'Вопросы к интервью
23 января 2013
Z Lingua Franca Все выпуски

О жизни русских в Латвии. Как живется с паспортом негражданина? Притесняют ли русский язык в Латвии? Зачем нужны так называемые «Русские партии»?


Время выхода в эфир: 23 января 2013, 22:15

Н. АСАДОВА: 22-10 в Москве. Это передача Lingua Franca и я, ее ведущая Наргиз Асадова. Вы нас можете слышать и видеть в эфире «Эхо Москвы», RTVi и Сетевизора. Это совместный проект сайта PublicPost и «Эха Москвы». Мы в этом проекте говорим о том, как живут русскоязычные жители бывших республик Советского Союза. Начнем мы с Латвии, как я и обещала. Немножечко о том, как мы с вами в ближайший час будем жить. Предлагаю таким образом построить нашу передачу. В первой половине мы поговорим про статус русского языка в Латвии, про то, можно ли на русском языке получить начальное, среднее, высшее образование в Латвии, и о том, как живет русскоязычная община, все ли имеют гражданство Латвии.

Во второй части передачи мы будем говорить о следующих темах. Первая – это так называемые «русские партии», или политики, общественные движения, которые отстаивают права русскоязычного меньшинства. Еще одна тема – русский бизнес, охотно ли вкладывают деньги в латвийский сектор экономики люди из России и есть ли у них какие-то преференции в Латвии. И русскоязычные СМИ: достаточно ли их в Латвии по мнению людей, которые там живут, или нет, какие партии они представляют или чьи интересы они выражают.

Я благодарю всех блогеров PublicPost, которые откликнулись на наш проект и написали очень интересные заметки в своих блогах. Вы можете с ними ознакомиться, их довольно много на сайте PublicPost.ru в разделе Lingua Franca. И часть наших блогеров, чьи заметки нам показались наиболее интересными, мы сейчас вызвоним в эфир, и они расскажут то, что они своими глазами наблюдают в Латвии.

Начнем мы с официальных цифр. В Латвии перепись населения прошла почти два года назад, это было в марте 2011 года. Цифры оказались такие. Всего в Латвии проживает 2 млн. 70 тысяч 371 человек, из них 62,2% — это латыши, 26,9% — это русские, 10,9% — представители других национальностей. Т.е. в Латвии живут еще белорусы, украинцы, поляки, цыгане, евреи и так далее. Получается, что русские – это самое большое меньшинство Латвии.

Мы знаем, что при этом статус русского языка не определен в этой стране. Единственным государственным языком является латышский язык. Как пишет наш блогер и главный редактор русскоязычного портала imhoclub.lv (его заметка у нас на сайте наделала много шума и очень хорошо обсуждалась), статус русского языка примерно такой же, как и китайского, т.е. иностранный. В связи с этим многие русскоязычные жители выражают свое недовольство.

Я посмотрела историю вопроса. В 1991 году, сразу же после объявления независимости, латвийская власть закрепила за латышским языком за единственным статус государственного, а русский, как я уже сказала, таковым статусом не обладает. Совсем недавно, буквально в прошлом году, был проведен референдум в Латвии (кстати, в нем приняло участие рекордное количество людей). Выяснилось, что большинство против того, чтобы делать русский язык вторым государственным языком, более 70% оказались против.

Но дело в том, что Латвия, она неоднородно устроена. Огромное количество русских — например, в Риге, в столице живет чуть более 40% русских, в Латгалии так называемой порядка 80% русскоязычного населения, и, соответственно, в этих регионах, в частности, в Латгалии более 50% поддержали идею сделать русский язык вторым государственным.

В связи с этим я хочу сейчас вызвонить, попросить нашего звукорежиссера Алексея Нарышкина соединить меня с Юрием Алексеевым, автором заметки на сайте PublicPost, заметка называлась «Русские в Латвии: «пришельцы» или граждане?». Я напомню также, что Юрий является главным редактором русскоязычного портала imhoclub.lv. Я бы задала Юрию такой вопрос. Большинство против того, чтобы русский язык был вторым государственным. Какова его позиция по этому поводу и как конкретно на практике, на его взгляд, в бытовых ситуациях ежедневно нарушаются права русскоязычного населения. Юрий, здравствуйте.

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Здравствуйте.

Н. АСАДОВА: Повторю свой вопрос. Скажите, как на практике, на ваш взгляд, в ежедневном режиме нарушаются права русскоязычного населения в плане русского языка?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Самое главное нарушение – это латышезация русских школ, т.е. русские школы, начиная с 2004 года, перевели в основном на латышский язык обучения. Сейчас 60% предметов в русских школах преподается на латышском языке. Получается нелепость. Я не против. Что касается меня лично, то я наполовину латыш, наполовину русский, у меня мать латышка. Я не против, чтобы моему ребенку преподавал математику, физику, химия хороший латышский учитель, потому что мой ребенок владеет латышским языком в достаточной мере. Но когда бедная пожилая Марь Иванна, учительница, выученная в советское время, вынуждена русским детям, мучаясь, на плохом латышском языке – потому что хорошему откуда там взяться, человек пожилой, он не учился на этом языке преподавать…

Н. АСАДОВА: Вы имеете в виду, что недостаточное количество учителей латышей, которые на латышском языке могут объяснять математику, так? В чем проблема?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: В русских школах латышей даже на уроки латышского языка не хватает. У меня два ребенка учатся, один в 10-м классе, втором по 2-м, я прекрасно знаю.

Н. АСАДОВА: А почему такая ситуация сложилась, что латыши не идут преподавать в русские школы? Как странно, что государство не позаботилось об этом.

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Оно и не собиралось заботиться. Как сказал в начале 90-х один из депутатов, «вы не должны знать латышский язык, вы должны знать свое место». Он это заявил с трибуны Сейма, и наше государство по его плану так и работает. А в русские школы латышские преподаватели не идут – так они и в латышские не очень-то идут. Сейчас люди с высшим образованием стараются быстренько уехать за границу. Зарплата учителя 400 долларов. А моя квартплата, скажем, 500 долларов в месяц за отопление и прочее.

Н. АСАДОВА: Я смотрю цифры и вижу, что в Латвии всего 722 школы, полностью на латышским языке дети учатся, и 141 – это школы, которые считаются русскоязычными, где, как вы уже сказали, 40% предметов идет на русском языке, а 60% — на латышском языке. В принципе, русские школы в Латвии есть. Их сокращают, не сокращают, как с этим дела обстоят?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Кое-что сокращают.

Н. АСАДОВА: Я так понимаю, что и латышские школы сокращаются в связи с реформой образования общей.

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Да, сейчас сокращение идет. Допустим, мои приятели в Лудзенском районе, это 120 километров от Риги, они сейчас в латышскую школу отдали своего ребенка, так у них в первом классе на всю школу он один, во втором классе три ученика учатся. Скорее всего через некоторое время эту школу сократят. Молодежь-то уезжает отсюда. Сейчас здесь ситуация такова, что молодые люди уезжают, уже рожают в Британии, в Ирландии, Германии, в Швеции. Здесь в основном остаются люди пожилого возраста, которые не рожают детей.

Н. АСАДОВА: Юрий, я хотела бы еще вернуться к статусу русского языка. Есть такие данные, что если ты хочешь работать в каком-то официальном учреждении в Латвии, то ты обязан иметь удостоверение о языковой категории. И если у тебя нет этого удостоверения, то ты не можешь работать? Или как?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: С языковыми требованиями здесь так. У нас есть три категории знания латышского языка, есть подкатегории. Короче говоря, высшая категория – это на уровне филологическом. Я могу сказать, что на категории А3 и С не всякий латыш сдаст экзамен. В госучреждениях требуется самая высшая категория владения латышским языком. А есть около тысячи специальностей в коммерческих фирмах, в которых тоже нужно иметь удостоверение на знание языка. В любую коммерческую компанию, в любую фирму в неожиданный момент могут придти языковые эксперты, потребовать – а ну-ка предъявите удостоверение на знание латышского языка на соответствующую категорию, могут провести на месте экзамен. Если они узрят непорядок, то могут оштрафовать, причем довольно сильно, штрафы огромные. Предположим, компания содержит киоск, в котором торгует с оборотом тысяча долларов в месяц. Пришли, проверили киоскера на знание латышского языка, наложили штраф 2 тысячи долларов.

Н. АСАДОВА: Получается, что ты не можешь работать ни в коммерческой структуре, ни в государственной структуре, не зная латышского языка по той или иной категории, в зависимости от места работы.

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Практически да. Если нет удостоверения, аусвайса этого, то языковая инспекция может придти, проверить, достаточно жестко оштрафовать тебя, оштрафовать компанию. Гораздо лучше спокойно сесть на самолет, всего-то два часа до Лондона, там не требуют никаких удостоверений на знание государственного языка, устроиться в какой-нибудь «Макдональдс» и так далее, что большинство и делают.

Н. АСАДОВА: Юрий, я хотела последний вопрос вам задать. А ваши дети будут говорить по-русски? Есть ли смысл молодежи в Латвии сейчас учить русский язык?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Конечно. У меня трое детей. Доке уже 31 год, она выучилась, знает русский язык. Старшему сыну 16, младшему 8. У меня все три поколения с разницей в 10 лет имеются. Дети учатся в русской школе. Хотя сам наполовину латыш, я ни в коем случае не хотел отдавать их в латышскую школу. В латышской школе они замечательно знают латышский язык, но они не знают ничего другого. А латышский язык заканчивается в 200 километрах от Риги. Как в Москве за МКАДом. Но Москва большая, а Латвия маленькая. Латышский язык они и так знают в достаточной мере, чтобы изучать на нем математику или еще какие-то предметы. Они знают английский, русский, латышский, немецкий.

Н. АСАДОВА: Т.е. нет такого, как в некоторых странах постсоветского пространства, что люди предпочитают лучше выучить французский, немецкий, итальянский, а не тратить время на русский, потому что не связывают свое будущее в работой в российских компаниях?

ГОСТЬ: Это как выбор. Потому что сейчас довольно много молодых людей уезжают учиться в Россию. У моего приятеля сын выучился в России, сейчас работает одним из крупных программных менеджеров в компании Skype. Выучился в МИФИ. Я вот сейчас думаю: старший у меня довольно способный паренек по физике и математике – я вот сейчас думаю, отправлять ли его в Германию учиться или, может быть, в Россию. В России сохранились хорошие вузы. Я своим детям оставляю выбор – на восток или на запад. Зная русский язык, зная английский и немецкий языки, они имеют возможность выбрать. Дочка, например, сейчас работает в США.

Н. АСАДОВА: В целом как вы оцениваете политику латвийского правительства по отношению к русскому языку?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Оцениваю как крайне нелепую.

Н. АСАДОВА: А как было бы справедливо, на ваш взгляд?

Ю. АЛЕКСЕЕВ: Отказ от русского языка сыграл с латышами злую шутку. Они сейчас менее конкурентоспособны на рынке труда, чем русские дети. Потому что русские дети знают латышский язык, если надо устроиться где-то здесь, в Латвии, они латышским языком владеют. А вот латышей молодых как раз не берут на работу, особенно коммерсанты, потому что все-таки 40% населения Латвии – это русские, тем более очень много сейчас приезжает из России туристов, бизнесменов. И человеку, который не знает русского языка, в Латвии ему найти работу в сфере обслуживания, в сфере транспорта практически невозможно. Поэтому мои латышские родственники, которые в провинции учились и не знают русского языка, им не преподавали этого, у них третий иностранный по желанию, они, естественно, его не учили, сказали, что русский язык им не понадобится в жизни, они жестоко обломались, мои латышские родственники, молодые люди. Они говорят: выходит, нам в Риге найти работу невозможно, нам нужно сейчас уезжать. Вот так получается.

Н. АСАДОВА: Я поняла, Юрий. Спасибо вам за ваше мнение и за вашу заметку. Я предлагаю вам дальше писать на наш сайт. Я напоминаю, что у нас в эфире был Юрий Алексеев, автор статьи «Русские в Латвии: «пришельцы» или граждане», главный редактор русскоязычного портала imhoclub.lv.

И мы продолжаем передачу Lingua Franca. У нас остается две минуты до новостей, я уже не буду просить вызвонить мне еще одного гостя Дмитрия Алехина, который тоже писал нам на сайт. Он высказывал другую точку зрения. Его точка зрения и точка зрения многих блогеров у нас на сайте заключается в том, что латыши имеют право на то, чтобы сделать единственным государственным языком латышский язык, потому что в годы Советского Союза и культуру латышскую притесняли, всячески вытесняли, и язык тоже. И вот теперь настало время реванша.

В принципе, и Юрий подтвердил, что те люди, которые хотят знать, и русский, и латышский могут учить, и немецкий, и испанский – абсолютно открыты границы. И еще такая интересная вещь по поводу школ и вузов. Как мы видим, в Латвии можно получить образование, доступ есть, и высшее образование получить, и среднее образование. По цифрам если говорить, то та самая 141 школа русскоязычная в Латвии – это, по сути, практически 16%, чуть больше, всех школ Латвии. Я напомню, что по последней переписи населения порядка 20% — это русскоязычное меньшинство, при этом 16% русскоязычных школ. Я так понимаю, что доступ к обучению на русском языке есть у всех. Сейчас мы уйдем на новости и рекламу, затем вернемся в эту студию и продолжим говорить о том, как живут русские в Латвии.

НОВОСТИ

Н. АСАДОВА: 22-33 в Москве. У микрофона по-прежнему Наргиз Асадова. Мы продолжаем говорить о том, как живет русскоязычное население в Латвии. Сейчас мы поговорим о том, все ли русскоязычные имеют гражданство Латвии, в чем здесь проблема и как вообще живет русскоязычная община. Особенность Латвии заключается в том, что нелатыши здесь имеют два статуса: одни являются гражданами, а другие являются негражданами, причем этот термин так и записан в паспорте – они имеют статус Alien по-английски, т.е. пришелец или негражданин.

Почему так произошло? В 1991 году, после того, как Латвия обрела независимость, латышское правительство приняло закон о восстановлении латвийского гражданства первой республики. По этому закону гражданство получили только те, кто был гражданином Латвии до 1940 года, и их потомки. Таким образом, практически всё русскоязычное население, около 800 тысяч человек, оказались без права голоса, т.е. оказались негражданами.

За 21 год независимости кто-то уехал, но больше половины получили все-таки статус гражданства, т.е. прошли процедуру натурализации. Чуть более 300 тысяч граждан по-прежнему являются негражданами. По этому поводу высказывались уже и политики Евросоюза, что это очень странная ситуация: почему люди, рожденные в этой стране, платящие налоги в этой стране, не являются гражданами, т.е. они не могут участвовать в выборах, ни в муниципальных, ни в национальных.

Эти 300 тысяч, чуть больше 300 тысяч, человек, многие из них по принципиальным соображениям не хотят получать латышское гражданство. Я хочу сейчас вызвонить в эфир блогера PublicPost Галину Сламу. Галина представилась нам как инженер. Она как раз из тех русскоязычных, кто посчитал для себя важным и нужным пройти натурализацию и получить латвийское гражданство, а не находиться в этом статусе Alien, или пришелец. Скажите, есть у нас Галина на проводе? Пока нет.

Тогда я немножко расскажу по поводу особенностей статуса негражданина. Процесс натурализации шел довольно быстро, и те русскоязычные, кто хотел получить статус гражданина Латвии, его получали. Но в 2008 году Россия ввела для неграждан статус, по которому они могли без виз въезжать в Россию. Получилось, что они в Евросоюзе могут без виз путешествовать и в России. И процесс натурализации затормозился. Мне дают понять, что Галина у нас на связи. Галина, вы меня слышите? Здравствуйте.

Г. СЛАМА: Да, я вас слышу. Здравствуйте.

Н. АСАДОВА: Галина, я хотела, чтобы вы с нами поделились, почему вы решили все-таки принять гражданство Латвии, пройти процедуру натурализации. И сложно ли это?

Г. СЛАМА: Во-первых, это совершенно не сложно. Я уже писала в своем блоге, что атмосфера очень гостеприимная в этих учреждениях, сами тесты очень легкие. Почему я приняла такое решение? Слушая вас, я могу ответить – я не хочу быть «пришельцем» на этой земле, раз я тут живу. А те, кто по каким-то принципиальным причинам не хотят этого сделать, наверное, им нравится быть «пришельцами», а не полноправными жителями, гражданами этой страны.

Н. АСАДОВА: Галина, я всем задаю этот вопрос. Ваши дети будут знать русский язык?

Г. СЛАМА: Конечно. Они знают русский язык.

Н. АСАДОВА: Они знают русский язык, потому что вы им так посоветовали? Или это все-таки необходимо для жизни в Латвии? Как говорил выше Юрий, с которым вы спорили у нас на сайте, что если ты не знаешь русский язык, то ты менее конкурентоспособен в той же Латвии, потому что многие бизнес-структуры требуют знания русского языка.

Г. СЛАМА: Пожалуй, это единственное, в чем я могу согласиться с Юрием Алексеевым, что, действительно, знающие русский язык немного более конкурентоспособны именно в коммерческой сфере, в частном бизнесе. Те, кто не знают русский язык, с успехом работают в государственных учреждениях. Мои дети знают русский язык, не потому что я им посоветовала, а потому что они выросли в русскоязычной семье. И сейчас ничто не препятствуют, никакие законы или государственные акты не запрещают свой язык развивать, свою культуру.

Н. АСАДОВА: А высшее образование на русском языке есть? Один из наших слушателей усомнился в этом.

Г. СЛАМА: Высшего образования на русском языке нет.

Н. АСАДОВА: Но это государственные.

Г. СЛАМА: Государственного нет.

Н. АСАДОВА: Я просто слышала о том, что есть частные вузы, где дают русскоязычное образование, а также образование на английском языке.

Г. СЛАМА: Да.

Н. АСАДОВА: Т.е. при желании можно получить высшее образование на русском языке?

Г. СЛАМА: Конечно, можно. Вы знаете, меньше всего я волнуюсь за молодежь. Потому что они уже понимают, что знание лишнего языка – это просто твое богатство.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое, Галина. Еще раз напоминаю, что это была блогер PublicPost Галина Слама. Также мы для вас нашли человека, у которого как раз паспорт негражданина, или «пришельца», Alien, этого человека зовут Максим Важенин, он редактор исторического портала «Латышские стрелки». Я хочу спросить у Максима, почему он принял решение оставаться с таким странным статусом «пришельца» в Латвии. Есть у нас на связи Максим? Пока нет.

То есть свои плюсы и есть свои минусы в статусе негражданина. С одной стороны, плюс заключается в том, что с 2008 года ты можешь путешествовать без виз от Лиссабона до Владивостока, поскольку и Евросоюз тебе предоставляет право безвизового перемещения по странам Евросоюза, и Россия открыла свои границы для неграждан Латвии. Но при этом ты не можешь принимать участие в голосовании и выбирать тех представителей власти в Латвии, которые непосредственно живут с тобой в одной стране и призваны решать твои проблемы.

Но есть же возможность еще и русское гражданство получить. Даже те неграждане, как здесь пишут, 6 тысяч, кто стал получать российское гражданство, они при этом в Россию не спешат эмигрировать, а если эмигрируют, то в страны Запада. Я так понимаю, что у нас на связи есть Максим Важенин. Максим, здравствуйте. Вы меня слышите?

М. ВАЖЕНИН: Здравствуйте. Я вас слышу.

Н. АСАДОВА: Почему вы приняли решение остаться в этом странном статусе негражданина?

М. ВАЖЕНИН: Скорее всего это не я принял решение. Принял решение пока не брать гражданство. Поначалу были не очень хорошие чувства к новой власти, когда были все эти негражданские законы приняты и так далее. Со вступлением в Европу я ждал каких-то послаблений. Сейчас так получилось, что просто не до этого.

Н. АСАДОВА: А вы думали когда-нибудь получить российское гражданство?

М. ВАЖЕНИН: Нет, не думал.

Н. АСАДОВА: Тот факт, что с 2008 года Россия открыла свои границы для людей со статусом неграждан, это плюс для вас? Вы пользуетесь этой возможностью?

М. ВАЖЕНИН: Я езжу в Россию хорошо если раз в несколько лет. Поэтому для меня этот вопрос не актуален. Но я знаю людей, которые ездят чаще, для них это послабление очень хорошо.

Н. АСАДОВА: Вы говорите, что сейчас нет времени получить латвийское гражданство. Но в будущем вы рассматриваете для себя, что вы это сделаете, когда у вас появится время?

М. ВАЖЕНИН: Возможно. У меня нет антагонизма к этому вопросу. Но по бытовым показаниям мне это не нужно было. Некоторым людям было нужно, для того чтобы ехать в Европу, за границу. Мне это было не важно.

Н. АСАДОВА: Максим, а ваши дети будут знать русский язык? Они знают русский язык? Он им нужен?

М. ВАЖЕНИН: Будут. Знают. Нужен, конечно. Никаких противопоказаний для того, чтобы говорить по-русски, здесь нет.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое. Это был Максим Важенин, человек, у которого паспорт негражданина Латвии, редактор портала «Латышские стрелки». Сейчас я хотела бы поговорить с вами про так называемые «русские партии». Почему так называемые? В принципе, нет такой партии в Латвии сейчас с названием «русская партия». Она была в 90-е годы, даже в начале 2000-х, но потом прекратила свое существование. Есть такой блок «Центр согласия». Это объединение двух политических партий, которое пользуется поддержкой преимущественно русскоязычного населения.

Зрители Сетевизора и слушатели «Эхо Москвы» даже знают одного представителя этой партии, а именно председателя этого объединения – Нила Ушакова, это мэр Риги, он неоднократно был в студии «Эха Москвы». К сожалению, сейчас он в отпуске, находится не в Латвии и не смог присоединиться к нашему эфиру.

Иногда «Центр согласия» называют русской партией. Но фактически это не так, потому что это партия, которая опирается как на русских избирателей, так и на латышей. Более того, она пользуется очень большим успехом и сейчас является самой большой фракцией в латвийском Сейме. Но также есть различные движения в Латвии, которые выступают так или иначе за то, чтобы русский язык обрел статус второго государственного, в поддержку именно статуса русского языка. А есть другие объединения гражданские, которые выступают за права так называемых неграждан.

Я бы с удовольствием сейчас поговорила с Елизаветой Кривцовой, она один из идеологов и организаторов так называемого Конгресса неграждан, который борется за права неграждан Латвии в Латвии. Я так понимаю, что этот Конгресс неграждан был основан совсем недавно, он не является какой-то политической партией, но со временем, может быть, вырастет в какую-то политическую силу. Елизавета также написала нам блог на сайте PublicPost. Елизавета, вы меня слышите?

Е. КРИВЦОВА: Здравствуйте.

Н. АСАДОВА: Не могли бы вы в двух словах рассказать, что это за гражданское движение, которое вы организовали? В чем его задача?

Е. КРИВЦОВА: Я являюсь одним из инициаторов Конгресса неграждан. Это общественная инициатива, направленная на то, чтобы решить наконец проблему с гражданством. После очень долгих лет переговоров с властями мы окончательно пришли к выводу, что правящей элите решение проблем неграждан не нужно, прежде всего потому что они будут голосовать за другие партии, а не за партии, которые сейчас у власти. И мы решили создать канал влияния на политику для неграждан. Неграждане не имеют права голоса. Как мы видим, процесс натурализации не эффективен, в том порядке, как предложено латвийским правительством, они не станут гражданами, а человеком они должны быть, и человек должен иметь возможность влиять на ситуацию в своей стране и самому определять свою судьбу.

Н. АСАДОВА: Елизавета, у меня несколько вопросов к вам. Почему вы говорите, что предложенным способом, а именно сдачей элементарных экзаменов, как Галина нам рассказывала, т.е. простые тесты по латышскому языку, по истории, почему люди так принципиально против того, чтобы пройти эту простую процедуру и получить все-таки гражданство?

Е. КРИВЦОВА: Потому что неграждане не являются иностранцами. Процедура натурализации, если говорить про иностранцев, она действительно простая. Но люди, которые родились здесь, вся история Латвии прошла перед их глазами, многие из них голосовали за независимость Латвии, многие стояли на баррикадах, рискуя своей жизнью ради независимости Латвии. Когда было голосование за независимость, листовки были и на русским, и на латышском. Лозунг был «За вашу и нашу свободу». И когда этим людям сейчас говорят – а теперь вы никто, вы как иностранцы, которые приехали не известно откуда, сдавайте экзамен, – здесь у многих включается собственное достоинство, и они отказываются это делать.

Н. АСАДОВА: Сергей из Кронштадта нам пишет: «Если негражданин не признает советскую оккупацию, то никогда он не станет гражданином Латвии». С этим тоже связано? Я так понимаю, что в исторических тестах во время натурализации вполне определенное отношение к советскому периоду.

Е. КРИВЦОВА: Да, вы правильно понимаете. В экзамене по истории есть такие идеологические вопросы. Спрашивают, например, что плохого Россия сделала для Латвии. Я немножко упрощаю, но по сути так. Или расскажите об аспектах оккупации. Это не вопрос о фактах, это вопросы идеологии, вопросы исторической дискуссии, которые в Латвии очень важны и которые даже определяют частично политическую повестку дня. Когда такие вопросы задают, либо человек фигу в кармане держит и пишет что надо, либо он остается верен своим убеждениям и отказывается сдавать этот тест.

Н. АСАДОВА: Елизавета, последний вопрос. Как вы собираетесь влиять на политику Латвии, каким образом?

Е. КРИВЦОВА: Неграждане сейчас составляют около 14% латвийского населения. В последнее время влияние парламента или надеяться на партии достаточно тяжело, они свои обещания не выполняют. А другие способы влияния – лоббисты, активные общественные организации, они зачастую даже более эффективны. Поэтому наша задача – использовать вот эти другие методы. То, что мы видим участие в ближайших муниципальных выборах, мы хотим с теми фракциями, которых этот вопрос интересует, договор о том, что представители Конгресса неграждан будут участвовать в заседаниях комитетов, что их мнение будет выслушиваться на заседаниях фракций. Потом будем с другими учреждениями вступать в диалог, находить способы влияния, лоббирования интересов неграждан. В принципе, сегодня много эффективных способов, как влиять на власть, не только раз в четыре года на выборах.

Н. АСАДОВА: Но при этом никогда ваш представитель не станет мэром какого-нибудь города, где большинство — русскоязычное население, но имеют при этом статус негражданина.

Е. КРИВЦОВА: В данном случае нет. Наша цель на долгий период — это вступить в переговоры с правительством. Сейчас неграждане никого не волнуют и ни на какие переговоры мы рассчитывать не можем, что кто-то будет этой темой заниматься. Создавая такой орган самоуправления, некоторую такую альтернативную власть, которая не общается с центральной властью, мы хотим показать, насколько это неправильно. Рано или поздно любое правительство, которое волнует будущее страны и развитие страны, оно пойдет на переговоры. Поэтому в долгосрочной перспективе, мы думаем, что решим проблем негражданства и этот статус будет ликвидирован.

Н. АСАДОВА: Лично у вас тоже статус негражданина?

Е. КРИВЦОВА: Нет, у меня статус гражданина, я натурализовалась в свое время. Но проблема неграждан меня как гражданина волнует. Я считаю это большой несправедливостью по отношению к русской общине в Латвии.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое. Это была Елизавета Кривцова, юрист, правозащитник, один из идеологов и организаторов Конгресса неграждан. Я так понимаю, что первый съезд Конгресса произойдет в марте, в ближайшее время.

Сейчас я бы сменила тему. Я хочу поговорить про русский бизнес в Латвии, а также про русскоязычные СМИ. В этом мне поможет Ольга Павук, доктор экономических наук, главный редактор интернет-портала baltic-course.com. Она написала несколько заметок к нам на сайт. В частности, она рассказывает о том, что Россия входит в десятку самых крупных инвесторов в Латвии, и за последнее время российские инвестиции только растут. Она перечисляла в своей заметке крупные российские компании, которые работают или вкладывают деньги в латвийскую экономику.

В частности, миллиардер Виктор Вексельберг, его компания New Europe Real Estate Ltd инвестировали с начала 2012 года в латвийскую компанию Ezerparks и другие предприятия в Латвии 11,6 млн. лат. Самый крупный российский инвестор, вошедший в ТОП-100 иностранных инвесторов, это ОАО «Транснефтепродукт», который вложил 36,5 млн. лат в экономику Латвии. Мне подсказывают, что Ольга Павук у нас на связи. Ольга, здравствуйте.

О. ПАВУК: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Ольга, я бы хотела пробежаться по тому, как российские бизнесмены вкладывают деньги в Латвию и по каким основным направлениям это происходит.

О. ПАВУК: Российские инвестиции в Латвию действительно большие. Все хорошо знают, что один из крупных инвесторов — это «Газпром», который является совладельцем Latvijas gaze, нашей газовой компании, вместе с немецкой газовой компанией. Конечно, в последнее время пошли очень большие средства в ту отрасль, которая наиболее важна для нашей экономики, в транзитную отрасль, то, что вы только что сказали, это «Транснефтепродукт», это «Уралхим», дочерняя его компания буквально на второй год работы в Латвии стала крупнейшей по обороту среди всех латвийских предприятий.

Н. АСАДОВА: Вы пишете, что на протяжении последних лет через морские порты Латвии проходит не менее 40 млн. тонн российских грузов. Действительно, это важнейшая транзитная страна получается.

О. ПАВОК: Да, Россия и Белоруссия – два наших главных партнера, это все хорошо понимают. Но когда начинают говорить политики, то каждый раз Россия становится каким-то пугалом для Латвии. Хотя все понимают, что экономика зависит сильно и будет зависеть еще сильнее, здесь нет даже спора. Кроме того, у нас последние два года очень интересный проект, связанный с инвестициями в недвижимость.

Н. АСАДОВА: Да. Я смотрю, что вы пишете, что с июля 2010 года по август 2012-го россияне вложили 225 млн. долларов в рынок недвижимости. Мы все знаем, что многие россияне покупают себе от каких-то небольших квартир в Юрмале до особняков в историческом центре Риги, об этом говорил Нил Ушаков у нас в эфире.

О. ПАВУК: Это большое подспорье нашей экономике, не только потому что они покупают недвижимость, а потому что очень многие живут здесь, живут с семьями, оставляют деньги в магазинах, ресторанах, в сфере обслуживания. Это тоже очень важная часть.

Н. АСАДОВА: Еще я хотела спросить по поводу СМИ. Вы пишете, что российский олигарх владеет практически всеми русскоязычными средствами массовой информации в Латвии. Буквально пару слов об этом.

О. ПАВУК: Конечно, не всеми.

Н. АСАДОВА: Основными.

О. ПАВУК: Речь идет о двух ваших российских депутатах, которые имеют прямое отношение к покупке всех ежедневных газет, из которых сегодня уже получилась, осталась одна газета.

Н. АСАДОВА: «Вести сегодня», да?

О. ПАВУК: Да, «Вести сегодня», которая объединилась с газетой «Час». Третья газета стала еженедельником. Помимо этого, у нас еще есть «Первый Балтийский канал», владельцы которого тоже наполовину россияне.

Н. АСАДОВА: А вы не могли бы назвать их имена? Это же очень интересно.

О. ПАВУК: Интересно. Таким образом, влияние России через прессу, конечно, есть у нас, этого отрицать нельзя.

Н. АСАДОВА: Я вижу, имя Молчанова у вас чаще всего встречается.

О. ПАВУК: Да, все говорят об этом. Он приобрел «Банк Москвы» в 2011 году, который до этого принадлежал правительству Москвы и по сути считался лужковским банком. Вслед за тем стал он заниматься нашими СМИ. И сегодня ситуация немножко странноватая. Все основные СМИ на русском языке принадлежат россиянам, а не латвийским предпринимателям.

Н. АСАДОВА: Ольга, я всем своим гостям сегодня задаю этот вопрос. Ваши дети говорят на русском языке? И будут ли они дальше его учить, будут ли учить русский их дети? Есть ли в этом резон?

О. ПАВУК: Все мои дети говорят на русском языке, но никто из них не живет в Латвии.

Н. АСАДОВА: Они живут в странах Евросоюза, я так понимаю.

О. ПАВУК: Они живут в разных странах, да. Кто-то живет в Евросоюзе, а кто-то недавно еще жил в России, но сегодня тоже живет в Евросоюзе, но не в Латвии.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое. Это была Ольга Павук, главный редактор интернет-портала baltic-course.com. У нас время, к сожалению, подошло к концу. С вами была Наргиз Асадова. Это был совместный проект «Эха Москвы» и сайта PublicPost. Следующая передача состоится ровно через неделю. Мы попросим консула посольства Латвии в РФ Улдиса Симсона, чтобы он дал уже официальный ответ латвийской стороны по поводу жизни русскоязычного меньшинства в Латвии. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире