'Вопросы к интервью
ЮЛИЯ МОСИЕНКО: «Привычка жить». Причем не просто жить, но и переосмысливать то, что нажил. Юлия Мосиенко в прямом эфире. Гостей, вернее гостья у нас пока одна. Ибо Никита Борисович Джигурда, народный артист России опаздывает. Не знаю, кричать «стыд, позор», или просто тихонько ждать. Мы с Евой Весельницкой решим по ходу дела. Я напомню, Ева Весельницкая сегодня отвечает за наше психологическое здоровье, мое лично, Вас, дорогие слушатели и нации в целом. Ибо она психолог, член Общероссийской общественной организации «Профессиональная психотерапевтическая Лига». Все правильно сказала?

ЕВА ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Все правильно.

Ю. МОСИЕНКО: А еще она сейчас призналась при выключенном микрофоне, что она 27 лет занимается психотехникой. Мне стало страшно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Это не страшно.

Ю. МОСИЕНКО: От техники к механике эфира. Напоминаю, что у нас как всегда два телефона прямого эфира. Плюс возможность посылать с мобильных телефонов свои SMS сообщения, они же соображения на номер +7 985 970-45-45. Пока мы ждем Никиту Борисовича, стоит сказать, а что мы собственно здесь в столь поздний час собрались. А собрались мы не просто так. Тема изначально называется «Переоценка ценностей». И говорить мы все-таки будем немножечко не об этом. А о кризисе, который мы, кажется вечно, ну, всегда кризисом среднего возраста. Ну, сколько я себя помню, это всегда называлось именно так. А теперь получается, что этот кризис помолодел. Точнее будет сказать, стремительно молодеет. Ибо люди стали подводить итоги, как меня правильно поправила за пределами эфира Ева Весельницкая, уже к 27 годам. Ну, я вообще-то рассчитывала на тридцатник. Ибо как мне еще кажется, мне еще до него целый год. Да, и я так рассчитывала, а оказывается, что я его счастливо пережила этот самый кризис четверти жизни. Это помните, как в «Джазе только девушки»? Мерилин Монро говорит: 25 лет, четверть века, впору задуматься. Так вот два телефона прямого эфира сегодняшних мы разделим по принципу: 783-90-25 это будет телефон для тех, кто прошел этап переоценки ценностей, счастливо справился с этим самым кризисом, когда бы он ни случился, в 25, в 27, в 30, или вот тот самый стабильный сороковник знаковый. Если Вам удалось справиться, и Вы верите, что он действительно есть, и что Вам пришлось что-то переоценивать в этой жизни, 783-90-25, напоминаю, это Ваш номер. А для тех, кто начисто отметает сам факт существования так называемого кризиса любого возраста, кто считает, что ценности на то и ценности, чтобы их не подвергать никакой переоценки. Давайте сделаем следующий номер 783-90-26. Разница в одну циферку 25 для согласных и преодолевших…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Переживших.

Ю. МОСИЕНКО: Да, переживших. И 783-90-26 для тех, кто не верит вообще в это все, только в летающие тарелки, скажем. Или, наоборот, даже в летающие тарелки готов поверить, а в кризис любого возраста не готов. И еще, пожалуйста, не забывайте, если Вы слушатели иногородние, слушатели «Эхо Москвы» в других городах про код города Москвы. После 8 следует набрать заветные три цифры 495. Это код нашего города-героя. Он же сегодня еще и курорт.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да?

Ю. МОСИЕНКО: Да. А Вы не заметили на улице дождик такой мерзкий. Пока мы ждем, я еще раз напомню, что пока мы ожидаем Никиту Джигурду, народного артиста России, похоже, оправдываться он будет не только за опоздание…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, не будем заранее думать о человеке плохо. Может быть, дела таковы, что мы с уважением поймем его и извиним.

Ю. МОСИЕНКО: Да, безусловно. Оправдываться он будет совсем за другое. А пока давайте поговорим…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Давайте, поговорим.

Ю. МОСИЕНКО: Да. Ева, давайте, поговорим. О чем говорит, извините, за тавтологию, о чем говорит такое подведение итогов в раннем возрасте. И вообще о чем говорит то, что этот кризис сам по себе помолодел?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вы знаете, кризис и, сама по себе, переоценка ценностей не так уж противоречат друг другу. Потому что когда человек приходит к кризису, это значит, что все ценности, которые у него были, вели его по жизни, каким-то образом реализовались, или перестали быть для него важными. О чем это говорит? Теперешнее помолодение такого переживания, кризиса? О том, что время очень убыстрилась. Скорость жизни стала совершенно другая, по сравнению, скажем, с серединой прошлого века, когда психологи только что заговорили всерьез о всех этих кризисах. Дело в том, то во многом ценности человеческой жизни определяются внешней стороной этой жизни. И последние 15, уже чуть больше чем 15, почти 20 лет жизни, как раз появился другой мир. Совершенно другой начался мир. И люди, которым сейчас 30, они как раз как бы представители этого мира. Это стал мир для нашей страны, в котором все можно было сделать очень быстро. Который менялся с такой скоростью, что одна из любимейших пословиц 30-летних «кто не успел, тот опоздал». И вот этот жуткий ужас опоздать очень многих двигал. Те, кто казался способен быстро ориентироваться в меняющемся мире, быстро считать, быстро замечать эти изменения. Видеть возможности, которые предоставляет рушащийся мир, который для людей гораздо более взрослых, сложившихся, закостеневших в своих привычках и устоявшихся ценностях, казался трагедией, для таких людей молодых это был мир и время шанса. И вот использовать этот шанс, не успев закончить институт, по дороге доучиваясь, по дороге что-то выясняя, узнавая, понимая, что можно жить по-другому. Использовать шанс. Вот это была, пожалуй, такая вот главная ценность этого периода. Использовать шанс. И те, кто его использовали, а откуда они знали, что шанс был какой? Успешность. Реализоваться, не пропасть в этой жизни, проявиться, оказаться на определенной планке социального успеха. И естественно есть целый список этих вот штуковин, которые обозначают социальный успех.

Ю. МОСИЕНКО: Простите. Ева. Вы сейчас говорите про этот самый молодой кризис. Правильно?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, конечно. Я говорю про то, что ребята вот теперешние, 28, 30 лет, очень многие из них уже просто на таких должностях, в таком социальном статусе, с такой обеспеченностью жизнью, что…

Ю. МОСИЕНКО: С таким соцпакетом и с такой зарплатой.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, и с такой зарплатой. Что они, честно говоря, немножко растерялись. Я сталкиваюсь с такими людьми, они ко мне приходят, у них проблемы, проблемы, проблемы. Они не успели отжить многих вещей, которые бы они смогли сделать не спеша. Они пролетели по этой жизни с бешенной скоростью. И в определенном смысле, будучи очень взрослыми, потому что на них ответственность, они руководители, они заняты бизнесом, они заняты делами, должностями, в которых ответственность очень велика…

Ю. МОСИЕНКО: Давайте, ковырнем поглубже. Предпосылки? Ведь их родители это люди, которые, ну, наверное, максимум лет 7-10 назад этот кризис пресловутый 40-летнего возраста, 40-летнего рубежа преодолели. Это мы говорим сейчас об их детях.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Или не преодолели. Да, мы говорим об их детях. Но дело в том, что для большинства родителей, именно для большинства это был гораздо более тяжелый кризис. Потому что вот это изменение страны, оно для них многих оказалось трагедией.

Ю. МОСИЕНКО: Кто-то сумел приспособиться, кто-то нет.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Кто-то нет. У них просто все рухнуло. Потому что жизнь была гарантированная. Люди знали, во сколько лет, на сколько у них увеличится зарплата, сколько они проживут, когда они что получат, когда наступит очередная должность, звездочка, большой беды не будет. Она все равно будет…

Ю. МОСИЕНКО: Да, даже если не увеличится, большой беды не будет, раз в месяц он свои 120 р. будет иметь.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: И пенсия была заранее известна. А ситуация такова, что такой разрыв между отцами и детьми, как в наше время, в этой нашей стране не был очень давно. Такой разрыв как раз и происходит во времена слома строя. Дело в том, что чем быстрее живут люди, тем менее важен опыт предыдущих поколений. А это страшно обидно.

Ю. МОСИЕНКО: Кому? Бабушкам, дедушкам?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Для большинства взрослых. Так бабушкам, дедушкам… Я, честно говоря, как бы по возрасту должна бы себя тоже к ним отнести. Если ты не успеваешь за временем, и если ты не меняешь установки на жизнь и ценности, если ты не в резонанс с этой жизнью, если ты обижен, что у тебя отобрали жизнь, которая была, и как будто у тебя отобрали всю жизнь, ты уже все, ты опоздал. И ты тогда не понимаешь своих детей. Вот этих вот 30-летних понять 50-летние уже практически не могут очень часто. Они инопланетяне.

Ю. МОСИЕНКО: А главная проблема в том, что 20-летние сами себя понять не могут. Потому что как Вы правильно сказали, вот мы болтали до эфира, им просто больше нечего хотеть. С этими самыми зарплатами, статусом.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, больше нечего. Они не успели, потому что, понимаете как, это все внешние факторы. И когда человек рвется на гору, ему главное чтобы до нее добежать. Дело в том, что большинство из них не очень знает, зачем они туда бежали. Вот в этом вся проблема. Ценности, они, если они внешние, то они очень часто приводят человека по достижении их, к кризису. Все. Что еще? Еще один дом? Еще одну квартиру? Ну, еще более крутую машину? Ну, скажем, некоторые знают, что вот это уже почти планка. Вот он топ-менеджер. И в принципе карьерный рост, ну, хозяином он не станет, скажем. И они быстро соображают, что там уже подпирают еще более молодые. Уже 30-летние. 35-летние уже оглядываются на то, чтобы как бы им не затормозиться. Потому что чем выше они в этой социальной пирамиде, тем там меньше места. Площадка то узенькая становится. Ну, сколько может быть топ-менеджеров в самой большой компании? Не более определенного числа. Или ты рвешься изо всех сил и надрываешься бесконечно, чтобы на этом удержаться, либо найдутся молодые, рьяные следующие, которые еще свежее. Еще бодрее.

Ю. МОСИЕНКО: Мы все о карьере и о карьере.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: А потому что мы говорим о достижении. Поэтому о карьере.

Ю. МОСИЕНКО: Но есть еще достижения на личном фронте. Люди сейчас не спешат, да, вступать в брак. Не спешат обременять себя детьми.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Естественно, а это связано. Некогда. Дело в том, что брак, семья воспринимается в карьерной гонке, как обуза. Потому что забирает силы, забирает время, и, кроме того, требует души, уже внутренних, душевных затрат. А душевные затраты в отличие от социальных усилий, интеллектуальных усилий, они не требуют спешки, они как раз как бы с точки зрения социальной гонки очень медленны. Для того чтобы строить отношения, для того, чтоб тратиться душевно, человеку нужно время. Это в суете и на бегу не делается.

Ю. МОСИЕНКО: С одной стороны, хочется сказать вот о тех людях, которых Вы сейчас так высокопарно жалеете.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я им сочувствую, скажем так.

Ю. МОСИЕНКО: Или сочувствуете. Хочется, я преисполнена уважением к ним. Ах, как много они добились, как все замечательно. Но опять же, возвращаясь к их несчастным родителям. Ведь эти дети, они сделали это все по большей части не самостоятельно. И это лишь игра в независимость.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ой, не скажите. Я не совсем с Вами согласна.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот например. У меня статистика перед глазами. По сравнению с 2000-м годом дети, которые живут сейчас по достижении 18-летнего возраста без родителей самостоятельно, увеличился процент этих самых самостоятельных детей, так называемых, я бы сказала, самостоятельных, с 12% по сравнению с 2000-м годом до 28%, В два с лишним раза.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Очень значительно.

Ю. МОСИЕНКО: Огромна разница. 7 лет прошло всего лишь. Но при этом изначально вот эти самые дети, которым в 2000-м году покупали квартиры, и они стали жить самостоятельно, они так и продолжают рассчитывать на помощь родителей.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Естественно.

Ю. МОСИЕНКО: А те, которые в 2007-м, уже закончив институты, приобретали свои квартиры…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет, но они же сами это делали естественно. Вы поймите, мы же все-таки не горим о 18-летних. Мы говорим о тех, кому 30. А те, кому 30, у них могут быть или маленькие дети, или они только сейчас будут жениться. Дело в том, что те, кому 18-20, это дети тех, кому сейчас 40-45. И это те, кто 15 лет назад тоже спохватился. Они были совсем молодые. Кто рванул с эту же жизнь, во-первых, в простом желании выжить. И кто-то выжил очень удачно, а кто-то менее удачно. И, кстати говоря, вот эта самостоятельность детская, это во многом эгоизм родителей. Освободиться как можно раньше. При всем том лучше давать деньги, и живи сам. И разрыв эмоциональный идет очень сильный. Они такие же. Они просто обрекли себя на одну простую вещь. В этом стремлении выжить и как бы обеспечить детей, они как бы фактически очень часто этих детей своих теряют. Т.е. такая ценность, как связь поколений, как поддержка эмоциональная, как вот это вот за спиной семья. И дети не как тот, кто подаст воду, потому что обеспеченные люди, дай Бог, чтобы им нашлось, кому подать воды и без детей, но вот эта пустота. А зачем, смысл. Я однажды слышала одного очень богатого человека из Канады. Он был, правда, уже так ну хорошо за 50. Он очень был богатый человек. Он вдруг пришел к Богу на старости лет. К простому такому Богу, привычному, домашнему. Но все-таки к Богу. И приезжал сюда в тот период, когда миссионеры со всего света любили приезжать в Россию, чтобы учить нас жить, он рассказал вещь, которая вызвала бешенное сочувствие к этому смешному, с одной стороны, человеку. Он невероятно богат. Одни из самых богатых людей в Канаде. И он говорит, что я вдруг оглянулся и понял, что я совершенно не знаком со своей женой. Эта женщина как-то там все время живет. Я абсолютно не знаю своих детей. Это люди, они совершенно не похожи на тех младенцев, которых я смутно помню, которые родились в то время, когда я начинал делать карьеру. И он понял, что в общем-то… Нет, конечно, им достанется наследство, но он в результате один, ни с чем. Вот это ведь тоже смена ценностей. Он тоже ни с чем. Потому что, а сейчас просто это происходит сильно раньше.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. подождите. Вы хотите сказать, что признаки кризисов, что у 25-летних, что у 28-летних, что у 40-летних, они одинаковые?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, одинаковые. По существу, да. Если мы говорим вот о таком кризисе. Что люди стали достигать практически потолка своей социальной жизни, своего социального роста и социальной реализации. Потому что вообще-то психологи давно знают о существовании двух кризисов. Кризис 27-летних, он был всегда известен. Он не такой болезненный и яркий. А кризис вот этих 40-летних, он очень яркий, потому что это был момент, когда люди достигали практически потолка своей социальной жизни. Ну, как карьера сделана, дети уже выросли, все в порядке, пора о душе подумать. Ты уже никому не нужен.

Ю. МОСИЕНКО: Извините, пожалуйста, просто пришло сообщение на номер +7 985 970-45-45. Номер для SMS сообщений. Иван, который судя по тому, что он как раз представился «Иван, 27 лет», человек, переживающий этот самый кризис, но, видимо, не замечающий этого, ибо он написал: «Я много раз переоценивал отношение к жизни. В 12, в 17, в 23, и в 26 лет. Менее наивным стал. Я думаю, это достигается упражнениями». У Вас такие завидные 5 лет, постоянство проходит. 12, 17, 23. В прошлом году тоже. Иван, хочется как-то конкретики. Объясните. Например, что с Вами произошло в 12 лет? Это личный интерес, просто любопытно. 783-90-25, напоминаю, телефон прямого эфира и программы «Привычка жить». Этот номер для тех, кто прошел этап переоценки ценностей. Счастливо справился с кризисом, преодолел его, а 783-90-26 для тех слушателей, которые отвергает само понятие кризиса, как такового, любого возрастного кризиса. Считают, что переоценки ценностей быть не может, ибо ценности, они есть ценности.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Так вот смотрите. Иван, который нам написал это, он абсолютно прав. Он как раз и продемонстрировал убыстрение жизни. Вот он рассказал о том, в каком темпе идет жизнь. Вполне можно предположить, что в 12 лет он пережил тот кризис, который случается с подростками. Когда ребенок становится подростком. Это первый, самый больной кризис. Тяжелые подростки. Нет тяжелых подростков. Есть просто люди, которые из детей вылупливаются в ну как бы социально значимых людей. Они уже хотят социальной значимости, независимости. А при этом они материально зависимы, и социально зависимы, перед законом зависимы. Т.е. объективно зависимы по всем местам. Психологически они начинают себя ощущать, как самостоятельную личность. Вот Вам и трудный человек. Если не уважить его потребность к самостоятельной жизни, вот Вам первый кризис, а если человек успевает это понять, а если у нас сейчас такое время, что можно уже и деньги начинать зарабатывать в подростковом…

Ю. МОСИЕНКО: Кризис настиг меня прямо сейчас, я сознаюсь, Ибо теперь я запуталась.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, давайте.

Ю. МОСИЕНКО: Если Вы говорите о том, что традиционно считающийся трудным период подросткового созревания, тогда человеку хочется самостоятельности. Сейчас мы с Вами говорим, к чему эта самостоятельность приводит. И о том самом помолодевшем кризисе 40-летнего рубежа.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Совершенно точно.

Ю. МОСИЕНКО: Я уже перестаю что-либо понимать. Может быть, слушатели помогут. Давайте, послушаем уже…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я думаю, что люди как раз все понимают прекрасно.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте послушаем для начала тех, кто справился с кризисом, тех, кто этот рубеж перешел.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Конечно, это интересно всегда.

Ю. МОСИЕНКО: 783-90-25, «Эхо Москвы», «Привычка жить», Ева Весельницкая, Юлия Мосиенко, слушаем Вас, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Андрей.

Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер, Андрей. Ну, первый вопрос, извините, сколько Вам лет?

АНДРЕЙ: 30.

Ю. МОСИЕНКО: Знаковый возраст. Вы не могли бы потише сделать приемник, или отойти от него, а то у нас двойное «Эхо Москвы».

АНДРЕЙ: Да, конечно.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо Вам большое. Итак, когда кризис Вас настиг, в чем он выражался, и как Вы его преодолели?

АНДРЕЙ: Много вопросов сразу. Я постараюсь справиться с ними. Дело в том, что у меня подозрение что кризис не закончился. И я бы не называл его кризисом. Переоценка ценностей, по-моему, это такая штука, которая происходит с человеком постоянно. Другое дело, что есть, наверное, какие-то ценности, которые переоценить нельзя. Ну, такие, как любовь, дружба, какие-то такие чувства крупные. А когда началось? Наверное, в 27. Тут Вы опять же правы.

Ю. МОСИЕНКО: Вы какой-то классический у нас и пример и слушатель, Андрей.

АНДРЕЙ: Я и сам уже этого боюсь…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Не бойтесь, не бойтесь.

АНДРЕЙ: В чем, мне кажется…

Ю. МОСИЕНКО: Вы все равно в чем-то не стандартный. Не волнуйтесь, Вы дозвонились. Это делает Вас особенным.

АНДРЕЙ: Я и не волнуюсь. Скорее, у меня к Вам вопрос вот какого характера. Да, мне приятно Вас слушать, да. И у меня большое подозрение, что Вы сами запутались. Потому что, объявив тему о то, что Вы говорите о кризисе среднего возраста, и привязав его к 27-30 годам, Вы вот все предыдущее время, а прошло уже почти полчаса, говорили о многом, но конкретно не об этом. И поэтому периодически запутывались. Ну, вот, скажем, люди, которые достигли хорошего положения в обществе социального. Им не за что бороться. И тут же Вы говорите, что их прижимают менеджеры более низкого звена. Стало быть, бороться можно с этими менеджерами. Здесь мне не понятно, в чем кризис. Ну, боритесь дальше. Кроме того, если кризис происходит в 27-30 лет, а не в 40, и человек прожил всего 30 лет, значит, у него есть возможность прожить две жизни, согласитесь.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот это и есть кризис.

АНДРЕЙ: И еще много времени. И давайте проживем другую жизнь. И будем добиваться чего-то другого…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот.

АНДРЕЙ: Тем более что деньги есть.

Ю. МОСИЕНКО: А Вы готовы… Вот понимаете, в чем разница. Вы готовы прожить другую жизнь.

АНДРЕЙ: Конечно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: А вот понимаете, проблема-то в том, чтобы прожить другую жизнь, нужно обрести другие ценности. Если одни ценности реализованы, то нужны другие ценности, понимаете. И весь кризис – это пауза, между тем, когда одни ценности реализованы, а других еще нет. Они не дают ни сил, ни энергии для движения, вот эта пауза и есть то, что называется кризис.

АНДРЕЙ: Замечательно. Смотрите. Мы с Вами жонглируем словами. Ну, что такое кризис, мы разобрались. Теперь, давайте, определим, что же такое ценности, которые меняются. Какие ценности меняются конкретно. Назовите их?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, почему, это у каждого человека отдельно. Есть люди, у которых главные ценности – это материальное благополучие. И достижение определенного финансового статуса. Это для них служит знаком, что они состоялись, что они важны, что они нужны. Понимаете, есть люди, для которых это вообще не ценность. А ценность это скажем семья, дети, и благополучие не их личное, а детей. Там как будет дальше для детей. Есть люди, для которых, как Вы говорите, вот такое большое чувство, как любовь или дружба. А есть люди, для которых это совершеннейшая не ценность. Они вполне заменяют это приятными отношениями на протяжении завоевания социального статуса.

Ю. МОСИЕНКО: Пока мы говорили с дотошным слушателем Андреем, простите, чуть Алексеем не назвала, в студию впорхнул долгожданный Никита Борисович Джигурда, народный артист России. Здравствуйте, мы Вам искренне рады.

НИКИТА ДЖИГУРДА: Здравствуйте. Здравствуйте. Еле Вас нашел.

Ю. МОСИЕНКО: Вы еще наденьте микрофон, и совсем все будет хорошо.

Н. ДЖИГУРДА: Подъехал на машине, а у Вас же не написано «Эхо Москвы».

Ю. МОСИЕНКО: Мы засекреченная организация.

Н. ДЖИГУРДА: Вот видите, написано «Единая Россия». Думаю, не может…

Ю. МОСИЕНКО: Нет, к нам отношения не имеет.

Н. ДЖИГУРДА: Вот видите, а большая вывеска «Единая Россия» имеется.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, хорошо, что Вы дверью не ошиблись. Но если Вам кажется, что Вы будете сейчас оправдываться за свое опоздание…

Н. ДЖИГУРДА: Я нет…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Не надейтесь.

Ю. МОСИЕНКО: Для начала, давайте, мы с Вами познакомимся. Ибо мы Вас знаем, а Вы нас нет. Меня зовут Юлия Мосиеко, я ведущая программы «Привычка жить». Это Ева Весельницкая, замечательный психолог. Сегодня она у нас, как я уже сказала, за здоровье всей нации отвечает.

Н. ДЖИГУРДА: Я услышал последние фразы и полностью с Евой согласен.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Приятно.

Н. ДЖИГУРДА: И как Адам, и как наследник Адама, я полностью согласен.

Ю. МОСИЕНКО: Как первый и последний мужчина на этой земле.

Н. ДЖИГУРДА: Я согласен с тем, что человечество замкнулось на материальных ценностях, забывая, что это одна многомиллионная наша часть вообще, физический мир.

Ю. МОСИЕНКО: Вот собственно, с чего я хотела начать. Я не буду Вас спрашивать, почему Вы опоздали, почему Вы выбрали дверь с «Единой Россией»…

Н. ДЖИГУРДА: Это на Вашей двери написано «Единая Россия». А «Эхо Москвы» не написано. Вот видите, как бывает.

Ю. МОСИЕНКО: Вот услышит это завтра Алексей Алексеевич и будет вне себя.

Н. ДЖИГУРДА: Ну, так же написано. Это вот так же и с человечеством…

Ю. МОСИЕНКО: Мы проверим, я ни разу не видела этой двери заколдованной…

Н. ДЖИГУРДА: Вот человечество замечает физический мир, вывеску такую яркую. А что внутри суть, это очень символическая ситуация, а внутри свои тела, тонкие тела, свою душу, свой дух…

Ю. МОСИЕНКО: Вы сейчас со страшными терминами, понимаете…

Н. ДЖИГУРДА: Какие? Душа страшный термин?

Ю. МОСИЕНКО: Да, нет. Что за одной дверью скрывается другое.

Н. ДЖИГУРДА: Вот об этом я и говорю, главное найти нужную дверь.

Ю. МОСИЕНКО: Начну еще раз. Я все в ту же дверь стучусь к Вам, Никита Борисович. Я говорю, оправдываться за то, что Вы опоздали, уже не стоит.

Н. ДЖИГУРДА: Конечно.

Ю. МОСИЕНКО: Теперь нужно оправдать свое присутствие здесь, извините. Вот так вот ни в бровь, а в глаз.

Н. ДЖИГУРДА: Так я же пытаюсь это делать. Люди забыли, что они есть боги.

Ю. МОСИЕНКО: Оправдайте свое присутствие именно на этой программе, да, добровольный приход на тему «Переоценка ценностей».

Н. ДЖИГУРДА: Да, ну, я Вам говорю. Вы услышите меня. Люди забыли, что они и есть боги. И забыв, что они боги, стали жить, как человеки, которые поверили, что они твари и животные. И поскольку большинство людей верят, что они слабы, ничтожны и все, что связано с этим понятием, они вынуждены совершать те поступки, которые докажут им их так называемую греховность. Великий поэт Гавриил Державин, учитель Пушкина давным-давно написал: «Я царь, я раб, я червь, я бог». На чем акцент будем делать? Огромное количество веков человек делал акцент на том, что он червь, на том, то он раб. Избранные были царями, очень маленькое количество. Избранное количество, наши братья масоны, знали, что они боги, но держали это в тайне только для себя. И наступил 21 век, когда должна осуществиться главная переоценка ценностей. Я говорю, это как в инртернете, какое ключевое слово ты закинул в него, ту информацию ты и получаешь. То же самое, наши мысли, чувства, действия – ключевое слово, в ноосферу, в космический интернет…

Ю. МОСИЕНКО: По-моему, уже бессмысленно спрашивать, что для артиста Джигурды истинное ценности.

Н. ДЖИГУРДА: Артист Джигурда прикидывается артистом. Потому что …

Ю. МОСИЕНКО: На самом деле он бог.

Н. ДЖИГУРДА: Быть артистом, на самом деле, мы все боги. А артистическая профессия, она позволяет быть адекватным. И многие серьезные вещи говорить в шутливой в прикольной, в драйвовой форме, не будучи сожженным на костре, уложенным в психушку…

Ю. МОСИЕНКО: Времена изменились Никита Борисович, Вы расслабьтесь. Все нормально.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Сейчас уже не страшно.

Н. ДЖИГУРДА: Об этом я же и говорю.

Ю. МОСИЕНКО: Когда с Вами это случилось. Когда произошла переоценка.

Н. ДЖИГУРДА: Случилось это со мной в 95-м году. Когда я отказался от так называемой раскрутки в образе такого русского богатыря. Когда мне неоднократно предлагали войти в шоу-бизнес и поднимать эту тему русского богатыря, борющегося с нечистью. А я уже тогда играю в фильмах «Любить по-русски» и «Ермак», понимал, что это во многом иллюзия вообще с оружием в руках, холодным оружием в данном случае отстаивать какие-то высшие принципы и высшую гармонию построить невозможно. Можно победить врага и радовать себя тем, что ты победил врага, но как у Шварца «Убить дракона». Убив дракона, ты сам становишься драконом. И вот когда я сыграл в фильме «Любить по-русски» и в «Ермаке», видимо, вот этот дракон во мне, он вышел из меня. Я его победил любовью. Я перестал с ним бороться. Я сказал: дракон, я люблю тебя, я уважаю, спасибо тебе за все, что ты для меня сделал, но я перехожу в новое качество. Я отказался от раскрутки. Потому что любимый мой анекдот, притча звучит очень интересно, когда богатырь подъезжает к пещере, размахивает мечом и орет: Змей Горыныч, выходи на ратный бой. И Змей Горыныч отвечает: выйду-то я выйду, но зачем в ж*пу орать. Вот этот анекдот и притча мне очень нравится. И когда до сих пор огромное количество и творческих и политиков и т.д. орут вот в это место и думают, что они борются за какие-то высшие ценности, мне смешно на это смотреть. Я радуюсь тому, что в 21 веке можно озвучивать идею человека-творца и через труды, через поэзию, через искусство, через воспоминания великих мира сего, которые неоднократно писали об этой идее. И Макс Волошин, гениальный, которому в этом году 130 лет, писал, во времена гражданской войны, мочат белые красных, а белые красных. А Макс Волошин в 23 году пишет: а человек не будет никогда ничем другим, во что он страстно верит. Так будь же сам вселенной и творцом, сознай себя божественным и вечным. Вот она идея.

Ю. МОСИЕНКО: Дракон знаком с поэзией серебряного века, удивительно, но не огнедышащий, что меня успокаивает, я напротив сижу как раз.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, так вот, Юля. понимаете, Никита Борисович вознес нас к таким ну как бы высоким пластам той самой проблемы, о которой мы с сами достаточно приземленно…

Ю. МОСИЕНКО: Увел нас от финансов.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Но, кстати говоря, не увел, а как раз обозначил, но очень художественно и красиво, как он это может, повод для этого самого кризиса. Потому что мы с Вами поговорили о том, как к 30 годам, достигнув всех возможных социальных благ, люди попадают в кризис. А почему попадают? Вот наш дотошный слушатель как раз был в определенном смысле прав. Мы подошли к этому месту. Нет других ценностей. Ценности реализованы, они их набрали очень мало. Потому что они только выросли на том, что: держи деньги, деньги. И чтоб тебя не затоптали. Понимаете, этот рывок, он произошел очень быстро, не затоптали. Деньги есть, финансы есть, а зачем нету. Вот изменение ценностей, отсутствие кризиса может возникнуть действительно, если у людей будет хоть какой смысл. Потому что деньги не могут быть целью. Социальный статус не может быть целью. Если человек в результате того, что он хочет реализовать какую-нибудь свою задумку, сделать дело, реализовать свою идею, по дороге реализуя эту идею, делая дело, добиваясь возможности своего творческого проявления, в чем угодно в бизнесе, в театре, это не важно. Он дело это, оно просто обросло, как следствие, тогда у него не будет такого острого кризиса. Потому что он создал платформу для дела. У него дальше перспективы. Он дальше видит, что можно делать. Если деньги и успех были только конечной целью, чтоб я не умер… Ну, призрак там умирания с голоду… Ну, кто при каких деньгах умирает. Вы же знаете. У кого субжетки, у кого жемчуг мелкий. Это уже вопрос, кто какую планку себе ставит. Но если его преследовала только эта цель. И к 30 годам он увидел, что ну уже действительно, все так легла карта, уже все так выстроилось, что уже никто никуда не умрет, И если: а зачем все это было? Ну, хорошо. Ну, сколько можно ходить на работу? Если мы уже вспоминаем Шварца, там бургомистр тоже же говорит: я, конечно, не герой, но каждый день я хожу…

Ю. МОСИЕНКО: Что-то героическое в этом есть.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, что-то героическое в этом есть. Сколько можно себя обманывать, в том, что это героическое. Опять нет смысла. Дело в том, что получается, что человек вынужден переоценивать, или находить другие ценности, или признавать. Кризис подходит тогда, когда человек признает, что ценности, которые его двигали, которые были для него основным мотором, которые давали энергию, исчерпаны. Бензин кончился.

Н. ДЖИГУРДА: И сегодня кризис подтверждает предсказания великих умов, которые говорили, что в 21 веке наступит кризис. Так называемый, конец света. Это ведь не тотальный конец света, это разочарование многих людей в жизни, т.е. для них свет перестает приносить радость, потому что огромное количество людей не знают суть. Что они есть свет. Что люди и есть любовь на этой земле.

Ю. МОСИЕНКО: Когда свет Вас озарил? В 95 году. Вы так резко изменились. Сколько Вам было лет?

Н. ДЖИГУРДА: Мне было как раз 34 года, возраст Иисуса Христа, когда человек, если не задается высшими так называемыми…

Ю. МОСИЕНКО: Да, нет, Вы Его пережили на год.

Н. ДЖИГУРДА: Глубокими вопросами. Но задавал я себе эти вопросы раньше. Просто я действия предпринял. Я ушел в первый в своей жизни пост. Я стал голодать, медитировать, интересоваться всем тем, о чем я раньше слышал, иронизировал, смеялся, но не пробовал на себе.

Ю. МОСИЕНКО: Семья у Вас на тот момент была?

Н. ДЖИГУРДА: Была у меня. У меня была любимая женщина, которая, будучи искусствоведом и религиоведом…

Ю. МОСИЕНКО: Она пережила вместе с Вами этот кризис?

Н. ДЖИГУРДА: Она вместе со мной пошла в этот эксперимент и поддерживала всячески…

Ю. МОСИЕНКО: И вступила в секту им. Никиты Джигурды.

Н. ДЖИГУРДА: Никакой секты не было. Это так можно сказать секта Пифагора, секта Платона, секта Будды, секта Иисуса Христа и т.д. Это секта на самом деле вне национальная и внерелигиозная.

Ю. МОСИЕНКО: А Вы верите, что человек может быть счастливым если он этих самых вот пресловутых кризисов вообще не преодолевал?

Н. ДЖИГУРДА: По-настоящему счастливым он может быть, если он в так называемых прошлых жизнях пережил все эти кризисы. А в этой родился уже мудрецом, который понимает прекрасно, что не в материальном богатстве счастье. Это только средство.

Ю. МОСИЕНКО: Какой возвышенный гость нам попался.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, это прекрасно.

Н. ДЖИГУРДА: Это нормальная земная ситуация.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Так как я сторонник того, что из строк Державина ничего акцентировать не надо, а что человек одновременно и то, и другое…

Н. ДЖИГУРДА: Конечно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: И так как он одновременно, и мы не можем отказаться от плоти, пока мы живы, и от ее желаний…

Н. ДЖИГУРДА: Но мы можем ее одухотворить, мы можем ее обожить, как писали космисты.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я думаю, что мы сейчас как раз и уравновесим это. А счастливыми, Юль, Вы знаете, могут быть люди, которые не замечают, что есть кризис. Вызнаете, с точки зрения психологии это объясняется просто. Существуют программы жизни, которые заданы внешним строем, общечеловеческой структурой. Программы. И если у человека не происходит никаких конфликтов с этой программой, что, ну, как, задана программа, есть их несколько. Например, программа в основном такая, что человек должен к определенному возрасту обрести профессию, финансовую самостоятельность, родить детей, построить дом, отдать свой долг обществу, отдать свой долг человечеству, любить там ближних, ну, в общем, это программа. Она где-то там к 40-50 как раз и заканчивается. В принципе, по большому счету, как ни печально, и не хочу никого обидеть, но к этому возрасту, как надличностной структуре, человеку уже не нужен. Он все сделал. Он уже не столь нужен. Сейчас продлевается. Может быть, сейчас это, вот спорят, когда там на пенсию выходить. Ну, в общем, пенсия, ведь это психологически тот случай, все, общество освободило. И вот когда люди живут всю жизнь, так и не проснувшись, в этой программе, и ни разу не войдя с нею в конфликт, они никаких кризисов, Юленька, замечать не будут. Они очень благополучно проползут в рамках этой матрицы. Если уже так говорить.

Н. ДЖИГУРДА: Ну, замечательный фильм то, голливудский «Матрица».

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, идея матрицы, она витает в воздухе, конечно.

Н. ДЖИГУРДА: Вот физический мир – это матрица. Сегодня ученые доказали, что мозг наш работает на 3%. Вот так же физическая оболочка человека это максимум 3% наших тел, представляете?

Ю. МОСИЕНКО: Да, мне представить страшно, если он начнет работать в полную силу.

Н. ДЖИГУРДА: А 97% я сжигаю просто. Вот если бы стали работать сегодня, в сегодняшней матрице на наши там 50%, то физический мир был бы сожжен, поскольку это немилосердно, то естественно существуют предохранители, которые дают возможность постепенного роста. И расширения сознания.

Ю. МОСИЕНКО: Некоторые, как Женя, слушатель, который прислал сообщение на номер +7 985 970-45-45 даже счастливы от того, что, в общем-то, им ничего не надо…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Так действительно это так.

Ю. МОСИЕНКО: «Мне 27. Я до сих пор в поисках ценностей. И не скоре еще их обрету. Чему рад».

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Человек любит процесс. Кто же может его осудить. В принципе разве можно судить человека за то, что он не наткнулся на какие-то проблемы в себе или в жизни. В принципе интерес в том, чтобы человек был в гармонии с собой и был счастлив.

Н. ДЖИГУРДА: А это не зависит от материального богатства. Так называемая нирвана, она ведь в сознании человека. Это тот кайф. И кайф, связанный с тем, что человек вдруг осознает, что он сотворец этого мира, что он един с Творцом этого мира…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, но с другой стороны… Нет, человек просто живущий в миру…

Н. ДЖИГУРДА: И не от мира сего.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет, человек, просто живущий в миру должен, обязан иметь достойную его жизнь именно для того, чтобы не жить награни выживания. А чтобы реализовывать… Хотя мы говорим о том, и Вы говорите столь энергично. О том, что высшие ценности, естественно, кто будет спорить, но все-таки большинство человечества живет в миру.

Н. ДЖИГУРДА: В матрице. Можно жить в миру…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Поэтому проблемы эти и задачи, которые человек в своей жизни каждодневно решает, они в достаточной степени материальны. Вопрос, какой смысл человек в это вкладывает. Дело в том, что когда кризис был в 40, то вот это даже пословица русская, что пора и о душе подумать…

Н. ДЖИГУРДА: Ну, вот об этом и речь.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Т.е. считалось, что к тому времени, все сделав для людей, для общества, для поколений, он будет уже свободен для того, чтобы думать о душе. А 30-летние, 27-летние, они обществом не готовятся к тому, чтобы отказаться от активной, внешней социальной жизни и внутренней. У них интересы, и тут и книги, и литература, и поиски веры, все же это существует. И все равно, это нельзя. Я не склонна это делить. Я склонна думать о том, что человек может очень активно. очень успешно, очень социально подтвержденно успешно жить в этой жизни, и сохранять при этом внутренние смыслы своей отдельной жизни. Вот тогда тоже кризисов не будет.

Ю. МОСИЕНКО: Я, прежде чем перейти к звонкам…

Н. ДЖИГУРДА: Это опыт России, то, что Ева сказала, это как раз может классно воплотиться в России, поскольку Россия находится между Востоком, Европой и Западом, и может взять лучшее. что есть на Востоке, и лучшее, что есть в Европе и быть таким соединительным звеном, каким она и является…

Ю. МОСИЕНКО: Сегодня соединительное звено – это «Эхо Москвы». 783-90-25 телефон прямого эфира для тех, кто прошел этап переоценки ценностей, усовершенствовал себя на этом самом этапе, справился с кризисом любого возраста. 783-90-26 для всех тех, кому кажется, что только бездельники занимаются подобными делами, а им собственно некогда переживать никакие кризисы. Давайте, вот с этих самых последних и начнем. Добрый вечер. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Катерина Ивановна. Вы знаете, вот говорят, успешные и неуспешные. Успешные те 30-летние, 20-летние, это те, у кого родители занимают высокие посты. Они тут же своих детей всовывают, куда поприличнее. А есть у нас молодежь, которая по 2 имеет высших образования, и нигде им хорошей работы нет.

Ю. МОСИЕНКО: Но, Катерина Ивановна Вас должно успокаивать, что кризис переживают как раз те, у которых высокопоставленные папы и мамы…

Н. ДЖИГУРДА: Безусловно.

Ю. МОСИЕНКО: Им плохо, понимаете. А тем, которые себе второе образование, добывают себе эту самую заветную корочку, им как раз хорошо чисто психологически. Может быть, им труднее в жизни устроиться, но, тем не менее. Ева со мной тут согласна.

КАТЕРИНА ИВАНОВНА: Но понимаете, что получается у нас. Сейчас во всех структурах особенно в наших силовых структурах, там человека вот сунули на какое место, приходит родственник, он его переставил туда, сюда, там сын генерала и все. А ты никто.

Ю. МОСИЕНКО: Мы когда будем говорить о коррупции, Катерина Ивановна, пожалуйста, наберите тот же номер.

Н. ДЖИГУРДА: Мы сейчас говорим о чем? О том, то статистика говорит о том что, допустим, в Индии 80% населения, которые нищие, считают себя счастливыми. Т.е. из 100% 80 считают себя счастливыми. 20 несчастными. В Америке обратка. 80% населения считают себя несчастными, 20 счастливыми. Т.е. прямая зависимость наоборот. Т.е. чем больше богатство, тем человек менее счастливый. Потому что он вынужден заниматься только богатством, только материей, только удержанием этой материи только размышлением о том, как выжить…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, я думаю все-таки не так однозначно.

Н. ДЖИГУРДА: Ну, это так есть на сегодняшний момент.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Давайте слушать со слушателями. 783-90-25. Ало.

Н. ДЖИГУРДА: Потому что Россия может это совместить – это другой вопрос.

Ю. МОСИЕНКО: Это номер для тех, кто переоценил ценности. И миновал кризис любого возраста. Сколько Вам лет и как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей меня зовут. Мне 30 лет.

Ю. МОСИЕНКО: Да, Сергей, здравствуйте, еще один классический30-летний персонаж. Итак, когда с Вами это произошло, и как Вы с ним боролись?

СЕРГЕЙ: Я, честно говоря, нахожусь в нем. Мой кризис еще не закончился.

Ю. МОСИЕНКО: Так, это к нам, точно. Что случилось? Что не устраивает?

СЕРГЕЙ: Просто какое-то время я соглашаюсь с предыдущим слушателем. Вот когда говорилось, что можно прожить несколько жизней. Вот я как бы начинаю свою новую жизнь. Потому что долгое время у меня были одни приоритеты. Я занимался семьей, не знаю. А сейчас я взял себя в руки и пытаюсь приобрести новые ценности, которые…

Ю. МОСИЕНКО: Новые ценности в виде новой семьи?

СЕРГЕЙ: Нет, я жалею, что так случилось. Нет, в виде каких-то повышенных доходов. Все-таки рассуждать о том, что…

Ю. МОСИЕНКО: Извините. пожалуйста, не имея сейчас семьи, как я поняла, на кого Вы будете зарабатывать. Повышая на кого или его?

СЕРГЕЙ: Нет, ну, во-первых, у меня немножко сложноватая жизнь. Ну, допустим, я 10 лет снимаю квартиру. 1000 долларов она стоит. Машина 200 л.с. кушает бензин.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Не так уж плохо.

СЕРГЕЙ: Сейчас я содержу семью, которая меня бросила…

Ю. МОСИЕНКО: Чего-то пока как-то мне Сергея не жалко. Сергей, еще побольше информации. Вторая машина сколько жрет? Нет, на самом деле, я не смеюсь над Вами ни в коем случае, просто я на примере вот сегодняшнего гостя Никиты Джигурды, который переживая этот кризис с собой и семью потянул…

Н. ДЖИГУРДА: Я давно его пережил.

Ю. МОСИЕНКО: Я рассказываю сейчас историю из Вашей жизни. Обращаюсь к источнику. Он потянул с собой семью. А Вы решили от нее избавиться…

СЕРГЕЙ: Нет, нет. Я от нее не избавился. Я просто не справился со своей задачей. Т.е. не смог обеспечить свою женщину, с которой я прожил 13 лет, как бы достойную какую-то перспективу на ее взгляд. И поэтому как бы она решила попробовать как-то, может быть, лучшую жизнь. Но так у нее не получается, мне приходится постоянно ей помогать. А просто рассуждать о том, что не нужны деньги, это как бы можно тем, которые… Вот я, например, я звоню из Петербурга, я не местный. Т.е. я все это время снимаю квартиру, т.е. там от 1000 до полутора…

Ю. МОСИЕНКО: Неплохие квартиры.

Н. ДЖИГУРДА: Никто здесь не говорит как раз, что деньги не нужны.

СЕРГЕЙ: Нет, просто, извините, пожалуйста. просто для меня если я не буду в месяц отдавать неизвестному дяде там 35-40 тысяч рублей за квартиру, то я просто умру как бы и буду собирать бутылки на улице. Но вот этот страх, который меня подгоняет, он меня заставил взять себя несколько в руки и уже больше не экспериментировать там по бизнесу. А вот как-то взять себя в руки. Поэтому начальные условия совсем другие, вот и все.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, что ж. удачи Вам. Это не кризис.

Н. ДЖИГУРДА: Какой-нибудь молодой человек, находясь где-нибудь в Урюпинске, или глубже вообще, думает, какой счастливый мужик в Питере вообще.

Ю. МОСИЕНКО: Да, я тоже немножечко позавидовала Сергею, откровенно уж говоря.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, это не кризис. Это из другой нашей темы про мужчин и женщин.

Ю. МОСИЕНКО: Ева, забуду. Очень много сообщений на номер +7 985 970-45-45. Зачитывать все не буду. Они абсолютно все однотипные. Люди 22-25 лет говорят о том, что получили изначально не то образование. И теперь они не хотят работать по специальности. Вот совет именно у Вас, как у психолога просят. Что делать? Ну, возраст, по-моему. позволяет получить второе образование…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Во-первых, не того образования не бывает. Вы могли выбрать не ту профессию. Любое образование имеет тот огромный плюс, что оно дает систематизированные знания. А то, что Вы вдруг поняли, и это реально, что повзрослевши, не хотите работать по профессии, которая у Вас в результате этого образования есть, то в таком возрасте изменить, сейчас такая система всяких разных обучающих структур, что главная проблема может быть только одна. А по какой специальности Вы хотите работать? Выход всегда из позитивного. Сначала нужно понять, а на что Вы готовы? Чего Вы хотите? Этого не хочу, этого не хочу, и что останется? Так можно пролежать на диване до седых волос. Поэтому совет совершенно жесткий. Очень такой конкретный. Спокойно вот соберитесь перед самими собой. Посмотрите себе в глаза, как чужому, и выясните, а что Вы хотите. И если Вы этого хотите, то легко построить структуру, какие действия нужно совершать ради того чтобы это Ваше хочу реализовалось. Если Вы к этому готовы, то великий психолог Леонтьев когда-то сказал: сила потребности равно величине препятствия, которое Вы готовы преодолеть для достижения этой потребности. Вот этим проверятся реальность Вашего хочу. И выход из таких кризисов.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, должна открыть секрет. Не смотря на то, что тема злободневная, действительно кризис молодеет, и Ева подтвердила не только мои догадки, а просто еще раз сказала о том, что действительно это так. И теперь не в 40 лет люди отказываются отмечать свои дни рождения, а уже в 30, а, может даже, и раньше им становится все грустнее и грустнее. И итоги они подводят. Я изначально, готовя этот эфир, не верила то, что это вообще возможно…

Н. ДЖИГУРДА: Возможно что?

Ю. МОСИЕНКО: Кризис такой.

Н. ДЖИГУРДА: Кризис такой. Ты просто юная очень еще. Какой у тебя кризис? У тебя все в порядке. Зачем тебе это.

Ю. МОСИЕНКО: Я вот один уже пережила.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Благополучно, будем надеяться.

Ю. МОСИЕНКО: Благополучно, не заметила даже.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Только когда вылезла, поняла.

Н. ДЖИГУРДА: Вопрос в чем? Бывает, человеку наступят в троллейбусе на ногу, и у него начинается кризис. А бывает, у человека, с точки зрения общества, случается беда, а он ее переносит с тем душевным спокойствием, которое дает ему его внутренняя связь с его духом. Вопрос в внутренней структуре человека. Кем он себя считает? Ради чего он хочет жить. Огромное количество молодых людей не задавало себе этот вопрос, потому что государство бросило их, кинуло их, как котят слепых, но парадокс заключается в том, что те, кто выплывут и выживут, будут гораздо сильнее, чем их сверстники в предыдущих поколениях.

Ю. МОСИЕНКО: Мы пришли к тому, что кризис – это вопрос выбора. Хочу его переживать и не хочу. Надо напомнить, что Иисус к 33 умер, воскрес и спас всех нас.

Н. ДЖИГУРДА: Но показал, во всяком случае, показал, ключ показал.

Ю. МОСИЕНКО: Мы спешим сделать совсем другое. Да, никто из нас…

Н. ДЖИГУРДА: Нет, не надо говорить мы. Есть люди, которые продолжают то дело…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет, дело в том, что кризисы были, есть и будут. И они могут служить для человека толчком для следующего шага, для развития, изменения и открытия для себя, прежде всего, самих себя. А через это и нового мира. А могут быть они ямой, в которую человек проваливается, не желая брать свою жизнь на себя. Выход из кризиса в руках только человека. Закопаться в кризисе в руках общества. Общество не заинтересовано. Ему все равно. Если человек будет не искать виноватых, а искать выход то, как та лягушка в том кувшине, которая прыгала, он выпрыгнет. Это может быть банально, но что поделать, если самые мудрые мысли так уже много раз повторены, что стали банальностью.

Н. ДЖИГУРДА: А я в детстве плакал, когда мне эту сказку рассказывали, про двух лягушат, я плакал по тому лягушенку, который утонул.

Ю. МОСИЕНКО: Не просто утонул, знаете ли.

Н. ДЖИГУРДА: И думал, вот как помочь ему.

Ю. МОСИЕНКО: Маслом задохнулся.

Н. ДЖИГУРДА: Я нашел это.

Ю. МОСИЕНКО: Вы нам всем очень помогли. Никита Борисович, что пришли. Пусть и опоздав. Я напоминаю. Никита Борисович Джигурда, народный артист России был сегодня в студии, а так же Ева Весельницкая, добрый друг и товарищ нашей радиостанции, которая сегодня отвечала за здоровье нации психологическое.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Спасибо, Юля.

Ю. МОСИЕНКО: Спокойной ночи всем.

Н. ДЖИГУРДА: Ночи, ночи.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире