'Вопросы к интервью
КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, ужасно будет жалко, если сейчас все замолчат. Они [гости в студии] уже разговаривают ныне минут сорок – уже всю передачу они проговорили, «прорепетировали», в итоге. Сейчас начнём разговаривать вслух. Итак, это программа «Культурный шок», здесь в студии ведущая Ксения Ларина и мои гости: Арина Бородина, обозреватель «Коммерсанта» — добрый день, Арина, здравствуйте!

АРИНА БОРОДИНА: Здравствуйте!

К. ЛАРИНА: Лариса Малюкова, кинокритик, обозреватель «Новой газеты» — добрый день, Лариса, здравствуйте!

ЛАРИСА МАЛЮКОВА: Добрый день!

К. ЛАРИНА: И кинорежиссёр, а также телеведущий – всё «в одном флаконе» — Тигран Кеосаян. Добрый день, Тигран!

Т. КЕОСАЯН: Добрый день, добрый день!

К. ЛАРИНА: Наша тема сегодня: «Нужна ли новая жизнь старым киногероям?» и, как вы понимаете, тема эта подсказана премьерой фильма «Ирония судьбы, продолжение», который уже многие посмотрели – кстати, кто-нибудь цифры знает, сколько посмотрели? А-а, вот Арина [Бородина] знает.

А. БОРОДИНА: Почти…Вы имеете в виду бюджет? Говорят, что почти пятьдесят миллионов, и в начале недели они об этом объявят. Во всяком случае, это побило рекорд «[Ночного/Дневного] Дозора».

К. ЛАРИНА: Да, да.

А. БОРОДИНА: Там сорок семь с чем-то миллионов долларов.

К. ЛАРИНА: То есть, можно сказать, что массовая аудитория это уже посмотрела – этот фильм, и продолжает.

А. БОРОДИНА: Более, чем… Кстати, вчера у вас, на «Эхе [Москвы]» была новость, что американские кинопрокатчики назвали «Иронию судьбы[, Продолжение] самым кассовым неамериканским фильмом последнего уикенда.

К. ЛАРИНА: Уже?!?

А. БОРОДИНА: Так у вас на «Эхе» новости.

К. ЛАРИНА: Серьёзно?!!

Т. КЕОСАЯН: В Америке??!! Во как!!!

А. БОРОДИНА: Американские кинопрокатчики – нет, в России – что это в этот уикенд этот фильм был самым кассовым неамериканским фильмом, вообще.

К. ЛАРИНА: А-а-а. У нас, здесь [в России].

Т. КЕОСАЯН: Я думал, в Америке…

К. ЛАРИНА: Я думала тоже – в Америке… — испугалась…

А. БОРОДИНА: А я так поняла, что ВООБЩЕ среди неамериканских картин…

К. ЛАРИНА: Ну, в общем, короче. Поговорим про эту, вот, весьма искусственную историю – продолжение жизни людей, персонаже, которые остаются, всё-таки, на мой взгляд, в совершенно другом времени. И когда это искусственное продлевание жизни там представляют на экране, мне кажется, что в этом есть что-то такое, ну, не очень естественное. Про это мы поговорим с нашими слушателями сегодня обязательно.

А почему Тиграна хотела сегодня позвать – потому что первый был вопрос бы к нему – конечно, очень хочется увидеть продолжение бесконечных «Неуловимых мстителей», Тигран, да… Представляешь?

Т. КЕОСАЯН: Да… Нет, не хочется. Мне нет.

К. ЛАРИНА: Кто и с кем, кто кого родил, не хочется?

Т. КЕОСАЯН: Нет. Ужас какой…

К. ЛАРИНА: Потому что, когда была «Корона Российской империи», они уже были взрослые, а хотелось, чтобы было всё дальше и дальше. Чтобы увидеть, как они все поженятся, будет ли Яшка[-Цыган] с Ксанкой [Щусь], будут ли у них дети – а что Вы делаете сейчас?

Т. КЕОСАЯН: Слушаем эфир.

К. ЛАРИНА: Правда?

Т. КЕОСАЯН: Нет, правда.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, у вас там пьеса какая-то разыгрывается.

Т. КЕОСАЯН: Я не могу даже объяснить. Телезрители… радиослушатели даже не поймут.

К. ЛАРИНА: А что, скажите?

Т. КЕОСАЯН: Нет, если вы имеете ввиду серьезно, то с года 1992-го ко мне приходили предложения по поводу того, чтобы продлить.

К. ЛАРИНА: Серьёзно?

Т. КЕОСАЯН: Я считаю, что это совершенно неправильно.

К. ЛАРИНА: Но все же актеры живы-здоровы!

Т. КЕОСАЯН: Ну я понимаю, что все живы. Дай Бог здоровья и семьям, и детям, и внукам, там уже внуки! Я даже не буду сейчас останавливаться на том, почему этого не должно быть, я остановлюсь только на одной причине – это то, что, я считаю, что если есть что-то и хорошо сделано, это мой ближайший родственник, папа, сделал, зачем пытаться что-то сделать искусственно. Всё хорошо тогда, когда появляется. Была романтическая история, никому в голову не влезет, что это красные бандиты, это просто молодые пацаны и одна девочка, которые борются с несправедливостью. Папу убили у одного из них, вернее, у двух. Вот и всё. Есть не красные и белые или бандиты. Абсолютно детская история. И поэтому, наверное, это романтический флёр. Сейчас очень неромантичное время и в 90-е тем более. Поэтому, на мой взгляд, просто это не нужно делать.

К. ЛАРИНА: Нет, были попытки.

Т. КЕОСАЯН: «Неуловимых»?

К. ЛАРИНА: нет, «Парень из нашего города», была попытка продлить жизнь героев, Сергея Луконина и его невесты Вари, ставшей потом женой. Николай Крючков и Лидия Смирнова приняли участие в этом фильмы, я не помню, как он назывался, может, Лариса вспомнит?

Л. МАЛЮКОВА: Нет, к сожалению. Их было очень жалко. Это главная проблема.

А. БОРОДИНА: Что далеко ходить? «Карнавальная ночь» была в прошлом году. Надо сказать, что в российском кино римейки гораздо реже встречаются, чем в западном кино. Там большая традиция римейков. Хотя и у нас, в относительно последнее время, были такие истории. Если вы помните, Пётр Тодоровский сделал картину «Ретро втроём», это был римейк знаменитого фильма «Третья Мещанская». И сделала Рената Литвинова «Самолёт. Небо. Девушка»…

Л. МАЛЮКОВА: «Небо. Самолёт. Девушка».

К. ЛАРИНА: Римейк.

А. БОРОДИНА: Поэтому такие вещи встречаются, но, все-таки, мне кажется, они делаются ради чего-то. Кстати, Н.С. Михалков, который экранизировал по-своему пьесу, которую поставил в своё время Сидни Люмет «12 разгневанных мужчин», мне кажется, что он не зависит от того, как относиться к этой картине, у него были другие задачи. Он брал какую-то основу, это ближе к экранизации классического произведения, которая не является римейком, сколько угодно можно.

К. ЛАРИНА: Конечно!

А. БОРОДИНА: И «12 стульев».

К. ЛАРИНА: «Три сестры» ставим спектакли по 100 тысяч спектаклей в мире.

А. БОРОДИНА: Точно также, мне кажется, и в этих случаях, это та история. А есть случаи, что современный кинематограф и показывает, когда берется римейк для того, чтобы взять бренд и раскрутить аудиторию на бренд. И ничего не привнести в него нового, я имею ввиду, с точки зрения какой-то идеи, осмысления современного времени, дыхания. Тогда это абсолютно такой классический уже развод зрителя на известные фильмы.

Л. МАЛЮКОВА: Вы намекаете на «Иронию судьбы. Продолжение»?

А. БОРОДИНА: Я говорю о западном опыте, частично он относится и к «Иронии судьбы. Продолжение». Для меня это бесспорно.

К. ЛАРИНА: Мы сейчас перейдем к «Иронии судьбы». Обязательно поговорим, потому, что у всех разное мнение и все, присутствующие, его смотрели. Мне кажется, что здесь нарушаются такие законы сериальные, когда герой может существовать во времени, я имею ввиду, сериальный в широком смысле этого слова, а не в смысле сериала, как жанра на телевидении. Бондиана, классический пример. «Джеймс Бонд», сколько лет он существует? 40 с лишним лет.

А. БОРОДИНА: С первого романа, практически сразу стали экранизировать.

К. ЛАРИНА: Никому не приходит в голову пригласить Шона Коннери, чтобы он сыграл старого Джеймса Бонда.

Т. КЕОСАЯН: Нет! Пришло в голову! Никогда не говори «никогда». Его вернули и он сыграл сам себя же.

К. ЛАРИНА: Тот самый возраст, в котором он находился, как актер.

Т. КЕОСАЯН: Вы понимаете, это мифология!

А. БОРОДИНА: Это эпопея!

Т. КЕОСАЯН: Там нет уже возраста.

К. ЛАРИНА: Не имеет право стареть этот герой.

Т. КЕОСАЯН: Имеет право!

К. ЛАРИНА: нет! Поэтому и получилось, что, один из самых неудачных фильмов.

Т. КЕОСАЯН: «Никогда не говори «никогда»? Мне нравится.

К. ЛАРИНА: Но там он ещё в соку.

Т. КЕОСАЯН: Вы понимаете, у него харизма такая, что..

К. ЛАРИНА: Все равно они там меняют актеров, меняют девочки, меняются персонажи, актеры меняются! Мы не опираемся. О! Я скажу еще один пример ужасный, из нашей жизни, мы совсем про него забыли.

Т. КЕОСАЯН: То есть, Джеймс Бод – это ужасный?

К. ЛАРИНА: Нет, я хочу найти сюда аналог ужаса. Пожалуйста! Владимир Хотиненко, любимый мною режиссер, попробовал реанимировать, если вы помните, на телевидении «Следствие ведут знатоки», Арина, ты это помнишь?

А. БОРОДИНА: Да, была такая история.

К. ЛАРИНА: Взял тех же, оставшихся артистов.

А. БОРОДИНА: Только не помню, что это Хотиненко.

К. ЛАРИНА: Хотиненко делал. Георгий Мартынюк

А. БОРОДИНА: Знаменский и молодая девушка там была следователем.

Л. МАЛЮКОВА: А Леждей уже не было.

К. ЛАРИНА: Да. Они придумали ей фамилию на КИ, чтобы она была не Кибрит, а что-то такое… Что это было?

А. БОРОДИНА: По-моему, это Вележева.

К. ЛАРИНА: Да. Вот вам, пожалуйста, классический пример уже не римейка даже, а [невнятно].

А. БОРОДИНА: Но, ведь кому-то же нравилось! Это дело вкуса. Вот Тиграну нравится, вам не нравится.

Т. КЕОСАЯН: Что именно?

А. БОРОДИНА: Вы сейчас про Джеймса Бонда говорили. И «Следствие ведут знатоки», я тоже включила счетчик про рейтинги, они были нормальные, значит, народ смотрел!

К. ЛАРИНА: Жалкое это было зрелище.

А. БОРОДИНА: Ничего выдающегося, мягко говоря, не было.

Т. КЕОСАЯН: Арина! Скажите, у меня вопрос. А что, рейтинг – это что?

А. БОРОДИНА: Это спорный вопрос.

Т. КЕОСАЯН: Я просто считаю, что мы когда сидим и говорим, я просто слово «рейтинг» бы не вспоминал между нами.

А. БОРОДИНА: Почему? Это же цифры, факт какой-то.

Т. КЕОСАЯН: нет, это коммерческое. Мало того, на сегодняшний день, мне так кажется, мы все гонимся за рейтингом.

А. БОРОДИНА: Я совсем другой аспект.

Т. КЕОСАЯН: Это продукт очень длинной истории, утрамбование мозгов.

А. БОРОДИНА: Строго говоря, Тигран, этот сериал снимали для телевидения, как некий формат, как некий продукт.

Т. КЕОСАЯН: Я не о сериале сейчас говорю.

А. БОРОДИНА: Почему я вспомнила про рейтинги. Его снимали для чего-то. Конечная цель – чтобы его посмотрели зрители. Измерить это количество можно только рейтингом. И я поэтому говорю. Я сразу вспоминаю, какие цифры, плохие или хорошие.

Т. КЕОСАЯН: Не слишком хорошо подсчитывается.

А. БОРОДИНА: Это другой вопрос!

К. ЛАРИНА: Я поняла, что тебя волнует. Мы отдельно соберемся.

Л. МАЛЮКОВА: Мне кажется, что в такой ситуации любопытно сравнить рейтинг первой серии и дальнейшей. Потому, что рейтинг первой серии – это рейтинг ожидания, рейтинг любви к тем персонажам, даже с «Иронией судьбы» тоже самое. Люди идут, чтобы встретиться со своей молодостью, с ностальгией по тем временам, когда они любили этих героев. А дальше уже непонятно.

Т. КЕОСАЯН: Буду спорить, потому, что кассу делает не категория, которая помнит «Иронию судьбы»

Л. МАЛЮКОВА: А «Знатоки» — да.

Т. КЕОСАЯН: Это телевизор. А «Ирония судьбы» — кинотеатр. И туда идет аудитория 15-25 лет.

А. БОРОДИНА: Тигран! На этот фильм идет разная аудитория, я с мамой ходила.

К. ЛАРИНА: Давайте сделаем мониторинг. Ты ходила с мамой, целая куча вас прошла?

А. БОРОДИНА: Мы были с мамой в клубе «Эльдар» на премьере. Моя племянница, со своим молодым человеком и с его родителями ходила сначала, потом вторая моя племянница ходила, младшая пошла по второму разу, тоже со своим молодым человеком. В общем, наша семья в полном составе.

Т. КЕОСАЯН: Внесли трудовую копейку!

А. БОРОДИНА: Я по приглашениям была, поэтому мой бюджет здесь не учитывается. Нам всем, с разными оговорками фильм, поскольку один член нашей семьи смотрел фильм дважды, нам всем фильм понравился. При разных, я говорю, нюансах, оговорках и т.д. А я вышла, честно говоря, напрягаясь шла, а вышла с очень хорошим настроением. Смеялась, пару раз слеза выкатилась, песни прекрасные, Пугачеву обожаю. Слушала саундтрек на диске, у меня положительное впечатление, если говорить коротко.

Т. КЕОСАЯН: Я ходил с женой и дочкой, я вам должен сказать, что это было дня четыре назад. Должен сказать, что это волшебный кинотеатр, там европарк. В общем процентов 85 зала сидело в большом зале. Это я уже, как профессионал, отмечаю, это уже четвертый уикенд получается. Это не шутки. Смеялся. Не могу сказать, что мне было грустно. Замечательный саундтрек. «Ирония судьбы», вам грустно?

К. ЛАРИНА: А ребенок что?

Т. КЕОСАЯН: ребенок посмотрел, другая формация уже.

К. ЛАРИНА: Не понравился?

Т. КЕОСАЯН: Сашка сказала, что первая лучше. Мне кажется, когда мы рассматриваем «Иронию судьбы», фильм, как таковой, мы должны говорить о других вещах. Вы можете представить в первой «Иронии судьбы» «моушн контроль» [англ. motion control с машинами, когда «Toyota Camry» крутится и вдруг тормозит и опять дальше поехала. Вы можете себе представить?

К. ЛАРИНА: Человек рекламу делал?

Т. КЕОСАЯН: Не в рекламе дело, а в том, что это новый кино-язык, который должен быть адресовать зрителям, конкретным. Еще раз повторяю – от 15 до 25 лет. А когда ты ещё шрапнелью цепляешь людей, почему беспроигрышная идея? Это культовый фильм реально. Я ненавижу это слово, потому, что сейчас культовыми стали все. А вот это культовый фильм! Но поэтому я могу сказать, что молодцы, денег собрали немеряно.

Л. МАЛЮКОВА: С этой точкой зрения я абсолютно согласна. Молодцы. Шикарный бизнес-проект, абсолютно продуманный, с современными словами логистика, брендирование. Мне кажется, просто надо устраивать конференцию по этому поводу.

К. ЛАРИНА: Мастер-класс.

Т. КЕОСАЯН: Абсолютно! Без шуток.

Л. МАЛЮКОВА: Но то, как тот фильм, при довольно простой истории, это же был спектакль, который не пользовался большим успехом. И неожиданно он над этой несложной совершенно, наивной историей, почему-то подрос, потому, что там были стихи хорошие, там была какая-то музыка, какая-то атмосфера. Вот этот продект-плейсмен, который лезет каждую секунду, если ребенок есть шоколадку, то показывают «Нестле».

К. ЛАРИНА: Там весь стол накрыт был!

А. БОРОДИНА: А вы это первый раз увидели?

Л. МАЛЮКОВА: В такой степени да. Я много смотрю кино каждый день, но в такой степени! Эта операция была проделана таким образом, что в какой-то момент это начинает просто раздражать, это вылезает из ушей. Если даже это на уровне текстов вводится, если герой говорит, что если бы другая машина была, а не «Toyota», я бы разбился. Это продумано. Это стоит серьезного изучения. Я думаю, что это очень дешевая картина была по тому, как она была снята, там были компьютерные эффекты. Но, еще до зрителя, она заработала огромное количество денег во всех отношениях. Она успешный проект.

К. ЛАРИНА: Лариса, у вас тоже был семейный просмотр?

Л. МАЛЮКОВА: Нет, я пошла утром, почти сразу после премьеры, в кинотеатр «Пушкинский». Было несколько человек в большом зале, довольно мало, просто, наверное, утро, такое время, это не показатель ничего. Какие-то моменты там чудесны. Там чудесный второй план. Там плохой сценарий, Слаповского, не справился, на мой взгляд, совершенно с задачами основных героев. А герои-ветераны просто не знают, кроме Барбары Брыльска, не знают, что там делать.

А. БОРОДИНА: Я не согласна.

К. ЛАРИНА: Сейчас мы будем спорить во второй части. Я включусь потом, как очевидец, я посмотрела этот фильм 9 января или 8, не помню.

Т. КЕОСАЯН: Обратили внимание, что мы говорим о посещении фильма «Ирония судьбы», как о сводках с боевых мест.

К. ЛАРИНА: Да! Сколько человек в зале… Мы ходили вдвоем с сыном, которому 13 лет. Он всё воспринял очень правильно и позитивно, я на него всё ориентировалась, на ребёнка, поскольку, все-таки, мальчик, воспитанный в компьютерном ужасе. Он с восторгом смотрел от начала до конца, затихал там, где надо, смеялся там, где надо. До конца титров, песня пошла, уже все встают, он говорит: «Мама! Дай песню дослушать» Досидел до конца. Самое главное, от чего мне было хорошо? Что я знала, что мы пришли туда, где меня не обманут. Я пришла с ребенком, я знала, что там не будут переодеваний из женщины в мужчину, там не будет мата, жесткого порно, двусмысленных шуток.

Т. КЕОСАЯН: Вам не нравится фильм «Любовь-морковь»?

К. ЛАРИНА: Тут всё было нормально. Меня не обманули. А уже по поводу каких-то нюансов и частностей, мы поговорим в следующей части нашей программы, поскольку, на мой взгляд, там не так все однозначно. такого восторга, как Арина, не испытываю. Там есть вещи, которые вызывают вопросы. Об этом мы поговорим.

А. БОРОДИНА: Я в целом не совсем согласна с отдельными репликами.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Здесь у нас веселье! Чужие деньги считаем.

Т. КЕОСАЯН: Любимая наша забава!

Л. МАЛЮКОВА: Но без зависти.

К. ЛАРИНА: Я не обратилась к нашим слушателям. Давайте, присылайте ваши рецензии маленькие на фильм «Ирония судьбы. Продолжение». Интересно, как вы восприняли. На номер +7-985-970-45-45 и телефон 363-36-59. Ну что же, давайте немножко поговорим о фильме. Я понимаю, что очень хочется высказаться, мы поняли, что Арина Бородина, скорее, положительно отнеслась, центристскую позицию занимает Тигран Кеосаян, как коллега и профессиональный кинорежиссер и скорее против выступает Лариса.

Л. МАЛЮКОВА: Хотя тоже есть масса плюсов.

К. ЛАРИНА: У меня возникла аналогия, когда я посмотрела этот фильм. Неожиданная совершенно. С проектом Царицыно, который достроили, тот самый долгострой, который Екатерина бросила, не понравилось ей ничего, а наши люди сказали: «Нечего! Достроим!» И достроили и показали нам прекрасный Версаль в Царицыно. И мы здесь спорили со всякими критиками, искусствоведами, которые, в большинстве своем, возмущены этим новоделом, а с другой стороны, нам звонили люди и говорили: «Что вы в самом деле пристали! Людям хоть есть где погулять вообще! Красота!»

Т. КЕОСАЯН: Это правильно!

К. ЛАРИНА: Это же удовольствие. И фонтаны! Человек говорит, что плевать, что задумывала Екатерина, сделали красиво! Вот похожий случай, можно сколько угодно критиковать.

Л. МАЛЮКОВА: Неоднозначно.

К. ЛАРИНА: Арина! Что тебя, скажи, в этом фильме больше всего порадовало?

А. БОРОДИНА: Я не буду за страну говорить, я за себя скажу и за тех, с кем я смотрела. Я, конечно, сказала уже, что шла с некоторой настороженностью и опаской. Собственно, когда я шла на премьеру «Ночного дозора» в Новый год, я шла с трудом, а оказалось, что я от себя не ожидала… «Дневной дозор»! «Ночной» — это непонятно что для меня. А «Дневной» понравился.

К. ЛАРИНА: Не отвлекайся.

А. БОРОДИНА: Шла с напряжением, а вышла с эмоциями. Я не воспринимала его сразу, изначально, как в чистом виде продолжение «Иронии судьбы», обожаемого мною фильма, за исключениями некоторыми. Мне очень не понравился конец самый-самый в «Иронии судьбы. Продолжении», когда я увидела, что в купе с Андреем Мягковым, ехала Надя Шевелева, Барбара Брыльска. Мне это показалось совсем сахарно. Очень хороший был финал, когда Боярская и Хабенский, их герои, оказывались вдвоем. Но это была совсем такая сказка. Мне очень понравился Сергей Безруков и я считаю, что это его большая удача за последнее время, потому, что он оказался в четких, надежных, режиссерских руках, благодаря работе режиссера. И вообще, там нет ни одного «провисающего» кадра. Для меня. Тигран режиссер, мне не удобно при режиссере это говорить. Я ни на одну минуту не выключалась из действа. Я на первых минутах погрузилась, меня фильм держал всё это время очень плотно. Я в него окунулась и уже какие-то детали там шли. По поводу «продакт-плейсмент» я хотела возразить, потому, что, может быть, Лариса не смотрит в таком обилии сериалы, которые сейчас проходят и не читала книги Дарьи Донцовой, которые я читала какое-то время назад. Это просто выпирает из каждого угла. И, поскольку это, действительно раздражает, это чудовищно. Но, поскольку у меня уже иммунитет к этому, меня это так сильно не раздражало, честно скажу, хотя, безусловно, это минус. Но, с другой стороны, было бы странно, потому, что самый классный ход в этой истории «Иронии судьбы» — это Ираклий, разговаривающий по  «хэндз-фрии» [англ. hands-free] со своими невидимыми нам, абонентами. И делать вид, что это не «Билайн», а какая-нибудь компания «Мухомор», это было бы немножко странно.

Л. МАЛЮКОВА: И не надевать шарфик «Билайновский».

А. БОРОДИНА: Это так было смешно. И машина «Toyota» меня тоже не раздражала. Было бы странно, если бы он ездил на «Девятке». Но дело вот в чём, вот Лариса сказала про то, что реалии современной жизни, Тигран, мы сейчас спорили перед эфиром, про социальность. Вы понимаете, это слишком большая и серьезная очень претензия к фильму, который, в общем-то, мне кажется, не ставил таких целей.

К. ЛАРИНА: А какие цели он ставил?

А. БОРОДИНА: Как оказалось, невольно, эта социальность в герое Безрукова, вот этими разговорами, это и есть срез нынешней современной жизни, когда люди бесконечно, часами разговаривают по телефону, тратят свою жизнь на эти все деловые какие-то связи, звонки, контакты.

К. ЛАРИНА: Мы поняли, Арина. Давай, тебя остановлю. Я хочу понять, зачем им понадобилась «Ирония судьбы»? Можно мне это объяснить?

А. БОРОДИНА: Потому, что это самая любимая народом киноистория.

К. ЛАРИНА: Так она уже есть же!

А. БОРОДИНА: Очень интересно знать, что было потом. И последнее, что я хочу сказать…

К. ЛАРИНА: Не последнее! Я тебе еще дам слово.

А. БОРОДИНА: Хорошо!

Т. КЕОСАЯН: Вы знаете как? Тут надо понять одну вещь. Как рассматривается это кино. Вот как рассматривается? Ведь претензий можно предъявлять массу, но, смотря с какой колокольни ты смотришь на то или иное произведение. В данном случае вы спрашиваете для чего? И вы сами же сказали, Ксюша, проект. Это проект. Проект предполагает максимальное количество прибыли. Это нормально. Людей начинает подламывать «продакт-плейсмент» [англ. product placement], потому, что мы недавно только начали заниматься «продакт-плейсментом» и показываем его в кино. Тот же Джеймс Бонд, Хьюго Босс, очки, машины. И так далее и тому подобное. Но если ты идешь в кино, чтобы посмотреть продолжение культового фильма, как мы относимся, это наш менталитет. Это наше! Этот салат «Оливье» и «Ирония судьбы» фоном. Или сначала это было не фоном, а потом стало фоном. Но это наше родное. Если ты так относишься, то тогда тебя будет раздражать масса вещей. Если ты просто идёшь смотреть кино, то ты можешь просто сказать, что Безруков сыграл замечательно!

К. ЛАРИНА: А Миша Ефремов!

Т. КЕОСАЯН: А дальше начинаются вопросы.

К. ЛАРИНА: А какие эпизоды замечательные у всех ребят, которые играют милиционеров!

А. БОРОДИНА: Прекрасные! А работа художников и гримеров какая!

Т. КЕОСАЯН: Все замечательно и хорошо. Но еще раз повторяю, как ты подходишь к этой картине. Если с точки зрения извлечения прибыли и вот мы сделали, к нам в голову пришла мысль сделать продолжение «Иронии судьбы». Браво! Браво! Цели выполнены. Если ты подходишь, ты не находишься в зале конкурсного показа Каннского фестиваля. Ребята! Поэтому это две разных истории. Мухи отдельно, котлеты отдельно! Вот и всё. А цели и не было взять 18 Оскаров.

А. БОРОДИНА: Я, в продолжении, абсолютно согласна с Тиграном. Продолжу то, с чего мы начали. Мне кажется, здесь именно несовпадение ожиданий и проектирования этой картины. Это вилка, потому, что все зависит от количества. Тут был такой явный перебор в коммерческих устремлениях автора, что это для меня лично, в отличие от Арины, это зашкалило. Когда зритель тоже становится частью ностальгии, частью она вкладывается, давайте это так сделаем, а это так. В этом смысле всё на продажу, для меня. Что касается самой картины, конечно, если это обычная новогодняя история, она сама по себе живая, неплохая, очень плотно смонтированная. С точки зрения сценария она очень недоделанная. Или они там замучили его, я знаю, там было много вариантов. Много людей переписывали. Это большая проблема. В итоге главной линии все основные сюжеты, для меня, оказались логически не прописанными, не доведёнными, кроме персонажа Безрукова, что не вызывает ни у кого никаких претензий, это удивительно придуманная роль. Поэтому так было хорошо. Это же по-молчалински, вы помните, как он извивается, залез на какой-то диванчик, за этим ухом… Это же образ! Абсолютно для современного времени. Это очень здорово, это не вызовет никаких… Этот человек на глазах превращается из абонента в человека.

К. ЛАРИНА: Я боюсь, Арина, что это заслуга актера, а не режиссера в данном случае. Потому, что тогда это чувствовалось бы во всех ролях. Почему тогда нечего делать остальным?

А. БОРОДИНА: Дело в том, что у Безрукова было очень много нюансов в последних киноролях, в том же «Есенине». От режиссера очень много зависит. При Тигране мне не очень удобно.

Т. КЕОСАЯН: Да при чем здесь Тигран! У Безрукова прописанный персонаж! Это, ребята, по профессии.

К. ЛАРИНА: Мой вопрос. Зачем им понадобилась «Ирония судьбы»? Это, конечно, вопрос к создателям больше, хотя с ними разговаривать бессмысленно. Они свое сняли, сказали, наше дело – обсуждать. «Ирония судьбы», как точка отсчета, потому, что персонаж Безрукова, он вообще никакого отношения к первой истории не имеет. Он поэтому и получился! Он свободен от этого шлейфа, от этих рамок, в которые забрались все остальные. Поэтому и получился образ.

А. БОРОДИНА: Не было бы 40 млн зрителей, если бы не было «Иронии судьбы». Это бренд! Это качественное брендирование продукта.

К. ЛАРИНА: Жалко ведь. Люди должны что-то делать в кадре, а когда из них делают «Петрушек», я имею ввиду старших актеров, им играть нечего.

Т. КЕОСАЯН: А кому жалко? Эльдару Александровичу? Не думаю.

К. ЛАРИНА: Он не хочет комментировать вообще.

Т. КЕОСАЯН: Премьера прошла.

А. БОРОДИНА: Он вышел на сцену в зале, говорил слова, реакции какие-то у него были. Он сказал, что не будет публично комментировать, но он тронут.

Т. КЕОСАЯН: Причем, в том возрасте, когда ему, в принципе, наплевать, по большому счету.

А. БОРОДИНА: Он сказал, что он мог бы многое сделать по-другому, но это делали другие люди.

К. ЛАРИНА: Я, все-таки, хочу вас привести к одной простой мысли, которая очевидна, на мой взгляд, что отсутствие творческих идей сегодня зашкаливает. И в телевизоре, и в кино, и в театре. Та самая «Ликвидация», которую мы с тобой так шумно обсуждали…

Т. КЕОСАЯН: Мне очень нравится!

К. ЛАРИНА: Хороший фильм, но это эксплуатация одних и тех же творческих идей! Абсолютно! Просто хорошо сделанных.

Т. КЕОСАЯН: Потому, что это история из детства. Сначала ведь снимается кино, или ставится спектакль, но он не остается на пленке, а когда остается, чаще всего бывает без энергетики, до свидания, совсем другой жанр искусства. Кино снимается. И снималось, по-крайней мере, в то время, потому, что надо было кормить семью. Я сейчас просто вам расскажу. Прокормить семью, потому, что надо было трудоустроиться, надо выплачивать за кооператив, если кому-то повезло. Я специально сейчас говорю. В школу надо отводить, за школьные завтраки надо ребенку давать деньги.

Л. МАЛЮКОВА: А сегодня не так?

Т. КЕОСАЯН: Просто получались, это я говорю потому, что я свидетель этого. «Андрей Рублёв», «Ирония судьбы», «Неуловимые мстители» и т.д., фильмы получались такие. Это зависит, знаете от чего? От того, КТО делает. Потом появляются мифологизмы, легенды.»Вы знаете, он ходил и думал…» Да ни о чем он не думал! Он думал, конечно, он честный, просто это ГЕНИЙ! Понимаете? Не надо подкладывать каких-то тяжелых вещей. И там было всё просто, просто прошло 30, 40 лет и остался фильм в памяти и на телеэкранах, и в кинотеатрах. Главное – в душе. Подождите 30 – 40 лет. И посмотрим, что из 90-х, из 2000-х, в принципе останется. Есть опасность, что ничего.

А. БОРОДИНА: Вот это и есть та опасность!

Л. МАЛЮКОВА: Останется Герман, останется…

Т. КЕОСАЯН: Герман останется из 80-х.

К. ЛАРИНА: Он гений, это другие мерки.

Т. КЕОСАЯН: Это надо подождать, через 30 лет.

А. БОРОДИНА: Подождите! Есть один нюанс. Уважаемый и талантливый Рязанов в прошлом году, мы видели «Карнавальную ночь – 2». На нее же без слез взглянуть нельзя. А «Ключи от спальни», снятая гениальным режиссером. Это же смотреть невозможно.

Л. МАЛЮКОВА: Дело в том, что, мне кажется, здесь два основных слона. Первое – это кризис идей, который существует не только в нашей стране, кризис идей, который мы видим постоянно. Когда американцы переснимают, почему они делают римейки европейских картин?

Т. КЕОСАЯН: У них тоже кризис.

Л. МАЛЮКОВА: Я считаю, что не стояла такая задача у «Иронии судьбы. Продолжения» войти в историю. И самый главный вопрос – ради чего. Дело в том, что когда фильм «41-ый» Григория Наумовича Чухрая, когда он его переснимал, а была знаменитая картина Протазанова, на мой взгляд, она драматичнее, ярче и страшнее, Чухрай снимал картину не только про 41-ый, про столкновение в своем времени, про любовь, про столкновении социального и любви. Это была картина, это была цель. И теперь интересно смотреть обе картины, они совершенно разные. Но это римейк же!

Т. КЕОСАЯН: Вы фамилию этого режиссера назвали. Чухрай! Великий!

К. ЛАРИНА: Я другой пример приведу, совсем недавний.

А. БОРОДИНА: Зритель другой сейчас.

К. ЛАРИНА: «Над темной водой» Дмитрия Месхи и Валерия Тодоровского. Конечно, это римейк, попытка повторить успех, зафиксировать успех «Заставы Ильича» Хуциева. Он настолько личностный, самодостаточный, там образы созданы удивительные, удивительными актерами, Кузнецовым, Ильиным. Абдуловым.

Л. МАЛЮКОВА: Из хороший работ Александра Абдулова.

А. БОРОДИНА: У Месхи это один из лучших фильмов.

К. ЛАРИНА: Потому, что вопрос, про что.

А. БОРОДИНА: Главное – зачем режиссер, как сказал абсолютно правильно сейчас…(пауза)

Т. КЕОСАЯН: Тигран меня зовут.

А. БОРОДИНА: …Тигран, дело в том, что когда это деньги, когда это бюджеты, сейчас это главное  — зрители, рейтинги, это диктует возвращение к тем хорошим, интересным идеям. Или это волнует человека. Есть возможность снять эту картину. А сейчас Госкино дает возможность снимать картины. Значит, действительно, можно пробить все эти конкурсы легко.

Т. КЕОСАЯН: Можно!

А. БОРОДИНА: Огромное количество фильмов, где эти фильмы?

Т. КЕОСАЯН: Идей нет! Америка пухнет от денег, идей нет!

А. БОРОДИНА: Ещё одно объяснение, почему появился этот фильм. В чем я почти уверена, боюсь, что это так и будет, через два года его покажут по телевизору.

К. ЛАРИНА: Может быть, раньше.

А. БОРОДИНА: Может и раньше. Эта связка будет абсолютно гениальной! Это будет 1 января, потому, что…

Т. КЕОСАЯН: А как программировать?

А. БОРОДИНА: Я думаю, что Константин Эрнст сообразит, если к тому времени все так останется, но мне кажется, что это будет 1 января, «Ирония судьбы», сначала первая, потом вторая, после программы «Время».

Т. КЕОСАЯН: С шести!

А. БОРОДИНА: Да. Люди будут просыпаться и это будет гениально! И когда этот фильм закончился, это вторая моя мысль, я подумала, что по телеку это будет зашкаливать. Более того, я почти уверена на 100 процентов, что его очень сильно и активно посмотрят даже те, кому он не нравится, по второму и третьему разу. Потому, что, с точки зрения телевидения, а это будет другая теле-версия, мне сказали, что там урезали до трех часов, и сценарий, и роль, и образ Лизы Боярской. Я думаю, что теле-версия будет иной, может быть, кстати говоря, у меня тоже есть вопросы к сценарным линиям, особенно к линии главных молодых героев.

К. ЛАРИНА: Я вообще не поняла, кто они такие.

А. БОРОДИНА: По части лирики. Но это и не важно для меня.

К. ЛАРИНА: Как не важно!!?

А. БОРОДИНА: Мне не важно, кто была Надя Шевелева и Женя Лукашин.

К. ЛАРИНА: Поэтому ты и говоришь, что Безруков лучше всех.

А. БОРОДИНА: Да, но это не потому, что он оператор или менеджер «Билайна», а кем он работает, неважно, тем более, Лиза говорит прекрасный монолог, что она учится на юридическом факультете, куда ее направили родители.

К. ЛАРИНА: Причем здесь это? Я не говорю про профессию, я хочу понять, из чего этот образ складывается, где характер? Там нечего людям делать!

А. БОРОДИНА: «Иронию судьбы» сняли для того, чтобы привлечь на Новый год, 1 или 2 января массовую аудиторию к телеэкранам. Человек, который снимал, он телевизионщик до мозга костей, Эрнст и Максимов, конечно, они делали расчет для телевидения. И это один из коммерческих их расчетов, когда они затевали с этой кампанией. У них будут права на этот фильм. Ну что говорить…

К. ЛАРИНА: Читаю, что здесь пишут. «Единственный фильм-продолжение, который приятно смотреть. Остроумовы». «Человек-года – Ахеджакова. Она себя как бренд сохранила». «Спасибо за чудесный фильм, удачное продолжение, все в восторге, сидели в зале до последнего звука. Так хорошо было на душе». «Критики! Не умничайте! Фильм для всех возрастов, чистый, благородный. Валентина. Волгоград», «Ландыш серебристый» останется. Ура. Мария Ивановна».

А. БОРОДИНА: Хороший «Ландыш серебристый», мы его любим всей семьей, муж его любит.

Т. КЕОСАЯН: Мужу особый пример.

К. ЛАРИНА: Пример режиссерского лукавства.

Т. КЕОСАЯН: Почему?

К. ЛАРИНА: Давайте вспомним, сейчас мы с тобой разберемся. «Ландыш серебристый» изначально был художественным фильмом.

Т. КЕОСАЯН: Он и есть художественный фильм.

К. ЛАРИНА: Полным метром, который мы все полюбили. А потом вдруг…

Т. КЕОСАЯН: Не вдруг!

К. ЛАРИНА: …появляется сериал.

Т. КЕОСАЯН: ну?

К. ЛАРИНА: И я понимаю, что не хватило человеку…

Т. КЕОСАЯН: нет! Всё просто очень. Это коммерческий проект.

К. ЛАРИНА: А! Это тоже проект? Идея, которую нужно зафиксировать до конца, выжать.

Т. КЕОСАЯН: Ничего подобного! Фильм, это фильм, это то, что я хотел, а сериал – это тоже то, что я хотел, но только это история, которая взята, как и первый фильм, из жизненного опыта шоу-бизнеса.

К. ЛАРИНА: Ты эксплуатировал ту же самую идею, которая у тебя удачно сложилась.

Т. КЕОСАЯН: Абсолютно!

А. БОРОДИНА: Но там тоже не все было ровно, в этих сериях, одна лучше, вторая слабее.

Т. КЕОСАЯН: Конечно!

К. ЛАРИНА: Много было повторов.

Т. КЕОСАЯН: Теперь стало ясно, что артисты не являются локомотивами проката. Это все прокатчики собрались и продюсеры, что это звезды огромные, это уже не катит для кинотеатра. Для сериала – да. Но никак не для кинотеатра, потому, что телезритель и кинозритель – это два абсолютно противоположных мира, потому, что телезритель – это ленивый, это человек, который сидит на диване, ему приносят это теледейство. А кинозритель должен пойти, купить билет. И артисты, которые все в сериалах, выяснилось, что не отбивают денег в кинопоказе.

А. БОРОДИНА: Да они и работают в кинопоказе сериальном.

Л. МАЛЮКОВА: Я бы сказала, первоочередная роль.

Т. КЕОСАЯН: Разные подходы к сериалу и фильму. Это разные задачи, разные жанры, я бы даже больше сказал.

К. ЛАРИНА: Я знаю, что сейчас сразу делается два варианта.

А. БОРОДИНА: Я хочу сказать совсем о другом. Реплика Андрея Мягкова в «Иронии судьбы. Продолжение», что любви в прошедшем времени не бывает, она еще в промо меня цепляла. И весь этот монолог мне показался очень удачным, не фальшивым.

К. ЛАРИНА: А мне было неудобно смотреть.

А. БОРОДИНА: А меня зацепило, что любви в прошедшем времени не бывает. И у меня такая пошла ассоциативная мысль, которой я не ожидала, когда я слышала эту фразу. Ассоциации совершенно разные.

Т. КЕОСАЯН: Вот с чем я с Ариной согласен, что это будет потрясающий телепродукт.

А. БОРОДИНА: Я просто уверена в этом.

Т. КЕОСАЯН: Я реально говорю.

А. БОРОДИНА: И он будет долго крутиться, гораздо больше, чем это было в кино. Это важно.

Т. КЕОСАЯН: В кино он будет 3 месяца крутится.

А. БОРОДИНА: Он будет несомненно очень значим от связки этих двух фильмов. С точки зрения телевизионного восприятия.

К. ЛАРИНА: Не знаю, я, все-таки, склоняюсь больше к какому-то упадническому настроению.

Т. КЕОСАЯН: В каком смысле?

К. ЛАРИНА: В том смысле, что эта страсть, тенденция к упрощению, уходу чувственности, тонкости из современного кино, эта тенденция сохраняется. И «Ирония судьбы. Продолжение» подтверждает эту мою мысль и мне от этого грустно. Здесь больше потерянного, чем приобретенного.

Л. МАЛЮКОВА: Потерянного много.

К. ЛАРИНА: И никто не собирается это потерянное найти. Бекмамбетов, я с ним не знакома, но мне кажется, он относится…

Т. КЕОСАЯН: Очень талантливый режиссер.

К. ЛАРИНА: Он талантливый, наверное, человек, но это человек другой формации, вот с чего мы начали.

Т. КЕОСАЯН: В каком смысле?

К. ЛАРИНА: Ну не знаю, он очень с холодным носом это кино сделанное, как и все «Дозоры» предыдущие.

Т. КЕОСАЯН: Он очень нехолодный человек и режиссер, это я говорю не в защиту фильма. Ксюша, это заказ.

К. ЛАРИНА: В этом и ужас!

Л. МАЛЮКОВА: Сегодня же не бывает почти такого уровня, когда это проектирование, это не фильм режиссера Бекмамбетова, это фильм общий. Там, я уверена, что и Эрнст, и Максимов, огромная группа была специальных креативщиков, рекламщиков. Это создаётся проект, а мы оцениваем это, как работу Бекмамбетова. Это надо всегда учитывать.

А. БОРОДИНА: Я думаю, что в сценарии поучаствовали, я даже знаю, и Эрнст и…

К. ЛАРИНА: Да! Конечно!

Л. МАЛЮКОВА: Здесь я соглашусь, это не самая удачная работа, хотя он, безусловно, способный сценарист. С тем же «Участком», сериалом первым..

К. ЛАРИНА: Я его не люблю.

Л. МАЛЮКОВА: С точки зрения ремесла.

К. ЛАРИНА: Нам напоминают «Зимнюю вишню», удачный фильм. Авторское кино.

Л. МАЛЮКОВА: И все равно, вы знаете, там все равно была игра на понижение, если вы помните. И третья часть была высосана практически.

Т. КЕОСАЯН: И «Шерлок Холмс» тоже.

А. БОРОДИНА: «ХХ век» тоже был не ахти.

Л. МАЛЮКОВА: «Шерлок Холмс» иначе смотрится, чем когда дожимают за счет героев.

К. ЛАРИНА: В чем причина такого сегодняшнего, Лариса, к тебе обращаюсь, как к профессиональному критику, к сегодняшней творческой всемирной импотенции?

Л. МАЛЮКОВА: Вообще классики говорили, что существует 7 сюжетов, но они уже вытоптаны все, поэтому сейчас такое время в кинематографе, я смотрю на фильмы, две вещи создают хорошую картину. Либо это арт, когда постмодернистские вещи, когда отовсюду берутся идеи и из них сплавляется в котле мастера новый фильм, можно много об этом говорить. И второе то, что мы видим сейчас у наших братьев из бывших социалистических стран. Это кино социальной температуры, горячей, как румыны делают сейчас, немцы. «Четыре месяца», пронзительная картина. Можно об этом тоже говорить, но это фильмы, спровоцированные болью людей за то, где они живут, кто они, как они живут. Наши кинематографисты почему-то этим вопросом задаются все меньше и меньше. И вы мне не назовёте большого количества картин, есть, все-таки есть, какие-то небольшие прорывы в этом смысле, но очень мало людей интересуются тем, кто они, где они живут, в каком времени, как их зовут и почему.

Т. КЕОСАЯН: Любое хорошее кино, я не буду говорить великое, это о людях.

Л. МАЛЮКОВА: Мы говорим не вообще о людях, Тигран. А то, о чем там, три месяца, четыре.

Т. КЕОСАЯН: Вы говорите о социальном срезе?

Л. МАЛЮКОВА: Да, которое сейчас набирает мощную силу во всем мире. Очень яркие картины, которые касаются недавнего прошлого, как в Германии. У нас же эти пласты не обследуются, как жили наши родители, почему они так жили, что происходит в стране, почему мы воюющая страна, об этом ничего не снимаем. Почему мы не говорим о том, о чем мы думаем?

К. ЛАРИНА: Может быть, в «Иронии судьбы» именно этого мотива мне не хватило. Водораздела между вчера и сегодня, не только, что вчера были телефоны, когда Безруков говорит «Звонок в прошлое» на телефон с проводом. Надо было остановиться подробнее, было бы кино. А так – безвременье.

А. БОРОДИНА: Но главное – эмоции, люди разные.

К. ЛАРИНА: Эмоции такие. Сейчас 15 часов, 1 минута. Мне сейчас голову оторвут!

Т. КЕОСАЯН: А мы никуда не уйдём, Ксения!

К. ЛАРИНА: Всё! Спасибо вам большое!

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

07 июня 2009 | 17:26

Обращение к Тиграну.
Тигран,не позорьте,пожалуйста,Великую Армянскую нацию.Из Вас такой Армянин,как из Дюймовочки слон.Мне все равно,будет ли этот комментарий виден или удален,главное,чтоб до Вас дошло,женившись на агарке,Вы отделили себя от Армян. Ваша дочь никогда,как бы Вам не хотелось,не буде Армянкой,потому что маманя ее просто не сможет воспитать по-Армянски,на "рынке невест",дочка тоже будет второсортницей,опять же,потому что мама боз.Раз родня Вам разрешила этот брак,от Армян в Вас ничего нет,поэтому,пожалуйста,прекратите кичится,что Армянин.Если б были Армянином,то жили б,как Армянин,а так-позор для нации.


klaus 02 февраля 2010 | 07:52

новая жизнь старым фильмам
Фильмы - фильмами, но talk-show с Тиграном эДмондовичем, что посмотрел вчера на ДТВ ( о продуктах питания) - это профессионально!
А в отношении того, что "Тигран,не позорьте,пожалуйста,Великую Армянскую нацию"- это чушь несусветная. Он и Россию прекрасно представляет к тому ж. Спасибо. Умный, классный мужик.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире