'Вопросы к интервью
И. ЗЕМЛЕР — 16.35 в Москве. Последняя четвертушка Дневного Разворота во вторник как всегда посвящена совместной с ФСКН программе и у нас сегодня в гостях Юлия Шевцова — заместитель начальника Координационно-аналитического управления аппарата Государственного антинаркотического комитета. Здравствуйте.

Ю. ШЕВЦОВА — Здравствуйте, уважаемые ведущие. Добрый день, дорогие радиослушатели.

И. ЗЕМЛЕР — И говорим мы об аптечной наркомании. Это уже такое целое направление?

Ю. ШЕВЦОВА — Ну конечно, термин «аптечная наркомания» не совсем корректен. Хотя он отражает суть процесса. Действительно есть много случаев злоупотребления, зависимости теми препаратами, которые отпускаются в аптеках. По большому счету я думаю, что проблему можно обозначить так. Но она разделяется на несколько тем. Как минимум на четыре. Это дети и подростки, которые злоупотребляют тем, что попало под руку и тем, о чем они знают от своих товарищей. Второе направление это больные наркоманией, которые ищут, чем бы им заняться во время перерывов в поставках тяжелых наркотиков. Третья проблема это взрослые люди, которых неправильно лечили врачи и которые продолжают длительное время заниматься самолечением и привыкают к тем или иным лекарственным средствам. И четвертое направление это те лекарственные средства, которые используются преступниками для совершения преступлений.

И. ЗЕМЛЕР — Это как сырье для изготовления наркотиков.

Ю. ШЕВЦОВА — Это последнее направление к наркомании не имеет отношение. Но оно имеет отношение, к сожалению, к преступной деятельности.

И. ЗЕМЛЕР — Какие-то снотворные.

Ю. ШЕВЦОВА — Да.

Е. БУНТМАН – Давайте немножко подробнее. В первую очередь хотелось бы предварительный вопрос. Это рецептурный и безрецептурный отпуск лекарств. Как мы помним прекрасно с прошлого года были убраны из безрецептурного отпуска в аптеках кодеиносодержащие препараты и вы рассказывали и ваши коллеги, это в значительной степени повлияло на дезоморфиновых наркоманов. То есть их стало меньше фактически по статистике. Так ли это и есть ли проблемы злоупотребления безрецептурным отпуском, что противозаконно, кодеиносодержащих препаратов. Эту тему завершим и дальше уже о современном состоянии.

Ю. ШЕВЦОВА — Тема с кодеиносодержащими препаратами я думаю, что освещалась многократно и на вашей передаче и многих других площадках в СМИ. Нашими сотрудниками и между прочим, и врачами тоже. И на властном уровне эта тема поднималась. И сейчас, когда прошел уже практически год после введения рецептурного отпуска кодеиносодержащих препаратов, конечно, уже мы по статистике отмечаем существенное улучшение положения в целом по стране. В регионах объемы продаж снизились резко кодеиносодержащих препаратов. Упало практически в среднем в 10 раз количество дезоморфиновых наркоманов, которые поступают на лечение. Причем цифры разнятся от двух раз до 150 примерно. И дезоморфиновые притоны, то есть дезоморфин наркотик быстро распадающийся, поэтому притоны как явление возникали в ту пору, слава богу, приказали долго жить. И при этом очень интересная наблюдается корреляция. Которую регионы нам присылают. Это информация о том, насколько востребованы заменители кодеиносодержащих препаратов.

И. ЗЕМЛЕР — Они тоже аптечного свойства?

Ю. ШЕВЦОВА — Естественно. Только по аптекам мы можем посчитать. И выясняется, что например, при снижении уровня продаж кодеиносодержащих препаратов в 7 раз, то есть 700%, рост продаж заменителей, то есть то, что нужно действительно для кашляющего больного, с головными болями увеличилось на 3-4%. То есть то, что нужно больным, пациентам действительно, они имеют возможность получить.

Е. БУНТМАН – А оставшиеся 3% это как раз нецелевое использование.

Ю. ШЕВЦОВА — Как пациенты, которые нуждаются в лечении, у врача могут выписать рецепты, и те же кодеиносодержащие препараты не сняты с производства, они не запрещены в продажу. Нуждающиеся могут их купить. Но вот этот разрыв между ростом на 3% и снижением на 700%, вот он собственно говоря и показывает, какой объем кодеиносодержащих средств был использован отнюдь не кашляющими и людьми с головными болями.

Е. БУНТМАН – Это очень показательная статистика. Безусловно. А что касается нынешнего состояния, известно, что в странах Западной Европы большинство препаратов даже вполне себе невинные отпускаются исключительно по рецептам. Есть ли проблема с преимущественно безрецептурным отпуском препаратов в аптеках российских. И насколько это связано, мне очень понравилось собственное выражение – нецелевым использованием…

И. ЗЕМЛЕР — С перспективой переработки. Перевожу.

Е. БУНТМАН – Понятно, что большинство транквилизаторов сильных в аптеках все-таки по рецептам.

Ю. ШЕВЦОВА — Да, используются больными по назначению врача.

Е. БУНТМАН – С этим нет проблем.

И. ЗЕМЛЕР — Более того, по назначению врача даже иногда наркотические средства.

Ю. ШЕВЦОВА — Здесь кстати еще одна из примыкающих тем это пятое направление – наркотики, которые в легальном обороте и которые нужны для онкологических больных. Онкологические больные нуждаются и имеют полное право на выписку наркотических средств и никто из этого особенной проблемы не делает.

Е. БУНТМАН – Так в чем проблема в аптеках? Все категории подпадают под общую категорию покупателя. В чем проблема, мы не будем наверное перечислять конкретные лекарства и давать советы по их нецелевому…

Ю. ШЕВЦОВА — Названия мы перечислять не будем.

Е. БУНТМАН – Но какие группы препаратов являются группами риска? Какие может быть стоит изъять из общего отпуска или вообще из аптек?

Ю. ШЕВЦОВА — Я полагаю, что из тех лекарственных препаратов, которые сейчас есть в аптеках, изымать наверное ничего не нужно. Зачем? Лекарства изобретаются для того, чтобы облегчить жизнь людям в ту пору, когда они болеют.

Е. БУНТМАН – Они сертифицированы.

Ю. ШЕВЦОВА — Естественно, они проходят клинические испытания. Они лицензирование проходят и аптечные учреждения, которые ими торгуют, имеют право. Но отслеживать, какие лекарственные средства начинают использоваться для злоупотребления, это конечно делать нужно. И здесь я думаю, первоначальная и первостепенная роль все-таки должна быть отнюдь не у ФСКН. А у врачей. У тех врачей, которые работают в стационарах, у психиатров, наркологов. Они должны первыми сигналы бедствия подавать.

И. ЗЕМЛЕР — И возможно сотрудники аптек, фармацевты провизоры.

Ю. ШЕВЦОВА — Я думаю, что это утопия. Потому что аптеки живут за счет продаж и за счет тех прибылей, которые они получают. И серьезная проблема аптечная это именно продажа недобросовестными аптечными работниками тех лекарств, которые должны отпускаться по рецептам. Для нецелевого как вы говорите использования. И ведь вечером я думаю, что многие из нас, приходя в аптеки, видели грустную картину, даже вспоминать не хочется, но, тем не менее, это реалии нашей жизни. Когда приходит зачуханный молодой человек с потухшими глазами и летом в разгар жары в одежде с длинными рукавами. Покупает набор шприцы, баночки, бутылочки, облатки и прочие ингредиенты для изготовления того или иного вещества.

Е. БУНТМАН – А что, ему не продавать?

Ю. ШЕВЦОВА — Смотря, что. И смотря как.

Е. БУНТМАН – Баночки, бутылочки, шприцы.

И. ЗЕМЛЕР — Я считаю, что можно ввести и правила, которые позволят не продавать. Потому что в аптеке работают не люди с улицы. Даже не предприниматели по первой профессии. Там работают медики. В конце концов, в магазинах у нас запретили продавать алкоголь после 23-х.

Ю. ШЕВЦОВА — Да.

И. ЗЕМЛЕР — Запретили продавать алкоголь, кому нет 21 года. Я постоянно слышу, как девушка на кассе спрашивает: предъявите паспорт, прежде чем я вам продам эту бутылку пива.

Ю. ШЕВЦОВА — Я думаю, что в аптеках все несколько сложнее. Потому что в СМИ года наверное полтора назад проходила статья, когда девушка провизор в аптеке работающая, рассказывала о том, что ей ставили в обязанность продать энное количество пачек тех лекарств, которые должны продаваться по рецепту. Иначе ей предлагали просто покинуть место работы. Но я надеюсь, что это конечно единичные были случаи такого противоправного давления на провизоров. Но это к вопросу о том, насколько мы идеализированно подходим к людям в белых халатах. Не надо идеализировать никого.

И. ЗЕМЛЕР — Если бы у нас все были идеальными, у нас не стояло бы таких проблем. Е. БУНТМАН – В конце концов, аптеки коммерческие предприятия и понятно, что им нужен рост продаж. И они зависят от фармацевтических компаний очень сильно. Потому что есть определенные торговые обязательства. Что касается категорий, которые вы перечислили. Наверное самая болезненная категория дети, школьники. Которые покупают лекарства. Что с этим делать?

Ю. ШЕВЦОВА — Есть понятие первичной профилактики наркомании. То есть это работа со здоровыми ребятами, и работа с теми, кто потенциально входит в группу риска. Здесь конечно, многое ложится на учителей, на преподавателей, которые с ними постоянно в контакте. И на родителей, на родительские комитеты и на администрацию школ. И это пресловутое тестирование, вокруг которого столько копий сломано и выявление социальных и психологических корней наркомании, попытки воздействовать на них, это все относится именно к первичной профилактике того, чтобы здоровые дети оставались здоровыми, и у них не проявлялся бы интерес к психоактивным веществам. Информацией дети наши обладают намного более обширной о том, что можно купить в аптеке для того, чтобы некие иные ощущения получить.

И. ЗЕМЛЕР — От старших товарищей.

Ю. ШЕВЦОВА — От старших товарищей, от своих сверстников, к сожалению, так. Кроме того, если часть психотропных средств принимают взрослые люди. Эти средства есть и дома, дети с их дурацким совершенно поисковым инстинктом, начинают пробовать, и заканчивается это по-разному. Потому что кого-то стошнило и у него на всю жизнь сформировалось отвращение к тому, какую-то не ту таблетку съел, а ведь кто-то получает от этого кайф и привыкает. Поэтому здесь большую роль играет поведение родителей в том, что в принципе должно быть аккуратное отношение к лекарствам, что психотропные средства не должны храниться в открытом доступе дома. И конечно нужно смотреть за тем, что вообще с детьми происходит. Нет ли измененного сознания, не валяются ли какие-нибудь облатки рядом с кроватью школьника, который спит беспробудным сном. И закрывать глаза, хорошо, что мы в эфире такую тему поднимаем, я надеюсь, что многие родители это слышат и сделают нужные выводы. И задача родителей не закрывать глаза на проблему, а стараться как можно быстрее ее решить, обращаясь к специалистам. К школьным психологам, можно анонимно проконсультироваться по горячей линии у психологов, если совсем люди боятся к людям идти. По телефону можно какие-то элементарные консультации получить.

И. ЗЕМЛЕР — По горячей линии ФСКН тоже можно.

Ю. ШЕВЦОВА — Да, конечно, но у горячей линии ФСКН немножко другие задачи, здесь не столько под симптоматику и куда деваться родителям, а под правоохранительную в основном деятельность.

Е. БУНТМАН – Что касается детей и законодательных инициатив ФСКН. Насколько я помню, в первом чтении на прошлой неделе принимались поправки в закон о здравоохранении. Где обязывали сотрудников аптек или врачей, имеющих доступ к тем или иным лекарствам, проходить тестирование. Можно ли предположить, вообразить себе такую инициативу законодательную, ФСКН, например, запрет по продаже любых сильнодействующих препаратов детям? Безрецептурных. Зачем ребенку приходить в аптеку и покупать транквилизаторы или легальный сильнодействующий, не сильнодействующий. Вообще почему это должно происходить без родителей? Родители, врачи, а так капли от насморка не более того. Или пластырь может купить ребенок.

Ю. ШЕВЦОВА — Вы подняли очень интересную тему. И вопрос я думаю, нужно конечно обдумать. Но должна ли именно служба по контролю за наркотиками с этой инициативой выступать, я сомневаюсь.

Е. БУНТМАН – В сотрудничестве, наверное.

Ю. ШЕВЦОВА — Я думаю, хорошо было бы, чтобы СМИ с родителями на эту тему поработали. Потому что до тех пор, пока ребенок не заболел наркоманией, он в поле зрения врача нарколога исключительно редко попадает. И хотя конечно, у нас по статистике наблюдается отрадная тенденция, что первые пробы психоактивных веществ у нас потихонечку их частота снижается по сравнению с предыдущими годами. Но снижается это не значит, что она ушла на ноль. Значит, тенденция все попробовать, что мимо пролетало, она во всех странах есть и она во всей, наверное…

Е. БУНТМАН – Это касается даже не ваших по роду занятий профильных препаратов, а можно и объестся аспирином до смерти. Поэтому наверное, какой-то должен быть общий ограничитель.

Ю. ШЕВЦОВА — Я полагаю, что повышение общей культуры населения предполагает, в том числе формирование здорового образа жизни, не только на основании того, что они должны приходить и регулярно в центры здоровья и давление мерить и холестерин измерять. Внедрять в сознание людей нужно то, что нельзя лечиться тем, что посоветовал сосед. Тем более это касается тех средств, которые влияют на психику и от которых легко формируется зависимость.

Е. БУНТМАН – У меня еще один вопрос по аптекам. Что касается хранения сильнодействующих препаратов, которые могут быть тоже в сфере ваших интересов. Много случаев, сейчас меньше, но лет 10 назад регулярно наркоманы грабили аптеки, доставали себе эти препараты, потом они появлялись в обороте. Наркотики определенные. Может быть обязать сотрудников аптек хранить в сейфах все это.

Ю. ШЕВЦОВА — Немножко мозаичный посыл. Сразу обо всем. На самом деле те аптеки, которые имеют право на отпуск наркотических средств по нынешним правилам оснащены полностью, потому как они лицензию иначе не получат на свою деятельность. Но то, что в аптечных учреждениях есть определенные нарушения, наверное, да. Это жизнь. Это наши граждане. То, что касается предыдущего нашего исторического этапа, когда перепаивали ампулы с морфином, выливая из них морфин. Когда заинтересованность была большая в криминальных структурах в медсестрах реанимационных отделений. Которые имели доступ к наркотикам. Это действительно все было, только конечно это не 10 лет назад. Потому что все-таки правила по хранению наркотических средств вводились несколько раньше. Сейчас, кстати говоря, наблюдается тенденция прямо противоположная, в течение ближайших полутора лет по облегчению получения наркотических средств теми людьми, кто в этом нуждается. Но это касается исключительно онкологических больных. И там еще есть ряд категорий. И естественно, что облегчение доступа до нужных лекарств никоим образом не должно способствовать облегчению утечек подконтрольных веществ наркотических веществ, психотропных препаратов на нелегальный рынок. Это очень тесно связанные проблемы.

И. ЗЕМЛЕР — Как часто имена врачей, медсестер, сотрудников аптек попадают в ваши сводки криминальные?

Ю. ШЕВЦОВА — Сейчас совсем немного, меньше, чем полпроцента.

И. ЗЕМЛЕР — От всех тех, кто попадает в ваше поле зрения.

Ю. ШЕВЦОВА — Да.

Е. БУНТМАН – Чем это объясняется?

Ю. ШЕВЦОВА — Тем, что достаточно я бы сказала разветвленная система контроля над легальными наркотиками.

Е. БУНТМАН – Это интересно очень, что вы говорите и что касается тяжелобольных. И наверное последний вопрос. Это ветеринары. Было много проблем с кетамином и ветеринарами. Это как-то решено?

Ю. ШЕВЦОВА — Кетамин разрешен к применению в РФ и в ветеринарии тоже разрешен. Проблема заключается в том, что в течение уже достаточно длительного периода времени определенные инстанции не могут принять свои указы, постановления, приказы. Вот собственно говоря и все. Очень остро дискутируется вопрос, что касается кетамина, могут ли частнопрактикующие ветеринары на дому этот кетамин применять. Юридические лица, к которым относятся ветеринарные клиники, имеют полное право у себя кетамин применять при наличии соответствующей лицензии. И здесь накал страстей мне совершенно неясен. Почему? Если человеку требуется операция, он не требует, чтобы хирург пришел к нему домой, дал ему наркоз, вкалывал обезболивающее и вырезал аппендицит. Человек идет в больницу. Может быть, оперирование в лицензированных клиниках, которые являются юридическими лицами, все-таки является более гуманным подходом к животным, чем отрезание им разных частей тела дома под кетамином.

Е. БУНТМАН – Спасибо большое. Юлия Шевцова была у нас в гостях в рамках программы «Маросейка, 12» совместно с ФСКН.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире