'Вопросы к интервью
26 марта 2011
Z Культурный шок Все выпуски

Рукописи не  горят: первая экранизация «Мастера и Маргариты» на экране


Время выхода в эфир: 26 марта 2011, 13:08

К.ЛАРИНА: Ну вот, действительно, прав абсолютно классик, что рукописи не горят. Именно так мы назвали сегодняшнюю передачу «Культурный шок». «Рукописи не горят: первая экранизация «Мастера и Маргариты» на экране», первая российская экранизация, добавим мы. Сегодня в нашей студии режиссер Юрий Кара. Здравствуйте, Юрий, добрый день.

Ю.КАРА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Поздравляю вас с грядущим событием.

Ю.КАРА: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Я думаю, что уже ничто не должно помешать, наконец-то.

Ю.КАРА: Ну, я тоже надеюсь. Хотя, Гармаш тут высказался, говорит: «Я все равно не поверю, пока не погаснет свет в зале и не пойдут первые титры».

К.ЛАРИНА: Ну вот, дорогие друзья, первые титры должны пойти 4 апреля на гала-премьере, а затем 7 апреля фильм «Мастер и Маргарита» 1994 года выпуска, наконец-то, через 17 лет выйдет в широкий прокат и вы сможете, наконец-то, увидеть эту работу. Ну, я знаю, что многие слушатели «Эха Москвы», которые активно пользуются интернетом, наверняка, посмотрели версию Юрия Кары.

Ю.КАРА: Это плохо.

К.ЛАРИНА: Ну а куда деваться? Хотелось же увидеть. Я сама смотрела так, в интернете, поскольку она там есть. Но сейчас, слава богу, есть возможность посмотреть это на большом экране. Много пришло вопросов к Юрию Викторовичу. Но я думаю, что для начала, конечно же, надо вновь, в 25-й раз рассказать всю эту драматическую предысторию. Поскольку, конечно, многие люди, сторонники всяких конспирологических версий считают, что и тут булгаковский роман сыграл свою злую шутку, поскольку у нас, по-моему, ни одна постановка без всяких мистических вещей не происходит. Но по вам ударило это, по-моему, с наибольшей силой. На 17 лет. Что же такое произошло? Все-таки, это был конфликт продюсерский? В чем там был самый главный-то камень преткновения?

Ю.КАРА: Трудно сказать. Может быть, действительно, здесь что-то свыше данное и те ангелы-хранители, которые существуют у романа и запрещавшие кому-то поиздеваться над ним. Потому что, вот, я знаю, практически все неудачные постановки, ну, в первую очередь были неудачными, потому что активно очень режиссеры вмешивались в структуру романа. То есть у того же Климова были какие-то, говорят, замечательные задумки, но они не имели никакого отношения к Булгакову. Или, там, у Кости Райкина они переписали все в стишки. Или, так сказать, у Михаила Левитина они убрали всю библейскую часть, оставили только московскую – и тоже там все переругались, и даже была вот эта смешная история. У меня с началом съемок, когда Михаил Левитин явился на площадку (меня, к счастью, в лицо тогда не знали, но и сейчас, ну, хорошо, что не все знают), и он начал как безумный: «Вот он появился! Это все дьявольское произведение, у вас все равно ничего не получится. Расходитесь!»

Я начал выяснять, что случилось? Оказывается, он тоже, действительно, пытался поставить и что-то даже отснял со своим консультантом Лакшиным. И, оказывается, Лакшин ему позвонил, говорит: «Слушай, давай, Миша, все бросай, потому что пленки залило горячей водой, лопнула батарея отопления, всю монтажную залило. Это дьявольская сила, все чертовщина. Бросай!» На что, говорят (по легенде), Миша посмеялся, положил трубку и тут у него тоже лопается батарея.

К.ЛАРИНА: В театре, да?

Ю.КАРА: В театре.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, я помню эту историю.

Ю.КАРА: Бьет струя горячей воды в него и после этого они закрыли. И по легенде, до сих пор художник театра кропит все углы святой водой. Ну, я, так сказать, тоже услышав все это, решил как-то обезопаситься, попросил ассистентку, говорю: «Вызови мне священника». Она, ну, будучи определенной национальности, привела мне раввина.

К.ЛАРИНА: (смеется)

Ю.КАРА: Я говорю: «Ребе, вот так и так. Помогите». Он меня внимательно выслушал, но сказал: «Вы знаете, у нас такого обряда по изгнанию нечистой силы нет». Я говорю: «Давайте мне тогда батюшку натурального, обычного, православного». Он пришел, действительно, нас всех обрызгал святой водой, включая камеру.

К.ЛАРИНА: Не было тогда Бесогона в то время.

Ю.КАРА: Причем, 6 месяцев мы должны были снимать. И, вот, камера была забронирована на это время. Ничего не ломалось. Ну, съемки продлились еще на 2 месяца, к сожалению, и взяли другую камеру. Та уже начала ломаться. А вот то, что священник обрызгал святой водой, все было нормально.

Ну и за эти годы, в принципе, конечно, я уже, так сказать, успокоился, потому что роман вышел через 26 лет после смерти автора, и я тоже думал, наверное, вот, ну, через 25. Если выйдет через 17, то хорошо, хотя я, все-таки, посоветовал бы, кто хочет посмотреть, поспешить, потому что там есть какие-то вещи, которые мы вернули из первоначального текста. Их побоялись публиковать в 1966 году, в первом издании, но и сейчас в Питере была предварительный показ для прессы, и там одна фраза вызвала огромный успех, хотя это было написано в 30-е годы о 30-х годах. Когда Бездомный, Сергей Гармаш бегает за Коровьевым, Александром Филиппенко, ему кажется, что он вбежал в Кремль и, значит, Гармаш начинает ломиться в кремлевские ворота с криком: «Здесь в Кремле засела нечистая сила!»

К.ЛАРИНА: Ну, это абсолютно текст булгаковский. Да-да, в Кремль надо, да.

Ю.КАРА: Там много таких моментов, которые, действительно, по разным причинам побоялись включить в такое обычное издание.

К.ЛАРИНА: Вы знаете, конечно же, я все время думаю о том, когда, вот, снятое кино не находит возможности попасть к зрителю, когда его не видят, когда оно не выходит в прокат… Мне кажется, это один из фильмов, который мог бы изменить судьбы многих актеров, которые в этом фильме заняты. Потому что, все-таки, опять же, называем эту цифру 17 лет. Ведь, по сути, это был дебют Сергея Гармаша в большой роли, да?

Ю.КАРА: Да.

К.ЛАРИНА: Который блестяще сыграл Бездомного – это абсолютно его роль. Потом, конечно же, Виктор Раков, который тоже, по-моему, в первый раз получил такую большую роль.

Ю.КАРА: Ну, нет, ну, играл, все-таки, там.

К.ЛАРИНА: В «Драконе» он играл.

Ю.КАРА: Там у Панфилова.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, и у Захарова он играл. Но все равно.

Ю.КАРА: Но, действительно, такого интеллигента, проникновенного человека. И, действительно, его могли бы в этом качестве использовать. Но, вот, к сожалению, не получилось.

К.ЛАРИНА: Потом, конечно же, Михаил Александрович Ульянов в роли Понтий Пилата. Мне кажется, это одна из лучших работ его жизни вообще. Я думаю, что он…

Ю.КАРА: Он очень жалел, что фильм не вышел, и очень пытался. И сразу же он так легко согласился, сказал, что «я, вот, знаю этих людей, которые ради власти, чтобы только не потерять свое кресло, не то, что там Христа, они мать родную продадут». И, действительно, у него это получилось.

И, вот, то, что я хотел бы сказать, кто, все-таки, смотрел в интернете в плохом качестве, действительно, трудно увидеть. Потому что, допустим, писателю нужно описать состояние персонажа очень подробно. И на то, как Ульянов играет, когда он одним шевелением брови, века или выразить свою, так сказать, муку болезненную либо отдать приказание, писателю нужно 2-3 страницы. У него на это уходил буквально один жест, одно мимическое движение.

То же самое хотел бы сказать и о музыке, потому что Альфред Шнитке… Он, все-таки, написал и свою замечательную музыку, но мы уже снимали, «Полет Валькирии», так сказать, использовали при полете Маргариты, здесь гремело на весь Арбат и там бедные жители в 3 часа ночи писали всякие заявления: «Что это такое? Тут свет, гремит музыка и ведьмы летают». И сам бал сатаны мы снимали под Болеро. Но он настолько это обработал тонко и здорово, он взял специальные инструменты, он вместо ассонанса ввел диссонансы. Это, действительно, стала дьявольская музыка, которую не услышишь в плохом качестве. Поэтому, конечно, я бы советовал, все-таки, тем, кто хочет посмотреть, поспешить в кинотеатры, потому что, говорю, мало ли что произойдет, и опять его закроют надолго.

К.ЛАРИНА: Кто не дожил до премьеры?

Ю.КАРА: Ну, к сожалению, вот, Михаил Александрович Ульянов, исполнитель роли Берлиоза Данилов.

К.ЛАРИНА: Это из питерского, из БДТ, по-моему, актеры, да?

Ю.КАРА: Да и наши. Все-таки, там даже в маленьких ролях соглашались играть, ну, великие актеры.

К.ЛАРИНА: А Бегемот?

Ю.КАРА: Спартак Мишулин, Арчибальд Арчибальдович. Кот Бегемот Виктор Павлов.

К.ЛАРИНА: Виктор Павлов – блестящий артист.

Ю.КАРА: Да. И Ткачук там даже крошечную роль сыграл, Роман Ткачук. И, к сожалению, не только актеры, но и тот же Альфред Гарриевич Шнитке, к сожалению, очень любивший эту вещь… И он, ведь, до этого. Как он говорил? «Для меня кино – это способ заработка. Я хоть и работал честно на 73 фильмах…» Но уже когда мы ему показывали материал, он сказал, что «Я уже 10 лет никому не пишу – я пишу только чистую музыку». Ну вот когда он посмотрел наш материал, он так, вдохновился и, в общем-то, сказал, что ему больше всего понравилось – что мы сохранили дух романа, булгаковский и юмор. Вернее, как он сказал? «У вас, — говорит, — вся эклектика романа включена – и философские религиозные сцены, и, как он назвал, фельетоны, московские сцены, и любовная линия Мастера и Маргариты. И поэтому, — он говорит, — это и мой, в общем-то, стиль. У меня нет стиля. Если мне нужно, я использую и джазовые инструменты и музыку, либо классическую. И я считаю, что это так и должно быть».

К сожалению, оператор Евгений Гребнев, прекрасный оператор, который снял картину, тоже не дожил. И художник Борис Кузовкин, который обеспечил нам самое, может быть, тоже ценное в картине – что кроме их художественных, актерских работ, у нас сохранены все те места, которые описывал Булгаков. То есть у нас, вот, он посещал подвальчик своих знакомых, куда поселил своего Мастера – именно в этом подвальчике мы снимали. Если он описал особняк Маргариты на Остоженке, именно с этого балкона, с этого же особняка Маргарита наша, Анастасия Вертинская взлетает. И очень жаль, что, конечно, они не дожили, и в их память хотелось бы посвятить вот эту премьеру, этот выход фильма.

К.ЛАРИНА: Я так понимаю, что в 1994 году еще можно было Москву найти булгаковских времен, да?

Ю.КАРА: Да. К сожалению, теперь уже ничего такого не снимешь или нужно использовать какую-то компьютерную графику. В связи с точечной застройкой, конечно, уже ничего практически не осталось. А тогда, действительно, даже еще брусчатка сохранилась – там мы трамвайные пути снимали, отрезание головы. Еще, все-таки, существовали. Сейчас везде асфальт, уже ничего такого не снимешь. Либо надо делать специально.

К.ЛАРИНА: А с точки зрения технических всяких ухищрений, пиротехники, компьютерной графики, сегодня по-другому бы сделали, учитывая возможности технические? Там же, я так понимаю, что все вручную, все по-настоящему.

Ю.КАРА: Это была, так сказать… Ну, после обсуждения и с тем же… С Гафтом мы очень дружим, мы, как бы, с ним часто…

К.ЛАРИНА: Гафт играл Воланда, напомню, в версии Юрия Кары.

Ю.КАРА: Да, мы обсуждали. Тогда уже появилась компьютерная графика. Но, во-первых, она бы сейчас уже смешно смотрелась, с одной стороны. А с другой стороны, она бы, вот, опять же, разрушила стилистику. Потому что Булгаков писал в 30-е годы, он имел в виду и те чудеса, которые существовали в те годы, с одной стороны. И с другой стороны, та же… Хотя, она очень рисковала, конечно, Анастасия Вертинская. Мы когда, вот, на огромной пожарной машине. Ну, то есть как у Булгакова, она летит на уровне 2-го – 3-го этажа. Я придумал, что, значит, поставить оператора и актрису на очень высокую пожарную машину немецкую, и на скорости 120 километров (к счастью, на Арбате там нет проводов, там вот эти фонари, они, как бы, растут из земли под пушкинские времена), и 6 каскадеров держали за ноги Анастасию Вертинскую, 6 каскадеров держали оператора. Но не дай бог бы кто-то выскочил, конечно, и затормозила бы машины – все улетели бы туда, к Смоленской площади. Зато она… Ну, она прекрасная актриса, но тут играть ничего не надо было, потому что страшно и восхитительно, и этот полет на огромной скорости. И, действительно, это, может быть, одна из самых таких, интересных, эффектных сцен фильма.

К.ЛАРИНА: Как сцену бала вы придумали?

Ю.КАРА: Ну, в данном случае, честно говоря, вот еще у нас художник Юрий Устинов, он сделал прекрасные эскизы. И когда, с одной стороны, вроде почитаешь Булгакова, вот эти черные фрачники и обнаженные натуры, это настолько получалась такая картинка интересная, что мы, в общем-то, решили ее, ну, так же и перевести. Ну, правда, были такие сложности технические – я боялся, что мало женщин согласятся играть обнаженных. И тут оказалось совершенно наоборот.

К.ЛАРИНА: (смеется)

Ю.КАРА: Там пошли толпы просто желающих. Как, вот, у Булгакова на сцену за новыми нарядами, так и тут. И я, так сказать, в этом деле не участвовал, каюсь, в отборе. У меня было 3 ассистента, они заняли 3 комнаты и загоняли десятками. Заходили, раздевались, они осматривали внешний вид, говорили «Ну, вот, ты подходишь, а остальные – свободны». Но остальные не согласились с таким решением, и эти партизанки потом… Ну как? У нас съемка, они раздевались где-то в кустах и вбегали.

К.ЛАРИНА: (смеется)

Ю.КАРА: Их можно отличить тем, что нашим, все-таки… В августе снимали, и следы от купальников гримеры замазывали. А если вы увидите на экране со следами купальников, то это вот эти партизанки и есть. Причем, они не все, так сказать, такой, модельной наружности. Но я так потом подумал: ну, уж, на балу Сатаны, наверное, могут быть разные, и оставил все это.

К.ЛАРИНА: Замечательно. Напомню, что Юрий Кара у нас в гостях. Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, потом продолжим наш разговор. Я обязательно воспользуюсь вопросами, которые пришли на наш сайт до начала программы, и напомню еще SMS +7 985 970-45-45.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Напомню, что сегодня мы говорим о выходе на экраны первой российской экранизации романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Режиссер Юрий Кара у нас здесь в студии. Мы говорили в первой части в том числе и о человеческих потерях, о людях, которые не дожили до премьеры. Но вот сейчас хотелось бы немножечко поговорить о потерях художественных самого фильма, поскольку, я так понимаю, что там есть разные объемы и разные варианты. Сейчас фильм выходит в 2-часовой версии. Но я, вот, прочитала у Валерия Кичина, кинокритика, человека, который фильм этот видел в нормальном виде на экране, по-моему, 4-часовую версию он смотрел, да?

Ю.КАРА: 3:20.

К.ЛАРИНА: Да. Что есть 2-х, 4-х и 6-часовые версии. Действительно, так?

Ю.КАРА: Нет. Вот, есть только, ну, первоначально 3 часа 20 минут. Причем, я убеждал поначалу продюсеров, что, вот, «Титаник» той же длины. И если людям интересно, они обеспечивают там 1,5 миллиарда долларов со всего мира дохода создателям. А если людям не интересно, они через 5 минут уходят с  любого фильма. Ну, тем не менее, меня попросили сделать 2-часовую версию, в которой, естественно, половину сцен пришлось придержать. Но я надеюсь, все-таки, что выйдет на телевидение и на DVD и полная версия, естественно. Хотя, вот, для кинотеатров сейчас выходит 2-часовая, но она тоже достаточно интересная и, как бы, ее можно рассматривать как такой промо-ролик к тому полному, большому варианту.

К.ЛАРИНА: Я так понимаю, что вы не очень горите желанием подробно рассказывать причины, по каким фильм, все-таки, столько пролежал в забытьи практически, 17 лет, да?

Ю.КАРА: Ну, они, честно говоря, действительно, такие…

К.ЛАРИНА: Финансово-хозяйственные? Правообладательные? В чем там дело-то?

Ю.КАРА: Ну, и такие, и, действительно, там…

К.ЛАРИНА: Я так спрошу, переформулирую этот вопрос. Вот, на какой стадии можно было бы изменить его судьбу за 17 лет-то? Вот, когда? Вот, может быть, какую-нибудь ошибку допустили вы или кто-то из ваших коллег, или кто-то из продюсеров? Вот, если назад вернуть, были моменты?

Ю.КАРА: Ну, есть какие-то вещи глобальные. Вот, допустим, действительно, начал я работу так, вот, мыслить, в 1991 году, как раз в столетие Михаила Афанасьевича Булгакова, а, вот, выходит он в этом году, 120-летия Михаила Афанасьевича, с одной стороны. А там мы попали просто в правовую такую коллизию, что когда мы начинали работать, в Советском Союзе авторское право защищалось 15 лет. То есть даже после первого выхода в 1966 году, если считать, или смерти автора в 1940 году, права были абсолютно чисты, public domain, как американцы говорят, и мы спокойно это сделали. Но когда мы уже закончили и начались размышления о прокате (хотя, прокат был совершенно разрушен и продюсеры были в некотором таком замешательстве, выпускать или не выпускать), вдруг наша Дума принимает в 1994 году то, что авторское право защищается 50 лет. А 2 года назад, как вы знаете, продлили до 70 лет, чтобы сколько-то там поколений автора могли бы насладиться плодами своего прадеда. Но я считаю, что они сами уже должны в это время работать, и, вот, действительно, вот эти правообладатели, которые не всегда и прямые. То есть, вот, у Булгакова-то не было своих детей и, собственно говоря, тех…

К.ЛАРИНА: Мы знаем этого человека, Сергей Шиловский, который обычно претендует.

Ю.КАРА: Да. Они были усыновлены. И мало того, что это дедушка этого Шиловского. Когда Елена Сергеевна ходила к Булгакову, стрелял в потолок, ну и в Михаила Афанасьевича. Не важно. То есть я говорю, ну вот теперь надо все наследие Пушкина отдать родственникам Дантеса, если так уж идти по этому пути. Но с другой стороны, он оформил это и какая-то бумажка у него есть на это дело. И я знаю, что нынешние прокатчики, Луксор, ну, я слышал, что все договорились и фильм поэтому выходит спокойно. Хотя, опять же говорю, все может… Наше законодательство меняется время от времени и не в лучшую сторону для создателей, потому что многие правообладатели… Каких-то песен сейчас вы не услышите 30-х годов, которые, вот, не хотят, чтобы они там… Или хотят очень много денег часто просто.

К.ЛАРИНА: Послушайте, вы собаку съели на этом деле – вам все время не везет. Я вспоминаю фильм «Звезда эпохи», да?

Ю.КАРА: Да уж.

К.ЛАРИНА: Я помню эту историю. Я напомню нашим слушателям, «Звезда эпохи» — это фильм, посвященный, по сути, истории любви Константина Симонова и Валентины Серовой. Вообще, это фильм о Серовой, да? «Звезда эпохи». Но вот тогда вмешались родственники Константина Симонова, сын его Алексей Кириллович и дочь его Маша, Мария Кирилловна.

Ю.КАРА: Нет, Маша была за, а, вот, третья еще, так сказать.

К.ЛАРИНА: Ну, в общем, короче, все кончилось тем, что запретили и стихи читать симоновские, и фамилии заставили переделать. Но мы-то все равно знаем, про кого фильм. Но мне жаль, что Александр Домогаров… Там стихов Симонова, по-моему, нет вообще, да?

Ю.КАРА: Да. Он замечательно прочел, но, вот, к сожалению, Алексей Симонов запретил под предлогом того, что они были написаны не Серовой, а его маме. Ну, как бы, все равно его отец написал, и я вообще не понимаю, почему так тогда. Ну, правда, там третья дочка еще лучше сказала, говорит: «Если ваш фильм посмотрят, посчитают, что он только ее любил. А поскольку он ушел к моей маме, почему нет моей мамы?» Ну, то есть, действительно…

К.ЛАРИНА: Но там же еще и Рокоссовского родственники тоже возмущались.

Ю.КАРА: Ну да.

К.ЛАРИНА: Там своя тоже была, еще одна тема была.

Ю.КАРА: Родственники Рокоссовского сказали, что «Я спрашивала у бабушки, а она спрашивала у дедушки, был ли у него роман с Серовой. Он сказал, что не было». Ну, наверное, не было, раз так. Но они только буквально за ручку-то подержались – романа не было.

К.ЛАРИНА: Как там, кстати, родственники Шекспира? Никаких еще не предъявляли к вам претензий? (смеется)

Ю.КАРА: Вот, не говорите. Вот, родственники Шекспира, слава богу, действительно. И вот этот если «Гамлет. XXI век», наконец, увидит свет после «Мастера и Маргариты», то там… Хотя, тут уже другое дело. Там потому что «Мастер и Маргарита» — он, действительно, полностью посвящен букве Булгакова – и места те, и персонажи те. А здесь, в «Гамлете» мне, наоборот, хотелось взять те мысли, идеи, страсти, которые живы вечно у Шекспира, и поместить их в XXI век. То есть это совершенно другая история, все происходит у нас, в XXI веке. Но тоже не называю никого, что это за имя, где происходит действие.

К.ЛАРИНА: То есть там не обозначена страна, где это все происходит?

Ю.КАРА: Ну, страна-то наша, но просто никакого семейства, поскольку имеется в виду все равно большой капитал, который есть предмет наследования.

К.ЛАРИНА: То есть это Москва, это Россия?

Ю.КАРА: Новая Москва, да, да, да.

К.ЛАРИНА: А Эльсинор – это что? Кремль?

Ю.КАРА: Эльсинор – это ночной клуб. Вот, действительно, вот эта ночная клубная жизнь, где нефтяники и владельцы тех же клубов проводят свободное время.

К.ЛАРИНА: Ну, мы уже так, как-то плавно перешли к работе, которую сейчас заканчивает Юрий Кара – напомню, это, действительно, фильм «Гамлет. XXI век». Когда он появится-то? Весной?

Ю.КАРА: Ну, дайте, подождите уже… Сейчас «Мастер и Маргарита» выйдет. Причем, мне так сказали еще интересную вещь, мне Джигарханян сказал: «Ну, иногда, может быть, просто другие фильмы сильно спешили и расталкивали. Мы должны были как хорошее вино отстояться и, наконец, выйти, когда нужно». И, в принципе, действительно, кто смотрел фильм, он очень свежо смотрится, очень живо.

К.ЛАРИНА: Вот, кстати, и вопрос по этому поводу от нашего слушателя из Тольятти: «По прошествии времени что бы вы изменили в своем фильме? Вы довольны своей работой?»

Ю.КАРА: Ну, я не стал бы так…

К.ЛАРИНА: «Доволен или не доволен» — это мы опустим эту часть вопроса. А, вот, хотелось бы что-нибудь изменить?

Ю.КАРА: Изменить, я думаю, что нет, потому что это, действительно… Мы как-то, режиссеры живем в определенное время и пользуемся теми актерами, которые есть. В данном случае мы приглашали и они охотно очень шли на Булгакова, я считаю, лучших актеров того времени. Действительно, и Михаил Ульянов, и Валентин Гафт, Анастасия Вертинская, многие-многие другие. И, вот, Николай Бурляев, который считает, что это лучшая роль Иешуа в его жизни.

К.ЛАРИНА: А вот тут он нам другое говорил, что он вообще теперь стыдится, что он вообще…

Ю.КАРА: Ну, это он скромничает, я так понимаю. Действительно, он хочет выслушать мнение зрителей.

К.ЛАРИНА: Нет, дело не в этом. Вы же понимаете, что у него, поскольку он человек очень религиозный, у него, может быть, другие мотивы. Он здесь не оценивает художественные достоинства работы своей и вашей, да? А именно говорит, может быть, о том, что он не должен был это делать как человек, глубоко верующий. Может быть, это с этим связано, я так предполагаю. Скорее, что так.

Ю.КАРА: Ну, может быть. Но я, вот, упоминал в первой части об ангеле-хранителе, который существует у романа, и, в общем-то, у нас то же самое было. То есть, в принципе, конечно, никто нам не помогал, сами мы все делали, но были какие-то иногда запреты. То есть вот это нельзя и все. Вот, построили мы древнюю Иудею поначалу (денег не было) в Судаке. Пристроились к крепости и мне прислали там верблюдов, осликов, 5 тысяч массовки (тогда армия еще была, так сказать, не такая дорогая), все переодели и вдруг все случилось так, чтобы мы там не снимали – там выпал снег в октябре, чего не было, не привезли пленку. И ушел оператор, сказал, что он не готов. Ну, «не готов» — я еду в Москву за другим оператором, а свободным оказывается только Володя Карюк, который снимал с Муратовой обычно. И вдруг моя новая машина разваливается буквально на куски на Садовом кольце. Я выхожу, вокруг, ну, наши добрые водители все гудят, дескать, чего встал. А я стою напротив булгаковского дома на Садовой и думаю: «Ну какой тебе еще знак нужен, чтобы только там не снимать?» И, вот, в частности, как раз тогда и Бурляев отказался сниматься, потому что он пошел в церковь, ему не дали благословения.

Я пришел к продюсерам, сказал, что нужно снимать в Иерусалиме и только там. Сначала были: «Как же так? Потрачены огромные деньги». Ну, к счастью, там, все-таки, нашли применение, там сняли, по-моему, «Остров пиратов». А потом нашлись деньги, мы поехали в Иерусалим, приехал Бурляев, получил благословение в русской церкви и потом, в общем-то, очень самоотверженно тоже снимался, потому что на 50-градусной жаре и на кресте… Я, в общем-то, обычно сам все испытываю, то, что испытывают актеры, но когда посмотрел, что Бурляев даже запросился через минуту, чтобы его сняли, я туда не полез. Но, действительно, только помню анекдоты нашего гениально сыгравшего Левия Матвея Льва Константиновича Дурова, как спасали в этой жаре. Потому что иначе бы мы просто, наверное, не выжили.

И другое дело, еще там интересный эпизод тоже был, что, вот… Все-таки, Булгаков ни разу не был за границей, так его Сталин не выпустил. Ну, собственно, и Пушкин тоже не был за границей, а у него там, помните, Дон Жуан, воздух лимоном и лавром пахнет. Вот, как он чувствовал все это как гений мог. И вот то же самое, когда Бурляев на кресте висел, там есть у Булгакова, что его тело сосали слепни. И я попросил своих ассистентов по реквизиту, они наловили всякой этой гадости…

К.ЛАРИНА: Настоящих?

Ю.КАРА: Настоящих. И выпустили на него. А те, значит, разлетелись и все. Ну что делать? Я говорю: «Давайте тогда готовиться к дублю. Еще раз». Кровь там кинематографическую, венок поправили, все нормально. Только начали готовиться к съемке, вдруг откуда ни возьмись, начали они…

К.ЛАРИНА: Возвращаться.

Ю.КАРА: Ну, или, может быть, другие, местные какие-то. На него. И это видно на экране – действительно, там ползают вот эти всякие твари и сосут тело актера на кресте.

К.ЛАРИНА: Кошмар.

Ю.КАРА: Вот, как Булгаков, не будучи там, настолько точно все это чувствовал? Я даже после этого точно был уверен, что каким-то образом он, все-таки, слышал и разговор Понтия Пилата с Иешуа, ну, потому что она, действительно, такая, достоверная сцена и прекрасно сыграна двумя актерами.

К.ЛАРИНА: Юр, а что выпало из фильма? Я имею в виду, из романа в киноверсии. Невозможно же его экранизировать так, как это делал Владимир Бортко, так, постранично, что называется, да? Наверняка, от чего-то пришлось отказаться, от каких-то сцен, от каких-то линий, может быть.

Ю.КАРА: Ну, вот, да, там, может быть, в детстве… Я в первый раз прочел роман в 14 лет, мне дали на одну ночь и тогда были какие-то другие приоритеты. Потом я, так сказать, перечитывал каждый год. Тогда были очень любимые сцены, связанные там в Торгсине, когда…

К.ЛАРИНА: Ну да, комедийные все, да.

Ю.КАРА: ...селедкой бросаются. Ну, вот, поскольку фильм уже шел к концу и, все-таки, у кино другие законы чем у книги, и уже надо было как-то сжимать, к сожалению, она, эта сцена не вошла. Ну, еще некоторые. Ну, ближе к финалу пришлось это, все-таки, ужимать, а очень жаль: действительно, в принципе… Все-таки, фильм готовился к кинопрокату. Если телевизионный, там можно, наверное, каждый день, все-таки, спокойно рассматривать было бы. А в данном случае, вот, кое-что ушло. Но в принципе, конечно… Там же, ведь, все-таки, 500 персонажей в романе, большой объем. Но, все-таки, мы сохранили все линии, что подчеркнул тогда Альфред Гарриевич Шнитке, и, в общем-то, все они присутствуют и достаточно, я говорю, что найдены кинематографические эквиваленты многие. Потому что актеры настолько играют, что им не нужно перечитывать текст по 2-3 страницы, чтобы увидеть состояние, там, страдающего Пилата или влюбленной Маргариты. Ну и многие сцены вернули, потому что, действительно, у нас и Мастер возвращается, естественно, совершенно из Магаданской ссылки, а не откуда-либо. И многие сцены… Ну, просто людям будет интересно посмотреть, которые читали классический вариант романа, и то, что, так сказать, вошло, действительно, из первых редакций и не вошло в то, что было опубликовано.

К.ЛАРИНА: А кто-нибудь из булгаковедов смотрел вашу работу?

Ю.КАРА: Ну, насколько я знаю, да, смотрели. И, в общем-то…

К.ЛАРИНА: Никаких нареканий не вызвало?

Ю.КАРА: Да вот таких крупных нареканий не вызвало. Но, в принципе, конечно. Ну, не знаю, может быть, как говорят некоторые мои друзья, может быть, это и хорошо, что была еще одна версия, потому что теперь есть, с чем сравнивать. (смеется)

К.ЛАРИНА: Нет, это безусловно. Понятно, что все будут сравнивать. Но а вам не было обидно, когда вышел фильм Бортко? Что, по сути, как бы, де-факто он оказался первым экранизатором этого романа, тем более, что мы так об этом и говорили, что, наконец-то, вот мы видим родную, отечественную первую экранизацию?

Ю.КАРА: Ну, конечно, обидно, потому что, вот, ну, допустим, Нобелевская премия дается только живым, чтобы человек при жизни понял, что его осознали. Сейчас, вот, мы готовим там Фазиля Искандера – давно было желание выдвинуть, я надеюсь, что сейчас оно реализуется. Что, действительно, как-то хотелось бы при жизни увидеть результаты своего труда. Но я, действительно, был уже пессимистически настроен, поскольку Булгаков, наверное, не рассчитывал, что когда-то услышит мнение читателей. И, действительно, ведь, книга очень долго пролежала. И как ни странно, действительно, вот у меня как-то все связывается в биографии. Мне рассказал Михаил Александрович Ульянов, что как раз Константин Симонов и был главным действующим выпускателем.

К.ЛАРИНА: Ну, по сути, он его и выпустил в журнале «Москва», это был 1966-й, по-моему, год.

Ю.КАРА: Да, и именно у меня эта «Звезда эпохи», о которой вы говорили. И даже я сделал одно литературоведческое открытие. Вы знаете, все пишут, кто такой Латунский? Вот, она громила его квартиру, стекла.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, критик.

Ю.КАРА: И все говорили, был Латинский, еще какой-то, этот и ни одного, честно говоря, прочел, на мой взгляд, правильного толкования. И вдруг читаю подробную биографию Чехова сейчас. Оказывается, первый критик, который написал, что хороший писатель, но закончит жизнь под забором, был Латунский. И Чехов всю жизнь не мог это забыть, все время боялся: «Как же так? Вот я под забором…» И, вот, Булгаков отомстил за Чехова руками Маргариты.

К.ЛАРИНА: Смотрели же вы, наверняка, Бортко?

Ю.КАРА: Смотрел.

К.ЛАРИНА: Ну, не будете ничего говорить?

Ю.КАРА: Ну, а что говорить? Люди старались, работали. Ну, другое дело, что я, вот, говорю, мне кажется, Булгаков настолько разноплановый писатель, что, вот, возьмите любую его вещь, там, «Белую гвардию», «Мастер и Маргарита», театральный роман – они совершенно стилистически абсолютно разные. И, вот, я даже такого не знаю писателя, который был бы, ну, разносторонен, что ли. Все-таки, ну, Шекспир – он Шекспир.

К.ЛАРИНА: Нет, но стиль письма – все равно он угадывается, все-таки, почерк-то никуда не денешь.

Ю.КАРА: Стиль письма – да. Но тем не менее, я говорю, что, может быть, я как-то был после фильма своего первого «Завтра была война» на таком мастер-классе у Акиры Куросавы (это в Японии был кинофестиваль, нас повезли туда уже к мэтру). Он говорит, что «вы знаете, в принципе, я считаю, что любой режиссер в жизни запрограммирован на 2-3 хороших фильма. Можете мне поверить, я их снял больше 30-ти». Может быть, действительно, как бы, не у каждого режиссера… Ну, не знаю, вот, «Собачье сердце» — хороший фильм. Но с тем же ключиком подходить к «Мастеру и Маргарите», мне кажется, было, с одной стороны, неправильно, а, может быть, действительно, вот, Наумов рассказывает, что как-то он тоже хотел после «Бега» снимать и «Мастер и Маргариту», но ночью, как бы, пришла во сне или не во сне, он увидел Елену Сергеевну, которая говорит: «Не надо вам это снимать». И, действительно, может быть, каждому роману Булгакова нужен какой-то специальный свой режиссер. Наверное, так.

К.ЛАРИНА: У нас же были еще до российских версий, поскольку в советское время, как мы уже сказали, это было невозможно, у нас были версии, Анджей Вайда, по-моему, делал…

Ю.КАРА: Но я ее до сих пор так и не видел. И югославская, но она специфическая такая.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, югославская. Ну а по спектаклям мы с вами не назвали. Все-таки, классическое произведение театральное – это, конечно, Юрий Любимов на Таганке. И, безусловно, в то время он сделал невозможное, да? Это был 1977 год, премьера была в театре. Это абсолютно авторское произведение, но, я думаю, что стоит о нем вспомнить.

Ю.КАРА: Ну, у него свое прочтение, оно несколько… Ну, не знаю, у него, все-таки, свой стиль, он мне очень нравился. Как-то, может быть, с этого и началась моя такая деятельность бурная. Я учился в другом институте и приехали артисты Театра на Таганке Ронинсон и Полицеймако Мария, и имели неосторожность сказать, говорят: «Ну, если вы хотите (туда попасть невозможно было, но стоячие места давали), обратитесь к нам». Ну, я был один из тех студентов, который к ним обратился, и достаточно часто пользовался их благосклонностью – там в гримерках и с Высоцким виделся, и с другими артистами, и практически все спектакли посмотрел. Был таким, ну не знаю, поклонником этого театра. Хотя, в общем-то, действительно, меня не все устроило, честно говоря. Поэтому я и не говорю, что мы – абсолютная версия. Наверняка, конечно, найдутся и в свое время другие взгляды на это произведение, и это правильно. Так же, как и на «Гамлета». Все-таки, в каждом веке что-то находится свое. Вот сейчас Гамлет XXI века такой вот. Все-таки, мне показалось, что как писал Шекспир о 30-летнем Гамлете, все-таки, раньше надо думать о том, с кем быть или не быть, совершать ли первое убийство и как себя вести, предавать, не предавать. В этом смысле мы перенесли все действие на 20-летних. То есть они сейчас, конечно, мало о чем задумываются, но я, вот, все-таки, в этом смысле за Аристотелем иду, который говорит, что история рассказывает о том, что было, а искусство рассказывает о том, что должно быть. И тот же, в общем-то, «Мастер и Маргарита», там, где говорят некоторые, как-то он написал, что сталинские годы, то, что, так сказать, ввел там Бортко еще такую атмосферу, а ее в романе-то нет. Ну, вот, она, может быть, и не нужна была, потому что он настолько, действительно, стилистически чист и, вот, в том, как в это время, — говорит Воланд, — вы могли об этом написать? Ну, может быть, сейчас, действительно, для нынешнего поколения не так оно важно, это произведение, потому что для нас это, действительно, была Библия, Библия интеллигенции. И когда была церковь в абсолютном загоне и, действительно, люди шли туда, когда им было тяжело…

К.ЛАРИНА: Конечно-конечно. У нас было первое Евангелие от Булгакова. Потому что другого не было.

Ю.КАРА: И это, действительно, первая книга, которая рассказывала о том, что бог есть, и доказывала это последним доказательством Канта. Если вы верите в бога, значит, вы верите и в дьявола. И вот это явление дьявола, которое и проявлено здесь, проявлено в Москве, и действительно, оно проявилось. Другое дело, что его мироздание, все-таки, оно заключено в том, чтобы, ну вот как я для себя выстроил, я его полностью признаю (булгаковское), что, все-таки, и Воланд признает высшую силу – это Иешуа и свет. И когда, вот, сцена на Доме Пашкова Левий Матвей приходит, он, все-таки, подчиняется этой силе. И я для себя так выстроил это, что, действительно, все-таки, бог – это любовь, это добро. Но нужна сила, которая наказывает грешников. Он не должен сам это делать. Это, действительно, должна быть специальная служба и она нужна. И так же, как и нужны свет и тени, о которых говорил Воланд. А самое смешное, что перед съемкой… Вот, есть подъезд Булгакова, туда, действительно, приходят люди, ну, приходили тогда еще, 20 лет назад – действительно, какие-то, ну, может быть, обделенные. Потому что как говорит Мастер, если нам деваться некуда, то приходится обращаться даже к этим силам. И, вот, там в подъезде писали всяческие или цитаты из романа, либо свои мысли. И, вот, одна мысль тогда еще меня потрясла. «Воланд, приходи скорей. Слишком много нечисти в Москве развелось».

К.ЛАРИНА: Это 1994-й год, 1993-й?

Ю.КАРА: Да. 1991-й даже.

К.ЛАРИНА: 1991-й.

Ю.КАРА: И, действительно, в общем-то, наши читатели тогда не воспринимали это как абсолютно зло, а как именно очистительную силу, которая должна навести порядок и даже помочь страждущим, если им уже никакая государственная власть помочь не может.

К.ЛАРИНА: Мы, кстати, когда до передачи разговаривали, я так поняла, что очень многие идеи у Юрия возникали давно еще, в студенческой юности, да? То есть какие-то эти сюжеты в вас сидят, вы их длите, а потом где-то, когда уже есть возможность снять, вы все равно их используете. То есть вы от них не отказываетесь, да?

Ю.КАРА: Но тут, вот, опять же, это, может быть, идея Куросавы, который тогда нам сказал, что, вообще-то, я в голове ношу 10-12 проектов, которые вызревают, и, как яйцо падает, то я и снимаю. Действительно, у меня много всяческих идей хороших, но не знаю, хватит ли жизни, потому что хотелось бы, все-таки, при жизни все реализовать. А так, действительно, есть очень интересные вещи. Боюсь сглазить, говорить не буду, но проекты… Ну, мне кажется, конечно, может быть, действительно, «Мастер и Маргарита» — это, ну, как бы, действительно, самый и читаемый роман, и популярный XX века. И, может быть, действительно, это главная моя работа или одна из главных. И я ее очень люблю, и хочу ей хорошей судьбы. Но это должны подтвердить зрители.

К.ЛАРИНА: Ну что ж, посмотрим. Еще раз напомню, что версия 1994 года, режиссер Юрий Кара, «Мастер и Маргарита» выходит на российский экран 7 апреля, на широком экране. Поэтому, дорогие друзья, обязательно посмотрите. Я думаю, что, может быть, мы еще потом к этому вернемся, чтобы обсудить. Потому что это, безусловно, знаменательное событие и я так же, как и Юрий, рада, что я до это дожила. (смеется)

Ю.КАРА: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам большое.

Ю.КАРА: Приятного просмотра.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

Комментарии

8

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

paullina 26 марта 2011 | 13:40

Ксения, пожалуйста, во время передачи ещё раз объявите, ПОЖАЛУЙСТА, в эфире - когда и на каком канале пройдет эта долгожданная премьера.

Вопрос к режиссёру : не знаете ли Вы, почему сейчас не снимают Анастасию Вертинскую - гордость нашего кинематографа ?


vladimirshatsev 26 марта 2011 | 14:00

Скабический, а не Латунский
Фамилия критика, который, как Чехову показалось, его оскорбил,--Скабичевский. СКАБИЧЕВСКИЙ. Так что, так сказать, "литературоведческого открытия" Юрий Кара не сделал.


pr22000 26 марта 2011 | 17:39

Фильм замечательный! Спасибо режиссеру и пиратам. Мне кажется, что человек верующий, православный, по определению не может быть суеверным и верить предрассудкам. Кроме того, если художник будет связывать свое творчество с той или иной конфессией, это ограничит его. Полагаю, вопреки словам режиссера, судя по фильму, он преодолел свою религиозность.


marek 27 марта 2011 | 04:44

pr22000
Очень хочется увидеть полную версию!
Она уже есть?

Всё-таки, как хорошо, что дождались... А ведь когда-то было сказано, что "МиМ" никогда не будет экранизирован.
(А Бортко - не в счёт, выхолощен и отутюжен!)


pr22000 27 марта 2011 | 10:06

Года два назад на файлообменниках нашел из 4-х частей и очень плохого качества. Но и за это спасибо.


irene 26 марта 2011 | 19:42

Культурный шок
_ Очень интересная передача.
Спасибо режиссёру , настоящему стоику, - Юрию Кара.
Всё-таки,- "есть в мире справедливость" ?


zemljanka 27 марта 2011 | 00:19

Удачного проката. Хорошая версия.
Созвездие актеров. Но не все на своем месте. Здоровья режиссеру. И удачи в новых проектах.


libre 28 марта 2011 | 12:18

Спасибо за интервью!
Фильм видел,очень понравился.Удачной судьбы ему.
Юрий Кара талантливый режиссёр и интересный,глубокий,умный человек.С удовольствием послушал передачу.:)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире