'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 января 2013, 22:30

Л. ГУЛЬКО – Здравствуйте, это передача «Культурный шок». Я, ее ведущий — Лев Гулько. На всякий случай сообщаю еще раз, что Ксения Ларина находится в небольшой командировке, поэтому я сегодня веду эту передачу. И у нас в гостях министр культуры РФ Владимир Ростиславович Мединский. Здравствуйте.

В. МЕДИНСКИЙ — Добрый день.

Л. ГУЛЬКО – Честно говоря, такого большого количества к вам вопросов, я просто распечатал все с нашего сайта, это где-то страниц 65, не соврать.

В. МЕДИНСКИЙ — Это хорошо, что такой интерес к культуре в обществе, я считаю это…

Л. ГУЛЬКО – Это такой знаете культурный шок. Для меня, во всяком случае.

В. МЕДИНСКИЙ — Это здорово. В хорошем смысле слова.

Л. ГУЛЬКО – Конечно, в хорошем смысле слова. Давайте если вы не против, пробежимся по последним новостям культуры. Не без вашего участия новости попали в наш сегодняшний день. Может быть, некоторые новости не совсем, казалось бы, связанные с культурой, но тем не менее. Обыски проходят в кабинете гендиректора Михайловского театра в Санкт-Петербурге. Прошли. История какая-то такая…

В. МЕДИНСКИЙ — Без комментариев. Я ничего не читал по этому поводу.

Л. ГУЛЬКО – Хорошо. Еще одна история, которая тоже попала в СМИ. Сотрудники музея-заповедника Кижи направили телеграмму 24 января российским властям с требованием отменить решение о назначении нового директора. Это РИА-Новости.

В. МЕДИНСКИЙ — Я насколько получил информацию, сейчас сама руководитель музея ничего об этом не знает, и сделала по этому поводу официальное заявление. На самом деле дело даже не в этом. Мне бы хотелось, к этим вещам нельзя подходить с эмоциональной точки зрения. Я глубоко убежден, что Кижи, весь комплекс является жемчужиной мирового уровня. Это, безусловно, и с точки зрения сохранения культурного наследия и с точки зрения потенциальной туристической привлекательности является одной из точек притяжения, точек развития всей Карелии. Всего севера России. Этот маршрут, Валаам, Кижи, Соловки, ничего подобного нет нигде в мире. Мы убеждены, что не использовать подобного рода возможности просто страна не имеет право. И музей нужно развивать. Музеи они ведь созданы в первую очередь для людей. Для того чтобы решать вопросы воспитания, образования, развития. Сама концепция развития музейного комплекса Кижи обсуждалась в министерстве уже несколько месяцев. Еще с осени прошлого года. Был представлен целый ряд концепций и руководство музея, которое возглавляет его достаточно давно, оно было заблаговременно проинформировано о том, что в музее будет обновление. При этом нам принципиально важно, чтобы сохранилось, чтобы это произошло плавно, чтобы была обеспечена преемственность, и чтобы сохранился весь научный состав работников музея. Научные работники. Это самое главное. Но нельзя стоять на одном месте. Нельзя консервироваться. Надо развивать музей, поворачиваясь к людям. Поэтому научный потенциал музея будет сохранен, будет развиваться. Так как этот музей находится на значительном удалении от крупных городов, по дороге, если ехать, я в самом музее бывал в качестве туриста и на теплоходе, а если ехать по дороге, которой нет, кстати, недостроена…

Л. ГУЛЬКО – Ее еще надо построить.

В. МЕДИНСКИЙ — Это будет 400 с лишним километров. То есть должен быть серьезный инфраструктурный проект по подъему всей этой музейно-туристической территории. Для этого необходим сильный лоббист, высокого уровня. И очень хороший управленец, организатор. Который мог бы извлечь от…

Л. ГУЛЬКО – Максимум пользы.

В. МЕДИНСКИЙ — Максимум пользы, да, и сделать это великое место Кижи максимально привлекательным. Я считаю, что не должно быть русского человека и российского гражданина, который бы раз в жизни не побывал, по большому счету не должно быть туриста иностранного, приехавшего в Россию больше чем на несколько дней, который не захотел бы посетить…

Л. ГУЛЬКО – Должны быть отдельные экскурсии туда.

В. МЕДИНСКИЙ — Да. Я помню, как я сам был там на экскурсии. Вы знаете, великолепные экскурсоводы, интереснейшие экскурсии. В одной из своих книг об этом подробно написал, скажу более того, она меня даже инспирировала к написанию одной из книг. Фантастические объекты. Но при этом там есть, над чем работать. Я даже не буду сейчас это перечислять. Поэтому то, что музей возглавит управленец крупного масштаба и перед ним стоит абсолютно жесткое условие сохранения научного потенциала музея, мне кажется это большая удача для музея. И это консолидированное решение региональных властей, федеральных властей. Я уверен, что это правильно.

Л. ГУЛЬКО – Скажите, вообще подход к развитию музеев в Министерстве культуры он какой. Уход их, не то что уход, а больше интерактивности?

В. МЕДИНСКИЙ — Смотря, что вы вкладываете в понятие интерактивность.

Л. ГУЛЬКО – Больше открытости.

В. МЕДИНСКИЙ — Понимаете, не надо путать музей с фондохранилищем. Музей должен быть больше открыт, больше развернут в сторону людей. Они все-таки все разные музеи. Есть музеи, у которых больше функция сохранения присутствует. А есть музеи, где большая функция популяризации культурного наследия. Но самое главное, что они должны развернуться к обществу. И мы работаем над этим и продлили часы работы музеев. Работаем над повышением зарплаты сотрудников музеев. Которое уже началось, но достаточно серьезно пойдет в 2013 году. Для этого у нас разработан целый финансовый план. Мы считаем, что работа в музее должна быть престижной работой. Достаточно хорошо оплачиваемой. Времена, когда была замкнутая каста, очень недооцененная государством, очень несправедливое было к ней отношение к музейным хранителям, мы должны с этими временами распрощаться. Это великие люди и те крупные руководители федеральных музеев, крупные ученые как Михаил Пиотровский, Левыкин. И так далее. Ирина Антонова. Список можно долго продолжать. Это звезды российской науки. И их бесценный опыт должен быть использован. Кстати в этом отношении Министерство культуры занимает достаточно жесткую позицию, дать максимум свободы руководителям музеев. Знаете историю, наверное, с выставкой Чепмен. И там и другие. Мы всегда здесь поддерживаем управленцев музейных. Потому что они это хорошо знают…

Л. ГУЛЬКО – Хорошо. Еще одна тема, это Вячеслав Полунин в ближайшее время будет назначен художественным руководителем цирка в Санкт-Петербурге. Это в четверг сообщил журналистам министр культуры, который сидит в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Владимир Мединский. Вас процитирую: «Мы приняли решение не проводить конкурс, руководителем цирка будет назначен Вячеслав Полунин. У него масса планов». Была ваша цитата, не помню сейчас, но процитирую наизусть, что цирк Дю Солей вообще будет потом завидовать, я так понимаю тому, что будет делать Вячеслав Полунин.

В. МЕДИНСКИЙ — Вячеслав Полунин звезда мирового уровня. Коренной петербуржец и мне кажется, это большая удача для Санкт-Петербурга. То, что он согласился возглавить старейший в стране Санкт-Петербургский цирк. Скажу честно, я потратил немало часов, уговаривая его принять это решение.

Л. ГУЛЬКО – Он такой человек индивидуалист я бы сказал.

В. МЕДИНСКИЙ — Да. И не нуждающийся, скажем так, не безработный далеко.

Л. ГУЛЬКО – Совсем.

В. МЕДИНСКИЙ — Я не могу сказать, что мы…, мы не должны были проводить конкурс, но просто не было одного кандидата. Не было такого очевидного кандидата. Цирк находится в довольно запущенном состоянии. Там хорошая творческая программа и, наверное, с точки зрения творчества все хорошо, хотя не берусь судить, я в данном случае не специалист, но материальная база цирка в ужасном состоянии. Вообще там, попадая в здание цирка, я его честно прошагал все, от подвалов до буфетов, представляет очень тяжелое впечатление. Такое ощущение, что в цирке лет 20 просто ничего не делалось в здании. В буфет попал, я горько пошутил, но как будто в кинофильме «Асса» я себя ощутил. В начале 90-х. Но правда, кофе 220 рублей чашка стоит. В этом антураже. И при всем этом наши цирковые артисты ведь лучшие в мире. И цирк Дю Солей собственно из кого состоит. Артисты-то там наши. Полунин, кстати, собирается пригласить оттуда многих менеджеров, чтобы они вернулись, мы будем Полунину помогать. Сейчас его заявление находится о приеме на работу в Министерстве культуры, идет оформление документов. Он будет художественным руководителем.

Л. ГУЛЬКО – Ну да.

В. МЕДИНСКИЙ – Кстати, в этом отношении я вам скажу, что вообще здесь делаем упор на таких опытных звезд и управленцев. Недавно вы знаете, московский цирк возглавила семья Запашных, можно так сказать. Один директор, второй – художественный руководитель. И я был недавно на очередном шоу Запашных в Лужниках, которое они готовили еще до вступления в должность руководителя Московского цирка, это шоу мирового уровня.

Л. ГУЛЬКО – То есть старые традиции я даже не скажу советского, русского цирка они постепенно возобновляются. Наверное. То, что делает Максим Никулин…

В. МЕДИНСКИЙ — Максим Никулин вообще считаю замечательный артист и замечательный организатор. Здесь как говорится, передается по наследству. Хотя это не государственный федеральный цирк, но мы внимательно следим, восхищаемся и поддерживаем отдельные программы цирка на Цветном бульваре.

Л. ГУЛЬКО – Если раньше важнейшим из искусств как мы знаем из классики было кино и цирк, то что сейчас является важнейшим из искусств?

В. МЕДИНСКИЙ — Они все важнейшие.

Л. ГУЛЬКО – Или нет важнейшего…

В. МЕДИНСКИЙ — Мы не проводим разделение. Потому что задача Министерства культуры создавать условия для развития всех видов искусства. Если до цирка какое-то время до него просто не доходили руки, вероятно, потому что было много других приоритетных задач, сейчас мы вспомнили и о цирке. Надеемся, что новое руководство и двух наших крупных федеральных цирков, и всей госкомпании Росгосцирк придаст развитию цирков новую динамику.

Л. ГУЛЬКО – Теперь давайте, может быть, мы закончим немножко с новостями. И вы нам расскажете, что будет в Литературном музее. Где тоже грядут перемены, насколько я понимаю.

В. МЕДИНСКИЙ — В Литературном музее подошел к концу контракт долголетний с его нынешним директором. Это очень уважаемая и опытная женщина, профессионал. Ей будет предложено, безусловно, новое рабочее место хорошее. Она сделала многое для сохранения Литературного музея в самые тяжелые времена. Но опять же требуется развитие. Профильный департамент долго подбирал кандидата на должность директора Литературного музея. И в данном случае, что бы ни говорили, мне сегодня уже звонили и говорили: мы видим тревожную тенденцию в том, кто будет новым директором Кижей, а то вдруг везде начнутся бывшие крупные чиновники и депутаты, сенаторы. Надо чтобы руководители были из профессиональной среды. Вот в случае с Литературным музеем, безусловно, это кандидат из профессиональной среды, это проректор РГГУ, крупный литературовед, ученый, гуманитарий Дмитрий Бак. Он полон сил, молод, энергичен, у него есть концепция развития Литературного музея.

Л. ГУЛЬКО – Он, между прочим, медийная персона в какой-то мере.

В. МЕДИНСКИЙ — В какой-то мере медийная персона да, и в данном случае кадровая политика министерства это сочетание с одной стороны менеджеров и инноваторов с таким серьезным лоббистским ресурсом, как в случае в Кижах. Там ученый сможет сохранить, но он просто не сможет развить. Там нужен новый уровень денег и возможностей для этого. А в случае с Литературным музеем, здесь уже человек из среды, кстати, такое же кадровое решение было принято, на этой неделе много кадровых решений, такое же кадровое решение было принято и в Институте искусствознания, где должность директора заняла ученый Наталья Сиповская. Доктор искусствоведения и профессионал и в то же время человек с определенным взглядом на развитие научного института. И чтобы подвести черту под слухами о закрытии института, здесь речь пойдет о развитии института. При всем этом я, конечно, подчеркну, что Дмитрий Трубочкин очень много сделал для сохранения института в самые тяжелые годы, в момент безденежья и за это ему спасибо.

Л. ГУЛЬКО – Это передача «Культурный шок». И я ее ведущий — Лев Гулько. И у нас в гостях министр культуры РФ Владимир Ростиславович Мединский. Возвращаемся к известной фразе В.И. Ленина о кино и цирке.

В. МЕДИНСКИЙ — О Большом театре при трагических обстоятельствах, но у нас новый временно и.о. художественного руководителя балета Большого театра. Как вы можете догадаться, тоже профессионал среды, это Галина Степаненко. Хотя и при трагических обстоятельствах, но это выбор как раз балетной труппы, ко мне пришло письмо, могу его показать, под которым подписалась, по-моему, вся балетная труппа Большого театра. Я, честно говоря, не считал, но тут десятки и десятки подписей. Это собственно, было желание самого Филина и директора Большого театра, который был лишь два месяца назад переназначен в этой должности. Поверьте мне, никаких кадровых революций в сфере культуры нет и не будет. Идет естественный процесс развития.

Л. ГУЛЬКО – Хорошо. Давайте поговорим о кино. Если уж я заговорил о В. И. Ленине. О тех самых пресловутых 100 фильмах, есть множество вопросов, которые прислали наши уважаемые радиослушатели, с той или иной стороны их комментирующие. Почему эти фильмы, кто отбирал, какие критерии, почему бы им ни рассказать это все нашим уважаемым радиослушателям.

В. МЕДИНСКИЙ — Они рассказывали, насколько я знаю. Эксперты, отбиравшие эти фильмы, в том числе, они были на нашем круглом столе с Дмитрием Ливановым. В РИА-Новости и довольно подробно рассказывали о процессе отбора. Ну, процесс был собственно простой. Мы запустили на целом ряде популярных сайтов интернет-голосование, где каждый желающий мог внести свои три фильма, речь шла об отечественных фильмах, скажу сразу. Кстати на «Эхо Москвы» тоже было, по-моему, голосование.

Л. ГУЛЬКО – Была такая история.

В. МЕДИНСКИЙ — Спасибо за организацию. Внести те три фильма, которые на его взгляд было бы полезно увидеть каждому школьнику в процессе обучения. Было отобрано с большим запасом 300 или 400 фильмов из этого топ-листа и они были отданы на суд экспертов киноведов. Скажу честно, я окончание списка даже его не видел. Сам не голосовал. Кто корректировал. Это был ВГИК, Госфильмофонд, Союз кинематографистов, Российский институт культурологи, Российский институт истории искусств, НИИ киноискусства и Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения. Вот сквозь все эти организации список прошел. И он такой, какой он есть. Это список киноведческий. Дальше мы его передаем в Министерство образования, как нашу рекомендацию. А вот окончательное решение это собственно даже не список, мне правильно подсказывают, проект списка. Потому что окончательное решение будут принимать уже сотрудники Минобра. Наверное, с использованием мнения учителей, психологов. Может быть, какие-то фильмы они сочтут нецелесообразным показывать. Они же должны будут их разбивать по возрастам. Может быть, внесут какие-то изменения. Это уже не наша епархия. Профессионалы свое мнение высказали, и это не список лучших фильмов. Это очень важно. Это никакой не Оскар и не best топ чего-то, это кино в разрезе истории страны, это кино в разрезе, собственно формирования самого кино как вида искусств. Что показалось деятелям культуры и профессиональным киноведам, что нужно было бы узнать школьнику, чтобы правильно понять, как рождалось, как формировалось кино в России, и как отображалась история нашей страны через кино. Угол здесь именно такой. Мне кажется, я не все фильмы видел, честно говоря, но я хочу все, что я не видел, пересмотреть сам.

Л. ГУЛЬКО – Там знаете, какой есть вопрос. Не один, их несколько. Может быть даже несколько десятков. Почему эпоха 1990-2000 слабо представлена, если она вообще представлена в этих фильмах. Рано еще?

В. МЕДИНСКИЙ — Не знаю.

Л. ГУЛЬКО – Или не рождались фильмы, которые могли бы отобразить эпоху.

В. МЕДИНСКИЙ — Во-первых, большое видится на расстоянии.

Л. ГУЛЬКО – Это да.

В. МЕДИНСКИЙ — Во-вторых, это вопрос, наверное, к киноведам, которые отбирали, они из чего-то исходили. Тут может быть и третий психологический момент. Все-таки последние фильмы, их люди видели недавно. Они их воспринимают как современность. А все, что преподается в истории, всегда имеет исторический оттенок. Меня в этой связи всегда удивляло, как в учебниках истории линейка доходит чуть ли ни до последнего срока избрания последнего президента. Это неправильно на мой взгляд. Это кстати в царской России никогда не изучали, не давалась оценка при изучении истории…

Л. ГУЛЬКО – Невозможно объективно оценить?

В. МЕДИНСКИЙ — Сложно объективно оценивать и последний период последнего монарха, он не изучался. Это не считалось историей. Современность. Поэтому я думаю, что будущие поколения точно дополнят этот список, если этот факультатив в школах приживется.

Л. ГУЛЬКО – Я так понимаю, этот список как вы сказали, будет дополняться, видоизменяться. Все зависит…

В. МЕДИНСКИЙ — Это абсолютный проект, еще зависит, будут ли кадры для преподавания. Это нам кажется, что такой интересный предмет, что все бы учителя истории, литературы, а может быть другие хотели бы преподавать этот предмет. А может быть нет. Везде разные условия. Вы знаете, во многих школах ведь ведется этот факультатив. Я вот у Ямбурга был нашего замечательного педагога, у него давно уже много лет факультатив по кино, даже такой кинозал у него небольшой в школе. Сам Ливанов мне рассказывал, что у него тоже был в школе факультатив, где он учился. И он очень благодарен, там такие фильмы, которые вы знаете, школьник сам по себе не посмотрит, а вот без этого человек может многого лишиться. И чего-то не понимать.

Л. ГУЛЬКО – Есть еще знаете, какой любопытный вопрос. К этим 100 фильмам, вообще о кино. Это о документальном кино. Нет ли задумки такого же проекта, но документальных фильмов, которые достаточно хороши были. Они тоже отображают.

В. МЕДИНСКИЙ — Я согласен с вами. Есть такие документальные фильмы, которые просто веха в мировом киноискусстве.

Л. ГУЛЬКО – Тот же «Обыкновенный фашизм».

В. МЕДИНСКИЙ — А «Битва за Москву». Которая получила почти Оскара и кстати в свое время в США. Шел под названием «Russia strikes back» — наносит ответный удар. Это фильмы эпохи. И я согласен, что нужно документальное кино, да и мультфильмы, наверное.

Л. ГУЛЬКО – Мультфильмы желательно.

В. МЕДИНСКИЙ — В младших классах. Еще раз говорю, это ведь только проект. Вот я бы, например, хотел, чтобы моим детям в школе преподавали кино. Пусть директора, пусть Минобр этот вопрос решает.

Л. ГУЛЬКО – Ну да. В том числе наверное, попозже может быть и зарубежное кино. Мировые шедевры.

В. МЕДИНСКИЙ — Мы бы очень хотели, честно скажу, мы бы очень хотели сделать список зарубежного кино. Но тут есть проблемы. Проблема заключается в авторских правах.

Л. ГУЛЬКО – То есть не все…

В. МЕДИНСКИЙ — Это не автоматом, надо вести долгую переписку с обладателями авторских прав, ведь российские фильмы автор предоставляет бесплатно эти фильмы все. Либо авторские права уже принадлежат нашим организациям. В любом случае авторских проблем у нас сейчас с этим списком нет. А с зарубежными это серьезная работа.

Л. ГУЛЬКО – Тем более что вопрос, который пришел на сайт, он связан с нашим сегодняшним разговором. Скажите, наша культура может существовать отдельно от мировой так же как православие от христианства…

В. МЕДИНСКИЙ — Православие не существует отдельно от христианства.

Л. ГУЛЬКО – Культура существует наша, отдельно мировая.

В. МЕДИНСКИЙ — Я думаю, что культура во всех ее ипостасях. Как может существовать опера отдельно от мировой. А кино. А кто к нам привел балет. А кто у нас были, из каких собраний появились первые библиотеки. По-моему, это были приобретения Дидро и многих других. Ну и так далее. А кто у нас основал балетное училище Вагановское. Собственно и цирк, с которого мы начали, был основан итальянцами в Санкт-Петербурге. Но дело не в иностранном влиянии, а дело в том, что есть общемировые культурные тренды. По крайней мере, в такой евроатлантической цивилизации и  выдергивать, да и Евразии в целом, и выдергивать нашу культуру из контекста мировой и неправильно, и бессмысленно.

Л. ГУЛЬКО – Давайте дальше пойдем по вопросам. Вопрос такой как крик души: «Уважаемый господин министр, культура в России еще живет или уже умирает судя по разным сообщениям в СМИ».

В. МЕДИНСКИЙ — Твиттер забит криками души.

Л. ГУЛЬКО – Криками души, да.

В. МЕДИНСКИЙ — Ну что, сложно каждый крик комментировать здесь. Я думаю, что культура у нас живет. Культура развивается, и будет развиваться, в том числе и сама по себе и без вмешательства государства, и при поддержке государства.

Л. ГУЛЬКО – Есть вопрос к вам о том, когда вы были депутатом ГД по поводу геноцида русского народа в ходе Тамбовского Антоновского восстания.

В. МЕДИНСКИЙ — Не хочу комментировать это, честно говоря. Потому что, во-первых, эта тема для отдельного серьезного разговора, я бы сказал научно-исторического. Потом знаете отдельно на эту тему…

Л. ГУЛЬКО – То есть тема существует.

В. МЕДИНСКИЙ — Тамбовское восстание, безусловно, было. И было его подавление. Но обсуждение темы Тухачевского, братьев Антоновых и прочее поверьте, это отдельный час эфира.

Л. ГУЛЬКО – Еще одна тема, которая тоже поднимается. Не могу об этом не сказать. Речь идет о такой активизации разных людей, которым не очень нравится спектакль, в частности в Санкт-Петербурге. Если мы сейчас перейдем к театру. «Лолита» не очень нравится по тем или иным причинам. Что-то еще. Вообще разговор в сегодняшней газете «Новые известия», а мы с вами сидим на стыке одного дня и другого, вот она публикация. Она называется «Запретить нельзя показывать». Речь идет о цензуре, которой вроде бы и нет, но некоторые спектакли почему-то запрещают. По разным причинам. В частности, есть спектакль, который создан по одному из эпосов, но вроде как его сказали не нужно показывать, потому что он как-то не так немножко показывает, что-то искажает. Вот вы как к этому относитесь?

В. МЕДИНСКИЙ — Я вообще против цензуры во всех ее проявлениях.

Л. ГУЛЬКО – Я даже не сомневался.

В. МЕДИНСКИЙ — Считаю, что цензура в творчестве лишает творчество сути его содержания. Поэтому запретить, во все времена всегда были какие-то экстремисты, которые что-то хотели запретить. В свое время запрещали балет по понятным причинам. А в допетровской России вообще театр был делом таким весьма кулуарным. В рамках царского дворца. Поэтому ну, что… Мало ли кто чего хочет запретить. Главное чтобы творческая борьба не доходила до преступлений. Вот здесь государство должно вмешиваться самым жестким образом. Я имею в виду историю и с Филином, и нападением на директора Серебренникова. Директора его театра.

Л. ГУЛЬКО – Тут ведь в этой публикации вот еще о чем идет речь. Что театр в провинции больше на виду, поскольку у них меньше конкурентов и они больше зависят от прихоти местного чиновника. Вот как Министерство культуры защищает, не защищает. Как к этому относится Министерство культуры, если какой-то местный чиновник по прихоти, по дурости, еще по чему-то начинает наезжать…

В. МЕДИНСКИЙ – Надо понимать следующее. Что у нас театры, равно как музеи, библиотеки такая сложилась структура в стране, они находятся в очень значительной степени на плечах налогоплательщиков.

Л. ГУЛЬКО – Конечно.

В. МЕДИНСКИЙ — И у нас гораздо более централизованная и государственническая политика в отношении культуры, чем в любой из европейских стран. Даже если мы возьмем Францию, или Финляндию или Австрию или Венгрию, где государство финансирует культуру. Есть страны, где государство не финансирует культуру вообще, как США. Это носит характер грантов. Разовых грантов. Но при этом управление культурой разделено на разные уровни. Соответственно есть Министерство культуры, у которого в подчинении находятся федеральные учреждения культуры. Это наиболее крупные известные театры. Вообще у нас театров, я вам такую статистику дам, 24 театра из 600 только федеральные. Вот если вести речь о музеях, то 61 музей из двух тысяч400. А в отношении библиотек только 9 из 46 тысяч. Все остальные учреждения либо областные, либо муниципальные. Поэтому конечно, где-то в какой-то степени учреждения культуры зависят от чиновников, так же как федеральные учреждения тоже зависят от чиновников. Ну потому что государство, либо муниципалитеты являются учредителем. Вы тоже зависите от вашего учредителя. Правильно?

Л. ГУЛЬКО – Скорее всего.

В. МЕДИНСКИЙ — Ну вот. Поэтому Министерство культуры старается не вмешиваться в управление, это неправильно по разделению обязанностей, в управление региональными учреждениями культуры. Но там, где идут какие-то серьезные обращения, мы внимание на это обращаем. Обращаем на это внимание региональных властей.

Л. ГУЛЬКО – А что происходит, вы сказали библиотеки, я зацепился за это слово, что происходит с библиотеками? Много вопросов. Вообще с библиотеками отдельно с федеральными, отдельно с нефедеральными. С библиотечным делом в стране. Которые наверное тоже должны каким-то образом меняться. Так же как музеи и становиться более открытыми, более интересными.

В. МЕДИНСКИЙ — Должны.

Л. ГУЛЬКО – Сотрудники должны получать тоже много денег.

В. МЕДИНСКИЙ — Давайте об этом поговорим. Вообще оплата библиотечных работников, в целом работников культуры, особенно научного звена всегда находилась на каком-то третьем плане. У нас средняя зарплата работников культуры по стране по итогам 2012 года 14 тысяч рублей. При этом если мы ведем речь о работниках региональных учреждений культуры, это еще меньше. 12 тысяч 360 рублей. Если мы ведем речь о федеральных учреждениях, это значительно больше. В начале года цифра 19800, в результате целого ряда мер и господдержки и перераспределения средств, иногда просто наведения порядка оплаты труда в федеральных учреждениях культуры за 2012 год выросла значительно. Выросла до 26 с половиной тысяч рублей. Это более чем на 30%. И мы не собираемся на этом останавливаться. Зарплата будет расти и дальше. Основная проблема с оплатой труда как раз происходит на уровне региона, на уровне муниципалитета. Поэтому все сейчас силы Министерства культуры хоть это и не наши полномочия бюджетные, это вообще не наши деньги, тем не менее, поскольку мы отвечаем за культурную политику и в целом за выполнение указа президента о повышении зарплаты работникам культуры, то сейчас все наши силы брошены на то, чтобы проработать программу роста оплаты труда в культуре, в регионах. То повышение, которое было в 2012 году фактически не покрывало инфляцию. На мой взгляд. Сейчас подход будет следующий. До конца этого года во всех регионах зарплата работников культуры должна вырасти минимум до 56% от средней зарплаты по этому региону. Сейчас это где-то местами бывает и 35 и около это, и 40. Минимум до 56%. В ряде регионов и мы на этом настаиваем, это повышение пойдет опережающими темпами и по некоторым из них уже выйдет, может быть, и на 60 и на 70% от средней оплаты труда в регионе. Я всегда называю эту форму – от средней оплаты труда, потому что конечно хотелось, чтобы библиотекарь в Москве получал столько же, сколько библиотекарь где-нибудь в Ивановской области, в Карелии или где-то еще. Но мы должны понимать, что и уровень жизни в Москве, стоимость жизни в Москве точнее другая. Жить здесь дороже, поэтому все равно зарплата, так или иначе, приравнивается к средней зарплате в этом регионе. Так вот, это наша основная задача сейчас – повышение оплаты работников культуры в регионах России.

Л. ГУЛЬКО – А за счет чего, могу я спросить?

В. МЕДИНСКИЙ — Объясняю. Первое, главным образом за счет дополнительных средств, которые должны выделять региональные муниципальные власти. Во-вторых, за счет дополнительной финансовой поддержки со стороны федерации. В-третьих, за счет опять же пристального внимания и возможно я избегу слова «реструктуризации», но скорее это перераспределения средств внутри бюджетов субъектов федерации за счет роста внебюджетных доходов. Вот, например, если мы начинали с вами с Кижей, притом, что это достаточно хорошо оплачиваемый музей, за счет федеральных денег, там бюджет если мне не изменяет память, федеральный бюджет Кижей где-то около 160 миллионов рублей по состоянию на сегодняшнюю дату. В год. Областные музеи позавидуют этой цифре. Но у Кижей огромный потенциал привлечения внебюджетных средств.

Л. ГУЛЬКО – Это что значит, это сами зарабатывают?

В. МЕДИНСКИЙ — Это билеты. 160 миллионов рублей это дотации по-простому. Это просто деньги на зарплату. Дальше по действующему законодательству все дополнительные заработки: билеты, буфеты, программки, экскурсии, да что угодно, сувениры, это все дополнительный доход музея. Это деньги, которые остаются полностью в музее и как показывает практика, большая часть идет на оплату труда сотрудников. Поэтому в тех музеях, где хорошо поставлены внебюджетные доходы, зарплата уже давно превысила среднюю по региону. По крайней мере, я говорю о данных на 1 января этого года. Это не только московские музеи. Это, например, музей «Александровская слобода», или Владимиро-Суздальский музей. Музей «Куликово поле». Это многие театры. Театр Вахтангова. Зарплата выше средней по Москве. Театр Табакова, МХАТ. Блестяще управляемый театр.

Л. ГУЛЬКО – Блестящий руководитель

В. МЕДИНСКИЙ — Конечно. И зарплата давно выше средней по Москве. Ансамбль Моисеева. Это наш гениальный ансамбль. Зарплата давно выше средней по Москве. Поэтому сейчас очень важно, мы следим за тем, чтобы зарплата руководителя музея, например, не отличалась в 10 и более раз от зарплаты средней по этому музею. Такие случаи тоже, к сожалению, есть и в провинции. И на федеральном. Поэтому мы в данном случае действуем в рамках постановления правительства России, максимум превышение один к восьми. Тоже один из резервов. Таких резервов много на самом деле. Вот Владимир Владимирович обратил внимание на то, что мы не должны убирать из особо ценных музеев вооруженную охрану милицейскую. И она убираться не будет. Если это особо ценный музей. Эрмитаж, Третьяковка и так далее. Но другие музеи, особенно малые музеи небольшие, мы приняли соответствующие изменения в порядок охраны государственных учреждений, который дает музею право выбора, самому определить, что они хотят. Они хотят на входе вахтера с кнопкой экстренного вызова полиции. Или ЧОПовца. Или они хотят милиционера. Понятно, что милиционер с пистолетом будет стоить гораздо дороже. И многие музеи просили нас: ну вы нам дайте возможность выбирать самим, мы же несем ответственность за сохранность фондов. В зависимости от нашей реальной ситуации. Это тоже серьезный ресурс экономии. Таких ресурсов много. Ну и самое главное мы продумываем в части федеральных учреждений у нас целая система в этом году продумана доведения дополнительных средств, которые мы получили на повышение оплаты труда научных работников. Что называется основным персоналом. Я надеюсь, что если все сложится удачно, то в конце, ровно через год скорее в январе следующего года я приду к вам и расскажу о том, на что мы вышли. Сейчас запомните эти цифры, это 12 тысяч в регионах и 26 тысяч после крупного повышения конца 2012 года. 26 тысяч федеральные учреждения культуры. Давайте через год эти цифры еще раз обсудим.

Л. ГУЛЬКО – Давайте. Тем более что нас слушают много людей, в том числе люди молодые, которые хотели бы может работать в музее, и рвались бы туда, но как вы понимаете по этим причинам, им надо кормить семью.

В. МЕДИНСКИЙ — И вы абсолютно правы, это одна из проблем, потому что сколько раз я беседовал с директорами музеев, особенно в провинции. Да и федеральные тоже. Даже если к ним приходит молодежь, так для записи в трудовой книжке, пересидеть, оглядеться и сразу пошел куда-то в коммерческую…

Л. ГУЛЬКО – Либо фанатики своего дела. Это отдельная категория.

В. МЕДИНСКИЙ — Да, но это меньшинство к сожалению. То есть людям надо кормить семью и оплата в учреждениях культуры должна быть соответствующая. Если возьмем вопрос библиотеки, спрашивали про библиотеки. На сегодняшний момент по состоянию на начало 2012 года, год назад, история была такая в Москве и Санкт-Петербурге. Сотрудник московской или питерской библиотеки получал в полтора, а местами в два раза больше, чем сотрудник библиотеки имени Ленина или библиотеки Салтыкова-Щедрина. Российской национальной библиотеки. Это все перевернуто с ног на голову. В то время как, так было и в советские времена и уверен, что в досоветские и всегда, для научного работника для библиотекаря, переход например, из районной библиотеки в городскую, из городской в федеральную государственную библиотеку это своего рода карьерный рост. Это должен быть отбор лучших. И это рост, который соответствующим образом материально поддерживается. На каждом новом уровне библиотеки вы просто больше получаете даже за ту же самую работу. Мы хотим эту пирамиду правильно восстановить. Чтобы все-таки в Ленинке сотрудник получал больше, чем в районной библиотеке имени Крупской. Это я там когда-то был, не знаю, есть она или нет, я когда-то туда ходил. Не хочу никого обидеть. Но это правильно.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо вам большое. Наше время, к сожалению, подходит к концу. Не все вопросы задал наших уважаемых радиослушателей, которые во множестве пришли на нашу с вами беседу. Еще раз напомню, что в гостях у нас был Владимир Ростиславович Мединский, министр культуры РФ. Спасибо, что нашли время и как вы сказали, через год?

В. МЕДИНСКИЙ — Через год.

Л. ГУЛЬКО – Ну может быть, конечно, вы раньше придете, но через год вот эти цифры…

В. МЕДИНСКИЙ — С цифрами да.

Л. ГУЛЬКО – С цифрами сравним. Спасибо вам большое, всего хорошего.

В. МЕДИНСКИЙ — Спасибо за приглашение.

Л. ГУЛЬКО – До свидания.

В. МЕДИНСКИЙ — До свидания.

Комментарии

152

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире