'Вопросы к интервью
ЮЛИЯ МОСИЕНКО: Всем доброго вечера. Ровно до полуночи на волнах «Эхо Москвы» программа «Привычка жить» и ее почти живая ведущая Юлия Мосиенко с массой вредных привычек. Здравствуйте, все, а особенно наши сегодняшние гости, поздние, долгожданные, очаровательные две дамы и солидный мужчина. Спасибо Вам, что нашли в себе силы придти в позднее и очень холодное время. Теперь конкретика. Оглашаю весь список гостей. Итак, гостями «Привычки жить» сегодня стали Ева Весельницкая. У нее сегодня дебют на «Эхе», так что встречайте, как полагается. Она сегодня будет исполнять роль эксперта-наблюдателя, ибо Ева – психолог. Здравствуйте, уважаемая Ева.

ЕВА ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Вы сегодня за специалиста, поняли, да, оценили уже все.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я поняла, роль обозначена, ну, что ж, пьеса понятна.

Ю. МОСИЕНКО: Татьяна Пушкина так же следующая наша гостья, телеведущая.

ТАТЬЯНА ПУШКИНА: Добрый день.

Ю. МОСИЕНКО: Не думаю, что случится что-то страшное, если госпожу Пушкину немножко заранее я позволю себе поздравить с Татьяниным днем грядущим.

Т. ПУШКИНА: Хорошо. Спасибо. Тем более что мы уже почти, почти подберемся к нему.

Ю. МОСИЕНКО: И, кстати, пользуясь случаем, хотела бы поздравить всех слушательниц с этим дивным и очень сильным именем. Ну, и чтобы разговор у нас не превратился в чисто женский треп, пригласили…

ВЛАДИМИР ШАХИДЖАНЯН: Три девицы под окном пряли поздно…

Ю. МОСИЕНКО: Вот он голос уже подал. Единственный мужчина сегодня в студии, опять же эксперт, журналист, психолог и преподаватель факультета журналистики Владимир Владимирович, как он попросил называть его, Шахиджанян.

В. ШАХИДЖАНЯН: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Здравствуйте, единственный мужчина.

В. ШАХИДЖАНЯН: Двум дамам дали воду, мне нет. Понятно, дискриминация.

Ю. МОСИЕНКО: Почему же Вы не попросили заранее?

В. ШАХИДЖАНЯН: А потому что Вы сказали: идемте, идемте, вода уже ждет. Нет, нет, не надо свою. Мы с Евой, жизнь, поделимся.

Ю. МОСИЕНКО: И Вы тогда прочтете все ее мысли, и не о чем будет говорить.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ничего, я не боюсь.

Т. ПУШКИНА: Тогда говорить буду я.

В. ШАХИДЖАНЯН: Ну, вот уже и разделились.

Ю. МОСИЕНКО: К механике эфира я так и не приступила. Значит, пожелав всем здоровья, некоторых даже поздравив с именинами, стоит назвать тему сегодняшней программы. Мы такие все веселые, а беседа сегодня у нас совсем не веселая. Вернее даже не веселая, а малорадостная, скажем так. Итак, тема сегодняшней «Привычки жить» – «Неразделенная любовь». О любви много чего написано, сказано, снято, показано и известно. Но мало кому приходит в голову снимать, говорить, писать и т.д. о любви односторонней, безответной, неразделенной. Мы решились. Понимая, что нервные клетки не восстанавливаются. Если и Вы, дорогие слушатели, готовы пойти на риск, обеспечить себе беспокойную ночь, пожертвовать энным количеством нервных клеток и поделиться своими мыслями по данной теме, милости просим к нам в прямой эфир. Как всегда у нас два номера телефона прямого эфира. Обычно они разделены по принципу для москвичей и не для москвичей. Но в связи с темой невеселой я разделю телефоны по иному принципу. Значит, так. 783-90-25 будет для тех, кто испытал или испытывает прямо сейчас любовь к человеку, который на чувства не отвечает. Ну, а номер 783-90-26 будет для тоже жертвы односторонней любви, но это уже иные жертвы. Те, кто не может найти в себе силы ответить на чью-либо любовь. Итак, одни любят и страдают, другие других любят, и они не могут найти силы в себе сделать то же самое. Еще есть у нас спецномер для обладателей мобильных телефонов, т.е. людей молодых, задорных, которые постоянно болтают. Итак, этот спецномер +7 985 970-45-45. Дозванивайтесь, рассказывайте, пишите. Посочувствуем, разберемся. Благо, сегодня целых два психолога, как выяснилось по ходу. И Ева Весельницкая, и Владимир Владимирович Шахиджанян. Ну, а Татьяна Пушкина будет сегодня просто такой именинницей.

Т. ПУШКИНА: Я буду молчать все-таки.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет, нет, Вы разговаривайте, пожалуйста.

Т. ПУШКИНА: Хорошо, спасибо, буду.

Ю. МОСИЕНКО: Для начала, прежде чем мы получим первые звонки, сообщения и т.д., мне бы хотелось определиться с самим понятием безответной любви, безответной, неразделенной, не знаю. Скажите мне, пожалуйста, наверное, вопрос ко всем подряд. Просто надо определиться, кто будет по очереди отвечать первым. Это обязательно обожание на расстоянии, эта самая безответная любовь, или это то, о чем люди говорят в паре, в отношениях. Принято, чтобы один любил, а другой позволял себя любить. Просто, чтобы определиться для начала, что же это такое неразделенная, односторонняя, безответная и т.д. Давайте Ева Весельницкая, раз у нее дебют, она и начнет сегодня.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, что ж, пожалуй, так.

Ю. МОСИЕНКО: Соло.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Начинаем. Вы знаете, на расстоянии вот это вот обожание известных артистов, обожание там каких-то кумиров, людей, с которыми ты не знаком, честно говоря, я, если говорить по-человечески, могу сочувствовать. Если говорить профессионально, никогда в жизни к любви это состояние не отнесу. Потому что нельзя любить того, кого не знаешь. А тот образ, который вот там вот существует, который попал на какие-нибудь мечты…

Ю. МОСИЕНКО: Ева, простите, пожалуйста. Вы сейчас говорите, как психолог, или просто как обыватель?

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, я говорю, как психолог, конечно. Потому что это вообще не любовь, не имеющая отношения к тому человеку, которого обожают. Потому что не знают этого человека. Не знают.

Ю. МОСИЕНКО: Придумали его себе.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Придумали, увидели на сцене, увидели на афише. Совпало с каким-то детским представлением о том, как должен выглядеть идеал. Из сказки, книжки, рассказов подружек и товарищей и это внутри себя и любят. И когда встречаются с таким человеком в жизни, чаще всего, это такое разочарование. Не потому, что человек плох, а потому что образ придуманный, к человеку этому, чаще всего, отношения не имеет.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо. А вот если мы говоримо простых смертных.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот о простых смертных, если это вот рядом человек, человек, которого ты знаешь, и ты его любишь, а он не отзывается, не откликается, то, я не понимаю, почему это горе. Потому что человек мечтает о двух вещах, говорят. Любить и быть любимым. Почему полюбить это несчастье? Дело в том, что если Вы любите… Тогда я уже совсем жестко так для начала. А что это такое? Вы хотите этого человека? Это страсть? Желание обладать? Вы чувствуете в нем какую-то эмоциональную привязанность, Вы чувствуете, что душевно Вы бы могли с этим человеком быть рядом? Или Вы хотите власти над этим человеком? Или Вы хотите его для себя? Понимаете, несчастье в неразделенной любви начинается не тогда, когда человек начинает думать, что он хочет того человека для себя. А если Вы любите человека, то Вы счастливы своей любовью. И Вы готовы. Это должно приносить дополнительную энергию, дополнительный творческий импульс. И из этого может родиться все. От творчества художественного, книг, романов и самых известных в мире стихов, написанных по поводу неразделенной любви, начните с Данте и Петрарки. Ну, это если уже так говорить. А потому что если любовь приводит человека в возвышенное состояние духа, она не может принести ему несчастья.

В. ШАХИДЖАНЯН: Какой хороший дебют.

Ю. МОСИЕНКО: Владимир Владимирович одобрил.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Благодарствую. А если это желание властвовать, обладать и это любовь для себя, а не для него, вот тогда и начинаются страдания неразделенной любви. Какой я бедный, несчастный. Тогда где же желание любить? Вот так мне кажется.

В. ШАХИДЖАНЯН: Ева Израилевна, а согласитесь ли Вы со мной, мне то легко, три очаровательных дамы, я – единственный мужчина, я могу влюбиться, вдруг влюблюсь. Представляете, я Вас полюбил, а Вы меня нет. Неразделенная любовь? Да не любовь это.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот именно.

В. ШАХИДЖАНЯН: Не бывает неразделенной любви.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Абсолютно согласна.

В. ШАХИДЖАНЯН: Бывает неразделенная влюбленность, кумирство, поклонение, фетиш. По-разному это слово произносят по ударению. Это пожалуйста.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Или страсть.

В. ШАХИДЖАНЯН: Страсть. Но в то же время Альбина была такая знаменитая девочка. Влюбилась в певца Ободзинского. Кумир недоступен. И вдруг нашла его, когда он пил, под наркотиками. Взяла его с бомжа, поселила у себя. Сделала пластинку, сделала последний концерт, выпустила диск. Он ушел из жизни. И она его реанимировала, она его любила. И добилась этой любви. Знаменитый человек. Был председателем министерства, в школе влюбилась в него девочка Валентина. 30 лет она шла за ним, он был женат, развелся, детей воспитал. И вдруг она пришла и сказала: я не могу без тебя, Леня. А он сказал: я не могу без тебя, Валя. Они поженились и до сих пор живут. Теперь уже ему 70, а ей 68. И живут уже 12 лет.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Т.е. вывод простой. Если Вы любите, делайте, а не сидите, и не жалейте себя несчастного. А если Вам хочется побыть несчастным, то, может быть, Вам просто хочется побыть несчастным.

Ю. МОСИЕНКО: А если силы заканчиваются? Ты делаешь, делаешь, делаешь. В ответ ничего, пустота.

Т. ПУШКИНА: Тогда позвольте мне присоединиться…

Ю. МОСИЕНКО: Да. Татьяна Пушкина.

Т. ПУШКИНА: Хотя я в каком-то смысле дилетант в этом вопросе. Ну, во-первых, не дилетант, потому что, откровенно говоря, я в своей жизни пережила очень сильную неразделенную любовь. Просто очень.

Ю. МОСИЕНКО: Трудно поверить.

Т. ПУШКИНА: И очень длительную. Это на самом деле так. Т.е. ситуация была в том, что сначала мы были вместе с этим человеком. Это собственно была моя первая любовь большая. Два года мы были вместе, а потом расстались при каких-то дурацких обстоятельствах. На моих глазах разворачивался его следующий роман. Все это было в институте. И потом, надо сказать, что я в своем сердце, в душе носила 13 лет. До такой степени, что, представляете, город Москва, насколько он велик, так вот этой силой, не знаю. ну, мысли, причем эта мысль приходила неожиданно, наверное, благодаря вот как раз этому состоянию влюбленности, как раз о том, что Вы говорили, Ева. Что иногда это действительно окрыляет, иногда это в человеке какие-то потрясающие способности открывает. Я иногда могла, скажем так, накликать, условно говоря, встречу просто на перекрестке, в соседних машинах.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вы его чувствовали.

Т. ПУШКИНА: Более того, это продолжается до сих пор. Т.е. любовь, как таковая со всеми ее раздирающими душу сентенциями, она, наверное, прошла. Но Вы не представляете, что мы до сих пор можем просто встретиться в магазине…

В. ШАХИДЖАНЯН: Она осталась внутри.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Наверное, да. Мы можем встретиться в магазине «Ашан», «Расмстор», да. Выйти из разных сторон полки.

Ю. МОСИЕНКО: А Вам это что-то дает? Кроме того, что Вы убеждаетесь в очередной раз, что мысль материальна. Вас это делает счастливее? Или, наоборот, Вы грустите после этого?

Т. ПУШКИНА: Нет, меня это, безусловно, делает счастливее, потому что, не знаю, именно, как ни странно, достаток любви, я понимаю, все равно, любовь есть. Что вообще, эта вещь, эта штука, эта субстанция, это такой какой-то летучий голландец, он все равно существует. И не все еще на нем умерли, как на том голландце. А с другой стороны, я хочу Вам сказать еще… Ну, я не знаю, насколько со мной согласятся уважаемые психологи, чудные люди, которые нас могут вывернуть наизнанку и сказать: вот, смотрите.

В. ШАХИДЖАНЯН: Вас не вывернешь.

Т. ПУШКИНА: Мы потом после передачи попробуем. Значит, понимаете, в чем дело. Когда речь идет действительно о такой любви, о которой говорила Ева, да, что, вот я, я хочу, мне вон то надо, надо. Это во многом, знаете, к чему приводит. Это чудовищная вещь, на мой взгляд, практической психологии. Потому что человек, вместо того, чтобы дружить с собой, знаете, есть: будешь ты, будет все. Не будет тебя, тогда тебе вообще весь мир не нужен. Тебя, я имею в виду, тебя, как некоей субстанции, которая умеет себя спросить, себе честно ответить. Вот какого-то мирка своего.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Которая умеет себя любить.

Т. ПУШКИНА: Который умеет себя любить, т.е. который… он все-таки целый.

Ю. МОСИЕНКО: Мирок – это плохое слово. Человек – это же космос.

В. ШАХИДЖАНЯН: Без меня мир неполон, правильно, нет?

Т. ПУШКИНА: В любом случае, будешь ты, будет все. Не будет тебя, тогда зачем тебе это надо. Соответственно, когда ты перестаешь вообще прислушиваться к себе, любить себя. Куда-то оголтело несешься за каким-то: Вася! Понимаете? Все. Получается все. И Вася от тебя бежит, потому что когда к тебе делают шаг, ты реально отступаешь. И Вася бежит. И ты забываешь себя. Вот в чем ужас. И тогда наступают действительно кризисы, с которыми приходят к психологам.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вы знаете, еще у древних было сказано: я тебя так люблю, что мне от тебя ничего не надо. Вот когда человека посещает любовь, которая не торговля, которая не покупка, которая не требует: я тебя так люблю, а ты мне, будь любезен, это, это. Хотя бы откликнесь на мою любовь. Я же люблю. Ты обязана откликнуться. Никто не обязан. Это любовь от недостатка, мне чего-то не хватает. Вот я тебя к себе присоединю. И мне станет, меня станет больше. А вот любовь от избытка, она не может. Она может принести душевную боль. Да, конечно. Она может иногда и грусть и печать. Но при всем этом она приносит жизнь. Потому что это живое состояние. Я есть, меня достаточно. Меня достаточно настолько, чтобы еще и давать. Ну, я просто категорический сторонник понятия…

Ю. МОСИЕНКО: Как в той рекламе. Волосы настолько густые, что хватит на двоих.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Любовь – это избыточное чувство. А все остальное, то, что на бытовухе иногда называют любовью – это недостаточно.

Ю. МОСИЕНКО: Слушательница по имени Маруся…

В. ШАХИДЖАНЯН: Да, нет, любовь, наверное, это не избыточное чувство. Ева Израилевна. Любовь истинная – это всегда есть творчество, нравственное творчество.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, а творчество только от избытка возможно.

В. ШАХИДЖАНЯН: И оно не может быть избыточным. Это прекрасно. Но мы то говорим о неразделенной любви. И мы с Вами тут сошлись. Если это неразделенная – то это не любовь. Вот любая женщина, которая влюбляется в того Васю, который бежит от Вас, а Вы за ним. Вася то Вас не любит, все, будьте счастливы, что он Вас не любит. Хуже, если он пойдет Вам на встречу, а потом тарелки врозь, тапочки пополам, рояль пилим. Я вчера был на суде, где разводили двоих. Любили 14 лет. В Китай ездили, всюду. И вдруг все. И делят квартиру, диван. И судья такая. Такая Изотенкова, модненькая, красивая, умная, Наталья Александровна. Ну, развести, не развести? Он говорит: дайте мне три месяца еще для примирения.

Ю. МОСИЕНКО: Судья прославилась сейчас.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Реклама судьи.

В. ШАХИДЖАНЯН: Она говорит. Не знаю. Не думаю. Не реклама. И каково, но мы-то с Вами не судьи. Я ведь к этому. Это она сказала: разведу.

Ю. МОСИЕНКО: Можно к вопросу о творчестве, как раз. Очень творческая натура, благодарная и влюбленная, слушательница Маруся прислала очень трогательное сообщение на номер +7 985 970-45-45. Напоминаю, это номер для SMS сообщений от наших слушателей. Итак: «Добрый вечер. Я люблю человек. Он старше на 9 лет. Он живет с девушкой. Мы всего лишь друзья. Только я ему о любви не говорила. Боюсь. Хотя считаю себя счастливой, потому что он просто есть».

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я ее с этим поздравляю от всего сердца. Потому что я все-таки еще раз повторю, что любовь – это избыточное чувство в том смысле, что это избыток энергии. У нее есть силы желать тому человеку счастья и быть счастливой от того, что есть рядом человек, ради которого у нее…

Ю. МОСИЕНКО: Ну, это удивительно. Почему никто не видит тупика? Вот для меня эта ситуация абсолютно тупиковая.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: А в чем тупик?

Ю. МОСИЕНКО: Потому что и силы заканчиваются, и терпение заканчивается.

Т. ПУШКИНА: Нет, а Вы знаете что. Я Вам пор тупик скажу еще одну вещь, возможно, кому-то она покажется крамольной абсолютно, но это тоже проверено мною на собственном опыте. И многие согласятся, наверное, со мной, потому что такие ситуации часто встречаются. Вот смотрите. Есть ситуации, когда люди, скажем, жили вместе, или были вместе, расстаются. Один из них не хочет расставаться и постоянно предпринимает попытки, ну, вот потому что неразделенная любовь считает что это, постоянно предпринимает попытки дергать. Ну, пожалуйста, давай будем вместе. Что-то приносит.

В. ШАХИДЖАНЯН: В это время Пушкина дернула Еву Израилевну сильно.

Т. ПУШКИНА: Нет, не сильно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Мне приятно.

Т. ПУШКИНА: Ходит. Постоянно навязывает в каком-то смысле свое общество и т.д. представьте себе, вот я на своем опыте убедилась и мои друзья тоже, что тот человек, который все время ходит и предлагает и предлагает как бы эту любовь, он, как правило, находит себе партнера быстрее, чем тот, который говорит: слушай, отстань, я прошу тебя, не надо.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Конечно. А это объяснимо. Татьяна.

Ю. МОСИЕНКО: А это объяснимо, Татьяна.

Ю. МОСИЕНКО: Интересно, интересно, психолог пусть скажет.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Это объяснимо. И объяснимо вот чем. Это не любовь. Это чувство собственности. Это вот человек один быть не может. И у него отнимают, ну, не знаю, там руку, кусок чего-то, какую-то часть его мира, территории. И он не может отдать. Как только он находит замену, он просто на это же место ставит себе другого человека, и он точно так же его любит. Дело в том, что это не любовь. Это невозможность, не умение жить одному. Это ощущение…

В. ШАХИДЖАНЯН: Страх.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Когда человек очень часто действительно ощущает, что он сам не может. Он чувствует себя неприкрытым перед миром. И он просто ищет, чтоб прикрыли, прикрыли. И вот эта неразделенная любовь в бытовом языке очень часто и есть та самая любовь, когда человек чувствует, что вот, может быть, вот этот человек его бы и прикрыл. А тот не хочет.

Т. ПУШКИНА: Поэтому это не тупик. Для тех людей, которые сейчас возможно находятся в этом состоянии, которое для себя они, не говоря себе честно, просто проделывают хватательные движения, вполне возможно, что они не там хватают. Надо похватать в другом месте. Я просто говорю, что есть. Не то, что свет там, в конце тоннеля. Вообще тоннель просто даже не существует.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: В таких случаях, вот в рамках, скажем, индивидуального психологического консультирования достаточно легко удается перевести стрелки на то, чтоб просто человек перестал видеть только одну точку. Это шоры. Если удается снять эти шоры. И человек может посмотреть вокруг, то я совершенно согласна с Татьяной. Это человек упирается в это. Вот Вы слово «тупик» очень точно употребляете, но не тупик. И силы кончаются именно потому, что это, ну, как бы, неправильное действие. Человек тратит энергию на ненужную деятельность. И от этого еще хуже, хуже, ему еще все сочувствуют. Бедная, несчастная, неразделенная любовь.

В. ШАХИДЖАНЯН: Неразделенная – это неразделенная, но Вы женщины, Вы втроем. Вы же все мечтаете о браке. Вот ведь штука какая.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Что за категорическое утверждение.

В. ШАХИДЖАНЯН: Дайте мне договорить. Я Вас слушал очень долго. Сейчас объясню. Женщины метают о браке больше, чем мужчины. И в этом ошибка. Откуда неразделенные вот эти замужество, битье и расходы. Им нужна стабильность отношений половых. Для них это гарантия супружеского счастья. А мужчины поддерживают внебрачные отношения. В форме гражданского брака. Расстались, побыли, ушли, романтик, один, второй. В чем ошибка женщин? Они стремятся не полюбить. А выйти замуж. А Вы говорите «неразделенная любовь». А ошибка мужчин? Они мечтают полюбить, но не хотят жениться.

Ю. МОСИЕНКО: Я просто хотела напомнить, Владимир Владимирович извините, пожалуйста. Сегодня 24 января пока еще, 2007 года. Я не знаю среди своих знакомых, кто тащил бы кого-то в ЗАГС, более того, мои ровесницы настаивают на отношениях без штампа. Я сама прошла через два, скажем, гражданских брака.

В. ШАХИДЖАНЯН: Нет, гражданский брак – тоже гражданский брак, но браков гражданских.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, почему, это просто обозначение…

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, это не брак. Это просто совместная жизнь.

В. ШАХИДЖАНЯН: Брак.

Ю. МОСИЕНКО: Живут люди вместе. Все.

В. ШАХИДЖАНЯН: Это брак. И женщина, которая видит мужика или в мужчину, она думает, годится он в мужья, не важно, со штампом или нет. Я же не про штамп говорю, а про брак. А мужчина смотрит на женщину, вот я на Вас сейчас посмотрю. Посмотрите на меня внимательно. Ой, какая очаровательная, какая хорошая. Я хочу с ней дружить. Давайте вместе. А Вы на меня смотрите… любить, общаться, роман. А Вы на меня смотрите: старый, не годиться не для гражданского, ни для официального. Пошел.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, это все очень категорично. Позвольте мне не согласиться. Нам всем тут женщинам не согласиться. Мы тут разного возраста.

В. ШАХИДЖАНЯН: Ну, не соглашайтесь. Мы тут разного возраста женщины собрались. Как раз можем Вам сказать, что это и в те времена и в эти. Это утверждение, простите, категорично и беспочвенно. Женщина не замуж хочет. Женщина может хотеть того же, что и мужчина. И секса, и только эмоций, и совместной жизни. И ни в коем случае совместной жизни, чтобы не обременяться бытом, заботами и не делить ответственность. Женщина очень часто может хотеть партнерских отношений. И женщина может хотеть и брака, и штампа, и белого платья. Это вариантов столько же, сколько мужских. Простите меня, мужчины…

В. ШАХИДЖАНЯН: Их трое, я один.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: С большим удовольствием, хотя жить вместе, потому что очень удобно сбросить на женщину массу дел. Хозяйственных забот. И как бы мы тут о 21 веке не говорили, к сожалению, все это точно так же. И это уходит корнями в глубинную психологию, в давние, вообще древние исконные времена. Но дело в том, что функция древняя мужчины хранить и защищать, а женщины беречь очаг и рожать детей, сейчас не так обострена. Потому что женщина может и рожать, и охранять, и мужчину тоже, потому что социальные возможности сейчас равны. Поэтому вопрос только в психологических предпочтениях, в воспитании, и в тех установках, и в жизненных стратегиях, которые тот или иной мужчина или та, или иная женщина выбирает. Я думаю, что в наше время уже не существует категорических императивов в этой области.

Ю. МОСИЕНКО: Я напомню, что гостями сегодняшней «Привычки жить» стали, так, я уже вся, я вся в нервах. Ева Весельинцая, писхолог…

В. ШАХИДЖАНЯН: Про любовь…

Ю. МОСИЕНКО: Татьяна Пушкин, телеведущая и Владимир Владимирович Шахиджанян, психолог, журналист, автор книги «100 и 1 вопрос…»

В. ШАХИДЖАНЯН: Тысяча! Тысяча. Все Вы уменьшаете. «1000 и 1 вопрос про это».

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо. Тогда великий и ужаный Щахиджанян…

В. ШАХИДЖАНЯН: На сайте знакомств три миллиона человек, на сайте знакомств в интернете. 10% здорового, сильного, ищущего, уберем стариков и старух, уберем детей. 10%. Что они пишут? Я провел там несколько месяцев. Мечтаю найти того, кто станет постоянно со мной – женщины. Мужчины – мечтаю ту, которая поможет мне получить удовольствие. Три миллиона. Вы представляете? Это только имеющих интернет.

Ю. МОСИЕНКО: Я представляю, сколько сейчас слушателей стараются прозвониться к нам на номер 783-90-25 или 783-90-26. Иногородние слушатели, не забывайте, пожалуйста, что после 8 в Москве есть такой замечательный код 495..

В. ШАХИДЖАНЯН: С какой ужасной интонацией Вы это сказали.

Ю. МОСИЕНКО: Да, у города-героя Москвы есть свой код. Я напомню, что первый номер 783-90-25 для тех, кто испытывает прямо сейчас неразделенную любовь, его объект ему никак не отвечает. А номер 783-90-26 для тех, кто тоже жертва односторонней любви, как раз, не может найти в себе силы ответить. Вот со вторых и хотелось бы начать. Дорогие гости могут надеть наушники, кто не в наушниках.

Т. ПУШКИНА: Конечно.

Ю. МОСИЕНКО: Але. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Я звоню из Екатеринбурга Вам.

В. ШАХИДЖАНЯН: Прекрасно.

Ю. МОСИЕНКО: Здравствуйте, Михаил.

В. ШАХИДЖАНЯН: Здравствуйте. Михаил Николаевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил Михайлович.

В. ШАХИДЖАНЯН: Спасибо.

МИХАИЛ: Значит, у меня такая история. Я – жертва неразделенной любви. Ну, единственная причина, мне звонит девушка. Девушка меня домогается.

Ю. МОСИЕНКО: По телефону прямо. Миша, ты, в чем сейчас, да?

МИХАИЛ: Ну, не то, чтобы так. Вот она просит встречу назначить. У меня, видите, как бы супруга еще есть. И, ладно, у меня жена это все понимает. Все-таки вот из-за этого проблемы.

Ю. МОСИЕНКО: А Вы категорически не можете отвечать этой девушке.

МИХАИЛ: Мы с ней были раньше просто знакомы.

Ю. МОСИЕНКО: Так. А как Вы женились, Вы ей сразу понадобились, да?

МИХАИЛ: Нет. Мы позже с ней познакомились. Ну, просто были знакомыми. И вот она начала телефоны мои добывать у моих знакомых. Там мой сотовый, я уже сменил три штуки. И вот из-за этого очень сильно страдаю.

Ю. МОСИЕНКО: Новый термин надо ввести. Добыча телефонов. Или дОбыча, еще более стильно звучит. Да, Михаил, история у Вас в общем печальная.

МИХАИЛ: Да.

Ю. МОСИЕНКО: Да – сказал Михаил.

Т. ПУШКИНА: Миша, а почему Вы не можете этой девушке, я не знаю, как ее зовут, сказать… Там, ну, условно говоря: Марина, пойми меня, вот то же самое, что Вы нам сейчас сказали. Ну, у меня жена…

МИХАИЛ: Так она же знает все прекрасно об этом.

Т. ПУШКИНА: Не надо, чтобы она ничего знала.

МИХАИЛ: Я ей спокойно говорил. Т.е. сначала это было все мило. Ха, ха, хи, хи. Потом я уже начал ругаться по телефону. Жена говорит: ты, наверное, на нее ругаешься, ты, наверное, телефон выключил, чтобы мне доказать, что ты ее…

Т. ПУШКИНА: Супермен.

МИХАИЛ: Да. Ругаешь. Т.е. даже жена уже перестает верить. Она уже думает, что у нас с ней связь какая-то.

В. ШАХИДЖАНЯН: И в чем вопрос то?

Ю. МОСИЕНКО: Да нет никакого вопроса. Просто историю рассказал Михаил. Спасибо Вам большое, Михаил из Екатеринбурга. Михаил Михайлович.

Т. ПУШКИНА: Оставайтесь с нами, да. Вообще, странна вещь. На самом деле, я тоже была в такой роли. Я прямо ужас какой-то. Нет, серьезно, на самом деле, очень тяжело, особенно в той ситуации, когда люди… Вот сегодня Ева упоминала о таких людях. Которые вот себе, вот они в зашоренном пространстве находятся. Они видят объект. Более того, наступает на этой почве натуральный психоз.

В. ШАХИДЖАНЯН: Ну, естественно. Невроз обычный.

Т. ПУШКИНА: И более того, вот, честно говоря, человек преследовал меня 4 года. 4 года, зная, ну, се там, все мои обстоятельства жизни. 4 года преследовал. И плюс ко всему, когда он столкнулся, ну, лоб в лоб с человеком, с мужчиной, который был готов меня защитить, он просто открыл дверь, условно говоря, мужчина, да. При этом у него перепады настроения. Ой, простите, что я к Вам пришел. До того, что: это должно быть мое! Ну, это уже, конечно же психоз. Но, на мой взгляд, уже, если речь идет о таком проявлении таких каких-то совсем шизофренических историй, да, что-то здесь не так. Вот что-то тут не так.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот у меня тоже было такое ощущение. Что где-то молодой человек дал девушке возможность дальше, дальше и дальше. Не зря жена, может быть и не так, но чувством этим своим интуитивным, но она чувствует, что где-то нечисто. Потому что в самом начале вопрос категоричности постановки вот этого «нет». Ну, еще Жванецкий говорил (ГОВОРЯТ ВЕСТЕ). «Когда женщина говорит «нет», то это «может быть»». Так вот сказать «нет» действительно так, чтобы это было «нет».

Ю. МОСИЕНКО: Чисто по-мужски.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Чисто по-мужски, чисто по-человечески.

В. ШАХИДЖАНЯН: Но ведь иногда боишься обидеть женщину.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет, это не обижает.

Ю. МОСИЕНКО: Ой!

В. ШАХИДЖАНЯН: Ой, ой.

Ю. МОСИЕНКО: Да, ладно, Владимир Владимирович.

В. ШАХИДЖАНЯН: Да, Юлия Николаевна.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Это и есть, Владимир Владимирович, подсознательное желание мужчины. Ну, конечно, нет, но все-таки приятно.

В. ШАХИДЖАНЯН: Конечно, приятно. Любому мужику приятно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вот. Так значит…

В. ШАХИДЖАНЯН: А Вам неприятно.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Нет. Неприятно. Если не приятно, то неприятно.

Т. ПУШКИНА: Даже страшно.

В. ШАХИДЖАНЯН: Страшно, когда уже действие. Когда пишут письма. Когда звоню ночью, преследую, изучаю каждый шаг. И занимаюсь следствием и преследованием на уровне шизофрении.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Если нет, то нет. А если и женщины, и мужчины, вот это «нет, но», тогда расплачиваться за последствия приходится вот так. Поэтому, прежде чем играться с человеческими чувствами, нужно думать о последствиях. К сожалению, нас очень плохо учат.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте послушаем. Действительно ли они такие маньяки и преследователи у нас по первому телефону звонят. 783-90-25 для тех, кто любит и не получает взамен ничего. Ало. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Анатолий.

В. ШАХИДЖАНЯН: Васильевич.

Ю. МОСИЕНКО: Здравствуйте. Анатолий.

АНАТОЛИЙ: Я, значит, хотел бы тут, прежде всего, обратить внимание на, на мой взгляд, неправильную постановку вопроса. Значит, Ева Израилевна…

В. ШАХИДЖАНЯН: Израилевна. И Вы Анатолий Васильевич?

АНАТОЛИЙ: Нет, Гаврилович.

В. ШАХИДЖАНЯН: Спасибо, Анатолий Гаврилович.

АНАТОЛИЙ: Значит, она сказала, вот в таких случаях неправильной любви человек делает себе идеальный образ и в него влюбляется. И на самом деле, он не знает того человека, в которого он влюбился, но я полагаю, что это практически при любой влюбленности дело обстоит именно так. Вот один из ярких примеров я слышал по Вашему же радио, когда женщина была уверена, что муж ее любит, и сама его любила. И они прожили счастливую жизнь. И только после его смерти она узнала, что он был влюблен в другую женщину и собирался вот, вот с ней уходить, но смерть остановила. Если бы она не узнала, она так бы и умерла в сознании, что у не была счастливая любовь. Чем же это не любовь, спрашивается. Она влюбилась в идеальный образ. Это и требуется от любви.

Ю. МОСИЕНКО: Анатолий, простите, пожалуйста. Вы просто решили поспорить с психологом Евой Весельницкой? Ваш звонок просто ради того самого, чтобы просто понять.

АНАТОЛИЙ: Да, я хочу сказать, что любовь имеет очень много разных значений. У греков она имела четыре разных значения. А на самом деле, наверное, еще больше. И вот один человек любит так, а другой по-другому. И вот это несоответствие, оно так и выявляется в процессе. Ну, сам я тоже, может быть, так сказать, и является объектом неразделенной любви, и у самого была неразделенная любовь, но это, как говорится, непринципиально, я считаю, вот что.

Ю. МОСИЕНКО: Понятно. А когда мучались сами? От этого самого чувства? Сколько Вам было лет?

АНАТОЛИЙ: Ну, это было больше в юности. А в зрелом возрасте…

Ю. МОСИЕНКО: Вы уже являлись объектом, да?

АНАТОЛИЙ: Да, я являлся объектом. Спасибо, скромный наш…

В. ШАХИДЖАНЯН: А ведь бывают ситуации, когда из-за неразделенной любви человек заканчивает жизнь или попытки к самоубийству. В отделении самоубийств у Остроглазова, был такой профессор, он много это изучал. 29% людей, желающих покончить жизнь самоубийством, таблетки, женщин, кстати, больше, чем мужчин. Они более эмоциональны. Он меня не любит, я его люблю, неразделенная любовь таблетки, вены и т.д.

Ю. МОСИЕНКО: А вот у меня как раз другая статистика на руках. Что мужчины гораздо чаще заканчивают жизнь самоубийством из-за неразделенной несчастной любви. Наверное, у нас одинаковая статистика. Я говорю про 29% вообще женщины из-за неразделенной любви из количества за 100 самоубийств. Ибо самоубийства бывают на разной почве, понимаете, да.

Ю. МОСИЕНКО: Так, у нас тема, конечно, сегодня невеселая, но не до такой степени.

В. ШАХИДЖАНЯН: Но неразделенная любовь приводит.

Ю. МОСИЕНКО: Вопрос у меня, пока люди звонят, кстати, по второму телефону гораздо больше. То ли хвастаются, то ли действительно так и обстоят дела, маньяки не звонят принципиально. Еще один вопрос всем троим гостям. Люди, которые мучаются этим самым чувством болезненным, ну, вот для меня и для них, наверное, безысходным, ну, я для себя действительно определяю его, как тупиковое, потому невозможно для себя самой, да, ни туда, ни сюда. Ни позволять себя любить, ни любить односторонним мне категорически не нравится. Так вот эти самые люди несчастные, им стоит бороться за свою любовь. Я не знаю, насильно, или терпеливо, трепетно, вымаливать, выпрашивать. Или стоит сразу. В какой-то момент, может быть, не сразу. Сразу не сработает мозг. В какой момент нужно отказываться.

Т. ПУШКИНА: Ну, я думаю, что не стоит. Можно я быстренько скажу.

Ю. МОСИЕНКО: А почему быстренько?

Т. ПУШКИНА: Нет, потому что мои коллеги абсолютно просвещенные люди в этом смысле. А я то, я говорю, практик-дилетант.

В. ШАХИДЖАНЯН: Хорошо. Хорошенький практик-дилетант.

Т. ПУШКИНА: Но крепенький.

В. ШАХИДЖАНЯН: Крепенький. сильненький.

Т. ПУШКИНА: Тем не менее, Вы знаете, что не так давно, в общем, не так давно в моей жизни опять же была история, когда я, ну, я встретила человека, который показался мне мужчиной моей мечты. Вот я просто, ну, вот он. И он соответствовал всем моим каким-то там образам, я имею в виду, даже во внешности. Со временем, когда мы стали общаться, он далее продолжал соответствовать различным другим образам. Но, представьте себе, вмешалась во всю эту историю… У нас были даже какие-то отношения. Вмешалась во всю эту историю наша абсолютная разность. Абсолютная. С разными отягчающими обстоятельствами. Суть в том, что как Вы предложили, да, бороться. Я бы не то, что лоб расшибла и себе, и ему, и вообще. Но, тем не менее, я взяла себя в руки. Сказала: идите, товарищ, или я уйду. Не важно, мы расходимся. И через некоторое время ко мне пришло совершенно потрясающее, на мой взгляд, она вот меня потрясла мысль…

В. ШАХИДЖАНЯН: Озарение.

Т. ПУШКИНА: Когда люди остаются вместе. Помните, как «если к другому уходите (поет)…». Когда люди остаются вместе, это не всегда счастливый конец.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Вы правы, Татьяна.

Т. ПУШКИНА: Почему? Это не всегда счастливый конец.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Просто браво.

Т. ПУШКИНА: Это не самоцель быть вместе. Затолкал себе. Паучина там сидит. Я подумала. В одно прекрасное утро. Оно действительно было прекрасное. Что-то я там не знаю, что делал, просто пошла гулять с собакой, ну, как обычно. Не знаю, что такое. Я вдруг подумала. А если бы этот человек сейчас был со мной рядом. Мать моя женщина. С какими-то своими тоже прибабахами. Понимаете, в чем дело. Нужно уметь быть настолько честным с собой. Вот для того, чтобы…

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, честной с самой собой. Извините, пожалуйста, что тема, наверное, для Вас очень, очень глубокая и личная, но в тот, кого Вы силой мысли притягиваете каждый раз в оптовых магазинах.

Т. ПУШКИНА: Да. Ну?

Ю. МОСИЕНКО: А если бы Вы были вместе?

Т. ПУШКИНА: С кем?

Ю. МОСИЕНКО: Вам не приходила мысль в голову, что было бы все тоже очень плохо? Ведь, наверняка же, нет. Наоборот, вы думали о том, что, а вот это было бы замечательно.

Т. ПУШКИНА: А Вы знаете, что. Приходила. И приходит, и мы, более того…

Ю. МОСИЕНКО: Мы уже это обсуждали неоднократно.

Т. ПУШКИНА: Мы уже встретились в оптовом магазине и обсуждали. И более того, этот человек однажды сказал мне: ты знаешь, я очень благодарен тебе за то, как ты ко мне относишься. Я благодарен, что вообще существует между нами вот эта астральная, я не побоюсь этого слова, связь, но ты знаешь, я так счастлив, что мы не были вместе все эти годы, когда меня так трепало. Человек мне это сказал сам, причем довольно приличное время назад.

Ю. МОСИЕНКО: Напоминаю. «Привычка жить» еще 15 минут в эфире. Ева Весельницкая, психолог, Татьяна Пушкина, телеведующая и Владимир Владимирович Шахиджанян, психолог, журналист и педагог. Мы сегодня говорим на тему «Неразделенная любовь», безответная. Я напомню, что, как всегда, у нас два номера телефонов прямого эфира. 783-90-25 для тех, кто прямо сейчас мучается этим неразделенным чувством, и ему в ответ не отвечают. И 783-90-26 для тех, кто не может ответить, его любят, а он нет. Давайте примем еще один звонок. Ало. Сделайте, пожалуйста, приемничек потише и представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Олег. Я звоню с Москвы.

Ю. МОСИЕНКО: А почему тогда «с», если Москва. Ладно. Хорошо, Олег.

ОЛЕГ: Меня интересует такой момент. А как бы Вы рассмотрели такую ситуацию, если человек является заложником своей неразделенной любви. К примеру, он хочет любить, он готов любить, но он боится любить.

Ю. МОСИЕНКО: Это Вы сейчас о себе, Олег?

ОЛЕГ: Ну, давайте скажем обо мне.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо. Вас кто-то любит, а Вы боитесь ответить?

В. ШАХИДЖАНЯН: Или Вы не можете сказать?

ОЛЕГ: Нет, я даже могу сказать об этом, но насколько искренне это будет, я не знаю. просто был такой случай, когда он даже положительный, я могу сказать. Когда я любил, очень сильно любил человека, наверное, настолько сильно любил, что эти чувства стали безответны. Сейчас на данный момент, я могу любить, я хочу любить, я люблю, но…

Ю. МОСИЕНКО: Но боитесь того же опыта предыдущего.

В. ШАХИДЖАНЯН: А сколько Вам лет, Олег Васильевич, или как Вас там?

ОЛЕГ: Мне 29 лет.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Так не надо душить человека своей любовью. Вот и все, просто, понимаете. Если Вы человека любите, это же не отменяет его жизнь, его право на свободу, на свое мнение, на пространство его жизни. Если Вы хотите заменить собой ему жизнь, то действительно приведете это к печальному результату. Это удушение. А если Вы человека любите не ради себя, а ради него, то слушайте, чувствуйте, как ему хорошо. Вы же любящий человек, он же просто ну супер, супер, супер экстрасенс.

ОЛЕГ: Ну, вот как почувствовать этого человека.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: А бояться перестаньте.

ОЛЕГ: Ну, не испугаться полюбить его.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Подождите. Вам надо с собой разобраться. Что такое Ваш страх. Вы себя боитесь? Вы боитесь отказа. Вы поговорите с собой, мне кажется, что препятствие Ваше в Вас самом в Вашем страхе полюбить себя. Как только Вы полюбите себя, Вы будете свободны в любви другим.

В. ШАХИДЖАНЯН: Точно Вам было сказано, Олег. И Пришвин добавил бы, такой был Михаил Михайлович Пришвин. Тот человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше меня. Я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя. И еще, Олег, дорогой мой, не бойтесь. Женщину любую можно добиться, если очень захотеть.

Ю. МОСИЕНКО: Сейчас такой громкий хохот в студии.

В. ШАХИДЖАНЯН: Любую.

Ю. МОСИЕНКО: Ха-ха.

В. ШАХИДЖАНЯН: Понимаете, вот они смеются.

ОЛЕГ: Согласен.

В. ШАХИДЖАНЯН: Но для этого надо. Ну, скажем, вот я захочу влюбить в себя Татьяну Пушкину, ой, сколько мне, далеко за 60…

Ю. МОСИЕНКО: Татьяна, разрешаю, бегите.

В. ШАХИДЖАНЯН: И у нее сколько всего. Она ж убежит от меня.

ОЛЕГ: Вам это удастся.

В. ШАХИДЖАНЯН: Но я должен стать интереснее, активнее, талантливее, написать такую книжку, которую она прочтет и скажет: Владимир Владимирович, хочу с тобой и забуду все. С Евой. Ева Израилевна, одну фирму делаем, посмотри, как я делаю. Посмотри. как у тебя получается. Забудь о себе, будем вместе, увлеку. Или, Юлия Николаевна, Вы молоды, но ведь, поверьте мне, смотрите, Табаков…

Ю. МОСИЕНКО: Я привлекательна, Вы чертовски привлекательны.

В. ШАХИДЖАНЯН: Сколько ему лет? Сколько его жене? Вспомните Наталью Сац. Сколько она, на 30 лет она была старше своего мужа. И, наоборот, там. Но Юлия Николаевна, сделаю то, то, то, я интересен тем, тем. Олег, растите, добивайтесь. И они побегут за Вами. Любите себя и жизнь.

Ю. МОСИЕНКО: Олег, если Вы еще не испугались, Вы живы на том конце?

ОЛЕГ: Нет, я ни капли не испугался. Я просто наслаждаюсь…

В. ШАХИДЖАНЯН: Но Вы согласны со мной, Олег?

ОЛЕГ: Действительно, очень красивые слова. Я очень благодарен.

Ю. МОСИЕНКО: Вот Вы сказали, Олег, ключевое, извините опять за тавтологию слово, потому что все это слова. Олег, правда, да, надо просто поверить в себя и немножко отпустить. Отпустит та боль, которая была причинена там кем-то. Дальше просто будьте посвободнее.

ОЛЕГ: На самом деле, я то в себе как раз очень сильно уверен. И я даже вижу, что женщины как бы любят меня, но вот найти именно того человека, которому ты готов довериться. А тот ли этот человек, который воспримет твою любовь. И нужна ли будет ему та любовь, которую я готов ему дать, вот этого человека очень сложно определить. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Как только Вы встретите того человека…

В. ШАХИДЖАНЯН: Вы все забудете.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Олег, все Ваши расчеты закончатся, когда придет тот человек. Так себе и пометьте. Расчеты закончились, значит, правильно.

Ю. МОСИЕНКО: Шекспир сказал: все заканчивается встречей влюбленных, это правда. Все расчеты, страхи и т.д. Вы рано снимаете наушники, у нас еще есть те, которые любят, а им не отвечают. Ало. 783-90-25. Вы набрали этот телефон, а значит… Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Юля.

В. ШАХИДЖАНЯН: Заметьте, первый женский голос.

ЮЛИЯ: Специально для Владимира Владимировича Юлия Борисовна. Я хочу рассказать свою историю. Единственное, что она уже как бы пережита. Вот была такая ситуация, когда был такой очень красивый, такой эффектный роман. Причем он начинался, для меня просто был этот человек интересен, потом было очень активное чувство с его стороны, что ты – моя жизнь, ты для меня много значишь, ты много для меня много значишь, сделала из меня там счастливого человека. И соответственно, с моей стороны тоже пошло такое активное чувственное восприятие всего этого. А жил он вообще в другой стране и встречались мы крайне редко. И больше общались по телефону. И все эти встречи были настолько яркими, они были как бы посещением другого мира совершенно. Потому что какое-то время мы проводили вместе и жили как бы друг для друга только. И потом он в какой-то момент говорит, что нет, все. У меня другая жизнь. Извини, мы больше не может быть вместе, прости и забудь. И вот когда ты умом понимаешь, что, да, это все, уже бесполезно, что бесполезно бороться. Что бесполезно его в чем-то убеждать, что у него действительно своя жизнь. И мозгами это все понимаешь, и тем более, я его старше была на 7 лет. И все это понимаешь прекрасно. А все равно, на чувственном ощущении, как свет померк. И это, ну, время лечит, оно вылечило. Прошло, но я хочу сказать, что переживала я очень тяжело. Хотя я абсолютно не депрессивный человек. И всегда была убеждена, кстати, и до сих пор, так же, как Владимир Владимирович сказал, что если женщина захочет, она, по крайней мере, в постель практически любого мужчину затащит. Пусть и не заставит его жить с собой, это я согласна, но роман завести не так уж и сложно в принципе тоже.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо за историю, за откровенность.

ЮЛИЯ: Поэтому говорить о том, что любовь, что не любовь, иногда ты понимаешь, что стоит остановиться. И бесполезно, наверное, бежать и бросаться и доставать, но сделать с собой ничего не можешь.

Ю. МОСИЕНКО: Но Вы это делали, или не делали? Предпринимали попытки?

ЮЛИЯ: Пыталась, пыталась. Да, т.е. звонила. Ну, я не очень навязчиво, т.е. конечно. не на столько, что я прямо…

Ю. МОСИЕНКО: Каждый три часа, не час.

ЮЛИЯ: Нет, нет. Гораздо реже. Но звонила, пыталась уговорить. Причем понимаю и сейчас кажется, какая это была глупость. Вообще, полный идиотизм.

В. ШАХИДЖАНЯН: Вы не глупая. Вы нравственно мужали и все правильно.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое. Юля.

ЮЛИЯ: Да, не за что.

Ю. МОСИЕНКО: Ой, еще одно замечательное от слушателя Алексея пришло сообщение. «Когда страсти улягутся, неразделенная влюбленность пройдет. Бывало, посмотришь на объект и думаешь и удивляешься, чем же он мог так впечатлить до глубины души». Наверное, так оно и есть. Так, комментарии. Мне просто удивительно, что мало таких откровенных и таких сердечных людей, как Юля, как наш последний на сегодня звонок, было. Больше мужиков, которые хвастали. А вот меня всю жизни…

В. ШАХИДЖАНЯН: Мужики, они мужчины. Мужиков. Ну, давайте, давайте, дама.

Ю. МОСИЕНКО: Да, Вы тут говорили всякие пакости про женщин.

В. ШАХИДЖАНЯН: Я пакости?! Каждая женщина богиня!

Ю. МОСИЕНКО: Которая хочет в ЗАГС.

В. ШАХИДЖАНЯН: Правда, Вертинский правильно сказал про Вас, о женщинах.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Она только хочет ЗАГС и больше ничего.

В. ШАХИДЖАНЯН: «Разве можно от женщины требовать многого? Там, где глупость божественна, ум – ничто». А каждая женщина – и это их ошибка, стремится замуж, а не полюбить. А надо стремиться полюбить. И искать не мужа, а сердце. И тогда все будет в порядке.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, этот круг мы уже сегодня проходили.

Т. ПУШКИНА: Прямо какое-то донорство. Донорство органов. Искать сердце.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, искать сердце.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, давайте, надо как-то воодушевить всех Сирано Де Бержераков, которые у нас остались.

В. ШАХИДЖАНЯН: Ну, дайте нам по минуте, да и скажем. Воодушевим.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Да, пожалуйста, вам слово.

Ю. МОСИЕНКО: Да, пожалуйста.

В. ШАХИДЖАНЯН: Засекаем, ровно минута.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте.

В. ШАХИДЖАНЯН: Друзья мои. Да все хорошо, все прекрасно. Неразделенная любовь – миф. Это всего лишь влюбленность. А если плохо, найдите ту самую дурнушку, мужчины. Я Вас прошу. И сделайте для нее две недели праздника. И Вы научитесь ухаживать, только не обманывайте, не говорите, что любите, а говорите, что хотите понять женщин. А потом плечики, расправить, смотреть прямо и не бояться ни габаритов, ни худобы, ни толщины. И ум, ум, ум. А не ниже пояса. И женщины, знаете, Вы выбираете нас, мужчин. Вы, Вы – богини. Каждая женщина может стать в 100 раз лучше, если захочет. И к Вам потянутся. А несчастных женщин – меня никто не любит, я не хочу, мне плохо – все убегут. Мужчины сначала, а потом и близкие. Спасибо, на 10 секунд больше.

Ю. МОСИЕНКО: Нет, ничего подобного. Вы уложились. Даже 3 секунды оставили. Теперь кто? Ева или Татьяна?

Т. ПУШКИНА: Ну, Ева, давайте, а я быстренько там закончу.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Ну, тема была как бы грустная. Но мне показалось, что мы достаточно позитивны были в этом.

Ю. МОСИЕНКО: Вы – да.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Я да. Ну, я вообще позитивный человек. Понимаете, я считаю, что переживать душевную боль человек обязан. Это входит в историю жизни человека. Я считаю, что любовь, даже если это неразделенная, когда это желание счастья другому желание совершить нечто ради другого, она душу человеческую укрепляет, растит и приносит ей очень богатый опыт, который можно потом в счастливой ситуации использовать. Т.е. из души это само и придет. И я считаю только одно. Не надо бояться любить. И не считать, какая она будет. Разделят ее с Вами, или не разделят. Получите Вы за это что-то, или не получите. Вы уже получили, если Вы способны любить, значит, Вы уже получили.

Ю. МОСИЕНКО: Вы полноценный человек.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: С чем Вас и поздравляю.

Т. ПУШКИНА: Ну, а я соответственно внесу в это во все еще одну рациональную как бы, наверное, искру. Мне свойственно вообще смотреть на вещи, раскладывая их по полочкам. Я по знаку Зодиака Дева. Ничего с собой поделать не могу. Вот полки прямо ломятся у меня. Поэтому я всем людям, которые сейчас находятся в состоянии такого человеческого раздрая, что греха таить. Все мы были в слюнях, в соплях. При разных обстоятельствах. И никогда в жизни никто не может сказать: а я вот там кремень. Да никакой мы не кремень. Соответственно, но действительно все равно, отгородитесь… Хорошо, выплачетесь подруге, в потом сядьте спокойно сами с собой, или другу, да, и скажите себе честно, как, что и почему. Во-первых, по каким причинам Вас могут не желать, не хотеть. По каким причинам Вы желаете и хотите. Попытайтесь совместить себя и этого человека. Попытайтесь что-то представить. Раз Вы много о нем знаете, раз Вы так к нему, или к ней стремитесь, да. Сделайте такой анализ. В конце концов, высшие силы есть у нас вот над нами они. Они нами тоже руководят. Будьте честны с собой. Тогда эти высшие силы будут честны с Вами. В конце концов, тоже дадут Вам какой-то маячок. Нужно ли к этому человеку стремиться или нет. Просто полюбите себя и будьте с собой честны. И тогда у Вас абсолютно все получится. Утри нос, в конце концов.

Ю. МОСИЕНКО: Все такие позитивные, позитивные. Это удивительно.

Т. ПУШКИНА: Да, а потому что это правда. Я через это все… Знаете, если бы еще пару часов…

В. ШАХИДЖАНЯН: Ой, что бы тут было через пару часов.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Мы бы рассказали все, через что мы прошли.

Ю. МОСИЕНКО: А можно теперь отсебятину? Прости меня, пожалуйста. Это уже просто монолог Юлии Мосиенко. Я думаю, что не надо терять время на то, что заведомо можно назвать неразделенной любовью. Жить надо в радость и с радостью. И человек, который не способен оценить, благодарно принять, ответить на Ваши чистые порывы, может быть, он и неплохой, но он не единственный, это совершенно точно. Надо сменить ориентир. Понять, что планета Земля громадна, кругла, конца и края ей нет. И вокруг, поверьте мне, много отличных ребят, девчат, женщин, мужчин, бабушек и дедушек даже.

В. ШАХИДЖАНЯН: Почему ты кивот в мою сторону?

Ю. МОСИЕНКО: Ничего подобного.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Это в мою. В мою сторону кивок.

Ю. МОСИЕНКО: И все эти люди только и ждут такую или такого, как Вы. Бросайте неблагодарных, номер, как говорят в моих кругах, в игнор. И вперед, к новой, счастливой, обоюдной любви, к паритетным отношениям, честным, то есть. Счастливо. И еще раз спасибо сегодняшним моим гостям. Я была в восторге от знакомства с Евой Весельницкой, психологом.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Спасибо большое.

Ю. МОСИЕНКО: У нее сегодня был дебют. Владимир Владимирович меня покорил до глубины души. Впечатлил.

В. ШАХИДЖАНЯН: Еще раз повторите, я не расслышал.

Ю. МОСИЕНКО: Покорил меня Владимир Владимирович.

В. ШАХИДЖАНЯН: Юлия Николаевна, любовь, да? Когда я люблю, мне нужна только та, которая полюбит меня. А если она меня не любит, уходи, до свидания, мне не нужна.

Ю. МОСИЕНКО: Вы как Александр Дюма прямо. Вы напишите у себя на воротах: люблю того, кто любит меня.

В. ШАХИДЖАНЯН: Напишу, напишу. Мы после передачи поговорим.

Ю. МОСИЕНКО: А Татьяну Пушкину, телеведущую я еще раз хочу поздравить с Татьяниным днем. Всем Вам большое спасибо. Со слушателями своими я услышусь ровно через неделю…

Т. ПУШКИНА: И студентов с началом каникул.

Ю. МОСИЕНКО: Ой, да, и студенчество все у нас гуляет завтра. Да. Счастливо.

Т. ПУШКИНА: Счастливо. Спасибо огромное.

Е. ВЕСЕЛЬНИЦКАЯ: Спасибо.

В. ШАХИДЖАНЯН: Счастливо. И привет Меньшикову.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире