'Вопросы к интервью
11 сентября 2005
Z Мамочки-мамаши Все выпуски

Режим во время беременности


Время выхода в эфир: 11 сентября 2005, 12:35

М.МАЙЕРС – 12:35, почти уже 36 минут, еще раз здравствуйте, уважаемые радиослушатели, у микрофона Маша МАЙЕРС. И программа «Мамочки, мамаши», я в очередной раз подчеркиваю, что теперь мы по воскресеньям на «Эхе Москвы» с 12 до 13. Сегодня у нас премьера, премьера нового сезона. И у нас в гостях Анастасия Волочкова. Анастасия, добрый день!

А.ВОЛОЧКОВА – Здравствуйте, я благодарю Вас за приглашение в студию «Эхо Москвы», которое уже не первый раз оказывает свое гостеприимство.

М.МАЙЕРС – Насть, ну, мы с Вами, наверное, сейчас будем тут друг другу это самое… в реверансах расплываться, потому что я благодарю Вас, что Вы набрались сил и смелости прийти. У Вас уже довольно большой срок, и прийти к нам на станцию давать интервью… Вы в таком режиме всю беременность, я правильно понимаю, прожили… и проживаете?

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, на самом деле, для меня это была большая радость, и я надеюсь, что это будет очень хороший, добрый эфир. Вообще, я просто не меняла…

М.МАЙЕРС – Обижать Вас не будем, обещаю.

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, я просто не меняла образа жизни, поэтому прийти сегодня – это был отдых, а на самом деле я продолжаю свои физические нагрузки, каждый день прихожу на урок класса в Большом театре – занималась все лето практически одна в Большом театре в пустых залах. И Вы знаете, я просто очень этому счастлива, я считаю, что для меня это был самый правильный выбор – не менять своего режима, а делать все то, что я делала раньше и даже, я скажу, более – получился более насыщенный и плодотворный график. Во всяком случае, я очень много всего успела сделать в творчестве.

М.МАЙЕРС – Вы знаете, здесь вот у нас в первой половине программы был перинатальный психолог, и мы об этом говорили. Здесь получается некий стык психологического состояния женщины и физиологического. Т.е. с точки зрения физиологии все-таки надо себя поберечь, с точки зрения психологии, любое изменение в вашем режиме, в вашей повседневной жизни – это стресс, правильно? Ну не может же балерина Волочкова, которая столько работает, вдруг ни с того ни с сего взять и лечь на кровать на 9 месяцев, правда?

А.ВОЛОЧКОВА – Ну, Вы знаете, в том-то и дело, и я очень прислушивалась к мнению того доктора, который был сегодня здесь на моем месте. Я очень ее уважаю и мне просто кажется, что каждая женщина должна выбирать режим дня и режим вообще поведения своего сама для себя, т.е. те люди, которые вели пассивный образ жизни, сидели дома на диванчике, они должны продолжать сидеть, потому что если они вдруг начнут заниматься или вдруг заниматься йогой, фитнесом, ходить на какие-то занятия, это будет большой стресс для организма. Для меня, естественно, самым большим стрессом было бы остановиться и не делать ничего, поэтому я настолько этого всего боялась, и я честно Вам скажу, что у меня было столько страхов перед этим состоянием. Я больше всего боялась, на самом деле, Вы знаете, превратить в кошмар жизнь близких моих людей.

М.МАЙЕРС – Так!

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, мне казалось, что у меня начнутся эти ужасные токсикозы, что я безумно поправлюсь, начнутся перемены цветов, вкусов, запахов. Но Вы знаете, просто, видимо, к счастью, этого не произошло, и если говорить о беременности, вот если бывает она счастливая, то вот поверьте, что это мой случай.

М.МАЙЕРС – Скажите, а как Вы думаете, а вот, грубо говоря, почему так происходит вообще, что сегодня женщины боятся беременности? Это что? Это вот то настроение в обществе или что… какие-то моменты… ну, я не знаю, откуда это берется?

А.ВОЛОЧКОВА – Я думаю, что это тот стереотип, который складывается из той информации, которую мы получаем. Может быть, уже от рожавших женщин, от рожавших тяжело, и от того, что уже просто признано считать и принято считать, что беременность – это всегда какой-то дискомфорт, и сами роды – что это ужасно больно и неприятно. Вы знаете, я считаю, что все это физиологические процессы, если природой это придумано, то сегодня начинать что-то менять или как-то готовиться к каким-то кошмарам просто не нужно. Я не скрою, я, естественно, не просто говорю это ради пафоса, я боюсь, конечно, самого процесса, который впереди. Но мне бы хотелось, чтобы все прошло естественным путем, без применения различных анестезий и всяких препаратов, которые, Вы знаете, как бы их не рекламировали, все равно сказываются на здоровье детей.

М.МАЙЕРС – Безусловно.

А.ВОЛОЧКОВА – И поэтому я хочу, чтобы все проходило так, как это задумала сама природа, и я надеюсь, что получится.

М.МАЙЕРС – Здорово! Хотелось бы, я Вам этого желаю от всей души, и всем беременным женщинам, и в будущем, которые собираются забеременеть или забеременеют – я желаю того, чтобы это так и проходило. Но ведь мы же, по большому счету, мы же оказываемся в среде неестественной, не природной. Ну, Вы же сами знаете, что мы дети городов, мы растем в атмосфере, в обстановке, которая противоестественна зачастую. Это воздух, это вода, это продукты питания, это режим дня, это все что угодно… Это компьютер… ну, это можно продолжать до бесконечности. Поэтому и получается, наверное, что вмешивается вот в, именно непосредственно в процесс родов, который должен происходить естественным путем, вмешиваются врачи, вмешиваются анестезии, кесаревы сечения и т.д. и т.д.

А.ВОЛОЧКОВА – Ну, мне кажется, что все-таки анестезии и кесаревы сечения – это просто какие-то вынужденные меры…

М.МАЙЕРС – Ну, безусловно.

А.ВОЛОЧКОВА – Т.е. тогда, когда происходит ситуация уже невозможности рожать ребенка собственным путем и простым, обычным путем и способом. Но если говорить вот просто об этих всяких эпидуральных анестезиях, то это все-таки еще во многом способ обезболить и сделать этот процесс менее ощутимым. Хотя вот лично я против этого, потому что я считаю, что… ну, опять же, знаете, есть вот такое поверье, что вот Господь сказал, что когда женщина рожает, она терпит скорбь. И нужно это пройти обязательно, каждой, потому что женщина, чувствующая этот процесс, она, безусловно, мне кажется, более счастлива. И во всяком случае, вот если Вы говорите о воздухе, о воде, то я думаю, здесь тоже каждый сам выбирает для себя. И режим питания, и то, что нужно съесть, то, какой водой помыться, какую воду попить. И Вы знаете, я не осмелюсь давать советы, потому что тот образ жизни, который веду я, он, наверное, покажется абсурдным всем, потому что, действительно, и та физическая нагрузка, которую я сегодня выношу, и та русская баня, которая если была, там, два-три раза в неделю, то сегодня это практически каждый день, если это не русская баня…

М.МАЙЕРС – Вы каждый день ходите в баню?! Слушайте, что Вам врачи говорят вообще?

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, врачи мне говорят такие вещи, что… такое впечатление, что они мне что-то говорят, я делаю все наоборот, а результат получается хороший. Но я ведь делаю это не просто, знаете, вот так, сломя голову, просто наоборот всю информацию воспринимаю врачебную. Я просто живу из собственных ощущений. Я думаю, что если что-то было бы не так, то, наверное, я бы это почувствовала. А сегодня я просто действительно чувствую себя счастливым человеком. Во-первых, от того, что я знаю, что мой ребеночек родится от любимого мною человека, от любимого мною мужа, я знаю, что рядом будет мама, и я знаю, что рядом будет творчество, в которое я решила, знаете, я решила, чтобы в форму потом не входить, я решила просто из нее не выходить. И я правда очень много смогла сделать, я…

М.МАЙЕРС – Ну, помимо физических нагрузок, вот, что касается, например, питания – правда, что беременной женщине сильнее хочется есть, больше хочется, и хочется есть сладкое, я не знаю, хочется есть апельсины, все что… Вы на себе это почувствовали?

А.ВОЛОЧКОВА – Опять же, я скажу, что мой случай, наверное, может быть таким, антипримером, потому что, видимо, тот страх, который я испытывала – вот перед тем, что Вы сейчас только что сказали – перед огромным аппетитом и тем, что меня просто разнесет. Все произошло наоборот. Т.е. вот всю беременность мне хочется есть гораздо меньше, и…

М.МАЙЕРС – Меньше?

А.ВОЛОЧКОВА – Вот как бы не говорила я всегда об этих листьях салатных, этом шпинате, который уже всем надоел, но это действительно моя любимая еда, и я вот иногда ем немножечко утром, перед занятием, потом чуть-чуть совсем вечером. И вот поверьте, что мне просто даже не хочется есть. И, видимо, в этом какая-то, опять же, особенность своя организма.

М.МАЙЕРС – Скажите, а как Вы решились на то, о чем писали, наверное, все… только ленивый не писал о том, что Анастасия Волочкова решила сниматься в клипе, будучи в положении – как Вы на это решились?

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, я Вам скажу, просто на самом деле, идея принадлежит не мне. Это была идея, описанная Вацлавом Нижинским, гениальным…

М.МАЙЕРС – Да, идея принадлежит Нижинскому… Но Нижинский был мужчиной, понимаете, какая штука!

А.ВОЛОЧКОВА – Он был мужчиной. Вы знаете, больше всего меня удивило то, что на одном из интервью меня спросили: может быть, он сказал это в качестве шутки? Вы знаете, возможно. Но мне просто захотелось, вот, сделать что-то впервые. Ведь согласитесь, такого не было вообще в мировой истории, чтобы балерина на восьмом месяце танцевала номер – т.е. это же не просто пройтись в клипе, а именно танцевать. Но мне захотелось.

М.МАЙЕРС – Сначала я думала, что самая сумасшедшая женщина на свете – это Деми Мур, которая в таком положении позировала перед фотокамерами.

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, я знаю, что Джулия Робертс, когда была беременна, тоже снималась в кино. Но я подумала, что раз я нахожусь в форме, если я занимаюсь до сих пор, то можно попробовать и рискнуть совершить такой шаг. И Вы знаете, я надеюсь, что получится хороший результат. Сейчас клип находится в монтаже, и он очень скоро будет готов. Но вот, опять же, стечение обстоятельств, что все произошло в считанные дни, когда только задумала. Мы в один день нашли хореографа, в один день выбрали музыку – это была ария Баха в голосовой обработке Бобби Макферрина. И срочно нашлась и студия, и съемочная бригада, и все получилось. И Вы знаете, я думаю, что, наверное, это было нужно сделать. Во всяком случае, я не жалею. И Вы знаете, может быть, не то, чтобы из суеверия, потому что я все-таки больше верующий человек, чем суеверный, я не стану показывать этого клипа до рождения ребеночка. А вот уже через неделю, когда все совершится, я думаю, что я смогу представить его на суд зрителей, и я просто верю, что ни я, ни мое дитя не пожалеем об этом никогда.

М.МАЙЕРС – Анастасия Волочкова у нас в гостях. Скажите, пожалуйста, а как у нас нынче одеваются беременные балерины?

А.ВОЛОЧКОВА – Ну, Вы знаете, я не могу говорить за всех, потому что я не вдавалась в такие подробности. Все, о чем я расспрашиваю сегодня своих друзей – и в театре, и просто в жизни – это о том, как все это происходит, и к чему мне быть готовой. Если говорить об одежде, то Вы знаете, самым большим удовольствием для меня – вот, кстати, за всю мою беременность – был поход в магазин «Кенгуру», потому что там все можно было найти сразу в одном месте. Естественно, у меня не хватало времени, чтобы бегать в различные другие фирмы и магазинчики, где что-то продается для детей, что-то для мам. А вот в «Кенгурушке» я находила все: я приходила, и мне продавцы, как это ни странно – знаете, как и врачи – советовали, что нужно для ребеночка, как его кормить, из чего, какая одежда должна быть для меня, и Вы знаете, мне это очень помогло.

М.МАЙЕРС – Анастасия, я еще хочу акцент сделать: я вопрос задала по поводу беременных балерин, я имела в виду, как Вы в клипе одеваетесь, как Вы одеваетесь, когда Вы тренируетесь, как Вы… и как было создать платье для беременной балерины, наверное, такого не придумал ни один дизайнер за всю историю балета. Немыслимо.

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, я Вам скажу, здесь мне пришла на помощь Алиса Толкачева – это дизайнер, который создавала несколько моих нарядов жизненных. И, опять же, за одну ночь было создано платье, и мы специально делали костюм, который подчеркивал бы состояние беременности. И поверьте, что мне тогда это было нужно делать, потому что, видимо, из-за физической нагрузки у меня не очень сильно увеличился животик, и не особо было видно. Поэтому нужно было его подчеркнуть. И просто специально шили платье. Хотя я считаю, что я смогу надеть его потом и на сцену, т.е. в какой-то из тех номеров, который я буду танцевать, но мне было очень приятно, что так быстро все создавалось и получилось.

М.МАЙЕРС – Анастасия, а при этом как… вот, я понимаю, что все зависит, конечно, от Вашего физического состояния, но, тем не менее, как быстро Вы планируете – человек предполагает, Бог располагает – планируете вернуться к работе?

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, это очень сложный вопрос, потому что меня все пугают, и говорят, что это будет так долго, и все может затянуться, но на самом деле я уже планирую гастроли со своей концертной программой по городам России – они начнутся с начала ноября. В Москве я впервые решила показать свою концертную программу для детей. И это будет благотворительный проект, который в начале декабря, я надеюсь, пройдет в Кремле. Дело в том, что такие акции мы проводили с моей мамой уже в Петербурге, и не один раз, и я знаю, что моя дружба с детьми, со школами, с детскими садами, она уже давно идет, и продолжается, и я очень дружу, на самом деле, именно с детьми, а не с руководителями этих детских садиков. И я решила сделать эту акцию в Москве. Просто я проводила всегда в Петербурге потому, что я родилась в этом городе, и мне показалось, что в моем городе меня просто больше по-человечески поймут. Но сегодня, я думаю, все-таки, после рождения ребеночка это будет очень правильный и верный шаг.

М.МАЙЕРС – Отправиться на гастроли… А каким образом Вы планируете кормить ребенка в таком случае?

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, я надеюсь на помощь и нянечки, и конечно, может быть, придется с какого-то времени прибегнуть к искусственному питанию, т.е. вот, различные смеси и кашки. И Вы знаете, я могу сказать, что я, конечно, спрошу у врачей. И я знаю, что качество женского молока зависит во многом и от нервных стрессов, от переживаний, от того, что ест женщина, т.е. от специальной диеты. И я так предполагаю, что сегодня даже не все могут выдержать эту диету и, знаете, этот спокойный график жизни. А если говорить о моем состоянии, то, поверьте, моя жизнь постоянно сопряжена с различными стрессами и переживаниями…

М.МАЙЕРС – Ну еще бы!

А.ВОЛОЧКОВА – Поэтому я думаю, что гораздо будет спокойней даже, если ребенок будет привыкать к одной и той же пище, уже сбалансированной, со всеми витаминами и необходимыми веществами.

М.МАЙЕРС – Т.е. Вы в какой-то момент готовы отказаться от грудного кормления?

А.ВОЛОЧКОВА – Ну, в общем-то, да, и я делаю это осознанно, и здесь причиной является, опять же, не только карьера, работа и желание быстро выйти на сцену, а еще и просто тот факт, что я хочу, чтобы ребеночек был здоровым, и чтобы он сразу получал качественное питание.

М.МАЙЕРС – Анастасия, а скажите, пожалуйста, а вообще, вот что такое на сегодняшний день, в сегодняшних реалиях именно классического балета, что такое перерыв в карьере балерины, что такое роды в карьере балерины? Я знаю, что для многих спортсменок это просто-напросто отказ от, там, претензии на олимпийские титулы и уход в тренерскую деятельность. Что такое роды в балете?

А.ВОЛОЧКОВА – Ну, Вы знаете, конечно, то, что я слышу от балерин, которые уже рожали раньше, это, безусловно, тот период, когда приходится оставить профессию насовсем, т.е. на какое-то время, скажем, на год, на полтора. Есть девушки, которые выходят через два года – т.е. те, кто кормили после этого год и не занимались балетом…

М.МАЙЕРС – Но вернуться можно, тем не менее?

А.ВОЛОЧКОВА – Вернуться можно, и Вы знаете, я думаю, что просто многое зависит просто от внутреннего состояния человека, от стремления, от каких-то целей в жизни. И Вы знаете, я вот всегда перед собой вижу еще пример Алины Кабаевой, которая тоже, на два года, кажется, оставила профессию, вернулась в спорт, благодаря, конечно, своему педагогу Ирине Винер, и выигрывала еще соревнования, поэтому я думаю, что на самом деле, все возможно. И Вы знаете, я даже больше скажу: я просто так боялась выйти из формы – даже, вот, на летний отпуск. И я, конечно, позволила себе в этом году отдохнуть, потому что воспользовалась своей беременностью. Я отдохнула 12 дней – это был, пожалуй, самый длинный отпуск из всей моей жизни. Но Вы знаете, я не занималась из них всего 5, и мне потом было так тяжело приходить в форму, что я решила, что этого пропуска не должно быть. И сегодня, когда начался балетный сезон в Большом театре, я просто слышу от девушек, которые пропускали по две, три недели, по месяцу, как это тяжело, возвращаться, и как тяжело, вот, начинать осваивать вновь эти азы. Вы знаете, я очень счастлива…

М.МАЙЕРС – Конечно. Все же знают, что спорт – это наркотик, поэтому…

А.ВОЛОЧКОВА – Ну конечно. Я думаю, здесь именно зависимость такая, спортивная, от физической нагрузки, от напряжения мышц, поэтому мне сложно говорить, что значит большой перерыв. И я теперь совершенно спокойна, потому что я знаю, что если мне придется даже на неделю все-таки, ну, на самом деле, уйти хотя бы, знаете, в роддом, хотя в театре уже шутят, что я из театра поеду в роддом, а из роддома обратно в театр. И вообще, знаете, мне мальчики сказали, позавчера пошутили, что после моего случая девочек не будут отпускать в декретный отпуск, зная, что можно работать в это время.

М.МАЙЕРС – 961-33-33, абонент «Эхо Москвы», у нас в гостях балерина Анастасия Волочкова. «Уважаемая Анастасия Юрьевна, желаю Вам здоровья, успехов, продолжения творчества. Скажите, пожалуйста, кто из известных балерин в период такого же расцвета решился на рождение ребенка?» — это Григорьев Александр Петрович Вас спрашивает.

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, люди добрые, во-первых, спасибо Вам большое за добрые слова. Если говорить о примерах, я могу сказать, что есть пример в Большой театре Светланы Лунькиной, Инны Петровой – девушек, которые рожали все-таки детей в молодом возрасте. Но мне 29 лет, я не считаю, что я рожаю ребенка рано – все-таки это уже, наверное, расцвет и жизни, и творчества, поэтому вряд ли еще смогу какие-то примеры назвать. Ну наверняка они были, просто, может быть, о них менее известно.

М.МАЙЕРС – Ну вот Ирина с Вами спорит, пишет: «Уважаемая госпожа Волочкова, я родила двух детей, воспитала четырех внуков. Никто меня не убедит, что можно чем-то заменить женское грудное молоко. Вы просто себя успокаиваете». Ирина, на самом деле, ведь действительно, Анастасия говорит о том, что разные бывают режимы, и если такая возможность, то лучше, конечно…

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, естественно, и я считаю, что самое лучшее – это действительно женское молоко, это мамино молоко, но просто если я сама могу сегодня предположить из своего образа жизни, что оно уже может быть не того качества, которое было бы достойным для кормления, я считаю, что лучше все-таки посоветоваться с врачами и найти оптимальный вариант.

М.МАЙЕРС – И еще одно сообщение прочитаю: «Анастасия, всегда восхищалась Вами как умной, талантливой, самоотверженной и не зависящей от мнения общественности, идущей своим собственным путем женщиной, путем любви и радости» — это Люся пишет. Ну, вот поэтому я рада, что Вы нашли возможность, действительно, прийти к нам в студию. Анастасия Волочкова у нас в гостях. Мы желаем Вам здоровья, здоровья и еще раз здоровья. Ну а уж как-нибудь балет, наверное, все-таки отойдет на второй план. Я надеюсь, хотя для Вас это самое важное.

А.ВОЛОЧКОВА – Вы знаете, а я уверена, что не отойдет, и я считаю, что, может быть, своим примером я просто хотела бы не доказывать что-то, а именно показать, что счастье женщины в гармонии и в сочетании счастливого творчества, счастливой семьи и счастливого ощущения жизни. И здесь нельзя выбирать, что важнее, потому что важно все, и у меня наступил в жизни тот момент, когда действительно это все я получила.

М.МАЙЕРС – Анастасия Волочкова. Спасибо большое!

А.ВОЛОЧКОВА – Спасибо и Вам!





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире