'Вопросы к интервью
ЮЛИЯ МОСИЕНКО: Всем доброго вечера, крепкого здоровья, и чтоб Вам приобрести самую полезную из всех самых вредных привычек – привычку жить. Собственно это самая программа «Привычка жить» и ее ведущая я, Юлия Мосиенко, уже в эфире, в эфире прямого эфира на волнах «Эхо Москвы». Чего-то я два раза «эфир», ну, ладно. Напомню, что каждый желающий и настырный может принять в бесе5де участие, т.к. мы, еще раз скажу слово «эфир» с прилагательным «прямой», думаю, что сегодня настойчивых и желающих будет много, ибо и тема сегодня крайне увлекательная и гости просто замечательные. Редкие люди, практически недосягаемые. Сегодня я вижу их впервые. Не без удовольствия признаю, что очень они мне симпатичны. Сначала тема сегодняшней «Привычки жить»: «Рестораны против домашней кухни». В прямом эфире не без участия уважаемых слушателей устраиваем соревнование изысканной ресторанной кухни с кухней ароматной домашней. Потом поговорим о разнице, что лучше и т.д. А пока доброго вечера я хочу пожелать своим гостям. Сегодня в студии Сергей Цигаль, художник, журналист, достойный человек, гурман, знаток, как мне написали кулинАрии, правильно именно так. Хотя мне это ударение совсем не нравится. Как-то привычнее говорить кулинарИи, не знаю уж почему.

СЕРГЕЙ ЦИГАЛЬ: Перехвали. Знаток, я тоже «кулинарИи» – всю жизнь произношу.

Ю. МОСИЕНКО: Правда ведь? Как-то удобнее.

С. ЦИГАЛЬ: Да. Добрый день. Вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Здравствуйте, Сергей.

С. ЦИГАЛЬ: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: А так же у меня в гостях еще один достойнейший мужчина, рыцарь ножа и вилки. Больше скажу, лауреат французской премии ордена Почетного гастрономического легиона. Странно и страшно это все произносить, но уж такие достойные гости достались. Александр Смелянский его зовут. Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР СМЕЛЯНСКИЙ: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо гостям, что пришли. Удивлена, что без еды. Я понимаю, что Вы тоже на что-то рассчитывали. Сидите со скромными стаканчиками воды. Простите за разочарование в самом начале.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, в общем-то, не рассчитывали, Юля, не расстраивайтесь.

Ю. МОСИЕНКО: Правда? Вообще ни на что?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да на приятную кампанию. Симпатии взаимные, если ответить на Ваше приветствие.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, до эфира, признайтесь, поели? Не голодные сейчас.

С. ЦИГАЛЬ: Я ел гречневую кашу, например, в мастерской.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: А я пробовал какие-то новые блюда, которые готовил шеф-повар в ресторане.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, как положено.

Ю. МОСИЕНКО: Вот она разница между домашней и ресторанной кухней.

С. ЦИГАЛЬ: Два мира, два Шапиро.

Ю. МОСИЕНКО: Теперь несколько технических вопросов решить надо. Номера прямого эфира, теперь у нас их два. Обычно они делятся по принципу для москвичей и тех, кто слушает «Эхо Москвы» в других городах и странах. Сегодня, разумеется, они будут поделены по принципу, кто за домашнюю кухню, а кто за ресторан. Итак, для приверженцев домашней кухни будет номер, слушайте внимательно 783-90-25. Если Вы слушатель иногородний, не забывайте, пожалуйста, про код города Москвы 495. Еще раз напоминаю, что это номер прямого эфира для тех, кто верен домашней кухне и готовке. Кто предпочитает проводить время не на кухне, дома, а за столиком ресторана, звоните, пожалуйста, 783-90-26. Мы с удовольствием послушаем, чем рестораны лучше домашней стряпни. Есть еще и номер мобильный. На него можно прислать с такого же мобильного телефона сообщение. +7 985 970-45-45. Пожалуйста, не забывайте подписываться, а когда дозвонитесь, наконец, до нас, то не забывайте представиться. Милости просим, в прямой эфир, в живой разговор, в программу «Привычка жить». Еще раз напомню, что у нас известные московские рестораторы Александр Смелянский в гостях и художник, журналист, гурман Сергей Цигаль. Опять перехвалила?

С. ЦИГАЛЬ: Который ел гречневую кашу сегодня.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, перестаньте Вы, что Вы скромничаете.

С. ЦИГАЛЬ: Пустую. Пустую гречневую кашу в мастерской.

Ю. МОСИЕНКО: Пустую? Без масла?

С. ЦИГАЛЬ: Сыра съел кусок. Нет, немножко масла налил оливкового.

Ю. МОСИЕНКО: Оливкового. Как я Вас понимаю.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Пережарил масло в начале немножко?

С. ЦИГАЛЬ: Нет, не пережарил. А оливковое масло жарить нельзя. Оливковое масло только для заправки. Они при жарке приобретает канцерогены. Именно оливковое.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Подогреть.

Ю. МОСИЕНКО: А можно Вам вопрос задать для разнообразия. Просто если уж Вы пришли, а я как бы ведущая. Первый вопрос гостям будет общий. Распространяется на Вас двоих сразу. Я просто хочу прибавить к теме сегодняшней программы вопросительный знак. И произнести тему с вопросительной интонацией. Итак, рестораны против домашней кухни. А рестораны против домашней кухни? И отвечает первым ресторатор Александр Смелянский.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, я готов ответить. Вопрос очень легкий. Спасибо за легкий вопрос для начала. Я никакого противоречия между любовью к ресторанной еде и любовью к домашней еде не вижу. И один и тот же человек естественно может разделить свои вкусы, в чем-то полюбить ресторан и есть дома. Ну, представьте себе человека, который только ходит в рестораны, не ест дома. Есть такой? По-моему, такого найти трудно.

Ю. МОСИЕНКО: Но можно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Как и наоборот, наверное.

Ю. МОСИЕНКО: Но можно. Наверное, не без труда, но можно обнаружить.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, дома нельзя не есть. Будучи даже ресторатором и любя рестораны.

С. ЦИГАЛЬ: Утром, например, когда проснулся.

Ю. МОСИЕНКО: Очень многие люди обходятся без завтрака.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: А перед сном это вредно, но вкусно.

Ю. МОСИЕНКО: Очень многие.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, в Европе сидят за чашкой кофе и круассаном. С утра уже, да, с газетой где-нибудь, в кафе под дубом.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, опять-таки чашка кофе и круассан – это символ. Туда же добавляется и багет и немножко масла…

Ю. МОСИЕНКО: Джема.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Джема немножко. В кофе добавляются сливки.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, конечно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Багет намазывается маслом, макается в большую чашку кофе. Получается все то же самое, что манная каша, только с кофе.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. мы поговорили о континентальном завтраке сейчас, так принято называть в отелях почему-то. Континентальный завтрак.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Это потому что Вы из Англии, наверное, приехали.

Ю. МОСИЕНКО: Нет, а английский завтрак, он как бы считается, что-то совсем, как говорится, две большие разницы. Ну, он жирный, действительно, бекон, сосиски, яйца жаренные и т.д. Это не каждый организм выдержит. Только такого крепкого британца.

С. ЦИГАЛЬ: Мужской, только мужской.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, когда Вы говорите об английском завтраке, это все равно вопрос выбора, простите. Вы всегда можете из английского завтрака выбрать то, что Вам надо, и то, что больше похоже на Ваш домашний завтрак. Не правда ли, Юля?

Ю. МОСИЕНКО: Ну, да, наверное, но я не всегда могу найти то, что я ем на завтрак в том же отеле. И в ресторане, кстати, тоже. И предпочитаю на завтрак в ресторане брать исключительно омлет, где бы я ни была. И какой бы ценовой категории этот ресторан не был.

С. ЦИГАЛЬ: Омлет, как правило, есть, уже начиная с трех звезд, он уже там есть.

Ю. МОСИЕНКО: Правда? Удивительно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Даже если он не выложен, Вы можете его заказать.

С. ЦИГАЛЬ: Попросить, да, и Вам его приготовят.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, я, наверное, девушка не спросливая, никого напрягать не хотела, обременять. Давайте сразу честно признаемся. Себе, слушателям, я не знаю, вот сравнивая две кухни, два мира, два детства. Рестораны и домашнюю кухню, честно ответьте мне, пожалуйста, на вопрос, еще раз призываю. Что дешевле, есть дома или есть в ресторанах?

С. ЦИГАЛЬ: Ну, конечно, дома.

Ю. МОСИЕНКО: А почему вот сразу «конечно». Не понимаю, почему «конечно». Потому что гречку сегодня ели? Это не показатель. А в следующий раз купите себе отборной говядины или баранины.

С. ЦИГАЛЬ: Все равно будет дешевле. Потому что килограмм на рынке роскошной купишь свинины, выберешь лучший кусок, или там баранину на косточке, она будет стоить 250 рублей килограмм на Дорогомиловском рынке дагестанская баранина. А в ресторане у г-на Смелянского порция одна будет стоить дороже, чем килограмм той же баранины.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, порция, я думаю, будет не меньше 250 граммов?

С. ЦИГАЛЬ: Ну, вот 250 грамм.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот за 250 рублей, например.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: 250 грамм даже немножко много.

С. ЦИГАЛЬ: Много, да.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Понимаете, я нутром чую, что дома есть и готовить дешевле. Но если Вы посчитаете те деньги, которые Вы заплатили за квартиру, в которой Вы живете те деньги, которые Вы заплатили за кухню, за кухонные плиты, за всю посуду, посчитаете то время, в которое Вы не зарабатываете деньги, а готовите, вот если Вы сложите эти потери, я не думаю, что разница будет настолько велика в цене.

С. ЦИГАЛЬ: Я не такой прагматик, чтобы считать деньги, которые я провел во время готовки.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, потому что Вы получаете от этого удовольствие.

С. ЦИГАЛЬ: Я получаю удовольствие. Кстати, я тоже не вижу никакого противоречия. Я Вашу постановку вопроса «Ресторан против домашней кухни», она какая-то немножко странная, ну, потому что почему «против»? Он не против.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот с Вами согласна слушательница Елена. Она прислала еще до эфира вопрос свой по интернету: «Вовсе не против, — пишет она. — Это одно, а то другое. Кстати, давно не слушаю реплик типа «я дома за эти деньги такой обед приготовлю, куда там ресторанам». Домашнюю еду я и дома поем. А в ресторан иду за процессом или за тем, чего дома ну никак не сделать».

С. ЦИГАЛЬ: Ну, действительно, дома, на самом деле, сделать можно все, но не будешь. У меня товарищ недавно вот купил устриц.

Ю. МОСИЕНКО: В сезон?

С. ЦИГАЛЬ: Да. На днях это было недавно. Он купил дюжину, полтора десятка что ли. 16 штук он купил устриц. Ножик у него был. И он довольно долго их открывал. Но устрица стоила 35 рублей штука.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Это номер два.

С. ЦИГАЛЬ: А в ресторане «Паризьен» она стоит, чтобы не соврать, по-моему, 7 долларов. Да? Или 7 евро.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Обычно, от 5 до 7.

С. ЦИГАЛЬ: Безобразные у нас рестораны по ценам. Безобразные в Москве. Есть я, например, не могу себе позволить пойти в ресторан, скажем, «Пушкин». Я никогда там не был, и никогда там не буду. Поэтому я не могу ничего сказать об этом ресторане. Ни хорошего, ни плохого. Потому что цены безумно высокие. И вот я вообще не понимаю, как у нас ресторанная критика может существовать в стране. Потому что чтобы пойти в ресторан, ты должен истратить энную сумму денег. Если же тебя приглашает ресторан, как критика, то совершенно очевидно, что ничего плохого ты написать уже не можешь, даже если тебе не понравится. И вдобавок расстараются. Еще и… В третьих, мне вообще говоря, везде вкусно. И в столовке любой, и в ресторане, и вообще люблю процесс…

Ю. МОСИЕНКО: Александр Смелянский, почему не опровергаете? Почему не боретесь?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, я хочу выслушать коллегу сначала.

С. ЦИГАЛЬ: А нет противоречия у нас никакого. Это дорого, это, безусловно. Ну, я не знаю, ну, в наших ресторанах, я вот сейчас только что приехал из Европы. Ну, вот, кстати, мы зашли в обеденное время. Сицилия. Мы зашли в обеденное время в Палермо, когда все было закрыто. В обед все закрыто. А как раз когда мы хотим есть, тогда все закрыто. Мы набрели на какой-то маленький ресторанчик случайно совершенно. И вывеска то какая-то была. Вышла такая толстая мама Камелия. Руки в боки. Посадила нас на деревянную лавку, нас было 8 человек, и сказала: меню – это я. По воскресеньям на Сицилии едят лазанью. Вот она сказала строгим голосом. Супчик? Нет никакого супчика. Чай? Кофе? Нет ничего. Едят лазанью. И принесла огромную миску лазаньи. И даже те, кто сидели на всяких диетах, дамы, стали есть эту лазанью, потому что это было безумно вкусно, по-домашнему. Она дала лопатку, и мы сами раскладывали по тарелкам.

Ю. МОСИЕНКО: Отлично, что Вы сказали, что в ресторане по-домашнему. Ибо, от Алекса, слушателя, опять же через интернет вопрос к эфиру пришел замечательный: «В рекламе ресторанов и кафе часто говорится, что, мол, у нас еда, как домашняя, в хорошем смысле, имеется в виду. Что под этим понимается? Можно это словами объяснить? Вроде бы еда бывает вкусная и не вкусная, европейская, азиатская и прочая. А вот домашняя ,это какая?»

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, на мой взгляд, такую формулировку рекламную могут использовать рестораны, которые, ну, готовят усредненную достаточно еду без особой выдумки. Простые блюда из простых продуктов. И поэтому как бы их авантажностью и преимуществом является то, что они могут написать: у нас, как дома. Ну, это чисто рекламная формулировка. И она ничего не говорит. Ничего не должна сказать посетителю, гостю ресторан. Это просто формулировка. А у нас, как не дома. Такая ж формулировка, только наоборот.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, еще объемы, конечно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Совершенно не зависит от этого рекламного слогана величина порций. Абсолютно не зависит.

С. ЦИГАЛЬ: Нет, я не о порции говорю, а об объемах кастрюльных. Когда ты дома варишь в маленькой кастрюльке, и когда ты варишь в котле большом, на большую кампанию.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, Вы знаете, некоторые блюда большой емкости получаются гораздо вкуснее, чем в маленькой емкости.

С. ЦИГАЛЬ: Зуподефозолий, который вот сейчас я ел опять же на той же Сицилии, он, конечно, был вкусный. И сосиски там были совершенно умопомрачительные, кошмарно вредные, из свиной кожи, варенные отдельно три часа в отдельной посуде, а потом положенные в этот суп из свежей фасоли, которую я вообще не видел никогда. Я всю жизнь делаю лобио. Это был, конечно, очень вкусный суп, но я подумал, что вот Вы сказали: посчитайте эту цену, которая входит в квартиру и во все остальное. 10 евро за тарелку фасолевого супа, это немало, прямо скажем, почти, почти 10 евро, 9,5. И когда говорят, что в ресторане так же получится, или дешевле, это конечно, неправда. Потому что тот же самый человек, который идет в ресторан, он, тем не менее, платит за квартиру, все равно, и все равно, у него есть кухня и плита, и за газ он платит, и за электричество, и за воду, так что это не аргумент.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, нас поставили в условия такой исключительности, или ресторан, или дом. Поэтому мы делаем такие расчеты, или ресторан или лом. Конечно, ресторанная еда обходится дороже, безусловно. Но поймите, ресторан, посещение ресторана, это процесс, это событие, безусловно. Вы пошли в Большой в оперу. Да?

С. ЦИГАЛЬ: Да.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Или пошли в Большой балет. Вы получили удовольствие от спектакля. Вы пригласили балерину домой с ее партнером, пускай даже у Вас большая квартира, и Вы просите их исполнить какой-то фрагмент балета. Вы получаете такое же удовольствие или нет?

С. ЦИГАЛЬ: Как, реальная ситуация.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Реальная, да. Ну, за билет в театр Вы платите деньги, а здесь Вы просто ничего. Это Ваши друзья.

С. ЦИГАЛЬ: И?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Я просто говорю, что в ресторане нельзя, ресторан нельзя оценивать. Да, в ресторане гость, или клиент, посетитель, назовите, как хотите. Мы предпочитаем слово «гость», платит в первую очередь за то, что он ест и то, что он пьет. Все остальное…

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, что Вы занялись анализом.

С. ЦИГАЛЬ: Особенно за то, что пьет, хотелось бы добавить.

Ю. МОСИЕНКО: Вот сообщение очередное от Ольги пришло к г-ну Смелянскому. «Дайте анализ кухонь, столь популярных в Москве, в плане качества, умения подать и продать».

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, это тема, я думаю, отдельная…

Ю. МОСИЕНКО: Поработайте ресторатором-аналитиком, пожалуйста.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, тема отдельной передачи. Москва, к моему сожалению, немножко переусердствовала, по-моему, с японской кухней, которой не является прямой японской, а которая является в основном буфетной японской кухней.

Ю. МОСИЕНКО: Но почему японцы ее так высоко ценят в Москве? Очень хорошие оценки дают ресторанам московским, действительно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Московским ресторанам, да. Там, где, те рестораны, которые имеют право первой ночи, т.е. право свежего продукта японского, свежей рыбы и т.д., они действительно научились и дальше фантазировать, развивают японскую кухню…

С. ЦИГАЛЬ: Свежая, это какая? Вот эта калифорнийская, замороженная до минус 42 градусов, нарезанная…

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, нет, нет. Ни в коем случае. Я получаю в свои рестораны, допустим, лосось на льду. Он не замороженный, или она, как правильно, не знаю, как сказать. Мы получаем дораду сибас, это бар морской окунь, «Каменный окунь» называется. Мы получаем свежими, мы получаем свежий морской петух, замечательная рыба. Мы получаем свежее. Я вот живой свидетель того, что мы получаем свежую рыбу. Не замороженную и не размороженную, что самое страшное.

С. ЦИГАЛЬ: Я вот, если говорить о ресторанах, то именно из японских я не вылезаю. Т.е. я могу конкретно сказать…

Ю. МОСИЕНКО: Аналогично. Что же мы с Вами там не встречаемся.

С. ЦИГАЛЬ: Из рис рыбы я не вылезаю просто. Я хожу туда очень и очень часто. Причем стал ходить на кайтен, там фиксированная… Это ужасная, конечно, история, потому что невозможно встать, все время ешь, ешь, ешь. Они все туда набросали из меню. И теперь если ты попросишь этих ребят, которые внутри крутятся этого конвейера, они тебе тут же принесут вкусненького. Дай чего-нибудь вкусненького. И они приносят. Они приносят эти суши с крабовыми ножками и нарубленное спайси из лосося, и что-то новенькое они сделали сейчас с окунем. Там очень вкусно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: А Вы японскую готовите дома?

С. ЦИГАЛЬ: Я готовлю японскую в Коктыбели, когда я нахожусь у моря, и когда нет под рукой японского ресторана. Там сейчас два есть в Симферополе, там сейчас два есть. И один очень скверный. Я приезжал там. Мы ели. И он дороже московского и очень плохой. А мы там готовим. Я делаю суши из камбалы. Я использую барабульку, свежую кефаль. Один раз мы с товарищем съели толстолобика, хотя он немножко тиной попахивал, совсем речная. И, кроме того, великолепная суши получается из бычка. Просто азовский бычок большой, срезаешь по хребту с двух сторон и снимаешь шкурку. Получается как раз две порции.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Т.е. Вы готовы открыть черноморско-японский ресторан в Москве.

С. ЦИГАЛЬ: Запросто. Тем более что все необходимое есть на Дорогомиловском рынке.

Ю. МОСИЕНКО: Необходимо унять обильное слюноотделение. Я уже вся, хотя я, не буду лукавить, именно из японского ресторана на эфир и пришла, но с удовольствием от Сергея Цигаля получила бы какую-нибудь порцию сушек, ролов и т.д. Итак, дорогие слушатели, напоминаю, что сегодня замечательный… Что это за звуки? Я буду наказывать, Сергей, ведь я же предупреждала.

С. ЦИГАЛЬ: А я выключил звук. Это сообщение так…

Ю. МОСИЕНКО: Мне тоже приходят сообщения, но Вы же их не слышите. Итак, я напоминаю, что сегодня мы разбираемся с темой «Рестораны против домашней кухни». Хотя мои гости сегодняшние против самой формулировки темы и говорят, что вовсе одно другому не мешает. А эти гости, это просто замечательные люди. Александр Смелянский, известный московский ресторатор, лауреат ордена Почетного гастрономического легиона. Представляете, есть такой. А так же художник, журналист, знаток кулинАрии, меня сейчас просто стошнит от этого слова, Сергей Цигаль. Может быть, все-таки будем говорить «кулинарИи», ну, пусть меня будут обвинять в неграмотности. Ну, как-то не могу…

С. ЦИГАЛЬ: А Вы не говорите, что я знаток.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Просто говорите кулинар.

Ю. МОСИЕНКО: А, вот, спасибо Вам громадное. Что бы мы без Вас делали.

С. ЦИГАЛЬ: И вообще я художник по профессии. Вот художник, достаточно.

Ю. МОСИЕНКО: Художник Сергей Цигаль. Никакого отношения к сегодняшней теме вообще не имеющий.

С. ЦИГАЛЬ: Не имеющий.

Ю. МОСИЕНКО: Мимо проходил, зашел. Спасибо. 783-90-25 для тех, кто любит рестораны. 783-90-26 для тех, кто предпочитает готовить и есть дома. Это телефоны прямого эфира. Я думаю, что пора принять первый звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, или уже добрый вечер. Выключу приемник.

Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер. Как Вас зовут? Да, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Георгий. Вы знаете, я сторонник обеих структур, потому как одно другое дополняет. Я бы мог сказать, что, допустим, домой я не могу пригласить всякого. И перед всяким… я готовлю шикарно, я могу пригласить там мать, родных, очень близких друзей, но знакомых никогда домой я не приглашу. А когда хочется очень приятно провести вечер, естественно с друзьями, ну, со знакомыми идем в ресторан. Дальше, если просто хочется с супругой отдохнуть, вся эта каждодневная готовка, она надоедает. Ну, в субботу, воскресенье, мы идем, конечно, не в ресторан, а в кафе.

Ю. МОСИЕНКО: Георгий, она же не Вам надоедает, эта ежедневная готовка.

ГЕОРГИЙ: Вы знаете, я люблю готовить. Поэтому завтрак готовлю я сам. Ужин, если успеваю к тому времени, когда семья, так сказать, не спит.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, если Вы сами готовите, что готовите дома чаще всего?

ГЕОРГИЙ: Ну, Вы знаете, я готовлю неординарные вещи. Могу поделиться двумя рецептами. Это 15 минут, зато полноценная пища…

Ю. МОСИЕНКО: Нет, никаких 15 минут, простите, пожалуйста. Рецепты на 15 минут – это драгоценное эфирное время.

ГЕОРГИЙ: Нет, я имею в виду 15 минут готовки. Рецепты очень простые.

Ю. МОСИЕНКО: Да.

ГЕОРГИЙ: Берется армянский лаваш, для детей мажется майонезом. Дальше берется обычная терка, натирается хорошая колбаска, дальше натирается твердый сырок, сыпется зелень. Потом это все туго скручивается в трубочку, режется это все на 6 частей, запихивается в свчешку на 300 вт на 6 минут. Совершенно полноценная белками…

Ю. МОСИЕНКО: Совершенно реактивная такая чернобыльская еда, простите меня, из микроволновки. Кто Вам сказал, что детям майонез это хорошо?

ГЕОРГИЙ: Нет, это о том, что дефицит времени утром. И лучше 20 минут проспать, чем 20 килограмм есть.

Ю. МОСИЕНКО: Кто Вам сказал, что детям можно есть майонез?

С. ЦИГАЛЬ: Майонез вообще нельзя людям есть, если это руками не приготовлено.

Ю. МОСИЕНКО: Видели бы Вы лицо г-на Смелянского, когда Вы сказали «Майонез на лаваш».

ГЕОРГИЙ: Ну, пожалуйста, томатную пасту там самодельную. Куча есть своих соусов. Вопрос не в этом, вопрос в принципе. Быстрое приготовление, свчешка спасает. Что касается вот ресторанов и кафе, это великая вещь. Потому что я прожил в Европе, в Швейцарии примерно 15 лет. И там вопрос вообще не стоят о готовке дома. Просто это невыгодно. Хотя там большие ножницы, хотя приходилось платить там, в общем, даже по европейским стандартам достаточно много, но выгоднее и вкуснее было завтракать утром в кафешке, обедать в кафешке, ужинать в ресторане. Т.е. там настолько самому приготовить просто, так сказать, не из чего. Там нет вот этих наших…

Ю. МОСИЕНКО: Томатной пасты, майонеза.

С. ЦИГАЛЬ: Лаваша нету.

ГЕОРГИЙ: Вы знаете, Вы знаете, красок для рисования просто нет. Там не из чего сделать ничего.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо, Георгий. Спасибо за рецепты…

ГЕОРГИЙ: Вот Вы знаете, я хочу не сталкивать эти два понятия, а именно объединить. Потому что вот есть настроение поесть дома, и есть настроение провести время где-то вкусно, опять же всегда спрашиваем, а вот что это такое. Ну, хотя бы там тонкие какие-то технологии. Это очень приятно. И мы пытаемся применить. И это помогает в домашней кухне.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо Вам большое. Я хочу сделать подарок Александру Смелянскому. Можете не избавляться от наушников. Потому что хочется принять звонок сразу от человека, который предпочитает домашней кухне ресторанную еду. Ало, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Вы позвонили по первому номеру, значит, в ресторанах любите кушать больше, чем дома. Пожалуйста, отойдите от приемника, или сделайте его тише.

СЛУШАТЕЛЬ: Я его выключил.

Ю. МОСИЕНКО: Замечательно. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей Бельжо.

С. ЦИГАЛЬ: У, Андрюха, здравствуй, дорогой.

АНДРЕЙ БЕЛЬЖО: Я дозвонился к Вам просто по телефону. Без всякого блата.

Ю. МОСИЕНКО: Да, подтверждаю, действительно так.

А. БЕЛЬЖО: Я люблю больше есть в ресторанах, но…

Ю. МОСИЕНКО: Я даже знаю, в каких, Андрей.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Не только, по-моему, Андрей, да?

А. БЕЛЬЖО: Ну совсем не в этих ресторанах, потому что мы не делаем рекламу никаким ресторанам. Но я хотел сказать, что когда дома готовит Сергей Цигаль, это заменяет любой ресторан, потому что никогда в жизни я не ел и не узнал бы, что барабулька так вкусна, а щечки у нее нужно выковыривать…

С. ЦИГАЛЬ: Андрюш, это был бычок азовкий.

А. БЕЛЬЖО: Бычок. Это был бычок.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Такой же вкусный, как барабулька.

А. БЕЛЬЖО: Ну, ладно, ладно.

С. ЦИГАЛЬ: Щечки. У барабули нет щечек.

А. БЕЛЬЖО: Бычок. Щечка бычка, когда ее большим пальцем выковыриваешь, и она так вкусна. И барабулька готовится так быстро. И привезенная из Коктыбели так вкусна. Или когда Сережа делает за 25 минут три блюда. И когда конфорки просто пламя высоты человеческого роста, и там просто все шкварчит. И овощи, и мясо, то по качеству этой еды, это, конечно, выше, чем ресторанная кухня.

С. ЦИГАЛЬ: Вот ты меня подпиарил, Андрюха.

А. БЕЛЬЖО: Поверьте мне, но, конечно, атмосфера другая, наверное. Потому что выход в ресторан, это все-таки поход. Это, конечно, это событие. Потому что мы запоминаем это, потому что мы пошли в этот ресторан с Васей, с Костей, с Абрамом и Резо. И мы так классно посидели и поговорили, это, конечно, поход. Ну, это не имеет ровным счетом никакого отношения к качеству кухни.

Ю. МОСИЕНКО: Андрей, я совершенно онемела просто, просто от факта того, что Вы дозвонились к нам в прямой эфир. Спасибо Вам большое. Подтверждаю, что это никакая не подстава. Единственное, что хочется выяснить, не будут ли звонить знакомые Александра Смелянского, сразу мне скажите.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, нет, я ни с кем не договаривался.

С. ЦИГАЛЬ: А я не договаривался тоже.

Ю. МОСИЕНКО: Я хотела сделать подарок ресторатору, а подарок получил Сергей Цигаль.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, значит. Цигаль мне должен.

С. ЦИГАЛЬ: Ресторатор позвонил, причем. Позвонил ресторатор.

Ю. МОСИЕНКО: Но похвалил друга.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Имеет право. Имеет право. Я бы не советовал только щечки бычков пальцами в ресторане вытаскивать, некрасиво.

Ю. МОСИЕНКО: А если у Вас в ресторане так сделать, выгонят?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: У меня бычков нет.

Ю. МОСИЕНКО: Вот она правда.

С. ЦИГАЛЬ: У меня был случай. Бельжо повезло. Я приехал, только что приехал из Крыма и привез с рынка действительно больших, там есть такой жабик и круглячок, они такие большие, плотные бычки. У них действительно замечательные щечки. Я привез их тут же…

Ю. МОСИЕНКО: Я даже не знаю, о чем речь идет. Что такое щечки у бычка?

С. ЦИГАЛЬ: У него есть такие щечки, такие мускулы, которыми он двигает. Они очень нежные.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Чуть выше, чем жабры.

С. ЦИГАЛЬ: Да, очень нежные такие. В конце жаберной крышки, по бокам. Справа и слева.

Ю. МОСИЕНКО: Вот у Смелянского нет щечек, а он знает, где они находятся.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, еще бы.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Мне приходится знать очень много странных вещей, которые я не знаю, как я буду использовать в следующей жизни.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо.

С. ЦИГАЛЬ: А я университет заканчивал, мне положено.

Ю. МОСИЕНКО: К обывателям вернемся. Андрей Бельжо, я думаю, не будет посылать сообщений через интернет и по SMS, Я, кстати, напомню номер SMS, +7 985 970-45-45. Еще опять же по интернету пришел вопрос от Натальи. Кстати, какую еду точно лучше готовить дома, а за каким блюдом лучше идти только в ресторан?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, давайте…

Ю. МОСИЕНКО: Извините, вот, знаете, следующая слушательница, просто которая как раз по SMS прислала сообщение Катя, она как бы отвечает Наталье. «Люблю пельмени. Уже 500 штук. Готовимся к празднику Крещения. Пельменей, лучше домашних, нет. Ни в одном ресторане. А вот королевское дорадо, запеченное под солью, только в ресторане».

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, Вы знаете, я бы дал равный шанс этим блюдам и в ресторане, так и дома. Как и королевской дораде…

С. ЦИГАЛЬ: Не сложно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Не представляет особой сложности, так и пельменям. Просто надо посмотреть, что там делает шеф-повар. И, может быть, мягко ему что-то посоветовать. Нет, есть действительно очень сложные блюда, которые проще сделать в ресторане. Понимаете, сложность не только в самой технологии приготовления, а в количестве ингредиентов. Самая простая паста баланьеза, допустим, в «Реставрации» мы сделали такой маленький кусочек итальянской кухни, состоит из 14 ингредиентов. Трудно в это поверить. Но 14 ингредиентов. Дома Вы не соберете их все сразу, во-первых, и во-вторых, действительно это получается достаточно длительный процесс, когда Ваша жена, или Вы стоите у плиты, кстати, что тоже является таким неприятным домашним моментом. Если Вы смотрите телевизор, а жена 4 часа проводит у плиты в ожидании гостей. Поэтому в этом случае я согласен с Георгием, лучше пойти все-таки в ресторан.

С. ЦИГАЛЬ: А получаются все равно макароны по-флотски по большому счету.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, не совсем, нет, нет, нет. Я не согласен, просто у нас был такой опыт. Мы привечали каких-то студентов. И сделали им достаточно недорогое меню в клубе. И там была типа вот «паста Балоньезе» и вроде бы достаточно вкусная. Потом мы попробовали это сделать для большого меню, для наших основных гостей. Несколько по иной цене это получилось. И вот тогда была видна разница. Если первый вариант был приготовлен более по-домашнему, из простых ингредиентов, то когда были собраны все 14, то результат, конечно, был абсолютно иной.

Ю. МОСИЕНКО: В лучшую или в худшую сторону.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, в Москве, надеюсь. Вы сами делаете?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: В этом случае, мы делали, во втором случае делали пасту сами, хотя должен сказать, что многие фирмы, могу назвать эти компании, могу не делать им рекламы, делают достаточно хорошую пасту, которая остается аль денте, на зубок, когда Вы ее готовите. Вы ее не перевариваете, а домашняя паста все-таки большой риск переварить несколько проще, чем сухую.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, вообще, затеваться с этим делом, это, конечно, занятие, делать пасту.

Ю. МОСИЕНКО: Скажите, все кухни мира, какие бы Вы отдельно каждый из Вас выбрал бы? Три. Ну, вкусы просто хочется определить. Просто конкретно Ваш.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, я приверженец французской кухни во многих ее проявлениях за исключением тюзин новельта, что называется новая кухня и модной ныне молекулярной кухни. Это я еще не понял до конца, прямо скажу, но французская кухня в своей основе от самой простой до самой высокой меня…

Ю. МОСИЕНКО: Молекулярной, это в смысле, она разлагается на атомы, на молекулы в тарелки.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, не совсем. Почти, но там очень много всего протертого, разбитого, выявление вкуса и т.д. Я совершенно не возражаю против появления таких ресторанов в Москве. Но я честно говорю, что я этого еще не понял. Может быть, Анатолий Ком мне это объяснит когда-нибудь более подробно.

Ю. МОСИЕНКО: Три не наберете? Французская и все.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Французская, нет, китайская. Причем, ну, чуть посевернее. Северная китайская, не такая острая. Не ближе к тайской, а которая китайская. И, пожалуй, все. Дальше идут просто отдельные…

С. ЦИГАЛЬ: Не сычуанская.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, не сычуанская, да. Дальше идут отдельные блюда, которые я люблю из разных национальных кухонь. Ну, а у Вас?

Ю. МОСИЕНКО: Сергей?

С. ЦИГАЛЬ: Ну, я согласен. Французская высокая кухня – это конечно да, вкусно, и в ресторане, единственное, что меня всегда не устраивает размер. Вот этот комплимент от шефа, который, который приносится в начале, не видимый глазу, на большой тарелке, вот эти вот понты французские на огромной тарелки приносят какой-то плевок по середине маленький, который ты должен…

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Но вкусно.

С. ЦИГАЛЬ: Оценить. Да, вкусно, так быстро проглатывается. Что… Вот я помню в армии служил, повар, когда по крежовски запускал меня потом на кухню. И отскребалась одна макарона по-флотски, которые пригорели немножечко, пришкварились к днищу огромного котла, вот это было вкусно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, это очень канцерогенно.

С. ЦИГАЛЬ: Это очень канцерогенно. Это было вкусно. Я люблю японскую кухню, конечно. Я люблю китайскую. Три всего можно назвать?

Ю. МОСИЕНКО: Да, можно всего три.

С. ЦИГАЛЬ: Очень сложно. Потому что я, в общем, попадаю вот туда, куда я попадаю, то я и люблю. Я единственное, что я не люблю Макдональдс. А вот я люблю все, что вот по берегу происходит, это во всех странах примерно одинаково. Как только я выезжаю…

Ю. МОСИЕНКО: Ну, если мы объединяем то средиземноморское то, что называется.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, в общем, да. То, что из моря свежее – вот это я очень люблю.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, это Вы любите продукты, это не столько кухня, сколько сам продукт.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, в общем, а что, как можно, конечно можно изгаляться там с этими кальмарами и с каракатицей, и с этой рыбой святого Петра. И вот сейчас мы случайно опять заехали на архипелаг, там Игатские острова под Сицилией. Крошечный островок. Мы хотели на один, вышли на другом случайно. Фавиньяно. Зашли в маленький ресторанчик. Чудом в январе открытый. «Друзья моря» он назывался. И ребята выкатили нам огромную такую корзину. Во льду лежали все эти рыбы. Мы пальцем понатыкали. И они нам такое блюдо вынесли. Тут же на гриль накидали. Это было упоительно. Домашнее белое винцо, не по 100 долларов бутылочка или по 50, попробуй, допросись во французском ресторане в Москве, чтобы тебе принесли кувшинчик домашнего вина. Фига. Они будут нести дорогое, ну, уж никак там 3 евро за бутылку. Такого ты не дождешься. И под багетик, под салатик, под пинокио.

Ю. МОСИЕНКО: Сижу и гадаю, сколько же надо было съесть гречки с оливковым маслом, чтобы вот так вот совершенно не меняя выражения лица, рассказывать такие аппетитные истории.

С. ЦИГАЛЬ: Гречка в отличие от других продуктов…

Ю. МОСИЕНКО: Очень сытная.

С. ЦИГАЛЬ: Не приедается.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, я просто думаю, что Сергей готовится какому-то позднему ужину сегодня.

С. ЦИГАЛЬ: Не буду я ужинать. Я не буду ужинать. Уже поздно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ваш плевочек мне очень понравился, в виде комплимента.

Ю. МОСИЕНКО: Или комплимент в виду плевочка.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Или комплимент в виде плевочка. Должен сказать, что французский обед. Высокая кухня. Мы заговорили о высокой кухне, он достаточно продуман. И любая составляющая часть этого обеда или ужина, ужина, скорее всего, она оправдана, и она готовит к восприятию следующего блюда. Вам просто так комплимент, чтобы занять Ваше время, не дадут. Вам дадут в хорошем ресторане высокой кухни комплимент в зависимости от того, что вы заказали дальше. И вот этот маленький комплимент подготовит вас к закуске.

С. ЦИГАЛЬ: Слушайте, да я же не ругаю французскую кухню. Она мне нравится.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, я просто хочу, это такая достаточно интересная история, да. Вам могут после закуски, или после горячего, после закуски, подать еще один, ну, комплимент (ГОВОРЯТ ПО-ФРАНЦУЗСКИ), как это будет называться, ну, как угодно. Это может быть алкогольное, это может быть, сорбетное, или что-то еще. Затем Вы выбираете десерт. Но при хорошей, высокой кухне Вам сначала принесут преддесерт, который успокоит Ваши органы вкуса и приготовит к восприятию настоящего десерта. Если мы будем говорить дальше, дальше, дальше, то в тонкости мы залезем здесь очень много, просто в кухне продуманной не бывает ничего случайного. И вот рестораны это пытаются доказать. И очень часто, сейчас я замечаю в ресторанах, что официанты, метродотели, хозяева ресторанов, когда они сами бывают в зале, они рекомендуют все-таки при выборе одной закуски взять не то горячее, которое выбирает гость, а что-то посоветовать, чтобы соответствовало концепции полностью вот этой трапезы. А что касается вина за 3 евро, я бы с удовольствием его покупал, но я дешевле 12-15 евро здесь у поставщика не могу купить бутылку вина, так что уж извините.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, конечно, нет. Поэтому мы и ездим все в Европу и там оттягиваемся. В дешевых ресторанах относительно московских немыслимо дорогих ресторанах, вот поэтому я и хожу…

Ю. МОСИЕНКО: Ну, хорошо, Вы все время говорите о цене, когда, извините, опять же оцениваете московские рестораны, а если вот по десятибальной системе, дать оценку московским ресторанам. Я, например, считаю, что у нас во многом еда лучше, чем на Западе. У нас нет таких уютных кафе, как в Париже или в Риме.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Есть, есть, наверняка.

Ю. МОСИЕНКО: Летние кафе, которые у нас, они, ну, я не знаю, что-то у них есть такое уродско-больничное.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Я Вам скажу, нет, это не само летнее кафе. Это то, что окружает это летнее кафе. Вот что Вам мешает находиться в летнем кафе и на террасе. То, что Вы видите за пределами этой террасы. Потому что в Париже, во Франции, где угодно, Вы видите какую-то благость вокруг. А не только там, где Вы сидите.

Ю. МОСИЕНКО: Да, пожалуй.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: А сидите Вы здесь лучше.

Ю. МОСИЕНКО: Здесь я сижу лучше, да, но если говорить, вот десятибальная система, 10 балов. Я уже поняла. Сергей Цигаль 10 балов московским ресторанам не даст никаким, включая японские.

С. ЦИГАЛЬ: Почему? Даст. Почему? Даст. Мне, кстати, и у Смелянского было очень вкусно в ресторане. И я ел баранину там замечательную, и вино пил чудесное, и потом мы пили, что мы пили потом? Пили какой-нибудь о де ви..

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Пили О-Де-Ви, старую сливу и грушу(ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

С. ЦИГАЛЬ: Мирабеловка, это я все люблю, конечно. А, например, вот, не помню названия, маленькое вьетнамское кафе, маленький ресторанчик вьетнамский на Коптевском рынке, где едят настоящие вьетнамцы, и где суп огненный, огромная такая миска стоит 100 рублей или 120, такая вкуснятина с меленькой уточкой, порезанной, или козлятиной.

Ю. МОСИЕНКО: Я запрещаю вдаваться в подробности. Просто официально запрещаю.

С. ЦИГАЛЬ: Вы же ели. Вы же ели, Юля.

Ю. МОСИЕНКО: Просто любой человек, который бы сидел сейчас на моем месте и смотрел на Цигаля, который все это рассказывает и руками шевелит, это страшно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, это Сергей рассказывает о замечательном супе фо вьетнамском.

С. ЦИГАЛЬ: Да, там разные.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: К сожалению, вьетнамская кухня недооценена не только в России, но и в мире. Не так много вьетнамских ресторанов, в которых кухня замечательная.

Ю. МОСИЕНКО: Вы ушли, дорогой мой ресторатор, от ответа. Итак, общая оценка, разумеется, не Вашим ресторанам в Москве.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, о моих ресторанах не будем говорить, или о наших ресторанах. Дать общую оценку всем там 6 или 8 тысячам заведений…

Ю. МОСИЕНКО: Я прошу дать оценку Москве даже вот в плане еды.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Я смог бы дать оценку тенденции развития ресторанов. Это между восьмеркой и девяткой.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо. Давайте еще, мы совсем забыли про слушателей. Мне перед ними искренне стыдно. 783-90-25 для тех, кто любит есть в ресторанах и может себе это позволить. 783-90-26 для тех, кто ест и готовит дома.

С. ЦИГАЛЬ: Вот это две большие разницы как раз. Любит и может.

Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Никита.

Ю. МОСИЕНКО: Да. Никита, откуда звоните?

НИКИТА: Я… Ну, Вы прямо стали принципиальны, как Матвей Юрьевич. Я звоню из Москвы.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо за сравнение с коллегой. Слушаю Вас.

НИКИТА: Да, Вы знаете, я тоже против постановки вопроса. Т.е. собственно, о чем мы говорим. Вот тут барышня звонила насчет пельменей. Я не знаю…

Ю. МОСИЕНКО: Она не звонила, не звонила. Это я зачитывала сообщение SMS,

НИКИТА: Ну, да. Может быть, и есть такой шеф-повар, который сделал бы мне пельмени так, как это делают в Сибири, не верю. Ну, не верю я. Вот грешен. Понимаете, но здесь, понимаете, не вопрос, сколько стоит моя супруга, час, два, да, хоть четыре часа, пусть она сделает такие пельмени. Раз.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Не жалко супругу.

С. ЦИГАЛЬ: А что ей за это будет?

НИКИТА: Не жалко супругу. Жалко то, что люди там в тех же Швейцариях своих или там в Баден Бадене, которые лишены, Вы знаете чего они лишены, они лишены вот этой домашней культуры. Это же тоже культура потрясающая, как это по-домашнему, эти пельмени. И у них нет этой культуры. Хотя есть ресторанная культура. Понимаете, т.е. эти вещи нельзя противопоставлять.

Ю. МОСИЕНКО: А почему Вы набирали этот номер телефона? Потому что не было третьего, да.

НИКИТА: Вы знаете, у меня в мобильном они все смешались, даже не знаю, чего я там набирал, я знаю, что это именно «Эхо Москвы».

Ю. МОСИЕНКО: Понятно. Спасибо большое, Никита. Спасибо.

НИКИТА: Да, не за что. Всего доброго.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, знаете достаточно просто. По-моему, такие сибирские пельмени для Никиты сможет приготовить шеф-повар из Сибири, в первую очередь. Потому что изначально…

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. Вы ему советуете отправиться непосредственно в Сибирь.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, если он так любит сибирские пельмени. Вообще, локальные продукты и локальные блюда надо есть в той местности…

Ю. МОСИЕНКО: На месте.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: В том месте, где они производятся. То, что касается Баден Бадена или сяких Швейцарий, других городов, ну, не забывайте, что даже за граница, которая так часто цитируется в нашей передаче, состоит не только из городов и не столько из городов, а из большого количества сел, деревень, небольших городочков, где, поверьте, может в каком-то месте и не быть ни ресторана, ни кафе. Я во Франции, во французской глубинке… Интересно, по-французски есть такое же слово французское, как глубинка, называется – (ГОВОРИТ ПО-ФРАНЦУЗСКИ) глубинная Франция, глубинка действительно. Я жил в деревне. Там было домов 40, наверное, там не было магазина. Туда приезжала автолавка, причем не каждый день, а три раза в неделю, привозила хлеб.

Ю. МОСИЕНКО: Изыскано, по-французски, свежий багет.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Так что нельзя говорить, что за границей нет культуры домашней готовки, конечно, есть.

С. ЦИГАЛЬ: А сыры они сами делали, наверное.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Сыры, ну, какие-то делали сами, какие-то им привозили.

С. ЦИГАЛЬ: Запасец в погребе был хорошего винца.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Безусловно, но том это была Нормандия, и там своего вина то не так много, так что они там покупают это дело.

С. ЦИГАЛЬ: Нормандия, сидр, да?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Сидр, кальвадос.

С. ЦИГАЛЬ: И грушевка там есть еще.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, есть, конечно.

Ю. МОСИЕНКО: Людей, которые едят дома, теперь послушаем. 783-90-26. Не послушаем. Давайте звонит следующий.

С. ЦИГАЛЬ: Что дома никто не ест? Только все в ресторанах.

Ю. МОСИЕНКО: Я думаю, что наоборот все едят, да, и друг друга перебивают с набитым же ртом. Але.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Але.

Ю. МОСИЕНКО: Наконец-то женщина. Ура, как я Вам рада.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, я немножечко, может быть, опоздала на добавления. Возможно на другую тему? Я Светлана из Петербурга. И когда-то была на конференции в Томске, например. Это к слову о сибирских пельменях. И там были пельмени, которые начинены были мясом кабана, куропатки и лося, оленя. Оленя. Вы представляете?

Ю. МОСИЕНКО: Мне, как вегетарианки это очень трудно представить.

СВЕТЛАНА: Да, так что к тому, что только дома можно пельмени приготовить, я считаю, что это не так. Вот в пригородах Томска есть ресторан «Кедр» в лесу, вот там готовят такие пельмени. Вкус необыкновенный.

Ю. МОСИЕНКО: Сами откуда звоните, простите? Из Питера, да?

СВЕТЛАНА: Ну, я вообще-то из Петербурга. Но я была на конференции в Томске, и нас возили в этот ресторан.

Ю. МОСИЕНКО: А конференция, простите, чему была посвящена? Пельменям?

СВЕТЛАНА: Нет, совсем нет. Научная конференция.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое. Мне просто не понятно опять же. Почему Вы позвонили не по правильному номеру телефона. Я Вас съем уже, в конце концов, под эту тему передачи. Почему Вы все ошибаетесь вечно.

С. ЦИГАЛЬ: А в Крыму охотники делают пельмени из зайчика и добавляют туда немножко курятины. А еще делают пельмени из бычка. Такие пельмешки получаются.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: На Дальнем Востоке кальмары и любые молюски идет в пельмени.

Ю. МОСИЕНКО: Японская кухня, все пельмени паровые, они все с морепродуктами практически.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, и паровые и обжаренные.

С. ЦИГАЛЬ: В Китае я был просто на пельменном банкете, когда выносили, нас было 10 человек, выносили в этих корзиночках на пару приготовленные, было 20, по-моему, перемен. И приносили, ставили, нас было 10 человек. Каждый съедал по пельменю. Потом ставили еще одну коробочку.

Ю. МОСИЕНКО: Удивительно, что эта тема всплыла под конец программы. А так бы я с самого начала переименовала сегодняшнюю и саму передачу мою, она была бы «Привычка есть», наверняка…

С. ЦИГАЛЬ: Очень короткий эфир.

Ю. МОСИЕНКО: И, разумеется, эфир весь бы был посвящен пельменям.

С. ЦИГАЛЬ: А кончилось пельменями все, да.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Нет, а Вы еще спросили, почему мы не принесли еду. Понимаете, если бы еще и ели бы в этот момент…

С. ЦИГАЛЬ: Хрустели бы.

Ю. МОСИЕНКО: Нет, если бы Вы просто принесли, она бы тут стояла.

С. ЦИГАЛЬ: А я приходил как-то сюда на эфир с пирожками с капустой, было дело.

Ю. МОСИЕНКО: К Матвею Юрьевичу?

С. ЦИГАЛЬ: Нет, не к Матвею Юрьевичу. Я не помню, была какая-то…

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Я приходил с бутылкой коньяка и с бутылкой шампанского к Ксении Лариной еще в свое время.

С. ЦИГАЛЬ: К Оле Бычковой, по-моему, я не помню.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, наверное, Вам фамилия Оли Бычковой нравится, просто Вы сегодня про бычков раз 6-7 сказали.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, ладно, а что бычки?

Ю. МОСИЕНКО: Под конец еще один примем звонок. Резюмируем. Я надеюсь, что про пельмени я больше ничего не услышу сегодня, ало.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Нет, нет. Про пельмени ничего. Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Юля. Я хотела сказать, что, вообще, в принципе, по-моему, плевать, где кушать, и порой, может показаться…

Ю. МОСИЕНКО: Ну, как не красиво, как не аппетитно, плевать, где кушать.

ЮЛЯ: А, ну, все равно.

С. ЦИГАЛЬ: Есть. Есть.

ЮЛЯ: Ну, просто это зависит от того, с кем ты кушаешь, как у тебя здоровье, что вокруг. И помню, что когда молодая была, поход был. Все, что не сваришь, котелок, а ведь вкуснее то нет ничего на свете. Ни в одном ресторане такого не подадут. А юность, море, мы голые вокруг костра, вкуснее ничего нет. Правда ведь?

С. ЦИГАЛЬ: Что же Вы ели?

ЮЛЯ: А там была гречка, по-моему, тушенка, и, по-моему, еще что-то.

С. ЦИГАЛЬ: Стратегическая. Тавотом такая испачканная банка.

ЮЛЯ: Зато пельменей не было, понимаете.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Даже пельменей не было.

С. ЦИГАЛЬ: Не было пельменей.

ЮЛЯ: Да, спасибо. Так что не важно, что, главное, с кем и как.

С. ЦИГАЛЬ: Вот правильно.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое, Юля, ну, я надеюсь, что она имела в виду, что с кем и как это в приглядку, а не в прикуску.

С. ЦИГАЛЬ: Ну, в канибализме девушку обвинять трудно.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Ну, конечно, да.

Ю. МОСИЕНКО: Да, ну, ее можно, сверх меры скромная она. «Когда я была молодая». По голосу, конечно, далеко за 90.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, по-моему, она кокетничает.

Ю. МОСИЕНКО: Да, да, да. Так, давайте последний звонок. Сделаем исключение для людей, которые едят дома. Они ведь сейчас слушают нас, едят, и мы у них, как десерт.

С. ЦИГАЛЬ: Чего это едят, 12 часов.

Ю. МОСИЕНКО: Але, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Передачу слушаю Вашу.

Ю. МОСИЕНКО: Едите что-нибудь при этом?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, как бы не ем уже. Но я из Томска, как раз, и вот только что звучали…

Ю. МОСИЕНКО: А извините, пожалуйста, слушатель из Томска, как же Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Владимир зовут.

Ю. МОСИЕНКО: Да, Владимир, слушаем, слушаем.

ВЛАДИМИР: Так вот интересно, что суть то такая. Вся пища, она очень приятна, очень хороша, и в ресторане, и дома мы ее с удовольствием кушаем. Но я хотел бы сказать, что самое главное, это, наверное, отношение ко всему. Если мы находимся в домашней обстановке и с хорошими людьми, то пища пойдет и которая в ресторане у нас идет за большие деньги, она пойдет просто, ну, как говорят в народе, в жилу. И когда мы в ресторане питаемся, нам приносят, мы очень часто смотрим меню, не знаем многих наименований блюд, заказываем. Ну, да, приятно, хорошо, но если есть собеседник, или участник твоей трапезы, который как-то вот не к душе лежит, то пища уже не та. Т.е. суть в том, что пища должна быть приготовлена с душой и в той компании, в которой ты хочешь ее…

Ю. МОСИЕНКО: Какие эмоциональные слушатели. И ни одного гурмана. Заметили? За весь вечер, за весь эфир. Никто вот так не цокал, и не слюнявил, как Сергей Цигаль.

С. ЦИГАЛЬ: То, что слушатель сказал из Томска, касается всего.

Ю. МОСИЕНКО: Владимир, а у меня вопрос еще, скажите, пожалуйста, а в Томске сейчас уже очень, очень поздно совсем.

ВЛАДИМИР: Ну, у нас сейчас три часа без двух минут.

Ю. МОСИЕНКО: Не ешьте уже ничего, не надо.

ВЛАДИМИР: Ну, как бы, знаете, говорят, после 9 уже есть нельзя, а после 10 можно.

Ю. МОСИЕНКО: А.

ВЛАДИМИР: А уже 3, уже не хочется.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Скорее готовьтесь к завтраку.

С. ЦИГАЛЬ: Это какая-то сибирская мудрость.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо громадное. Спасибо за звонок. Один звонок от слушательницы, которая не сказала «я чудесно готовлю и умою любого ресторатора, даже такого, как Александр Смелянский». Все мужчины звонили, я снова удивлена.

С. ЦИГАЛЬ: А потому что мужики то готовят лучше.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Это нормально вполне.

Ю. МОСИЕНКО: Думаете?

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, мужчины больше обращают внимание на то, что он ест, а женщины на то, что она не хочет, или не должна есть.

С. ЦИГАЛЬ: Да, согласен, вообще, ни единого противоречия…

Ю. МОСИЕНКО: Не нашли за сегодняшнюю программу.

С. ЦИГАЛЬ: Не единого, не единого. Я очень люблю ходить в рестораны, когда есть такая возможность, очень люблю ресторанную еду. Очень люблю поесть в хорошей компании. И вот все говорили, дома хорошо, в хорошей кампании в ресторане хорошо. В хорошей кампании как бы вообще хорошо жить и хорошо существовать.

Ю. МОСИЕНКО: Я признаюсь, я сегодня не ела, да, с Вами, я имею в виду, в студии, хотя Вы, конечно, все очень аппетитно описывали и гуманными гостями я бы Вас не назвала. Хотя, безусловно, рада, что Вы пришли.

С. ЦИГАЛЬ: На ночь не надо.

Ю. МОСИЕНКО: Я вот о чем хотела сказать то. Что получила максимум удовольствия. Даже не рассчитывала столько удовольствия получить со стаканчиком водички пустой. Спасибо громадное моим гостям Сергею Цигалю, художнику и Александру Смелянскому, московскому ресторатору. И еще раз скажу это – лауреату ордена Почетного гастрономического легиона. Мы говорили на тему «Рестораны против домашней еды» и пришли к выводу, что одно другому не мешает, лишь дополняет, в общем…

С. ЦИГАЛЬ: Хотел я ввернуть про Поля Бокюза, но не успел.

Ю. МОСИЕНКО: Приходите еще.

А. СМЕЛЯНСКИЙ: Да, я хотел сказать, что моя жена замечательно готовит, и я люблю есть дома тоже.

С. ЦИГАЛЬ: Вот так вот.

Ю. МОСИЕНКО: Привет жене. Приходите еще. До следующих встреч.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире