'Вопросы к интервью
ЮЛИЯ МОСИЕНКО: Так точно. «Привычка жить» в эфире. 23.08 на студийных часах. Юлия Мосиенко бессменная ведущая «Привычки жить» приветствует всех слушателей и гостей в студии. И, пользуясь случаем, сразу хочу начать свою программу с поздравления и низкого поклона всем ветеранам, всем участникам Великой отечественной войны. Остался последний час дня триумфатора. И в этот последний час, этого самого дня победы мы собрались в этой студии, чтобы поговорить. Мы ничего не будем… Это не вопрос, сегодняшняя тема. Программа «Привычка жить» это не вопрос, это утверждение. Все мы знаем, что война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат. Хотелось бы сказать, что был у меня еще и подвопрос к теме. Сегодняшняя тема, мы ее все приняли. Ибо люди, которые сегодня в студии собрались, это люди, которые, при том, что их отцы и деды организовали нам качественную победу, они все-таки эту войну завершают, ибо хоронят погибших. И Вам тоже, кстати, низкий поклон за это. Но у меня будет возможность Вас поблагодарить еще за 50 минут эфира. Я про подтему хотела сказать. Потому что сегодня в связи с молодым таким одним из гостей, это тоже очень важно. Что такое День Победы для молодежи? Разумеется, затронем мы скандальные темы последних дней, останки советских воинов в Эстонии, плюс памятник советскому войну. Разумеется, тронем мы ближайшее Подмосковье, т.е. Химки. И там обнаружены останки. И со всеми этими костями играют, и играют на костях. И это все очень некрасиво. Но сегодня мы попытаемся максимально облагородить и сегодняшний эфир, и тему вообще. День хороший, и хочется, чтобы если и с сединою на висках, то как-то без слез на глазах, правда? Самое время представить гостей. Гости сегодняшней «Привычки жить» Юрий Смирнов, руководитель Союза поисковых отрядов России, здравствуйте, Юрий.

ЮРИЙ СМИРНОВ: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Валерий Михайлович Ликунов, руководитель поискового объединения «Сыны России». Здравствуйте.

ВАЛЕРИЙ ЛИКУНОВ: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: И самый молодой из участников сегодняшней беседы Ренат Сахабиев, лидер молодежного движения «Молодежь и государство», заместитель председателя правления региональной общественной поисковой организации военно-патриотического объединения «Столица». Такой вот молодой человек, а столько регалий. Больше всех.

РЕНАТ САХАБИЕВ: Добрый вечер. Да, спасибо большое.

Ю. МОСИЕНКО: Ренат, сразу первый вопрос. Вам сколько лет, извините, не задала его за пределами эфирной студии.

Ю. СМИРНОВ: 20.

Ю. МОСИЕНКО: 20 лет.

Р. САХАБИЕВ: Да, 20.

Ю. МОСИЕНКО: Тогда сразу вопрос. Вам лично это зачем? Понятно, вот знаете, извините меня за этот кощунственный вопрос. Он на самом деле, не очень красивый. Но, тем не менее, очень многие люди задаются вопросом, когда молодые принимают участие в подобных общественно-политических акциях и движениях, Вам-то это зачем? Ну, понятно, наверное, дед воевал. И, наверное, не один, а оба.

Р. САХАБИЕВ: Я поясню. Да, изначально, да, и дед воевал, и оба воевали деда, и есть масса родственников, у кого тоже погибли люди на фронте. А изначально все, потому что ну, наверное, воспитание все-таки такое. Потому что есть, нельзя быть в стороне от того, что творится в стране. И когда что-то не так, и с ветеранами как обращаются, и все остальное. И память. Изначально эта память, подвиги нашего народа. Это один из источников патриотизма, который сейчас должен воспитываться в людях. И патриотизма нашего. Не откуда-то там западной культуры, еще откуда-то. Это наш подвиг. Только вот причина, она простая. Здесь даже не такие частные вещи, что погиб родственник, еще что-то. А более, наверное, глобальные мысли.

Ю. МОСИЕНКО: Как правило люди, которые занимаются подобной деятельностью, свои родственники, если и воевавшие, то похоронены известно где, с теми могилами, своими родными все в порядке, как правило. И людьми движет совсем иное. Но что это все-таки? Это память? Это вот тот самый низкий поклон, о котором мы с Вами говорили, это зов крови, что это? Это действительно патриотизм такой, выше его точки?

Р. САХАБИЕВ: Мое мнение, что да.

Ю. МОСИЕНКО: Самый идейный, самый молодой. Представители старшего поколения отмалчиваются.

В. ЛИКУНОВ: Ну, я хочу сказать, поисковая работа – это, прежде всего, огромный пласт нашей национальной культуры, увековечение памяти погибших. Вот если обратили внимание, на вратах церкви, любой почти церкви написано: память об умерших – будущее нашего поколения. Об умерших. А вообще если говорить по такому просто очень широко. То, конечно, Александра Сергеевича Пушкина надо вспомнить, потому что я считаю, что Пушкин основоположник вообще поискового движения. Да, Александр Сергеевич Пушкин. Значит: «Два чувства дивных близки нам. В них обретает сердце пищу – любовь к родному пепилищу, любовь к отеческим гробам. На них основана от века по воле Бога самого самостояние человека и все величие его». Вот на этих двух, на гробах самостояние человека и все величие его.

Ю. МОСИЕНКО: Благородные и образованные люди сегодня в студии…

В. ЛИКУНОВ: О чем Вы говорите.

Ю. МОСИЕНКО: У меня чудесная кампания. Нет, я рада.

В. ЛИКУНОВ: Я не дорассказал еще другого. Что обо всех умерших Пушкин писал следующее. Хорошие слова. Сбили. Я вспомню, потом скажу. Но еще по этому же поводу тоже ответ у Пушкина. Значит, у него есть такие слова: «Знание о минувшем – вот черта, отделяющая образованность от дикости». Это Вам программа воспитательной работы. И еще Пушкина тоже есть хорошие слова. «Гордится славою наших предков не только можно, но и должно. Не уважать оное есть постыдное малодушие».

Ю. МОСИЕНКО: Так. Валерий Михайлович, мы рискуем превратить наш сегодняшний вечер памяти в литературный творческий вечер непосредственно Александра Сергеевича Пушкина, старого, мертвого, известно, где похороненного человека. Вот скажите, пожалуйста, Вы занимаетесь общим делом. При этом все Ваши объединения не объединены, простите меня за эту тавтологию. Вы как-то все так сепаратно разделились. А почему бы Вам не сплотиться и единым фронтом не выйти на борьбу с государственной машиной, с бюрократами. И вот просто Союз поисковых отрядов России – это Юрий Смирнов. Валерий Михайлович Ликунов – руководитель поискового объединения «Сыны России». Про Рената Сахабиева мне трудно вообще уже, потому что пол листа только, лидер молодежного движения «Молодежь и государство»…

Ю. СМИРНОВ: Ну, я могу сразу ответить, дело в том, что…

В. ЛИКУНОВ: Тоже можно прочитать без конца.

Ю. МОСИЕНКО: Ой, спасибо большое.

Ю. СМИРНОВ: Я могу сразу ответить. Дело в том, что Союз поисковых отрядов, вот Ренат здесь находится у нас. Объединение «Столица» это одно из крупнейших объединений Союза поисковых отрядов. А вообще в союз поисковых отрядов входят пять межрегиональных объединений и 50 региональных.

Ю. МОСИЕНКО: Но над Вами над всеми есть какая-то организации, которая Вас всех сплотила…

В. ЛИКУНОВ: И мы туда тоже входим. Вот она нас сплачивает. Юрий Алексеевич Смирнов.

Ю. СМИРНОВ: Вот мы и есть. Союз поисковых отрядов.

Ю. МОСИЕНКО: Катализатор, понятно.

В. ЛИКУНОВ: Да, и наша тоже деятельность начиналась с его и с его помощью и т.д.

Ю. МОСИЕНКО: Я с Вами, чудесные мои гости, совсем забыла про слушателей. Тем не менее, у них есть замечательная возможность дозвониться нам в прямой эфир. И в последний час Дня Победы задать свои вопросы. Вопросов много. Вот до эфира есть возможность посылать вопросы через интернет. И у меня их целая пачка этих вопросов. Я непременно Вам их задам. Тем не менее, для слушателей напоминаю, что у нас два телефона прямого эфира, как всегда. 783-90-25 для тех, кто слушает «Эхо Москвы» в Москве. 783-90-26 для тех, кто слушает нас в других городах и даже странах. А так же для обладателей мобильных телефонов есть уникальная возможность послать SMS сообщение на номер +7 985 970-45-45. И сегодня, как никогда мне приятно напомнить, что если Вы иногородний слушатель и слушаете «Привычку жить» в других городах и звоните в Москву через 8, то после 8 и гудка необходимо набрать код города-героя Москвы 495. Итак, готовьте Ваши вопросы. А Вы знаете, извините меня, такую материалистку конченную, но интересно, поскольку я спросила, почему Вы все такие, якобы занимаетесь одним делом, а все из разных организаций, поэтому на бумажке у меня написано очень много, и я все время буду путаться, привыкните к этой мысли. Это тяжело. Первые мои вопросы будут касаться, извините, финансов. Первое, откуда берем на все это благородное, без сомнения, занятие, деньги. Кто Вас финансирует?

В. ЛИКУНОВ: Так, с кого начнем, с меня?

Ю. МОСИЕНКО: Давайте Вы, да.

В. ЛИКУНОВ: Так, ну, во-первых, я представляю, прежде всего, профессиональное образование города Москвы. Значит, у нас около 200 колледжей. Это бывшие ПТУ, которые сейчас растворились и стали колледжами. Но суть не в этом. Дело в том, что Вы сейчас вот в этой передаче я скажу интересную вещь. Значит, впервые за всю историю Московского образования, за всю историю только в этом году нам удалось провести первую московскую городскую вахту памяти государственных образовательных учреждений профессиональных образований. Впервые за всю историю. А так были, кто, где, что, чего. Вот сейчас мы провели на Зубцовской земле, Зубцовский район Тверской области по следам Погорелогородищенской операции. И, кстати, с большим успехом. Это к тому вопросу, что Вы сказали, почему не объединимся. Сейчас объединились вот профессиональные образования. Это уже первый шаг сделан.

Ю. МОСИЕНКО: Валерий Михайлович, возвращаю Вас на землю, к финансам. Давайте про деньги.

В. ЛИКУНОВ: Сейчас про финансы. Значит, так. Вообще нас должна финансировать конечно, управа местная, но в этом году они ни копейки не дали. Хорошо, что здесь я могу сказать, что это управа Щукино. Пусть они это слушают. И шагу туда никто не сделает больше. Хотя там бывший полковник глава управы, хороший мужик. Но в этом году они нам не дали ни копейки. Дали нам деньги на вот эту вахту памяти как раз новый центр, который образовался при нашем департаменте образования – городской центр физического и патриотического воспитания. Они полностью профинансировали, купили снаряжение, купили палатки, все буквально. От начала до конца.

Ю. МОСИЕНКО: Прямо, знаете, на языке вертится. Единороссы, наверное?

В. ЛИКУНОВ: Упаси, Боже. Даже они не помогли нам.

Ю. МОСИЕНКО: Даже они?

В. ЛИКУНОВ: И мы к ним обращались.

Ю. МОСИЕНКО: А вот вопрос тогда в лоб. Государство, государство, вот Вы понимаете. Государство сейчас не с большой буквы, наша великая Родина, Отчизна, а государство с маленькой, оно Вам больше помогает или мешает? Своими законами, действиями и т.д.

Ю. СМИРНОВ: Дело все в том, что не смотря на то, что в 1993 году был принят закон об увековечивании памяти погибших при защите отечества, где все прописано и регламентировано и проведение поисковой работы, и ее финансирование. Так вот с 93-го года денег не выделялось, кроме одного года. У нас же страна интересная, у нас же все к датам. И первые деньги были выделены, это в 1995 к 50-летию Победы. Вот тогда мы получили какие-то деньги. Я не говорю, что все продекларированные, но что-то мы получили. И тогда у нас был хороший результат. По-моему, около 27 000 останков мы подняли наших солдат, перезахоронили. Но потом опять все застопорилось, ждем следующего юбилея.

Ю. МОСИЕНКО: А что касается, вот Вы сказали план мероприятий поисковых работ и т.д., ну, понятно, что это мы все еще, ну, мое поколение, по крайней мере, еще помнит из учебников истории, переломные моменты Великой отечественной войны, самые большие сражения, это все ясно. Но вот места, где Вы проводите свои поисковые мероприятия. Вы их сами приносите чиновнику и говорите: мы вот там хотим покопать. Потому что мы знаем, что там много людей. Или Вам, наоборот, из той же управы говорят: ну, вот езжайте туда-то, туда-то.

В. ЛИКУНОВ: Нет, в принципе мы сами все определяем. При том почти каждый руководитель работает в архиве в подольском, конечно, в Министерстве обороны, прежде чем вообще выйти на эту вахту на любую. При том просиживают очень долгое время. И после этого только уже составляют план работ.

Ю. СМИРНОВ: Кстати, это главное. Потому что идти в лес просто копать, ну, извините, это как грибы собирать. Прежде, чем идти в лес, надо знать, что в этом лесу было. Кто воевал, какие потери понесли, где воевали. И тогда можно уже работать. И были случаи, когда даже по одному медальону найденному солдатскому устанавливали всех, кого нашли.

Ю. МОСИЕНКО: Вопрос, который я обещала до эфира. На мой взгляд, очень интересный. Андрей Суровин, рабочий, как он представился на нашем сайте, задает вопрос: «Давно идет спор о потерях СССР в Великой отечественной войне. В этой связи останки солдат, найденные поисковыми группами за последние годы, это уже учтенные потери, проходящие по официальным картотекам, или число этих погибших солдат суммируется с имеющимися официальными данными?»

Ю. СМИРНОВ: Вы знаете, в чем дело? Вопрос, конечно, интересный. Дело все в том, что по официальной статистике у нас сейчас на территории России, где-то 18 000, почти 19 000 захоронений. В которых захоронено в общей сложности 4 с лишним миллиона человек. Из них половина известны. А вот почему это произошло, что половина известны, это отдельный вопрос. Могу вкратце сказать, что когда закончилась война, огромное количество было захоронений, но они были временными. Т.е. стояла фанерная пирамидка, написано Иванов, Петров, Сидоров, прошло 2-3 года. Это фанерной пирамидки не стало. А где-то в 50-60-х годах приказ министра обороны был и постановление ЦК КПСС об укрупнении воинских захоронений. И когда приехали туда солдаты, чтобы перезахоронить, уже этой пирамидки не было с фамилиями, и они перезахоронили тех, кто там лежал, как неизвестных. И таким образом у нас сейчас получилось, что неизвестных у нас огромное количество. Но, кстати говоря, Вам никто не скажет эту цифру. Миллион, два, три, четыре, пять, семь, никто не скажет. Сколько их на самом деле никто не знает.

Ю. МОСИЕНКО: Я хотела Вас подготовить к тому, что каждый второй вопрос от сегодняшних слушателей нашей программы будет, наверное, личным. Да, пропал без вести, где найти т.д. Мы потом поговорим конкретно о базе данных. Открыли мне секрет и глаза. Непосредственно Юрий Смирнов, руководитель Союза поисковых отрядов России. Он сказал, что в общем доступе в интернете есть такая объединенная база данных. Мы чуть позже можем даже адрес назвать всем людям, которые… Очень много вопросов идет, вот в частности по SMS присланных. +7 985 970-45-45, я напомню, номер для Ваших SMS сообщений. Так вот большинство идет сейчас как раз про то, что пропал дедушка, как искать концы, тра-та-та, пятое, десятое. Так, а для начала, давайте, все-таки, чтоб Вас все-таки ввести в ритм эфира, надо принять первый слушательский вопрос. 783-90-25, напомню, телефон прямого эфира «Эхо Москвы» для слушателей «Эхо» в Москве. 783-90-26 для всех наших долгожданных иногородних слушателей. С них и начнем. Добрый вечер. Так, ничего не слышим. 783-90-25, ало.

СЛУШАТЬ: Смерть жидам, б*дь.

Ю. МОСИЕНКО: Отлично, человек успел только представиться. Мог бы хотя бы в День Победы этого не делать. 783-90-25, ало. Пока мы только «Эхо Москвы» слышим. Самих себя.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер. Как Вас зовут? Представьтесь, пожалуйста. И откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир. Город Тверь. Я, безусловно, благодарен ребятам, которые занимаются этим делом. Не их ли я видел в прошлом году первого мая, мы шли по реке Держи, как раз в районе Погорелого Городища, там был большой лагерь. И там ребята как раз стояли. Большой палаточный городок. Наверное, их. Ало.

Ю. МОСИЕНКО: Да, да, да. Нет, они просто вдумчиво слушают.

В. ЛИКУНОВ: Да, да. Это наш лагерь был.

Ю. МОСИЕНКО: Владимир, а вопрос то есть?

ВЛАДИМИР: Вы когда говорят, мне интересно, да, было перезахоронение. Я интересуюсь историей, очень серьезно интересуюсь историей и много читаю. Когда было перезахоронение, вот как раз вот эти вот укрупнения и т.д. Ведь это же не люди, которые пропали без вести. Т.е. родственники получили похоронки конкретно, но они не знают, где находятся. Но я знаю точно, что все командиры, которые подавали сведения о погибших вовремя боевых действий, они должны были (Не РАЗБОРЧИВО) рисовать или на картах обозначать место захоронения каждого конкретного погибшего человека. Вот как так могло получиться?

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое. Владимир, за вопрос.

Ю. СМИРНОВ: Получается что…

Р. САХАБИЕВ: Что нет захоронений на сегодняшний день. (НЕРАЗБОРЧИВО) нарисовали, а их нету.

Ю. СМИРНОВ: Это неучтенные захоронения, поэтому их и нет на картах. Так и есть. Вот хотите, я Вам сейчас дам. Мы только что с вахты и подняли 199 останков. И из них 7 медальонов, которые прочитали из 17. Вот даже здесь, если Вы хотите, в эфире прозвучат имена, которых мы нашли. Вот Пономаренко Матрена Ивановна, она санитарный инструктор 3-го стрелкового батальона, 19 лет девочке. На всех это произвело просто ошеломляющее впечатление. Это вот 4 мая мы закончили эту вахту. Из Алтайского края. Бурков Александр Федорович 1910 года, Тамбовский район, деревня Волково. Игнатенко Корней Федорович, 1898 года Алтайский край. Костылев Григорий Иванович 1898 год тоже, из Новосибирска. Карпенко, тоже Алтайский край и Кирин город Барнаул. Семь, которые мы из 17 медальонов уже прочитали. И два еще подлежит прочтению.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте примем еще один звонок, есть иногородний звонок. 783-90-26, але, Вы в прямом эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Александр. Я звоню из Санкт-Петербурга. Представляю молодежно-исторический фонд поисковое движение. Коротенько хочу ответить на Ваш поставленный вопрос, для чего это все делается. Так немножко нарисовать картинку. Болото, веста, холодно, мерзнут руки, кости, думаешь, зачем мне это все надо. А когда видишь глаза родственников, нашелся медальончик, все, все окупается.

Ю. МОСИЕНКО: Александр, Вам сколько лет?

АЛЕКСАНДР: Мне 36 лет.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое за звонок. Все объяснил мне Александр, очень емко объяснил.

Ю. СМИРНОВ: Да, очень емко и очень правильно.

Ю. МОСИЕНКО: 783-90-25, давайте, вменяемых москвичей послушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай. Вот опять сказали, что недавно под Санкт-Петербургом нашли массовое захоронение. И в деревню свезли сотни трупов. Трупы раздетые, говорят, что это, видимо, евреи. Почему евреев раздевали перед тем, как убить, вот это я хотел узнать. И вот под Воронежем недавно нашли захоронение огромнейшее. Они все убитые, они одетые. У них деньги в кармане, застрелены в затылок все из малокалиберного пистолета. И говорят, что это НКВД стреляло. Потому что и видимо старшие офицеры. Потому что оружие НКВД. Что Вы об этом слышали? вот интересует, почему все-таки раздевали евреев, вот непонятно?

В. ЛИКУНОВ: Ну, Вы знаете, честно говоря, вот для всех для нас это вопрос такой… открытие.

Ю. СМИРНОВ: В ступор вообще ввел. Причем тут евреи. Воевали все. И грузины, и евреи, и армяне, и русские. Да все воевали. И какая, я не вижу в этом. А как определили, что это евреи? У них, что на лбу было написано? Это, во-первых. Во-вторых, я вот, честно говоря, за столько лет поисковой работы я первый раз слышу, чтобы НКВД стреляло из малокалиберного оружия. Ну, это чего-то из области фантастики.

Р. САХАБИЕВ: Можно пояснить. Еще вот на сегодняшний момент, т.е. масса средств массовой информации, они искажают события и пишут то, что мы, бывает, члены поисковой экспедиции, поисковых объединений просто воспринимаем, как шок для себя. Потому что узнаются новые факты. Вот недавно я, например, узнал, к нам пришел новый член в организацию, говорит: ребята, почему такая несправедливость. Америку обвиняют в том, что была сброшена ядерная бомба на Хиросиму. Это было случайно, что-то еще. Человек это же черпает откуда-то. То же самое вот то, что сейчас человек говорит. Да, т.е. для нас ну просто нечего даже говорить на эту тему, наверное.

Ю. СМИРНОВ: Открытие абсолютное.

Ю. МОСИЕНКО: Кстати, очень много вопросов приходит. И большая из них часть не подписана. Пожалуйста будьте добры все, кто присылает SMS сообщения с мобильников +7 985 970-45-45, напомню номер, пожалуйста, подписывайте свои сообщения. Только так они могут быть прочитаны в эфире. Но половина подписанная. И, в общем, общая картина такова, как можно вступить в один из поисковых отрядов. Что нужно для этого сделать? И нужны ли Вам вообще такие добровольцы?

Ю. СМИРНОВ: Конечно, нужны. Дело в том, что у нас, как я сказал, в 50 регионах есть региональные поисковые объединения. У многих есть свои сайты в интернете. Многие очень известны организации. Как «Столица», как многие, многие другие. И поэтому смотря откуда человек звонит, мне трудно сейчас ориентироваться, но 50 регионов России, пожалуйста, открыты все наши организации. Приходите.

Р. САХАБИЕВ: Даже координаты можно оставить. У нас, например, у нас сейчас коллектив очень большой из девушек есть. Потому что мы параллельно с поиском, в лесу, это, можно сказать, одна форма поиска. А другая, мы сейчас издаем книгу памяти города Москвы, можно сказать переиздаем, Юрий Алексеевич…

Ю. СМИРНОВ: Да, да.

Р. САХАБИЕВ: Потому что данные обновляются, находятся медальоны. И вот мы новой серией, «Живая память» мы ее назвали. Уже издали три книги. Книга памяти района Таганский. Т.е. это обновленные данные. Те данные, которых нет в книги памяти города Москвы. Там обновленные данные, откуда ушел человек, где он работал до этого, где учился. И как бы здесь открываются новые возможности девушек принимать на работу. Потому что надо печатать, надо это перебирать. И как бы адреса, я думаю, мы можем в конце назвать. Наши в Москве, наши и коллеги, я думаю, тоже назовут телефоны, адреса. Мы будем только рады сотрудничеству.

Ю. МОСИЕНКО: Вот скажите, пожалуйста, со всеми этими данными медальонами, костями, прости Господи, которые Вы накопали во всех смыслах слова, дальше что происходит? Ну, кости, понятно. Останки захоронены. А вот чтобы найти этих родственников. Какая работа и кем она проводится?

В. ЛИКУНОВ: Через военкомат, прежде всего. В военкоматы подаются сведения, военкоматы обзванивают, дают телеграммы, собирают родственников. И родственники приезжают на захоронения. Вот в этом году нашли. Если не успевают в этом году приехать, скажем, вот 4 августа будет в Погорелом захоронение, значит, на будущий год приедут. Потому что 64 года пролежали. 65, и на следующий год приедут уже будут на захоронении.

Ю. МОСИЕНКО: Бывает такое, что родственников уже нет никого?

Ю. СМИРНОВ: Бывает.

В. ЛИКУНОВ: Бывает, да.

Ю. СМИРНОВ: На самом деле, процесс поиска – это очень сложный процесс. Это не только через военкоматы. Сейчас мы очень тесно работаем с Федеральной миграционной службой. Потому что у них есть картотека электронная на, ну, все паспортные столы они помогают неплохо. Но в основном мы надеемся на себя. Потому что вот буквально позавчера в Новгородской области и Ленинградской области проводилось захоронение останков солдат, что наши ребята нашли. И в Ленинградской области, нашли бойца, по медальону нашли его дочь. Она жила в Нижегородской области, но нашли ее как. Нашли не через военкомат, просто у нас в Нижегородской области есть наши поисковики. Мы позвонили им, сказали адрес. Они поехали туда. Нашли эту семью. И мало того, что они ее нашли. Дело в том, что женщине 70 лет. И поехать на захоронение, ну, сами понимаете, ни средств, ничего. Так ребята, грубо говоря, скинулись. И вот она уехала на захоронение туда. Так что вот так.

Р. САХАБИЕВ: Да, и причем, извините, есть очень интересные примеры. Например, мы работаем с районными газетами тесно. Т.е. это тот источник информации, который работает напрямую с жителями города Москвы. Например, мы просим приносить нам информацию, которая есть у самих людей, о своих родственниках, которые погибли на войне. И зачастую получается так, что информация не сходится. Нам приносят фотографии, еще что-то. А в архиве, вот у нас Волков Алексей работает в архиве. Он, например, такой информации найти не может. Может, это народный ополченец, о которых шла отдельная речь, как они уходили на фронт.

Ю. СМИРНОВ: Ну, правильно Дело в том, что дивизии народного ополчения, которые уходили на фронт, это дивизии народного ополчения. Они не шли по учетам Минобороны. И списков нет нигде. Я с удивлением узнал, вот ребята выпустили эту книгу памяти. Я когда ее открыл, я вообще обалдел, знаменитая фабрика, по-моему, «Большевичка»…

Р. САХАБИЕВ: У нас «Парижская коммуна», «Красный октябрь» есть.

Ю. СМИРНОВ: Да. Вы представляете, на фабрике висят доски мраморные с выбитыми именами, кто ушел на фронт, и кто не вернулся. Так вот в книге памяти в большой общероссийской их нет ни одного. А ребята практически всех нашли. И вот в этой книге памяти, которую они делают, они все есть.

Р. САХАБИЕВ: Это «Живая память Замоскоречья». Района Замоскоречья.

Ю. МОСИЕНКО: Удивительно. Так, приготовьтесь, опять Вас буду представлять, чтобы слушатели знали, с кем умеют дело. Для начала повторю, тема сегодняшней программы «Привычка жить» не вопрос на сей раз, а утверждение: «Война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат». И в студии люди, которые эту самую войну заканчивают, завершают. Юрий Смирнов, руководитель Союза поисковых отрядов России, Валерий Ликунов, руководитель поискового объединения «Сыны России» и Ренат Сахабиев, лидер молодежного движения «Молодежь и государство». Дальше читать, Ренат?

Р. САХАБИЕВ: Не надо.

Ю. МОСИЕНКО: Заместитель председателя и т.д. 20 лет молодому человеку.

Р. САХАБИЕВ: Совмещаем все.

Ю. МОСИЕНКО: Молодость и память, да, понятно. Так, 783-90-25 телефон прямого эфира для москвичей. 783-90-26 для всех, кто слушает нас в других городах. +7 985 970-45-45 — это для тех, у кого есть мобильные телефоны. И не лень, или Вы вообще состоянии после сегодняшнего салюта и салата набрать какое-то вменяемое сообщение и отправить его на наш дисплейчик. Давайте, послушаем еще звонок. 783-90-26. «Эхо Москвы». Как Вас зовут? Вы не могли бы чуть потише приемник сделать.

СЛУШАТЕЛЬ: Павел. Сделаю, конечно. Сделал потише.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо. Павел. Вы откуда звоните?

ПАВЕЛ: С Питера.

Р. САХАБИЕВ: Питер активен.

ПАВЕЛ: Ну, вопрос, который касается «Пока последний солдат…»

Ю. МОСИЕНКО: Да. Вы в прямом эфире, задавайте… Так. Павел, Вы слушаете самого себя по радио. Понимаете, не надо сегодня быть звездой. У нас сегодня звезды на груди у героев. И я очень прошу всех слушателей, хотя бы сегодня сделайте исключение. Хотите послушать себя, звоните в другие развлекательные программы. Или реагируйте на те вопросы, которые Вам задают. 783-90-25, Вы в прямом эфире. Пожалуйста, представьтесь. Вы из Москвы?

СЛУШАТЕЛЬ: Анатолий. А у меня не вопрос. Я просто хочу сказать всем спасибо. Мне 70 лет. Отец пропал без вести где-то в 42 году, где-то в Тверской губернии. Ой, разведка боем. Сами понимаете через полтора года. Там фронты друг против друга. И ничего. Спасибо всем, кто ищет. Вы поймите. Куда угодно поеду поклониться костям. Не знаю, где. Спасибо всем ребятам.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо Вам большое.

АНАТОЛИЙ: Нет, Вам спасибо. Ребятам спасибо, передайте им всем. Скажите спасибо.

Ю. МОСИЕНКО: Да, они прямо сейчас Вас слышат, Анатолий.

Ю. СМИРНОВ: Спасибо за добрые слова.

АНАТОЛИЙ: Ну, ждем. Ну, жду. Вот мать то умерла несколько лет тому назад.

Ю. МОСИЕНКО: Будут попозже все данные, как Вы сможете узнать, если уже найдены останки Вашего отца, как Вы можете их обнаружить. Спасибо. Так. Очень много вопросов по поводу других стран И как ни странно, не имея в виду все те бесчинства, которые творятся за границей. А вот, например: «Ваши поиски проводятся на территориях других государств?» Слава из Томска спрашивает. И существуют ли в странах Восточной Европы такие же поисковые отряды, как Ваши? Или там этот вопрос уже решен, спрашивает Антон.

В. ЛИКУНОВ: Нет, ничего не решен.

Ю. СМИРНОВ: Дело в том, что этот вопрос решен. Я имею в виду не страны бывшего Советского Союз. Я имею в виду страны воевавшие. Это Германия, прежде всего. Там этот вопрос решен.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот мы за пределами эфира да, мы пришли к выводу, что как раз у немцев, гонимых чувством вины огромным, они действительно уважительно очень относятся. И надо сказать, что свои кладбища здесь содержат в удивительном порядке. И денег не жалеют на это.

Ю. СМИРНОВ: У них этот вопрос был решен еще в 50-е годы. Когда прошел подворный опрос, так называемый. Это ходили, у людей спрашивали кто, где воевал, кто пропал. Т.е. у них этот вопрос был решен еще тогда. Что касается отношения к воинским захоронениям, ну, в Германии наши памятники содержатся и могилы наших солдат содержатся в идеальном состоянии. В Австрии, в Германии. Понимаете, с одной стороны, да. это хорошо. Но, с другой стороны, не могу об этом не сказать. Когда было заключено межправительственное соглашение о статусе воинских захоронений. О том, что на территории России будут восстановлены немецкие кладбища, у нас была позиция такая. Что нельзя восстанавливать немецкие кладбища до тех пор, пока наши не приведены в порядок. Но, к сожалению.ю сейчас немецкие кладбища восстанавливаются. Несколько и в Ленинградской области, и в Воронежской области, и вот во Ржеве сейчас создается немецкое кладбище. И понимаете, на фоне этих вот немецких кладбищ, а создаются они, извините, немцы к этому относятся нормально, и платят нормально, и соответственно и кладбища нормальные. И на фоне вот этого, когда стоит наш гипсовый солдат без руки, без головы, ну, вы знаете, на это страшно смотреть.

Ю. МОСИЕНКО: Вот сборные кладбища. Вы меня так заинтриговали этой формулировкой. Это что такое?

В. ЛИКУНОВ: Ну дело в том, что потери были страшные и с одной стороны и с другой. И немецких кладбищ на территории России огромные количества. И если их восстанавливать, там, где они были. А немцы тоже они не хоронили в лесу. Они хоронили на площади где-то в городе, да, то если все восстанавливать, тем более, за немецкие деньги, и все. То, извините, я даже боюсь сказать. что получится. Это у нас шикарные немецкие кладбища будут. А наши будут забыты и заброшены.

Ю. МОСИЕНКО: Но это ведь наша проблема согласитесь, правда ведь.

В. ЛИКУНОВ: Наша, да. Чего же злиться то на немцев.

Ю. МОСИЕНКО: Чего же злиться на немцев?

Ю. СМИРНОВ: Да, мы не злимся на немцев. Мы, кстати говоря, предложили интересную такую вещь. Особенно, знаете, письмо пришло, когда первое немецкое кладбище восстанавливалось, это были мы в Ленинградской области. И одна старушка написала, что как же так. Вот немцам строят кладбища. А у пять сыновей погибли и пропали без вести. И как она написала, в кровь ногти сдеру, но не будет памятника немцам на нашей земле. Ну, понять ее можно. Но, с другой стороны, есть межправительственное соглашение, да. И мы предложили что? Мы предложили очень простое решение. Мы предложили на фоне этого шикарного немецкого кладбища поставить табличку на входе, а на табличке написать слова святого Александр Невского, который сказал. И написать так: с мечом пришедшим и от меча погибшим. И таким образом, чем шикарнее кладбище, понятно, да. Они с мечом пришли. Но, кто мы такие.

Ю. МОСИЕНКО: Ренат, Вам. «Наверное, устраивать шумные акции в поддержку бронзового солдата легче, нежели извлекать из болота кости реальных солдат. Радостно, что есть молодые люди, у которых патриотизм не показной. Иван из Подмосковья». Это на номер +7 985 970-45-45. Я как раз о тех самых громких акциях Вас хотела спросить. Мы уже говорили. Я поняла, что у Вас очень негативная реакция на акцию Георгиевская ленточка. Она Вам всем активно не нравится.

В. ЛИКУНОВ: Да, почему негативная?

Р. САХАБИЕВ: Ну, своеобразная.

Ю. МОСИЕНКО: Своеобразная, я бы так сказала.

Р. САХАБИЕВ: Просто, можно, поясню, изначально, что касаемо бронзового солдата. Мы пытались наладить сотрудничество со многими молодежными движениями, это «Наши», это «Россия молодая», Это «Местные», это ряд, так скажем, кремлевских…

Ю. МОСИЕНКО: Раскрученных молодежных объединений.

Р. САХАБИЕВ: Да, брэндов уже молодежных. И что мы получили. Мы просили. Ребята, у нас ест красивая идея, после чего мы решили, что мы должны создать свое молодежное движение общественно-политическое. Мы сказали, ребята, у нас есть поисковое движение. Мы занимаемся тем-то, тем-то. Давайте мы не будем кричать, насколько плохие эстонцы и забрасывать яйцами. Что это впустую. А просто сейчас мы покажем своим ветеранам, отнесемся по-человечески, увековечивать память давайте своих солдат сейчас. Потому что у нас масса таких памятников… В Эстонии его перенесли на воинское кладбище. А у нас есть такие памятники, которые находятся вообще в лесу. И там давно не понятно, что там рядом. На что мы получили ответы. Я был на собрании «России молодой», был на собрании «Наших». И как бы везде такая позиция, знаете, это не ярко. Хотя мы предлагали уже придать свою интерпретацию, еще что-то. Сейчас выгодно повесить георгиевскую ленточку на пояс ремня…

В. ЛИКУНОВ: Дешевый пиар. И считают, что все. Мы отдали долг ветеранам. Хотя сегодня был концерт, и вот перед экранами только флаги «России молодой». А ветераны где-то сидят далеко-далеко. Ну, да, с ними Путин сидел рядом. Но Вы знаете, такое ощущение было, концерт для молодежи. Т.е. вот это нас просто возмущает. На фоне этого мы уже хотим что-то собственное придавать в этой идее. И вот на этой почве с эстонским солдатом стало уже понятно, что, да, многие политические силы и государства пользуются этой памятью, как политическим рычагом. Это негативно. Но мы должны все-таки, наверное, адекватно воспринимать этих противников уже, наверное, уже в какой-то степени. Как бы ни страшно звучало. Но люди просто должны понимать сейчас. Вот наши, вот мои товарищи, они в лесу. Вот завтра будет перезахоронение. Там есть пацаны, которым по 16, 15 лет. Кого-то другого я сейчас встретил в метро полупьяным. И причем, если его спросить, что он отмечает, то он даже не понимает, что он отмечает. Поэтому эти молодежные движения, я не знаю, это молодой человек это задал. Или взрослый. Молодежные движения сейчас больше занимаются не воспитанием молодежи, а, так сказать, сбором стада.

Ю. МОСИЕНКО: Очень, конечно, хочется, тут предлагают вспомнить всех поименно. Но понятно, что это невозможно всех поименно сейчас вспомнить за оставшиеся 14 минут эфира. Давайте посердчно. Один из личных, индивидуальных вопросов, пришедших по интернету до эфира еще. Вера Игнатьева пишет? «Мой дед Куликов Михаил Илларионович (имя триумфатора) старший батальонный комиссар много лет считался пропавшим без вести. Мама пробивалась во все архивы. Результата не было. Уже в 88-м году через Минобороны пришел ответ «Убит 23 августа 42 года». Значит, есть хоть какая-то информация. Уже давно нет в живых и бабушки и мамы нет, а у меня растут двое сыновей. Нам все еще нужна память о деде. Помогите, подскажите, пожалуйста, куда можно обратиться. Сейчас столько поисковых обществ и клубов. Где их найти?» А место гибели своего деда она указала – Сталинград, 77-й укреп район.

В. ЛИКУНОВ: Ну, я хочу сказать, что сейчас наконец-то 60 с лишним лет прошло. И, наконец, министерство обороны открыло архив. И сейчас создается электронная база данных компьютерная. Где не просто все будут сведения о погибших, пропавших без вести. Даже подлинники документов будут отсканированные на экране. Это все можно будет увидеть в интернтете. Сейчас эта работа идет. Сейчас уже в базе данных около 4 миллионов человек. Мало кто об этом знает. Я спешу…

Ю. МОСИЕНКО: Давайте, хотя бы электронный адрес дадим…

В. ЛИКУНОВ: Да, конечно, пожалуйста, записывайте.

Ю. МОСИЕНКО: Значит, три дабл ю. Правильно я понимаю? Потом латиница.

В. ЛИКУНОВ: Да, потом латинскими буквами obd, объединенная база данных, тире, мемориал точка ру.

Ю. МОСИЕНКО: Даже я записала.

Ю. СМИРНОВ: Да, и вот в этой базе данных, на сегодняшний день 4 миллиона человек. И дело в том, что в эту базу данных войдут не только данные из книг памяти. Из Подольского архива министерства обороны. Но туда войдут и наши материалы от поисковиков, что мы нашли, что мы сделали. И мы хотим вообще эту базу данных сделать расширенной. Ведь понимаете, интернет, он в основном для молодежи.

Ю. МОСИЕНКО: Да, да.

Ю. СМИРНОВ: А ведь информация, я не говорю, что молодежь не интересуется. Кстати, очень много молодежи интересуется. Но мы хотим сделать эту базу данных более интересной.

Ю. МОСИЕНКО: И доступной для ветеранов, прежде всего, наверное.

Ю. СМИРНОВ: Ну, конечно. Дело в том, что сейчас, я не знаю, правда, или нет. Вот говорят, национальный проект «Образование». Чуть ли не в каждой школе сейчас в сельской местности есть компьютеры и выход в интернет. Хорошо. И мы хотим, чтобы все школьники подключились к этой базе данных. Чтобы присылали свои ну поправки. Т.е. мы это все анализировать будем. Вносить изменения, дополнения. Потому что ведь понимаете, в базе данных в архиве иногда как написано. Боец такой-то призывался там-то, похоронен в деревне Александровка 400 метров восточнее опушки леса. На сегодняшний день этой деревни нет.

Р. САХАБИЕВ: Опушка заросла.

Ю. СМИРНОВ: Да, опушка заросла. Надо все проверять. Надо перепроверять. Вот этим мы будем заниматься.

Ю. МОСИЕНКО: Извините, меня, пожалуйста, просто два подряд вопроса от разных совершенно людей из разных мест пришло. Понятно, что время беспощадно. И сложнее с каждым годом, все сложнее и сложнее работать. Очень много вопросов по поводу того, как искать моряков. И как искать подводников. И кто-нибудь вообще этим занимается? Есть ли такие поисковые организации?

В. ЛИКУНОВ: Есть такие организации, но, понимаете, дело в том, что по закону место гибели корабля и место гибели подводной лодки автоматически считается братской могилой. Поэтому, как искать ну, извините, я сам занимался подводным плаванием. 60 метров – все. А если лодка лежит на 130. Во-первых, это очень дорого. Во-вторых, это небезопасно. Поэтому, ну, как Вам сказать, ну, это война.

Ю. МОСИЕНКО: Вопрос сегодняшней звезде эфира…

Р. САХАБИЕВ: Да Вы что.

Ю. МОСИЕНКО: Самый популярный персонаж у нас сегодня по итогам SMS сообщений.

Р. САХАБИЕВ: Спасибо.

Ю. МОСИЕНКО: Ренату Сахабеву.

Ю. СМИРНОВ: Приятно слушать.

Ю. МОСИЕНКО: «Очень интересно, в каком вузе учится молодой человек и есть ли в его институте единомышленники. Мне 20, учусь в одном из лучших юридических гос. вузов. Но ребята понятия не имеют о войне, страшно. Екатерина».

Р. САХАБИЕВ: Вы знаете, что я Вам скажу. На данный момент, т.е. даже может быть, это слышу от представителей моего военкомата. Я не учусь в вузе. Когда мне было 17, я полгода отучился в одном известном достаточно университете. Что я там видел, и я оттуда не просто вылетел, но я оттуда ушел. И на данный момент я собираюсь поступать в институт управления при правительстве Москвы. Ну, это то место, куда я задался целью поступить. Как бы все эти два года эта моя, можно сказать общественная работа, книги, которые мы издаем, благодарности ветеранов, наверное, меня от армии в какой-то степени спасли. И военком даже мне когда-то высказывал благодарность, что мы этим занимаемся. Поэтому мы ведем тесное сотрудничество с академией МЧС.

Ю. МОСИЕНКО: Такой косящий от армии патриот. Да, я никого не выдам. Из этой студии они никого не получат, обещаю.

Р. САХАБИЕВ: Так что вот так.

Ю. МОСИЕНКО: А что касается молодежи и знания вообще об истории, вот какими-то странными действительно темпами развивается. Все меньше и меньше информации в учебниках истории о Великой отечественной войне. И, кстати, вот Юрий Смирнов говорил, что вот, почему наш президент 8 кладет цветы к могиле Неизвестного солдата. Для нас все равно 9 мая – это 9 мая. Это настоящий День Победы и т.д. Могу долго спорить по поводу роли Великой отечественной войны в мировой II вообще. И стоит ли их делить, не стоит ли их делить, это отдельная дискуссия. Но, тем не менее, что касается молодежи и той очень урывистой, очень, ну, я бы сказала так, водянистой информации в школьных учебниках, что будет, если человека лет через 10-15 спросят?

Ю. СМИРНОВ: Ой. Вы знаете, я пытался это смоделировать. И особенно на базе той информации, что сейчас идет, да, вот в Польше пытаются снести наши памятники. Поставить памятник Рейгану, президенту США. Не знаю зачем. Говорят, что не было вообще концлагерей, а были оздоровительные лагеря. И на фоне вот этого всего, всей этой мути мы пытались смоделировать, что же будет через 10 лет, когда школьник будет отвечать на вопрос, касающийся Великой отечественной. А получится примерно так. Ответ школьника: когда англо-американские войска, освобождая рядового Райена, освободили от советской оккупации территорию Эстонии и Польши, а в честь этого в Польше был установлен памятник американского президенту Рейгану, многие россияне отдыхали в оздоровительных лагерях в Германии. И им так там нравилось, что американским войскам пришлось их освобождать насильно. А немецкие войска, освобождая Россию от коммуно-фашистов. уже почти взяли Москву. Но тогда политрук Грызлов сказал: велика «Единая Россия». И тысячи ребят «Наших» и «Местных», «Идущих вместе» перекрыли Кутузовский проспект, сорвав планы захватчиков. Вот примерно так это будет выглядеть через 10 лет.

Ю. МОСИЕНКО: Долго готовился Юрий Смирнов к этому вопросу.

В. ЛИКУНОВ: Знаете, что я хочу сказать. Вот у нас проходят парады на Красной площади. И последние 2 года запретили поисковикам проходить по Красной площади в камуфляже. Запретили. Значит, вместо этого, называется комитет общественных связей города Москвы, специально шьют какую-то непотребную одежду, в которой появиться страшно. Красные, зеленые, голубые и т.д. Так вот…

Ю. МОСИЕНКО: А черные копатели с Вами не ходят в черном камуфляже?

Ю. СМИРНОВ: Упаси, Господь. Они не дойдут.

В. ЛИКУНОВ: Это потом, это отдельно. Вот теперь послушайте. Мальчики после прохождения этого парада пишут следующее. Вот, например, с Челябинска один мальчик пишет: «Я приехал из Челябинска, чтобы достойно пройти по Красной площади. Пройти, как продолжатель дела моего отца. Но вместо этого мы оказались на бразильском карнавале». Т.е. вот эти вот дурацкие одежды. А другой написал просто не на бразильском карнавале. А мы прошли, как ряженые. Вот это отношение. Вот, а теперь думайте. Значит, если на государственном уровне запрещают ходить в этом камуфляже, и если все делают для того, чтобы вообще этого движения не было. Это действительно (Не РАЗБОРЧИВО). Вы спросили про деньги. Я Вам не сказал, что нам помогает, конечно, есть такая Московская городская станция юных туристов. Вот она эти деньги дает, но мы то должны ходить с апреля по октябрь, по крайней мере. А поскольку нет финансирования, значит, 2-3 вахты, вот и все.

Р. САХАБИЕВ: Можно я поясню вот эту яркую то что для себя, может быть, точечку. То, что мы говорим изначально. Есть вот такие мальчики, девушки, которые хотят этим заниматься…

Ю. МОСИЕНКО: Вы когда «мальчики» говорите, на Смирнова и Ликунова не смотрите.

Р. САХАБИЕВ: В том плане, что я сам знаю таких людей. И как бы сейчас, вот почему мы решили общественно-политическое движение. Потому то эта идея, сейчас ей играют политически уже. Уже поднимаются на то, что это наше чувство достоинства, наше чувство патриотизма. Вот эта победа, да, изначально. И мы, чтобы этого не было такого, что вот гордость форму камуфляжную с нас снимают. Тогда были белые с зеленым какая-то форма непонятная.

Ю. МОСИЕНКО: Вы про форму не кричите, Ренат. Сейчас Вас военкомат послушает и прямо сразу наденет. Давайте, про форму Ликунов и Смирнов будут говорить,. что это не красиво обряжать поисковиков.

Ю. СМИРНОВ: Знамя победы заменить непонятным флагом.

Р. САХАБИЕВ: Да, вот т.е. для этого мы и пытаемся отстаивать свои интересы уже.

Ю. МОСИЕНКО: Напоследок мне хочется удовлетворить большую часть наших сегодняшних вопросов, пришедших по интренету и через SMS сообщения. Будьте добры, давайте мы еще раз повторим адрес в интеренте. Это Минобороновский, правильно, база данных?

В. ЛИКУНОВ: Это Минобороны совместно с Союзом поисковых отрядов. Это obd латинскими …

Ю. МОСИЕНКО: Тройное дабл ю obd…

Ю. СМИРНОВ: Obd мемориал точка ру.

Ю. МОСИЕНКО: Через дефис. obd дефис мемориал латиницей.

Ю. СМИРНОВ: Тире.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, да, тире. Да, точка ру. А еще, раз уж так много желающих. которые хотят вступит в Ваши ряды, будьте добры, хоть какие-нибудь контакты свои оставьте. У Вас есть какой-нибудь сайт официальный?

Р. САХАБИЕВ: Я даже более того скажу… Да. У нас есть и сайт и телефон. Например, мы сейчас делаем книгу памяти города Москвы. Если есть москвичи, которые интересуются. Сейчас мы вышли на администрацию Центрального административного округа, и будет по всем районам создана книга. Поэтому телефон записывайте. Собираем информацию по родственникам погибших из центрального округа. 953-63-79. Поисковое объединение «Столица». Можно Ренату, можно Алексея Воронкова, можно Конашенкову Викторию. Ну, там уже по Книге памяти Т.е. скажите Книга памяти, это как кодовое слово.

Ю. МОСИЕНКО: 953-63-79. Это центральный административный округ, правильно?

Р. САХАБИЕВ: Москва была в годы Великой отечественной войны – центральный округ.

Ю. СМИРНОВ: Это ведущее объединение Союза поисковых отрядов России.

В. ЛИКУНОВ: Т.е. можно обращаться по всем вопросам практически.

Ю. МОСИЕНКО: Дорогие мои гости, еще раз Вас напоследок представлю. Извините меня, пожалуйста. Это механика эфира. Но я это делаю с огромным удовольствием. Юрий Смирнов, руководитель Союза поисковых отрядов России. Спасибо, что нашли время, что только вернувшись с вахты памяти…

Ю. СМИРНОВ: Спасибо Вам.

Ю. МОСИЕНКО: Конечно, вот это словосочетание мне не очень нравится влксмовское…

Ю. СМИРНОВ: Мне тоже.

Ю. МОСИЕНКО: Но, тем не менее, спасибо Вам большое, что пришли. Спасибо за то, что все это делаете. Валерий Михайлович Ликунов, руководитель поискового объединения «Сыны России». Вам спасибо тоже громадное. Вы, я знаю, добирались с огромным трудом до нас сегодня на Арбат. И звезда сегодняшнего эфира, косящий от армии, но при этом настоящий патриот Ренат Сахабиев, лидер… Сейчас все до конца прочту. Лидер молодежного движения «Молодежь и государство», зам. председателя правления региональной общественной поисковой организации военно-патриотического объединения «Столица».

Р. САХАБИЕВ: Мне теперь точно в подполье надо уходить после эфира.

Ю. МОСИЕНКО: Вы знаете очень много предложений о том, куда можно передать деньги,. если возникнет такое желание. Я думаю, если Вы позвоните 953-63-79. Сразу просите Рената. Он их пристроит эти деньги действительно правильно. Еще раз всех с праздником, еще раз всем спасибо, кто звонил, кто присылал свои вопросы по интернету и т.д.

Ю. СМИРНОВ: Спасибо Вам большое.

В. ЛИКУНОВ: Да. От нас низкий поклон всем ветеранам. Большого счастья, здоровья.

Ю. МОСИЕНКО: Присоединяюсь. Триумфальной ночи всем.

В. ЛИКУНОВ: Да, спасибо.

Р. САХАБИЕВ: Всего доброго.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире