'Вопросы к интервью
19 июля 2009
Z Культурный шок Все выпуски

Может ли творчество быть трибуной


Время выхода в эфир: 19 июля 2009, 14:08

К.ЛАРИНА: 14 часов 9 минут, добрый день еще раз. Начинаем программу «Культурный шок», и я очень рада, что сегодня у нас в гостях, наконец-то, мой друг по «живому журналу» Алексей Девотченко. Добрый день, Леш, здравствуйте.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Спасибо, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Итак, Алексей Девотченко – заслуженный артист России. Мы тебя повысили, чтоб ты знал. Раз народный артист России, поэтому не исключено, что после сегодняшней программы мы получим срочную телефонограмму, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Вряд ли.

К.ЛАРИНА: Вряд ли? (все смеются) Алексей приехал из Петербурга, где он живет и работает. И я вот просто коротенечко напомню биографию, которую он сам о себе написал в «живом журнале». Родился 14 октября 1965 года в Ленинграде. После школы поступил в ЛГИТМИК на актерский факультет Кацмана, после армии доучивался у Додина. По окончании института работал в ТЮЗе, в театре Ленсовета, в театре «Сказки на Неве», театре на Литейном, Александринке, Малом драматическом театре Европы. В настоящее время работает в БДТ имени Товстоногова. Снимался в кино. Из того, что вспомнить не стыдно, — пишет Алексей, — «Барак», «Красное небо. Черный снег» Огородникова, «Конвой PQ-17» Котта, «Русские страшилки» и «Не думай про белых обезьян» Мамина, «Последний поезд» Германа-младшего. Да, в общем, и «Бандитский Петербург» Бортко тоже, первые серии. Имеет так называемый творческий проект Алексея Девотченко – работа в жанре моноспектакля, их несколько. «Концерт Саши Черного для фортепиано с артистом», «Эпитафия», «Дневник провинциала в Петербурге», «Песни западных славян» и «Театр. Трагедия. Актер». Пытаюсь перевести на театральный язык прозу Радищева и философические письма Чаадаева. Но пока не очень успешно. Многоточие.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да.

К.ЛАРИНА: Ну, к этому стоит добавить, что Алексей Девотченко не просто артист замечательный, но еще и очень активный гражданин. Какой-то такой хулиган и бунтарь. Поскольку замечен в первых рядах всех Маршей несогласных в Петербурге, выступает там с совершенно замечательными речами как прозаическими, так и стихотворными. И потом после каждого марша по интернету гуляет очередное выступление Девотченко, которое все с наслаждением пересматривают. И если я не путаю, Леш, ты член ОГФ, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, да. Я очень поддерживаю эту организацию, потому что я считаю, что это адекватная очень организация, Объединенный Гражданский Фронт. И замечательный руководитель.

К.ЛАРИНА: Гарри Кимович Каспаров?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Гарри Кимович, с которым мы очень хорошо знакомы. Мне кажется, что это наиболее адекватная вот сейчас вот организация.

К.ЛАРИНА: Ну, «организация» — такое страшное слово, будем так говорить, общественное движение, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, общественное движение, конечно. Потому что я еще очень поддерживаю движение «Живой город», то, что касается защиты Петербурга. Очень поддерживаю питерское Яблоко.

К.ЛАРИНА: Ну так сейчас вот мы про это немножечко поговорим, поскольку я тему не сказала, которую мы сегодня заявили в «Культурном шоке». А тему мы определили так: Может ли творчество стать трибуной? Ну вот, мне кажется, тот самый случай уникальный, который сидит в нашей студии, который совмещает в себе и то, и другое.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ты знаешь, Ксения, я считаю, что творчество – это без вопросительного знака. Оно всегда трибуна, всегда.

К.ЛАРИНА: Ну, это для тебя.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, нет! И все лучшие творения, все лучшие произведения наших режиссеров – они всегда были трибуной. Театр Мейерхольда, Таирова, Любимова, Додина – это всегда трибуна, это всегда протестное сознание называется.

К.ЛАРИНА: Ну, это очень редко бывает. Все-таки, это штучные такие вещи, которые ты называешь, на сегодняшний день. Так должно быть.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Но это по-настоящему к творчеству имеет отношение.

К.ЛАРИНА: Потому что если, перефразируя Гоголя, который говорил, что театр – это кафедра, с которой можно сказать миру много добра, мне кажется, что сегодня актуальнее звучало бы по-другому: кафедра, с которой можно сказать миру много правды. Потому что театр – это единственное на сегодняшний день неподцензурное пространство в отличие от телевидения, кино, к сожалению уже. Поэтому возвращаясь к этому вопросу, творчество и трибуна, мне кажется, что даже вещи, которые ты берешь для себя в моноспектаклях, это не просто так хорошая литература «А вот мне нравится», правда же? Ты же как-то пытаешься через это разговаривать о сегодняшних вещах?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно, любой спектакль – это творческая декларация. И Салтыков-Щедрин, и Саша Черный, и эпитафия, связанная с Лимоновым и Кибировым. Это всегда высказывания. Потому что артист, и я больше чем уверен, что сейчас артист – он не имеет права выходить на сцену, не зная, что сидит Ходорковский, что сидит Лебедев, что в стране возрождается карательная психиатрия и прочее-прочее-прочее. Он не может об этом не знать.

К.ЛАРИНА: Он об этом знает, но он другой артист. Их большинство, к сожалению, которые скажут «Меня это не касается».

А.ДЕВОТЧЕНКО: К сожалению да. Потому что большинство артистов, как говорится, наше место в буфете, и мы, так сказать, занимаемся чистым искусством.

К.ЛАРИНА: Я тебе скажу больше. У меня тут тоже была такая передача, которая мне столько разочарования принесла, вот именно в этой функции, потому что в данном случае профессию не могу назвать. У меня были ребята, замечательные актеры, кстати, я не буду их называть, замечательные, которые озвучивают всякую дребедень по телевидению. Я имею в виду не рекламу, нет, и не какую-нибудь там саморекламу или еще что-нибудь, ролики – нет. Они озвучивают всякие фальшивки, которые делаются под эгидой, там, не знаю, ФСБ или каких-нибудь других организаций. Ну, там, что-нибудь такое антиюкосное, антисаакашвиливское, что-нибудь такое антиукраинское. Ну, что я тебе говорю? Ты сам это знаешь, их по телевизору полно. И вот там закадровый текст читает некто.

К.ЛАРИНА: Я говорю этому некто: «Как вы можете?» На что мне отвечает человек: «Я – актер». Я говорю: «Ну, подожди, ты же смотришь этот текст, ты же понимаешь? Или ты этого не знаешь, что это все вранье, что тебя здесь подставляют, что ты же озвучиваешь?» Он говорит: «Это же я не от себя, я роль играю. Я как бы вот некий голос. Это моя работа», — говорит человек. Для тебя такой выбор есть? Ты это отдаешь себе отчет, когда перед тобой текст ложится, что ты читаешь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Естественно! Ну, во-первых, мне мало что предлагают в таком плане читать.

К.ЛАРИНА: А когда-нибудь, интересно, предлагали озвучить какой-нибудь документальный фильм?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ты знаешь, нет. Нет. Но, в принципе, вот замечательный режиссер Андрей Некрасов, наверняка ты знаешь его, вот он мне предлагал озвучить. И я с радостью это сделаю.

К.ЛАРИНА: Документальный фильм, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, документальный фильм, это по поводу грузинских событий всех.

К.ЛАРИНА: То есть для тебя все равно важно, какой текст ты произносишь, какие идеи ты декларируешь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Естественно, конечно! А как же иначе?

К.ЛАРИНА: Ну, с тобой же тогда очень сложно работать, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну… Сложно.

К.ЛАРИНА: А как вообще относятся коллеги по цеху к твоей деятельности общественной?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ты знаешь, они, как тебе сказать? Ну, моя гражданская позиция достаточно настолько оболгана, осмеяна моими коллегами многочисленными. Не всеми, конечно.

К.ЛАРИНА: А что их раздражает? Что они считают, что не так?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну вот, что это пиар. Что Леша Девотченко пиарится со своими дружками-демократами и так далее, и тому подобное. Но пиариться на митингах, где можно получить кувалдой по голове – ну, такой пиар весьма сомнительный.

К.ЛАРИНА: Что заставляет, все-таки, тебя быть таким, неравнодушным человеком, абсолютным, человеком, который не может просто так пройти мимо какой-то несправедливости, мимо нарушения прав, в конце концов, человеческих? И вообще мимо жизни. Потому что люди, к сожалению, в большинстве своем мимо жизни идут скользя. И мы это наблюдаем, к сожалению, и среди коллег твоих, которые работают в жанре театральном, актеры кино, музыканты. Ведь по пальцам перечесть, почему с таким уважением отношусь к тебе. Кого я знаю? Девотченко, Шевчук, Борзыкин – вот 3 человека, которые олицетворяют. Сокуров – да, не буду. Хоть на митинги не ходит, но мы знаем, что он думает на самом деле. Герман. Все, вот 5 человек, наверное, все.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, Леша Герман – он младший.

К.ЛАРИНА: Ну, нет. Алексей Юрьевич тоже, по-моему, очень активно так протестует.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, конечно. И Олег Валерьянович Басилашвили

К.ЛАРИНА: Да, старая гвардия, что называется.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, замечательно.

К.ЛАРИНА: Почему так мало, все-таки?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Не знаю.

К.ЛАРИНА: Чем это объяснить?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Даже не знаю, чем это объяснить. Видимо, равнодушием. Вообще, равнодушие убивает. Молчание убивает. И сейчас в наше, скажем, такое время молчать преступно. Видя то, что происходит в стране, молчать – это преступление. Надо говорить, надо говорить.

К.ЛАРИНА: А ты уверен, что эти слова, которые ты произносишь у микрофона, стоя на митинге, или те тексты, которые ты и граешь в своих моноспектаклях – они правильно понимаются?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Уверен. Потому что у меня есть зритель, который именно ходит, зная, на что он идет.

К.ЛАРИНА: Он понимает, про что ты говоришь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да.

К.ЛАРИНА: Я помню, ты рассказывал, когда кто-то закричал, что в театре должно быть все прекрасно.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да-да-да.

К.ЛАРИНА: Был недоволен.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, когда услышал мат в спектакле «Эпитафия». Ну, его не выкинешь – это Лимонов. И молодой человек какой-то с мамой сказал «В театре должно быть все прекрасно!» и ушел.

К.ЛАРИНА: Ну, я думаю, что многие остаются недовольными, даже, вот, когда я сидела на спектакле на этом, на «Эпитафии», слышала как там такое недоумение по залу разливается, что, мол, что это такое? А потому что неудобно, потому что тебя мучают, тебя теребят, от тебя чего-то требуют. Пришел в театр отдохнуть, знаешь, как в том анекдоте? А тут тебя мучают. Вот этот вопрос тоже не праздный на сегодняшний день, в чем, все-таки, смысл театра сегодняшнего? Все-таки? Наверное, ты это тоже замечаешь, что он потихонечку смещается в зону развлечений.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да! И по этому поводу я могу сказать, что театр, конечно, сейчас должен будоражить мозги зрителя, чтобы он уходил не пустой. Вот человек приходит пустой на спектакль и уходит пустой в ближайший Макдональдс, в пивную. Этого не должно быть – театр должен будоражить мозги. И скажем, вот, в Питере я знаю только один театр, который заставляет зрителей шевелить мозгами – это Малый драматический.

К.ЛАРИНА: Театр Додина.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, да. Не потому, что я у него учился, не потому что я, так сказать, ну, с ним связан как-то.

К.ЛАРИНА: Нет, я абсолютно согласна.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Потому что все остальные театры, Ксения. Ну, посмотри репертуар любой.

К.ЛАРИНА: «Дон Карлос». Ну вот.

А.ДЕВОТЧЕНКО: «Дон Карлос» — это отдельная история. Но все театры – они скатываются.

К.ЛАРИНА: К антрепризе?

А.ДЕВОТЧЕНКО: К бульвару. Даже не к антрепризе, а к бульвару!

К.ЛАРИНА: Ну, потому что время упущено, наверное, и уже публика воспитана в новой жизни совсем другая. Вот которая в театр ходит за другим – она в театр ходит за развлечением, за отдыхом, за комедией, за узнаваемыми медийными лицами.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, за приятным времяпрепровождением.

К.ЛАРИНА: Да. Поэтому возвращаясь к тому, что ты сказал, что театр должен будоражить – да, должен будоражить. Но для этого он должен сам будоражиться. А у нас, к сожалению, большинство мастеров работает по-прежнему с холодным носом и идут на поводу у этого времени. Потому что нужна касса, нужен зал. Ну, в конце концов, нужно чтобы тебе деньги давали, а деньги тебе будут давать только когда у тебя коммерчески хорошие выстроенные спектакли, на которые идет публика. Это такой замкнутый круг. Хорошо быть Додиным? Наверное, да. Ну, он свою репутацию сколько завоевывал, сколько лет?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, он – великий режиссер. Великий!

К.ЛАРИНА: Ну и что? И поэтому ты не работаешь в репертуарном театре постоянно?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, я не знаю.

К.ЛАРИНА: Нет? Это принципиальное какое-то твое решение?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Почему? Я работаю сейчас в БДТ.

К.ЛАРИНА: На один спектакль играешь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Я играю один спектакль, «Дон Карлос». И я с очень большим уважением отношусь к Тимуру Нодаровичу Чхеидзе, потому что это замечательный режиссер.

К.ЛАРИНА: И у Додина? А ты играешь Короля Лира у Додина?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, конечно.

К.ЛАРИНА: Шута играешь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да-да.

К.ЛАРИНА: Но голым на сцену не выходит.

А.ДЕВОТЧЕНКО: М?

К.ЛАРИНА: Голым на сцену почему-то не выходит Девотченко.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Почему? Выходит.

К.ЛАРИНА: Нет, он там кое-что прикрывает.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, прикрывает котелком.

К.ЛАРИНА: (смеется) Да, то, что все остальные показывают совершенно безбоязненно. Вот кстати про голых – это отдельная тема. Обычно все любят разговаривать про мат, можно или нельзя на сцене. Но сегодня появилась новая тема по поводу обнаженной натуры. Я совершенно была потрясена, когда мы обсуждали здесь спектакль «Дачники» Жени Марчелли, который поставил в Калининграде. И там группа товарищей-коммунистов написала не больше, не меньше в прокуратуру, да еще самому Юрию Чайке.

А.ДЕВОТЧЕНКО: (смеется) Какая прелесть.

К.ЛАРИНА: Что оскорбление наших нравственных чувств, поскольку на сцене появляются совершенно обнаженные люди и имитируют половой акт. Мы так все смеялись, как ты, мы хохотали здесь, обсуждали, и Женя к нам приезжал, тоже мы с ним так посмеялись. Прошло время, и сегодня я читаю интервью его, и он там пишет, что его артистов вызывали в прокуратуру, где они давали показания по поводу подозрительных мизансцен, которые они выполняли на сцене. И следователь задавал им вопросы типа «Кто вас заставил раздеться на сцене? Кто вас заставил именно в такой позе находиться именно во время спектакля?» Вот что на это ответить?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Это ты серьезно говоришь?

К.ЛАРИНА: На полном серьезе, я тебе клянусь.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Боже мой.

К.ЛАРИНА: Ну? А ты говоришь. А ты говоришь «Трибуна». Что тут можно сделать? Мало того, что… Нет, козлов полно везде и всегда, и в зрительном зале и среди слушателей, и на митингах – это понятно. Но сам факт, что государственный институт берет к рассмотрению этот иск, и на полном серьезе начинает шить уголовное дело режиссеру.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, это бред полный.

К.ЛАРИНА: Это Калининград – самая, кстати, западная точка Российской Федерации. Вот поэтому и вопрос, почему же ты не послушался режиссера Додина, не убрал котелок?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Потому что, я объясняю…

К.ЛАРИНА: А он требовал, наверное.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет. Потому что это мощная метафора «голый человек на голой земле».

К.ЛАРИНА: Свобода абсолютная.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да. Поэтому все вот эти обнаженные тела имеют право на существование.

К.ЛАРИНА: В этом тоже есть своеобразный бунт, как тебе кажется, сегодня?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно-конечно!

К.ЛАРИНА: Потому что по-разному тоже к этому люди относятся. Но меня, например, это не шокирует. Собственно говоря, как и мат. Как я выяснила, раньше думала, что шокирует меня мат на сцене. Кстати, первый со мной произошел случай на твоем спектакле. До этого я никогда не ходила на спектакли, где «матовые» слова, как мой сын говорит, произносят. А тут впервые услышала, и как-то меня это не шокировало. А потом уже попала в Новую драму, которую ты так не любишь, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, Новую драму я не очень люблю.

К.ЛАРИНА: Ты просто не знаешь, как ее готовить.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Как ее воспринимать и как к этому относиться.

К.ЛАРИНА: Да.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Потому что в самом названии «Новая драма» уже заключается какая-то такая провокационная такая новая драма. Вот такая! Это, конечно… Я вот видел спектакли Новой драмы под названием «Трусы» — не видела?

К.ЛАРИНА: Пряжко, да, Не видела. Не знаю. Представляю, что это такое.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Вот. И должен сказать, что я был, ну, не то, что в шоке, я просто не понимал, что происходит. Потому что там…

К.ЛАРИНА: Потому что там неприкрытая жизнь.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, там сюжет такой, связанный с тем, что девушка покупает трусы с каждой получки, развешивает их на балконе.

К.ЛАРИНА: Ну, это тоже метафорой можно назвать.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, может быть, да. И артисты, которые там играют в этом спектакле, они время от времени выходят на сцену и говорят «Пися-пися-пися-пися-пися-пися-пись», «Пуки-пуки-пуки-пуки-пуки-пуки-пук», «Труси-труси-труси-труси-труси-труси-трусь».

К.ЛАРИНА: Это Хлебников.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, не думаю.

К.ЛАРИНА: Не Хлебников. (смеется)

А.ДЕВОТЧЕНКО: Не думаю. Хотя, это, говорят, что это событие московского сезона.

К.ЛАРИНА: Безусловно, он хитом сезона остался. Ну, не то, чтобы московского, а хит сезона вот этого течения новодрамовского. Я не видела этого спектакля, но я видела другой спектакль по пьесе Павла Пряжко «Жизнь удалась», и мне он как раз очень понравился.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Вполне возможно. Давайте подождем лет 10-15.

К.ЛАРИНА: Если доживем.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да. Когда все пьесы Пряжко будут переведены на европейские языки и будут идти на всех театральных площадках Европы и мира.

К.ЛАРИНА: Ну, ты же тоже любишь современных авторов, и часто к ним обращаешься. Ну, в прозе.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, Ксения, современных…

К.ЛАРИНА: Ну, Лимонов, Кибиров, и все, пожалуй.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, Лимонов, Кибиров – 1993-го года выпуска спектакль.

К.ЛАРИНА: А так не любишь современных?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Кстати, тогда, когда произошла вся эта история трагическая в Москве.

К.ЛАРИНА: Октябрьские события, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, да. И когда, между прочим, в этой самой камерной филармонии Ленконцерта они очень испугались и не хотели выпускать этот спектакль.

К.ЛАРИНА: Тогда, пожалуй, впервые он и издан был Лимонов, первые его книжки только появлялись.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да-да-да.

К.ЛАРИНА: Ну что? Я еще помучаю немножечко Алексея Девотченко после выпуска новостей. А потом, может быть, и вам дам возможность помучить его. Напомню, смски можно присылать по номеру +7 985 970-45-45. И если что, телефон тоже можем попробовать включить 363-36-59. Новости пришли. Рано пришли, рано и начнут.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Ну что ж? Возвращаемся в программу. Я напомню, что сегодня в гостях у нас актер Алексей Девотченко, к которому уже много пришло вопросов и на наш сайт, и сейчас вижу, приходят вопросы на SMS, и чуть позже я к ним обращусь. Хочу сказать, что сам Алексей Девотченко не только исполняет чужие тексты талантливо, но и сам пишет. Можно я процитирую кое-что?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Можно.

К.ЛАРИНА: Послушай.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Это странно. (все смеются)

К.ЛАРИНА: Чего странного?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Для меня.

К.ЛАРИНА: «Нет уж, пусть все остается как было. Пусть по-прежнему звучит папин гимн под чудовищные звуки которого вели на расстрел и гнали в лагеря лучших наших соотечественников. Пусть по-прежнему горят дьявольские рубиновые звезды на Кремлевских башнях, пусть лежит главная мумия страны на главной ее площади, и так далее, и тому подобное. Главное – чтобы у вас, господа-подписанты ничего не менялось. Хотя, в том-то и дьявольщина, что вы обладаете удивительной способностью мимикрировать и принимать любые формы, а зачастую даже наполнять их требуемым властью содержанием при всех правительствах и режимах. Надо – Сталина восславим. Надо – над Брежневым похихикаем. Надо – пустим скупую мужскую слезу в связи с уходом любимого вождя, дорогого Владимира Владимировича, Красна солнышка – это в ваших плебейских генах. И ничего с этим не поделаешь: холопство – это наш национальный бич».

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да.

К.ЛАРИНА: Сам писал?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, сам писал.

К.ЛАРИНА: Ну, это же талантливо?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, я не знаю, талантливо – не талантливо.

К.ЛАРИНА: А исполнять это со сцены возможно?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, со сцены, конечно, это не надо исполнять. Но это, понимаешь, это было, вот, как ты говоришь.

К.ЛАРИНА: Это ответ Никите Михалкову, да, на его письмо?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да-да-да.

К.ЛАРИНА: От имени 60 тысяч.

А.ДЕВОТЧЕНКО: От имени всех творческих работников России поддержать Путина! на пятый срок! на десятый срок! и прочее. Это, конечно, возмутительно.

К.ЛАРИНА: Но ты пишешь очень хорошо. Это тебе легко дается или ты долго сидишь и мучаешься?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, я это написал на одном порыве. Я сел, и просто меня колотило всего.

К.ЛАРИНА: Ну, я не могу не спросить тогда, Леш, а с чего все это началось? Ты же не такой родился, мальчик был. Наверное, младенец-то был тихий? Как ты?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, здесь, может быть, был и тихий.

К.ЛАРИНА: Мальчик когда вообще увидел, как у Радищева, взглянул окрест себя? Когда это все произошло? Это что? Семья? Так тебя воспитывали? Когда, вообще такое случилось? Это же советский ребенок обычный.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Советский ребенок, да, конечно, безусловно. Но у меня, я очень хорошо, я очень люблю свою бабушку. Любил, потому что уже, к сожалению, ушла. И ее выгнали из консерватории в 1924-м году за дворянское происхождение, хотя, ей прочили блестящее пианистическое будущее.

К.ЛАРИНА: Она музыкант, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, да. И она была вынуждена потом преподавать в школе польский и немецкий языки, благо она их знала, естественно. У меня была разделена семья. Потому что в 1938 году расстреляли моего двоюродного дедушку, и отправили в город Семенов Горьковской области. И, конечно, у меня накопилось очень много негатива к этой советской власти.

К.ЛАРИНА: Ну, это же, наверное, скрывали в доме сначала, когда ты был маленький?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, скрывали, конечно. Но…

К.ЛАРИНА: Ну как? Невозможно было это обсуждать вслух? Ты же не мог в школу идти с такими мыслями?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, бабушка мне всегда рассказывала все, как на духу.

К.ЛАРИНА: А родители?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Родители? Ну, я не могу сказать, что они тоже очень тепло относились к советской власти и коммунистической партии. Но они как-то старались, конечно, микшировать, чтобы не дай Бог в школе, там, что-то я скажу, там, вякну. Но я и в школе вякал.

К.ЛАРИНА: Вякал уже?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно, конечно!

К.ЛАРИНА: А пионерия, комсомол?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Пионерия и комсомол – конечно…

К.ЛАРИНА: Все это было?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, все это было. Но на эту тему бессмысленно вообще разговаривать.

К.ЛАРИНА: Я просто хочу понять, как вот такие люди вообще получаются? Потому что, безусловно, там у каждого свой путь, да? Но уже более-менее понятно, что все-таки в семье было, что рассказать друг другу о том, что было раньше. Но и все-таки, для этого нужна определенная смелость, для того, чтобы так вот, раз, и высказать все, что ты думаешь по этому поводу. Это же, все-таки, глухие года. Все-таки, давайте вспомним. В институт ты поступил в 1983-м. Ну, это же жуть жуткая.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Жуткая, конечно.

К.ЛАРИНА: Это же история марксизма-ленинизма, все же это мы проходили, история КПСС.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, конечно.

К.ЛАРИНА: Это все было.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, история КПСС со всеми вытекающими отсюда последствиями.

К.ЛАРИНА: Хотя, с другой стороны, можно предположить, что творческий вуз – он, конечно, намного демократичнее чем любой другой какой-нибудь биологический.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Безусловно, конечно, конечно. И хотя я был на дне открытых дверей в этом институте, когда поступал, и там был Горбачев Игорь Олегович и Кацман. И Горбачев говорил, что это «у нас идеологический вуз»! И Кацман орал: «Какой идеологический вуз?! Это у нас?! Замечательный творческий!» Вот. Поэтому они все так…

К.ЛАРИНА: А потом, когда в театр пришел? Ты после института сразу куда пришел?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Я пришел в ТЮЗ имени Брянцева. Я понял, что лет через 20 я стану таким же, как подавляющее большинство артистов этого театра, которым ничего не нужно, которые всем довольны. Это было ужасно. И, может быть, поэтому я стал, вот, делать моноспектакли.

К.ЛАРИНА: А там достаточно все было предсказуемо. Ведь твое будущее лежало у тебя в буквальном смысле на ладони, ты его видел.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно, конечно! Это был наш цирк. Замечательный спектакль, кстати, Карагоцкого, с которым мне тоже удалось поработать, пока он был жив. Но, тем не менее, наш цирк – он уже был угроблен, угроблен просто.

К.ЛАРИНА: Ну, хорошо. А пойдем дальше. Дальше было уже перестроечное время. Вот в это время ты уже интересовался политикой, читал газеты?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно, конечно! И я помню, что я был ярый такой, самый сторонник.

К.ЛАРИНА: На митинги уже ходил тогда?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно! Ходил вот на митинги вот эти стотысячные на Дворцовой у нас, когда происходили. Конечно, ходил. Конечно! Потому что, как говорят, «перемен, мы ждем перемен». И мне было сколько там? 23 года, наверное. Конечно, я хотел этих перемен.

К.ЛАРИНА: А 1991-й год?

А.ДЕВОТЧЕНКО: 1991-й год я отмечал у нашего Мариинского дворца, когда, собственно, был путч и у вас. И у нас. К нам ехали товарищи слуги из луги. Конечно.

К.ЛАРИНА: То есть там ты тоже вместе с народом выходил на улицы?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, конечно, конечно, конечно.

К.ЛАРИНА: Ну, понятен, уже более-менее понятно. Мало чем отличается, допустим, от моего пути – естественно, все то же самое. А все-таки большинство людей, которые принимали участие очень искренне во всех этих событиях, особенно в перестроечное время, к сожалению, большинство, так вот смею думать, испытывает некое разочарование, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Разочарование, конечно.

К.ЛАРИНА: Вот неужели? Понятно, что в свое время не то представляли, когда выходили с триколорами в 1991-м году на улицы.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно. Потому что это достаточно уже испохаблен и триколор. Ну, то, что сейчас происходит, это вот такая, как сказать, зачистка чекистская, такая власть. Вот они вернулись, вот они здесь все опять. Это ужасно.

К.ЛАРИНА: Но Путин-то ваш?

А.ДЕВОТЧЕНКО: В смысле?

К.ЛАРИНА: От вас пришел к нам.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, это не от нас зависит. Ксения, ну… (смеется)

К.ЛАРИНА: А ты его помнишь в те годы, когда он работал с Собчаком? Или ты тогда еще не знал?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, я помню. Что это была такая серая безликая личность, которая там сопровождала Собчака во всяких поездках и так далее. Но Собчак – это профессор, а Путин – это, извини меня, чекист, разведчик. Причем очень, на мой взгляд, такой, слабый.

К.ЛАРИНА: Ну, так видишь, какое доверие народа? Это же не случайно. Значит, какая-то сила, какая-то харизма в нем есть?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, видимо, какая-то есть харизма, но то, что происходит вот сейчас, и вот весь этот патриотизм и вся эта байда, когда Россия поднимается с колен. Ну, это же бред. Ни с каких колен она не поднимается.

К.ЛАРИНА: Дело в том, что, конечно же, мы ходим по кругу. И вот я сейчас тебя слушаю и думаю, да? Нам тогда казалось в 90-х годах, что стоит освободиться от власти Коммунистической партии, упразднить 6-ю статью Конституции, и тут-то будет нам всем счастье. Оказалось, дело-то не в названии партии, а в стиле руководства, в номенклатуре, которая – вот ее невозможно даже выкорчевать. И, наверное, если уж говорить всерьез о политике, наверное, там можно было в какой-то момент дойти до конца, то. что пытался сделать Борис Николаевич, целиком освободиться от этого и вообще не подпускать на километр их к властным должностям. Но, увы, этого сделано не было, и сегодня мы имеем то, что мы имеем.

А.ДЕВОТЧЕНКО: То, что имеем, да.

К.ЛАРИНА: Но самое главное-то не в этом тоже. А самое главное, мы все равно возвращаемся к публике, если говорить языком театральным, и к народу, если говорить языком высокого штиля, да? Народ, который ты агитируешь, с ним встречаешься. Все-таки, у тебя есть ответ на этот вопрос, почему он так легко продавливается? Почему он так легко прогибается? Почему человек русский, как я теперь понимаю, между несвободой и свободой все равно быстрее выберет несвободу? У тебя есть объяснение? Ты же, вот, Чаадаева наизусть цитируешь.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет. К сожалению, у меня нет объяснения. Но я думаю, что это, конечно, все зависит от пропаганды, которая ведется…

К.ЛАРИНА: По телевизору?

А.ДЕВОТЧЕНКО: По телевидению нашему, по первому, второму каналу. И это, конечно, ужасно. Вот это ужасно.

К.ЛАРИНА: А ты ездишь вообще по регионам? Иногда приезжаешь, там, с концертами?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, иногда приезжаю, да.

К.ЛАРИНА: Ну и что? Как там люди? Люди там нормальные?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Там работают первый и второй канал. Поэтому естественно они априори ненормальные. Потому что они зомбированы всей этой пропагандой.

К.ЛАРИНА: Кошмар. То есть выхода, получается, нет никакого.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну…

К.ЛАРИНА: Ну, так подожди, а почему ж тогда ходишь на митинги, зачем, если все бесполезно? Почему ты выступаешь на митинге?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Это не бесполезно.

К.ЛАРИНА: Вот.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, это не бесполезно. Потому что митинги – это, как сказать-то? Митинги – это возможность быть услышанным. Вообще, трибуна – это место, с которого ты можешь быть услышанным. И, скажем, то, что происходит в Петербурге, и при мудрой градостроительной политике Валентины Ивановны Матвиенко, которая не имеет никакого отношения к этому городу, которая невесть откуда свалилась вообще – это безумие. Понимаешь, Ксения? Это безумие! То, что происходит в Питере, это безумие! И об этом надо кричать, и об этом надо говорить. Потому что, извини меня, на Дворцовой площади – я уже забыл, когда я выходил на пустынную Дворцовую площадь и наслаждался классическим видом этого произведения. Потому что там все время что-то происходит. Залихватская, похабная – то ларьки, то катки, то еще что-нибудь. И что? Валентина Ивановна этого не знает?

К.ЛАРИНА: Ну как не знает?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Прекрасно знает!

К.ЛАРИНА: Ну, видишь, не все так реагируют. Ведь кто-то ее и поддерживает. Вот у меня тут на твоем месте сидел Михаил Сергеевич Боярский, и тот эфир я никогда не забуду, который кончился его классической фразой, что «Я никогда больше не приду на «Эхо Москвы».

А.ДЕВОТЧЕНКО: Я слышал.

К.ЛАРИНА: Хотя, я была честна с ним абсолютно, у меня не было даже и мысли посвятить этот эфир башне Газпрома, Да? Но он сам про это заговорил, и естественно, народ там… Вот, совсем другое отношение, совсем другое отношение. Вполне искреннее, наверное. Вполне. Или, вот, я специально тоже взяла с собой стишок, который тоже всех возмутил, Александра Кушнера «Критиковать легко»: «Пойди, в траншею влезь, взберись на вышку, еще инвесторов найди, устрой писателям домишко. И утром, встав в 8-м часу, красавица и молодчина, по-женски утерев слезу, встает на вахту Валентина». Все возмущены, а я сейчас прочитала, может быть, это ирония?

А.ДЕВОТЧЕНКО: А почему она «утерев слезу»?

К.ЛАРИНА: Может быть, это ирония?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Я не понимаю, почему она стирает слезу?

К.ЛАРИНА: От умиления, от счастья, что вот он мой город предо мной.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да.

К.ЛАРИНА: Ну что? Вопросы задаю? Что у нас тут есть интересного? Алексей Девотченко здесь в студии, напомню я, у нас остается совсем немного времени. Так. Про фильм о Гоголе просят рассказать. Кстати, я тоже про это не сказала – это одна из последних по времени работ Алексея, которую мы тоже тут в студии обсуждали. По-моему, очень интересная. Получилось, что ты сыграл самого Николая Васильевича Гоголя. «Завещание Гоголя», цикл Игоря Золотусского.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, я бы так не сказал, конечно. Да, это замечательный… Кстати, вот этот же режиссер Виктор Спиридонов, он сейчас будет делать телеверсию Саши Черного.

К.ЛАРИНА: На Культуре?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, на Культуре. И это будет не тупой перенос, не тупая копия.

К.ЛАРИНА: Специальная съемка, да?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Специальная съемка с внятно прописанным сценарием. А то, что по поводу Гоголя. Ну, мне было очень радостно впрыгнуть, попытаться впрыгнуть в огромное количество персонажей, и пунктирно. Это такая безответственная проба, как говорят.

К.ЛАРИНА: Ну, очень интересно получилось, тем более, что такой гоголевский персонаж. Это, конечно, был не Гоголь.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Спасибо. Конечно, это не Гоголь.

К.ЛАРИНА: Ценная работа была, безусловно, Хлестаков в Ревизоре у Валерия Фокина. Но, к сожалению, уже ты не работаешь в этом спектакле.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да.

К.ЛАРИНА: Очень жаль. Ну, это просто для того, чтобы наши слушатели поняли, что это не просто режиссер Фокин поставил. Это, насколько я помню, было сделано, просто один в один снято с Мейерхольдовского спектакля.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, это не один в один.

К.ЛАРИНА: То есть по партитуре го.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, по партитуре, там, скажем, Мейерхольда и Коренева, по сценическим текстам и так далее.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, там записи на репетициях были, пытались каким-то образом реанимировать этот спектакль. Спрашивают, как ты выбираешь тексты для выступления на митингах. Вспоминают тут и Галича, и Бродского. Ты специально готовишь свои речи на Маршах несогласных?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, то, что мне приходит в голову, то я и готовлю.

К.ЛАРИНА: Ну, пишешь себе тексты какие-нибудь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет.

К.ЛАРИНА: Нет?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет.

К.ЛАРИНА: И стихи тоже, которые приходят на память здесь и сейчас, или ты думаешь, что я прочту это и это?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, это, естественно, я думаю, что я прочту, там, Бродского или Галича. Естественно. Я об этом знаю заранее.

К.ЛАРИНА: Так, сейчас еще вопрос тебе задам, тоже тут интересные вопросы. Сейчас. А, вот здесь. Так: «Алексей – это нормальный здравомыслящий человек». «А вот как получаются безликие и ни о чем не думающие двуногие и что с этим надо делать?» — спрашивает Сергей из Петербурга. Воспитывать. (смеется)

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, наверное. Наверное, воспитывать. Я не знаю, что с этим делать.

К.ЛАРИНА: «Алексей Девотченко, на самом деле людей порядочных и смелых больше – не надо отчаиваться. Желаю вам удачи, здоровья», — Ереван пишет.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Спасибо.

К.ЛАРИНА: «Согласна с уважаемым гостем, что творчество – это трибуна, причем любое творчество. Вопрос только в том…»

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, конечно! Это априори всегда трибуна, всегда трибуна – творчество.

К.ЛАРИНА: Ну, слушай дальше, продолжение есть: «Вопрос только в том, что оно несет – разврат, наркотики или нравственность?»

А.ДЕВОТЧЕНКО: Что?

К.ЛАРИНА: Трибуна, с которой ты выступаешь. Она может нести и нравственность, и наркотики, и разврат – все зависит от выступающего.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, я не несу ни разврат, ни наркотики.

К.ЛАРИНА: Наркотики не несешь? (смеется)

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, ничего не несу.

К.ЛАРИНА: «Не дело всяких писак и артистов рассуждать о политике. Ваше дело – развлекать народ, вот и развлекайте. А если кто лезет, исполняет заказ».

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ой, замечательно. Да-да. Ну, это без комментариев.

К.ЛАРИНА: «А в армии Алексей в дедовщине участвовал?» — спрашивает Сергей.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, не участвовал, потому что я служил в армии в Киргизской ССР, и замечательная была у нас армия, и я постоянно находился на каком-то боевом дежурстве, ничего не соображая в технике связи, потому что я связист был как бы. И меня отправляли на боевое дежурство.

К.ЛАРИНА: То есть никаких столкновений, конфликтов не было?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет. Нет.

К.ЛАРИНА: Но это, считай, повезло.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Это повезло, очень повезло, конечно, безумно.

К.ЛАРИНА: А сегодня своего бы сына? Я не знаю, у тебя сын, дочь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Сын.

К.ЛАРИНА: Да? Сколько лет?

А.ДЕВОТЧЕНКО: 11.

К.ЛАРИНА: То есть все впереди.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Все впереди, ну, хотел бы, чтобы этого не грозило.

К.ЛАРИНА: А почему? А родину защищать?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Какую родину?

К.ЛАРИНА: Вот, в которой мы живем.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, не надо защищать такую родину.

К.ЛАРИНА: Потому что, вот, у Юрия Шевчука другое мнение. Хотя, он тоже про это говорил, про современную армию, что вряд ли посоветовал отдавать своего сына, но его сын, действительно, служит. Это уж я не знаю, может быть, это принципиальное решение.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, я очень боюсь. Потому что у меня мальчик очень нежный. Ну, это просто я могу себе представить, что это будет.

К.ЛАРИНА: «Мучительный стыд за собственное бездействие после ваших выступлений. Но на марши выходить страшно. А какой реакции вы, Алексей, ждете от своего зрителя? Ольга, Петербург».

А.ДЕВОТЧЕНКО: Какой реакции? Ну, я уже говорил, какой реакции. Чтобы зритель ходил с мозгами, чтобы заставляло его задуматься то, что я говорю со сцены. Только так.

К.ЛАРИНА: А ты напрямую общаешься со зрителями? Вот какие-нибудь творческие вечера у тебя бывают?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет, нет.

К.ЛАРИНА: А как же ты узнаешь? Вот обратная связь – она же должна, все-таки, учитывая, что ты не просто артист, а человек, которому интересно, что про тебя думает зритель?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, Ксения, ну, я же в «живом журнале», я «вконтакте.ру». То есть, конечно, я узнаю все это.

К.ЛАРИНА: Расскажи немножечко о том, что сейчас будет в твоей жизни. А, кстати! А баллотироваться в депутаты ЗАКСа?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Боже упаси!

К.ЛАРИНА: Почему? Ну а для чего быть в числе лидеров движения такого политического, достаточно яркого и ярко оппозиционного, и не стремиться занять кресло в Заксобрании?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, ты же понимаешь, что это от Бога дается, вот такие вещи.

К.ЛАРИНА: Это уж точно не от Бога – вот тут я с тобой поспорю. От Бога дается тот талант, которым, допустим, обладает сидящий передо мной артист. А вот страсть к политическим действиям – она, все-таки, не от Бога.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Нет-нет, Никогда не буду я никуда баллотироваться, потому что это тоже, в общем-то, от Бога. Потому что политическая какая-то деятельность – человек должен быть одарен к этому. А так просто. Я могу так, ядом прыснуть – все.

К.ЛАРИНА: Кому ты доверяешь? Есть люди, которым ты доверяешь в политике? Ну, я понимаю, что Гарри Каспаров на первом месте.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Я очень доверяю Гарри Каспарову. Я, кстати, доверяю и Эдуарду Вениаминовичу Лимонову, очень доверяю. Да, вообще доверяю своей жене.

К.ЛАРИНА: Нет, подожди. Жена – понятно. Жена разделяет твои политические взгляды, я надеюсь?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Она, как сказать? Ну, не совсем. Но, конечно, она, так сказать, понимает и воспринимает адекватно все происходящее.

К.ЛАРИНА: Ну и последний, наверное, вопрос, который я тоже не могу тебе не задать. Мне его задавали, просили спросить, но я как-то… Ну ладно, короче. Андрей пишет тебе из Петербурга, опять же: «Как вы можете прокомментировать случай, когда артист государственного театра подчеркивает и выделяет свои гражданские позиции в обществе, участвует в митингах и демонстрациях и после некоторого времени его увольняют из театра?»

А.ДЕВОТЧЕНКО: Не совсем понял.

К.ЛАРИНА: Я так думаю, что это относится к ситуации, которая с тобой случилась. Поскольку когда Валерий Фокин заявил, что…

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, там была немножко другая ситуация.

К.ЛАРИНА: Вот скажи нам честно: это по политическим убеждениям тебя уволили из театра или нет? Ну, не уволили, раз расстался ты с Фокиным.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ты знаешь, мне это очень сложно сказать, Ксения. Там был… Фокин мне очень многое прощал. Вообще, Фокин – он в моем случае, это замечательный такой добрый ангел, который мне очень помогал, очень прощал мне все мои загулы, все это. Но, вот, та ситуация с увольнением – она под большим вопросительным знаком была. Потому что там как раз вышел «Нью Таймс», где я разговаривал по поводу, ну, того, чтобы власть в стране принадлежит чекистам и так далее, и тому подобное. И я не знаю. Просто не знаю. Надо спросить у Валерия Владимировича.

К.ЛАРИНА: Спросим, хорошо. Ну, я надеюсь, что обязательно мы еще увидим Алексея в нашей студии. Я очень рада, что ты, все-таки, несмотря ни на что, ни на какие преграды и препоны до нас добрался, ужасно рада с тобой увидеться. Спасибо нашим слушателям за активность и за то, что так они, вот как-то я чувствовала эмоционально, ты на них очень сильно подействовал – это очень хорошо. Удачи тебе творческой, прежде всего, да? И очень хочется, чтобы ты все свои моноспектакли старые и новые показал здесь в Москве.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, конечно!

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, покажи нам.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Вот я воспользуюсь случаем и проанонсирую, что со следующего сезона, с октября мы будем играть в театральном центре на Страстном.

К.ЛАРИНА: Все спектакли?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Да, все спектакли.

К.ЛАРИНА: Ну, отлично. Я очень рада. Наконец-то мы все это посмотрим. Ну, и больших ролей. Ну, и, конечно же, хочется вместе выходить на улицы, что мы и будем делать, параллельно.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Конечно! Конечно! А как же иначе?

К.ЛАРИНА: Спасибо, Леш. Алексей Девотченко – наш гость. Спасибо большое.

Комментарии

33

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

maap 19 июля 2009 | 15:17

Послушал передачу и появился аромат чего-то знакомого: легкий запах урока советской литературы в простой советской школе конца 70-х гг.: «поэтом можешь ты не быть…», большевистская суровость, ленинская простота и ясность мысли, развенчание подлого заговора власти против искусства и народа, воспитание и перековка «темных» масс…
Подчинись искусство этой формуле понимания искусства – и сладкие реалии начала ХХ века повернутся к нам своим светлым ликом, со всем последующим опытом – «восстанием масс», тоталитаризмом, кровавым поносом истории и прочим.
Соответствующий, весьма сомнительный, список «своих».
Кстати, например, Эйзенштейн и Дзига Вертов - это тоже «протестное сознание» или советская идеология была в тот период вполне приемлемой, или «выбросим на помойку истории», или что с ними (и очень многими другими) всё таки делать – в какие списки внести?
Если честно, «протестное сознание» (в социально-политическом, а не эстетическом плане) мало что ценное породило (обычно слишком прямолинейно с точки зрения формы и тупо с точки зрения восприятия действительности – кстати, процитированное «произведение» Алексея Девотченко это лишний раз подтвердило).

Если художник умеет облечь политические идеи в прекрасную художественную форму, то слава «форме», а не политической идее (хотя политическая идея, конечно, от этого выиграет).

Художник имеет право сам выбирать «что» облечь в художественную форму, но ставить художника в позу «виноватого» с помощью рассуждений о гражданской политической позиции – дело не только неблагодарное (все равно художник будет делать что ему нравиться), но и не благородное, не совсем приличное.

Понимаю, что всё выше написанного – это попытка разговора слепого с глухим, но если честно просто надо как-то занять свободное время.


19 июля 2009 | 19:56

Ну, если имеет, то те, художники, которые сотворили вот ЭТУ форму, чёж не скрывают свои имена? Ведь ПРЕКРАСНАЯ форма-то у них вышла. К ФОРМЕ претензий нет.
ПрЭамбула.

Значит так. Олигарх Прохоров создаёт в Норильске Фонд имени себя родимого по поддержке и развитию, прикиньте, не чего-нибудь, а КУЛЬТУРЫ. Фонд энтот под видом ежегодных конференций начинает устраивать НЛП-сеансы для промывки мозгов местной антиллигенции. Упор делается на обработку мОзгов работников образования и журов. Я сподобилась побывать тока на второй. Сидела, хренела и пыталась чё-то выступлять. А антиллигенция сидит тама и ни бе, ни ме, так как там таким языком изъяснялись, что мама не горюй… но ВНИМАЛА!!!! А мне Прохорова даже книжечки своего издательства подарила за усердие. С намёком-с. Всё о трудной судьбе русских женщин.

Тая конференция была в октябре 2006 году. А через полгода 22 февраля (обратите внимание на дату – она историческая) он, видимо, решив, что мОзги антиллигенции достаточно уже обработаны, собирает совещание етой антиллигенции по одобрению СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ города. Меня тож пригласили. Ну, я по результатам всего этого и напечатала в конце марта 2007 статию «Корпоративный беспредел или стратегия строительства фашизма в Норильске»http://zhurnal.lib.ru/b/burjachenko_n_m/1.shtml Во. А в мае Прохоров резко из Норильску слинял. А уже в начале января 2008 года случился знаменитый Куршавель. Но перед этим, он ПРОДАВИЛ!!!! строительство огромного здания на ЕДИНСТВЕННОЙ площади в городе в виде МАКЕТА ГАЗОНОКОСИЛКИ (фильм «Газонокосильщик») и строительство ПРОЗРАЧНОГО купола над стадионом, ну КОЛПАКА то исть (кино про Штирлица).

А принятие этих ТРОЯНСКИХ КОНЕЙ пропустили через общественные слушания. Общественность всё одобрила, несмотря на вопли архитекторов и спецов, которые уверяли, что и грунт там это здание не выдержит и что, если оно будет построено, то целый квартал жилых зданий придётся скоро сносить. Но куды там, обчественность купилась на то, что БЕСПЛАТНО, что энто ПОДАРОК.

А конференцию ету в октябре 2007-го провели. Тока меня не пустили даже в здание, и проводили её уже таааааааааааааааакие люди, такииииииие… Ну, это надо было видеть. Как они шли, как шли из автобуса … Выправка такая, что не перепутаешь и не ошибешься….

Теперя местный КУЛЬТУРНЫЙ ДИСКУРС в ЗНАКАХ, ЖЕСТАХ и НАМЁКАХ.

В топонимике города теперя балет такой застывший.

Значит, имеем сторящийся ПРОЗРАЧНЫЙ КОЛПАК над ФУТБОЛЬНЫМ (Это важно!!!! Футбольчик головами вместо мячика) стадионом. Радом церковный комплекс, выстроенный на месте бывшего городского РЫНКА. Напротив помещение Фонда Прохорова и «профсоюзная» библиотека им. Пушкина. А в торцах на перекрестье Общество инвалидов, в котором, судя по нашему ТВ, у нас только инвалиды исключительно по РАЗУМУ - других нет, а с другого торца – здания управления НН.

А в другом месте города ГАЗОНОКОСИЛКА и от неё две дороги. Одна в аэропорт под вопль «ВАЛИТЕ!» на наших Интернет-ресурсах, а вторая в нарко-психиатрическую больницу. ГаЗОНОКОСОЛКА прёть прямиком не по какой-нибудь улице, а по Ленинскому проспекту прямо на здание управления НН, которое горит синим пламенем (покрашено ярко синий пламенеющий цвет). А перед зданием управления НН по Ленинскому находятся здания МУЗЕЯ, выкрашенного в ГРЯЗНО-КРАСНЫЙ цвет и ДВОРЦА КУЛЬТУРЫ, выкрашенного в ЯРКО-ЖЁЛТЫЙ цвет. При этом здания рядом не только не выкрашены, но на них висят таблички «Осторожно, обрушение фрагментов фасада». Разруха, короче. А площадь перед зданиями называется Комсомольской. И на ней, практически на проезжей части, выстроена сцена.

Далее. Когда я энту ГАЗОНОКОСТИЛКУ увидала (А я ведь «САМОГОНЩИЦА» со сломанной ногой - Спектакль «Нинкина земля. Точка. Чужие» с А. Ардовой, - поэтому шастаю по городу редко), и сообщила об этом, то г. Стржалковский (бывший из тех, кого бывших не бывает, а теперя директор НН) предложил перепрофилировать АРЕНУ – так они называют ГАЗОНОКОСИЛКУ - в торговый центер. Ну, т. е. не АРЕНА для боёв, а БАЗАР. Стабильность называется. И это на фоне разгорающегося скандала с Черкизовским рынком. Ну, не СИМВОЛИЧНО ли?

Во. А теперя о сёдня-завтрашнем ШОКОВОМ КУЛЬТУРНОМ ФЕНОМЕНЕ.

Завтра у нас День металлурга, совмещённый с Днём города. Так, вот в энтих ДЕКОРАЦИЯХ на сцене перед ЖЁЛТЫМИ зданиями КУЛЬТУРЫ на Комсомольской площади бует выступлять ктой-то масс-молодёжный в голубых труселях, а на них бует переть ГАЗОНОКОСИЛКА. Были комсомольцы и СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, а теперь для мОлодежи ЖЁЛТЫЙ ДОМ в БУДУЩЕМ, КРАСНОЕ, обляпанное ГРЯЗЬЮ ПРОШЛОЕ, и ИМЯ им теперь «ГОЛУБЫЕ ТРУСЕЛЯ». Аккуратненький такой голубой газончик получился.
А на площади Металлургов, которая теперь занята ГАЗОНОКОСИКОЙ, никаких мероприятий не будет.

Мама родная! Это же Шекспир! ГамлЕт! И настоящая троянская война! Им же теперь как не сесть, а эта махина!!!! своим СМЫСЛОМ усё задавливаить. Вот тока не знаю, шо это тако… Вот, не то шо в спектакле Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты»? Как думаете, а?


19 июля 2009 | 20:07

ОПИСКА
Не "не скрвают", а "скрывают"


19 июля 2009 | 20:05

А этими ФОРМАМИ КТО занимается? Не художники? Кто такие ЕКУргинян и Сурков, к примеру? Не театральные деятели? Вы для ЭТОГО свободы творчества себе хотели? ЖДля ЭТТОГО!!!!? Чтобы играть человеческими головами?
Не, ну, когда же обратят внимание на такой культюрный феномен как ДИСКУРС. Кто не понимает что это такое - объясняю. Это процесс «дёргания блюдца» для, сидящего в СОЦИЯЛЬНОЙ СЕТИ ПАУКА. Ну, чтобы ему было сподручней скорректировать ВЕКТОР (теперь же енто любимо слово) туда, куда ему нужно. (А шо тако «дёргать блюдце» я уже тута писала под заглавием «КАК Я УПРАВЛЯЛА ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ»)

Так вот, ентот ДИСКУРС – ето ИМЕННО КУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ. И тут стока шоков, шо цельные мешки. А никто не видит их и не обсуждает.

Во, зацените такой ДИСКУРС.

1. Значит, Кургинян в свовём опусе "Кризис и другие" пишет о МЯГКОЙ СИЛЕ.

2. Латынина в прошлой передаче говорит о том, что кузнец был в чести у.... ну, ета... поняли, да?... елиты, елиты, стестно - когда ПЛАВИТЬ железо не умели. А когда научились (у китайцев), то стали ПЛАВИТЬ руду, получать чугун и удалять из неё УГЛЕРОД, выделывая его в крепчайшую СТАЛЬ.

3. Ну, я-то про сталь и углерод усё знаю. Как-никак моя специяльность. Но я на форумах попёрла напролом и заявила, что не-не-не чугун это, а котлета, обсиженная мухами, и превратившаяся в ЖИДКОЕ ДЕРЬМО.

4. А дальше в сети начинает всяко разно обыгрываться тема ЖЕЛЕЗА, СТАЛИ, МОЛОТОБОЙЦЕВ и КУЗНЕЦОВ и…. ЗАКАЛКУ. Ну, то есть, когда в огонь сталь, а потом в воду, в огонь – в воду шоб БУЛАТ был.

5. Я заявляю, что буду ДОверять Медведеву с Путиным, когда не увижу в их действиях и словах МУХ. http://www.norilchanin.ru/gb/index.php

6. На сё отвечают: "Сойдёмся на молотке" http://www.apn.ru/publications/article21801.htm

"Ведь он, «молот», был и камертоном. А сколько ни стучи по кувалде, звука она не издаст.

И выстукивали «молотом» вздутые внутренности. Это тоже можно доказать с немецким текстом в руках.

Так что – не молот.

Но, может быть, и не молоточек .
Сойдёмся на молотке."

Я от имени САМОГОНЩИЦ отвечаю - неа, не сойдёмся. Меня ни плавить, ни перековывать не надо. Не МАТЕРИАЛ Я. И есть ваши котлеты, превратившиеся в ГОВНО, - отказываюсь.

P.S. А идиоты от ЕР на самом деле бросились переименовывать вокзалы. Культюры в них никакой. Лопают разложившиеся, кишащие червями котлеты вместе с мухами.
И ведь энто тоже ШОК культурный. Разве нет?

P.P.S. А из дерьма сталь не получишь. Не говоря уж о закалке изделия из ентово.


vremja_net 19 июля 2009 | 15:17

Гость случаем не под сто грамм ?
Ведущей респект ...


sashamercedes 20 июля 2009 | 08:28

Да, пожалуй, там все триста... грустно, а паренёк, видно, неплохой...


irene 19 июля 2009 | 15:47

Культурный шок
_ Резюме:
1. Ув. К. Ларина - искренне любит А. Девотченко и хочет, чтобы многие из нас полюбили его " априори".
2. Многие слушатели ( ни визуально, ни по опыту театралов ) - не знают этого актёра.
3. Упоминание имён Каспарова и Лимонова - для многих - просто " красная тряпка". Этих людей можно понять( я, лично,- такого же мнения и неприятия этих " оракулов" ).
4. Главный комплекс А. Девотченко - " Пепел Клааса стучит в моё сердце " ( и он - это прекрасно знает ).
Пожелаем ему успеха !!!


ip 20 июля 2009 | 07:53

ксения полюбила девотченко заочно - за его гражданскую позицию. но думаю, что она была неприятно поражена полной неспособностью девотченко собеседовать. ведь он практически двух слов связать не может. уж как она его тянет! и ответы подсказывает! а все - не в коня корм. тыр-пыр - и замолкает. ну нечего ему сказать! думаю, что даже его слова о себе "Я могу так, ядом прыснуть – все" - преувеличение. не может!
а в остальном - человек он, кажется, искренний, симпатичный. какой актер - не знаю.


mazin68 19 июля 2009 | 16:32



Девотченко и Шевчук борцы за свободы, поклонники Лимонова и мата. М-да.
Мы обязаны быть честными, но не обязаны быть глупыми.


kosmopes 19 июля 2009 | 16:35

Достойный гость, спасибо.
Не к чему, абсолютно не к чему придраться.


mazin68 19 июля 2009 | 16:48

Скажите, г-жа Ларина, кто Ваш друг и даже Вашим симпатичным голосом.....


19 июля 2009 | 20:11

Спасибо Лариной за изумительного гостя
Бальзам на душу -слушать Алексея Девотченко -талантливого артиста и достойного мужественного человека.В этой бандитской стране,среди оболваненного и трусливого народонаселения, встреча с такими личностями,как Алексей Девотченко-глоток чистого воздуха и надежды.Браво, Алексей!


19 июля 2009 | 22:01

Жаль, что таких остаётся всё меньше и меньше,
власть сделала ставку на ББ (большевистское быдло)... Жаль слепцов, ведомых слепцами к БЕЗДНЕ..:-(((


19 июля 2009 | 22:27

И вот ради этого стоило человеку перется из Питера? Ну и ну.


20 июля 2009 | 00:11

безграмотной норильчанке(22:27)
Норильчанка, ты хотя бы русский язык выучила, прежде чем комменты писать.Стыдно за тебя, Дунька.


20 июля 2009 | 07:58

Во-первых, моя мультяшечка, по-учёному это называется ДИСГРАФИЯ, а не безграмотность. Во-вторых, на клавиатуре буковки мелкие, а у меня глаза уже не те, а на очки хорошие денег нет.

А в-третьих, и главных, при СУХОМ ЗАКОНЕ, который вы нам устроили, приходится переходить на САМОГОН. Вас пример США ничему не научил?


20 июля 2009 | 08:12

И потом, моя дорога мультяшка, когда Сурков изобрёл СИМУЛЯКР "Суверенная демократия", то затеяли такие обсуждалки, что мама не горюй. Такой право-центро-левый мушиный вой поднялся, что на все тебе вкусы.

Но при этом НИКТО!!!!!!!!!!!!!!! не сказал, что само СЛОВОСОЧЕТАНИЕ АБСУРДНО!!!!!!!! И мне нужно было сидеть и 2 недели писать комментарии под статьёй Суркова в журнале "Эксперт", чтобы Путин, наконец, в Вадлае это признал. Чёж, грамотных-то не нашлось?

А теперь такая ситувация с "православной культурой". И тож тот же сценарий. Но опять не находится НИКОГО, который доокажет, что само словосочетание - это БРЕД.
Тоже СИМУЛЯКР, и тоже очень и очень НЕ безобидный.

Так что, грамотная моя, давай, ноги в руки и вперёд. Попробуй.


20 июля 2009 | 08:24

Девотченко приглашен в передачу потому, что он активист какого-то там либерального фронта. Главное- он против власти, а кокой он там художник, артист-это дело пятое.


20 июля 2009 | 08:52

Ну, почему же только активист. Он ТЕАТРАЛЬНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ!! РЕЖИССЁР!!!
Или кто-то считает, что этим маршам не надо режиссёра?

Всю нашу жизнь, сволочи, превратили в ТЕАТР.

И тока не надо мне петь, что на Западе не так. ТАК!!! Я была на семинаре, по "защите общественных интересов", которые проводили крутые американские спецы в этом деле.
Так что ТЕХНОЛОГИИ взяты оттуда.
Вот этот режессируемый ТЕАТР ЛЮДЬМИ!!! ЖИВЫМИ ЛЮДЬМИ!!!! и есть "гражданское общество".

Там работает. Там это выросло из их КУЛЬТУРЫ. Там НЕ ВИДЯТ, потому что ЛИЦОМ К ЛИЦУ ЛИЦА НЕ УВИДАТЬ.

А у меня, когда разобралась, то кроме тошноты и запуска рвотного рефлекса этот ГОЛИВУД ничего не вызывает.


soja 20 июля 2009 | 16:06

in_viktor артист-это дело пятое
Бунтарь,активист,хулиган из Питера - это прямо революционер начала двадцатого века, из-за которых пианисткам пришлось,страшно сказать, идти работать в школу учителями инязыков(бабушка Девотченко).Резало слух-многократное"конечно-конечно", не расположил герой передачи и своими "истинами в последней инстанции".Отрывок какого-то его письма был вторичен и годится только лишь в ЖЖ,а не в "Эхе Москвы".Если художнику и актеру есть,что сказать миру - материться и светить голой задницей со сцены ни к чему.Не хватает слов в русском - задействуйте богатый английский.


soja 20 июля 2009 | 16:37

ЗЫ. Пропустила "Дифирамб" с Боярским,а сейчас прочитала и сравнила с "Культурным шоком" Девотченко.Эти две передачи надо поменять названиями. М.Боярского завалили политическими вопросами,повесили на него башню какую-то и отказали в праве иметь собственное мнение,пусть даже и неправильное, а Девотченко - искупали в симпатиЯх,нарекли чуть ли не народным.Посмотрим, что из него дальше получится.


20 июля 2009 | 18:01

Для госпожи ведущей- главное, чтобы артист, музыкант, певец или любой другой человек был бы против власти, традиционных ценностей. Он тут же объявляется таланливым, народным (или гениальным). Шевчука они приглашают только для того, чтобы он возвысил голос за цветную революцию.


soja 21 июля 2009 | 00:26

В природе интеллигенции всегда быть недовольными властью,но разрушать традиционные ценности ...косноязычного товарища выдавать за великого трибуна и оратора?Или мы меняемся или мир вокруг нас.


20 июля 2009 | 10:37

Ну, теперь, гражданообщественники, убедились, что:

1. ВЛАСТЬ освоила эти технологии ЛУЧШЕ, чем вы. И не только освоила, но и усовершенствовала их.

2. У ВЛАСТИ еть ресурсы, чтобы привлечь к сотрудничеству не крепко выпивающих доморощенных режиссёров, а людей поталантливей.

3. МОДЕЛЬ "гражданское общество" СОЗДАНА в НЕДРАХ СПЕЦЛУЖБ и без их всесилия она НЕМЫСЛИМА.

4. Шоки культурные, которые ОТРАЖАЮТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ в ПРЯМОМ ЗЕРКАЛЕ нужно искать не в элитарном музее-отстойнике, а в МАСС-КУЛЬТУРЕ.
Где прячут бумагу, чтобы её не нашли? В бумагах. А драгоценный необработанный камень. В куче камней. Ведь необработанный алмаз от булыжника неотличим.

Смотрите американские коммерческие кина. Там усё и найдёте. А не елитарную муть, которая призвана ПЛОДИТЬ МУХ. А мух ВЛАСТЬ ловит много лучше вас.

И что тогда имеем? СУСАНИНСКИЙ КРУГ.


20 июля 2009 | 10:41

Так что выходить надо вам из своих ЗАГОНОВ и говорить не НАМЁКАМИ, а ПРЯМО.

НЕ НАДО не только изобретать СИМУЛЯКРЫ, но и бросаться их обсасывать.


20 июля 2009 | 11:45

Ну, вот и прелестно! Вот и ОБНАЖИЛИСЬ перед козлами. Правда, надежды, что после этго обнажения козлы превратятся в людей.
К.ЛАРИНА: Но голым на сцену не выходит.

А.ДЕВОТЧЕНКО: М?

К.ЛАРИНА: Голым на сцену почему-то не выходит Девотченко.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Почему? Выходит.

К.ЛАРИНА: Нет, он там кое-что прикрывает.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Ну, прикрывает котелком.

К.ЛАРИНА: (смеется) Да, то, что все остальные показывают совершенно безбоязненно. Вот кстати про голых – это отдельная тема. Обычно все любят разговаривать про мат, можно или нельзя на сцене. Но сегодня появилась новая тема по поводу обнаженной натуры. Я совершенно была потрясена, когда мы обсуждали здесь спектакль «Дачники» Жени Марчелли, который поставил в Калининграде. И там группа товарищей-коммунистов написала не больше, не меньше в прокуратуру, да еще самому Юрию Чайке.

А.ДЕВОТЧЕНКО: (смеется) Какая прелесть.

К.ЛАРИНА: Что оскорбление наших нравственных чувств, поскольку на сцене появляются совершенно обнаженные люди и имитируют половой акт. Мы так все смеялись, как ты, мы хохотали здесь, обсуждали, и Женя к нам приезжал, тоже мы с ним так посмеялись. Прошло время, и сегодня я читаю интервью его, и он там пишет, что его артистов вызывали в прокуратуру, где они давали показания по поводу подозрительных мизансцен, которые они выполняли на сцене. И следователь задавал им вопросы типа «Кто вас заставил раздеться на сцене? Кто вас заставил именно в такой позе находиться именно во время спектакля?» Вот что на это ответить?

А.ДЕВОТЧЕНКО: Это ты серьезно говоришь?

К.ЛАРИНА: На полном серьезе, я тебе клянусь.

А.ДЕВОТЧЕНКО: Боже мой.

К.ЛАРИНА: Ну? А ты говоришь. А ты говоришь «Трибуна». Что тут можно сделать? Мало того, что... Нет, козлов полно везде и всегда, и в зрительном зале и среди слушателей, и на митингах – это понятно. Но сам факт, что государственный институт берет к рассмотрению этот иск, и на полном серьезе начинает шить уголовное дело режиссеру.


20 июля 2009 | 11:47

Окончание заголовка - НЕТ.
.


diktor 20 июля 2009 | 23:31

без комментов
...гость неинтересен....


21 июля 2009 | 07:54

Ну, почему же не интересен? Он хороший актёр. Кого хочешь сыграет. Хоть персонажей Гоголя, хоть гражданообщественника.


21 июля 2009 | 07:59

А ориентироваться по блогам..... Ну, можно, конечно, считать, что их пишут все исключительно сами. Если хочется, то можно, как говарявал Козьма Прутков.

Во всяком случае, сей актёр от вопроса написания речей для митингов почему-то уходил.

Поэтому интервью получилось очень даже информативным.


21 июля 2009 | 08:03

В интернете для речуг такого рода можно найти всё, что хочешь. А в КУБИКИ ИГРАТЬ несложно.


22 июля 2009 | 01:16

И не надоело Лариной приглашать неинтересных гостей только для того чтобы выудить из них оппозиционный пафос аки бальзам на сердце всеми любимой ведущей?


smorodinka 24 июля 2009 | 20:37

недавний "Культурный шок"
Алексей Девотченко - великолепный актер, я знаю о чем говорю: я работала с ним в одном театре и его Порфирия Петровича из "Преступления и наказания" я не забуду никогда! Так же как и его героя из телефильма "Реквием каравану PQ 17", а Холден из Над пропастью во ржи"!..
Но... горячее выступление на ЭМ меня ни в чем не убедило. Эмоции переполняли, а диалога не получилось, говорила в основном ведущая. И такой черно-белый мир она нарисовала, не думала я, что так по-большевистски одномерно, плоско вы видите нашу жизнь... Алексей, есть в вас что-то от Нечаева с его "Катехизисом"...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире