'Вопросы к интервью
М.МАЙЕРС: Добрый день, в эфире программа «Мамочки-мамаши» и мы вместе с нашими гостями будем искать ответ на вопрос, как наладить контакт с ребенком. Сегодня у нас в гостях ведущая телеканала «Домашний» Елена Ищеева. Здравствуйте, Лена

Е.ИЩЕЕВА: Добрый день.

М.МАЙЕРС: и Екатерина Жорняк, детский психолог, семейный психотерапевт, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов. Здравствуйте.

Е.ЖОРНЯК: Здравствуйте.

М.МАЙЕРС: Как наладить контакт с ребенком. Екатерина, у меня к вам первый вопрос. Профессионалы в чем видят основную сложность налаживания отношений между мамой и ребенком?

Е.ЖОРНЯК: Во-первых, не обязательно сужать это отношений между мамой и ребенком. Есть другие члены семьи, контакт с которыми для ребенка не менее важен. Во-вторых, в чем сложность? Сложности бывают самые разные. В основном, у родителей могут быть завышенные ожидания, какие-то представления развития ребенка, которыми он в силу своего возраста на самом деле не может соответствовать. Скажем, в 3 или 4 года он должен читать обязательно. Или когда ему что-то говорят сделать, а он это не делает – это проявление эгоизма.

М.МАЙЕРС: Катя, я смотрела Интернет, форумы, тысячи сообщении типа, у меня типично сложный ребенок, он не понимает, не хочет, делает не так, пытается дать мне сдачу, он агрессивен и т.д. Наверное, у специалистов есть типичная шкала типичных сложностей

Е.ИЩЕЕВА: Я бы так задала вопрос: Дети действительно стали более жестокими и непослушными или просто родители стали слабыми и не хотят ничего терпеть?

Е.ЖОРНЯК: С родителями и детьми все в порядке.

Е.ИЩЕЕВА: Слава Богу.

Е.ЖОРНЯК: Но есть несколько типичных ошибок в восприятии у родителей, которые могут порождать проблемы и ощущение сложности контакта. В результате рождать ответ со стороны ребенка в виде отстранения, когда нарушен двусторонний контакт нарушен.

М.МАЙЕРС: Лена, у вас есть ощущение сложности контакта?

Е.ИЩЕЕВА: Нет, у меня причина, что это ощущение меня преследует уже не первый год, хотя мне грех жаловаться, кто-то скажет — с жиру бесится – при огромной занятости контакт с сыном периодически уплывает, как золотая рыбка. Я вижу, не то, что я сыну неинтересна. Он со мной беседует не как с близким человеком. Потому что он знает, что часто в момент разговора с ним я думаю о своих профессиональных проблемах, постоянно вешу на телефоне, пытаюсь созвониться с тем, принять факс, что-то отправить. Он понимает, что мама даже дома работает. Если раньше он наблюдал, в какой-то момент я поняла – дверка захлопнулась. Он говорит, ну мам, ну занимайся своими делами, я буду жить самостоятельно. Он мне этого не сказал, но я увидела это в глазах.

М.МАЙЕРС: В каком возрасте?

Е.ИЩЕЕВА: В районе трех лет. Не было контакта в семье, ребенок существовал отдельно от нас, мы это внутренне почувствовали и обратили на это внимание. Он играет, все, но внутреннее ощущение – нет смысчки. Мы обратились к детскому психологу и, Слава Богу, это произошло вовремя. Она сказала: «Ребята, если вы не будете играть, уделять должного внимания сыну, дальше будет хуже». Мы встрепенулись. Это не покупка игрушек, это я должна тратить время, это должен быть сеанс хорошей любви, когда ты бросаешь все свои дела и ты отдаешься только своему ребенку. К сожалению, я не всегда могу себе это позволить, как и мой супруг. В тот момент мы успели развернуть ситуацию вспять, непросто было. Но Данила почувствовал, что мы стали им заниматься, мы стали проявлять неподдельный интерес. Он увидел, что мы забеспокоились, ответил нам взаимностью. Но дальше все повторилось опять. Переход на новое место работы, новый коллектив, опять проблемы. И я вижу, что между мной и отцом ребенок, скорее всего, выберет отца. Он ближе, добрее, я это знаю, меня это отчасти пугает. С другой стороны это правда. Так сложилось. Фил добрее, мягче, у них общие интересы. Я не люблю компьютер — и сидят играют часами, я не люблю автомобили – они гоняют часами, я не люблю играющие автоматы, где все гудит – у меня начинает болеть голова через 10 минут – они могут там находиться часами. Я становлюсь немного на отшибе.

М.МАЙЕРС: Играем в третий лишний?

Е.ИЩЕЕВА: Да. Сегодня пришла. Я сапожник без сапог, что самое смешное. На канале «Домашний» я сама даю советы, приглашаю специалистов, я в курсе проблем наших зрителей, но при этом за кадром остается, что у меня тоже есть вопросы, на которые я хочу получить ответы. Хочу спросить Катю, стоит ли мне обращать внимание на то, что меня что-то не устраивает? Может быть я сама себе придумала ситуацию? Отпустить, пусть будет контакт с отцом или в последствии доля меня это будет чревато?

Е.ЖОРНЯК: В любом случае, следует обращать внимание на то, что вызывает у вас самой ощущение психологического дискомфорта. Если для вас это проблема, значит она существует. В том, что вы рассказали, есть несколько проблем. Может быть, давайте их последовательно разберем. Некое изменение восприятия ребенка, про которое я начала говорить. Есть история про уделение внимания ребенку, как это делать, как налаживать контакт: то что посоветовал тогда психолог, то, что можно озвучить, как этот контакт наладить.

Е.ИЩЕЕВА: Думаю, что моя проблема для многих деловых родителей типична, мне так кажется.

Е.ЖОРНЯК: Третья история, усиленная в нашем контексте, это история про треугольник, про ощущение себя лишним, когда двое сближаются. Давайте последовательно начнем.

М.МАЙЕРС: С кого начнем? С какой темы? С Какого угла?

Е.ЖОРНЯК: Давайте сначала. С первого – про ошибки восприятия у родителей. В принципе, эта ошибка свойственна людям. Когда мы видим поведение другого человека – например, он ведет себя как жадный человек. Мы говорим: дай денег, а он не дает. Мы склонны приписывать ему какие-то качества, мы говорим: он жадный.

М.МАЙЕРС: У меня жадный ребенок.

Е.ЖОРНЯК: Например. Или если речь идет о детях, часто родители начинают волноваться, что дети эгоисты, когда им 2 -3 года.

Е.ИЩЕЕВА: Все себе-себе. Если он один в семье, он в априори уже эгоистичен, был бы брат и сестра – ситуация бы изменилась.

М.МАЙЕРС: Только к вам претензии.

Е.ИЩЕЕВА: Интересная история. Мы спросили не так давно: Данюша, хочешь брата или сестру? Он сказал: Я не хочу. Он четко понимает, осознает, что как только появится объект номер 2, у него начнутся необратимые изменения в семье. И меня это напугало. Не то, что это не повод думать о чем-то. Но когда мы задали вопрос – мы получили конкретный ответ: мне никто не нужен.

М.МАЙЕРС: Катя, почему так происходит?

Е.ЖОРНЯК: Вы правы, братья и сестры — это чаще хорошо для развития, навыки общение, способность учесть другого человека в будущем. Но, во-первых, от ребенка до 7 лет вы не можете ожидать в силу его интеллектуального развития, что он будет способен проявить альтруистические тенденции или настоящую заботу о другом.

Е.ИЩЕЕВА: Многие дети просят об этом свих родителей. Про брата и сестру.

Е.ЖОРНЯК: Потому что весело будет. А не потому что нужно заботиться будет? …Ваш, видимо, у же догадывается … Что еще насторожило меня в вашем комментарии – это то, что вы советуетесь с ребенком по поводу рождения следующего.

Е.ИЩЕЕВА: Я задаю вопросы, как журналист. Не более того. Мне интересно его мнение.

М.МАЙЕРС: Профессиональный подход.

Е.ЖОРНЯК: В принципе, с одной стороны совершенно понятно желание, многие родители это делают, но это ошибка, потому что на ребенка перекладывается ответственность. Он маленький, у него создается правда уверенность, что он что-то решает: делать еще одного ребенка или нет. И от такой ответственности он пугается. Лучше принимать решение такого уровня родителям, потом, когда появляется второй ребенок, то его старшему брату или сестре вы просто предлагаете как-то начинать с ним общаться, не требуя, чтобы он его любил. Потому что вы с ним об этом не договаривались.

Е.ИЩЕЕВА: Хотелось бы.

Е.ЖОРНЯК: Можно создавать условия, чтобы они любили друг друга, налаживали контакт. Хотя опять же – в силу своего возраста, если ребенку до 7 лет он не может поставить себя на место другого, у него просто интеллект для этого не развит, не может подумать, на самом деле почувствовать, попереживать, как другому человеку больно и надо вести себя тихо, потому что болит голова. Или как все устали на работе. Или как бы я себя на их месте себя чувствовал. Поэтому они к младшим братьям, сестрам, которых они и бьют. и валят, и не рассчитывают свою силу, отнимают все, что тоже естественно.

М.МАЙЕРС: Бывает, я сама младшая сестра. Мне знакомо

Е.ИЩЕЕВА: А я старшая сестра, мне это тоже знакомо.

Е.ЖОРНЯК: а я младшая сестра, с очень большой разницей, поэтому у меня очень счастливое детство.

М.МАЙЕРС: Видите, как вам повезло, но мы немножко ушли от разговора.

Е.ИЩЕЕВА: Вернусь к первому своему вопросу. Стоит ли мне обращать внимание на то, что у меня есть внутренний дискомфорт? Что я могу в этом случае сделать?

Е.ЖОРНЯК: Обязательно стоит обращать внимание.

Е.ИЩЕЕВА: У них есть мужские интересы. В конце концов, элитный мужской клуб у меня в семье. У них свое хочу, который мой женский разум не воспринимает и что теперь? Мне учится ездить на картингах.

Е.ЖОРНЯК: Мы скоро дойдем до этого пункта. Сейчас еще раз скажу – я поняла, что это вас не устраивает.

Е.ИЩЕЕВА: Раз я здесь, значит вопросы есть.

М.МАЙЕРС: Господа, у нас в гостях Елена Ищеева и Екатерина Жорняк, детский семейный психотерапевт. У нас в прямом эфире проходит сеанс психолога. Катя, вернемся к ярлыкам.

Е.ЖОРНЯК: Приписывание каких-то качеств человеку, в том числе и в ребенке мы рано видим какие-то качества. Надо сказать, что дети, как и все люди, на самом деле разнообразны, в разных отношениях, разных контекстах, разных ситуациях, они проявляют совершенно разные качества, разные реакции. Но мы постепенно начинаем закреплять у них определенные линии поведения, обращая внимание на что-то одно. Например, если нас очень беспокоит, что ребенок непослушный, у нас есть идея, что он должен быть послушным, то каждый раз, когда он не слушается, мы волнуемся. И говорим ему: какой ты не послушный. А ребенок для наших высказываний прозрачен, то есть он не в состоянии, у него не достаточно развит интеллект, что он подумал, нет, я в детском саду один раз послушался, мне на улице сказали: стой — и я рядом стоял.

М.МАЙЕРС: Таким образом можно сформировать характер ребенка?

Е.ЖОРНЯК: Можно. Повторив ему, что он непослушный, при том, что у него нет возможности подумать, что были эпизоды другие, обобщить их, сказать ой, это все-таки моя мама – самая важная в моей жизни взрослая женщина – она ошиблась, и я могу быть послушным. Он так сделать не может, поэтому как мы ему сказали, он, в общем, в соответствии с этим и будет себя вести.

Е.ИЩЕЕВА: Катя. А фразы, которые часто у женщин срываются: как я от тебя устала. Мы это говорим и взрослым мужчинам и маленьким мужчинам. По отношении к детям это допустимо? Маленький психологический срыв.

Е.ЖОРНЯК: Неполезно, конечно. Ребенок слишком маленький, чтобы отвечать за ваше состояние. Он ощущает, во первых, берет на себя ответственность и думает, что это он что-то не то сделал и ему это нужно как-то исправить и ощущает беспомощность, потому что не может.

М.МАЙЕРС: Я понимаю, что здесь психологи проводят жирную черту между качествами ребенка и его поступками. Я не устала от тебя, я устала, что ты сделал вот так.

Е.ИЩЕЕВА: А ты — последняя капля.

Е.ЖОРНЯК: это ему тоже сложно понять про то, что и ты, про всю вашу жизнь. С ним лучше общаться в реальном контексте – здесь и сейчас. По поводу того, что происходит сейчас. Вот мы приписываем какие-то качества ребенку – это ошибка. Как исправить – надо обращать внимание на все исключения из нежелательных проявлений. Если вы считаете, что ваш ребенок замкнутый,

Е.ИЩЕЕВА: Не сказала бы, что замкнутый, гиперактивный, да, но вещь в себе. Думает о себе и что хочется ему. Он пока не воспринимает слово «нет». Мы устали и не будем с тобой играть

Е.ЖОРНЯК: Это другая проблема – проблема послушания.

Е.ИЩЕЕВА: Мне кажется, что это проявление эгоизма на лицо и немножко углубленность в самого себя.

Е.ЖОРНЯК: Как раз от эгоизма мы теперь отказываемся и для того, чтобы это изменить. На этом уровне мы могли бы отмечать все моменты, когда ребенок по доброму и с вниманием относится с другим людям, то есть противоположные моменты. Вместо того, чтобы себе записывать, вот он опять эгоист, опять эгоист, и ему про это как-то сообщать словами, эмоциональной реакцией или собственным внутренним отстранением, мы наоборот настраиваемся, чтобы видеть, когда он передал столовый прибор.

Е.ИЩЕЕВА: Надо провоцировать и этому надо учить. У меня был такой момент, когда я видела, что он все себе-себе, я учила в песочнице: отдай, поиграет вернет. Нужно приучить, что можно отдать, ничего в этом страшного нет. Это получилось.

Е.ЖОРНЯК: Елена, молодец, сейчас прокомментирую это. Что касается отдать – детей у нас постоянно учат делиться, это совершенно странная история, потому что, во-первых, она противоречит самому развитию ребенка. Наступает возраст, когда они впервые ощущают, что есть «Я» — в три года они понимают, личность. А потом что есть какие-то вещи, которые принадлежат мне. И они осваивают эту идею собственности, заводят тайнички, туда все складывают. В этот момент мы начинаем у них все отнимать и говорить, чтобы они поделились. Вторая странность состоит в том, что непохоже, как это у взрослых. Взрослые ведь так не делают

Е.ИЩЕЕВА: Да, мы машины не даем напрокат. Мне кажется, это некая прививка добра и щедрости. Хотя может быть с точки зрения современных психологов, я опять-таки заблуждаюсь. Я не хочу, чтобы он был жадиной. В принципе, он нормально дифференцирует, свое никогда не отдаст, но и чужое не возьмет. А если его возьмут без спроса – для него будет вопрос, почему это произошло

Е.ЖОРНЯК: Вот. Нормально. Перекосов нет. Как раз для того, чтобы он был не жадным и даже щедрым, добрым и альтруистичным мы вместо того, чтобы учить его специального этому, для него это часто воспринимается как некое насилие, он начинает демонстрировать протестное поведение. Мы стараемся отлавливать моменты, когда это проявилось, а оно всегда есть, так как ребенок, как и любой человек, крайне многогранен. Вы всегда можете поймать кучу маленьких моментов, когда он желательным образом себя ведет. И тут мы ему даем огромную дозу внимания, чтобы подкрепить его желательное поведение: мы начинаем его хвалить: какой ты молодец, ты поделился машинкой, ты очень добрый мальчик, такой щедрый, я так тобой горжусь. И так каждый раз.

Е.ИЩЕЕВА: Это правильно?

Е.ЖОРНЯК: Правильно.

Е.ИЩЕЕВА: Мы так и делаем.

Е.ЖОРНЯК: Молодцы. Но при том, что в песочнице играла мама.. Вы поймите, девушки, о чем я сейчас пытаюсь сказать, почему эта проблема для некоторых женщин актуальна. Я вам рассказывала перед эфиром – нам, матерям, часто кажется, что есть такая внутренняя связь с ребенком, кажется, что она никогда не исчезнет, а прочна как ничто в мире. Рассказываю ситуацию, у меня подруга разводится, ребенок взрослый 11 лет, мальчик. Они одинаковую музыку слушают, живут душа в душу и все любят обсуждать, ей при выборе казалось, что она – отец даже не возникнет вопроса. И каково же было ее удивление – это к том, как часто мы ошибаемся в своих предчувствиях – когда в разговоре с сыном она понимает, что, скорее всего, он выберет отца. Это такая внутренняя трагедия, она думала, что они единое целое, и вдруг понимает, что в милом голубоглазом чуде сидит то, что она не замечала. Там есть мужская смычка. В этой ситуации, когда рушится семья, увидела, к чему это может привести. Ты не знаешь своего ребенка – он для тебя индиго, неизвестный фрукт и внутрь ты не забралась за 11 лет. Вот чего я боюсь – не то, что развода, не развода. Тут патовая ситуация. Проблема, которая впоследствии может сказаться на многом.

Е.ЖОРНЯК: Чтобы знать своего ребенка.

М.МАЙЕРС: Контакт – это нить нашего разговора.

Е.ЖОРНЯК: Что нужно делать, чтобы знать своего ребенка. Потом дойдем до ваших треугольников, потому что они у вас постоянно звучат.

М.МАЙЕРС: Я чувствую, потребуется серия передач с вашим участием.

Е.ИЩЕЕВА: Я пыталась объяснить, что из малого вырастает большое.

Е.ЖОРНЯК: Вот ребенку нужно внимание. Внимание бывает положительное и отрицательное. При этом ребенок предпочтете любое внимание, пусть даже и отрицательное его отсутствию. Фактически он будет провоцировать вас даже на, чтобы вы его даже били, если эта единственная форма привлечь ваше внимание.

Е.ИЩЕЕВА: Я надеюсь, до этого не дойдет.

Е.ЖОРНЯК: Если родитель построил с ребенком так свое общение, что единственное, что он может дать в качестве близкого контакта. И дети действительно научатся провоцировать.

Е.ИЩЕЕВА: Можно конкретный вопрос – сколько часов в день, в неделю, которые вы должны посвящать ребенку?

Е.ЖОРНЯК: 5 минут. Я сейчас вас научу.

М.МАЙЕРС: В расписание вписывается.

Е.ЖОРНЯК: Для родителей, которые очень сильно заняты, 5 минут – это то время, которое у них найдется. Вопрос, как провести эти 5 минут. Существует особая чудесная игра, в которую можно играть с детьми до 7 лет, потому что игра — это для них естественное занятие. Когда уже постарше, нужны другие не игровые формы. Во время игры выдавать огромную долю положительного внимания – это когда ребенка хвалят, просто с ним общаются хорошо. Отрицательная — когда бьют, ругают, нотации читают.

Е.ИЩЕЕВА: Это мы сейчас отметаем

Е.ЖОРНЯК: Почему эта игра важна – дети в жизни быстро научаются привлекать отрицательное внимание, потому что его легче получить. Положительное довольно сложно. Он убрал игрушки, а никто не обращает внимания, считают, что так и нужно, а разбросал – все сбежались и обсуждают эту тему.

Е.ИЩЕЕВА: так как же про 5 минут?

М.МАЙЕРС: У нас будут другие 5 минут. Катерина, прерываю вас прямо сейчас. Следующую половину программы начинаем с игры. 5 минут я вам выделю, обещаю. Елена Ищеева, Екатерина Жорняк, программа «Мамочки-мамаши».



/новости/



М.МАЙЕРС: 12.35. вот до 12.40 мы играем, Екатерина Жорняк, семейный психотерапевт, и Едена Ищеева, ведущая телеканала «Домашний» у нас в гостях.

Е.ЖОРНЯК: Особая игра. Берете ребенка от 2 до 7 лет возраста и говорите ему: Вася, сейчас мы будем играть с тобой в «особую игру». Я буду играть с тобой так, как ты захочешь. Все на этом я инструкцию закончу. Хотя когда этой игре обучают в психотерапии — обучение занимает не 5 минут, а полтора часа, и она несколько сложнее. Я назову основные принципы, которых достаточно. Садитесь и начинаете играть. Вы больше ничего ему не говорите. Что вы во время этой игры не делаете: вы не даете никаких указаний. Указания бывают прямые и непрямые. Прямое указание: «дай мне кубик», непрямое: «а давай мы построим», «давай ты мне передашь». Мы не говорим ни того, ни другого, мы ничего не указываем ребенку. Второе, что мы не делаем во время этой игры – не задаем никаких вопросов. Вопрос – это все, что сказано в вопросительной форме. Когда мы задаем вопрос, мы отнимаем инициативу у ребенка, а нам важно, чтобы во время инициатива была полностью у ребенка. Он будет самый компетентный, самый лучший, мы дадим ему огромную дозу внимания. Третье – не критикуем. Критика бывает откровенная («в кого ты у меня такой уродился») и скрытая. Скрытая обычно поступает в виде вопросов и указаний. Когда ребенок у вас нарисовал чудесный домик, подошел к вам и сказал: «мама, смотри, какой чудный домик», когда вы ему говорите, «а где здесь окошки?» — это критика. Мы это говорим с целью обучить, что там должны быть окошки, а он после этого не хочет рисовать больше домики.

Е.ИЩЕЕВА: Замыкается.

Е.ЖОРНЯК: трех вещей не делаем, что делаем. Первое – описываем все желательное поведение ребенка: «ты взял кубик, ты поставил красный кубик на синий кубик». Это ему говоришь, когда он это делает. Вы – комментатор на футбольном поле, вы описываете только желательные вещи. Например, если он у вас построил тюрьму и там всех вешают, то вы не говорите: «ты повесил первого, второго».

Е.ИЩЕЕВА: Зачем это все нужно делать? Он скажет – мама, я ж не дебил.

Е.ЖОРНЯК: Ребенок до 5 лет будет в полном счастье, никаких вопросов не задаст. Ребенку с 5 до 7 лет нужно эти описания чуть-чуть украшать. Например, не просто кубик на кубик, а «ты строишь ферму».

М.МАЙЕРС: Лена, вам проще, вы – профессиональный комментатор. У вас готовят на канале – а вы комментируете.

Е.ЖОРНЯК: Описание – это замечательная форма внимания, ребенок видит, что вы от него настолько в восторге, что каждое его движение замечаете. Ему ничего не нужно делать, чтобы привлечь ваше внимание. В жизни можно делать то же самое. Не ходить за ним и каждое действие описывать, но если у вас нет времени – вы проходите мимо ребенка и просто говорите: «Ой, ты рисуешь?». Неправильно сказала, без вопросительной интонации: «Ты рисуешь красивую картинку» и дальше пошли. Он сразу почувствовал тепло.

Е.ИЩЕЕВА: Катя, у меня тут же вопрос. А если игра затягивается больше, чем на 5 минут?

Е.ЖОРНЯК: Через 5 минут вы все равно закончите.

Е.ИЩЕЕВА: А он обидится?

Е.ЖОРНЯК: Вы предупредили его в начале. Вам нужно сказать ему, что вы будете играть 5 минут. Как я уже сказала, я не успеваю все подробно рассказать, там есть еще элементы, про которые мы не сможем поговорить, но, тем не менее, вы предупредили, что это 5 минут. И дальше, когда игра закончится, вы говорите: «Особая игра закончилась, мне очень понравилось с тобой играть. Ты замечательно построил башенку». Через 5 минут.

Е.ИЩЕЕВА: То есть хвалим?

Е.ЖОРНЯК: Хвалим. «Завтра мы обязательно поиграем опять». Если у вас есть время, то вы можете играть дальше, но не «особую игру», не надо продолжать играть, играйте обычно.

Е.ИЩЕЕВА: Катя, можно еще один вопрос. Вот я говорю: «сынок, у меня есть время, давай я с тобой поиграю?» — «ты знаешь, мам, у меня сейчас любимый мультик, только не сейчас». Как я себя веду?

Е.ЖОРНЯК: Замечательно. Вы говорите, иди посмотри мультик, я так рада за тебя.

Е.ИЩЕЕВА: С учетом, что он их смотрит последние два часа, радость прибавляется.

Е.ЖОРНЯК: Вы только что поиграли с ним в эту самую «особую игру».

Е.ИЩЕЕВА:. Да Я ему предлагаю свою порцию внимания, меня, прилив чувств….

М.МАЙЕРС: … а он отказывается.

Е.ЖОРНЯК: Давайте я закончу – у меня мало времени осталось.

М.МАЙЕРС: 20 секунд

Е.ЖОРНЯК: Второе, что мы делаем – это отражаем всю желательную речь ребенка. Он говорит: «я строю домик». Если маленький ребенок, так и повторяете: «ты строишь домик». Если ребенок постарше, можете расширить, чтобы не было эффекта передразнивания его: «ты построил такой удивительный дом с зелеными стенами и красной крышей». Добавить к этому похвалу: «Такой талантливый». Если ребенок говорит: «Ой, у меня ничего не получается» или «Мама, дура, уйди». Это нежелательная речь – вы ее не отражаете. Все, что вы отражаете, оно воспроизводится ребенком. Вы ему сказали: «ты строишь домик» — он его будет строить; вы ему сказали, разрушаешь – он будет разрушать. Он воспроизводит то поведение, которые привлекает ваше внимание.

М.МАЙЕРС: Понятно

Е.ЖОРНЯК: Третье, что мы делаем – это хвалим ребенка. Похвала бывает общая и конкретная. Общая – «умница», «молодец», «замечательно». Конкретная – «ты такой умный», «ты такой талантливый», «У тебя красивый домик».

М.МАЙЕРС: потому что сделал что-то конкретное.

Е.ЖОРНЯК: За конкретные качества ребенка, какое-то его проявление с называнием конкретных успехов. Конкретная похвала значительно лучше общей, с помощью нее можно формировать качества ребенка. Говорите ему 10 раз, что он терпеливый, который быстро все бросает, прямо во время игры: «какой ты терпеливый», «какой спокойный», «ты собираешь свой домик», «такой настойчивый». 10 раз сказали – он у вас будет собирать домик бесконечно, с невероятной настойчивость и знанием про себя, что он молодец. Самооценка повышается, уверенность в себе растет. Родители во время этой игры чувствуют с ребенком замечательный контакт. Потому что они действительно дают ребенку огромную дозу внимания и, правда, интересуется ребенком все это время. Благодаря этому он узнает своего ребенка, потому что ребенок не делает то, что сказал ему родитель. А сам проявляет, а вы наблюдаете. Ребенок чувствует к вам огромную теплоту, отвечает вам взаимностью, вы друг другу нравитесь. Одновременно с этим его можно еще и развивать.

Е.ИЩЕЕВА: Плюсы мне здесь очевидны. Если он говорит, что занят, как мне реагировать?

Е.ЖОРНЯК: Как только ребенок поиграет в эту «особую игру» первый раз, может быть, второй, ему очень понравится и он уже занят не будет. А чтобы первый раз ребенка уговорить играть в «особую игру» большинство детей идут, потому что говорят особая, чудесная, необычная, я там научилась, пойдем, поиграем. Когда он начинает играть, ему это нравится. Еще есть свои сложности – что делать, если ребенок встает и уходит. Но это мы сегодня уже не успеваем.

М.МАЙЕРС: Не успеваем. Давайте к треугольнику вернемся. Построили треугольник — мама, папа и ребенок. Чтобы здесь не было ситуации «третий лишний», чтобы контакты налаживались между всеми.

Е.ЖОРНЯК: Очень просто. Что касается «особой игры», то играть в нее парами: мама-ребенок, папа-ребенок. Втроем играть не надо, а вот по парами контакт. Во— вторых, что касается треугольников, то ощущение третьего лишнего находится только в голове того, кто так ощущает. Если кто-то так себя чувствует, ему нужно самому подумать или обратиться к специалисту.

М.МАЙЕРС: то есть с собой разбираться.

Е.ЖОРНЯК: Да, ощущение, что я лишний, меня отторгли, меня вытеснили, когда два человека радостно находятся в контакте, что я не могу к ним приблизиться, не могу пристроиться, и даже не хочу к ним встраиваться – это собственная история с одной стороны. С другой стороны – всего этого конкретного треугольника, который так выстроился, требует индивидуального разбора

Е.ИЩЕЕВА: идти на компромисс, если ты в меньшинстве, и ты подчиняешься. Не хочешь ты смотреть этот мультик по 45-му разу, но если тебя просят, лучше с есть и посмотреть всем вместе, не привлекать к себе пристального внимания.

Е.ЖОРНЯК: В вашем случае получилась история борьбы. Непонятно между кем и кем.

Е.ИЩЕЕВА: Борьба вкусов и развлечений.

М.МАЙЕРС: То, о чем вы говорите – есть внутренние психологические причины и есть внешние. Лена не любит компьютеры и компьютерные игры, Лена – женщина, они мужчины. Играет ли здесь значение пол?

Е.ИЩЕЕВА: Легче научиться и принять участие в процессе или …

М.МАЙЕРС: Решит ли это проблему, вот в чем вопрос.

Е.ЖОРНЯК: Если между родителями есть хороший контакт, нет конфронтации по поводу того, чем заниматься и на чьей стороне ребенок, то ребенок себя чувствует свободно и легко участвует в развлечениях обоих родителей. Он тогда не будет отстраняться от одного из них.

Е.ИЩЕЕВА: Мальчику готовить со мной борщ не так интересно, как гонять машинки.

Е.ЖОРНЯК: Борщ, конечно, не обязательно готовить, но компромисс. Вместе играть – нейтральными вещами заниматься. Не обязательно либо то, либо это, либо женское, либо мужское.

М.МАЙЕРС: Катя, вопрос пола принципиален? Правда, что мальчик с папой проще находит контакт? А девочка с мамой?

Е.ЖОРНЯК: Нет. Есть определенные возраста, когда для ребенка важна ролевая идентификация, тогда он тянется к родителю, у которого может научиться, как себя вести. Но все равно совершенно нет никакой половой предрасположенности к более близкому контакту по половому признаку. Вопрос отношений, пол не имеет значения.

М.МАЙЕРС: 725-66-33, давайте подключим наших слушателей к беседе. Нам звонят наши слушатели. У нас в гостях телеведущая Елена Ищеева, телеканал «Домашний» и семейный психотерапевт Екатерина Жорняк. 725-66-33 – номер пейджера, а телефоны – 783-90-25 под вопросы, 783-90-26 – если есть комментарии, может вы нам можете что-то посоветовать. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вклиниваюсь в вашу женскую компанию. Александр, Москва. Слышал такую фразу и она запала: «В семье воспитывает дочь, но учит сына, а мать учит дочь, но воспитывает сына». Как вы к ней относитесь?

Е.ИЩЕЕВА: Как интересно. Была бы еще дочь, я бы вам ответила.

М.МАЙЕРС: По поводу воспитывает и учит – вы ощущаете?

Е.ИЩЕЕВА: Я, наверное, больше воспитывают Даню, да. Здесь есть правомерность, потому что Фил балует, Фил подыгрывает, в одной команде все-таки. Я воспитанием почаще занимаюсь.

Е.ЖОРНЯК: Я такой фразы раньше не слышала. В принципе, отражает, народная мудрость отражает реальную правду. Существуют такие разделения, хотя совершенно необязательно такие, это выбор каждой семьи. Такие разделения существуют под влиянием социальных стереотипов. Учит — в смысле передает какие-то знания.

Е.ИЩЕЕВА: А воспитание – это ограничения, границы.

М.МАЙЕРС: у вас так и получается, если папа играет в компьютер.

Е.ЖОРНЯК: Оптимальная ситуация в том, чтобы оба родителя, что касается правил были согласны, и оба обеспечивали ребенку границы.

Е.ИЩЕЕВА: Надо родителям договориться.

М.МАЙЕРС: 783-90-26, еще один звонок, мы вас слушаем. Алло, добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Елизавета. Катя, консультируете ли вы где как психолог?

Е.ЖОРНЯК: Да, конечно. В эфире это нельзя говорить

М.МАЙЕРС: Елизавета, да. У нас это не рекламная передача.

Е.ЖОРНЯК: А к чему этот вопрос? У вас есть повод обратиться?

СЛУШАТЕЛЬ: да, я хотела бы.

М.МАЙЕРС: После эфира позвоните нам в редакцию и мы обязательно с Екатериной свяжем. Еще вопрос, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Ольга, Нижний Новгород. Я хотела бы задать вопрос.

М.МАЙЕРС: Вы в эфире задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ: А там вроде другое говорят.

М.МАЙЕРС: Сигнал идет с опозданием.

СЛУШАТЕЛЬ: Понятно. У меня большая проблема с ребенком. Он очень агрессивен, он начинает бить в момент агрессии, когда ему что-то не нравится и ругается очень плохими словами. 4 года. Что мне делать?

Е.ИЩЕЕВА: Оля, у вас полная семья?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Е.ИЩЕЕВА: А муж как на это реагирует?

СЛУШАТЕЛЬ: Как – нельзя.

Е.ИЩЕЕВА: Он когда-нибудь вставал на вашу защиту, как мужчина, который защищает свою женщину?

СЛУШАТЕЛЬ: «Маму бить нельзя». А так, пожалуй, нет.

М.МАЙЕРС: У вас сын, я правильно понимаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Сын.

Е.ИЩЕЕВА: Я не психолог. Я помню свою ситуацию в детстве. Когда я как девочка попыталась посоревноваться с моей мамой в чем-то, не буду говорить, я запомнила на всю жизнь, как отец встал на сторону матери, и это было осознано унизительно для меня, я поняла, что моя мама всегда под защитой отца. Хватило одного раза. В этой ситуации, муж должен дать понять своему сыну, пусть даже это будет жестко, что эта женщину ни при каких обстоятельствах… я не поднимала руки, там были соревнования по женским привлекательным особенностям, и папа сказал: «для меня мама всегда на первом месте».

М.МАЙЕРС: Уважаю.

Е.ЖОРНЯК: Есть девочки и мальчики, которые бьют родителей. Два момента. Во-первых, сталкивается ли сам ребенок с агрессией, если ребенок сам подвергается физическим наказаниям, то сложно ожидать, он поймет, что так и надо. Если в ответ на его агрессию, его, например, тоже шлепают. Он понимает, что это возможный способ поведения между людьми. Первое – мы исключаем физическую агрессию из жизни самого ребенка. Второе – у него должны быть последствия, со стороны обоих родителей, оба родителя должны ребенку дать понять, что если он ударит, то …. И наступают различные виды наказания.

М.МАЙЕРС: Они выступают единым фронтом.

Е.ИЩЕЕВА: То есть не бить, а каким-то образом наказывать.

Е.ЖОРНЯК: Сразу на последствия. Всегда. Независимо от настроения, праздник, на улице мы — всегда четкие последствия.

Е.ИЩЕЕВА: И, кстати, тут же мальчик научиться, что отец защищает мать.

М.МАЙЕРС: Катя, скажите, а можно ребенка бить?

Е.ЖОРНЯК: Это не нужно. Лишнее абсолютно.

Е.ИЩЕЕВА: Сами говорите, что ситуации бывают разными. Дети провоцируют именно эту агрессию.

Е.ЖОРНЯК: Это потому что родители так себя повели, что детям приходится провоцировать.

Е.ИЩЕЕВА: Нас всех в детстве немного били. Не всегда я могу сказать, что это было во вред, Кать. Сейчас мы уйдем в другую область. Иногда родители обязаны это сделать, чтобы потом это не повторилось никогда.

М.МАЙЕРС: 783-90-25, еще вопросы от наших слушателей. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: добрый день. Скажите, пожалуйста, у меня двое детей, одному 8 лет, другому 9. Младший ребенок пошел в школу в этом году и я сталкиваюсь с такой проблемой, когда начинаем делать уроки, то: я хочу пить, то я хочу в туалет, потом хочу фрукт.

М.МАЙЕРС: Младший?

СЛУШАТЕЛЬ: Младший, да. И тянется это у нас два часа. Потом наступает 9 чесов, он хочет спать и так из-за дня в день.

И.Е и уроки не делаются вообще?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, мы делаем уроки. Но через силу. Давай садиться и будем делать уроки, Дима. Вопрос к психологу: как привлечь его, чтобы ребенок с удовольствием делал уроки?

М.МАЙЕРС: Спасибо.

Е.ЖОРНЯК: Возможно в данном случае дело не уроков для этого данного конкретного ребенка. Это замечательное времяпрепровождение, которое он стремится просто затянуть. Лучше всего вообще не делать с ребенком уроки, чтобы у него развивалась собственная ответственность, способность решать задачи. Если у него сложности, ему надо помогать, но, вообще, пусть сам сидит и делает. Каждый раз, когда он не отвлекается, сидит и не просит водички, вы его хвалите за то, что он замечательный, усидчивый, внимательный ребенок. За выполненные в короткий срок уроки нужно поощрение – поход к Макдональдс или что-нибудь, что любит ваш ребенок: наклейку, подарок. Сейчас от неделания уроков он получает много бонусов – ваше внимание, вы, наверное, еще папе рассказываете, папа тоже с ним разговаривает, старший ребенок, наверное, получает меньше внимания, — в общем он в центре семьи оказывается. Чтобы изменить, нужно убрать бонусы — вторичные для него, чтобы никакой радости от неделания уроков он не получал. Если сидите с ним, никакой критики, только короткие комментарии, чтобы ему неинтересно было с вами сидеть за уроками, а было интересно сделать уроки, а потом с вами поиграть.

М.МАЙЕРС: Давайте еще один звонок, у нас минута осталась, очень коротко. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Светлана Ивановна, Москва. У меня внучка, ей сейчас 5 лет, она отказывается рисовать, лепить и говорит маме или кому— еще: сама рисуй, сам лепи. И с удовольствием наблюдает, как это делают другие. Сама не хочет. Как тут?

Е.ИЩЕЕВА: будущий руководитель.

М.МАЙЕРС: Лена, это почти «сама вари свой борщ».

Е.ИЩЕЕВА: А зачем родители сами рисуют?

Е.ЖОРНЯК: Совершенно правильный вопрос. Скорее всего, родители в свое время отодрали у ребенка инициативу, многое за него делали. Такое бывает, когда родители говорят своему ребенку, сделай, потом ребенок медленно делает, родители в результате делают за него. И тогда ребенок научается, что лучше он будет сидеть и говорить, что делать.

М.МАЙЕРС: И чего делать с этим?

Е.ЖОРНЯК: То же самое, что я сказала. Не делать за ребенка. Просто паузу, он говорит: делай, а вы ему – ты хочешь, чтобы я нарисовала и ждете.

Е.ИЩЕЕВА: Надо привести довод. Нарисуешь домик, а в школе ты научишься бастре писать.

М.МАЙЕРС: К сожалению, нам уже пора заканчивать нашу программу. В эфире принимали участие Елена Ищеева, ведущая телеканала «Домашний», Екатерина Жорняк, детский семейный психотерапевт. Мы будем возвращаться к этой теме, действительно она неисчерпаема. Спасибо за участие в нашей программе, будем налаживать контакты.

Е.ИЩЕЕВА: Спасибо.

Е.ЖОРНЯК: Спасибо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире