость они вызывают в равной степени.

И. ЗЕМЛЕР — Можно я в этом месте уточню. Это воздействие курительных смесей с примесью синтетических наркотиков наркотическое в том смысле, в котором мы воспринимаем это слово.

Ю. ШЕВЦОВА — Под наркотиками все-таки понимаются те вещества, которые в список наркотиков внесены. Это юридическое понятие. Поэтому бытующее среди широких слоев населения понятие легальные наркотики оно, конечно же, неверное. Потому что легальные наркотики это наркотические средства, которые назначаются больным, например, раковым больным. Те вещества, которые входят в состав курительных смесей или могут быть закамуфлированы под массу других товаров народного потребления, в кавычках хочется сказать, они оказывают психотропный эффект и продавцы об этом прекрасно знают и они знают, что они продают. И то, что вам удалось найти в Интернете быструю разбивку на легальные вещества и нелегальные, говорит о том, что продавцы обладают изрядным запасом знаний, в том числе и юридических. Они отслеживают постоянно пополняемый перечень веществ, которые подлежат контролю в РФ. Они знают, какие вещества уже перешли в разряд запретных, а какие еще не перешли. Но для потребителя в этом заключено определенное лукавство, и определенный обман, потому что вредное воздействие они оказывают в равной степени. Просто процесс внесения в список контролируемых веществ занимает достаточно большое время. И если все процедуры проходятся очень…, правоохранительные структуры обязаны законодательство выполнять, все процедуры проходят аккуратно, длительно, много согласований идет и из-за этого, конечно, процесс растягивается.

Е. БУНТМАН – Я сразу уточню. Есть международные документы, международные конвенции и насколько я понимаю, синтетические вещества, синтетические каннабиноиды, которые входят в состав большинства я могу предположить, потому что нигде состав не указывают продавцы…

Ю. ШЕВЦОВА — Еще не хватает, чтобы они набрались наглости состав указывать.

Е. БУНТМАН – Вообще потребитель, наверное, должен знать, что туда входит вредного и невредного. Если не указывают состав, значит, что-то там есть не то.

Ю. ШЕВЦОВА — Абсолютно верно.

Е. БУНТМАН – Простая логика. Насколько я понимаю, три года назад большинство европейских стран запретили использовать, внесли в список общий наркотический эти вещества. У нас какая ситуация? Я знаю про растительные вещества, которые вносил по инициативе Онищенко, если мне не изменяет память, один из видов шалфея, еще что-то. Я не упомню сейчас. А синтетические вещества вообще не вносили?

Ю. ШЕВЦОВА — Вы хорошо осведомлены.

Е. БУНТМАН – Мы готовимся к эфиру.

Ю. ШЕВЦОВА — О путях решения проблемы. Россия как член полноправный антинаркотических конвенций, конечно же, принимает к сведению всю информацию, которая идет с международной арены борьбы с наркотрафиками. Но в соответствии с теми же конвенциями Россия, как и любая другая страна имеет право вносить в свои списки национальные списки те вещества, которые представляют опасность для нашей страны, но возможно в других странах пока не появлялись или возможно их употребление пока не привели к социально значимым последствиям. Медицинские последствия есть всегда, просто они не сразу видны обществу. Их не сразу замечают. Их могут заметить врачи психиатрических больниц. Это кстати первый эшелон, наверное, из органов исполнительной власти федеральных и вообще из официальных лиц, кто с этим сталкивается. Это медики. И накурившись тех самых курительных смесей, без разбора легальные они или нет, внесены они в список запрещенных, не внесены, вещества, которые там находились, свое действие оказывали. И это приводило очень часто к тяжелым помрачениям сознания, с бредом, с галлюцинациями, когда человеку мерещились такие ужасы, что он от них мог и в окно выпрыгнуть или начинал…

Е. БУНТМАН – Воздействие психотропных веществ.

Ю. ШЕВЦОВА — Конечно. Причем скорость синтеза новых психоактивных веществ в настоящее время такова, что производители даже последствия не отслеживают. Потому что в прошлые времена список на протяжении не то чтобы список, а количество веществ, обладающих психотропным действием, на протяжении столетий и даже, наверное, тысячелетий оставался неизменным. И поэтому когда конвенции принимались, это было начало 20 века, когда, в общем, общество стало понимать, что необходимо предпринимать определенные меры контроля, иначе целые страны вымирать начнут от употребления этих веществ. Тогда такой длительный процесс внесения того или иного вещества в списки был оправдан. Потому что традиционно их применяли и знали уже, ясны были их медицинские последствия и социальная катастрофа, которая ждет от их распространения.

Е. БУНТМАН – Складывается ощущение, что просто не успевают за трендом, за изобретением новых веществ. За употреблением новых веществ. Не успевают выявлять и запрещать своевременно. Правильно ли я понимаю?

Ю. ШЕВЦОВА — Вы правы абсолютно. И законодателям, которые работают в антинаркотической сфере, приходится сейчас предпринимать новые подходы к тому, как быстрее внести то или иное вещество, о котором поступают сведения, что оно психоактивным эффектом обладает, что им злоупотребляет наша молодежь. Как быстрее их вносить в этот список.

И. ЗЕМЛЕР — В чем препятствие? Законодательной базы не хватает или чего не хватает? Нормативной базы.

Ю. ШЕВЦОВА — Как я уже сказала, законодательная база внесения веществ в списки контролируемых и запрещенных она была целиком оправдана тем механизмом, который вполне нормально работал в начале 20 века. Те приемы, которые мы вынуждены под воздействием наркоагрессии по сути изобретать, они иные. И определенный прорыв я считаю, достаточно серьезный был сделан в этом отношении в прошлом году. Когда летом было принято постановление правительства о том, чтобы в список вносить сразу, если можно сказать целый куст психоактивных веществ. Когда в список попадало вещество и его производные. И есть еще одно понятие – аналоги. Это тоже запрещенные к обороту вещества, которые имеют сходное психоактивное действие сходную химическую структуру, но они не включены пока. До поры до времени в список. И таким образом кустовое закрытое проблемы оно позволило серьезно уже в 2012 году количество новых психоактивных веществ, которым законодательным образом можно перекрыть дорогу, оно позволит список серьезно расширить.

И. ЗЕМЛЕР — Здесь Алекс просит уточнить: с какого процента содержания наркотиков в смеси смесь является наркотической с точки зрения законодательства и подходов к борьбе с этим…

Ю. ШЕВЦОВА — Мне не очень нравится этот вопрос. Я считаю, что психотропное вещество в любом количестве, если оно находится, если оно свое действие оказывает, оно вредно само по себе, независимо от того, внесено оно в список или нет. Вообще вопрос такой вызывает соответственно вопросы к тому, кто его задал. А зачем же вам это надо, интересно, молодой человек.

Е. БУНТМАН – Может быть из любопытства.

И. ЗЕМЛЕР — Вполне объяснимый вопрос.

Е. БУНТМАН – Я уже пытался задать этот вопрос, я еще раз попробую. Может быть конкретнее. Многие страны ЕС от Австрии до Эстонии, 9 стран практически одновременно внесли в свой запрещенный список определенные синтетические каннабиноиды, которые входят в состав курительных смесей. Это вещества, аналогичные практически, а то и более вредные, чем многие запрещенные вещества. Все это делается согласно международным конвенциям. Я открыл сейчас, пока вы отвечали, список наркотических средств, запрещенных на территории РФ. Я там не нашел. Неужели это не делается автоматически вслед за европейскими странами. Если он есть в Европе, то рано или поздно появится у нас, это очевидно.

Ю. ШЕВЦОВА — На самом деле не факт, что то, что есть на другом краю мира, или в той же Европе, непременно появится у нас…

Е. БУНТМАН – На всякий случай хотя бы.

Ю. ШЕВЦОВА — У нас и своих напастей полное. Если вас интересуют именно какие-то конкретные вещества, мы можем потом в рабочем порядке это обсудить. Но я полагаю, что в РФ в отличие от ЕС список этих веществ я думаю все-таки побольше. И те меры, которые предпринимаются у нас по ограничению оборота вновь возникающих веществ, они, наверное, даже более скорые и более прогрессивные, чем в ЕС. Например, сейчас обсуждается такая мера как наделение государственного антинаркотического комитета правом введения временного запрета на определенное количество времени, может быть на 6 месяцев, на год оборота вещества, о котором стали поступать сведения о зависимости.

Е. БУНТМАН – А почему временный? Что за это время должно произойти?

Ю. ШЕВЦОВА — Время это нужно, потому что требуются экспертизы специальные. Министерства здравоохранения. Действительно ли это так. Действительно ли есть зависимость, есть вред для здоровья.

И. ЗЕМЛЕР — … судебного запрета.

Ю. ШЕВЦОВА — Конечно. И требуется заключение от промышленности, потому что тоже надо понять, насколько широко это вещество распространено, потому что многие ведь вещества нужны в химической промышленности. И применяются в достаточно больших оборотах. И вот уже когда есть оценка и медицинская и социальная, того, что происходит, вот это уже определяет меры контроля, которые могут быть разные. Меры контроля не всегда обозначают абсолютный запрет того или иного вещества. Если оно нужно, предположим, в народном хозяйстве, но определенные меры контроля к нему начинают применяться.

И. ЗЕМЛЕР — У химической промышленности, химический синтез наркотического вещества это не то, что можно сделать в кастрюльке на плите на кухне. Это все-таки должно быть какое-то масштабное в моем представлении производство. У вас есть сведения о том, где это происходит, как это происходит. Куда надо направлять специалистов, чтобы накрыть вот это производство, извините за такое просторечное слово.

Е. БУНТМАН – Это ввозится из-за границы, или здесь производят?

Ю. ШЕВЦОВА — Сначала на первую часть вопроса я постараюсь ответить. Насколько масштабно производство новых психоактивных веществ. Масштабы бывают очень разные. И кастрюлька на кухне, ваше выражение оно мне напомнило двух братцев химиков, один из которых учился в школе, а второй на первом курсе института.

И. ЗЕМЛЕР — Случайно синтезировали наркотики?

Ю. ШЕВЦОВА — Они неслучайно синтезировали наркотик. У них был такой очень исследовательский у обоих интерес, один младшенький был поумнее, но, к сожалению, не поумнее были их родители. Которые младшенькому на день рождения подарили такую химическую лабораторию. И к последствиям это привело крайне трагическим. Лечиться потом пришлось очень долго и одному и второму.

И. ЗЕМЛЕР — От наркотической зависимости.

Ю. ШЕВЦОВА — Да, зависимость сначала была от того, что они там насинтезировали у себя на кухне, под присмотром родителей, что самое ужасное. А потом конечно шел переход уже на наркотические средства. Которые были в обиходе во дворе около школы. К которым они получили доступ. Так что родителям нужно проявлять определенную бдительность, и наверное, законодательных аспектов мне хотелось бы сейчас повернуть именно на тему профилактики, потому что определение химической формулы, внесение в списки, это работа для достаточно ограниченного круга специалистов в обществе.

И. ЗЕМЛЕР — А вот как определить, что ребенок накурился всякой дряни.

Ю. ШЕВЦОВА — Совершенно верно. Это гораздо более актуальный вопрос для родителей, для всех нас, у кого подрастают дети. И здесь очень важно наблюдать за поведением ребенка. Вообще в принципе знать, чем наши дети занимаются. С кем они дружат, где они проводят время. И естественно, при малейших признаках неадекватного поведения, при пропаже денег из дома, притом, что ребенок не всегда адекватен, химических веществ очень много разных, поэтому здесь сложно выделить какие-то конкретные сразу признаки. Но, в общем, взрослые люди должны понимать, когда ребенок в нормальном состоянии, а когда нет. При первых признаках чтобы они сразу обращались за специализированной помощью.

И. ЗЕМЛЕР — Какой?

Ю. ШЕВЦОВА — Специализированная помощь может оказываться разными специалистами. Во-первых, это школьные психологи. Во-вторых, у нас есть горячие линии телефонов доверия. Куда можно позвонить и задать вопрос, можно не представляться, не говорить ни фамилию, ни адрес. Можно просто посоветоваться, что делать в данном случае.

И. ЗЕМЛЕР — Телефон на сайте есть.

Ю. ШЕВЦОВА — Да, у нас вообще сайт очень хороший, служба открыта людям и сайт ФСКН содержит массу полезной информации. Отнюдь не только о задержании и изъятии. Есть информация для родителей, для самих ребят. И конечно работа со школьниками, с теми, кто так или иначе находится в зоне риска. Это очень важная часть профилактической деятельности. Я думаю, она настолько же важна, насколько важно и выделение химических формул и занесение в списки и нормотворческая деятельность, законодательная деятельность.

И. ЗЕМЛЕР — Несколько вопросов пришло. Часто в центре у метро продают, раздают листовки с рекламой того или иного вещества. Полиция не реагирует, даже если к ним напрямую обратиться. Куда обращаться, или если в том или ином заведении замечены случаи продажи таких смесей.

Е. БУНТМАН – Это запрещенные по закону вещества или нет.

Ю. ШЕВЦОВА — В этом-то и сложность основная и состоит. Действительно реклама очень навязчива и курительных смесей и других, условно говоря, продуктов народного творчества, которые включают в себя психоактивные вещества, зачастую очень опасные. Почему не реагирует полиция. Потому что правоохранительные органы по закону могут пресекать только те действия, которые связаны с нарушением законов.

И. ЗЕМЛЕР — Профилактика у нас правоохранительными органами…

Ю. ШЕВЦОВА — Профилактика чего?

И. ЗЕМЛЕР — Правонарушения.

Ю. ШЕВЦОВА — Если в веществе, которое продается, нет запрещенного к обороту вещества, правоохранительные органы, к сожалению, не могут сделать то, что ожидает от них общество. Но, тем не менее, я считаю, что активность людей, которые замечают эту рекламу, должна быть. Потому что, в конце концов, все вещества были когда-то неизвестны, они все были когда-то новые. Но откуда-то же нужно о них узнавать. Соответственно если есть такая возможность, торговцы сообщают свои сайты, свои телефоны, никто этого не боится. Есть телефон доверия ФСКН России по адресу Маросейка, 12. Работает, открыта дверь, может любой зайти. Работает приемная. И здесь любые сигналы в нашу оперативную службу, конечно, рано или поздно свою положительную роль сыграют.

И. ЗЕМЛЕР — Если человек видит подозрительную рекламу или подозрительную торговлю в заведении, то ему проще всего обратиться к вам.

Ю. ШЕВЦОВА — Проще всего населению, конечно, ничего не делать вовсе. Но если человек определенную гражданскую активность проявляет, и он понимает, что вслед за ним эту рекламу увидеть может его же ребенок и воспользоваться ею, тогда конечно нужно федеральную службу по контролю за наркотиками в известность ставить об этом.

Е. БУНТМАН – Спасибо большое. Юлия Шевцова – представитель ФСКН у нас была в эфире. Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире