'Вопросы к интервью
30 октября 2005
Z Мамочки-мамаши Все выпуски

«Как не лишить ребенка детства? (т.е. Как не перегрузить маленького ребенка кружками, дополнительными занятиями, языковыми курсами?)»


Время выхода в эфир: 30 октября 2005, 12:08

М.МАЙЕРС: 12 часов 11, уже почти 12 минут. Еще раз здравствуйте. Меня зовут Маша Майерс. И сегодня у нас в гостях Екатерина Жорняк – детский психолог и семейный психотерапевт. Екатерина, добрый день.

Е.ЖОРНЯК: Добрый день.

М.МАЙЕРС: Сегодня мы будем говорить о том, как не лишить ребенка детства. Ну, собственно, как не перегрузить маленького ребенка кружками, дополнительными занятиями, языковыми курсами, без которых, ну, немыслимо, наверное, сегодня обойтись. Ни одна мама себе этого не представляет. И тем не менее мы постоянно ребенка нагружаем, нагружаем, нагружаем, кажется, что если не занимается спортом, то это ужасно, а еще должна быть музыка, изобразительное искусство, хореография, гимнастика и так далее, далее, далее. И английский язык, конечно же, в первую очередь. Скажите, пожалуйста, часто ли вам приходится сталкиваться с вот такими вот родительскими ошибками, стараниями, которые становятся проблемой.

Е.ЖОРНЯК: Да, конечно, очень часто. И это связано с современными культурными ценностями. То есть во всех обществах так называемых постиндустриальных, или развитых, цивилизованных совершенно одна и та же тенденция сегодня присутствует – сдвинуть обучение на более ранние сроки. Причем уже пределов как бы этой «раннести» нету. Детей пытаются научить читать, начиная с 2 лет, вывешивают эти буковки – знаете? – на холодильник…

М.МАЙЕРС: На холодильник – святое дело.

Е.ЖОРНЯК: …печенье, состоящее из буковок. И действительно все очень радуются, когда ребенок демонстрирует какие-то успехи, связанные с интеллектом. Почему? Потому что это социальная ценность. Родители сами оказываются, если их ребенок успешен интеллектуально, успешными родителями. Их одобряют, их поддерживают старшее поколение, вокруг социум. Вся наша культурная среда сегодня как бы намекает родителю на то, что он обязан развивать ребенка. С самого раннего возраста, начиная с каких-то там детских гимназий или даже кружков, ребенка тестируют повсюду, чтобы принять, его тестируют. Не говоря уже о школе или даже в детские сады тестируют, хотя, собственно говоря, о чем речь – там ребенок просто должен время проводить. Значит, результаты этих тестов сообщаются родителям, им рекомендуют как-то с ребенком заниматься. Предлагаются многочисленные занятия. Книжки выпускаются, как сделать ребенка одаренным, как развить то, как развить сё. Значит, соответственно, родители в сумме получают совершенно однозначное послание – если хочешь быть хорошим родителем, развивай ребенка. А что такое развивай – прививай ему определенные навыки, по которым можно будет наглядно судить, что вот все получается. При этом с точки зрения знаний, которые имеются в психологии, это действительно не совсем правильно и не совсем полезно даже для решения вот этих задач интеллектуального развития. Не говоря уж вообще о благополучии эмоциональном, психологическом ребенка.

М.МАЙЕРС: Ну, о нервной системе его.

Е.ЖОРНЯК: Вообще о его счастье.

М.МАЙЕРС: И детстве, которое должно быть счастливым.

Е.ЖОРНЯК: Ну, в общем, неплохо бы, да, для всей дальнейшей жизни. Но я говорю, что это действительно неадекватно даже для решения вот этих конкретных задач интеллектуального развития. На самом деле, чтобы ребенок хорошо развивался, он в своем раннем возрасте вплоть лет до 7, как минимум, должен много играть.

М.МАЙЕРС: Так.

Е.ЖОРНЯК: Да.

М.МАЙЕРС: Так.

Е.ЖОРНЯК: Причем именно в игре, с точки зрения знаний, которые имеются в психологии, лучшим образом проходит все развитие ребенка – как интеллектуальное (мы это называем когнитивное, познавательное), так и эмоциональное, и социальное развитие – то есть умение общаться с другими людьми. С чем это связано? Ну, давайте используем какую-нибудь метафору, может быть. Предположим, в нашем обществе очень ценно было бы не интеллектуальное развитие, а умение метать копье.

М.МАЙЕРС: Ну, да. Бывает.

Е.ЖОРНЯК: Значит, представьте, что ваша цель, чтобы ваше ребеночек, когда вырастет, очень хорошо метал копье…

М.МАЙЕРС: Ну, так и было там несколько тысячелетий назад.

Е.ЖОРНЯК: Так и было. И для решения этой задачи вы его в течение нескольких часов в день водите в специальное место или сами напряженно с ним сидите и пытаетесь научить прицеливаться. Это хороший аналог тому, как мы, предположим, учим ребенка различать эти буковки. То есть это маленький конкретный навык. Учим его прицеливаться. И он у вас, скажем, к 7 годам уже прекрасно прицеливается. Но когда вы его выводите, наконец, даете ему это копье, он у вас ни разбежаться не может, потому что он все это время не бегал, не прыгал – только прицеливался, ни вообще не может решить эту задачу – то есть понять, что от него требуется, не может почувствовать себя успешным, не знает, как договориться с соседними метателями копья, чтобы они ему место освободили и т.д. Значит, все вот это общее развитие – то есть созревание психических функций, которые необходимы как базовые для каких-то конкретных навыков и умений, то есть конкретный навык и умение – это различать буковки и читать, складывать их в слога и т.д., а базовая, за ним стоящая, способность человека – это вообще способность к символизации, то есть понять, что заместителем одного предмета может быть другой предмет. То есть что-то одно может репрезентировать другое. Вот способность к символизации возникает в игре. Когда вы сидите со своим совсем еще младенцем, он у вас ест, а вы к нему, как самолетик, подносите эту ложечку, что-то там дудите, жужжите и все прочее. То есть у вас ложечка изображает самолетик. В этот момент ребенок постепенно в естественном таком взаимодействии с вами усваивает идею символа. Ну, еще в очень многих моментах. Когда он потом потихонечку начинает брать, не знаю, какой-нибудь брусочек и гладить им себя по голове, изображая, что он расчесывается. Это, значит, он что уже делает? Он уже заместил брусочком расческу. Вот у него идея символа появилась. На основе этого он, собственно, потом будет способен читать, писать и все такое. То есть идея состоит в том, что в игре прежде всего психика ребенка готовится к решению каких-то конкретных задач, которые мы даже еще, может, не можем предсказать, которые будут появляться в будущем. Соответственно, наша главная задача вообще-то – освободить ребенку время, дать ему место и предоставить всяческие условия для большого количества свободных игр. В том числе эти игры могут быть и индивидуальные, и со сверстниками – то есть неплохо бы ребенку сверстников обеспечить. Начиная лет с двух хорошо его вывести как минимум на площадку, чтобы он мог быть… как раз это неплохо сделать вместо интеллектуальных занятий.

М.МАЙЕРС: А, вот как раз вместо. Скажите, пожалуйста, а вот собственно, играть или не играть – это метод донесения до ребенка той или иной информации. А что касается ее объема все-таки? Вот тот объем информации, которым мы сегодня пытаемся нагрузить ребенка с самого минимального возраста, его надо уменьшать все-таки, с точки зрения психологии, чтобы ребенок…

Е.ЖОРНЯК: Да, я так думаю, что это, конечно, все-таки индивидуально, и сейчас нельзя сказать, что все слушатели пытаются донести какие-то там равные объемы. Но в принципе действительно это общий принцип, если информации слишком много, то она лежит просто тяжким грузом – создает неврозы и совершенно не способна… то есть она даже не полезна, она вредна. Она лежит как такой кирпичик сверху, и будучи не переработанной, мешает освоению того, что сейчас действительно доступно и интересно ребенку. Соответственно, ну, критерий какой, вообще-то? То есть дети тоже очень разные. Если ребенок у вас с большой познавательной потребностью – вот ему, правда, все интересно, он тянется к этим книжкам, картинкам, ну, в современной культуре очень многие дети интересуются динозаврами до сих пор. Уже несколько лет, но все еще интересуются. Ну, вот к динозаврам, там, к устройству Вселенной, спрашивают у вас всякие объяснения. Задача родителя создать ребенку условия для реализации его склонностей, за которыми родители внимательно наблюдают. То есть если ребенок сам тянется, если он получает удовольствие, почему ему действительно не дать эти занятия. Другое дело, что, конечно, форма занятий, она, ну, как-то, должна быть похожа на традиционную учебную деятельность. Потому что никакой ребенок дошкольного возраста удовольствия не будет получать от того, что вы будете сидеть и нудно учить его читать. К чему это приведет? Так, как это учат в школе. А в школе он уже готов к тому, чтобы вот так последовательно, произвольно, заставляя себя, что-то познавать. Маленький не готов. И к чему это приведет? У него это занятие соединится с ощущением дискомфорта и неудовольствия. И вы, может, и получите ребенка, который умеет читать формально, но вы не получите ребенка, который любит читать. А это наша задача.

М.МАЙЕРС: Ну, по большому счету, ведь родители помимо всех прочих моментов – что вот их действия одобряются обществом, если ребенок умеет читать с самого возраста, помимо этого они ведь решают для себя самые простые проблемы: как-то поступление ребенка в спецшколу… Вы же сами сказали о тестировании. Сейчас даже в детский сад чтобы пойти, нужно проходить тест.

Е.ЖОРНЯК: Да, конечно.

М.МАЙЕРС: Так, соответственно, я… мне же надо, чтобы ребенок учился в более или менее приличной школе, значит, мне надо его более или менее натаскать, он у меня должен программу первого курса освоить… ой, первого, простите, класса…

Е.ЖОРНЯК: Хорошая оговорка. Желательно уже и первого курса освоить заранее.

М.МАЙЕРС: То есть это лишает родителей в дальнейшем большого количества проблем вот такого плана.

Е.ЖОРНЯК: Не совсем лишает, потому что если тот же самый ребенок, как я уже сказала, будет испытывать отвращение, то в итоге он не будет этого делать, и, в общем, проблемы возникнут. А, значит, кроме того общий принцип какой? У ребенка-дошкольника должно быть время, уходящее на занятия, меньше, чем время, уходящее на игру. Это понятно. Должно быть его меньше. Когда… важно сменить как бы психологическое ощущение у родителей. Когда родитель видит ребенка – я вот все про эту тему, потому что важно за короткое время это послание донести, оно чрезвычайно полезно для жизни…

М.МАЙЕРС: Для вас, уважаемые родители.

Е.ЖОРНЯК: Да, для родителей. Что если он видит – ребенок, который, как ему кажется, отдыхает, что называется, свободно бегает, носится, не знаю, что, играет даже пусть в агрессивные, пусть какие-то кажущиеся опасными, сексуальные игры с другими детьми – все то, что нас может даже где-то и пугать, то в этот момент он не лоботрясничает, в этот момент вы ничего не теряете. В этот момент он у вас развивается наилучшим и гармоничным образом для своего возраста. Ну, занятия в нашем социуме, конечно, все равно нужны, как я уже сказала, и вы правильно заметили. Меньше по времени с приятным педагогом и с внимательным наблюдением за тем, чтобы ребенку это нравилось, чтобы ребенку приносило удовольствие. То есть если ему удовольствия не доставляет, дальнейшие проблемы будут, ну, очень серьезные.

М.МАЙЕРС: Скажите, пожалуйста, а вот много я смотрела в Интернете форумы, и в журналах очень много статей по поводу того, когда все-таки отдавать ребенка в школу – пораньше или попозже. Потому что не все мы рождаемся 1 сентября. Как правило, еще существует 11 прочих месяцев. Какой вы точки зрения придерживаетесь – все-таки 6,5 или 7,5?

Е.ЖОРНЯК: Ну, есть такие тоже критерии готовности к школе. Они действительно включают в себя не только какие-то конкретные навыки, умения, знания этих «цифорок», буковок и прочее, но и психологическую готовность. То есть когда ребенок… ему хочется учиться, у него положительный настрой вот именно на учебный процесс. Он в состоянии спокойно сидеть какое-то количество времени, в состоянии решать поставленные перед ним задачи. Ну, в принципе психологи умеют эти тесты проводить и смотреть, готов ли ребенок.

М.МАЙЕРС: То есть это нужно все-таки делать?

Е.ЖОРНЯК: Неплохо бы – именно на готовность к школе, которая предполагает не только интеллектуальную, а психологическую составляющую.

М.МАЙЕРС: То есть неплохо бы ребенка за полгода, условно говоря, отвести к психологу просто, протестировать.

Е.ЖОРНЯК: К хорошему психологу, который это сделает. Ну, вообще, сейчас ко мне все больше приходит как к психотерапевту на прием умных родителей. Надо сказать, что родители многие высвобождаются в значительной степени все-таки вот этих социальных посланий…

М.МАЙЕРС: …стереотипов…

Е.ЖОРНЯК: …которые предпочитают ребенка, ну, годик еще не отдавать – ничего страшного не будет, если он пойдет в 7 лет. И действительно с точки зрения вот всяких психологических исследований считается, что настоящая готовность к школе все-таки она в 7-летнем возрасте возникает.

М.МАЙЕРС: Ну, сейчас же, кстати, много разговоров… Уважаемые друзья, я напоминаю, что у нас в гостях Екатерина Жорняк – детский психолог, семейный психотерапевт. 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы», вы можете присылать свои вопросы. Сейчас много разговоров ведется о введении – вы, наверное, слышали – о введении 12-летней школьной программы по европейскому образу и подобию. И в том числе один год – это нулевой класс на год раньше. То есть не то, что это позже — плюс два года для ребенка в школе, а один год сюда вот – то есть нижняя планка понижается, я имею в виду возраст ребенка. Поэтому получается, что есть такая программа, как введение обучения детей с шести лет вот уже официальным образом. Как вы думаете, это может привести к определенным проблемам? И, вообще, собственно, вы какой точки зрения придерживаетесь – вы поддерживаете эту идею или нет?

Е.ЖОРНЯК: Я бы лично вполне себе подождала до 7, так сказать, и позволила бы ребенку еще годик поиграть хорошо до этого.

М.МАЙЕРС: А что касается языка – вот вы говорите играть. Да, наверное. Но ведь существует такой стереотип – не стереотип, правда – не правда, не знаю, я не физиолог, то, что чем раньше, тем лучше. Потому что лучше усваивается…

Е.ЖОРНЯК: Иностранный язык?

М.МАЙЕРС: Да, иностранный язык, изучение. Это правда или нет?

Е.ЖОРНЯК: Во-первых, еще раз скажу, что развитие вообще навыков, умения освоить язык тоже связано с игрой и тоже в игре предпосылки для этого создаются. Поэтому опять же это будет полезно, если ребенок у вас будет просто играть. Мне кажется, что это совершенно не принципиальный вопрос. Если есть возможность, пусть ребенок находится, может быть, в какой-то языковой среде, пусть он сталкивается с какими-то, ну,… возможностями слышать не только свою, но и иностранную речь. Но при этом действительно дети, которые – вы знаете, так и есть – дети-билингвы, двуязычные, дети, которые с самого раннего возраста действительно погружаются в силу реальных своих жизненных обстоятельств, что у них там родители двуязычные или они там живут в другой стране, погружаются в два языка, у них возникает ряд сложностей, вообще-то. Это не очень просто для них. Они на обоих языках начинают говорить позже. У них есть много особенностей в психологическом развитии. Поэтому вот так уж стремиться к этому я бы не советовала.

М.МАЙЕРС: Ирина вот спрашивает: «Уважаемая Екатерина, а как попасть к вам на прием непосредственно?»

Е.ЖОРНЯК: Я могу дать телефон, если хотите, по которому можно записаться.

М.МАЙЕРС: Хороший вопрос. Вы знаете, Ирин, мы… ну, это такого все-таки коммерческого плана информация.

Е.ЖОРНЯК: Конечно.

М.МАЙЕРС: Мы просто потом попросим, Екатерина, наш телефон. Вы нам в редакцию позвоните. И мы вам номер телефона передадим. Ну, вот, собственно, какие еще моменты существуют, к чему стремятся родители, воспитывая ребенка – собственно, язык и спорт, конечно же. Потому что если это нацеленность на большой спорт, то я знаю, что сейчас планка очень сильно понизилась в плане возраста – то есть если раньше можно было отдать в 6 лет ребенка, то сейчас уже отдают в 4 года заниматься спортом серьезно. Ну, и вообще, спорт как часть жизни маленького ребенка. Как вы считаете, с какого возраста вот безболезненно ребенок может заниматься спортом.

Е.ЖОРНЯК: Сейчас отвечу на этот вопрос. До этого скажу, что совершенно правы вы с этими двумя… ну, выбором этих двух занятий. Было исследование, в котором родители отвечали на разные вопросы, и в том числе, когда спрашивали вопрос… сейчас я его найду, он у меня здесь есть в бумажке… про то, какие занятия вы считаете для вашего ребенка наиболее необходимыми и, наоборот, наиболее не необходимыми. Вот самый необходимый действительно иностранный язык – там 86%. Потом чтение и всякие образовательные занятия. А больше всего родители опасаются, что их дети будут несамостоятельными, будут много смотреть телевизор и будут – 37% родителей опасаются, что дети будут много есть. Это у меня как раз ассоциация возникла с, во-первых, культурными стереотипами, насколько уже родители сами находятся под влиянием, что дети тоже должны соответствовать, во-вторых, с занятием спортом, с ранними достижениями, с несовместимостью, значит, полноты и физического развития. Что важно? Можно отдать ребенка в спортивную секцию, конечно, с любого возраста, когда в этой спортивной секции считают, что пора начинать. Важно, чтобы это ни в коем случае не шло в ущерб другим жизненным задачам ребенка, которые он сейчас решает. Он должен общаться полноценно не только во время спортивных занятий. Родители должны исключить для ребенка маленького, дошкольника ситуацию, когда он находится под давлением идей о конкуренции, о достижениях, об успехе-неуспехе, что в спорте часто очень рано начинается.

М.МАЙЕРС: Это не нужно?

Е.ЖОРНЯК: Не нужно.

М.МАЙЕРС: Не нужно?

Е.ЖОРНЯК: Не нужно.

М.МАЙЕРС: Почему?

Е.ЖОРНЯК: Все рекомендуют. Вредно для психики, вредно для самооценки, вредно для самоуважения, для гармоничного ощущения ребенка в мире. Он до 7 лет обязан себя считать самым лучшим, что бы ни было. Поэтому пусть занимается, чем ему нравится, и пусть родители ему в этом помогают, помещают его в разные кружки, но при этом позиция должна быть и у родителей, они должны следить за тем, чтобы у тренера была такая же – поддерживающая и… ну, как сказать, принимающая. Поддерживающая и принимающая, не настаивающая на достижениях.

М.МАЙЕРС: То есть игра…

Е.ЖОРНЯК: До 7 лет. Потом – пожалуйста. До 7 лет – нет.

М.МАЙЕРС: То есть если делать общий вывод из нашей с вами беседы, потому что у нас осталось всего полминуты – игра, игра и еще раз игра.

Е.ЖОРНЯК: Обязательно.

М.МАЙЕРС: И доброжелательность по отношению к ребенку.

Е.ЖОРНЯК: И никаких идей про конкуренцию.

М.МАЙЕРС: Екатерина Жорняк была у нас в гостях – детский психолог, семейный психотерапевт. А вот, кстати, тему, касающуюся спортивных занятий ребенка с самого юного возраста мы продолжим во второй половине нашей программы, потому что к нам в гости придет телеведущая Юлия Бордовских.

НОВОСТИ

МИНИНОВОСТИ

На этой неделе в подшефном роддоме «Эха Москвы» было принято 60 родов. 30 младенцев оказались мальчиками, 30, соответственно, девочками. Ничья. За прошедшие 7 дней в нашем роддоме появилась пара симпатичных девочек-двойняшек. Поздравляем счастливых родителей. Самый крупный младенец весил 3 кг 450 г и был ростом 57 см. Самый маленький – 1 кг 900 г и 45 см. Нашим мамам от 21 до 36 лет.

В нашем подшефном ЗАГСе на этой неделе зарегистрировались 38 маленьких москвичей. Среди них 21 мальчик и 17 девочек. Самым популярным именем, безусловно, стало София. Так назвали сразу трех девочек. А если прибавить к ним Софью, то и четырех. Двух девочек назвали Елизаветами. Кроме того, в Москве появилось по одной Марии, Анне, Екатерине, Олесе, Ирине, Эвелине, Розе, Кристине, Дарье, Ксении и Валерии. Среди мальчиков на этой неделе лидируют Иваны и Максимы. Их появилось в общей сложности четверо. Кроме того, в Москве стало больше на одного Давида, Арсена, Никиту, Федора, Тимура, Агахана, Вячеслава, Джамала, Даниила, Тимофея, Егора, Сергея, Муссу, Хитага, Дениса, Владимира и Виктора. Отдельное спасибо за предоставленную информацию для Мининовостей главному врачу роддома № 3 Галине Ивановне Михайличенко и заведующей Хамовническим ЗАГСом Наталье Анатольевне Агафоновой.

М.МАЙЕРС: 12 часов 41 минута в Москве. Еще раз здравствуйте. У микрофона Маша Майерс. И я приветствую в нашей студии телеведущую Юлию Бордовских. Добрый день.

Ю.БОРДОВСКИХ: Добрый день.

М.МАЙЕРС: Юля, я знаю, что вы должны были к нам на эфир придти не одна, а вместе с вашей дочерью Марией.

Ю.БОРДОВСКИХ: Маруся, к сожалению, заболела.

М.МАЙЕРС: Или Марусей.

Ю.БОРДОВСКИХ: Заболела Маруся. Она меня сейчас слушает. Привет, моя хорошая. Я надеюсь, что ты себя чувствуешь уже лучше. Ну, такой вот переход на зимнее уже время – дети болеют.

М.МАЙЕРС: Юль, скажите, пожалуйста, в прошлой части нашей программы мы говорили о том, как не лишить ребенка детства, то есть с какого возраста его реально можно загружать языками иностранными, спортом, всякими разными обучающими программами, как рано нужно и можно научить ребенка читать. И наш гость, семейный психолог, психотерапевт говорила о том, что надо с детьми как можно больше играть и ни в коем случае нельзя их, что называется, сажать за парту с самого юного возраста. Вот вы…

Ю.БОРДОВСКИХ: Я поддерживаю мнение вашего психолога. Я только могу сказать одно – если бы мое детство было игровым, полностью игровым, то, наверное, из меня ничего бы не получилось. Потому что я помню, что я как раз, в общем, была загружена уже где-то лет с 6, это были и бассейны, и бальные танцы, но загружена по-хорошему. То есть я знала, что у меня есть школа и у меня есть интересные занятия, и мне хотелось туда идти, и я сама ездила туда на троллейбусах, на автобусах, без маминой помощи. И потом это передалось уже, когда я поступила в спортивную школу, где нужно было трудиться. А что касается детства, то, естественно, детство на то и детство – его нужно, безусловно, детям оставить. Но научить их стремиться к тому, чтобы что-то узнавать новое, что-то постигать и все-таки прикладывать к этому усилия.

М.МАЙЕРС: А это неестественно – любознательность, любопытство? Этому тоже нужно учить?

Ю.БОРДОВСКИХ: Да, этому тоже нужно учить. Потому что любознательность, она может проявляться… ребенок смотрит телевизор, смотрит рекламу – это тоже любознательность. Но это не та любознательность, которую нужно… Я открываю перед ней книжки – «Самые известные женщины мира» или книжка «Россия – моя первая книга». Если бы я не взяла и не показала ей эту книжку и не направила ее, что именно интересно в этой книжке, ей было бы сложно. То же самое спорт. То же самое спорт. Маруся начала плавать, когда ей было еще 1,5 года. Мне хотелось просто, чтобы она росла…

М.МАЙЕРС: Юль, полтора года. У меня у знакомых появилась маленькая дочка 1 октября. Ребенку месяца еще нету. И папа мне озадаченно сказал, что с месяца надо начинать заниматься плаванием. Я говорю: «Боже мой!» С месяца. А вы говорите, полтора года.

Ю.БОРДОВСКИХ: Ну, да, кто-то там бросает своих детей в ванную, чтобы они выныривали. Никогда у меня такого не было с Марусей.

М.МАЙЕРС: Не до такой степени.

Ю.БОРДОВСКИХ: Мы ходили на урок «Мама и дитя» в фитнес-клуб наш любимый «Ворлдкласс». И там Маруся училась плавать вместе с детишками, но с удовольствием, понимаете, никакого насилия не было. То же самое – теннис. Когда мы начали заниматься теннисом, ей было 5 лет. То же самое. Это скорей физкультура.

М.МАЙЕРС: Вы знаете, я смотрю на детей, которых перевешивает ракетка… Нет, не было проблемы?

Ю.БОРДОВСКИХ: Нет, у нее была маленькая ракетка. Тем более что она сильная девушка. У нее такие сильные руки и ноги. Она, в общем, в меня спортсменка. Хотя, в общем, немножко такая медлительная и ленивая. Я тоже такая была. И если бы меня не отдали в спорт, неизвестно, какая бы я выросла. Но когда я поняла, что ей больше нравится петь и устраивать нам дома концерты, я отвела ее в группу «Непоседы». Ее взяли, ее прослушали и она сейчас одна из солисток «Непосед». Записала свою песню, съездила в Турцию вместе с «Непоседами» и сняла там клип на эту песню.

М.МАЙЕРС: Слушайте, а сколько лет сейчас полных вашей дочке?

Ю.БОРДОВСКИХ: Ей шесть лет. Она в июле…

М.МАЙЕРС: Шесть лет? И вы ее отпустили в Турцию?

Ю.БОРДОВСКИХ: Она поехала с няней и поехала с замечательной группой «Непоседы». Вы знаете, это совершенно какая-то отдельная у нее жизнь происходит. Это дети, которые всегда вместе. Будь им 15 лет или 6, как Марусе, они все настолько объединены этой общей идеей веселиться, петь, постоянно помогать друг другу. Маленькие всегда могут положиться на больших, большие имеют интерес к общению с маленькими. Это фантастическая атмосфера, созданная Леной Пенджаян в «Непоседах». Три раза в неделю Маруся ездит с Николиной горы, где ее школа, в «Непоседы» в Москву, спит в машине, но делает это с удовольствием. Я ее спрашиваю: «Марусь, поедешь?» — «Поеду». То есть все по желанию. «Хочешь? Ты хочешь теннис?» — «Хочу». «Хочешь «Непоседы»?» — «Хочу». «Хочешь плавание?» Вот сейчас она говорит: «Не хочу плавание». Вдруг она захотела лошади. Мы договорились и ходим теперь каждое воскресенье в Битцу на лошадях. Раньше не могла ее вытащить на каток — боялась стоять. А теперь посмотрела фильм про фигуристку, которая всего добилась сама: «Мама, я хочу кататься на льду». И все зависит от ее желания прежде всего.

М.МАЙЕРС: А что касается «не хочу учить язык, не хочу читать книжки» — вот когда не хочу уже проявляется не в том, где ребенок получает удовольствие, а где он должен уже себя заставлять, наверное, в некоторой степени.

Ю.БОРДОВСКИХ: Вот я знаю, что она меня сейчас слушает, но я могу сказать одно – что…

М.МАЙЕРС: Никаких непедагогичных высказываний в прямом эфире.

Ю.БОРДОВСКИХ: Никакого давления на ребенка нет, есть только объяснение того, почему это нужно. Почему это нужно сделать, почему не надо дома звонить с мобильного телефона, потому что мама платит за этот мобильный телефон, потому что мама зарабатывает эти деньги. То же самое – почему нужно сейчас прочитать книжку, которую задали на каникулы. Потому что, Маруся, это не просто так мы придумали, что ты должна это сделать, а потому что это то, что тебе поможет в будущем. И она садится, и мы делаем это в форме игры.

М.МАЙЕРС: Телеведущая Юлия Бордовских у нас в гостях. Юля, а вот вы сказали, что Марусе шесть лет, и тем не менее вы уже ходите в школу. Вот с чем было связано ваше решение отдать ребенка с 6-летнего возраста, а не ждать, когда исполнится полных 7?

Ю.БОРДОВСКИХ: Вы знаете, это было вынужденное, потому что мы пришли в нулевой класс в одну из школ московских, подмосковных и, к сожалению, нам там не очень понравилось. Я не буду называть школу, чтобы не обидеть людей, потому что они стараются, они только открыли эту школу. К тому же я узнала, что, может быть, там существуют некие проблемы по аренде земли в этой школе. И я спешно перевела ее в другую. Я дико счастлива, что, в общем, несчастье счастью помогло, потому что мне очень нравится эта новая школа. Давайте я могу ее ведь назвать. Она называется «Президент», находится на Николиной горе. И там было место только в первом классе. И первый класс там с 6 лет, а «нулевочка» — с 5-ти. И там были совсем маленькие детки в нулевочке. Маруся, в общем, развитый ребенок, смышленый, мудреный. Она уже мудрая девочка для своих лет. Поэтому я отдала ее в первый класс, конечно, с ужасом, потому что 7 уроков – 5 до обеда и два после. Но она справилась, она догнала детишек. И, в общем-то, даже три раза в неделю уезжает в «Непоседы» после обеда. Она справляется. Если я вижу, что она устает, я, конечно, в этот день она просто не едет в «Непоседы» — и все.

М.МАЙЕРС: Скажите, а что касается школьной программы, вот вы с этим сталкиваетесь, у вас, наверное, находится минутка, чтобы вместе сделать уроки. Тяжело, много? Или ничего, нормально? Насколько сегодня адаптированы школьные программы к реальному состоянию ребенка?

Ю.БОРДОВСКИХ: Есть разные программы. Школа, в которой Маруся учится, работает по программе Петерсона. И эта программа сейчас, насколько я понимаю, одна из самых распространенных и модных. Именно модных, потому что она действенна и эффективна. Но я могу сказать, что все уроки, что самое для родителей приятное, все уроки делаются в школе.

М.МАЙЕРС: На продленке?

Ю.БОРДОВСКИХ: Да, ну, типа продленки. Это не называется продленка, это называется самоподготовка теперь. Другим словом, современным. И я когда прихожу, мне только учительница говорит: «Вот сегодня она пропись хорошо написала, там посчитала плохо, вы обратите внимание на это, на это, на это». Все. Английский язык у них каждый день. И она иногда выдает мне фразы какие-то на английском языке, что меня, конечно, радует. И у нее хороший слух, поэтому с языком у нее нормально и с произношением нормально. Вот, так что программу, ну, программа – слушайте, сейчас такая жизнь: где-то отстал, все, ты уже не догонишь поезд, как ты ни беги, и не вскочишь на подножку. Нужно ехать на этом поезде.

М.МАЙЕРС: Ну, вот как раз наша гостья в первой половине программы говорила, что это-то ужасно. Ну, ужасно в том смысле, какие сегодня требования просто современное общество предъявляет вот к маленьким детям. И родители, они, ну, то есть мы же все – частицы этого общества. И если сегодня ребенок не умеет вот этого или взрослый человек не знает вот этого, это считается вот… ну, стереотип, не стереотип – но это действительно те условия, в которых мы существуем. И никуда не денешься, что называется.

Ю.БОРДОВСКИХ: Вы знаете, я думаю, что даже самое главное не то, что ребенок чего-то знает, а чего-то не знает. Самое главное, как ребенок воспринимает этот мир. Потому что если ребенок не способен общаться со своими сверстниками адекватно, если ребенок замыкается, если он устал, а его опять пичкают книжками и т.д., и т.п., ребенок психологически, конечно, срывается. Если ребенок растет в любви, в желании делать то, что ему предлагают, то он будет все равно настолько умным, насколько он должен быть. И я не стремлюсь, чтобы Маруся… там, она, я ей рассказала историю про Ромео и Джульетту – ей понравилось. Я ей купила диск, который ставлю на ночь, Шекспира, которого там читают актеры. Она его слушает. Если ей это не интересно, я не ставлю ей это.

М.МАЙЕРС: Юль, а скажите, вот вы являетесь автором книги «Фитнес с удовольствием». Сейчас, я знаю, работаете над второй, да?

Ю.БОРДОВСКИХ: Да. Совершенно верно.

М.МАЙЕРС: Успеваете?

Ю.БОРДОВСКИХ: Знаете, я буквально вот сегодня в 3 часа ночи легла, потому что мне надо сдавать книжку 15 ноября, и мне хочется сделать ее еще лучше, чем первую, хотя первая, в общем, имеет уже третий тираж, что очень приятно. И она раскупается. Интересно людям. Вторая книжка называется «Фитнес для двоих»…

М.МАЙЕРС: Ну, я сразу подумала – в силу нашей встречи, нашей программы – я подумала, что речь идет о маме и ребенке, но на самом деле речь идет…

Ю.БОРДОВСКИХ: Это будет третья книжка.

М.МАЙЕРС: А, это в третья?

Ю.БОРДОВСКИХ: О детях будет третья. Это о том, что людей может… как фитнес может объединить людей в стремлении к здоровому образу жизни, к здоровью, к счастью.

М.МАЙЕРС: Юль, вот Юлия Бордовских и стремление к здоровому образу жизни – это уже стало синонимами сегодня. Вот скажите, а вот маленькая сцена из жизни. Просто мы с коллегой и с ребенком, тоже с девочкой, 7 или 6 лет ей тогда было приходим в кафе пообедать. Мама заказывает ребенку кока-колу. Я говорю: «Что ты делаешь?»

Ю.БОРДОВСКИХ: Да.

М.МАЙЕРС: «Закажи ребенку свежевыжатый сок». Она говорит: «У ребенка должно быть детство». То есть ребенка невозможно с 6 лет посадить на диету. Вот скажите, как это у вас происходит, в вашей семье?

Ю.БОРДОВСКИХ: Говорю. Я категорически всем бабушкам и дедушкам запретила пичкать ребенка конфетами, майонезами, я не знаю, и так далее. Но, естественно, ребенок должен иметь детство. И Маруся знает, что она может съесть конфет, но это будет одна или две конфеты, а не пачка конфет в день. Она может выпить кока-колу, но она знает, что это по праздникам. Почему ее нельзя пить опять же? Не потому что это мне хочется, а потому что я объяснила, что она делает внутри с ней. Сейчас борюсь с Марусей. Маруся, я с тобой борюсь, чтобы ты не пила сок из пакетов. Я знаю, что он вкусный. Он вкусней, чем свежевыжатый, для ребенка. Но это же ужасно. Все, что там находится внутри, это кошмар. Она, конечно, к этому сама придет. Естественно, она сейчас где-то там выпила этот сок, тут выпила. И я понимаю, что это неизбежно. И опять же у нее есть детство, она ест макароны с котлетами, пюре с сосисками, но это вкусно. Но опять же, я предпочитаю, чтобы она поела салат и рыбку. Я тоже ее стараюсь к этому. Она мне вчера, знаете, что сказала? Это не про еду. Я сижу за компьютером, весь день вчера сидела, и из своей детской комнаты она мне кричит: «Мама, ты даже лучше, чем Путин. Мама – ты президент». И это был, наверное, самый лучший комплимент. Она меня вчера дико позабавила этим.

М.МАЙЕРС: «Мама, ты даже лучше, чем Путин», – с ума сойти. Юлия Бордовских – телеведущая у нас в гостях. Спасибо вам большое. Юля — мама уже взрослой дамы, которую зовут Маруся. И спасибо, будем ждать от вас третью книжку, как вы обещали. Берем с вас слово.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире