М.БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. В эфире программа «Dura Lex» и я, Михаил Барщевский. Сегодня у меня в гостях директор Федеральной Миграционной Службы Константин Олегович Ромодановский, генерал-полковник милиции. Ну, что такое ФМС все знают. Константин Олегович, добрый вечер.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Добрый вечер.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что такое ФМС все знают, но я бы хотел начать со статистики. Константин Олегович, сколько у нас мигрантов?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: В 2009 году в РФ, а точнее, на сегодняшний день въехало 11,1 миллиона иностранных граждан.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я знаю, что у вас идет учет по въездам-выездам и по персоналиям. Вот, 11 миллионов – это физических лиц или 11 миллионов въездов?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это персоналий.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А сколько въездов-выездов?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Въездов порядка 17-18 миллионов.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть, грубо говоря, 23 от этих людей, из этих 11 миллионов въезжали/выезжали по несколько раз?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, 30% въезжало неоднократно тех граждан, которые уехали, 1/3. 23 – это одноразовый въезд, будем считать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. Следующий вопрос. Сколько приезжает в Россию на ПМЖ, а сколько поработать?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, наверное, термин «ПМЖ», постоянное место жительство – он не совсем корректен. Для того чтобы приехать в Россию и реализовать цель оседания, нужно пройти ряд инстанций. Ну, а тем не менее, основной контингент, конечно, приезжает для временного пребывания и в том числе для временного осуществления трудовой деятельности.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо, тогда задам вопрос иначе. Сколько людей получило гражданство РФ в прошлом году или, там, за 2009-й год?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Гражданство в этом году получилось 270 тысяч человек.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ого! А это откуда? Это СНГовия или это что-то более экзотическое, типа, там, Германия, Австралия?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: В основном, конечно, это граждане СНГ, но встречаются представители самых разных государств – и США, и Германии, и Израиля. Самый разный спектр.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. Сколько у вас сотрудников в Миграционной службе?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: В ФМС сейчас работает 34 тысячи человек – это ФМС РФ.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А территориальные органы вы учитываете здесь, в 34 тысячи?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, да. Все вместе. Центральный аппарат и территориальные органы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И такой, уже экономический вопрос, если вы можете назвать: а сколько денег в бюджет России дают мигранты? Какой масштаб хотя бы цифр, о которых мы говорим?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вопрос очень интересный. Напрямую мигранты дают в бюджет РФ – это пошлины.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А налог подоходный? А, они здесь не платят его, да?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, подоходный налог – он взимается при осуществлении трудовой деятельности.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Больше 180 дней в году.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. Это сложный процесс, и он не относится к компетенции Миграционной службы. Если мы говорим о пошлине, то, вот, пошлину за 2,5 года более 6 миллиардов рублей было заплачено.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не богато.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это только за разрешение на работу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, ну, это платят не сами, это платят работодатели за разрешение на их привлечение на работу?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: И работодатели платят, и мигранты платят.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вот вы как-то называли такую цифру где-то, я читал, что на один заработанный доллар или на один вывезенный доллар они производят работ на 6 долларов – вот, какая-то была цифра, один к шести.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, это абсолютно правильно. Это рассчитано независимыми экспертами, это реальная картина. Действительно, трудовые мигранты РФ крайне выгодны в экономическом плане.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть они производят продукта на 6 долларов, а 1 доллар вывозят или отсылают домой. Правильно я понял, да?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. То есть страна получает, вот, с каждого вывезенного доллара из РФ 6-7 долларов, ну, или условных единиц – картина примерно такая.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. Ну, хорошо. Теперь перейдем от сухих цифр статистики, собственно, к вам, Константину Олеговичу Ромодановскому. Вы во многом фигура, с моей точки зрения, уникальная. Ну, во-первых, вы, по-моему, единственный коренной москвич, глава федерального ведомства. Во-вторых, вы самый открытый силовик. В-третьих, вы человек, который начал заниматься борьбой с коррупцией задолго до объявления сезона охоты. Я напомню радиослушателям, что Константин Олегович в течение довольно длительного времени возглавлял службу собственной безопасности МВД. Так вот, вопрос к вам, как это все так получилось? Во-первых, вы как-то себя не ощущаете такой белой вороной?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я абсолютно себя не ощущаю белой вороной, и занимаюсь тем делом, прежде всего, которое мне поручают. И которое впоследствии мне нравится.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не-не, бросьте-бросьте эти общие слова – это все понятно. Это я понимаю, что, дослужившись до генерал-полковника, вы, так сказать, рапортовать умеете. Ну вот смотрите: ведь, действительно, вы – единственный москвич. Вот, я не знаю другого москвича, главу федерального ведомства.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: А что здесь удивительного?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, как-то, не модно как-то. Вроде москвичей как-то так, сейчас не очень жалуют. Вам никогда не поминали то, что вы москвич? Вам никогда это в упрек не ставили?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, никогда. Никогда такого не было. Я спокойно и ступенька по ступеньке шел по лестнице.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А откуда вы начинали? Вы же комитетчик, насколько я понимаю?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, я более 20 лет проработал в КГБ, НБ, ФСК, ФСБ. Более 20 лет. Оттуда меня прикомандировали к МВД, я длительное время был аттестованным офицером ФСБ, возглавляя ГУСБ, главное управление собственной безопасности – то, что сейчас называется ДСБ. Потом переаттестовался и, по-моему, с конца 2003 года являюсь кадровым офицером или генералом МВД.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Если это не гостайна, а чем вы в КГБ занимались? Какая сфера деятельности? Ну, я объясню просто для радиослушателей «Эха Москвы», а это специфическая аудитория, сразу важно понять: вы какое-нибудь отношение к 5-му управлению имели или нет?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, я именно там и работал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Именно в 5-м управлении?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть это вы душили диссидентов?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну… Диссидентов я душил, да. Я работал на линии оргпреступности.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, оргпреступность и диссиденты – это вещи разные.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, я беру это в кавычки, диссидентов. У меня были неплохие реализации именно в этом направлении. Работал на линии медицины, и были известные такие, громкие дела. Относительно громкие по тем советским временам.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А что значит «по линии медицины»? Это что такое?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, скажем, привлекали к ответственности специалистов, которые освобождали преступников путем постановки диагноза, от уголовной ответственности. Были большие дела, и я практически 3 года не вылезал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, а, вот, чистыми диссидентами занимались? Ну, там, а-ля Сахаров, Солженицын?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, нет-нет. У меня чистые жулики в большей степени были.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. Ну, хорошо. А, вот, когда вы начали бороться с коррупцией в системе МВД. Тема тогда была как-то не очень модная – это сегодня хорошо: об этом президент говорит, указы принимаются, Совет по коррупции. Тогда тема была не очень модная. Не боялись, что называется, нож в спину от своих получить? Вообще, на вас давление оказывалось, кстати говоря, тогда?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, давление не оказывалось. Я говорю искренне, что я чувствовал поддержку Бориса Вячеславовича Грызлова очень сильно. И, ну, смело шел вперед.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А не было такого ощущения, знаете, косые взгляды на себе не ловили, что, мол, чего ты вот, наш, вроде, свой, а нас же и давишь?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, своим меня длительное время считали не многие. Все-таки, погоны ФСБ…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Просвечивали через пиджак.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Имели вид определенный. И с другой стороны, эти погоны были своего рода тоже поддержкой, какая-то уверенность, что у меня спина прикрыта, что мои коллеги, которые остались на Лубянке, поддержат в сложный момент. Это тоже определенная уверенность.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Константин Олегович, я как и вы москвич, но до, по крайней мере, 2001 года никакого отношения к власти не имел. Ну, только что если не считать, что любой адвокат является по определению оппонентом власти, да? По крайней мере, судебной, прокурорской. У меня всегда было впечатление, что между КГБ и МВД была такая, ну, конкуренция, мягко говоря, чтобы не сказать вражда. И в МВД все время делегировали министров из КГБ. Ну, помните, Федорчук. Да, кстати, Рашид Гумарович Нургалиев – тоже из комитета, тоже из ФСБ. И вы сейчас сказали, что чувствовали поддержку своего ведомства. Как вам кажется, это вообще преодолимая конкуренция или нет?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Мне кажется, здесь больше наносного. Потому что при конкретной работе, при проведении конкретных мероприятий, при конкретных разработках, при конкретных реализациях никогда между ФСБ и МВД не возникало каких-либо противоречий. Это была единая река, и единое русло. В принципе, нормально мы работали, нормальное было взаимопонимание, нормальная была эффективность. Мне сложно судить, что было наверху. Но, вот, с точки зрения оперативного работника, там, руководителя среднего звена не возникало проблем, не возникало какого-то отчуждения, не было недоверия.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо. Давайте переведем разговор на бытовой уровень. Условно говоря, в баню ходили своей компанией или смешанной компанией?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я, честно говоря, в баню редко…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я говорю «условно говоря». На футбол, в баню, там, компанией посидеть, на день рождения. Вот, к вам, у вас на дне рождения дома бывали только ребята из КГБ? Или, так сказать, из МВД тоже приходили, звали?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Отвечу. Я уже говорил, что определенный период времени я занимался взяточниками, и у меня были очень близкие отношения с капитаном ОБХСС. Практически дружеские отношения.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Напомню радиослушателям, ОБХСС – это отдел борьбы с хищениями социалистической собственности.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, точно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Сейчас это УБЭП.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. И вместе работали, вместе отдыхали, проводили какой-то период времени, вместе досуг. И не было никаких элементов противопоставления, там, что там старший брат, младший брат. Были нормальные дружеские отношения. На земле было нормально.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Окей, хорошо. Резко сменим тему. В нескольких своих интервью в последнее время вы упоминали такую экзотическую штучку, трудовой патент. Расскажите, пожалуйста, что это такое, о чем идет речь? И для чего это нужно?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это не экзотика, это необходимость. Дело в том, что в РФ приезжают порядка 7-8 миллионов граждан с целью работы. Это не туристы, это…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Трудовые мигранты.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Конкретные трудовые мигранты. И, наверное, в большей половине случаев их помощь, их труд нужен не там, где есть производство, там, где есть прибыль, а там, где есть физические лица, наши российские граждане, которым необходимо оказать определенную услугу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть, по-простому говоря, домработница, нянечка, там, человек, который будет на даче.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Сторожа, садовники, лица, выполняющие какой-то определенный объем строительных работ, там, сколотить деревянный домик, положить кладку, сложить печь. Вот, для таких видов работ нужна не длительная трудовая деятельность в течение, к примеру, года, а нужен более короткий период времени. И, вот, под именно эти потребности для оказания помощи нашим гражданам и вводится…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Стоп, извините-извините. Я невежливый человек, пошел доклад на съезде партии. По-простому понятно – для семейных нужд. Что такое трудовой патент? Что это за зверь, с чем его едят?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это документ, который будет получать иностранный гражданин, заплатив энную сумму денег.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Энную это сколько? Порядок?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, я думаю, порядка тысячи рублей. В месяц.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть если кто-то въезжает, условно говоря, с Украины или из Молдавии, и говорит «Я въезжаю, мне нужен патент на полгода, на сезон с апреля по октябрь». Значит…

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Здесь немножко сложнее. Если он хочет полгода, то он должен обосновать, что срок его пребывания в РФ может быть полгода законный. Почему? Потому что законом он ограничен 3-мя месяцами, 90 сутками.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо, упростим ситуацию, приезжает на 3 месяца. Он говорит: «Я 3 месяца собираюсь пошабашить». Ему ваши сотрудники продают патент за 3 тысячи рублей – ну, цифру мы взяли условную.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, он приходит, обращается к нам, пишет заявление, к примеру, что «хочу месяц поработать». Мы даем ему патент на месяц. Он платит тысячу рублей, получает этот патент и идет у кого-то работает. Второй месяц то же самое.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Секундочку, это понятно. Подождите, давайте с первым разберемся. Во-первых, где он его получает?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: В ФМС.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Где? Вот он пересекает границу.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну как? Он сначала должен встать на миграционный учет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Значит, человек приехал в Москву.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Значит, его ставят на миграционный учет. Он обращается в подразделение ФМС, предъявляет документы, которые подтверждают, что он законно находится в РФ – паспорт, миграционную карту, уведомление о постановке на миграционный учет, и говорит, что «я хочу приобрести патент». Квитанцию, да, может быть, какое-то заявление – ну, это условно пока. И мы на основании этих документов продаем или выдаем ему этот патент.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Дальше. Вот, он идет по улице, его останавливает милиция. Значит, они у него проверяют миграционную карту, что он въехал законно. Патентом они имеют право интересоваться? Или это вообще не их тема?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вы знаете, это не их тема. Патент – это документ, который подтверждает законность осуществления трудовой деятельности. Для того, чтобы быть и чувствовать себя под законом РФ, для иностранного гражданина, который прибыл из страны с безвизовым режимом, необходимо предъявить паспорт и миграционную карту. Вот, по закону это так. Если люди сталкиваются с иными моментами, то обращайтесь к нам.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То вы вспоминаете свою прошлую службу.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Сразу. Сразу, сразу, сразу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. Кстати! Вдруг такой вопрос. Вот, сейчас кто-то работает на вашей бывшей должности. Хотя она иначе называется, теперь Департамент собственной безопасности. Мне просто по-человечески интересно. Вот, когда вы ушли и пришел новый человек. Ну, не важно кто это, там, Пупкин какой-то, да? Он вам звонил, советовался? Передача опыта, передача эстафетной палочки была? Или, вот, он пришел, сел и начал работать?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, какой-то период времени спрашивал что-то.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что спрашивал?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Что-то я подсказывал. Ну, я ушел и никогда не оставляю за собой каких-либо элементов присутствия.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть, уходя, уходи?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Уходя, уходи.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо. В большинстве стран приезжающих встречают на границе ваши коллеги. Поскольку я по миру ездил, чего-то я, честно говоря, пограничников кроме как, по-моему… Да нет, пожалуй, на Украине только пограничники встречали. А вот во всех европейских странах, в США, в Канаде, в Европе – всюду встречают представители Миграционной службы. А у нас встречают пограничники.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не совсем так. Миграционные службы в ряде европейских стран погружены в МВД, являются структурными подразделениями МВД. Для крупных стран таких как США, Канада, Великобритания характерно существование самостоятельных миграционных служб, которые, действительно, стоят на воротах и практически первыми встречают иностранных граждан.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Мы-то крупная страна. Может, нам тоже надо, чтобы у нас не пограничники со стальным взглядом в зеленой фуражке, а миграционщики были?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, дело в том, что наши сотрудники работают и в аэропортах, и на железнодорожных вокзалах.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но не вы ж встречаете.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не мы встречаем. Это сложный вопрос. Наверное, на сегодняшний день, когда мы, вот, чуть-чуть сдвинули проблему быстрого прохождения границы, наверное, не стоит форсировать и перегружать контрольные пункты большим количеством ведомств. Пусть приработаются, пусть посмотрят – давайте немножко дадим время для того, чтобы оптимизировать ситуацию, а потом посмотрим, кто нужен, кто не нужен.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, кстати, Миграционная служба как таковая, как самостоятельный институт, у нас с какого времени существует?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Миграционная служба была создана де-юре, по-моему, в 1992 году.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ой, чего-то я не помню ее.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, она трансформировалась там в одно, во второе, в третье. И, вот, в МВД Миграционная служба, ну, в ведении МВД – она была воссоздана в 2002 году.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот это я уже как-то помню. Вот это уже в рамках административной реформы, так я понимаю?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. Да-да-да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, Константин Олегович, подскажите мне, пожалуйста. Непосредственно кто ваш начальник? Вы ведомство со звездочкой ведь?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ведомство со звездочкой, да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть президент получается?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А Нургалиев? Вы же в системе МВД, все-таки.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Мы в ведении МВД.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но не в системе МВД?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не в системе МВД.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Погодите, значит, ГАИ – оно в системе МВД. И для Кирьянова Нургалиев прямой начальник?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А для вас прямой начальник получается президент?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, выходит, по системе так. Хотя, мы находимся в ведении, и нас координирует МВД, транслирует поручения президента МВД. Это все прописано в правоустанавливающих документах.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, кстати говоря, по поводу – сейчас сам сказал, что вы силовики, со звездочкой ведомство. А как вы думаете, вообще правильно, что ваше ведомство носит погоны? Зачем это нужно? Ведь, по сути, вы так, простите меня, ведомство по оказанию услуг.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, я бы сказал, такого социально-экономического уклона ведомство.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вам больше нравятся такие формулировки?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. Они более спокойные.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Слово «услуги» вас задело, да? (смеется)

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, «услуги» не задело – я, кстати, к этому абсолютно нормально отношусь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я к чему это сказал? Я считаю, что вообще государство – это институт по оказанию услуг населению. А не нечто сакральное, великое.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, я нормально отношусь к услугам и своим сотрудникам об этом постоянно говорю. Я согласен: есть вопрос, вопрос большой. Мы делаем шаги в этом направлении, чтобы постепенно снимать погоны, чтобы не лишиться хороших кадров, которые могут уйти от нас.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А погоны дают деньги?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Практически нет. Практически заработная плата госслужащих и сотрудников одинаковая. Практически нет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть, там, выслуга, звездочки – они сейчас на зарплате серьезно не сказываются?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Серьезно не сказываются.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что плохо.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Есть отдельные элементы социальных гарантий определенные – там, ведомственная поликлиника, например, МВД – в нее могут только сотрудники.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А ведомственная поликлиника МВД для вас открыта? Поскольку вы в системе?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не в системе, в ведении.

М.БАРЩЕВСКИЙ: В ведении, в ведении. Извините.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да. Потому что более 50% сотрудников носят погоны. И они откомандировываются от МВД и прикомандировываются к ФМС. То есть, вот, механизм такой. Поэтому, конечно, на них распространятся те льготы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, кстати, есть у вас прикомандированные из ФСБ?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Из ФСБ?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Наверное, есть.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И он хитро улыбнулся. Нет, а, кстати, просто мне интересно, как формировали в 2002 году Миграционную службу? Из кого? Вот, по моему представлению, это должны были быть, в основном, психологи, экономисты.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, ну, вы же понимаете, если структура была воссоздана, скажем, на площадке МВД, значит, основной контингент, который вошел в нее, это сотрудники Органов внутренних дел. И необходимо учитывать, что у нас, ведь, есть такая линия работы как паспортная.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Паспортные столы – они, как известно…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это мвдшная история.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Были подразделениями МВД, поэтому еще одно дополнение к моим пояснениям.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, Константин Олегович, что происходит с загранпаспортами? Я объясню, почему задаю этот вопрос. Это был 2006-й год, партия «Гражданская сила» собирает круглый стол, на который вы любезно соглашаетесь прийти. Мы разговариваем, и я тогда вбрасываю идею по поводу того, что нужны 10-летние загранпаспорта. И смотрю на вас с хитрецой, я понимаю, что сейчас вы скажете «Ага, сейчас. Отдадим мы такой кусок лакомый. Нам выгодно каждые 5 лет обновлять паспорт, контролировать всех, проверять». Вы неожиданно поддерживаете эту идею, говорите «Да, совершенно правильно, мы об этом думаем, мы это обсуждаем». Проходит некоторое время, и на очень-очень высоком уровне, как бы, невзначай идет заявление для прессы под камеры о том, что мы не готовы еще, не хотим 10-летние паспорта, оставим 5-летние. И вот где-то последние месяца 2 периодически звучит, опять-таки, из очень высоких уст мысль о том, что надо переходить на 10-летние паспорта. Так, в итоге, вы продавили 10-летние паспорта? Мы их будем получать? Я имею в виду загранпаспорта, естественно.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я надеюсь, что будем и что процесс этот может быть, ну, в хорошем раскладе, начат в начале будущего года. Технически предпосылки для этого есть. Уважаемая мной фирма Госзнак подготовила вариант – я его видел – увеличенное количество страниц в этом паспорте.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это страниц для виз, видимо, да?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, для виз, для отметок пограничных. Но одно условие: это будут биометрические паспорта. К сожалению, паспорта так называемые 62-й, 63-й серии – они не выдержат.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вот у меня паспорт заканчивается уже 5-летний, но у меня как новенький, вот, совершенно ничего с ним не стряслось, хотя, я не очень мало ездил, поездок, наверное, 10-15 было. Но он совершенно новенький.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, мне сложно судить. Может быть, нитки, которые прошивают, не выдержат. Ведь, страницы прошиваются определенным образом, да? Может быть, они не выдержат, может быть, еще что. Ну, выдержит только биометрический паспорт.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, окей, хорошо. Меня, в принципе, не надо уговаривать – мне все равно как вы это сделаете, мне важно, чтобы он был 10-летним, чтобы мне раз в 5 лет не стоять в очереди, не ждать.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: А я не вижу вообще проблем. Вы знаете, вот сейчас, несмотря на то, что выдача биометрических паспортов – она практически 2 года идет неполных. Уже 65% паспортов, которые мы выдали, именно этого варианта. 65%!

М.БАРЩЕВСКИЙ: Тогда, действительно, проблемы нет. А, ну, да, 2 года – а у меня больше, у меня 5.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: То есть вы спокойно получаете биометрический паспорт – это менее трудоемкая процедура. Пришли, вас сфотографировали. Может быть, он будет подороже, естественно, и скорее всего, это так и будет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, то, что у нас не будет ничего подешевле, это я понимаю. Напоминаю, что в эфире программа «Dura Lex», сегодня в гостях у нас Константин Олегович Ромодановский, и мы прервемся на пару мгновений.

НОВОСТИ

М.БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер. В эфире «Dura Lex», и я, Михаил Барщевский. Сегодня гостем программы является директор ФМС, генерал-полковник Константин Олегович Ромодановский. Мы остановились на том, что мы обсудили, зачем и когда у нас появятся 10-летние паспорта. А вот теперь, Константин Олегович, давайте перейдем к самому приятному – а как у вас дела с коррупцией? И как работает ваша служба собственной безопасности уже в вашем ведомстве?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: С коррупцией как и в любом органе государственной власти у нас борьба продолжается.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так и хочется спросить: а в начальной стадии или в конечной? Или это перманентное состояние?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вы знаете, наверное, это перманентное такое состояние. Но у меня подход такой – я недавно его сформулировал – мы работаем, как мы с вами и проговорили, в сфере услуг. Вот, если человек хамит на работе, если он совершает действия, которые вызывают нарекания у населения, то он в административном порядке должен быть очень строго наказан. Если мы встречаемся со случаями хамства, то он должен на первый раз получать такое наказание как неполное служебное соответствие. И подобное воздействие должно быть применено к его начальнику. Определенные уже телодвижения в этом плане сделаны, у меня неплохо выглядит Московская область. Если есть нарушения подобного рода, если есть правонарушения со стороны сотрудников, то руководителю выносится взыскание такого типа, как говорит милиция, неполняк.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вы говорите хамит. А если он не хамит, а вежливо говорит: «Вам нужен загранпаспорт? Вам нужен он срочно?»

К.РОМОДАНОВСКИЙ: «Дайте денег», да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: «Дайте денег».

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это уже другая сторона медали.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот я про это говорю сейчас.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вы знаете, для того, чтобы сотрудник не говорил вежливым голосом, не с человеком нужно в этом случае разбираться, а разбираться с системой. Вот, для того, чтобы не было таких случаев, мы вышли с предложением и я надеюсь на положительное решение в правительстве о создании федерального государственного унитарного предприятия.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Которое будет что?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: А которое будет прерывать отношения сотрудника и населения, которое будет прерывать отношения между, например, подразделением, которое осуществляет проверку документов, и тем подразделением, которое непосредственно изготавливает документы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Константин Олегович, дорогой мой, но если будет федеральное унитарное предприятие, то оно захочет денежки получать, и вы эти услуги будете оказывать уже на коммерческой основе. Пускай это унитарное предприятие.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет-нет. Мы предусматриваем вариант того, что мы человеку даем выбор: он может пойти по старой схеме, обратиться в ФМС, может обратиться в унитарное предприятие. И не учитываем мы с вами маленький-маленький элемент, маленький-маленький слой посредников, которые очень редко вешают объявления в метро, на заборе.

М.БАРЩЕВСКИЙ: В интернете, в газетах.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Причем, я видел рекламные какие-то изделия очень высокого качества. Не скажешь, что это предприятие так называемое влачит жалкое существование – это богатая структура.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть фактически вы хотите высадить с рынка коммерческих посредников, заменив их коммерческим посредником в виде федерального унитарного предприятия.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Во-первых, это деньги, которые пойдут в бюджет. А во-вторых, второй патрон – это то, что этим предприятием мы сумеем разорвать те цепи, вот, единые такие, мощные, которые существуют…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Сотрудник, посредник, клиент.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть у вас борьба через коррупцию идет путем легализации финансовых потоков, так можно сказать?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я вижу так. Потому что других вариантов я пока не нашел.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, вот мы говорили по поводу структуры вашей службы. Два вопроса сейчас как-то одновременно пришли на ум. Первый такой: а у вас в миграционной службе есть какой-нибудь аналитический отдел, управление, которое подсказывает вам, какие мигранты и сколько мигрантов в какой области нужно? И сразу второй вопрос. А вот вы, осуществляя миграционную политику – вы, все-таки, уже какую-то политику осуществляете – вы ее координируете с соседними странами, с основными источниками мигрантов? Ну, Таджикистан, Узбекистан, Украина, Молдова. С их ведомствами государственными у вас какая-то координация есть? Или, так сказать, сколько выехало столько выехало?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Для меня неожиданно актуальные вопросы, крайне актуальные.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Давайте признаемся, что вы мне сами их написали до начала передачи.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, не лукавьте. Начну со второго. Действует уже третий год Совет руководителей миграционных органов, в которые вошли 8 государств, включая Россию, и наблюдателем приезжает Украина.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А кто 8 вошли?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вошли Армения, Азербайджан, Киргизия, Россия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, ну, основные все источники. Молдова, скорее всего, да?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Молдова – нет. Даже Украина приезжает в качестве наблюдателя, что очень-очень отрадно. И мы на этом совете… Раскачивали мы его практически полтора года, но раскачали. И уже пошла отдача. Ну, во-первых, именно в рамках совета была проведена основная работа, конвенция по защите прав трудящихся и членов их семей. Во-вторых, на этом совете мы договорились об обмене информацией по мигрантам и договорились о тех реквизитах, которыми мы будем обмениваться, выставлять на сайте ФМС в определенном окне. И тот, кто выставляет, может получить информацию от другого государства.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну вообще, простите я вас перебью, вдруг подумалось: на самом деле, это же очень выгодно для обеих сторон. Возьмем тот же самый Узбекистан, да? Большая часть населения не обеспечена работой. Государство заинтересовано в том, чтобы люди себя сами могли прокормить и ехали в Россию на заработки, да? Им это выгодно. Нам это выгодно, поскольку вы говорите, что на вывезенный доллар, который он привезет в Узбекистан, на 6 долларов работы выполнено у нас. Выгодно обеим сторонам.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Крайне выгодно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вы как-то координируете квоты? Ну, я не имею в виду квоты в том плане, что не больше 100 тысяч человек. Вот, вам узбеки говорят «Мы хотим к вам направить миллион», вы говорите «Мы миллион не примем, примем 700 тысяч. Но чтобы не было нелегальных мигрантов, вы у себя тоже зафиксируйте».

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, вы прервали мой словесный полет. Потому что третий документ – этот документ называется «Основные механизмы и принципы организованного привлечения иностранной рабочей силы», чтобы приезжали туда, где они нужны. Не просто рассеивались по стране, да? Для этого вот эта система патентов создается, а организованное привлечение, вот этот механизм – он и позволит направлять тех же самых граждан Узбекистана, Таджикистана там, где они нужны конкретно, с учетом того, что они умеют.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А узбекская сторона – кто будет помогать своим гражданам информационно? Или они будут организационно как-то помогать?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вы знаете, и в Узбекистане, и в Киргизии с учетом нашего такого слияния сил, обмена информацией, начались телодвижения в плане создания организационных моментов, которые будут способствовать вот этому процессу. Наиболее продвинулась, конечно, Киргизия в этом плане.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати! А сколько нам нужно вообще трудовых мигрантов? Кто дает эту цифру, кто ее считает?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Если мы исходим из механизма квотирования, то на 2009-й год нужно было 4 миллиона человек. Это столько, сколько заявили работодатели, ну, минус то, что не пропустили органы занятости субъектов РФ. Количество иностранной рабочей силы определяют субъекты РФ.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так. То есть работодатель дает заявку в администрацию своего субъекта? Тот в Минэкономразвития, наверное, или вам? Кому?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, потом это все направляется в правительство, Минздрав, мы с Минэкономразвития согласовываем эту цифру, и в результате получается вот эта, так называемая квота. Но есть отрицательные моменты, связанные с тем, что процесс длителен по времени. Вот, для того, чтобы попасть в квоту 2010 года, нужно было, по-моему, до 1 мая 2009 года уже представить. Сложно, да? Но, тем более, мелкий и средний предприниматель какой-то – он может так прогнозировать? Конечно, не может. А ему рабочая сила нужна.

Вот у меня совсем недавно пример. Люди обращаются. Человек открыл небольшое производство, где у него работает порядка 10 гастарбайтеров. Ну, извините за выражение, но это так.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это не ругательное слово.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не ругательное. И он не попадает в квоту. Он пытается найти местных – у него не получается.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, кстати, если будет введена система патентов, он имеет право тогда с патентами взять?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, с патентами нет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это не для производства?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Не для производства. Но тот законопроект, в котором прописаны патенты, он же еще одно направление охватывает – это квалифицированная рабочая сила. Типа синих карт на Западе.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: То есть мы дифференцировали потоки трудовых мигрантов. Может быть, в дальнейшем, если все будет получаться, и дальнейшая будет дифференциация этих потоков. Еще что-то увидим, еще что-то определим и нормативно закрепим. Ну, пока, мне кажется, наши шаги, первые шаги, которые начались с миграционного учета, с упрощения процедуры получения разрешения на работу и которые пролонгируются, вот, именно, как сейчас говорят, диверсификация, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Есть такое модное слово.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вот этого потока трудовых мигрантов. Я думаю, что это все положительные моменты.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо, спасибо. Мы достаточно долго поиграли на привычной для вас поляне, а сейчас я буду задавать вопросы, несколько вопросов, для вас как бы неожиданных. Но надеюсь, что вы будете на них отвечать искренне.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Надейтесь. (смеется)

М.БАРЩЕВСКИЙ: Можно, да? Понятно. Я помню ваше комитетское прошлое – все понятно, конечно, вы сумеете уйти от ответа на любой вопрос. Но, может быть, вам самому интересно высказаться. Я сейчас этот вопрос задаю практически всем. Как бы вы реорганизовали МВД? Я имею в виду системно?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я бы реорганизовал так, чтобы можно было бы и легче это было бы доплачивать сотрудникам, то есть чтобы они получали бОльшую заработную плату. Должны быть выделены какие-то структуры, вот, например, ГИБДД, да? Ну, вполне возможно это сделать самостоятельным подразделением и, может быть, сделать его субъектом бюджетного планирования. Чтобы он сам мог рассчитывать те средства, на которые он проживет год.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так, понятно.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Подход понятен, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, идея понятна.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Наверное, можно было бы выделить отдельным блоком те структуры, которые связаны с оперативно-розыскной деятельностью. Здесь и гостайна, и ОРД, и многие другие моменты, связанные с негласной работой, тоже в отдельный блок, чтобы это существовало тоже как-то самостоятельно. Я не вижу пока формы взаимоувязки всех этих процессов.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, а такая идея как разделение МВД на федеральную и муниципальную милицию? Федералы, которые…

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, я не договорил. Милиция общественной безопасности, то есть патрульно-постовая служба – вот, наверное, имеет смысл найти какую-то форму, чтобы эти подразделения были, с одной стороны, привязаны к решению конкретной задачи. С другой стороны, чтобы их существование, жизнь, финансирование было, ну, более богатым.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну вот моя-то идея, на самом деле, такая – что разделить на федеральную и муниципальную милицию. Федералы занимаются федеральной преступностью, то есть тяжкими и особо тяжкими преступлениями, а муниципалы занимаются общественной безопасностью, такими вещами. При этом федералы финансируются только из федерального бюджета, муниципалы только из бюджета субъектов федерации. Помимо этого, по-моему, милицию надо было бы сократить процентов на 20-30-40, количество, я имею в виду. Соответственно, увеличив зарплату оставшимся, ну, по крайней мере, вдвое, чтобы создать ситуацию, при которой люди будут держаться за свою работу, просто держаться, зубами.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да нет, ну, здесь нужны социальные гарантии тем сотрудникам, которые работают. Зарплата, чтобы этот человек знал, что там через 15 лет он получает квартиру – я, к примеру говорю. Что через 2 года он получает машину. Ну, чтобы он не думал и не искал пути повышения своего благосостояния.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Более того, если идти по западному пути, при поступлении на службу, там, год отработав, он получает большой кредит, достаточный для покупки квартиры или дома. И через 10 лет безупречной службы у него половина кредита списывается, а через 20 лет списывается 100% кредита. Но если он будет уволен по дискриминирующим основаниям, то выплачивает весь этот кредит, и еще по коммерческой ставке.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, Михаил Юрьевич, мечтать не вредно. Мне кажется, что нужно исходить из реалий сегодняшнего дня, из тех денег, которые есть в государстве. И первым шагом нужно поднять и проанализировать тот опыт существования муниципальной милиции, который в начале 90-х годов-то был – была ж муниципальная милиция. Видимо, сделаны были какие-то неверные шаги. Нужно эти шаги увидеть и развернуть, может быть, в другую сторону. Ну, по крайней мере, делать что-то надо. Потому что, конечно, заработная плата сотрудников и тот объем работы, когда через день на ремень, и они ничего не видят.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что значит выражение «через день на ремень»? Я его не слышал – что это значит?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, постоянная служба. Население, там, наряды, одно, второе, третье. Плюс еще отдельные такие яркие личности, там, вот уже говорящая фамилия Евсюков, которая, ну, практически дискредитирует всю работу в целом.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Пойдем еще дальше от вашей основной работы. А как вам идея объединения Минюста и Генпрокуратуры в одно ведомство?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вы знаете, даже не буду высказываться на этот предмет. Для меня это очень сложно. Я никогда не работал, никогда не погружался в эту тему.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо. Отъехал, ладно.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я не отъехал, я честно…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, я отъехал, я отъехал. Задам вопрос, от которого вы не сможете уйти. А чем занимаются ваши дети?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Старший работает в Росфинмониторинге, средний работает в Следственном комитете города, следователь. Ну а младшему сейчас полтора года. Что он сейчас делает, я не знаю.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Понятно. А ваш любимый вид отдыха?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Вид отдыха? Давно этого не было. (смеется)

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да ладно! Я же вас хорошо знаю. Понимаете, сами не сознаетесь, я сейчас скажу радиослушателям.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, если вы хотите сказать, что поиграть в хоккей, спортом заняться. Ну, вы знаете, честно говоря, с 5-го сентября ни разу не стоял на коньках. Вот, одни командировки подряд – прилетаешь, улетаешь и не получалось.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вот кстати, насчет хоккея. Я знаю, что вы страстный хоккеист, страстный просто.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: На поле. Страстный на поле.

М.БАРЩЕВСКИЙ: На поле, да. И многих вовлекли в это занятие. Но а почему вдруг хоккей? Вы что, в молодости играли в хоккей профессионально? Или это с тех пор, когда еще в одном из московских дворов шайбу гоняли? Почему вдруг хоккей?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, это очень интересно. Ну, шайбу гонял не профессионально, на уровне дворовых каких-то, районных команд. Но в 2002 году Борис Вячеславович меня практически насильно заставил вспомнить, что умею играть в футбол, а в 2003 году, когда к нам приехали в гости белорусы, предложили поиграть в хоккей, ну, меня заставил надеть коньки и вспомнить, что было 25 лет назад. Но так как форму выдали, клюшку дали.

М.БАРЩЕВСКИЙ: К дисциплине приучили.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: К дисциплине приучили. Ну, так потихоньку и втянулся. Потом международные какие-то соревнования, ну, съездили выиграли пару раз, там, первенство мира среди полицейских, потом Олимпийские игры. Потом уже и создали хоккейный клуб МВД. Пост президента я покинул, но, скажем, попечительский совет отчасти возложен на меня.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не, я вообще представляю себе сценку такую. Значит, вы с Нургалиевым на хоккейной площадке, крик через всю площадку «Константин Олегович, пас отдай!» — «Одну минутку, Рашид Гумарович». Как вы там? Ведь, там же на «вы» не поговоришь. И матом, небось, кроете, когда…

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет. Дело в том, что, ну, в одной пятерке мы с ним не играем, но на площадке не требуется такого деликатного обращения, да? И это не нужно ни тому, кто обращается, ни тому, кто слушает. Там какое-то взаимопонимание на уровне взгляда. Пока произнесешь фамилию, имя, отчество, то шайба уже будет в твоих воротах.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Правильно. Значит, вы переходите на имена?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это все решается на уровне взгляда, на уровне понимания ситуация, игры, моментов и всего остального.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, спорт. Я тоже в детстве, как бы, бегал и с клюшкой, и в футбол гонял, и сейчас еще в волейбол поигрываю. Ну, не может на площадке не быть ситуации, когда ты партнеру по команде не скажешь «Ну ты козел, вообще, ты что сделал?»

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, нет, «козел» я никогда не говорю. Я говорю «Хуже». Ну и потом, в острый момент кричишь «Дай!» Если на «Дай» он не реагирует, если момент уплывает, то потом уже воспитываешь на лавочке в период…

М.БАРЩЕВСКИЙ: На устном русском?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, да-да. Ну, у меня это все проходит в раздевалке моментально.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А неожиданный вопрос. В недавнем юбилейном матче Каспаров-Карпов за кого болели?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Я, честно говоря, не болел ни за кого, но потенциально я болел за Карпова.

М.БАРЩЕВСКИЙ: За Карпова? Почему? Вот, я не случайно задал этот вопрос – потом поясню именно почему задал – почему за Карпова?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: За Карпова? Ну, мне он более импонирует. Скажем, слишком Каспаров эмоционален, и основные баталии между этими шахматными мастерами были в тот период, когда я работал в КГБ. И мне было не так много лет, и была возможность оценить ситуацию, посмотреть, кто что стоит, и, как-то, Карпов – он спокойный, уравновешенный, мастеровитый. Ну, больше он мне импонирует.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я почему задал этот вопрос? Ну, не будем делать секрета, мы с вами не первый день знакомы, и я вас видел улыбающимся, видел даже смеющимся негромко, видел недовольным. Но я не очень себе представляю вас вышедшим из себя, в бешенстве. И не очень вас представляю себе, что называется, ржущим над анекдотом. Вот, по психотипу вы такой, очень держащий себя в руках человек. Поэтому, с моей точки зрения, вам как раз Карпов-то и должен больше импонировать – он тоже всегда вещь в себе, да? Каспаров просто более эмоциональный, более искрометный – я сейчас не в терминах «хорошо-плохо». Это вопрос был просто контрольный, знаете, так сказать, проверить, прав я или не прав. А вы вообще когда-нибудь злитесь, беситесь, выходите из себя?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Даже ругаюсь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это, скажем так, это проявление недовольства? Или это выплеск собственных эмоций? Или это воспитательное?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Это третье. Да, это стимулирование процесса. Почему-то, вот, русский человек быстрее всего понимает именно эмоционально окрашенное воздействие.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вы мне сейчас напомнили анекдот – недавно мне рассказали его. Приезжает барин в старые времена в свое поместье, смотрит: речка красивая, берега красивые. Вызывает управляющего поместьем и говорит: «Слушай, браток, а построй-ка мне здесь мостик, чтобы со скамеечками, с фонариками». И уезжает. Приезжает через год – нет мостика. Он зовет управляющего: «Я тебе говорил мостик построить, мать-перемать?» и по морде кулаком. И ушел спать. Утром просыпается, окошко открывает – мостик стоит со скамеечками, с фонарями. Он зовет управляющего, говорит: «Слушай, я не понимаю. Год не мог построить, а сейчас за ночь построил. Что такое?» Говорит: «Барин, конкретного же указания не было».

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Видимо, так.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть вы, все-таки, можете дать конкретное указание?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: И даю.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А в детстве часто дрались?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, как-то меня воспитывали так, в большей степени индивидуально. Ну, иногда приходилось, приходилось.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Драчливым не были?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, драчливым не был. Я жил в Кузьминках – это не очень спокойный район.

М.БАРЩЕВСКИЙ: За себя надо было уметь постоять, на самом деле, там.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, уважали.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Сдачи могли дать?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Давал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А не занимались никогда боксом, борьбой?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, я 10 лет профессионально плавал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, то есть хватало, да? Силенушки хватало?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, нормально.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ладно. Ну и под конец такой вопрос. Представим себе, что на полчаса вы стали президентом РФ и у вас есть возможность принять, подписать 3 указа. Какие бы это были указы?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: О сложении с себя полномочий президента.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это моя старая шутка – не надо ее повторять.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: А я не слышал ее.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Нет, абсолютно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это когда меня однажды журналисты на пресс-конференции спросили «Какой первый указ вы издадите, став президентом?» я сказал, что о сложении полномочий.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Михаил Юрьевич, я не лукавлю, я, действительно, не слышал.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да? Ну, хорошо. А тогда второй и третий какой?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Ну, если я сложил с себя полномочия, зачем мне другие указы? Не приведи Господи такое, даже если приснится – я говорю честно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, ладно. Верю, потому что, на самом деле, сам бы дал такой же ответ, поэтому, знаете, не могу подловить на лжи. Константин Олегович, я вас благодарю за беседу. Я напоминаю радиослушателям, что в эфире была программа «Dura Lex», и у нас в гостях сегодня был директор ФМС Константин Олегович Ромодановский. Будем надеяться, что, действительно, его служба окажет нам с вами содействие в том, чтобы нас не обижали, не унижали, когда мы получаем общегражданский паспорт или заграничный паспорт. И благодаря этой службе, в России будет то количество гастарбайтеров, которое нам нужно для нашей хорошей жизни. Которых тоже будут уважать, вежливо встречать на границе и вежливо провожать по окончании срока их законного пребывания в РФ. Константин Олегович, спасибо вам большое.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Спасибо. До свидания.



Комментарии

12

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

petrovich2 14 ноября 2009 | 23:13

интервью с Ромадановским
Глубоко скорбим по поводу того, что уникальная(в силу внутреведомственных порядков)возможность осветить проблему и услышать мнение САМОГО Ромадановского была, извините, похерена! Речь идет о судьбах и нарушениях конституционных прав в отношении сотен семей граждан России. Наши призывы к исполнению буквы Закона- глас вопиющего в пустыне! Для чего эта возможность "задать вопрос"? Игра в демократию? Видно невооружённым глазом, что в реалии ФМС не решает проблем ни трудовых мигрантов, ни вынужденных переселенцев(они существуют, как бы вам ни хотелось их не замечать!). ФМС-типичный бизнес-проект(справки, разрешения, квоты) Кошелёк для Президента !!!


gorbuha 15 ноября 2009 | 01:20

москвичи
хотел только сообщить ведущему, на счет москвичей. Андрей Бельянинов - тоже глава крупной службы - коренной москвич.


nikolai3 15 ноября 2009 | 13:48

Необходим визовый режим
Я считаю, что необхщдимо введение визового режима с нашими южными соседями. Если средняя зарплата в РФ
600 долларов, а в Таджикистане меньше 100, то визовый
режим это как шлюзы на канале Москва-река - Волга.
ЕС и РФ имеют визовый режим, что связано в первую очередь с тем, что средняя зарплата в ЕС в 4 раза больше чем в РФ.
Отменить визовый режим можно только когда разница в зарплатах будет меньше фактора 2. Это прекрасно понимает руководство ЕС, но к сожалению руководство РФ проводит безумную миграционную политику и провоцирует само рост
экстремистских настроений в РФ. Почему руководство РФ не вводит систему трудовых виз, как во всех нормальных странах. Попробуйте приехать по туристской визе в ЕС или США и начать работать таксистом нелегалом. Вас в 24 часа выкинут из страны и в ближайшие 5 лет никаких виз.
Но только не в РФ.
Сам я несколько раз был на трудовом контракте
в университетах Франции и ФРГ. Все по честному.
На меня дает заявку работадатель, я получаю визу, честно
работаю, мне честно все выалачивают сполна и потом
я возвращаюсь к себе в Россию.
Так обстоят дела во всех нормальных странах, кроме РФ.
Кому это выгодно?
Ответ я думаю ясен.
Крупному капиталу.
Кроме того, дешевая и бесправная рабочая сила препятствует модернизации России.
Зачем инновации, кргда можно по дешевке нанять
10 гастарбайтеров, а заодно и не платить нормальные
деньги гражданам РФ.
Проведите референдум о введении визового режима с нашими южными соседями.
Как Вы думаете, какой будет результат?
Прввильно думаете.
К сожалению руководству РФ глубоко наплевать на мнение
граждан России.
Как впрочем и по всем другим вопросам.
Я не являюсь ни членом ДПНИ ни других подобных организаций, но я твердо уверен что власти РФ своей
безумной миграционной политикой порождают экстремизм.
Как говорится: экстремистами не рождаются.


murnau 15 ноября 2009 | 15:14

да пусть делают что хотят!!!Радуйтесь что гражданские не начали опять менять.Денег то нетВсе разбазарили.Сейчас будут выкачивать откуда можно.И зря вы надеетесь что будет по уму.Как всегда....У нас у всех уже начинается шизофрения.Знаете если нельзя изменить то надо попытаться получать удовольствие.Я уже сейчас думаю...чем хуже тем лучше....только потом не дать им бежать за границу.


alexa16 15 ноября 2009 | 15:49

ФМС- легализованный отъем денег
Сейчас в УФМС без денег ни одну справку не получить. В Татарстане- прописка, выписка, регистрация и т.д.- все платно. Построили систему, когда все (служащие ФМС, паспортистки в ЖЭКах)- требуют покупать формы в ООО "Знак-плюс" (200р-300р с человека, ребенка).. Без этих форм отказываются регистрировать... Везде в домоуправлениях, в паспортных столах, ФМС - висит только реклама ООО "Знак-плюс".. Отстоишь очередь часов 5, чтобы получить формы для регистрации, заплатишь 200-1200 рублей за всю семью, зарегистрируешься...Крепостное право... А ведь регистрация носит "уведомительный характер"... НИГДЕ не говорится о возможности (по закону) бесплатной регистрации! (никакой очереди, 15 минут на заполнение от руки)... Даже если знаешь о такой возможности- то вытребовать бесплатные формы у сотрудника ФМС - это только через скандал, ругательства.. Сделаю предположение, что от этого ООО"Знак-плюс" кормится начальство УВД, МВД, ФМС...
Через одно УФМС за день проходит порядка 100 человек...


desiree 15 ноября 2009 | 16:40

а почему не в 2026 году? что за спешка! мы ведь для вас неразумное быдло!а только вы и ваши вы....и имеют право выезжать куда и когда хотят!


sav14 15 ноября 2009 | 17:07

Вот кто-нибудь может объяснить, почему пожизненно нельзя выдавать паспорта как внутренние?


vachnor 15 ноября 2009 | 17:55

Мед.лаборатория "21 век",заключившая контракт с ФМС-России осуществляет мошеннические действия..
А именно:
----------
Осушествляя процедуру медицинских анализов в том числе на реакцию Вассермана(сифилис),работники лаборатории войдя в сговор с мед.учреждениями,через которые проходят лица,на получение разрешения временного проживания,разрешения на работу,подтасовывают результаты анализов.
Схема мошенничества такова:
---------------------------
Лаборатория умышленно указывает наличие анти тел в анализе(т.е.определяя,что он положительный) того или иного лица(хотя анализ отрицательный)
После этого прикреплённый врач проводит беседу,что де что-то не в порядке и надо пересдать анализ.Для этого надо оплатить повторно
обозначенный фирмой тариф(1375 рублей)
При получение повторного анализа всё всегда в порядке.
Для подстраховки,такая процедура носит рваный характер.Т.е.наличие анти. тел обнаруживается через одного иногда через двух,трёх и т.д. человек.
Однако если подснять базу данных лаборатории,то ситуация немедленно подвердится.
Мед.работники получают деньги в конвертах(1раз в 2 недели).
Как получают деньги работники ФМС-России,информация пока не поступала.
Таким образом на лицо преступление по ст.159УК РФ ч.4.


lara2410 15 ноября 2009 | 18:01

nikolai3 Необходим визовый режим
+100
Слушала генерала и вспомнила один эпизод. Домодедово. Прибыл рейс из Италии. На 90проц.- наши.Выстроились к таможенному дежурному. Работал один пост! Дело-к ночи.А перед нами большая черная толпа.Именно так-толпа.А черная-черные куртки,черные пальто,черные шапки,черные головы.При виде нас они ещё больше сгруппировались в единую массу, один налегал на другого.На нас озирались, как на вражью силу. Это перед нами прибыл рейс из Ташкента. (Над стойкой надпись"...для граждан России и Белоруссии").Их проверка оказалась невероятно долгой, поскольку они были- иностранцы. Мы прибыли КАК БЫ ДОМОЙ.Часа через полтора! стали разбираться и с нами. Естессно, прошли оч.быстро. Но за время ожидания столько было бурных страстей,высказывалась только наша очередь - половина её, как выяснилось, были тайными экстремистами.Другая половина пыталась выглядеть терпимыми пиплами. Чёрная толпа, состоящая только из мужчин,молодых и очень молодых, вряд ли понимала все слова,но прекрасно чувствовала настроение, ибо метала в нас ненавистные взгляды. Кому было плохо? Плохо было всем!
В дополнение - при выходе в зал надо было пройти, нет - продраться сквозь плотное кольцо работодателей(их агентов)с табличками..........
И вот так каждый день. И это только один аэропорт.И только один(поздний)вечер......
А... слуги народа, как известно, ходят другими "коридорами".
(В моём округе только по офиц.данным 7с пол.тысяч мигрантов-данные прошл.года)
P.S. Вчера вечером была по дом.делам на Китай-городе.На каждом историческом, можно сказать, шагу весёлые "гости" с банками и бутылками, по 5-6человек. Нет, по 2 тоже встречаются. Гуляют -выходной!(Хотя и в будни пьяные "гости" на улицах всё чаще.)У московской милиции, заметила, тоже выходной.Ни одного в окрУге!Темно, хорошо, хозяева сидят по домам...............






vachnor 15 ноября 2009 | 18:19

ФМС-России является закрытой коррумпированной организацией....
Основная масса незаконных денег стекается в районные ОУФМС,откуда они растекаются по УФМСг.Москвы,после этого часть денег поступает в ФМС -России.
Кроме того часть денег зарабатывается непосредственно в УФМС по г.Москве.
Основная часть незаконного дохода поступает от нелегалов,которые находятся в ведении строительных и др. фирм.
Деньги передаются доверенными лицами в договоренные сроки.


suva 15 ноября 2009 | 20:01

быдло такое жлобъё
Они специально такие морды на фотках делают, поросята? Или положение обязывает. Обязывает отметить, что мол даже в молодости был в авторитете, уважали его, жил в "нехорошем" районе. "Кузьминки" в СССР был безопасным районом, чистый ухоженный парк, я там провел своё детство! В 90-е стал постепенно загаживаться. Сейчас немного получше.


petrovich2 15 ноября 2009 | 20:15

ФМС- зеркало русской демократии
Уважаемые соотечественники, россияне! Я вас, этс-самое-как его-такскать-попрошу !!! Да пошлёт Всевышний гиенну огненную на головы врагов наших !!! Да пребудет их пятница, как наш понедельник !!! Так возблагодарим же прозорливость г-на Барщевского и технические возможности Радио "Эхо Москвы"! Предлагаю игру- фанты. Каждый делится проблемой, связанной с ФМС, победитель тот, кто напишет последним?!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире