'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 13:15, начинаем программу «Культурный шок». У нас продолжается телевизионная тема. Поэтому мой друг Ирина Петровская рядом со мной осталась. Итак, здесь, в студии, Ирина Петровская, Арина Бородина, обозреватель газеты «Коммерсантъ», добрый день, Арина, здравствуй.

А. БОРОДИНА: Здравствуйте!

К. ЛАРИНА: Юрий Богомолов, обозреватель Российской газеты. Здравствуйте, Юрий Александрович.

Ю. БОГОМОЛОВ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: И вот человек из телевизора собственно, Станислав Кучер, ведущий программ на канале «Совершенно секретно», тележурналист. Здравствуйте, Станислав.

С. КУЧЕР: Доброго вам времени суток.

К. ЛАРИНА: «Культурный шок». Культурный шок получили настоящий многие телезрители, которые привычно на этой неделе в девять часов включили информационную программу «Время», для того, чтобы узнать, какие же важные новости произошли в стране, куда на сей раз отправится Дмитрий Медведев и где задержался Владимир Путин. И вдруг…

С. КУЧЕР: А там что, Доренко?

К. ЛАРИНА: Сейчас расскажу. И тут на глазах у всего прогрессивного человечества, как правильно написала Ирина Петровская в своей колонке в «Известиях», чуть ли ни лопнувший от восхищения ведущий Виталий Елесеев, сказал: «Только у нас, дорогие друзья! Они наконец договорились!» Камера отъезжает, и за этим серьёзным столом, за которым обычно сидят очень серьёзные люди…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Обычно никто не сидит в качестве гостя.

К. ЛАРИНА: Микки Рурк был в качестве бантика. Вдруг возникли Руслан Байсаров, его бывшая сожительница Кристина Орбакайте. И в течении 11 минут оцепеневшей от восхищения стране докладывали о том, как они договорились, с кем будет жить теперь мальчик Дени. И вспоминались строчки известной песни Аллы Пугачёвой: «Живи спокойно страна». То есть, всё нормально.

В связи с этим нам захотелось сделать отдельно передачу, чтобы понять, а по какому праву именно эта новость считается такой важной, что даже наши президенты были отодвинуты на второй план? Есть ли этому объяснение, Арина?

А. БОРОДИНА: Я тоже была в оцепенении.

К. ЛАРИНА: Все были в шоке.

А. БОРОДИНА: Я даже написала, отправила несколько смс-ок с двумя словами: «Нет слов!» в этот момент. Вы знаете, если уже, спустя время, спокойно разложить это на две части, то я пыталась понять, нормально это или аномально. С одной стороны, с точки зрения мировых новостей, я представила, условно говорю, если бы у Лайзы Миннелли, я сейчас говорю совершенно абстрактно, её дочь, будучи в гражданском браке с афроамериканцем, делили ребёнка на глазах у всех страны и вот они наконец до чего-то договорились, наверное бы её пригласили, я думаю, тоже в новости, и новости об этом охотно бы говорили.

Или это была бы дочь первого лица государства. Я условно говорю. Но у нас совершенно другая страна, с другой ментальностью. А главное, что в контексте нынешней политической жизни это было, конечно, дико, всё воспринималось. Но я понимаю, что в этом конфликте принимали участие первые лица. И вряд ли бы Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала, принимал бы такое решение, не отдавая себе отчёт, что это будет выглядеть в этот день адекватно для страны и для тех, что там будет второй и третьей новостью. Мне было интересно, кто пойдёт сначала – Путин или Медведев. Нет, сразу вторым сюжетом пошёл Медведев в Сербии. Как первый.

То есть, через 12 минут после того, как сидели в студии. Но дичь-то для меня в чём была, честно вам скажу. Даже не только в том, что они сидели вдвоём и 12 минут рассказывали о частном событии, пусть и даже очень популярных людей. А в том, как это смотрелось по картинке телевизионной, какова была роль ведущего, потому что если бы это было всё немножко в другом контексте, даже представить западные новости, наверное, там бы всё сделали по-другому. И ведущий говорил по-другому, и сидели бы они по-другому. Но мы говорим о нашей стране.

И поэтому всё вместе это вызывало у меня неадекватное впечатление. И представить себе, что это было бы несколько дней назад, было бы невозможно. Но я заступлюсь за телевидение. Это действительно интересно многим миллионам людей в нашей стране. Так, к сожалению, сформировался зрительский вкус. Здесь иногда первично бывает телевидение, а первично публика, которая диктует такую работу телевидения.

К. ЛАРИНА: То есть, это заказ общества?

А. БОРОДИНА: Ну, если программу с Андреем Малаховым «Пусть говорят» смотрят почти 50% телевизионной аудитории, где Алла Пугачёва на всю страну, вместе со своей дочерью Кристиной обсуждает личную абсолютно проблему и это смотрит 50% населения страны, мы судим по рейтингам. Даже мужчины, которые, казалось бы, далеки от этого. А там 35% аудитории мужской была. Значит, наверное, телевидение считает, что эта новость заслуживает первого места даже в программе «Время». Хотя, конечно, это очень печальная тенденция и для информации, и для телевидения, и для населения.

Ю. БОГОМОЛОВ: Я думаю, что этот сюжет, этот интерес и внимание, и то, как он был подан, как бы знаменует то, что мы всегда догадывались о том, что наша страна изменилась, что она предельно деполитизировалась. А вот этот сюжет, он подтвердил. Арина говорила о том, что исходя из рейтинга малаховской передачи, всё понятно! Действительно, какой Медведев и какой Путин!

К. ЛАРИНА: Это же программа «Время»!

Ю. БОГОМОЛОВ: Всё изменилось, и программа «Время» изменилась. Меня просто поразило это придыхание, с котором всё это…

К. ЛАРИНА: Прямо его распирало!

А. БОРОДИНА: Сенсация!

Ю. БОГОМОЛОВ: Это придыхание! А главное – всё было видно, насколько это всё фальшиво. Сам сюжет. Он был предельно фальшив, что со стороны Байсарова, что со стороны Орбакайте, что со стороны ведущего. Это было всё видно. И мне уже давно забавен больше не Байсаров с Орбакайте и Аллой Борисовной, сколько сам этот юноша 11 лет. Вы понимаете, что он по этому мировому соглашению получил контроль над своими родителями. И над всей страной, можно сказать. Вот эта ситуация сама по себе любопытна.

Но было на телевидении в эти дни и менее выпуклый сюжет, но тоже любопытный. Кажется какая-то новостная программа начала свою передачу с того, как медведь задрал насмерть одного из служителей цирка. Я не помню только, артиста самого или ещё кого-то. Первый сюжет, довольно подробный.

А. БОРОДИНА: Это часто бывает, Юрий Александрович.

Ю. БОГОМОЛОВ: Нет, а следом какой пошёл сюжет после медведя? Сюжет с Медведевым.

К. ЛАРИНА: Медведев, а потом Путин. Стас, ты хочешь вести программу «Время»? Ты можешь себе представить, что ты ведёшь информационную программу?

С. КУЧЕР: Нет, я свечку не держал при принятии решения о том, какой сюжет будет.

К. ЛАРИНА: А как это происходит?

С. КУЧЕР: Обычно собирается компания людей на «летучке», это выпускающие программы, ведущие, главный редактор новостей. Люди зачитывают сначала, какие у нас новости есть на сегодняшний момент, затем они предлагают определённую вёрстку. Потом главный редактор делает замечания, поэтому вариантов в данном случае два. Либо эта история из серии «заставь дурака богу молится, он соответственно всё себе разобьёт». Предположим, не участвовал в этом Эрнст.

А. БОРОДИНА: Этого не может быть.

С. КУЧЕР: Арина, предположим! И тогда сидит компания людей и вдруг кто-то один, молодой, наиболее глупый, говорит, что на Западе сделали бы так, что мы всё о политике! Нам пишут, что мы скучные, всё о президенте, о власти. Нужно сделать неожиданный ход, быть похожим на НТВ, они там людей показывают, трупы. Нужно что-то такое оригинальное. Но поскольку трупы – это не то, давайте мы возьмём эту историю. Она 100% соберёт рейтинг. Я, конечно, понимаю, что подобной ситуации не было, и наверное, Арина, твоя информация…

К. ЛАРИНА: Да! Потому что если это было так, как ты говоришь, это тогда вызов.

С. КУЧЕР: Просто много ситуаций, аналогичных той, которую я описал, с «летучек» газеты «Комсомольская правда» 90-х годов, много изданий и телевизионных компаний, где мне посчастливилось работать или присутствовать. Давайте сломаем традицию и сделаем иначе. Я уверен, что Константин Львович об этом знал. Если коротко, то вся эта история есть показатель того, что то, о чём говорили всякие люди и я считал, что они брызжут слюной, им всё не нравится, когда они говорили: «Дебилизация населения страны идёт большими темпами», в начале нулевых они говорили. И мне это не нравилось.

Сейчас я понимаю, что это абсолютная правда. Другое дело, что это идёт при молчаливом согласии того же населения. Ведь недаром упоминавшийся не раз Владимир Владимирович Познер сказал, что если обнажённую задницу показывать народу с утра до вечера…

К. ЛАРИНА: Лошадиную!

С. КУЧЕР: …то он её воспримет с большим удовольствием. И здесь то же самое. Константин Львович был и есть, и останется гениальным продюсером и понимает, он чувствует рынок, чувствует дух времени, чувствует, что нужно сегодня наверху и внизу, поскольку между верхом и низом связи на самом деле никакой нет…

К. ЛАРИНА: Это лишний раз подтверждает, с каким высокомерием, с какой брезгливостью относятся к собственному народу.

С. КУЧЕР: Как там в песне «Наутилиус-Помпилиус»:

Не меньше последних устали быть может быть,

Скованные одной цепью. Где первые на последних похожи.

Ну не Путина же с Медведевым показывать первой новостью!

К. ЛАРИНА: Пусть Ира подведёт итог первой части нашей.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я не буду итог подводить, я по поводу своих впечатлений. Вот Арина сказала, что интересно людям, поэтому они идут навстречу. Я очень сомневаюсь, что новости основных каналов, тех же американских, начнут основные свои программы с развода.

С. КУЧЕР: Я согласен, только что хотел сказать.

А. БОРОДИНА: Нет, крупные национальные…

И. ПЕТРОВСКАЯ: А у нас крупнее и национальнее, чем программа «Время», ничего и представить себе невозможно. В данном случае идёт смешение. Прав Юрий Александрович, говоря про «Известия», тоже смешение у нас, качественная журналистика, качественное телевидение смешивается с жёлтым так, что не разберёшь где и что. И ужа с ежом скрещивают и ещё удивляются, что публика какая-то отваливается, потому что она не может понять этого скрещения. Всё-таки довольно строго все сегменты эти рыночные были раньше разведены. Качественная, бульварная, жёлтая и разные варианты возможны, глянец. То, что позволено быку, не позволено юпитеру. И наоборот. Поэтому здесь это ещё вызвало такую оторопь.

Второе. Если вы, ребята, хотите сказать, что это более всего интересно людям и поэтому мы отодвигаем все остальные новости на 25-ый план, то тогда давайте договаривайте, что до этого Рамзан Кадыров в дружеской беседе, об этом, кстати, накануне написали газеты, попросил своего друга, тов. Байсарова: «Пойди навстречу женщине, уступи».

К. ЛАРИНА: В свою очередь Рамзану Кадырову позвонил…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мы видим не просто мировое соглашение двух супругов, один из которых вообще не был никому известен, а теперь попал в знаменитости и был представлен, как знаменитый родитель. И сиял от этого как медный грош, потому что ничто другое, никакой бизнес, ничего другое не могло бы его таким образом вознести на такие вершины, даже зятьство, или как это сказать… родство с Пугачёвой. Когда вы договаривайте, как это происходило, тогда это можно худо-бедно, с натяжкой…

К. ЛАРИНА: Тогда это почти политическая новость.

С. КУЧЕР: Как писатель-фантаст просто! Мы говорим о нормальной аналитической журналистике, о том, как это должно выглядеть.

А. БОРОДИНА: Я и говорю, что ведущий новостей просто без комментарий был.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Какая здесь новость? Это можно дать одной строчкой – эти ребята договорились. В конце, перед котом Мурзиком или наоборот, кот Мурзик, который был героем этого выпуска, но он совершил подвиг, он спас своих хозяев, не дал им сгореть в огне. А эти люди договорились. Мурзик, на мой взгляд, опережает в этой иерархии.

С. КУЧЕР: Когда президент Дмитрий Анатольевич Медведев был на Волге, в Астрахани, это известно по Интернету, и люди, которые там были, свидетельствовали, когда он шёл по набережной, прогуливался, в какой-то момент тётка довольно базарной внешности, с золотыми зубами, астраханская, с Волги, она улыбнулась и закричала: «Ой! Такие люди и без конвоя!» Это абсолютно известный уже, описанный в Интернете эпизод. Что бы сделали журналисты в таком случае, которые сопровождали это мероприятие?

Конечно, они бы об этом написали или сняли. И вариантов дальше было бы два. Либо они бы повесили это как шутку, хотя в тот момент оговорка по Фрейду – именно не без охраны, а без конвоя, и при таких людей, это уже вызвало бы какие-то комментарии, ироничные пусть, но бессодержательные. А вот что потом с этой бабкой стало, на неё дело завели с подачи местного губернатора по поводу исполнения высших лиц государства, вот об этом никто не рассказал. А об этом должны были бы рассказывать. Поэтому, Ирина, о каких расследованиях, стоящих за соглашением, мы можем говорить.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Один вопрос…

К. ЛАРИНА: Давайте Новости дадим, а потом будут дальше разговоры.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Поехали дальше. Продолжаем программу «Культурный шок». Тема сегодня «Какие новости нужны стране». Вот, видимо, те, которые показывают, те и нужны, как нам сказала Арина Бородина. Я напомню нашим слушателям смс, куда можно отправлять ваши реплики и вопросы — +7-985-970-45-45. «Эрнст отлично чувствует не дух времени, — отвечая Станиславу Кучеру, пишет Инна, — а начальства. В стране прошли позорные выборы, а нам пудрят мозги историей Дэни Байсарова».

С. КУЧЕР: Я хочу напомнить, что надо развивать у себя разные чувства, чувство юмора в том числе. Время и начальство – это синонимы на самом деле.

К. ЛАРИНА: Всё соединилось в одно. Возвращаясь к персонажам. Вы меня извините, конечно, почему-то у меня всё равно это ассоциируется с новостью, которая занимала первые строчки и отзывы в информационных выпусках – это смерть вора в законе г-на Иванькова, Япончика, который тоже первой новостью проходил по новостям. Правда, после Медведева и Путина сообщали. Но, тем не менее. Вот этот абсолютный перевёртыш в персоналиях, он, конечно, поражает.

Давайте вспомним, что Руслан Байсаров, который принимал участие в программе «Время», как положительный герой, который радеет за права отцов, до этого момента его биографию всю изучили внимательно все интересующиеся этой новостью люди, включая и телеведущих, и фигурантов этого дела. Давайте вспомним, что про него говорила его звёздная тёща Алла Борисовна Пугачёва. Есть несколько фактов, которые уже неопровержимы. Это то, что человек поднял руку на свою жену и сломал ей нос, и мы это знаем.

То есть, он мать его ребёнка просто избил. Это факт, который не требует никаких доказательств, поскольку это было преподнесено, как факт. Во-вторых, вся его коммерческая деятельность, можно открыть Интернет и познакомиться с биографией этого человека, она так или иначе, как говорит Кучер, свечку не держал, но то, что всё время по касательной проходит со всяким криминалом, это очевидно. Он украл, у него украли – вопрос 25-ый. Потому что рядом с ним всегда есть криминальные разборки, есть несколько смертей, никаких обвинений не предъявляю, просто говорю, как есть.

Но при этом человек сидит в студии Первого канала государственного, как медный грош сияет, и вообще. Он герой. Рядом можно поставить одного героя, о котором мы много узнали, уже почившего, это г-н Иваньков. Никто об этом не задумывается? Это что значит, когда эти герои идут через запятую. Кто эти люди для нашего общества?

А. БОРОДИНА: Ньюсмейкеры.

С. КУЧЕР: Знаете, почему журналистов отказались пускать на похороны Япончика? Почему, казалось бы…

К. ЛАРИНА: Потому что их нельзя снимать, засвечивать их лица, их разыскивает милиция.

С. КУЧЕР: Нет, не поэтому. Потому что многие из известных и уважаемых у нас товарищей, которые присутствуют на самых разных церемониях, на страницах журналов глянцевых, газет, в списках ведущих политиков, бизнесменов, музыкантов, эти люди там были. Они просто не хотели, чтобы они каким-то образом ассоциировались с этим событием. Мне кажется, что во всей этой истории есть два больших аспекта. Власть и сами журналисты, которые позволяют себе так с собой обращаться и так не комментировать подобные вещи. Как отыгрались бы на любом из событий, о котором мы сейчас вспомнили, 5-10 лет назад разные люди, программа «Итоги», тот же Доренко тогдашний, Сванидзе, Парфёнов, Леонтьев.

И были бы заданы все вопросы, кто, кому звонил, как принимаются решения, почему эти решения принимаются таким образом, правда ли, что премьер-министр страны, президент республики были задействованы в разрешении скандала с ребёнком и чего это показатель, показатель какого уровня нравственности или политической жизни в сегодняшней России. То же самое с Япончиком. От частного были бы заданы серьёзные вопросы, которые, возможно, вызвали бы общественную дискуссию о том, всё ли с нами нормально.

Сегодня ни по одному из основных каналах я подобного не слышал. Но и по большому счёту, на цифровых кабельных я подобного разговора не слышал.

Ю. БОГОМОЛОВ: А для меня самое любопытное в истории с Япончиком было не то, что показали, а то, чего не показали, о чём я прочёл в какой-то газете, кажется, в «Коммерсанте». О том, что до погребения была ночь, которую он провёл в церкви и куда ходили прощаться не только родные, но очень известные…

К. ЛАРИНА: Друзья из шоу-бизнеса.

Ю. БОГОМОЛОВ: И то, что журналисты не засекли этого момента…

К. ЛАРИНА: Не захотели засекать.

Ю. БОГОМОЛОВ: Да может быть кто-то и хотел бы, но я об этом нигде не видел, даже в Интернете не видел.

А. БОРОДИНА: Нет, Юрий Александрович, это бы стало темой № 1 в передачах этого формата. Это просто не разрешили, Стас совершенно прав.

Ю. БОГОМОЛОВ: Ну конечно. Но там, где не могли не разрешить.

А. БОРОДИНА: Как это не засекли! Смерть известного авторитета.

Ю. БОГОМОЛОВ: Не засекли тех, кто приходил.

С. КУЧЕР: Тут ещё дело в том, что нет потребности в такой журналистике, которая бы стала такие вещи засекать, обнаруживать.

К. ЛАРИНА: Подождите, показали же открытие гостиницы в Турции Тельмана Измаилова, там показали всех этих vip-персон, эту плёнку показывали по многим каналам, как там негодовали некоторые товарищи, например, Елена Батурина очень возмущалась, что её снимают. Тоже не хотели светиться, но показали же.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Давайте вспомним. Боже упаси, я не знакома с этим Тельманом Измаиловым и прочими, что он официально не называется у нас ни вором в законе, ни человеком, который проходит по уголовным делам. К тому моменту, это потом возник скандал с Черкизоном. Для меня вопрос, что мы это обсуждаем, как новость. Почему это становится новостью? Потому что это показывают в этих основных форматах. Да, у нас огромное количество криминальных программ, посвящённых криминалу. «Чрезвычайное происшествие», «Признание», «Петровка, 38», «Дежурная часть».

К. ЛАРИНА: Программа «Максимум».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Вот там сообщите, что помер этот человек. Но это не персонаж, я убеждена абсолютно, для государственных, а они у нас почти все государственные, новости, для аналитики. А если это аналитика, то действительно очень серьёзная, которая бы разбирала, даже может быть это не аналитическая программа, а формат нормального ток-шоу, где говорили бы о том значении, которое преступный мир сегодня и в 90-е годы играет, сращивание с политикой и шоу-бизнесом. Именно потому что это показывается, пусть не первой, а третьей новостью – идёт огромная рамка «Умер Япончик». Это становится вдруг событием национального масштаба. Но я убеждена, что это не новость национального масштаба – смерть вора в законе.

С. КУЧЕР: Группа таких интеллигентствующих, эстетствующих представителей пятой колонны. Есть группа других людей, которые очень богатые, которые поделили много денег в этой стране, продолжают делить. Которые именно в этой стране.

К. ЛАРИНА: Попилили.

С. КУЧЕР: Они считают, что они имеют право на эту страну. Просто имеют право. И население огромной этой страны, оно, к сожалению, не созрело, не умеет, им нужно управлять. Для того, чтобы им адекватно, нормально управлять, оно должно находиться в состоянии несвободы. В состоянии несвободы находится то общество, которое нужно постоянно развлекать или стращать. Стращать и развлекать. Господи! Хлеба и зрелищ! Это три тысячи лет назад придумали.

К. ЛАРИНА: Но всё равно, есть герои и антигерои.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Вопрос в том, что хлеба нет. Только зрелища.

А. БОРОДИНА: Мы здесь немножко передёрнули с Япончиком. Он был совсем не главной новостью и не очень большими сюжетами. Об этом говорили. Я здесь согласна со Стасом, что криминала в этом особенного, может быть, и не было, если бы просто об этом сообщили в конце блока информационной программы, сопроводив это поясняющим комментарием или в итоговой программе за неделю. Если бы это было лет 10 назад. Кстати, это точно бы попало в новости, как любое событие.

К. ЛАРИНА: Как была смерть Квантришвили.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Квантришвили официальную должность занимал.

А. БОРОДИНА: У нас это тоже было в «Коммерсанте» на первой полосе центром. В начале 2000-ых годов у нас был материал, была смерть авторитета по прозвищу «Савоська», я до сих пор помню этот материал короткий «Смерть Савоськи», она была на первой полосе «Коммерсанта», а я в тот день была в одном федеральном ведомстве. И руководитель этого ведомства был в полном шоке от того, что «Коммерсант» вышел с такой заметкой на первой полосе. Это была определённая игра, вызов. Но там были какие-то подробности, объяснения, почему. И про то, кто собирался на кладбище, кто его провожал.

Если бы была такая стилистика, если бы журналисты могли сейчас работать, а они не могут работать, потому что тотальный контроль, они не хотят работать, потому что привыкли работать по накатанной. Они, может, сами не понимают, почему эта новость попадает в ранжир.

К. ЛАРИНА: Но тогда при этом почему же охаиваются на всех каналах 90-е годы, когда говорится о том, что тогда были бандиты главными персонажами нашей жизни, их образ был романтизирован до предела. Чем отличается тогда сегодня, по их мнение, от 90-х годов сегодняшнее телевидение, которое делает по сути то же самое. С одной стороны эти герои – Япончик, который сделал так много хорошего или Байсаров, который такой благородный отец, который так заботится о здоровье собственного ребёнка.

А с другой стороны г-н Пушков, лауреат премии им. Бунина, как мы сегодня выяснили, который из Леонида Десятникова, гениального композитора ХХ века и музыкального руководителя Большого театра сделал не просто антигероя, а просто какой-то отброс. Он его последними словами крыл. И это всё кончалось традиционными, типа, уезжайте в свой Израиль, нам такие композиторы не нужны. Это что такое?

С. КУЧЕР: Любое начальство – это время. Соответственно, любому начальству, любой власти, нужен враг так или иначе, с которым бороться и на фоне которого хорошо выглядеть. Если начальство – это время, то одним из врагов должно быть прошлое время, прошедшее время. С этой точки зрения 90-е годы как раз тот враг, на фоне которого сегодняшнее начальство хорошо смотрится.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А ещё можно найти один положительный плюс, как говорил Лёня Парфёнов. В то время эти воры в законе и прочие бандиты были действующими и здравствовали. А сейчас помирают. Время изменилось до такой степени.

Ю. БОГОМОЛОВ: Я бы немножко изменил ракурс и поговорил бы  на более обобщённую тему. Меня больше всего убивает… Ну да, очень важные вопросы вёрстки, приоритеты в информационной программе, всё это очень важно. Но ещё более важно, как разыгрывается. Как подаётся. Ведь посмотрите, вот пример с Чуровым, с его выступлением в Госдуме. Я по Первому каналу и по Российскому абсолютно ничего не мог понять. Какие-то лоскуты. Включил Пятый канал – более-менее прояснилась ситуация. А ситуация очень простая. Ему задают вопросы, почему в Астрахани все результаты были подведены до такого-то часа, тогда как ещё оставалось там пять часов. Что он на это, Чуров, отвечает? Он отвечает, что вы плохо провели свою избирательную кампанию.

Когда возникает это столкновение, ну, тогда всё более-менее проясняется, сама ситуация, идеология этой ситуации.

А. БОРОДИНА: Это же сплошь и рядом во всех политических важных событиях. В Кремле разрешили государственным каналам рассказать о том, как фракции покинули ГД. Я была удивлена, что об этом рассказали, могли бы и не разрешить.

К. ЛАРИНА: Нети, в первый день не рассказывали.

А. БОРОДИНА: А как потом выкручиваться и объяснять позицию… И про чудовищную ситуацию с участком, где голосовал Митрохин, где не было ни одного голоса за «Яблоко», об этом же в новостях не говорят. А то, что вчера нашлись бюллетени, 16 голосов на этом участке за «Яблоко» нашли. Об этом же никто никогда в Новостях не расскажет. И всю эту ситуацию с Чуровым я вчера смотрела и думаю, если ты не читаешь газет, Интернет и не слушаешь радио иногда, то понять решительно невозможно, о чём идёт речь. Какие-то клоуны, карусели.

С. КУЧЕР: Байсаров с Орбакайте помирились! Вот и всё. А зачем тебе знать про Чурова!

А. БОРОДИНА: Я хочу сказать про формат. В программе «Время», этот вообще затмил всё остальное, случай с Байсаровым и Орбакайте, это шок, от него будешь отходить долго. Был случай – пример с  Микки Рурком. Мне он невероятно понравился.

К. ЛАРИНА: Он же не был первой новостью. Это был гость почётный.

А. БОРОДИНА: Да. Более того, это интервью вела Юлия Панкратова, девушка нового поколения, она была ведущей на канале НТВ, у неё другой опыт и стилистика. И уже от этого хотя бы, от манеры держаться, от манеры задавать вопросы, пусть даже краснеем, всё-таки, энергетика идёт другая. Но эта стилистика в студии… Вы же видели, как была одета Орбакайте была? Ведь ей же кто-то сказал одеться в чёрное и белое! Она так никогда не одевалась.

К. ЛАРИНА: Она же в Думе выступала в таком же прикиде.

А. БОРОДИНА: Они сидели, как школьники. У меня было ощущение, при всём при том, что на Первом канале очень чувствуют телевидение, но так кондово, исходя даже из того, что это первая новость, что они считают, что это очень важно, то, как это было подано, это всё меня просто поражало. Говорили – посади другого ведущего…

И. ПЕТРОВСКАЯ: А согласись, было бы классно, если бы он закричал: «Вау!»

А. БОРОДИНА: Это было бы живинка. А если бы ещё в студию вошла бы бабушка с Дэни, то это был бы какой-то хэппининг просто.

К. ЛАРИНА: И Рамзан Кадыров собственной персоной.

А. БОРОДИНА: При том, что я заступилась за телевидение, они до конца этого не оценили. Хотя, я уверена, что посмотрели. Я думаю, посмотрю на следующий день рейтинг, если он будет высокий, наверное, исходя из этого, есть информационный повод. Рейтинг программы «Время» на первых 10 минутах вырвался, но целиком программа была такая же, как обычно.

К. ЛАРИНА: Смотрите, я возвращаюсь к началу нашего разговора и соглашусь со Стасом, когда он моделировал ситуацию, каким образом могло быть принято такое решение, если всерьёз, давайте такой устроим вызов, сломаем стереотип скучных новостей. Мне кажется, что всё к этому шло. Что новости в последние 2-3 года стали в такой степени предсказуемыми и просто элементарно скучны, что им на до было что-то делать. Вот кот Мурзик с одной стороны, а с другой стороны такая желтизна, которая, судя по тому, что наверняка был тот самый рейтинг, которого добивались, мне кажется, это будет новый тренд. Я думаю, что сейчас эту инициативу подхватят все остальные каналы.

Новости из бульварной прессы займут первые пункты в этих официальных новостях, в программе «Вести» и «Время».

И. ПЕТРОВСКАЯ: У нас есть формат «Другие новости».

К. ЛАРИНА: Нет, не будет этого.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да чёрт бы с ним, пусть это попало в эту программу. Давайте просто посмотрим. Все новостные основные, государственные, в лучшее время. Что мы вообще узнаём?

К. ЛАРИНА: Перемещение главных героев.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Какая задача новостей любых? Кроме того, что мы узнаём каждый раз – один плюнул, другой почерпнул.

С. КУЧЕР: Я хочу сказать, как это ни странно, чего меньше всего от меня ждут. Я хочу сказать, что мне кажется, что из того, что я знаю о фигуре Медведева, из того, что он сам о себе пишет в Интернете, в блоге или о нём пишут, из того, что я знаю о его достаточно молодой команде, он вряд ли с большим энтузиазмом смотрел сюжет про Орбакайте и Байсарова. Он смотрит Интернет, западные каналы, он смотрит цифровое телевидение. Мне кажется, у него кардинально иное представление о том, каким должно быть телевидение, нежели о его предшественника, коллеги. И мне кажется, ему это не нравится.

К. ЛАРИНА: Он же говорил, что у нас самое лучшее телевидение.

С. КУЧЕР: Я думаю, что варианта два. Это опять, что называется, за кем пойдут и кого послушают. Что под духом времени будут подразумевать телевизионные начальники в ближайшее время.

А. БОРОДИНА: Ты какой-то идеалист прямо!

Ю. БОГОМОЛОВ: Всё правильно.

А. БОРОДИНА: Нет, как это ему не нравится, если он 2 года президент и ничего не меняется.

К. ЛАРИНА: Он сказал, что у нас самое лучшее в мире телевидение.

С. КУЧЕР: Есть ещё один, очень сильный, аспект. Две недели назад состоялась, на этой неделе транслировалась по RenTV, до этого в прямом эфире по кабельным каналам была первая церемония вручения национальной премии в области спутникового кабельного цифрового телевидения «Золотой луч». Я имел удовольствие эту церемонию вести, я знаю, что там было. В прямом эфире она была показана… там все члены жюри выступали ярко, красиво. Павел Гусев говорил о свободе, которую несёт цифровое телевидение. Была интересная церемония.

В версии RenTV её просто кастрировали, покромсали очень и очень сильно, вырезали все упоминания о свободе, творчестве.

К. ЛАРИНА: Запрещённые слова.

С. КУЧЕР: Я удивился, потому то RenTV не самый государственно-одержимый канал. Но весь лейтмотив всех людей, это и начальники телеканалов и очень известные члены жюри: Шахназаров, Масляков, Гусев, Сагалаев, гости, которые там были, все говорили не просто о том, что они устали, т.е. брюзжали по поводу того, что есть, но с оптимизмом смотрели в то, что будет.

А. БОРОДИНА: Они уже смотрят много лет с оптимизмом, но всё ничего не меняется, Стас!

Ю. БОГОМОЛОВ: Друзья! Тот тренд, о котором сказала Ксения, он ведь начался действительно очень давно. И его описал Оруэлл.

К. ЛАРИНА: Вот про это тут пишут.

Ю. БОГОМОЛОВ: Он там сказал, как вообще строится в этом государстве социалистической английской республики, как строится информационная политика. Пролам разрешается секс.

К. ЛАРИНА: Вот! Джигурда, то, что тебе предложили.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мне не предлагал Джигурда ничего.

Ю. БОГОМОЛОВ: А отдельным гражданам можно интересоваться политикой. То есть, это идёт разделение, которое в 90-е годы мы ещё не подозревали об этом, а постепенно к этому пришло. И действительно, для пролов, если на первый план выходит сюжет с Байсаровым и Арбакайте, то это и свидетельствует о том определённом итоге. А в результате мы имеем жуткое падение профессионализма тех людей, которые занимаются телевидением. Жуткое падение профессионализма.

Забавно, я вычитал в «Российской газете» соображение одного из руководителей телевидения Сергея Шумакова, который сказал, что телевидение – это клей, который позволяет склеивать определённые…

И. ПЕТРОВСКАЯ: А зрители – мухи.

Ю. БОГОМОЛОВ: Очень просто, очень понятно и очевидно. Поэтому мы и имеем такое телевидение, которое информационную структуру, где склеиваются Байсаров…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но на первый план это выводится не потому, что все прямо ужасно желают, хотя это совпадают, наверное, с желаниями, зрители мечтают узнать, как там у них устроено, а потому что выводят на этот первый план! Ну откуда бы они знали, если бы эти люди не стали бы так пиарить эту ситуацию, если бы все на это не повелись, каналы, газеты. Это же первично.

А. БОРОДИНА: Уже же давно эта тенденция. Наши соотечественники из Финляндии Римма Салонен, по-моему, её фамилия, у которой делят сына, Ирина Беленькая, целые группы российских журналистов отправлялись, мигрировали по всей Франции и следили, и давали это первой новостью и прямые включения из зала суда.

Ю. БОГОМОЛОВ: А вот самая интересная новость – это штурм антифашистами ВВС, она как-то абсолютно прошла тихо, незаметно для нашего эфира.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Огромное количество новостей вообще невозможно понять.

К. ЛАРИНА: Даже этот демарш в Думе, никто про это вообще не говорил.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Что там в результате было? Как это всё рассосалось, ничего понять невозможно.

С. КУЧЕР: А чего смотреть! Смотрите то телевидение, которое отвечает вашему требованию.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это наша, к сожалению, обязанность.

С. КУЧЕР: Смотрите телевидение в Интернете.

К. ЛАРИНА: Канал «Совершенно секретно». Вот у вас нет новостей! Почему нет новостей?

С. КУЧЕР: Будут. Другие каналы, которые дают все те новости, о которых вы только что сказали.

А. БОРОДИНА: Мы смотрим и читаем газеты, Стас, но в силу должностных обязанностей, мы, к сожалению, смотрим…

К. ЛАРИНА: Большинство населения узнают новости из телевизора.

С. КУЧЕР: И смотрит 99% населения нашей страны.

С. КУЧЕР: Ну, уже не 99%.

А. БОРОДИНА: Нет, я по-прежнему говорю, что, к сожалению, кабельное телевидение – это меньшая альтернатива, а федеральный канал смотрит гораздо больше людей, особенно в маленьких городах, Стас.

К. ЛАРИНА: «Поблагодарите, пожалуйста, Кучера, как ведущего канала «Совершенно секретно». Он один из лучших журналистов телевидения. Всегда смотрю с интересом» — Владимир.

С. КУЧЕР: Ну всё, я не зря к вам пришёл.

Ю. БОГОМОЛОВ: Спасибо, Станислав.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Станислав, есть ещё люди, которые способны заниматься профессией всерьёз. Для меня самое печальное – это то, о чём говорил Юрий Александрович, это падение уровня профессионального современной журналистики и в итоге его выкорчёвывание. Ведь люди, которые могут делать другие новости, качественные, они абсолютно не нужно сегодня. Этому и учить не будут. И это не нужно. Это лишнее совершенно, лишний талант и способности. Это самое ужасное.

Ну всё, мы на этом заканчиваем, дорогие друзья. Станислав Кучер, Юрий Богомолов, Арина Бородина, Ирина Петровская и Ксения Ларина. Радио продолжается.


Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

24 октября 2009 | 14:34

Мракобесие в гостях у Лариной продолжается.


24 октября 2009 | 16:40

Россия вперед!!!


sergey53 24 октября 2009 | 17:04

Какие новости, Шизгару давай!


24 октября 2009 | 17:14

Дени Б.
Примирение баритона Рената Ибрагимова(таким запомнил много лет назад-как сохранился!) и предпринимателя Пугачёвой (как сохранилась) в программе "Время".

11 минут отдохновения! живой эфир! подлинные герои дня с подлинным зрителем! Наконец-то прогон народного, общественного телевидения-отвалились челюсти...-у кого, у демократ-либералов,-не увидев на привычном месте своих "героев" не разлей-вода, восприняли как трансляцию "Лебединого озера", как предынфарктное
состояние, как лишившиеся внутренней вертикали, царей в голове! МЧС! Неотложку! "Вымпел"! -кого-нибудь пришлите в Отсанкино, восстановите статус-кво, нарушен душевный баланс ненависти; впервые дуумвират поставлен на место адекватное иерархии народного сознания в ... !


desiree 24 октября 2009 | 17:46

воистину чудеса творятся в россии! людей интересуют отношения бывшего чеченского боевика а ныне кадыровского миллиардера на бюджетных деньгах и второсортную певичку актриску кристинку тоже зажравшуюсю дочку красной певицы алки пугачихи!!!инт ересоваться просто больше нечем!вот кремлевские и имеют вас во все дыры!


25 октября 2009 | 01:49

Да хрен бы кто интересовался, если бы такие как Ларина не посвящали теме Байсарова-Япончика вот уже несколько передач подряд. Причем сама она считает, что это где-то там, на первых каналах, зомбируют народ всякой сранью, а они с Петровской - раз за разом эту срань категорически осуждают. Смотрят и осуждают, прикрываясь исключительно профессиональными интересами.
Ну то бишь сами дебила-Джигурду в Культурный шок приглашают, а потом хавают продукты своего же пиара. Эрнст им уже по гроб жизни обязан, ибо о такой бесплатной рекламе в СМИ с принципиально иной аудиторией можно только мечтать.
P.S. Когда я сегодня в очередной раз услышал про похороны Япончика мысль была только одна: "Ларина- вы, простите, дура что-ли?"


allansa 26 октября 2009 | 02:13

очень точно


maap 24 октября 2009 | 18:32

Точная цитата, которую пытался привести Кучер:

"Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи,
Здесь первые на последних похожи
И не меньше последних устали, быть может,
Быть скованными одной цепью"

Другая цитата, из другой песни из того же альбома:

"Какая тоска не знать куда пойти.
Мы пойдем туда, где разрывается ткань
В ОДНУ ТЮРЬМУ ИЗ ДРУГОЙ ТЮРЬМЫ
Нас разбудили в кромешную рань"

И небольшой сюжет из малобюджетного, но достаточно известного фильма:

Группа молодых активистов-экологов возмущена существованием огромной резервации коров рядом с городом. Они решают ночью пробраться и освободить коров – сохранить им жизнь, дать свободу, помочь очистить окружающую среду города от зловония и отбросов.

Ночью они пробираются к резервации, срывают ворота и ждут когда коровы побегут из своего загона, своей тюрьмы. Но коровы никак не реагируют на возможность выбраться на свободу. Они тупо стоят, предпочитая кушать генномодифицированную сладкую траву и ждать спокойной тихой смерти на бойне. Ничто не может нарушить их покой и довольство.

Единственная надежда – заставить их выйти на свободу – применить электрошокеры, но их у молодых бунтарей под рукой не оказалось. Уставшие, расстроенные они возвращаются к себе.

Про какое общество идет речь? С кем сравнивается стадо коров?

«Нация фастфуда» (во второстепенных ролях Брюс Уиллис и Аврил Лавил – одна из членов группы молодых экологов-активистов).

Но чем восприятие американской публики со стороны некоторых американских интеллектуалов отличается от восприятия российской публики со стороны некоторых российских интеллектуалов?

Чем больше будет предоставлено свобод (в том числе и политических), тем более странным и непонятным будет выбор публики с точки зрения «высокодуховных» интеллектуалов.

Тем более, что с точки зрения экономической целесообразности 1 канал действовал абсолютно правильно (а рынок и демократия идут рука об руку – чем больше рынка, тем больше демократии – или эта закономерность уже не действует и все таки необходимо вмешательство государства, хотя бы в дела духовные – чтобы слепить «сложного человека»?).

При том, что и американская, и российская система предполагает, что в систему включено определенное количество интеллектуалов, которые пекутся о высокой культуре, воспитании духовного человека и т.п.

Поведение этих интеллектуалов предсказуемо, восприятия, оценки, высказывания клишированы – опасности они чаще всего не представляют и занимают свой сегмент на рынке массовой продукции (производство этаких интеллектуальных арте-фактов для якобы небольшого круга избранной публики).

Этим интеллектуалам разрешается называть публику быдлом, скотами и т.п., но чаще всего это свидетельствует либо о том, что они дорожат своим местом в сегменте массового культурного производства, либо маргинальны по отношению к культурному и политическому (грязному по определению) мейнстриму.

Если политик, художник и т.п. начинает принародно ругать публику словами «быдло» и т.п., то скорее всего он просто деградирует как политик, художник и т.п.
Значит у него отсутствуют нормальные доводы в пользу своей позиции. И не стоит прикрываться масками высокодуховности, высокопрофессионализма, элитарности и прочей дребеденью.

Кстати легко можно было заметить, что спор шел не столько о символическом значении данного случая (здесь ограничивались обычными ритуальными фразами), сколько о деталях самого конфликта Байсаров - Орбакайте, об особенностях и форме преподнесения материала, о профессионализме и т.п.

То есть внутренне все понимали, что символическая нагрузка обсуждаемой передачи невелика, поэтому и уходили на мелкие частные второстепенные подробности, ИМХО.


vera44 25 октября 2009 | 17:53

Молодец Костя Эрнст. И другие
Эрнст все сделал правильно. Основополагающим вопросом в мыльной опере "Дело Дени" было: как выкрутится Путин. И народную любимицу Пугачеву кинуть нельзя: все помнят как прикрепляя ей на грудь медаль, он извинялся, что она не первой степени - по статусу не положено, дескать. И самозванного сына Рамзана обидеть нельзя - рассердится.
И вот, гениальная "сцена примирения" по Первому каналу: "Всем, всем, всем!"
Царь Соломон с его "детским мечем" наконец-то отдыхает.


28 октября 2009 | 15:32

в «Российской газете» соображение одного из руководителей телевидения Сергея Шумакова
Присоединяюсь к мнению Владимира:
К. ЛАРИНА: «Поблагодарите, пожалуйста, Кучера, как ведущего канала «Совершенно секретно». Он один из лучших журналистов телевидения. Всегда смотрю с интересом» - Владимир.

Ю. БОГОМОЛОВ: А отдельным гражданам можно интересоваться политикой. То есть, это идёт разделение, которое в 90-е годы мы ещё не подозревали об этом, а постепенно к этому пришло. И действительно, для пролов, если на первый план выходит сюжет с Байсаровым и Арбакайте, то это и свидетельствует о том определённом итоге. А в результате мы имеем жуткое падение профессионализма тех людей, которые занимаются телевидением. Жуткое падение профессионализма.

Забавно, я вычитал в «Российской газете» соображение одного из руководителей телевидения Сергея Шумакова, который сказал, что телевидение – это клей, который позволяет склеивать определённые…

И. ПЕТРОВСКАЯ: А зрители – мухи.

http://www.rg.ru/2009/10/19/shumakov.html
Статья "Человек из телевизора". Сергей Шумаков отвечает Даниилу Дондурею и Кириллу Серебренникову.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире