М.БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. В эфире программа «Dura Lex», ее ведущий – Михаил Барщевский. Сегодня гостем нашей программы является Владимир Евгеньевич Чуров, глава ЦИК. Добрый вечер.

В.ЧУРОВ: Добрый вечер.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Евгеньевич, вот, скажи мне, пожалуйста, тебе кажется, россиян вообще интересуют выборы?

В.ЧУРОВ: Более чем. Я много раз повторял, что наш избиратель – один из самых лучших, самых образованных и самых активных в мире. Тому есть масса примеров. Мы первыми в Европе переломили тенденцию снижения активности избирателей на выборах в парламент. Мы первыми добились, по крайней мере, 50%-ного внимания избирателей в межвыборный период к вопросам избирательной системы. И вы знаете, или ты знаешь, мы с тобой перед эфиром договорились обращаться друг к другу по имени-отчеству, но на «ты».

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да.

В.ЧУРОВ: Потому что человек без отчества – по старой русской традиции, это просто нехорошее слово.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. (смеется) Скажи мне, пожалуйста, а, вот, применительно к выборам, как тебе кажется, россиян интересуют именно выборы в смысле решения судеб страны? Или это просто такое прикольное радостное мероприятие с музыкой, с раздачей пирожков?

В.ЧУРОВ: Не то и не другое, на мой взгляд, сейчас. Несколько лет назад еще, ориентировочно до 2004 года, скорее, преобладало первое.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Решение судьбы страны?

В.ЧУРОВ: Решение судьбы страны. Это характерно для всех постреволюционных государств. У нас была революция 1991 года, после этого прошло примерно 10 лет, когда, действительно, на выборы шли как в бой за будущее страны. В нормальной демократии, на мой взгляд, устоявшейся – а я к таким отношу российскую демократию, несмотря на различные, существующие на этот вопрос точки зрения – мотивация другая. А именно: я хочу выбрать хорошую, удобную для меня власть местного уровня, регионального уровня и федерального. Я посмотрю внимательно, что кандидаты мне пообещают, что они сделают и сделаю сознательный выбор. То есть то, что мы называем в развитой демократии голосованием умом.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Скажи мне, пожалуйста, ты, действительно, считаешь, что большинство россиян, если верить тому, что ты сейчас сказал, идя на выборы, читают предвыборные программы, внимательно слушают якобы дебаты, которые у нас проходят на телевидении, и голосуют именно за содержание, а не за лицо, харизму, физиономию, свой парень?

В.ЧУРОВ: И за то, и за другое. У меня недавно защитил диплом студент на эту тему. А именно соотношение образа – ну, он написал «имидж», но я всюду слово «имидж» вычеркиваю с завидной регулярностью, заменяю «образом» — соотношение образа политика, образа представляемой им политической партии и программы. То есть соотношение вот этих 3-х образов – оно может быть эффективным, оно может быть неэффективным. Влияют все факторы. А что касается интереса к дебатам, наша с тобой сегодняшняя дискуссия – пример того, что, действительно, народ интересует. На данной радиостанции нерейтинговых дискуссий не бывает.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Окей. От имени «Эха Москвы» благодарю за комплимент, но, тем не менее, давай вернемся к тому, что ты сказал.

В.ЧУРОВ: И дебаты, кстати, становятся все интереснее.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Сейчас-сейчас, подожди. К дебатам мы еще вернемся, а вот смотри. Значит, выборы 2007 года. Есть бесспорно харизматичный Путин, бесспорно пользующийся в 2007 году, по крайней мере, точно пользовавшийся колоссальной поддержкой подавляющей части населения, и «Единая Россия», которую он ведет на выборы, у которой даже программы нет. Ее просто нельзя прочесть, потому что ее не существует. Программы партии нету. А ты говоришь, что сочетание образа и программы.

В.ЧУРОВ: Ну, почему же? Программа-2020.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это не программа партии, это программа Путина. Это разные вещи. Формально программы партии нет.

В.ЧУРОВ: Опять же, не соглашусь. И в 2007 году все участники выборов, все партии, которые тогда участвовали в выборах в Госдуму, распространили, ну, мы посчитали, в среднем, на одного избирателя – у нас 107 миллионов избирателей внутри России – пришлось как минимум 2 экземпляра программной продукции каждой партии.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Володь, я же не говорю о том, что голосовали вслепую вообще. Просто если говорить о моей позиции, вот, о моем видении, то мне кажется, что в России голосуют конкретно за образ. Я занимался же этой темой, как ты знаешь. Программы, в общем, у всех более-менее схожие. Разница в каких-то таких нюансах, в которых средний избиратель не разбирается, да? А, вот, образ имеет колоссальное значение.

В.ЧУРОВ: Михаил Юрьевич, а ты учитываешь некоторую разницу в голосовании на разных уровнях? Вот, почему мы начинали несколько лет назад с явки избирателей на выборы в органы местного самоуправления, 1-3% была явка? Вот, реально совершенно, мне приходили данные, участие приняли в выборах 3%. Значит, 7 человек выбрали себе главу, да? Сейчас же не так. Сейчас у нас на местных выборах явка средняя за 30%. А во многих даже небольших поселениях и крупных городах, ты посмотри, какие были политические баталии на выборах мэра Орла. Это муниципальный уровень. Какие баталии были на выборах мэра Иркутска, Братска, Астрахани, городских советов. Извини, там одним образом не обойдешься.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну хорошо, ладно. Я могу с тобой согласиться.

В.ЧУРОВ: Понимаешь, если бы там был только образ… Вот, я скажу, чем кончается голосование за образ без программы. Смоленск. Избранный мэр в настоящее время находится под стражей. Вот, голосование за образ чем опасно? Мой студент это, кстати, очень хорошо описал – скоро на сайте мы вывесим его работу, каждый может познакомиться. Полезная работа. Тут нужно быть очень внимательным. Сейчас все чаще бывают случаи, когда человек, рассчитывающий только на свой собственный образ, проигрывает. Вот, в том же Орле один из кандидатов. У него, действительно, была харизма, был высокий рейтинг накануне кампании и он на нем почил. То есть использовать предизбирательный рейтинг в качестве мягкой кровати ни в коем случае нельзя.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Теперь о дебатах. Скажи, пожалуйста, в 2007 году и, опять-таки, возвращаясь к тем выборам, «Единая Россия» в дебатах вообще не участвовала.

В.ЧУРОВ: Да, а при этом по социологическим опросам большинству избирателей больше всего понравились дебаты «Единой России», которая в них не участвовала. (смеется)

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Это говорит о качестве избирателя.

В.ЧУРОВ: Нет. Это говорит о качестве дебатов.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну и о качестве дебатов. Ну, а, уж, если говорить о качестве дебатов, когда их поставили в то время, в которое их поставили, и той продолжительности, какой они были, и тот способ ведения, который был предоставлен, ну, дебатами это можно назвать в последнюю очередь.

В.ЧУРОВ: Михаил Юрьевич, а ты знаешь, какой фактор сейчас законодательный очень сильно влияет на увеличение количества дебатов?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет.

В.ЧУРОВ: Это, вот, тот уникальный закон, который принят по предложению Дмитрия Анатольевича Медведева о равности доступа партий к федеральному каналу в межвыборный, подчеркиваю, период. Вот это и в межвыборный период, но реально, поскольку у нас выборы идут 2 раза в год квазифедеральные, мы заметили, что, наконец-то, возникло желание каналов, особенно региональных, начать подготовку специалистов по дебатам. Потому что им настолько уже осточертели эти занудные выступления – а они обязаны их давать, чтобы полный баланс был каждый месяц. И, вот, они, наконец, стали задумываться, а как им создать рейтинговую передачу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, я знаю, что в Америке дебаты, там, президентские, например, дебаты – они по рейтингу превосходят финал Чемпионата США по американскому футболу. А у нас, по-моему, по рейтингу…

В.ЧУРОВ: Не сильно, но уступают. Но с другой стороны, ведь, вспомни. Вот, недавно закрывшаяся передача Соловьева, которая велась довольно долго, разве это не были дебаты?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет

В.ЧУРОВ: Рейтинговые дебаты.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так вот смотри, что ты сейчас сказал. Перевожу, как бы, на другой язык. Ты сейчас сказал о том, что, вот, была классная передача Соловьева, в которой были дебаты (и я с тобой совершенно согласен), но ее закрыли.

В.ЧУРОВ: Но вместо нее открыли 5 новых.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Секундочку. Но закрыли-то ее, знаешь, почему?

В.ЧУРОВ: Исчерпание срока давности.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я думаю, что не поэтому. Насколько я слышал, очень были низкие рейтинги.

В.ЧУРОВ: Я ни в коей мере не вовлечен в телевизионную кухню.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я тоже не вовлечен, окей. Но я слышал, что проблема была снижение рейтинга.

В.ЧУРОВ: Да, потому что у каждой телевизионной передачи цикловой, ты знаешь, есть по Гумилеву период подъема, период, как он называл это?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, назовем, расцвета.

В.ЧУРОВ: Нет, у него какой-то был специальный термин в отношении развития наций. Ну, вспомним в течение передачи.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо, вернемся к этому.

В.ЧУРОВ: Вот. Но вместо него несколько подобных передач стало. И я еще по должности, поскольку нам эта обязанность вменена, мы учитываем эфирное время в регионах и не просто учитываем, но проводим, благодаря любезности ВГТРК, регулярные встречи с руководителями их региональных отделений, которые рассказывают о проблемах и так далее.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Правильно я тебя понимаю, что ты тем самым утверждаешь, что к выборам 2011 года народ будет более, скажем так, адаптирован, знаком с программами разных партий?

В.ЧУРОВ: Будет больше дебатов, безусловно. Будет больше интересных передач политических, будет еще больше информационной работы с нашей стороны. Я же по почте. У меня прекрасный есть инструмент обратной связи. Я получаю очень большое количество обращений, жалоб, предложений от конкретных избирателей. Ты знаешь, вот, иногда довольно часто идет такое квалифицированное письмо, которое мои юристы берут за основу вообще.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это, слава богу. А, вот, скажи мне, такой бытовой вопрос. А, вот, что делать тем, кому не за кого голосовать? Ведь, довольно большая есть прослойка, которую не устраивает ни одна из 4-х партий, представленных в Госдуме, и им не за кого голосовать. Я не сторонник возврата «Против всех», не сторонник – это, как бы, Европа давно от этого пути отказалась. То есть это такое… Анахронизм. Ну а чего делать-то?

В.ЧУРОВ: Во-первых, надо оценить это число. Общая норма для Европы таких завзятых абстинентов, то есть которым никто не нравится, даже если есть 200 или 300 партий, это примерно 8-10%. Вот, Бельгия – полицейское голосование. Ну, это я называю так голосование, которое является гражданской обязанностью. То есть и штрафуется неприход на участок, и так далее. Выше 92% не участвуют в выборах. Также и в других странах, где обязательно даже голосование. То есть можно оценить количество людей, которые принципиально не ходят голосовать ни при каких условиях и ни за кого – примерно 8-10%. Вот, минусуем их, таким образом теоретически в голосовании может принять участие где-то около 90% избирателей.

При этом мы должны добавить некоторый процент тех, кто не голосует по техническим причинам.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, бог с ними, еще 10%. Щедро.

В.ЧУРОВ: Еще, предположим, 10%. Но это как раз мой резерв. Вот, работа с этими группами избирателей – инвалиды, командированные, студенты – вот здесь у всех избирательных комиссий резерв – повышение активности. То есть создав условия для голосования этой программы.

Итого, 80%, да? На последних выборах президента России явка составила 70%. То есть мы имеем зазор еще 10%.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вот скажи мне, пожалуйста. Вот, представим себе на минуточку…

В.ЧУРОВ: Но что делать с этим зазором, да? То есть люди, которых, действительно, не устраивают кандидаты, которые выдвинуты, я, честно сказать, не знаю.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Представим себе, что будут зарегистрированы партии и Рыжкова, и Касьянова, и Лимонова, и Каспарова, и Милова. Вот, все, кто хотел бы, да? Вот, по твоим оценкам, сколько они вместе наберут голосов?

В.ЧУРОВ: Михаил Юрьевич, вот, я только что вернулся из Киргизии, там 200 партий. Ну, где-то активных 50. И тоже когда мы беседовали с киргизскими политиками, всеми, включая временное правительство, не временное правительство, никто никогда практически не произносил названий партий, а тоже называли, вот как ты сейчас, партия такого-то, партия эдакого-то, партия сякого, такого.

Вот, на мой взгляд, когда говорят о партии не по названию, а о партии такого-то, эдакого-то и так далее, это свидетельство еще неразвитой политической системы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Евгеньевич, я оценил, как ты блестяще ушел от ответа на вопрос.

В.ЧУРОВ: А, нет, я приведу другой пример. Почему я считаю, например, что сейчас в России политические партии находятся на высокой степени развития и нет уже теперь партии Зюганова, партии Жириновского, да? До 2004 года они были. До 2004 года, вот, я показывал графики, федеральный рейтинг этих 2-х партий, ну, это просто старейшие по времени российские партии, отличался в несколько раз от регионального и местного. То есть на федеральных выборах за эти партии голосовало, ну, от 2-х до 8-ми раз больше избирателей, чем на местных и региональных выборах. Понятно, почему?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, да.

В.ЧУРОВ: С 2004 года на федеральных выборах за эти партии голосует ровно столько же избирателей, сколько на региональных и местных. Как в Европе.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И о чем это говорит?

В.ЧУРОВ: Это означает, что это стали нормальные партии парламентского типа, которые грамотно работают и известны избирателям на всех уровнях.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Володь, принято. Значит, все бы хорошо, если бы я был бы не юристом, а журналистом. А я же как юрист, маньяк, да? А, вот, если все эти партии по именам или по названиям зарегистрировать, вот, все, которые, якобы, никак не могут зарегистрироваться. Ну, сколько они процентов получат?

В.ЧУРОВ: Гадать не буду – приведу цифры. В 2007 году партии, не преодолевшие 7%-ного барьера, не преодолели и 3%-ного барьера.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И все вместе набрали сколько процентов?

В.ЧУРОВ: 8%. То есть у нас парламент – 92% представительности.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Евгеньевич, к чему я подвожу? Я подвожу к очень простой мысли. Я понимаю, когда не регистрируются партии, таящие в себе угрозу системе, да? Которые могут страну опять поставить на карачки и изменить, скажем так, поступательное развитие страны на революционное, взрывное, которое непонятно куда ведет. Так вот, если все-все-все партии эти могут вместе набрать 10%, вот, тот самый лак, про который ты посчитал, разница между 80-тью и 70-тью. А ты сам признаешь, что есть люди, которым не за кого голосовать. Ну, почему бы не зарегистрировать эти партии, чтобы не было флага в руках «Вот, нас не регистрируют, а то мы бы вот так показали бы»?

В.ЧУРОВ: Михаил Юрьевич, вопрос в том, что ЦИК работает только с зарегистрированными Министерством юстиции РФ партиями.

М.БАРЩЕВСКИЙ: У меня вопрос не к председателю ЦИКа, у меня вопрос к опытному политику и очень разумному человеку.

В.ЧУРОВ: Во! Уйду в отставку – отвечу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно, хорошо. Кстати, насчет отставки. А ты знаешь анекдот про себя?

В.ЧУРОВ: Ну, вообще, коллекционирую карикатуры и анекдоты.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Значит, вот, есть про тебя шикарный анекдот, который я сейчас расскажу в эфире, и прошу тебя его прокомментировать.

В.ЧУРОВ: Только не надо тот старый, который перелицевали с Вешнякова.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я не знаю, перелицован или нет, но этот анекдот мне очень нравится, и я хочу, чтобы ты его прокомментировал именно с точки зрения, пока ты не ушел в отставку. Значит, анекдот такой. Звонит Обама Путину и говорит: «Володя, друг, помоги. На выборах у нас катастрофа, проигрываем». Путин говорит: «Я Чурова отправлю к вам». Приезжает Чуров, проводит 2 недели в США, звонит Путину и говорит: «Владимир Владимирович, поручение выполнено, в 49 штатах «Единая Россия» лидирует».

В.ЧУРОВ: Вот я так и знал, что ты, Михаил Юрьевич, расскажешь очень старый анекдот. Он с фамилией «Вешняков» включен в один из сборников анекдотов от известного руководителя одной оппозиционной партии в 2003 или в 2004 году.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, вот, видишь: ты больше начитан чем я. Я больше на слух.

В.ЧУРОВ: И там, конечно, не Обама и Медведев, а там Буш и Путин соответственно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Меня суть интересует.

В.ЧУРОВ: Еще раз говорю, абсолютно невозможная ситуация.

М.БАРЩЕВСКИЙ: С Америкой понятно. А почему?..

В.ЧУРОВ: Да нет, и в любой другой стране.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Почему в народе шутят все время о том… И наша расхожая фраза «Не важно как голосуют, важно кто считает».

В.ЧУРОВ: Фраза фальшивая, потому что нет такой цитаты Иосифа Виссарионовича. И всем прекрасно известно, что очень важно и то, как голосуют, и то, как точно считают эти голоса. Опять же, только что мы вернулись из Киргизии, и наши наблюдатели указали нашим коллегам из киргизского ЦИК, что по нашим графикам явка в ряде регионов на 2-6 пункта ниже, чем предварительно объявленные данные. Мы им указали и, между прочим, могу сказать, что сейчас идут скорректированные данные, которые совпадают с нашими.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, я могу сказать в твою защиту, поскольку инстинкт адвоката у меня срабатывает, меня в 2007 году и потом на последующих региональных уже выборах очень порадовала одна вещь – что данные экзит-поллов наших – они очень были близки к официальным данным, которые вы потом оглашали.

В.ЧУРОВ: А наши закрытые конверты конкурсные еще ближе были. Мы же проводим конкурс социологов в закрытых конвертах. То есть они составляют для нас специальный прогноз конкурсный так называемый, сдают его нам за неделю до голосования в запечатанных конвертах. Обычно участвуют 8-12-14 фирм, включая периферийные. И, кстати, иногда вдоль Волги в городах, в Самаре, в Саратове, в Ульяновске, в Волгограде очень мощная ленинградская школа социологов, там отпочковались фирмы. Потом мы вскрываем после официального подведения итогов и сравниваем их прогнозы с официальными итогами. И победители дают прогноз, причем он закрытый прогноз. Но они имеют право, естественно, до закрытия конверта, там разные коэффициенты корректировки, все. Это не просто соцопрос, это прогноз. Совпадение до 0,02% как в  Англии.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, я-то, на самом деле, всегда исходил из того, что чем выше явка, тем меньше возможность вброса.

В.ЧУРОВ: Конечно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Тем меньше возможность фальсификаций.

В.ЧУРОВ: Любых, так сказать, ошибок. Я не люблю слово «фальсификаций».

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо, ошибок. Любых ошибок. И более того, с моей точки зрения, то, что мне специалисты рассказывали, что техническая возможность ошибок на выборах колеблется в районе 4-5%, что больше подделать невозможно.

В.ЧУРОВ: Нет, это раньше такое было. После того как в 2007 году ГАС «Выборы» заработала в штатном режиме и стала выполнять все задачи на всей территории РФ уже не в тестовом режиме, а в штатном, число ошибок суммарное редко превышает 1%. И то только в отдельных регионах на местных выборах.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вопрос к тебе не как к председателю ЦИК и не хочется ждать, пока ты уйдешь в отставку. А чисто по-человечески. Тебе нравятся выборы только по партийным спискам?

В.ЧУРОВ: Нравятся, не нравятся – могу прямо сказать. У меня нет такого рода эмоций. Мне нравится, когда выборы проведены четко в точном соответствии с законом, итоги подведены, результаты объявлены. А как их проводить, определяет закон.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Евгеньевич, ты не очень похож на компьютер, ты знаешь?

В.ЧУРОВ: Я, все-таки, физик.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну так вот, ты именно на компьютер не похож. Не может быть, чтобы у тебя не было эмоций.

В.ЧУРОВ: Нет, нет. Я испытываю эмоции, радостные, например, когда у меня удачно прошло внедрение новой технической новинки, нового оптического сканера. Когда у меня 85-летние старушки его освоили. Вот тогда я радуюсь. Или когда у меня студенты голосуют четко по правилам, то есть я имею в виду прописанные, зарегистрированные, четко им разъяснили процедуру. Или когда у меня растет число голосующих инвалидов, причем, голосующих на участках, приспособленных для голосования. Вот это у меня вызывает откровенные и радостные эмоции. А если какой-нибудь мой коллега с региона пытается меня обмануть при рассмотрении жалобы, сказать, что все хорошо, а на самом деле не все хорошо, вот это меня огорчает. И серьезно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Все-таки, ты в ЦИКе уже работаешь довольно давно.

В.ЧУРОВ: Четвертый год.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Четвертый год, да.

В.ЧУРОВ: Последний год нашей каденции, или последний год нашего срока.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И как мне кажется, я думаю, что ты уже не только физик, который радуется новому оптическому сканеру, но у тебя уже должны, все-таки, быть некие такие, ну, скажем, философско-социологические исторические какие-то мысли. Как тебе кажется, Россия, в принципе, по менталитету нашему на данном этапе нашего исторического развития – мы психологически готовы к дуумвирату? Сейчас речь идет не о персоналиях, не важно кто. В принципе?

В.ЧУРОВ: А я не знаю, что такое дуумвират.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, дуумвират – это когда и президент сильный, и премьер сильный. Когда и президент – политик, и премьер – политик.

В.ЧУРОВ: Ну, ты знаешь, вообще, мне кажется, что если в стране сильный президент и сильный премьер-министр, значит, страна достигла общеевропейского уровня развития.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Назови мне сильного президента Великобритании…

В.ЧУРОВ: А в Великобритании не президент, а королева. И весьма, кстати, сильная.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, перестань… Великобританией управляет премьер-министр. В Германии – канцлер. Франция – президент. Но там еще есть какое-то влияние премьер-министра.

В.ЧУРОВ: Михаил Юрьевич, я как и ты знаком со многими коронованными особами в различных государствах Европы. Могу тебе сказать, что несмотря на конституционную, отчасти декоративность этого поста, там где он есть пост монарха, они играют, на самом деле, более важную роль в политике, чем это кажется со стороны.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Надо ли так понимать, что ты за установление конституционной монархии в России?

В.ЧУРОВ: Нет. Хотя по убеждениям, ты знаешь, моим личным я такой монархокоммунист. Но никак это не отражается. В России тот строй, который наилучшим образом соответствует пожеланиям избирателей.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот и вопрос: а как, с твоей точки зрения, пожеланиям избирателей сегодня соответствует ситуация, при которой возможны и сильный президент, и сильный премьер? Я, ведь, сейчас намекаю на положения Конституции, которые писались в то время, когда была одна ситуация, а сегодня другая ситуация.

В.ЧУРОВ: Конституция РФ отличается завидной стабильностью. Есть страны, в которых Конституции за этот период поменялись уже 4-5 раз. Российская Конституция незыблема с 1993 года. Ты знаешь, что поправки вносятся только в незащищенные статьи, и это поправки, касающиеся количества субъектов Федерации и поправки 5 и 6. Все. Это очень хорошо. Есть один ученый в Москве, который выступил сейчас с инициативой, дискуссия развернулась по деконституциализации России. Вот, он утверждает, что России вообще не нужна Конституция. Ну, понимаешь, это ученый, оторванный достаточно от реальности, на мой взгляд. В Конституции есть вещь незыблемая, и ты знаешь, насколько сложно принять очередную поправку Конституции США, например.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, я вообще считаю, что Конституция – своеобразный ящик Пандоры. Тронешь одну статью, все полетит.

В.ЧУРОВ: Знаешь, 3 года назад в этой же студии мы обсуждали Конституцию США и смеялись над сохранившейся там с XVIII века статьи о пиратстве.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А как она сейчас понадобилось?

В.ЧУРОВ: А как она актуальна? И они сидят на базе этой статьи Конституции своей, проводят суды над пиратами.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я напоминаю, что сегодня в гостях программы «Dura Lex» Владимир Евгеньевич Чуров, глава ЦИК. Мы вернемся через несколько мгновений.

НОВОСТИ

М.БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. В эфире «Dura Lex», ее ведущий Михаил Барщевский, в гостях у меня сегодня Владимир Чуров, глава ЦИК. Мы перед перерывом говорили о том, что положение статьи американской Конституции о пиратстве оказалось чрезвычайно современным сегодня.

В.ЧУРОВ: То есть незыблемость Конституции приносит пользу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Вопрос попробую тебе задать деликатный.

В.ЧУРОВ: А по поводу дуумвирата скажу следующее. Чем больше в стране выдающихся политиков, тем, на самом деле, стране-то лучше. Вот, я с большим уважением отношусь и к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, и к Владимиру Владимировичу Путину, и к Патриарху Кириллу, и к спикерам двух парламентов, и особенно горжусь хорошими рабочими отношениями с председателями двух высших судов, Лебедевым и Зорькиным. Ведь, понимаешь, какая для меня честь? Вот, ты – юрист, да? Ты знаешь, что я юрист-самоучка. Но когда я держу в руках томик решений Верховного суда очередной или томик решений Конституционного суда, постановлений Конституционного суда по избирательной практике и там он издан под общей редакцией Конституционного суда и ЦИК, Верховного суда и ЦИК – это не формальная вещь, а я сам просмотрел каждую страничку, прежде чем отдавать эту рукопись в печать, и также делали и Зорькин, и Лебедев. Я не могу не гордиться тем, что я работаю с такими людьми.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, если уж ты говоришь, что дуумвират вообще, в принципе, чем больше политиков в России, тем лучше для России, в чем я с тобой совершенно согласен, то возникает невольный вопрос: а не лучше ли было бы для России, чтобы у нас было бы как минимум хотя бы 2 партии, которые могли бы конкурировать между собой? Не формально конкурировать, а реально, когда для тебя накануне выборов было бы непонятно, кто победит.

В.ЧУРОВ: Ты знаешь, вот сейчас, когда проходят единые дни голосования, ну, я вообще не очень интересуюсь тем, кто победит. Вот, как придут мне по ГАС «Выборы» результаты, тогда я и посмотрю, кто победил, если не оспорят результаты соперники, и так далее, и так далее. Ты знаешь, в 5 точках, вот, по мартовским выборам результаты выборов были отменены. Но в 5 из 6 с лишним тысяч голосований, да? Нормальный результат.

Мы недавно в Лондоне… Каждый год собирается ежегодно европейская конференция избирательных систем. На только что прошедших выборах в Бельгии поступило 2 тысячи жалоб.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А у нас сколько жалоб было?

В.ЧУРОВ: У нас по единому дню голосования последнему – он по масштабам сравним с выборами в Бельгии и по количеству избирателей – где-то 460.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Скажи пожалуйста, а ЦИК готов провести досрочные парламентские выборы в марте 2011 года?

В.ЧУРОВ: Это провокационный вопрос. Я неоднократно говорил о том, что никаких причин. Досрочные выборы в России возможны только после роспуска парламента.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Или самороспуска.

В.ЧУРОВ: Соответственно, российская парламентская система хороша тем, что все выборы проходят в ГД РФ в точно установленные Конституцией сроки.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Владимир Евгеньевич, я никакой провокации не собирался делать, я просто спрашиваю: технически, вот, если произойдет некое событие в декабре 2010 года и выборы, соответственно, должны будут быть в марте 2011-го, вы технически готовы?

В.ЧУРОВ: Мы готовы проводить единый день голосования 10 октября 2010 года, затем единый день голосования в марте 2011 года и затем единого дня голосования осенью 2011 года не будет, потому что будут декабрьские выборы депутатов ГД и федерального собрания РФ 6-го созыва.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Как ты относишься к идее повышения пенсионного возраста? Ну вот тут ты уже не прикроешься тем, что ты в отставку не вышел.

В.ЧУРОВ: Плохо. Мне до пенсии осталось 3 года, я уже мечтаю о том, что у меня будет маленький деревянный домик (у меня сейчас нет ничего), где-нибудь подальше, чтобы меня никто не тревожил и чтобы я работал над своими задуманными книгами.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, что значит «никто не тревожил»? А избирательная комиссия чтобы 2 раза в год к тебе приезжала, разве тебе не хочется?

В.ЧУРОВ: Нет, нет, нет. Мне хочется, чтобы ко мне чаще 2-х раз в год приезжал издатель.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. То есть ты будешь относиться после окончания своей работы, ты будешь относиться к тем 10% абстинентов, которые на выборы ходить не будут.

В.ЧУРОВ: Нет, на выборы я ходить буду. Я буду сам ходить на выборы – надеюсь, что к тому времени ноги мне не откажут. Но у меня задумано несколько новых книг, которые я сейчас пишу урывками буквально. Ну, понимаешь, я вот сейчас разговариваю с тобой, я 2 ночи не спал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, ты же был в Киргизии.

В.ЧУРОВ: Да. Причем, я был не просто в Киргизии. Я прилетел в Ош. Мы, пятеро были единственными наблюдателями.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вообще?

В.ЧУРОВ: Да. Потому что миссия ОБСЕ вообще отказалась направлять, потому что им спецслужбы западные не гарантировали безопасность.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А наше «авось, пройдет» сработало.

В.ЧУРОВ: Ну, почему «авось»? Мы просто прекрасно знаем характер бывших советских людей, где бы они ни жили, как они относятся к гостям. Я же говорю, для меня было сюрпризом, когда даже в Бишкеке некоторые высокопоставленные нынешние политики не знали, что существует регулярный рейс из Москвы в Ош ежедневно. И что летает чистенький аэробус по расписанию без задержки.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Хороши те высокопоставленные политики, одно могу сказать.

В.ЧУРОВ: То есть у меня с логистикой поездки не было никаких проблем. А между Ошем и Бишкеком ежедневно 4 регулярных авиарейса.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот ты сейчас сказал про книги. Ну, мы давно с тобой знакомы, и книгами обменивались, так сказать, не в плане почитать, а в плане каждый кто что написал, друг другу дарили. Мне, кстати говоря, очень понравилось.

В.ЧУРОВ: Кстати, знаешь, как я делю всех московских политиков на 3 группы?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Как?

В.ЧУРОВ: Первая группа – это те, о ком пишут книги. Вторая группа – это те, за кого пишут книги. И третья группа, к которой мы с тобой относимся, — это те, которые сами пишут книги.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Немногочисленна наша группа.

В.ЧУРОВ: Да, ты знаешь, вот, один из приемов избирательной кампании, свидетельствующий о высочайшем качестве российского избирателя… Этого нигде практически нету. Ну, в Америке есть еще тоже. В ходе выборной кампании вдруг появляется на прилавках книжных магазинов масса книг политиков, участвующих в выборах. Разных. От кулинарных до мемуарных. И вот как-то они так все ровненько в агитационный период. А они не относятся к агитации, деньги на них не входят в избирательный фонд. А по сути, они рассчитаны на высокообразованного российского избирателя, который читает книжки до сих пор. Я могу сказать тебе, сколько таких книг было выпущено в ходе предыдущего федерального цикла.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Сколько?

В.ЧУРОВ: 43.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, моя-то книга была не в этот период выпущена.

В.ЧУРОВ: Да. Но ты не участвовал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не, в 2007 году я участвовал.

В.ЧУРОВ: Участвовал-участвовал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Просто я был такой маленький, что ты меня не рассмотрел.

В.ЧУРОВ: Вот. А книжки лежали так, стопочками. Так, вот, ровненько подгадали.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ты необычайно эрудированный человек, действительно. Это не комплимент, ты очень начитанный человек, меня это в свое время поразило. Ну, я могу признаться тебе публично и радиослушателям, почему поразило? Я знал, что до ЦИКа ты был во фракции ЛДПР. У меня к ЛДПР свое специфическое отношение, не буду его скрывать. И когда я встретил человека из ЛДПР, ну, мне представлялось нечто такое… Ну, весьма солидного размера и достаточно прямолинейный. Ну, я сформулировал так мягко как могу. Я встретил человека, который блестяще, просто блестяще знает литературу.

В.ЧУРОВ: Ты меня вгоняешь в краску.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Покрасней, пока буду говорить, можешь покраснеть. Вот. Блестяще знает литературу, блестящий эрудит и с точки зрения, там, истории, географии, географических открытый. В общем, меня поразило общение с тобой. И вопрос у меня к тебе вот какой. На самом деле, сегодня люди все меньше и меньше читают. В массе своей люди все меньше и меньше читают. А за что ты любишь книги?

В.ЧУРОВ: Давай начнем с фракции, все-таки. Я уже говорил, что 2003-й – 2004-й год, на мой взгляд, еще мало оцененный рубеж в политическом развитии России. И я пришел во фракцию, которая кардинально отличалась от предшествующих фракций. И мои коллеги… Ну, например, один мой коллега обладает уникальной коллекцией книг по морской тематике, и мы с ним бегали по Петербургу, я ему показывал места, и достал ему одну книжку, а одну не сумел достать – редкую книгу о морских катастрофах. Другой человек сейчас из той фракции, один из руководителей ДОСААФ, чрезвычайно внимательный к воспитанию молодежи по военно-патриотической тематике. И однолинейных, одномерных людей во фракции не было, так же как их нет и сейчас. И, кстати, и в других фракциях тоже. Я пришел в Думу, ведь, на самом деле, не новичком – это так, внешне некоторым казалось. Я половину состава Думы той, 4-го созыва знал до того как пришел в Госдуму работать. Поскольку занимаю позицию в комитете по внешним связям Петербурга, я участвовал в очень многих и политических, и культурных мероприятиях федерального значения. А что касается книги, ну знаешь, это воспитано с детства. С детства. И на таких книжках о книгах как Владимир Лидин «Друзья мои книги», запах корешка или ощущение штапельной обложки, или покупка… Вот, я первую книгу свою, ну, естественно, папина библиотека, там, все. И они мне покупали детские книжки. А первую свою книжку я купил в 12-летнем возрасте. 45 копеек получил от сдачи пузырьков в аптеку. Михаил Юрьевич, поверь мне, потому что эта книжка у меня в библиотеке есть до сих пор, это книжка вот такого маленького формата, она стоила ровно 45 копеек. Первая часть впоследствии знаменитейших мемуаров переводчика Сталина Бережкова, первая часть мемуаров с дипломатической миссии в Берлин, 1941-й год.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А сколько у тебя в домашней библиотеке книг?

В.ЧУРОВ: Не считал, но где-то между 5 и 7 тысячами.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Знаешь, почему улыбнулся? Я недавно посчитал свои книги. Ну, свои как? У меня библиотека дедушки моей жены, который знал 14 языков и собирал книги, библиотека моего отца, который собирал книги, ну и я в молодости собирал книги. Не те, которые красивые корешки.

В.ЧУРОВ: Не, ну конечно – которые нужны.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Которые нужны. Вот, я насчитал 6 тысяч томов. И я испугался. Знаешь, почему испугался? Я понял, что я не все читал. Признаюсь честно, не все читал, конечно. И понял, что уже не успею.

В.ЧУРОВ: Нет, у меня нет этой проблемы, у меня врожденное быстрочтение. То есть я с 6 лет научился читать перед школой, и у меня врожденное быстрочтение, то есть я читаю в несколько раз быстрее нормального человека, поэтому все свои книги я прочел. Но от деда мне досталось не так много книг. Они люди военные, и в Москве, пока семья была в эвакуации, дед на фронте, бомба разорвалась рядом с домом – это на Смоленской набережной вот этот угловой дом, где аптека. Во дворе разорвалась бомба, и двери были выбиты по всему парадному. И когда они вернулись из эвакуации, ну, квартира была пустая.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Слушай, а у тебя нет такого ощущения, что сегодня…

В.ЧУРОВ: От деда осталось дюжины 2 книг.

М.БАРЩЕВСКИЙ: ...сегодня многие книгочеи читают книги не потому, что им нужны знания, а потому, что, как мне однажды сказала одна наша очень известная писательница, литература – это та норка, в которую можно спрятаться от окружающей действительности?

В.ЧУРОВ: Нет, не думаю. Я, правда, честно признаться, не знаток современной беллетристики. Буквально 2-3 имени, у меня любимый современный автор – это Леонид Абрамович Юзефович, я его очень люблю. Это основатель жанра ретро-детектива, как известно, уже остальные – это после. Потом у нас есть с ним общий интерес к одному из исторических персонажей, к барону Унгерну фон Штернбергу, и он, и я о нем писали, а сейчас мы обменялись материалами и, вот, как Леонид Абрамович мне сказал, во 2-м издании его книги об Унгерне войдут и те материалы, которые я ему передал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Прости, что я сбиваю с этой темы. Но я задал вопрос о том, не считаешь ли ты, что люди пытаются спрятаться?

В.ЧУРОВ: Нет, уход от действительности – нет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, да?

В.ЧУРОВ: Ну, вот, для того, чтобы просто иметь возможность купить книгу, хранить книгу и читать ее – надо для этого заработать деньги хотя бы на кусок хлеба. Ты же не будешь читать книгу, когда ты…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, конечно, когда мы с тобой говорим про книгу на бумажном носителе, а не про то, что в интернете выложено, или про эти электронные книги, то да.

В.ЧУРОВ: Ну, сейчас еще вот эти электронные читалки.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Ты пробовал?

В.ЧУРОВ: Мне, правда, глаза не позволяют их читать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А я попробовал – вообще никакого удовольствия не получил. Вот, нету этого перелистывания страницы, нет корешка в руках, понимаешь?

В.ЧУРОВ: У меня просто зрение мне не позволяет читать даже с электронными чернилами книжку. Я много работаю на компьютере, а читаю книжки в бумажном варианте. Хотя, для работы использую интернет-издания – тоже, слава богу, Рунет еще в большей степени бесплатный. Вот, на западные сайты заходишь, военно-исторические меня больше всего интересуют, масса платного ресурса. Какой-нибудь там энтузиаст ничего бесплатно тебе не выложит. А наши, и я сам – мы очень много выкладываем и фото. Вот, бываем в музеях, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, насчет музеев. Я тут на днях был в Питере, и был юридический форум, проводился он в здании библиотеки Ельцина.

В.ЧУРОВ: Я тоже должен был на нем быть.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот. И мне показали, значит, библиотеку имени Ельцина, президентская библиотека имени Ельцина, электронная библиотека. Ты знаешь, такая гордость возникла, так все сделано, очень серьезно.

В.ЧУРОВ: Там очень серьезно все сделано.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Причем, больше того. Ты знаешь, да? Что из интернета, из любой точки можно войти и у них, по-моему, чего-то порядка 60 тысяч выложено уже в общем доступе и ты можешь из деревни, если в деревне есть интернет, войти на сайт библиотеки и почитать.

В.ЧУРОВ: Да нет, Рунет очень быстро развивается. Почему я всегда являюсь сторонником использования интернет-технологий, в том числе и на выборах? Ну, самое очевидное, что мы используем очень широко, это информирование избирателей.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, насчет выборов. Коли ты сам, спасибо, вернул меня к тебе нашей беседы. Я так, увлекся, отвлекся. Вот, я из книг, из исторических книг усвоил простую истину, что выборы – это в первую очередь выброс пара, всегда и везде накапливающегося в обществе. Но выборы должны быть интересными, с интригой, иначе они функцию выброса пара не выполняют. Когда, по-твоему, нас ждут интересные выборы, с интригой?

В.ЧУРОВ: Начну с того, что я не согласен, что выборы – это выброс пара. Еще раз подчеркну, нет, есть 2 периода избирательных. Сразу послереволюционный, ну, вот, в России этот период примерно 10 лет занял, 10-15 лет. То есть с 1991-го по 2004-й, когда голосуют сердцем. И это тоже не выпуск пара, это переход от революционных, декретных методов управления к цивилизованным. И затем начинается период стабильности, когда голосуют, еще раз говорю, умом. Нельзя относиться к выборам как некоей компании по выпуску пара, недовольства и так далее. Для этого существуют совершенно другие способы и методы, а выборы – это, как раз, все-таки, механизм формирования власти.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо. Я задам тебе вопрос…

В.ЧУРОВ: Понимаешь, не может власть быть сформирована путем свистка.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не, Владимир Евгеньевич, давай, дорогой, договоримся: я же не против выборов, я же не против демократии, да? Мне просто хочется, чтобы выборы были интересными. А ты считаешь, как я тебя понял, что выборы сейчас такие, какими они предопределены исторической фазой развития России. Вот, собственно, в чем мы с тобой расходимся.

В.ЧУРОВ: И не только. Я считаю, что Россия вступила в фазу среднеевропейской страны – не в смысле размеров или ВВП, и так далее, мы сейчас уже где-то выше среднего уровня иногда даже, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Только в футболе ниже.

В.ЧУРОВ: Я помню, ведь, времена… Вот, мы как-то быстро забыли. Я помню времена, когда мы в Петербурге страшно завидовали бюджету Хельсинки. У нас Петербург в 10 раз больше по размерам Хельсинки, по числу населения, а у нас бюджет был в 10 раз меньше. Те времена давно канули в лету. А были, ведь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я тебя хочу предупредить. Вот этот вопрос я задаю всем. Все вначале говорят «Нет, этого не может быть, поэтому я отказываюсь отвечать». Значит, я все равно всех дожимал, поэтому не трать время, дожму и тебя.

В.ЧУРОВ: Не дожмешь, не дожмешь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Представь себе, что на 30 минут ты президент РФ и у тебя есть возможность подписать 3 указа. О чем были бы эти указы?

В.ЧУРОВ: О, а тут я тебе отвечу сходу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Давай.

В.ЧУРОВ: Первый указ, я бы запретил судебным приставам при любой ситуации вносить в описываемое имущество домашних животных.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Второй указ?

В.ЧУРОВ: Потому что это абсолютно не гуманно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно, понял. Да, особенно сейчас на днях этот случай был. Так, второй указ?

В.ЧУРОВ: Повышение стипендий студентам примерно в 20 или в 30 раз.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понял. Третий указ?

В.ЧУРОВ: Повышение окладов военнослужащим тоже в 20-30 раз.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Именно военнослужащим или вообще?..

В.ЧУРОВ: Военнослужащим.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Именно военнослужащим?

В.ЧУРОВ: То есть служащим военно-морских сил, армии и воздушного флота.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть ты хочешь, чтобы у нас офицерский корпус как когда-то стал элитным.

В.ЧУРОВ: Не как когда-то. Историки военные прекрасно знают, а я историю эту, как ты знаешь, немножко знаю, не всегда было так. Например, проблема милютинских реформ заключалась во многом в том, что, вот, в 70-е – 80-е годы XIX столетия офицеры здорово обнищали. И по сравнению, скажем, с гражданскими инженерами, а бурно развивалась промышленность, они были очень ущемлены. И только после русско-японской войны их оклады были серьезно повышены. Это я знаю на своей семье, потому что многосемейные, у прадеда было четверо детей…

М.БАРЩЕВСКИЙ: У тебя же несколько поколений военных, по-моему.

В.ЧУРОВ: 400 лет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, 400 лет.

В.ЧУРОВ: 400 лет. Один из предков еще в осадном сиденье против поляков в Кремле замечен.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Володь, последний вопрос. Время передачи заканчивается. Вернее, Владимир Евгеньевич. Да, без отчества мы…

В.ЧУРОВ: Да, без отчества нельзя.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Владимир Евгеньевич, скажи мне, пожалуйста, а чем занимаются твои дети?

В.ЧУРОВ: У меня один сын. С сегодняшнего дня он приступил к работе на выставке в Жуковском. Он у меня заканчивает магистратуру, у него 2 языка, бакалавриат он закончил в Петербурге, в университете, магистратуру заканчивает здесь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, он кто? Он инженер, он переводчик? Кто он? Потому что в Жуковском на выставке…

В.ЧУРОВ: К сожалению, не физик, а специалист широкого профиля по менеджменту.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Управленец, в общем?

В.ЧУРОВ: Да. То есть это международная торговля. Я ему предлагал стать физиком – он отказался. Я ему говорил те же слова, которые мне говорили родители – я же тоже колебался. Мне говорили: «Володя, станешь физиком, после этого можешь работать кем угодно. Но если ты окончишь Журфак, ты сможешь стать только журналистом, а физиком не станешь уже никогда».

М.БАРЩЕВСКИЙ: (смеется) Хорошо. Я напоминаю радиослушателям, что сегодня в гостях у меня был Владимир Евгеньевич Чуров, глава Центризбиркома России. Спасибо тебе за…

В.ЧУРОВ: А анекдот свежий можно рассказать?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ты знаешь, ты как предвидел. У меня был запасен вопрос для тебя, твой любимый анекдот, но время передачи поджимало. Говори.

В.ЧУРОВ: Любимые анекдоты я придумываю сам. В данном случае он такой. Собрались 3 олигарха и хвастаются друг перед другом, кто какое произведение искусства купил. Ну, один говорит: «Ну, я тут по случаю Моне купил, 40 миллионов евро. Дешево, хорошо. Вот такой Моне». Другой говорит: «Слушай, это что, Моне! Я Репина купил за 50 миллионов евро. Вот такой Репин!» А третий на них смотрит так, скептически и говорит: «Мужики, в нашем возрасте и положении надо думать о покупке одного произведения искусства – мраморного ангела на могилу».

М.БАРЩЕВСКИЙ: (смеется) В эфире была программа «Dura Lex». Всего доброго.

Комментарии

200

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


11 июля 2010 | 22:06

Вот ведь как ладно лепит и не стыдно ему...

Чуров: "В нормальной демократии, на мой взгляд, устоявшейся – а я к таким отношу российскую демократию, несмотря на различные, существующие на этот вопрос точки зрения – мотивация другая. А именно: я хочу выбрать хорошую, удобную для меня власть местного уровня, регионального уровня и федерального. Я посмотрю внимательно, что кандидаты мне пообещают, что они сделают и сделаю сознательный выбор. То есть то, что мы называем в развитой демократии голосованием умом. "


11 июля 2010 | 22:23

Чуров как робот написали ему программу и думать запретили такой себе ЗОМБИ! Страшно становится от безысходности и полного вранья о "ЧЕСТНЫХ" выборах!


11 июля 2010 | 22:32

Неужели нечего сказать о Чурове и Барщевском?


11 июля 2010 | 23:20

вовик,от тебя смердит


oldned 12 июля 2010 | 01:40

а какое у Лады отчество? (Эта та, которая Жигули)


koshkaedu 12 июля 2010 | 02:36

Ну что вы так напали на ЧУРова? Не добивайте его - он уходит в отставку за ненадобностью.
Помните, Осьминог точно и честно предсказывал победителей на ЧМ, Сильвио Берлускони точно и честно предсказывал счёт. После такого удачного эксперемента с Осьминогом в Европе, Вл. Сурков вводит первый инновационныи проект в России (Сколково): Змей-Горыныч предсказывает победителя
в Гос. Думе, а В.В. Жириновский предсказывает счёт (только, ЧУР, на мухловать, не так как раньше, ЧУР).


semen7143 12 июля 2010 | 03:15

Как только интервьируется какой ни будь член от власти ,телефон на эхе " вне зоны доступа " вопросы от слушателей - упоси боже. Не хотят властные члены на неудобные вопросы отвечать, даже читать не хотят.Позорище .Стыдоба однако..
Было "ЭХо" отдушиной ,стало ....


g0r2 12 июля 2010 | 03:29

Обычно Чурова не разговорить. Что ни вопрос - то короткая казенная фраза в ответ. Но Борщевскому - это удалось. Ему - респект.

Вот уж не знал, что интервью ЧУРОВА можно сделать интересным.


i_one_off 12 июля 2010 | 03:48

(Бурные продолжительные аплодисменты)


i_one_off 12 июля 2010 | 03:53

Гениально! А главное искренне! Спасибо за чистосердечное признание, тов. Чуров.
А я всё думал, кто же у нас выбирает?


stoik68 12 июля 2010 | 04:32

В.ЧУРОВ: Во-первых, надо оценить это число. Общая норма для Европы таких завзятых абстинентов, ...
он наверно перепутал с абсентеисами -
Абсентеизм (от лат. absens (absentis) — отсутствующий, англ. Absenteeism) — уклонение избирателей от участия в голосовании на выборах.


stoik68 12 июля 2010 | 06:10


vyacheslav_229 12 июля 2010 | 05:03

даже не читал их туфту!
Если я правильно понимаю, то Эхо, пригласив Чурова и Барщевского, окончательно скурвилось?
По моему мнению, окромя Латининой, здесь читать и слушать стало больше нечего.
Еще немного, и Эхо можно будет назвать ОРТ в Интернете. Думаю, со мной многие согласятся.


g0r2 12 июля 2010 | 05:53

А вот по моему мнению, слушать сплошную Латынину, доносящуюся из каждого утюга, со временем несколько наскучивает.

Честно - на фоне Латыниной даже Барщевский звучит верхом логичности и рассудительности.


dreadnote 12 июля 2010 | 06:14

Чуров - удав, душитель демократии. Людей снимают с выборов вполоборота, тотальная пропаганда на ТВ, человек на участке, на котором голосовал, обнаруживает что за его партию ноль голосов, на кавказе то больше 100%, то стрельба и срыв работы участков - это у него устоявшаяся демократия. Обалденное внимание к выборам, при огромном интересе к несуществующим дебатам...

Редкостный демагог, мастер уходить от ответа...


dreadnote 12 июля 2010 | 06:37

Нервничает...

Спасибо Барщевскому. Мессаджь его ясен - хочет познакомить народ с властной элитой (и с собой заодно). Чтобы мы знали, что слово диктатура у них произносится как "дожать", а конституция и закон нарушается просто по принципу "а почему бы и нет?"


12 июля 2010 | 06:51

До чего этот чинуша чуров вызывает отвращение к российской избирательной системе. Что ему закажут, то он и обеспечит. Находка для власти.


mitiay 12 июля 2010 | 07:29

бесподобное собрание бесстыжих из бесподобной палаты (думы) Чуров, Шлегель, Косачёв, Жириновский ... кто следующий из паноптикума? Грызлов?


chel_iz_kemerovo 12 июля 2010 | 12:43

Давно не читал Барщевского. Решил исключение сделать...
две лисы кружились в каком то странном лисьем танце. Зачем кружили? Скукота


anast 12 июля 2010 | 17:29

Уважаемый Михаил.

Ваше постоянное "тыканье" приглашённым важным гостям производит странное впечатления. Хоть мы понимаем, что Вы с гостями - птенцы одного гнезда , тем не менее Ваши гости избегают говорить в ответ ведущему "ты" (см. нач. след. комитета МВД), или даже отвечают общо "вы" (см. главный гаишник). Нарушение этикета получается.
И вообще, может быть обойтись без этой крокодиловой слезы за державу и задушевности?


12 июля 2010 | 19:54

Какое убожество! "И эти люди..."


12 июля 2010 | 21:47

И снова на те же грабли! Опять - в выгребную яму,
Что вечно другим копаем, да сами - ее улов!
Здесь что говорить о мертвых - живые не имут сраму,
И бьют колотушки кривды в тамтамы пустых голов.


medvedd55 12 июля 2010 | 23:36

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире