'Вопросы к интервью

К.ЛАРИНА: Начинаем программу «Культурный шок». В студии ведущая Ксения Ларина и мои гости: Милана Минаева, журналист, волонтер; Данила Линдэле, гражданский активист, волонтер; Митя Алешковский, гражданский активист, который координировал работу по приему помощи пострадавшим на Воробьевых горах в Москве.

Сегодня мы говорим о том, что такое волонтерство в нашей жизни. А начнем мы с главных событий в Крымске, пострадавшем от ужасного наводнения. Митя координировал работу по приему помощи пострадавшим в Крымске, закрылись они 2 дня назад. Милана Минаева тоже помогала: сначала там сортировала, а  потом поехала в Крымск и провела там 3 дня. Данила тоже ездил.



Д.ЛИНДЭЛЕ: У меня получилось наоборот с Миланой: я сначала ездил, потом уже помогал, на смотровой площадке. Я провел там больше суток.



К.ЛАРИНА: Мне бы хотелось услышать ваши впечатления от увиденного. И насколько масштаб катастрофы соответствует тому, что говорят в новостях.



М.МИНАЕВА: Я, к сожалению, не очень смотрела новости…



К.ЛАРИНА: Ты себе представляла как-то, как это должно выглядеть?



М.МИНАЕВА: Я представляла, как это должно выглядеть в новостях. То, что я видела, было далеко от того, что происходит там. Ощущение отчаяния после того, как я оттуда вернулась, т.к. работы там хватит на последующие несколько месяцев, а для многих – и на многие годы. Это не говоря о моральных потерях, о людях погибших. Когда ты сталкиваешься с конкретными людьми и слышишь их рассказы, понимая, что ты 1-ый человек, с которым они поговорили, потому что в колоссальное количество домов никто не приходил, ничего не привозил. У них нет ничего. Мы приезжали в центр, в администрацию, где люди заполняют бесконечное количество бумажек.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Там восстанавливали паспорт за 30 минут, а на восстановление дома нужно собирать бумажки не один день.



К.ЛАРИНА: Данила, ты создал блог – разоблачение слухов.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Да, потому что я видел, во что превращаются эти слухи. Там просто слухи порождают такую невероятную панику, их надо долго и много успокаивать. По городу ездили машины, в мегафон кричали, что все будет хорошо, нет никакой 2-ой волны. Я тогда разгружал бензопилы и т.д., которые мы привезли, люди просто в панке убегали.



К.ЛАРИНА: Там есть вообще система оповещения на сегодняшний момент?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Я не знаю, там говорили, что люди с мегафонами – обход домов и бегущая строка мелькала по местному телевидению, которое никто не смотрит.



М.МИНАЕВА: Я думаю, что в системе оповещения вряд ли что-то наладилось за это время. Во многих районах нет электричества, и единственный способ, которым можно оповещать – это мегафоны. Вчера я ехала в аэропорт и слушала радио местное. Они довольно эффективно организовали работу, они предлагают людям звонить и говорить адреса конкретных людей, и я слышала пару адресов. Людей, которые в состоянии идти и себе что-то добывать, достаточно, но все улицы не вблизи этих 8 пунктов раздачи гуманитарной помощи…



К.ЛАРИНА: Это официальные пункты?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Эти 8 пунктов скорее неофициальные. Там есть НРЗБ, и вместе со Шлегелем они эти 8 пунктов сделали.



К.ЛАРИНА: Они не имеют к власти никакого отношения?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Нет. Сейчас делаются 40 штабов – это официальные.

История очень интересная первые 1,5 суток правда была на стороне волонтеров. В 6 утра меня привезли в Нижне-Баканский. В 6 утра меня просто водили по городу, показывали, что случилось. Это был просто апокалипсис: людей нет, машины разломаны. Это было 9 июля, рано-рано утром, с 5 до 7 утра. Там было написано на воротах: «всех спасли», или «тут уже никого нет, дом обследован». В городе никого не было, потом уже приехали в Нижне-Баканский, с МЧС общались, у которых уже не осталось ни сапог, ничего. 1-е дни был хаос, т.к. гуманитарную помощь никто по комплектам не разделял, люди приходил на склад и просто разбирали, что им нужно. Как только гуманитарная помощь стала приходить от властей, через 1,5 суток, они пригнали МЧС, делали это как-то централизовано.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: А власти больше мешали или помогали? Нам они не мешали…



Д.ЛИНДЭЛЕ: Нам тоже. Там никто никому не мешал, все друг другу помогали. Просто у волонтеров степень реализации помощи оказалась выше, чем у МЧС, т.к. первый день у них идут совещания, 2 день они собирают груз. А у нас волонтеры как делают: написали в Твиттер, и пошло по хаосу.



К.ЛАРИНА: А когда вы поняли масштаб трагедии? У меня вот рабочий день суббота, и в это время, где-то полвторого появились первые панические сообщения в Твиттере и Фейсбуке. До этого, конечно, в новостях были сообщения, что паводок, потопление, но ни о каких жертвах никто не говорил. Мы сделали вывод, что они держали информацию в регионе, т.к. даже федеральные власти ничего еще не знали.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: В субботу вся наша тусовка, которая начала собирать вещи мы должны были собираться в клубе «Завтра» и у нас должна была быть вечеринка, где журналисты ставят музыку. Мы ее отменили где-то в середине дня, потому что мы поняли, что невозможно танцевать, когда такое вдруг происходит.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Там еще такой важный фактор был: параллельно с новостью о Крымске была новость о паломниках на Украине. И когда начали появляться первые сообщения о количествах жертв, и Путин, Медведев одновременно с этим молчат о том, что происходит в Крымске. И говорили, что высылают борт МЧС на Украину, соболезнуют, а о Крымске молчали до вечера. И это сыграло роль, быстро пошли слухи, и отсюда такая самоорганизация произошла.



К.ЛАРИНА: А как вы собирали список, что нужно, как узнавали о том, что необходимо?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: У нас была связь с Данилой, с Пономаревым, с Аленой Поповой, со всеми, кто там был в лагере. И без остановки мы друг другу звонили и спрашивали, что нужно. Были люди, которые понимали, что происходит, что нужно посылать в таких ситуациях, коллективным разумом мы собирали списки.



К.ЛАРИНА: Сколько людей посетило ваш пункт?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Несчетное количество.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Отправили почти 150 тонн груза. В последний день, когда собирали гуманитарную помощь, людей было значительно меньше, чем до этого.



К.ЛАРИНА: Сколько дней вы работали?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: С воскресенья по четверг, 4 дня.



К.ЛАРИНА: У нас Новости, потом продолжим.





НОВОСТИ





К.ЛАРИНА: Возвращаемся в программу. Я напомню номер СМС +7-985-970-45-45.

Значит, это была такая стихийная стоянка на смотровой площадке?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да.



К.ЛАРИНА: Каким-то образом полиция вмешивалась? Подходила, спрашивала, интересовалась?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Нет, большое спасибо, что они не вмешивались. Но они и не помогали никак. Если нам нужно было перекрыть улицу, мы перекрывали, они даже глазом не моргнули.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Когда мы перекрывали дорогу в последний день, не было вообще никого.



К.ЛАРИНА: В нормальной стране должны были встать в караул и охранять. А где, вы говорили, разгоняли?



Д.ЛИНДЭЛЕ: В Мытищах был пункт сбора помощи. Там сказали, что несанкционированный митинг, статья 22.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: У нас ничего не разгоняли.



К.ЛАРИНА: А вообще никаких белых лент, флагов?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Нет, я лично просил людей снимать. Я всем говорил, что наш лагерь аполитичен, мы не имеем отношения ни к одной политической партии, поэтому к нам шли все. Мы грузили в фуру и стояли в одной цепочке ОМОНовцы, представители «России молодой», ребята с белыми ленточками, ребята из ЛГБТ, христианские активисты, простые люди. Это счастливейшее время.



М.МИНАЕВА: Мы в таком же составе там эту фуру разгружали. Нас было в лагере мало, и позвали все, кого могли позвать, и все пришли.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мы с Данилой на полном серьезе спорили, кто лучше: ермоловцы или нашисты. Это очень хороший пример того, что народ надо соединять, а не разъединять. После всех митингов, президентских, думских кампаний народ жутко разъединен. Народ объединился по ужасному поводу, но огромное счастье, что он объединился.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Туда поехали Шлегель, Пономарев, Алена Попова, я никогда не думал, что они будут вместе плодотворно работать.



К.ЛАРИНА: А что касается местной власти, она понимает, кто свой, кто чужой?



М.МИНАЕВА: Я думаю, они знают руководителей того или иного лагеря, к ним обращаются. Но сейчас критическая отметка достигла такого уровня, что все объединяются. Другой вопрос, что сегодня местная власть не способна организовать работы, которые необходимо проводить. Это не скоро разрешится. Для меня страшная боль, когда мы ездим по этим улицам и раздаем какие-то лекарства, и к нам подходят люди и спрашивают, нет ли чего от давления. Как быть в такой ситуации? Гам говорят, вызывайте скорую. В каждый 2-ой дом? Сделают укол. Люди принимают такие лекарства ежедневно, что делать, у них их нет.



К.ЛАРИНА: Минздрав обещал отправить туда свою кампанию.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Они считают, что если они отправляют груз, то все уже в порядке.



М.МИНАЕВА: А есть люди, которые не могут жить без ингаляторов. У меня случайно он был, и я отдала его задыхающемуся человеку. У них в скорой нет такого количества персонала, который мог бы обойти все дома.



К.ЛАРИНА: А Красный Крест есть?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Есть. Вот насколько я знаю, отправилась фура с огромным количеством помощи. Одну фуру они собирали с «Единой Россией», поэтому ничего сладкого они туда не положили. А 2 фуру они сказали, что не будут отправлять таким путем, потому что они на склад все запихнут.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мы сначала пытались сотрудничать с МЧС, мы отправили туда генератор. Я звоню, спрашиваю, забрали его или нет, мне отвечают, что 3 день найти его не могут.



Д.ЛИНДЭЛЕ: На 4 день со мной связываются из Департамента экстренного реагирования МЧС, спрашивают, помочь ли нам как-нибудь на смотровой. Я связываю его с Митей, и выяснилось, что у них объемы груза в разы меньше, чем отправится со смотровой.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мне звонит МЧСовец и говорит, прислать ли нам «Газель». Я сказал, что зачем нам она, если я вчера отправил 56 тонн груза. И он мне говорит, можно я у вас не как полковник, а как человек спрошу, как вы это делаете.



К.ЛАРИНА: А за это деньги платятся?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: За что-то платилось, за что-то нет. Я долго кричал в Твиттере, что нам очень нужны фуры, написал Медведеву, Путину. Потом мне позвонили из МЧС, сказали, что подумают, что можно сделать, потом сказали, что дают фуры только на перевозку по городу, а туда нет. Потом сказали, что сами выберут, что везти, не повезут одежду, еще что-то. В итоге взяли генератор – и он пропал.



К.ЛАРИНА: А чьи фуры тогда были?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Это были частные компании, люди, которые хотели помочь. Приехал человек на своей фуре, сказал, что за бензин поедет, загрузился и уехал. Первую фуру дал человек, у которого погибли родственники в Крымске. Потом мы стали за деньги снимать фуры, мы собирали наличные.



К.ЛАРИНА: А были весомы денежные поступления от каких-то предпринимателей, компаний?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Все, что было очень большое, я сразу отправлял туда. Разные люди помогали, разные компании были. Огромное спасибо «Трансаэро» и «Аэрофлот» за перевозку волонтеров.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Мы сделаем список, позже его опубликуем.



М.МИНАЕВА: Там на месте не хватает машин, чтобы развозить все по адресам, но вчера появились какие-то такси из Краснодара, их организовали МЧС, и какие-то добровольцы на машинах. Но все равно очень не хватает там транспорта.



Д.ЛИНДЭЛЕ: При всем уважении ко всем, кто там работал в Крымске, в тот момент, когда мы собираем фуры, по ТВ ходят репортажи, как «Единая Россия» собирает гуманитарные грузы.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Я для себя решил, что без особой надобности в этой истории с МЧС мы никак связываться не будем, т.к. они нас подвели. Мы создали свое МЧС, параллельную структуру.



К.ЛАРИНА: Местные жители помогали друг другу? И как МЧС себя ведет на месте?



М.МИНАЕВА: На месте они ведут себя совершенно адекватно. Понятно, что люди подневольные, без приказов они работать не могут. Вчера они выделили своих на разгрузку фур, дело пошло быстрее. Начался процесс какого-то объединения и совместной работы.



К.ЛАРИНА: А люди верят кому-нибудь?



М.МИНАЕВА: Люди не верят никому.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: А нам верили.



М.МИНАЕВА: Люди говорят, что надеются только на волонтеров. Они находятся в совершенном отчаянии.



К.ЛАРИНА: А правда, что, когда Путин приезжал, они бросили все силы, чтобы отмыть здание администрации?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Уже 9-го днем я приехал в Крымск, посреди города я увидел огромный штаб МЧС, отмытое здание администрации. МЧС поначалу вообще сидели без дела, поскольку их командировали и не сказали про специальную форму одежды, у них не было даже резиновых сапог. Мы на деньги пожертвования закупили им бензопилы, перчатки, сапоги и т.д., тогда только они начали работать.



М.МИНАЕВА: Были мобильные пункты раздачи помощи. Мы развозили памперсы для взрослых, потому что много лежачих больных, и никто об этом не знает.



К.ЛАРИНА: А это информацию, которая сознательно скрывается?



М.МИНАЕВА: Мне кажется, власти не в состоянии охватить всех пострадавших.



К.ЛАРИНА: Данила, а что касается слухов, какие цифры люди называют?



Д.ЛИНДЭЛЕ: Я слышал от спасателей от 1200 до 2000. я не знаю, как они могут знать такие цифры погибших. Списки уже есть.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: После происшествия в Осетии, кричали, что 4000 погибших, выяснилось, 300. Люди, которые занимаются политикой в данной ситуации, нехорошие люди.



К.ЛАРИНА: Сейчас власти выгодно, чтобы было меньше, а в Осетии было важно, чтоб больше. А для человека, который координирует, как отличить слух от информации?



М.МИНАЕВА: Когда ты видишь что-то своими глазами и понимаешь, что происходит, понимаешь, от кого можно ждать достоверную информацию.



К.ЛАРИНА: Сегодня самоорганизация людей достигла небывалой мобильности, и надо к этому привыкать и давать им понять, что без них можно справиться.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Это сильно сказано, много ошибок у нас.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да, я сомневаюсь, что без них мы можем обойтись.



М.МИНАЕВА: Волонтеры не могут заменить государство.



Д.ЛИНДЭЛЕ: Волонтеры показали, что сейчас творится в МЧС и т.д.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Спасибо всем, кто к нам приходил.



К.ЛАРИНА: Вам спасибо. Вы трое олицетворяете для меня небывалый размах этого движения. Я иногда до слез доходила. Когда я закупала в аптеке разные лекарства, аптекарша спросила меня, куда я все это беру, я ответила. И когда я была уже на кассе, она мне сказала, подождите. И ушла в подсобку, вышла с 2 огромными пакетами: бинты, пластыри, салфетки и т.д.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Это постоянная история, это случалось везде.



К.ЛАРИНА: Эта власть не заслуживает такого народа. Вы с Крымском будете продолжать работать?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да, мы продолжаем до сих пор. Мы ждем бизнес, надеемся, что он нам заполнит недоукомплектованную фуру, которая должна уходить в понедельник. Мы продолжаем отправлять волонтеров.



М.МИНАЕВА: Для тех, кто добирается сам, лагерь расположен на углу Коммунистической и Объездного шоссе. Там всем рады, руки нужны любые.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Спасибо Марии Бороновой, которая помогла нам с этим лагерем, была там главным человеком.



К.ЛАРИНА: Спасибо вам огромное, дорогие друзья!





Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

14 июля 2012 | 13:27

ПРАВДА ВОЛОНТЁРА СОСТОИТ В ТОМ,ЧТО БЫ СПОСОБСТВОВАТЬ ВЛАСТЯМ ОРГАНИЗОВАТЬ И ОБЕСПЕЧИТЬ ПОМОЩЬЮ ВСЕХ НУЖДАЮЩИХСЯ,А НЕ ВЫСТАВЛЕНИЕМ ПАЛОК В КОЛЁСА ВЛАСТЯМ,ЧТО БЫ САБОТИРОВАТЬ ПОМОЩЬ НАСЕЛЕНИЮ!!!


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

the_latin_spy 14 июля 2012 | 13:37

Зато настоящий патриот Максим Мищенко, после того как съездил в Крымск, в тот самый день, когда его президент объявил днём траура, отмечал день Рождения. Сообщил об этом не прекраснодушный защитник ЕДра, и власти:
"Дмитрий. Вы знаете, я хотел бы такое крайне неоднозначное мнение выразить. Дело в том, что, конечно, обидно, говорили сегодня про то, что случилось у нас на юге России, и обидно, конечно, что власти говорят, что 170 человек погибло. Погибло гораздо больше. И очень обидно, что нас власть считает за дураков, пытается обмануть. Не знаю, может, это ложь во спасение, но... Я сам был однажды участником катастрофы, где очень много людей погибло, и было сказано, что погибло два-три человека. Но вопрос не в этом. Вы знаете, я сейчас еду на день рождения человека, который там вчера был, только сегодня оттуда вернулся, он хорошо известен – это Максим Мищенко. Один из тех людей, которых гость вашей сегодняшней программы называет сволочью и так далее."
Читать полностью: http://finam.fm/archive-view/6357/
Интересно, может Павел Шеремет и не прав. Один из тех, кого он называет сволочью - всего лишь отмечает своё день рождения в день траура. Особенно после поездки в Крымск.


14 июля 2012 | 13:47

Спасибо волонтёрам за то, что в Крымске они не делятся на наших и ненаших, а вместе помогают пострадавшим!


evgeny_biolog 14 июля 2012 | 13:47

Как Вы считаете, Вы смогли помочь людям?


14 июля 2012 | 13:57

Кубанцы любят власть,она обязана им ответить взаимностью.


14 июля 2012 | 14:11

всё это до поры до времени, вот уж в бесовской Думе закон осенью примут о волонтерах, так уж там всё зажмут, мало не покажется, подведут под политработу и штрафы по миллиону привяжут и весь интерес порушат, так что , обсуждай не обсуждай, конец известен, тупик на все времена и на все дела


14 июля 2012 | 14:37

Пока мне удалось послушать только вторую половину передачи. Но это, действительно, счастье.
Не буду акцентировать внимание на некоторых прозвучавших в передаче нюансах ... Особая благодарность Мите Алешковскому за его позицию и в разгар событий, и сейчас. Он безупречен.
Определённое чувство радости у меня возникало после первого массового митинга, когда всё прошло спокойно и, в основном, по делу. Потом это чувство сильно изменилось.
Люди разные. Как среди сторонников тех или иных политических взглядов, так и среди аполитичных людей. Те, кто распространял ложные слухи, пиарился на горе людей, кто пытался внести в это политику, тех, по моему оценочному суждению, я считала и продолжаю считать нравственными уродами. Те, кто объединился в эти дни, пресекал ненужные разговоры и разборки, сильно радовали и продолжают радовать до сих пор, чувство радости не покидает. Это возобновляет надежду на лучшее для нашей страны.
Спасибо и тем вменяемым и порядочным комментаторам, перу которых принадлежат первые комментарии. На моральных уродов, и здесь в т.ч., считаю, не стоит даже особо реагировать.
То, что рассказывали, перекликается с тем, что происходило на Гаити и в Новом Орлеане. Упоминали и Киргизию. Не знаю, услышала ли в должной мере ответы на свои вопросы ведущая, которая, как раз, не упустила возможности... Мне казалось, что она, скорее, большевичка, а она, вдобавок ко всему, ещё и анархистка.


14 июля 2012 | 14:48

Особая благодарность Мите Алешковскому за его позицию и в разгар событий, и сейчас. Он безупречен.//

Советую посмотреть интервью с Алешковским на телеканале Дождь, в передаче Дзядко3!


14 июля 2012 | 18:44

Алешковский неглупый парень. Мне кажется, он у вас надолго не задержится...


polyak2 14 июля 2012 | 19:51

Спасибо всем волонтёрам.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире