'Вопросы к интервью
11 марта 2007
Z Мамочки-мамаши Все выпуски

Молодые преуспевающие родители. Хватает ли им время на детей?


Время выхода в эфир: 11 марта 2007, 17:08

М.МАЙЕРС: 17 часов и почти 12 минут. Еще раз, здравствуйте. И я представляю наших гостей: это певица, актриса Анастасия Кочеткова. Настя, добрый день.

А.КОЧЕТКОВА: Добрый день.

М.МАЙЕРС: И Елена Новоселова, психолог. Здравствуйте, Лена.

Е.НОВОСЕЛОВА: Здравствуйте.

М.МАЙЕРС: С Леной мы встречаемся регулярно, а Настя у нас впервые в студии. Она говорит: «Вы тут все такие серьезные, чего я вообще тут делаю»?

Настя, Вы представляете сегодня молодых преуспевающих родителей. И, собственно, вопрос к Вам сразу в лоб, это вопрос-тема нашей программы: Хватает ли Вам времени на детей? Хватает ли Вам времени на общение с Вашей дочерью?

А КОЧЕТКОВА: Ну, как можно сказать? — По ощущениям. По ощущениям мне, конечно, постоянно не хватает. Но я считаю, что у меня такой человечек растет — очень серьезный, с хорошим характером, и я так мало ее вижу, но она все равно понимает, что маме нужно сейчас уходить. Хотя ей девять месяцев, но она такая — понимающий человек растет.

М.МАЙЕРС: Настя, ну правда, как строится сегодня Ваше общение с дочерью? Как часто Вы действительно отсутствуете? Отказываетесь от каких-то съемок, может быть, в пользу того, чтобы побыть дома? Или не можете себе этого позволить?

А.КОЧЕТКОВА: Я пока не могу себе это позволить, но в любой момент, когда есть свободное время, я пытаюсь как-то — отпускаю няню отдыхать и сажусь. Вот сейчас неделю сидела дома с Марусей.

М.МАЙЕРС: А довольная сразу такая улыбка на лице! Класс!

А скажите, Лена, это действительно сегодня становится проблемой по сравнению с тем, что было у нас пятнадцать, двадцать, тридцать лет назад?

Е.НОВОСЁЛОВА: Вы знаете, мне кажется все-таки, это несколько проблема надуманная.

М.МАЙЕРС: Надуманная мамами?

Е.НОВОСЁЛОВА: Надуманная мамами, надуманная обществом, надуманная папами, бабушками, и всем социумом, который действительно очень трепетно относится к такой проблеме, как дети. Это естественно. Да? К их воспитанию. Вы знаете, на самом деле, потому что для многих — это проблема выбора: сейчас рожать, пока я еще делаю карьеру, когда я ее сделаю, рожать, или родить быстренько, а потом делать карьеру? И здесь очень много дорог открывается для каждого человека. И если к этому подходить не так, что ах, случилось, значит, случилось, чего ж теперь делать? А все-таки с трезвой головой, и в здравом уме, и в трезвой памяти, то, как правило, люди все-таки задают себе вопрос: а когда это лучше сделать? И ответ у каждого свой. А общество, оно начинает диктовать свои законы: как же так? Если у тебя будет ребенок, какая работа? Ты должна сидеть дома до трех лет минимум! Это же практически был закон до последнего времени. И это поддерживали и психологи, и детские врачи, и, в общем-то, все общество было нацелено на это.

В этом есть доля правды, безусловно, но это всё не так категорично. И здесь нужно думать не только о том, насколько маме комфортно, или не комфортно. Здесь же очень важна и вторая сторона: это дети. Нужно именно вот по такой строгой формуле, по такому строгому правилу действовать в этих отношениях.

М.МАЙЕРС: А давайте Насте зададим этот вопрос. Настя, а как Вы принимали решение? Оно было сознательное? Оно было в большей степени эмоциональное, или вот те сценарии, которые Лена Новосёлова представила? Вот по какому из них действовали Вы?

А.КОЧЕТКОВА: Я могу сказать одно: мне 18 лет, и если бы я была одна, мама, и у меня там максимум была помощь — няня.

У меня мама работает. У нее нормальный уже возраст, но она работает, она не может бросить свою работу, ей нравится это просто делать, так же, как и мне моя работа нравится.

Но просто, когда я уезжаю из дома и оставляю Марусю дома, я просто уверена, что днем подойдет к ней прабабушка, она с ней постоянно спит, с ней няня, что есть дедушка, бабушка, то есть, постоянно кто-то рядом. И я просто уверена на сто процентов, почему я спокойно ухожу из дома, что,

во-первых, есть человек, который с ней занимается целый день, и ее окружают любящие люди. И мне кажется, самое главное, когда человек растет в такой обстановке. Поэтому вот сейчас я спокойна.

М.МАЙЕРС: Но при этом принять решение — вот, я — певица, я — актриса, я прекрасно понимаю, что ребенок может быть+ Многие певицы, актрисы, танцовщицы принимают решение, что ребенок в данный момент несовместим с их профессиональной деятельностью.

Принять решение само было трудно Вам, или нет?

А.КОЧЕТКОВА: Ну, как несовместимо, — я не понимаю вопрос просто. У меня появился человек в жизни — мой, мой ребенок.

М.МАЙЕРС: Хорошо, тогда такой вопрос. Вы, кстати, в одном из интервью сказали, что довольно, как это лучше сказать: резко — не резко, негативно — не негативно, но, в общем, восприняли информацию о вашей беременности ваши коллеги. Это правда?

А.КОЧЕТКОВА: Ну, да. Потому что, в общем, они не представляют.

М.МАЙЕРС: «Как, Настя! Разве ты можешь себе это позволить»?

А.КОЧЕТКОВА: Был такой момент, но это просто люди, которые+ Мне кто-то свыше подарил вот такое счастье: я знаю, что такое любовь, у меня есть муж, который меня любит, которого я обожаю, и дочь. Нам подарил Бог дочь. И я счастлива, и с этим уже не должно ничего мешать. Просто я должна работать для того, чтобы все-таки у нее была интересная мама, чтобы ей было интересно со мной общаться. Из-за этого я хожу на работу, общаюсь с людьми и из-за этого ухожу из дома.

Но я бы не уходила из дома, если бы я не была уверена, что она растет в каком-то одиночестве, одна. Конечно, тогда бы я бросила всю работу. Но у меня есть родители живые и здоровые. У меня есть бабушки, прабабушки, няни. Мой ребенок растет в хорошей обстановке, и это самое главное. Мать должна быть постоянно рядом с ребенком, но все-таки я провожу то время, которое, в общем-то+ Конечно, это не 100 процентов, сколько нужно проводить, но этого хватает пока. Пока этого хватает.

М.МАЙЕРС: Нужно ли? Это вопрос Лене, наверное.

Е.НОВОСЁЛОВА: Вообще, несколько проблем, — вопросов, проблем. Чего-то ко мне сегодня это слово прицепилось, я его терпеть не могу.

М.МАЙЕРС: Прошу прощения. Можно я Вас перебью, и сейчас устрою такую историю: сейчас мы проголосуем. У нас тут есть такая система для голосования. И вопрос ставлю очень просто: как вы считаете, ощущение родителей — достаточно ли вы сегодня, лично вы проводите времени со своим ребенком? Достаточно ли времени вы проводите сегодня со своим ребенком?

Если достаточно, — просто вот ваше ощущение, — 660-01-13; если недостаточно и надо больше, — 660-01-14.

Сейчас посмотрим, что люди скажут.

Е.НОВОСЕЛОВА: У нас возник еще один вопрос для обсуждения после Вашего вопроса.

Посмотрите, на мой взгляд, что получается: здесь вот у нас в ходе разговора два аспекта возникло сразу же.

Первый аспект — это позволить себе ребенка, потому что на самом деле рождение ребенка в первый год, даже до трех лет, наверное, это, в общем-то, плюс ко всему, очень большая и затратная часть. Да, если говорить, — это не цинично, это жизнь, это нормально совершенно. Поэтому что значит «позволить себе ребенка»? — это все равно пара взвешивает: время, возможности финансовые, место проживания, есть ли у них, хотя бы место, куда поставить эту детскую кроватку.

На самом деле, именно проблем возникает очень много. И каждый для себя разумный человек взвешивает, насколько он это в данной своей ситуации потянет.

Второй вопрос — вот это тот, который тоже Настя озвучила, когда она сказала: «Достаточно ли нужно», — вот эти слова начинают звучать. Вы чувствуете? Как только мы начинаем говорить о маме и ребенке, или о родителях и о ребенке, тут же у нас возникают слова-гипнотизеры, вот эти слова, это слова-гипнотизеры. Нужно кому? — Если это нужно моему ребенку, я сделаю, как, собственно говоря, Настя и сказала. А просто «нужно» — это непонятно. Или «должно», или еще какие-то слова. Вот, опять-таки, это каждый решает для себя. Поэтому сформулированный вопрос для голосования, на мой взгляд, очень корректен: по вашим ощущениям.

Но здесь к нашим ощущениям примешивается бесконечное чувство вины, которое создает вокруг нас социум.

А.КОЧЕТКОВА: Ну, есть, конечно, то, что скучаю. Но это лично мое отношение, потому что я вот потискаться. Что мне главное? — Чтобы она была здорова, правильно питалась, развивалась. Игры, все чтобы — массажи, все. Вот на данный момент, на этот возраст, мне главное, чтобы вокруг нее ходили люди, которые улыбались бы, разные эмоции, и ругались, и чтобы ребенок привыкал — и громкая музыка, и тихая играла, то есть, у меня это все есть. У меня есть возможность, у меня есть люди, которые мне помогают, поэтому, если так вот смотреть действительно со стороны, мне ее не хватает. То есть, я себя постоянно виню, что меня нет рядом с ней. Но, если так посмотреть со стороны, ей, в общем-то, даже, если я нахожусь дома, у нас столько народу всегда сидит вот рядом с ней, что я мало места занимаю. Поэтому мне повезло. Мне вот честно повезло — мне просто все дал Бог для того, чтобы у меня и возможности есть, и родители, и няня, и друзья, и вот мой ребенок растет вот таким счастливым, хорошим, нормальным человеком.

М.МАЙЕРС: Маме там места оставьте чуть-чуть, люди, оставьте хотя бы щелочку!

Е.НОВОСЕЛОВА: По моей статистике, рабочей статистике, она, конечно, не является такой объективной, вот по моей статистике, 90 процентов мам страдают чувством вины оттого, что они недостаточно внимания оказывают своим детям. Насколько это реально, количество времени, и какое оно может быть во взаимоотношениях ребенка и матери, никому непонятно. Но чувство, тем не менее, живо, живет и процветает. И на этом чувстве, к сожалению, это самое, наверное, одно из самых негативных чувств, которое вообще человек может испытывать, это чувство вины, оно отравляет жизнь. И вместо того, когда встречаешься с ребенком, которого не видел целый день, вместо просто вот радости и любви достаточно одного слова — родственников ли, или со стороны услышано: «Ах, ты такая мать», да? И тут же начинается внутри вот это вот такое неприятное ощущение, что я не додала, я не доделала, и идет перехлест. Идет перехлест эмоциональный, и здесь, если вдруг вклинивается папа со своими проблемами, то папа начинает мешать, потому что «я сейчас должна», вот должна, а не потому, что я хочу.

М.МАЙЕРС: А папа голодный.

Е.НОВОСЕЛОВА: Да, а здесь вот еще папа голодный крутится, и я должна вот сейчас именно это делать, потому что у меня есть чувство вины.

Значительно лучше, даже когда мы в лексике, может быть, наши милые дамы обратят на это внимание, когда мы будем заменять слово, ну, например, в таком предложении, что я должна вырастить своего ребенка здоровым, или я должна ему дать хорошее образование и воспитание, заменить его просто внутри себя, во внутреннем диалоге с самим собой на «хочу». Я хочу дать своему ребенку здоровье, я хочу дать ему хорошее образование. И сразу меняется картинка, потому что долг — это очень тяжелое чувство. Любовь лучше!

М.МАЙЕРС: Светлана Ивановна пишет: «Вы думаете, мама, бабушка, массаж, уход — это может компенсировать материнскую любовь? Мне кажется, чем меньше ребенок, тем меньше ему ее нужно. Потом вы не сможете возместить ее в другом возрасте. Время будет потеряно — не будет контакта с дочерью». И так далее.

А.КОЧЕТКОВА: Я же не оставляю ее на месяц, я каждый день ее вижу.

М.МАЙЕРС: А как у вас действительно налаживается контакт? Как Вы ее чувствуете?

А.КОЧЕТКОВА: Ну, она знает, она уже знает, кто мама, а кто няня. Правда, месяц назад было, что она потянулась к няне, потому что я четыре дня практически, ну, вот так вот мало видела. Я расплакалась: конечно же, это было для меня тяжело, но вот сейчас опять — я посидела с ней неделю, я думаю, что няню она не узнает.

Я пою ей песни, я ее обнимаю, я ее держу как-то близко к себе, когда я с ней нахожусь вместе. Какой-то свой характер пытаюсь ей передать, то есть, сама немножко, как подросток. Поэтому я считаю, мне тяжело это говорить, но все-таки я скажу, что все-таки да, может быть, я немного времени с ней, вот не круглосуточно с ней нахожусь, но она уже знает: она растет в любви. Нет ни одного негативного персонажа. Я считаю, что если человек вырос в любви, плюс к тому, что мама все-таки не совсем так уж и не видит ее, я считаю, что мы все хотим, и все так будет. И будет мой ребенок самым хорошим.

Не хочу сказать, что вот моя дочка самая лучшая, самая красивая, самая умная, у меня просто хороший ребенок! Всё!

Е.НОВОСЕЛОВА: Замечательно!

М.МАЙЕРС: Это Настя Кочеткова. Прошу любить и жаловать! Это мама Анастасия Кочеткова.

Е.НОВОСЕЛОВА: Вот если можно, я бы хотела предложить рецепт для женщин, которые не могут видеть своего ребенка, например, в течение всего дня они работают, они заняты где-то. И они имеют возможность встретиться только вечером. Попробуйте положить своего маленького (мы говорим о маленьких детках сейчас), положить к себе на живот — живот к животу. И полежать хоть 10-15 минут, чтобы ребенок почувствовал биение вашего организма. Вот иногда таких вещей достаточно, чтобы не потерять не только связь с ребенком, а чтобы вот это вот чувство любви, соединенности, продолжалось очень долго.

М.МАЙЕРС: А с папой такие проходят фишки?

Е.НОВОСЕЛОВА: Нет, это мамина прерогатива.

А.КОЧЕТКОВА: А мы иногда спим вместе с ней. То есть, мы ее берем из кроватки, кладем к себе и я с ней в обнимку прямо засыпаю.

М.МАЙЕРС: Специалисты говорят, что до определенного возраста ребенку лучше действительно спать в кровати с родителями.

Е.НОВОСЕЛОВА: Дело в том, что сердцебиение мамы, сердцебиение ее организма это то, то есть, это сам биоритм организма, это, к чему ребенок привык. Это для него зона безопасности — абсолютного комфорта, абсолютной любви.

М.МАЙЕРС: Но здесь с папой, конечно, не получится.

Е.НОВОСЕЛОВА: Да, с папой там не получится никак! Побыв в такой зоне абсолютной любви, зарядившись как бы от этой зоны, это не слова, это не игрушки, это не песни, это не какие-то другие вещи, а вот то, что на бессознательном уровне происходит при телесном контакте. И у ребенка сразу, если он даже был как-то взвинчен, или нервничал, или еще что-то, все это моментально проходит. Мамы это очень хорошо знают. Просто этим нужно пользоваться чаще. Это несет в себе счастье, это несет в себе какой-то очень большой позитив.

М.МАЙЕРС: Вот Наталья из Москвы вспоминает доктора Спока, который пишет, что долгое отсутствие матери необратимо, несмотря на огромное количество любящих родственников. Лена, это Вам, наверное, стоит прокомментировать.

Е.НОВОСЕЛОВА: Да, но мы не должны забывать, что доктор Спок тоже принадлежит определенной своей эпохе, когда ритмы жизни, в общем-то, несколько отличались от современных ритмов жизни. И в нынешних условиях очень многие его рецепты, безусловно, хорошие 20-25 лет назад, сейчас они немножечко становятся спорными и не настолько безоговорочными. Есть его какие-то предложения, его рецепты, которые можно использовать безоговорочно. А есть некоторые вещи, которые время уже корректирует. И наблюдение за маленькими детишками и мамами вот современные, сейчас, сегодня, они почти очень мало связаны. У нас ретро стало 20, 25 лет. Да? Это уже эпоха Ретро того подхода к детям. Поэтому нет здесь никакой ни неотвратимости, на мой взгляд,

ни каких-то трагедий, если мама вынуждена работать. Пугаться этого не нужно. Но мы еще не должны забывать, что маме должно быть комфортно.

М.МАЙЕРС: Вы знаете, Лена, сегодня было в новостях, и мы это в утреннем «Развороте» обсуждали, очередная мера демографическая, по улучшению демографической ситуации в России. Было высказано предложение платить зарплату домохозяйкам. Причем, платить ее, якобы, должно государство.

Смысл в том, что женщина сидит, она выбирает: она не может работать, как Анастасия Кочеткова, она не может себе позволить выйти на работу, потому что, может быть, у нее не одна дочь, а двое, трое детей, действительно нет возможности нанять няню. Нет бабушек, нет дедушек рядом. И вот такое предположение высказано, что надо платить зарплату, начислять трудовой стаж, оплачивать больничные листы. И так далее, и так далее.

Е.НОВОСЕЛОВА: Очень часто предложения нашего государства ставят в какое-то тупиковое состояние.

М.МАЙЕРС: Просто примите к сведению.

Е.НОВОСЕЛОВА: Да, я могу это принять к сведению, но я думаю, что Вы, разговаривая об этом, здесь проблема не в том, что+

Да! Для многих людей это проблема денежная, безусловно, проблема обеспечения семьи. Но если мы немножечко вот сейчас отойдем в сторону, допустим, семья может позволить себе иметь ребенка в финансовом плане — эти деньги не являются решающими, то очень важно думать о том, чтобы маме было комфортно, чтобы мама не превратилась в неврастеника, в невротическую личность, которая всем все должна и не может шагу ступить из дома. Что такое маленький ребенок, все хорошо знают.

М.МАЙЕРС: Но я, глядя на Настю, не могу сказать, что она неврастеник.

Е.НОВОСЕЛОВА: Конечно. Потому что она удовлетворена еще и своей работой.

М.МАЙЕРС: Дорогие друзья! Это программа «Мамочки-мамаши». У нас в гостях певица, актриса Анастасия Кочеткова и психолог Елена Новоселова. Мы продолжим после выпуска новостей, а также мини-новостей.

РОДДОМ З ОТ ПЯТНИЦЫ ДО ПЯТНИЦЫ

На этой неделе в подшефном роддоме «Эха Москвы» появилось на свет ровно сто малышей: 47 мальчиков и 53 девочки. От души поздравляем счастливых родителей!

Самый маленький малыш на этой неделе весил 2 килограмма 150 граммов и был ростом 46 сантиметров.

Самый большой — 4 килограмма 250 граммов и ростом 55 сантиметров.

Самой возрастной маме было 42 года, самой молодой — 18.

ХАМОВНИЧЕСКИЙ ЗАГС

ОТ ПЯТНИЦЫ ДО ПЯТНИЦЫ

В нашем подшефном Загсе на этой неделе были зарегистрированы 45 маленьких москвичей: 24 девочки и 21 мальчик.

Самое популярное женское имя на этой неделе Мария. Так назвали сразу четырех девочек. Также появились две Елизаветы, две Алины, две Софьи.

Кроме того, в Москве стало больше на одну Ксению, Злату, Валерию, Анну, Аглаю, Нину, Ульяну, Евгению, Иванну, Ирину, Антонину, Арину, Викторию и Василису.

Самым популярным мужским именем на этой неделе стал Александр. Так назвали двух мальчиков.

Кроме того, в Москве стало больше на одного Юрия, Сергея, Никиту, Куета, Егора, Николу, Ивана, Кирилла, Артема, Глеба, Халига, Эджема, Игала, Андрея, Тимура, Беркаля, Алия, Родиона.

М.МАЙЕРС: На вопрос: «А вы пробовали»? сейчас будут отвечать наши радиослушатели. 783-90-25 и 783-90-26, телефоны прямого эфира. «Как вы успеваете, или не успеваете общаться со своим маленьким ребенком? Я еще раз подчеркиваю, что «Мамочки-мамаши» — это передача для молодых родителей, или молодых бабушек, молодых дедушек. Мы говорим именно о детях, условно говоря, до трех, до четырех лет.

Хватает ли у вас времени? Вы сделали выбор своего времени в пользу работы, выбор в пользу материнства. Вот эта вилка существует.

Правда это?

Настя действительно, она 25 раз повторила, что ей повезло, спасибо Господу Богу, потому что это действительно так. Потому что, если вам удалось избежать вот этой буквы «Y» из английского алфавита, то вам действительно очень сильно повезло.

Я еще раз напоминаю, что у нас в гостях Анастасия Кочеткова, актриса и певица, и Елена Новоселова, психолог. Мы говорим о молодых преуспевающих родителях, которым не хватает времени на общение со своими детьми.

И мне хотелось бы вот какой вопрос задать: Настя, съёмки, концерты, клипы, фильмы, у Вас есть опыт того, что Вы берете, или брали свою дочь?

А.КОЧЕТКОВА: Один раз мы ходили в ресторан. А вот второй раз, это было недавно, я брала, так повезло, что происходило событие в Яхроме, были соревнования, звезды участвовали в соревнованиях на горных лыжах.

М.МАЙЕРС: А Вы катаетесь?

А.КОЧЕТКОВА: Я катаюсь. Я второе место заняла, мне доли секунды не хватило до первого. Но неважно, просто там был целый день, нужно было участвовать. И там были звезды, то есть, мне нужно было там быть.

И я решила: раз воздух, и я взяла с собой Марусю, с бабушкой, с дедушкой. Отлично!

М.МАЙЕРС: А! У Вас еще была группа поддержки.

А.КОЧЕТКОВА: Группа поддержки, конечно. И самым главным был участником Маруся. Вот. Отлично она провела на воздухе время, и так она не капризничала. И как только я спускалась со спуска, я летела к ней, и она уже спала. Ну,

отлично мы съездили, без всяких+

М.МАЙЕРС: Ну, то есть, это вариант такой, что

просто-напросто в удовольствие, да? А когда приходится брать ребенка — вот не с кем оставить и приходится брать с собой на работу, на концерт, сколько это? Закулисные дети, — так их называют?

Е.НОВОСЕЛОВА: Закулисные дети, да. Есть такое выражение.

Но вы знаете, вообще эта проблема мне кажется тоже несколько утрирована. Вот что может быть ближе для матери, чем собственное дитя? Вот обнять дитя, и, если работа позволяет, то можно пойти в обнимку с дитей.

Чего не пойти-то, если позволяет работа?

Я видела неоднократно такие сцены, они удивительные, меня это, как человека российского, где немножко другое отношение к детям, чем, допустим, в европейских странах, или в Америке, к маленьким деткам. Меня это каждый раз

потрясало. Совсем недавно я видела такую картинку: дождь, горы — дело в Альпах происходило, мы ехали в машине. И мимо нас проехала семья на велосипедах. И у папы на груди, в этом вот кармане таком — кенгурушке, сидел, ну, я думаю, трехмесячный ребенок. Они пересекали Альпы на велосипеде с палаткой. Вот, да. От этого наши мамы падают в обморок.

Я помню еще в мою бытность работы в Госконцерте к нам приезжала, не помню уже, какая-то группа, для выступления в России. И у них было с собой очень много детей. То есть, у них там было детишек человек шесть. И я помню, как эти детишки, сошедшие в Шереметьево-2, тут же были журналисты, родители были заняты первыми интервью, и эти детишки расползлись, потому что они все были очень маленькими и не умели ходить, они поползли по вот этому нашему полу в Шереметьево-2, не самому чистому, я так предполагаю.

М.МАЙЕРС: Помните этот мультик, где папа осьминожек пытается мыть, а они у него расползаются. Он их там стирает, потом прищепками вешает сушиться.

Е.НОВОСЕЛОВА: Сцена закончилась тем, что женщины, работающие в ресторане, в баре, — все то, что при выходе из Шереметьево, выскочили со своих рабочих мест и стали быстро отдирать этих детей от пола, и тащить их мыть руки. И говорить: «Что же вы делаете? Дети же ведь, маленькие, они к урнам ползут, еще куда-то». На что у родителей было абсолютно спокойное отношение.

И, мало того, как выяснилось, мы заинтересовались вопросом и спросили: как же вы так можете? А они говорят: у нас дети практически вообще не болеют. Они адаптированы к этому, они не болеют. Это нормально. Нет такого состояния. То ли у них сама атмосфера спокойная: они знают, что ребенок один не останется. На самом деле, у них в обществе один ребенок на улице не остается: обязательно спросят, где твои родители? Все равно, кто-то обратит на это внимание. Что не всегда случается, к сожалению, у нас.

Но, с другой стороны, это настолько для них естественно, что ребенок рядом, так же, как и цирковые дети растут. Это же вообще «жизнь на колесах». А куда его девать? Какие бабушки? Какие няни у цирковых артистов? Они вот так рожают во время гастролей, и так за собой и возят. И надо посмотреть, как эти дети, увидели хотя бы раз, как эти дети всех разных возрастов — от мала до подросткового возраста играют за кулисами. Они выбирают лидера, и они самостоятельны. И потом вырастают очень самостоятельные люди, как правило.

М.МАЙЕРС: Настя, а вот в Вашем сегодняшнем окружении это принято, вот такие формы? Но у Вас действительно там целая армия помощников. А вообще в артистической среде сегодня?

А.КОЧЕТКОВА: Ну пока еще из моих знакомых никто еще не женился и не вышел замуж.

М.МАЙЕРС: А почему? Эти люди ваши ровесники, или старше вас?

А.КОЧЕТКОВА: Нет, все меня старше, но как-то они пока +

Но я вам одно скажу, что Маруся сейчас пока, ну просто действительно, например, зима была, грипп везде был. Ну куда я ее понесу? Потом, вот она чуть-чуть подрастет, конечно же, мы будем с ней везде вместе ходить, и мне главное нравится, что я хочу ей дать большой выбор и все хочу ей показать. То есть, она побудет и на моей работе много раз, и у Резо на съемочной площадке, и у моей мамы на работе, она работает архитектором; и у папы на работе. То есть, я хочу, чтобы она не была домашним человеком, но и в то же время не уличной. Просто открыть перед ней везде двери. Но утыкаться в то, чтобы она должна заниматься, она должна знать дом, она не должна постоянно быть на работе. То есть, как цыгане с собой возят своих детей. Она должна учиться, должна как-то развиваться. Я просто себе не представляю — в гримерке чтобы мой ребенок сидел, то есть, это еще нужно доехать, долететь. А когда он будет с игрушками, с книжками ездить? — Я себе этого не представляю, и, наверное такого никогда не будет.

М.МАЙЕРС: Дай Бог! А вот вы сказали: Резо. Резо — это Ваш муж? Это я просто поясняю нашим слушателям, чтобы было понятно.

А как сегодня у папы отношения с дочерью складываются? Молодые преуспевающие родители — это же не только мама, которая все равно, ну привязана, ну хотя бы тем, что она кормит, дай Бог, чтобы она была привязана. А папа?

А.КОЧЕТКОВА: Папа, когда видит Марусю+

М.МАЙЕРС: Нет, счастье — все там! Да?

А.КОЧЕТКОВА: Ну, сейчас он уехал в экспедицию, и наверное будет там до сентября — новый фильм с Фёдором снимают.

М.МАЙЕРС: Фёдор — это Бондарчук. Я говорю в эфир, чтобы было понятно.

А.КОЧЕТКОВА: Но мы собираем все наши вещи и едем в Крым. Снимаем дом, и вот летом уже, когда я закончу свои поступления в институт, мы будем жить месяц-два наверное вместе с Резо.

М.МАЙЕРС: Соответственно, потом придете, расскажете, как вам «жизнь на колесах». Цыганская жизнь, та, про которую мы только что говорили.

Лена, в чем сложность именно папы в налаживании отношений с маленьким ребенком? Папа, который должен пахать на трех работах?

Е.НОВОСЕЛОВА: Здесь вот проблем, мне кажется, больше, потому что, во-первых, папа больше занят, потому что он, как правило, больше работает, у него просто физически времени меньше. Когда он приходит, ребенок уже спит, когда он уходит, ребенок еще спит. И вообще папина роль, она, конечно же, с самого начала, но она усиливается в тот момент, когда ребенок уже начинает ходить.

М.МАЙЕРС: Вы знаете, извините, старая дурацкая шутка: с ребенком не наладишь общий язык, пока вместе не покуришь на кухне, или в подъезде. И так тоже бывает.

Е.НОВОСЕЛОВА: Это действительно так. Ведь не зря же мы говорим о материнском инстинкте и отцовских чувствах. Чтобы чувства сформировались, должно пройти некоторое время. И больше всего в первый период времени ребенок больше реагирует: он, конечно, знает папу, он, конечно, любит папу, он, конечно, чувствует папу. Я не хочу быть неправильно понятой. Но первая скрипка, потому что это кормление и прочее, все равно — это мама.

М.МАЙЕРС: Ну, хорошо. Полтора года, год.

Е.НОВОСЕЛОВА: А в полтора года уже папа выступает в роли человека, потому что до года практически ребенку ничего не запрещают. Еще нет закона семейного, семейной жизни какой-то: вот это можно, а вот это нельзя. Чуть-чуть запрещают только в целях его безопасности.

А закладывается уже некое мировоззрение, ну где-то с девяти — десяти месяцев, уже действительно закладываются мировоззренческие вещи. Вот тут выступает фигура отца. Потому что если мы проведем вертикаль, то отец — закон и Бог — это все одна, единая вертикаль. И ребенок, который слышит дисциплину отца, отец — это дисциплинирующая часть в семье. Отец, который задает направление, движение всех. И вот, если он свою роль выполняет, то и безоговорочное согласие матери по поводу этой его роли, центральной. Центральной, — понимаете, о чем я говорю? — задача направления всего уклада жизни, взаимоотношений внутри семьи. Он говорит, что можно, что нельзя.

М.МАЙЕРС: Настя, это так?

А.КОЧЕТКОВА: Я сейчас думаю действительно про папу. Меня папа вообще в первый раз увидел, когда мне было три месяца, он вернулся из командировки.

Я честно вам скажу, чтобы мой папа, честно — он очень часто отсутствовал, был на работе. Но мне очень даже хватило его любви, его советов, я его очень люблю, и он не много времени со мной проводил, но его поддержку я всегда, вот каких-то может два раза в месяц, мы с ним не часто разговаривали, но если мы разговаривали, то те вещи, которые он говорил, я всегда как-то так воспринимала и действовала по его планам.

М.МАЙЕРС: А что касается, прошу прощения, сегодняшнего нового папы в отношениях с Вашей дочерью?

А.КОЧЕТКОВА: Моего мужа?

М.МАЙЕРС: Да, да, конечно. Молодого папы — Резо.

А.КОЧЕТКОВА: Ну, он даже не знает никаких вот этих вот женских проблем: какой супчик нам сегодня придется готовить? — Из кролика, или индюшки, то есть, он может прийти, с ней посидеть, и там рассказать что-нибудь, поставить музыку. Максимум, что он может, ее как-то согреть, чтобы она чувствовала действительно сердцебиение. Вот потом уже, да он будет играть свою роль. Вот сейчас у него есть время. На самом деле, мы сейчас с Резо, в общем-то, делаем из себя личности. В общем-то, мы еще не сформировавшиеся личности.

Мы хотим, чтобы, когда Марусе будет лет пять, ей было бы уже интересно с нами общаться, и мы бы ей могли что-то рассказать умное. Как раз, когда ей нужно будет. Вот сейчас самое главное, чтобы Маруся чувствовала тепло мое, всех окружающих родственников, друзей и просто выросла — вот мы сейчас уезжаем на дачу, — на здоровом воздухе, с здоровым питанием. Но сейчас, в данный момент, это самое главное. Потом уже это другой разговор.

М.МАЙЕРС: Но вот удивительно то, что вот многие рассуждают точно так же, только рожать не решаются. Рожайте, рожайте, ведь не решаются рожать: да, я делаю свое становление профессиональное, как личности, вот у меня муж ненамного меня старше, его профессиональное становление. Да, для мужчин это очень важно, притом, что нам надо что-то есть.

Е.НОВОСЕЛОВА: И для женщины очень важно. И потом мы имеем несчастную женщину с ощущением того, что она не состоялась. И она начинает обвинять своих детей, что они ей не дали этого сделать. Хотя этого не сделала она сама.

М.МАЙЕРС: Да, но Настя Кочеткова решилась рожать! В 18 лет дочка родилась, да?

А.КОЧЕТКОВА: Только-только стукнуло, через шесть дней.

М.МАЙЕРС: Только стукнуло, а другие не решаются. Вот, собственно. Вот он выбор, вот она проблема.

А.КОЧЕТКОВА: Разные возможности бывают. Я думаю, что если бы я жила в каких-то других возможностях, я думаю, что все равно бы я справилась, потому что бросать своего ребенка нельзя. И в то же время нужно для него, в общем-то, я не только для себя сейчас развиваюсь, но и для нее.

Я вам скажу: не бойтесь. Например, сегодня я спала три часа. У меня нормальное совершенно состояние, и радостное, и хорошее настроение. Поэтому ничего не надо бояться, и даже если у вас самая плохая ситуация, никогда не нужно отказываться от ребенка, потому что это подарок, а подарки всегда нужно ценить.

М.МАЙЕРС: И потом вы знаете, мне кажется, что еще в этом возрасте сил много, правда?

И потом сил много, в тридцать труднее будет.

Е.НОВОСЕЛОВА: И страхов меньше. Потому что молодые родители как-то спокойнее относятся к каким-то бытовым неурядицам, к каким-то неустройствам. Потом это значительно сложнее.

Еще я хочу сказать о роли отца. Вот если наших женщин-слушательниц беспокоит, что, например, только одна мама больше уделяет внимания, а папа пока где-то зарабатывает деньги, или там работает, или просто отсутствует, или футбол смотрит, — очень важно, чтобы образ отца, иногда даже не сам отец, а образ отца. Спросить у своих мам, или своих бабушек, что делали, если, допустим, человек не вернулся с войны, или еще какая-то трагическая ситуация, когда уже нельзя было заменить никем — вешали большую фотографию на стену и говорили: он знает, он сказал, чтобы ты делал так. И для ребенка это был закон. И папа практически, он не чувствовал себя лишенным этой самой отеческой опеки.

Очень важно, чтобы мама при отсутствии папы, или временном отсутствии папы создавала образ вот этого сильного закона, вокруг которого вся семья, собственно говоря, и вокруг него и крутится. Он не пуп земли, как у нас принято говорить, но, тем не менее, это на самом деле очень важна отцовская роль.

Здесь, на мой взгляд, нельзя терять вот это направление. И это уже задача женщины. Во-первых, не бояться и думать о себе, обязательно — о себе — любимой, что твоя карьера должна состояться при рождении ребенка тоже. Этого никто ничего не отменяет. Это дает вдохновение, это дает другой, может быть, взгляд на жизнь.

А, как правило, в общем-то, вот эта наша дилемма, о которой мы сегодня говорим, она пугающая, потому что кто-то когда-то сказал: «или ребенок, или карьера». И вот с этой

точки-то все и началось. Хотя реально в жизни можно выкрутиться абсолютно из любой ситуации, не теряя собственного направления.

А.КОЧЕТКОВА: Тяжело.

Е.НОВОСЕЛОВА: А кто сказал, что будет легко? Кто сказал, что в дороге будут кормить?

Тяжело, тяжело! А вы мне скажите, пожалуйста, хотя бы одна удавшаяся, состоявшаяся личность спала меньше в молодом возрасте? Спала по 12 часов?

М.МАЙЕРС: Спала ли больше?

Е.НОВОСЕЛОВА: Всё требует усилий.

А.КОЧЕТКОВА: Кстати, насчет папы. Первое слово было папа у нас. Я иногда, когда с ней сижу, мы или кушаем, или играем в игрушки, я всегда — вот папа там вот, показываю фотографии. Он звонит, она слушает голос.

М.МАЙЕРС: А папа слышал, или в тот момент тоже снимал кино?

А.КОЧЕТКОВА: Если она «аааа» сделает, он все слышит по громкой связи.

М.МАЙЕРС: 783-90-25, 783-90-26 — две линии телефона: «Я достаточно провожу времени со своим ребенком. У меня есть работа, у меня есть ребенок. Я все успеваю». Это для оптимистов по жизни. 783-90-25, 783-90-26.

Да, это проблема. Давайте о проблеме поговорим. У нас остается где-то 8 минут. Я надеюсь, что пару-тройку звонков мы успеем принять. Девушки, надевайте наушники, сейчас будем слушать наш телефон.

Я СМС прочитаю: «В Германии, например, дети всегда ползают по полу, на улице, в помещении — везде. Родители совершенно спокойно к этому относятся, и дети совершенно не болеют». Замечательно!

Добрый день, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте!

М.МАЙЕРС: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Лида.

М.МАЙЕРС: Вы позвонили по проблемному телефону.

ЛИДА: Да, да, да. Это проблемный телефон. И для меня вот, например, это проблема. Потому что у меня двое детей. Одному сейчас, последнему, — сейчас 4 месяца с половиной. Я пою и пытаюсь сделать певческую карьеру. Это академическое пение. Но вы знаете, это очень большая проблема с двумя детьми.

М.МАЙЕРС: А как Вы решились на второго? У Вас была вот эта вот «вилка» — в эту сторону, или вот в эту сторону? — Ребенок, или карьера?

ЛИДА: Да, конечно. Это было такое серьезное решение, тем более что вопрос решался о стипендии в Германии, но было очень трудно решиться. Мы решились на него, но сейчас трудно, очень трудно.

М.МАЙЕРС: А что посоветуете тем женщинам, которые сейчас Вас слышат, и, может быть, сейчас оказываются вот в этой точке выбора?

ЛИДА: Знаете, поддерживать в первую очередь мужа. Муж — это опора. Вот без него ничего бы не было. Вот честное слово! Клянусь. Мой любимый муж меня поддерживал, а теперь мне его надо поддерживать, чтобы он мне дал возможность реализоваться. Потому что чаще всего оказывается он с детьми.

М.МАЙЕРС: А! Пока Вы поете, Ваш муж сидит с двумя детьми?

ЛИДА: Да, да.

М.МАЙЕРС: Героический мужчина, можно только поаплодировать.

Е.НОВОСЕЛОВА: Надо только принять то, что все равно в жизни есть пара, которая решилась иметь ребенка. И если есть между людьми искренние отношения, то это устроится, так, или иначе. Из любой ситуации и есть выход.

Да, Лида, трудно, зато насыщенно, зато все не зря.

Зато есть стимулы, цель, есть любовь — это важнее того, чтобы сейчас получить что-то сразу.

М.МАЙЕРС: 783-90-25, 783-90-26. Давайте еще раз проблемный телефон послушаем. Если у вас хорошо все, дай вам Бог, как говорится.

А, нет у нас звонка. Давайте тогда оптимистов по жизни.

Добрый день, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: «Эхо Москвы»?

М.МАЙЕРС: Да, совершенно верно. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Елена.

М.МАЙЕРС: Елена, как Вам удается все успевать, все совмещать, детей рожать, работу работать, мужа кормить и пеленки стирать?

ЕЛЕНА: Вы знаете, пеленки закончились год и семь месяцев назад. И, собственно говоря, мой вопрос был, конечно, психологу адресован. Мы сейчас катаемся — месяц здесь, два месяца — у бабушки с дедушкой — мы в разных городах живем. А до этого я — мама-одиночка и до девяти с половиной месяцев со всем справлялась одна.

У меня вопрос такой: именно с образом папы, как воспитывать ребенка, потому что мы сейчас это слово вообще не произносим? Не знаю, папа как-то так от нас отказался. И я вынуждена была выйти на работу раньше времени. И,

в общем-то, исходя из того, что надо работать, нужно как-то зарабатывать для того, чтобы потом как-то содержать ребенка. Вот проблема в этом состоит.

Е.НОВОСЕЛОВА: А скажите, пожалуйста, папа отказался, и в документах папы нет?

ЕЛЕНА: И в документах папы нет.

Е.НОВОСЕЛОВА: Ну, это вообще тема совершенно другого разговора.

ЕЛЕНА: Нет, я не об этом хотела поговорить, а именно хотела поговорить об образе папы. Как его создавать, этот образ? Прозвучало, что вот нужно вешать фотографию, нужно говорить о том, что папа — это закон.

А что делать в таком случае, когда папы нет вовсе?

Е.НОВОСЕЛОВА: Тогда становиться мамой и папой. Становиться мамой и папой, то есть, занимать ту нишу, которую мужчина занимает в доме, и таким образом все стрелки переводить на себя.

ЕЛЕНА: А на дедушку можно это повесить?

Е.НОВОСЕЛОВА: Можно.

ЕЛЕНА: Дедушка у нас далеко, в другом городе.

Е.НОВОСЕЛОВА: В принципе, мужская фигура, если есть дедушка, она заменима дедушкой.

ЕЛЕНА: Ну, как фотография на стене, дедушку можно использовать?

Е.НОВОСЕЛОВА: Можно. Ничего страшного нет в этом, и это не значит, что Ваш ребенок вырастет в каком-то плане обделенным этим всем. Все будет зависеть от того, насколько Вы будете оптимистично к этому относиться, не делать из этого трагедию.

ЕЛЕНА: Нет, нет, нет. Никакой.

Е.НОВОСЕЛОВА: Слава Богу, жив дедушка, дай Бог ему здоровья! Поэтому дедушка как мужская фигура, и Вы как центр Вселенной для ребенка.

ЕЛЕНА: Спасибо!

Е.НОВОСЕЛОВА: Спасибо Вам.

М.МАЙЕРС: А вот эта схема, когда два месяца там, два месяца сям? Ну вот, если обстоятельства так складываются?

Е.НОВОСЕЛОВА: Ничего страшного.

Да не надо ничего пугаться, не надо делать из всего трагедию.

М.МАЙЕРС: Жизнь прекрасна!

Вот Наташа пишет: «Я родила двух девочек без мужа. Работаю, дома никаких проблем. Счастлива». Если Вы счастливы — это Ваше ощущение. Если никаких проблем — не верою, Наташа! Не верю!

Е.НОВОСЕЛОВА: Вот, Маша, что значит «никаких проблем»? Вот есть проблема, а есть способ ее решения. Вот, если человек способен не создавать проблемы, а их решать, — это одна жизненная позиция. А если он во всем видит только сплошную проблему, — это другая жизненная ситуация. Проблемы есть у всех.

М.МАЙЕРС: Сейчас я опять пропищу своим голосом: Ну тяжело же, трудно!

Е.НОВОСЕЛОВА: Нет ни одного человека, независимо ни от финансового достатка, ни от чего, чтобы не было вообще проблем.

М.МАЙЕРС: Еще один проблемный телефон, проблемный звонок. Добрый день, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Извините, а дедушке можно слово сказать?

М.МАЙЕРС: Здравствуйте. Можно, только скажите, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Анатолий Григорьевич.

АНАТОЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ: Значит, я вот что хочу сказать, милые дамы. Я слушаю вашу передачу и никак не могу понять, что за проблема? Так как я дедушка, вы понимаете, когда я воспитывал свою дочку и своего внука. И не было проблем. У меня жена работала. Мы, правда, не люди артистического, так сказать, клана. Мы инженеры оба. Я уезжал в командировки, меня месяцами не было дома. Она работала. Она в восемь утра отводила дочку сначала в ясли, потом — в сад, потом — на работу, потом — в магазин, потом готовила. И никаких проблем не было. Что значит, не хватало времени на детей?

Извините, но не могу я этого понять. Может быть, я совсем уже?

Е.НОВОСЕЛОВА: Я с Вами совершенно согласна. Нет такого понятия. Либо есть семья, в которой все друг друга любят — на расстоянии ли это, или это около семейного очага, около стола в кухне. — Неважно, главное, чтобы была вот эта атмосфера.

М.МАЙЕРС: Да, правильно, итальянской семьи. А вот как с дедушкой сегодня? — Больше Вы с детьми, Вы с супругой?

АНАТОЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ: Нет, у меня, к сожалению, уже нет супруги. Внуку уже 25, я жду уже правнуков. Понимаете?

М.МАЙЕРС: И все на дедушкиной шее, или родители сами справляются?

АНАТОЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ: Нет, нет! У каждого своя шея. Я сейчас звоню вам с дачи. Я приехал, снег почистил. Молодежь — одна молодежь, средняя, работает в Москве. Внук мой тоже работает. Я жду правнуков. Я к чему? — Я не об этом. Я просто хочу сказать: ну не надо дамам, или кому-то надумывать проблемы — как выбирать — профессия, или ребенок?

М.МАЙЕРС: Спасибо большое! Святые слова, замечательные! Это финальный аккорд нашей передачи.

Мы благодарим наших гостей. Это: певица, актриса и мама Анастасия Кочеткова и психолог Елена Новоселова.

Сегодня мы говорили о молодых преуспевающих родителях, у которых — о, счастье! — нет проблем!

Спасибо!

Гости: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире