'Вопросы к интервью
КСЕНИЯ ЛАРИНА: 14 часов 9 минут. Как и было обещано, в это время мы сегодня собрались с нашими коллегами Ириной Петровской, обозревателем «Известия» и «Эхо Москвы». Привет, привет.

ИРИНА ПЕТРОВСКАЯ: Да, давно не виделись.

К. ЛАРИНА: Ариной Бородиной, обозревателем газеты «Коммерсант».

АРИНА БОРОДИНА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Александром Мельманом, обозревателем газеты «Московский комсомолец».

АЛЕКСАНДР МЕЛЬМАН: Добрый день.

К. ЛАРИНА: А также представителем «Эхо Москвы» Ксенией Лариной для того, чтобы обсудить телевизионные события прошедшего 2008го года. Итак, как мы тему сформулировали: события 2008го года глазами телевидения: мифы и реальности. Т.е. что было в реальной жизни, как это освещалось на телевидении, если говорить, прежде всего, о политических событиях, а не о развлекательных событиях. Ну, еще я бы добавила сюда, мне бы очень хотелось, чтобы мы поговорили еще о тех событиях, которых как бы не было в телевизионном эфире, но на самом деле они были. Не секрет, это такая аксиома, что если телевидение не показывает какое-то событие, то, значит, его не было. Так они были, эти события, товарищи. И Вы сегодня тоже в этом убедитесь. Я думаю, что есть, что вспомнить из ушедшего года. Я посмотрела опросы общественного мнения различных структур, типа Фонд Общественного мнения, ВЦИОМа, что говорит народ о главных событиях ушедшего года. Ну, давайте, я просто Вам назову, что называют люди из главных событий прошедшего года. Безусловно, по мнению корреспондентов ВЦИОМа, на первом месте 48% россиян считают главным событием 2008го года смену президента и правительства. На втором месте – конфликт в Южной Осетии, война с Грузией. Далее следует финансовый кризис, визит президента Медведева в Венесуэлу, Бразилию, внесение поправок в конституцию, смерть патриарха Алексия Второго, выборы премьер-министра, олимпиада в Пекине, съезд Единой России, ну, и дальше какое-то такое странное событие, абстрактное – укрепление мировых позиций России. Всего лишь 2%. Безусловно, мы должны коснуться последних событий, связанных с так называемой газовой войной, газово-информационная война, которая проходит на наших глазах между Украиной и Россией. Про это нас спрашивали наши слушатели еще утром в программе «Человек из телевизора» и сегодня мы этой темы коснемся. Параллельно тот же ВЦИОМ проводил опрос по телевизионным программам, что наши зрители называют самыми лучшими программами телевизионными в прошедшем году. Вот я думаю, Арине Бородиной это будет приятно узнать, как заведующей рейтингами.

А. БОРОДИНА: Неужели «Модный приговор»?

К. ЛАРИНА: Нет, впервые за 3 года первое место занимает новостная программа «Вести», «Вести недели». Вы поняли?

А. БОРОДИНА: Так «Вести недели» или «Вести»?

К. ЛАРИНА: «Вести» и «Вести недели». Вот так вот.

А. МЕЛЬМАН: Субботние или воскресные? С Брилевым или с Ревенко?

К. ЛАРИНА: Вообще – «Вести». А дальше «Звезды на льду», «Ледниковый период» и «Жди меня». «Модного приговора» здесь нет в первой тройке. Вот все три программы я назвала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Так Арина порадуется по поводу «Ледникового периода» или «Вестей»?

К. ЛАРИНА: По поводу «Вестей». Ну, давайте, теперь я Вас начну спрашивать. Саш, пожалуйста, что для тебя было важным, если говорить опять же о соотношении реальной жизни и то, как эта жизнь отражалась в телевидении. По событиям.

А. МЕЛЬМАН: Ну, я на самом деле удивился… Я согласен, кстати, со многим с тем, что ты процитировала из того…

К. ЛАРИНА: Что люди называли.

А. МЕЛЬМАН: Видели люди. Единственное, что почему-то они не отметили, а для меня это было самым важным, это победа наших сборных в футболе, хоккее летом. Мне кажется, это было очень важное событие. Там в самых разных смыслах этого слова. Что касается то, что такое очень уверенное первое место занимают выборы президента, вот это мне кажется достаточно странным. Потому что мне кажется, это такое было виртуально технологическое действие, и как-то привязка…

К. ЛАРИНА: Это было телевизионное такое действо. Виртуальное, искусственно созданное.

А. МЕЛЬМАН: Искусственно созданное и люди соответственно готовы играть в эти игры, они как бы подсаживаются, они это все смотрят, голосуют за того, за кого надо, и значит, они тоже, получается, играют в это. Хотя по сути это совершенно все не так, потому что есть власть, которая занимается своими технологическими вещами с помощью телевизора во многом. Потому что телевизор – это то, что объединяет нашу с Вами любимую страну. А есть народ, который живет совершенно своей другой жизнью, и мне кажется, на власть не очень надеется, но, тем не менее, делает вид, что он очень это все одобряет и любит. Ну, в общем, это такая игра историческая уже в России, она давно уже происходит. Это меня все-таки удивило. Что же касается того, что показывали, не показывали. Мне кажется, что так или иначе, наше телевидение показывает все. Другое дело, как оно это делает. Вот, например, то, о чем говорила демократическая интеллигенция, можно говорить последние месяцы – это дело Бахминой и дело Алексаняна, что например, если действительно на главных каналах этого практически не касались, на РЕН-ТВ, безусловно, касались, то у другого федерального канала – канала НТВ у Соловьева, я имею в виду, в программе, было это все. И было дело Бахминой, и как просто другой вопрос, как это все подавалось. Это подавалось тоже очень технологично, потому что Владимир Соловьев очень умелый в этом смысле мастер. И мы помним передачу «К барьеру», где Валерия Ильинична Новодворская против Марии Арбатовой, как все это было, не буду повторять. Поэтому мне кажется, что телевидение, так иначе, оно управляется, безусловно, сверху, дальше идут некие дозировки, потому что то, чего нельзя на федеральных каналах, можно увидеть поздно ночью, скажем, в программе «Школа злословия» на том же НТВ. Это тоже есть. И опять же я говорю, что естб РЕН-ТВ, это все такой очень управляемый процесс. И практически, мне кажется, телевидение не упускает ничего. И все при этом идет под контролем кремлевских вот таких кураторов.

К. ЛАРИНА: Вот смотрите, из всего, что ты сказал, как мне представляется важным, что есть некое противоречие между выбором народа и между тем, что заметил ты. Это, безусловно, событие или не событие – перевыборы президента РФ. Я вот сейчас параллельно сморю на второй опрос от Фонда общественного мнения. Здесь они разделили на три части свои вопросы, связанные с событиями года. Первый вопрос: какое из произошедших в мире событий в 2008м году Вы называли бы событием года? Второй вопрос: хорошее событие, какое бы Вы называли событием года. И плохое событие. Так вот. Событие года – первое, все называют – выборы президента России. По сути, я согласна с Александром, не знаю, как Арина и Ирина, что это событие, сконструированное телевидением. Потому что по сути его, как события реального, его не было. Арина, не согласна?

А. БОРОДИНА: Нет, абсолютно как раз согласна с этим. Потому что это абсолютно телевизионная такая конструкция была. Конечно, события в любом государстве, событие выбора президента в любом государстве, конечно, это важно.

К. ЛАРИНА: Кстати, на втором месте наши респондеты называют выборы президента США.

А. БОРОДИНА: Которые, да, собственно тоже были. Но это действительно важно, но просто у нас это уже, скажем так, последние, получается, 8 лет, да даже не 8, наверное, больше. Ну, превращается в какую-то технологию очень хорошо отработанную. А уж история с выборами Дмитрия Медведева, она вообще превратилась в какой-то миф. Более того, у меня есть такое подозрение, что большинство респондентов, которым задавали этот вопрос, вообще не очень понимали, кого мы выбирали. Я не уверена, что многие из них назвали бы фамилию Медведев, а не, например, фамилию Путин, который стал премьер-министром в прошедшем году. Поэтому я абсолютно с этим согласна. Меня, честно сказать, возвращаясь к опросу, удивило это. Потому что все-таки с повседневной точки зрения в жизни обычного человека, наверное, действительно очень серьезным событием уходящего года была война с Грузией, конфликт вокруг Южной Осетии, война в Южной Осетии, как угодно. Конечно, это война была все равно. И экономический кризис, который наше телевидение просто упорно замалчивало. И только уже в конце года какие-то пошли первые ростки, это причем можно даже отметить, когда начался разговор в эфире, в том числе, на государственных каналах. Наверное, после того, как Владимир Путин провел большой вот этот 3часовой разговор со страной, на канале Россия – разговор с Владимиром Путиным, где были обозначены пунктирами те проблемы, в которые мы сейчас все окунемся просто настолько, насколько мы, наверное, даже еще не подразумеваем. И после этого на государственных каналах, в информационных программах стали позволять себе говорить о том, что кризис все-таки в стране есть. Его не называют по-прежнему нашим кризисом. Это все последствия мирового финансового кризиса.

К. ЛАРИНА: Которые коснулись и нас, это все так называют. Волна дошла.

А. БОРОДИНА: Естественно. Ну, об этом очень много можно говорить, о том, как замалчивали, и как не говорили, и как оптимистично все у нас обстоят дела. Это, на мой взгляд, в повседневной жизни каждого человека гораздо важнее, чем выборы главы государства. И, конечно же, про войну. Эти два события, ну, в общем, они такие очень существенные. А, кстати, что касается рейтингов и самых популярных программ вот опрос, это очень забавно, потому что естественно я в конце года подводила итоги календарного года 2008го года. Самым популярным телевизионным событием стала, конечно, трансляция футбольного чемпионата Европы, то, что сказал Саша, это матч, где наши играли с испанцами за выход…

А. МЕЛЬМАН: Где проиграли.

А. БОРОДИНА: Да, где проиграли. Это доля аудитории колоссальная 70%, на втором месте игра с голландцами. И только потом идут там сериалы, и разные другие программы. Для меня вообще, кстати, удивительно, потому что программа «Вести» при всем моем уважении возможном, гипотетическом, я бы сказала, и уж тем более, «Вести недели» собирают такие низкие рейтинги, удивительно, что респондеты, которых опрашивали, называли эту программу самой популярной. Но, тем не менее.

К. ЛАРИНА: Мне нравится. Здесь еще такие смешные вещи. Самый любимый россиянин каждого 20го двадцатого респондента – председатель правительства Путина. Путин, да. Далее следует певица Пугачева на втором месте.

А. МЕЛЬМАН: Как обычно.

А. БОРОДИНА: Ну, это, кстати, мы каждый год «Коммерсант» публикует. На третьем Аршавин, на 4м Познер. На 5м артист Хабенский.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А Дима Билан?

К. ЛАРИНА: Вот подальше.

А. МЕЛЬМАН: Ну, то, что Владимир Владимирович Познер – это здорово.

А. БОРОДИНА: Он – лучший по профессии. Вот у нас список элиты каждый год печатает «Коммерсант» совместно с ВЦИОМом там опрос. Путин идет с большим отрывом, он даже обходит Медведева.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Т.е. Путин лучший по профессии?

А. БОРОДИНА: Нет, там лучший политик Владимир Путин. Да, но там еще есть опрос лучших по профессии, и среди журналистов лидирует Познер. Кстати, очень высокие позиции у Ксении Собчак, у Владимира Соловьева. Там очень интересный список. Ну, Алла Пугачева на третьем месте после Медведева.

К. ЛАРИНА: Ирина Петровская?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ксения Собчак, не к ночи будь помянута, но мне кажется, это стал год ее триумфа, потому что Ксения Собчак ну только из утюга уже не вылезала. И наконец добилась , собственно говоря, главного, она стала лицом Первого канала, о чем в прошлом году даже еще невозможно было и подумать. Возвращаясь, конечно, к более важным событиям, чем триумф Ксении Собчак, вот это первое место выборы нашего президента, второе – выборы американского. Мне кажется, что в данном случае произошла такая замена. Это было очень заметно по так называемым опять же аналитическим и дискуссионным программам. Как будто мы выбирали Обаму. Т.е. были самые жаркие споры по поводу того, кто победит. Что несет миру…

К. ЛАРИНА: У нас была своя какая-то предвыборная кампания, мы активно в ней участвовали.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Президента. Все внимательнейшим образом, я просто это знаю по своей среде, даже далекой от политики, следили сколько набирает Маккейн, сколько Обама. И при этом на этом фоне шла такая абсолютно вялая история, которая действительно подогревалась только иногда этими событиями, кстати, сделанными исключительно в этот раз по американского образцу, вот эти шоу масштабные на стадионе, где там они происходили. В Лужниках.

К. ЛАРИНА: «Единой России».

А. БОРОДИНА: В «Гостином дворе» проводили".

А. МЕЛЬМАН: Митинги за Путина.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Думские, потом президентские выборы. И очень важный показатель, что на самом деле это людей не очень волновало. Т.е. явка там какая-то была, хотя она не имела значения. Что когда началось, собственно говоря, обсуждение вот это в начале до того, как поступили результаты, потом начали поступать результаты наших выборов, в этот момент, ну, рейтинги, Арин, по-моему, стремились к нулю на этих программах. Зато все ломанулись на фильм «Ликвидация».

А. БОРОДИНА: Это когда думские выборы были.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, это вначале еще про думские. А вот во время президентских, честно сказать, я даже уже и не помню.

А. БОРОДИНА: Там было абсолютно индифферентное отношение аудитории к всем этим форматам, потому что все, что шло не политическое в тот вечер в параллель, это пользовалось успехом. Это тогда было поразительно. Совершенно, ну, если мы говорим о рейтингах, то итоги в «Вестях недели», в информационном канале «Время» имели очень низкую долю аудитории. И…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это говорит о том, что все заранее знали о том, как все будет. Поучаствовали в некое навязанной игре, сходили, кто хотел, сходили и отдали свои голоса. Но дальше это уде совершенно не имело значения, чего там дальше, потому что все было понятно, что все, как надо, будет. Конечно, кадр года это вот эта вот…

К. ЛАРИНА: Красная площадь.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Шагающий по Красной площади под мокрым снегом…

А. БОРОДИНА: «Батяня комбат».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Под музыку «Батяня комбат» два президента. Ну, и собственно говоря, это же мы и имеем. Потому что я думаю, что до сих пор тоже опять же многие наши люди путают, и первое время и ведущие путались и называли одного премьер-министром другого да…

К. ЛАРИНА: Сейчас уже говорят просто: наши президенты.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А теперь это уже в народе говорят – наши президенты. Ну, правда, вот сейчас, когда было Рождество служба, впервые, по-моему, Дмитрий Анатольевич Медведев с супругой был один…

К. ЛАРИНА: Как это один? Там целая толпа была детей.

И. ПЕТРОВСКАЯ: В храме Христа Спасителя. Нет, дети – это другое. Это не его дети.

К. ЛАРИНА: А я не знаю. Мне никто ничего не говорил. Я видела, что это была чета в окружении детей. А уж чьи это дети.

А. БОРОДИНА: Сказали, что воспитанники это были различных школ.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Впервые на моей памяти ближайшего времени они были все-таки без второй пары Владимира Владимировича…

К. ЛАРИНА: Не надо, Владимир Владимирович всегда, у него традиция каждый год в Рождество он случайно заходит в какой-нибудь маленький небольшой храм в глубинке.

А. БОРОДИНА: И тоже в окружении детей, кстати сказать.

К. ЛАРИНА: И прожекторов.

А. МЕЛЬМАН: Ну, просто Ира ожидала, что он будет в окружении членов правительства, а он в окружении детей. Вот такая перемена слагаемых.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Припомнишь ли ты что был параллельный репортаж о том, где проводят эту ночь премьер-министр специально. Я этого не припомню, поэтому я как раз очень волновалась, где же Владимир Владимирович, и вдруг когда показали, я обрадовалась. Ну, вот, традиция соблюдена.

А. БОРОДИНА: Я в этом смысле больше того скажу. Я не припомню и мы об этом говорили, чтобы у премьер-министра какого-нибудь нашего была трехчасовая прямая линия со страной, в прямом эфире на канале, который охватывает всю территорию страны. То, чего позволил себе только Владимир Путин.

А. МЕЛЬМАН: Чего удивляться, мы же все понимаем…

А. БОРОДИНА: И чего не было до сих пор у Дмитрия Анатольевича Медведева, президента нашей страны.

К. ЛАРИНА: Задаю Вам простой вопрос. Вот опять же, судя по телевизионной жизни, жизни на голубом экране, все-таки что-то изменилось после выборов президента в стране под названием Россия, если следить за тем, как происходит отражение жизни в новостях, Саш? Сменилась ли власть в России или нет?

А. МЕЛЬМАН: Да. Были совершено непонятные ожидания либеральной интеллигенции…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Оттепели.

А. МЕЛЬМАН: Что сейчас все поменяется. И что сейчас будут такие дискуссии, и что сейчас мы вернемся просто в перестроечное телевидение. И ничего этого не произошло, и, по-моему, если так посмотреть, как были произведены выборы, кто встал, почему, благодаря кому, то понятно, что никаких перемен не должно быть, и они не будут просто. Поэтому я не знаю, откуда такие были радужные надежды.

К. ЛАРИНА: Просто официальной хроники стало ровно в два раза больше.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я скажу, Саша, откуда были радужные надежды. От фразы, которую произнес Дмитрий Анатольевич.

К. ЛАРИНА: Свобода лучше несвободы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Прозвучала, как взорвавшаяся бомба просто эффект.

А. МЕЛЬМАН: Вот если уже бомба, то, значит, мы перешли абсолютно в эту советскую систему координат, когда слова имели какое-то значение. Но народ то у нас ушлый и понимает, что слова – это отдельно, то, что происходит, в том числе, и на телевидении это отдельно. Поэтому все нормально. Просто я так вижу, что мы вернулись абсолютно в советскую систему координат. Там 70-х начала 80-х годов, когда народ там делает вид, что поддерживает партию и правительство. Я думаю, что если в конце 70-х тоже был бы опрос какого-нибудь ВЦИОМа, кто самый популярный, я думаю, что Леонида Ильича Брежнева все-таки народ бы назвал, при этом пусть оно будет. И при этом опять же жил своей жизнью. Там что вот такая очень похожая система координат на нашем телевидении показывает, в какое время мы сегодня живем. Хотя в связи с кризисом может быть, это все поменяется.

К. ЛАРИНА: Главный политик года, по мнению россиян, опять же, смотрю на результаты опроса, конечно же, Владимир Путин – 60%,

А. БОРОДИНА: Ну, то же самое. С большим отрывом, причем.

К. ЛАРИНА: На втором месте, конечно же, президент Дмитрий Медведев, но 24%.

А. МЕЛЬМАН: Это чей опрос, Ксень?

К. ЛАРИНА: Это ВЦИОМ,

А. МЕЛЬМАН: Ну, ВЦИОМовский он такой, знаешь, доверяя, но проверяй.

А. БОРОДИНА: То же самое, и в «Коммерсанте» у нас был опрос.

К. ЛАРИНА: Ну, не знаю, мне кажется, что это правда, близко к действительности. Потому что опять же, я хочу все это соотносить с телевизионной картинкой, безусловно, выключить звук и абстрагироваться, и мы все поймем, что глава государства по-прежнему носит фамилию Путин. Как ни крути.

А. МЕЛЬМАН: А можно немножко не поверить? Потому что я помню, когда президент выбирался Медведев, то его рейтинги были даже немножко выше, чем у Путина.

К. ЛАРИНА: Ну. Там поднадули немножечко. Надо было.

А. МЕЛЬМАН: Вот именно. Так я о чем и говорю. А сейчас сдули, потому что все-таки нужно показывать, кто в доме хозяин. Все-таки ВЦИОМ уж очень официозная структура, как мне кажется.

К. ЛАРИНА: Вот опять же следующий вопрос, событие, которое было, но которого не было в телевизоре? Саш?

А. МЕЛЬМАН: Вот, Ксень, ты знаешь, я бы сказал, что мне кажется, что…

К. ЛАРИНА: Ты сказал, что было все.

А. МЕЛЬМАН: Практически все. Так или иначе. Т.е. надо просто искать, надо знать, где искать, где находить.

К. ЛАРИНА: Арин?

А. БОРОДИНА: Ну, я тоже так сейчас думаю. Так за весь год сказать трудно. Но я все-таки сказала бы, что было однобокое освещение каких-то событий. Это и дело Бахминой, и все, что связано…

К. ЛАРИНА: Подожди, дело Бахминой абсолютно никто не освещал.

А. БОРОДИНА: Абсолютно. Ну, на РЕН-ТВ…

К. ЛАРИНА: Ну, РЕН-ТВ я не беру.

А. БОРОДИНА: Нет, ну, все-таки это многомиллионная аудитория.

К. ЛАРИНА: Соловьев – это не информационная программа. Это была программа «К барьеру», из которой, вообще, миллионы россиян только услышали эту фамилию.

А. МЕЛЬМАН: Услышали же.

А. БОРОДИНА: Ну, дело в том, что многие фамилии не назывались же.

К. ЛАРИНА: Алексанян не назывался никогда. Его впервые назвали в официальных новостях, я не говорю про РЕН-ТВ, я говорю про федеральные каналы, которые смотрит большинство населения. Впервые фамилия Алексаняна прозвучала…

А. БОРОДИНА: Про залог когда говорили.

К. ЛАРИНА: Когда сказали про залог, что его готовы освободить за 55… Это было впервые, когда его имя прозвучало в новостях официальных. До этого ничего этого не было.

А. БОРОДИНА: Мы можем сейчас что-то наверняка опустить, но…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну, все события, связанные с выступлениями, не важно, плюс, минус, какие вот носило эти оценки любой оппозиции, безусловно, всегда было (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

К. ЛАРИНА: И главное событие, безусловно, если говорить о митингах, об акциях протеста, это то, что началось во Владивостоке и потом покатались по всем городам страны, этого вообще нету. Вообще.

А. МЕЛЬМАН: Нет, это было, я помню, в ночных «Вестях» говорилось, что во Владивостоке…

К. ЛАРИНА: Кучка хулиганов.

А. МЕЛЬМАН: Да. Что это заказано мейджерами, которые с машинами…

А. БОРОДИНА: Очень многие события просто, конечно, был на 180 градусов перевернут смысл, извращалась суть вопроса, это вообще сплошь и рядом на государственных каналах. И отношения с Грузией и война в Осетии, и отношения с Украиной, это масса вообще вещей, которые проходили совершенно однобоко и одиозно абсолютно.

А. МЕЛЬМАН: На федеральных каналах.

А. БОРОДИНА: На федеральных каналах.

К. ЛАРИНА: Давайте мы сейчас слушаем новости, потом продолжим нашу программу. Я, кстати, нашим слушателям напомню наши средства связи. Телефон прямого эфира 363-36-59. И смс +7 985 970-45-45. Было бы интересно услышать Ваше мнение, какие события, которые Вы видели, которые происходили в нашей стране не нашли совсем никакого отражения в телевизионном эфире. Как Вам кажется? Можете ли Вы такие события называть? Новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем нашу программу. Сегодня мы говорим о том, как телевидение освещало главные события ушедшего 2008го года. В нашей студии Ирина Петровская, обозреватель «Известий», Арина Бородина обозреватель «Коммерсанта», и Александр Мельман, обозреватель «Московского комсомольца». Нашим слушателям я предложила так же подумать и прислать смс или позвонить по телефону и назвать те события, которые на ваш взгляд вовсе не отражались телевидением. Которые были в реальной жизни, но телевидение их не заметило. И я очень рада, что буквально первые смски, которые пришли, напоминают нам о случае с присяжным Колесовым, помните, да, историю одного из членов суда присяжных на судебных заседаниях по делу Анны Политковской…

А. БОРОДИНА: Ну, я, кстати, не соглашусь…

К. ЛАРИНА: Об этом говорили…

А. БОРОДИНА: Конечно.

А. МЕЛЬМАН: Максимовская говорила.

А. БОРОДИНА: Об этом говорили даже на Первом канале и на канале НТВ. Но там другая была история. Опять же поскольку это дело целиком замалчивалось, но когда дело пересмотрели, вынуждены были обратиться и к эпизоду с присяжным Колесовым. Другое дело, что вопрос не освещался полностью. Но у нас в этом суть нашего телевидения, потому что есть вещи, которые все-таки выплескиваются на экран, в интернет, и о них вынуждены говорить. Но я вообще не понимаю, как телезрители, которые не в интернете, не читают газет, ориентируются, о чем идет речь. Потому что этих событий не было, и вдруг о нем заговорили.

К. ЛАРИНА: Всплывают.

А. БОРОДИНА: Вот так же было с присяжным Колесовым.

К. ЛАРИНА: И с Алексаняном было то же самое. Вообще не понятно, про какой залог, про кого люди говорят. Не упомянули про интервью Акунина Ходорковского и о его последствиях. Ну, это естественно.

А. МЕЛЬМАН: Деталей было много, которых телевидение так или иначе не касалось. Мы говорим по крупному.

К. ЛАРИНА: «Не встретил на телевидении информацию о разгоне марша несогласных в Петербурге», — пишет нам Антон.

А. БОРОДИНА: Это только Евроньюс мы могли видеть русскую версию. И собственно опять РЕН-ТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, мы перечислили, все, что касалось вообще любых выступлений оппозиции, оно не освещалось практически. Ну, за исключением все той же самой Марьяны Максимовской.

А. БОРОДИНА: Или, например, нам показали все-таки СПС, это тоже было очень смешно. Того же Немцова уже в связи с тем, что партия перестала существовать. И тоже очень смешно Они просто полились на экран все эти представители СПС после того, как они договорились с Кремлем и все было решено.

А. МЕЛЬМАН: И «Правое дело» тут же оказалось во всех передачах.

К. ЛАРИНА: Даже у Шевченко оказались они в полном составе. Давайте мы послушаем несколько звонков, потом продолжим дальше. Телефон 363-36-59. Мы слушаем Вас, уважаемые наши слушатели. Ало, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вадим из Санкт-Петербурга. Меня поразило, что во Владивостокских событиях, что жители Владивостока выступили против повышения пошлин на иномарки, об этом в телевизоре я вообще ничего не видел, просто, как факта не было.

К. ЛАРИНА: Это действительно так. Этого не было в телевидении вообще, и я даже помню, как нам даже в эфир звонили люди из Владивостока, участники этих акций в полном недоумении, что про них вообще. Как говорят, несколько десятков человек вышло, весь город перекрыли.

А. МЕЛЬМАН: В ночных «Вестях» с интерпретацией.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Если говорить вообще, на РЕН-ТВ это целый выпуск, ну, не целый, но открылся уж точно он большим сюжетом, и были кадры, как волОчат, или волочАт, как правильно сказать. За руки, за ноги этих людей. И все говорилось. Так что вообще, я здесь спорю со словом «вообще».

К. ЛАРИНА: Не только Марианну надо назвать, но и, безусловно, событие этого года, это появление Михаила Осокина в качестве ведущего новостей, в связи с чем новости там тоже преобразились вот эти полуночные, которые в 23.30 выходят.

А. БОРОДИНА: Ну, кстати, для меня очень важна тема освещения кризиса, и в этом смысле «Неделя» опять же мы об этом программе говорим, на программе РЕН-ТВ, они показывали то что вообще, на мой взгляд, самое опасное, и то, что ждет ,это социальные так называемые бунты и протесты. Людей на предприятиях, которых сокращали. Причем, они показывали очень маленький, провинциальные городки. Тоже понятно, что аккуратно, наверное, не в том масштабе, в котором это сейчас будет и было. Но, тем не менее, были очень большие сюжеты. И конечно, Ира права, акция Владивостока была очень подробно и жестко освещена РЕН-ТВ.

А. МЕЛЬМАН: Арина, ну, если прислушиваться все-таки к пресс-конференции Путина и к тем вопросам, которые там задавались, там все было сказано людьми.

А. БОРОДИНА: Так после этого это и стало такой негласной ватерлинией, после которой стали об этом говорить. В тех же «Вестях недели» были сюжеты о том, как тяжело в России тем, кто взял ипотеку, кредиты и т.д. Ну, все это было тоже естественно, и в программе «Время» это было. Все это было смикшировано, но разрешили.

А. МЕЛЬМАН: Они же не хотят кошмарить народ.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но при этом я должна сказать, что не было или ни одной, или практически не было так называемой программы дискуссионной, которая бы обсудила с участием специалистов. То, как делает…

А. МЕЛЬМАН: «Народ хочет знать».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну, может быть, «Народ хочет знать». Да. То, как делает «Эхо» например. Последствия, прогнозы…

А. БОРОДИНА: Ну, форматов ведь, Ира, даже не осталось фактически.

А. МЕЛЬМАН: К «Барьеру» у Соловьева, так или иначе, это обсуждалось.

И. ПЕТРОВСКАЯ: К концу года, например, совершенно не понятно, из-за того, что год близился к концу, или почему, даже «Судите сами» сошло с дистанции. Практически последние 2 недели мы этого вообще не видели.

К. ЛАРИНА: Даже до каникул уже сошло с дистанции.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Может, оно к лучшему в данном случае. Но просто удивительно, что мы-то ожидали от этого сезона начавшегося, ну, будем условно его считать с выборов нового президента, почему-то было ожидание и даже политологи, если Вы помните, тогда выступили, и сказали, что нужно возрождать дискуссионные форматы. И вдруг неожиданно вообще они практически исчезли. «К барьеру», поверь, Саша, и я по-прежнему так считаю, есть некая имитация.

А. МЕЛЬМАН: Конечно. Я об этом и говорю, конечно.

А. БОРОДИНА: На мой взгляд, была очень любопытная информация, я читала об этом в газете «Ведомости» в самом, по-моему, последнем номере перед Новым годом на встрече с Дмитрием Медведевым были экономисты, эксперты, банкиры, ну, т.е. скажем так, частный сектор. Это закрытая была встреча, где практически не было никакой информации. Там даже источник газеты сказал: не пытайте меня, все равно ничего не скажу. Они говорили о реальной ситуации и угрозах, вот которые нас ждут. И одна из просьб собравшихся. Ну, как следовало из публикации со ссылкой на источники среди участников встречи, была то, что президента Медведева просили снять цензуру с государственных СМИ по части освещения и последствий, с которыми мы столкнемся, иначе это приедет просто к апокалипсису. Для меня, например, это вообще парадокс. Потому что с этим будут сталкиваться просто обычные люди сплошь и рядом в совершено разных ситуациях, и это действительно может привести к очень диким последствиям.

А. МЕЛЬМАН: Так они же не знают, что лучше. Если об этом не говорить, а сначала не говорили, как они объясняли, потому что не хотели, чтобы люди бросились в сберкассы и сбербанки снимать свои рубли, менять их на доллары, это можно было понять. С другой стороны, вот что лучше, не говорить все, или говорить и тогда тоже будет та же паника.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это очень сложная вещь. Я тут прочитала… Прошу прощения за надкашливание. По-моему, у Николая Злобина, нашего русского американца. Он описывал в колонке в одной из газет, как американское телевидение освещает и вообще рассказывает о кризисе. Он сказал, что уменьшилось количество рекламы, но появились, например, даже в межпрограммном пространстве ролики, где юристы, психологи объясняют, как себя вести, как минимизировать свои эмоциональные потери от этого. Как поступать человеку со своими сбережениями, если они у него маленькие, но есть, и т.д.. Т.е. это конкретная социальная адресная помощь людям помочь как-то адаптироваться и преодолеть эти стрессы. Вот этого у нас вообще нету. И вот сейчас новогодний огромный вот этот период. Я не знаю, может, я чего-то упускаю сейчас. Я не все смотрела, из-за того, что сама позволила себе отвлечься. Но ощущение такое, что вообще нет никакого кризиса на экране.

А. МЕЛЬМАН: Нет, ну в новый год это само собой, это такое похмелье, которое устроили…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, подожди, уже сегодня 10е число.

К. ЛАРИНА: Зато есть история с газом. И с Газой.

И. ПЕТРОВСКАЯ: С газом да. Но просто я представляю вот этот эффект — а по утру они проснулись. Вот это произойдет, безусловно.

А. МЕЛЬМАН: Другое дело, мне кажется, что будет больше разговорных программ в Новом году, ну, хотя бы потому, что меньше денег на телевидение. Они будут делать больше вот таких вот передач. И я думаю, об этом будут такие форматы.

К. ЛАРИНА: Дорогой Саша, Арина, Ира, дайте мы несколько звонков послушаем. А то мы пообещали людям принять телефон. Давайте мы это сделаем. Пожалуйста, ало, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Елена. Как часто Вы смотрите украинское телевидение?

К. ЛАРИНА: А что Вы хотите сказать? Сейчас мы Вам ответим на этот вопрос. У Вас есть что-то по этому поводу сказать? Как я по-детски спросила.

ЕЛЕНА: Да (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ). Да, нет, не 3 месяца, а 6 месяцев украинское телевидение, вот я даже рада, что наше телевидение не показывает ту ненависть, которая пропагандируется там с экранов. Там телеведущий доходит уже даже до того, что угрожает, что как ив Чечне вас вырезают последние 10 лет. Вы там воюете, ненавоюеетесь, так и здесь в Украине будем первыми русских вырезать…

К. ЛАРИНА: Минуточку, как Вас зовут, простите?

ЕЛЕНА: Елена меня зовут.

К. ЛАРИНА: Одну секундочку, уважаемая Елена, Вы сейчас сказали очень важную вещь. Действительно ли, я хочу, чтобы Вы повторили, что с экрана украинского телевидения Вы слышали, как ведущий программы сказал, что мы будем вырезать русских на Украине?

ЕЛЕНА: Да. Это, может быть, Вы даже видели.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А какой канал это, Вы можете назвать украинский?

ЕЛЕНА: Это канал, там я смотрела несколько информационных каналов, а передачу вел Савик Шустер. У него есть такая передача…

К. ЛАРИНА: Это он сказал?

ЕЛЕНА: Это не он сказал…

К. ЛАРИНА: А кто?

ЕЛЕНА: Это сказал другой ведущий. Знаете, такой седоволосый, симпатичный, он даже представлял «Имя Украина» такая передача была, тоже там какого-то политика представлял.

К. ЛАРИНА: Т.е. и он в открытую сказал, что он собирается вырезать русских?

ЕЛЕНА: Он сказал, что мы здесь в Украине будут вырезаться первыми русские, как и в Чечне. И вот эта ненависть, это москали, агрессоры, оккупанты, это вот ежедневно с украинских экранов льется. На всю страну. Вот я жила в Крыму, кстати, крымчане, они в основном российские, русские, они говорят, не обращай, просто не смотри на это телевидение.

К. ЛАРИНА: Это в какое время Вы там были, простите, Елена? Когда Вы это все смотрели?

ЕЛЕНА: Вот я была там буквально последние полгода. Я смотрела это летом, осенью, еще в прошлом году я этого не видела на украинских экранах, а сейчас, Вы знаете, вообще российское телевидение вырубили. И вот эти кто хочет называться, ну как бы нашими друзьями, вот себе подобное позволяет со своих телеэкранов.

К. ЛАРИНА: Ой, ужасно, все, что Вы сказали. Если это так, то это конечно, что-то такое жуткое. Ну. Вот Арина у нас только что приехала из Западной Украины.

А. БОРОДИНА: Да. Причем из самого сердца. Вы знаете, я, конечно, думаю, что есть разные примеры. И частные случаи. Я, например, летом была 2 недели в Крыму. А сейчас мы были почти 10 дней во Львове. И я смотрела там почти 50 телеканалов, и все они из них украинские, и как раз в разгар газового кризиса. Более того, там по спутнику вещает и Первый канал, и НТВ Мир, и РЕН-ТВ, нет РТР Планеты, но они действительно, по-моему, не подписали еще договор. Но Вы знаете, возможно, отдельные заявления есть. Более того, там столько новостей, которые даже на украинских каналах вещают на русском языке, что меня даже удивило, что львовские каналы, два, там новости идут на русском языке. Хотя, казалось бы, нам постоянно говорят с экранов телевизоров, что там логово бандеровцев, и что вообще националистов. И когда мы, кстати говоря, уезжали туда на Новый год российские государственные каналы активно сообщали, что 1 января 100 лет Степана Бандеры. К сожалению, нам так хотелось посмотреть на эти мероприятия, о которых нам говорили, но мы их почему-то во Львове не увидели. Потому что, кроме туристов, которые гуляли по городу, в общем, националисты нам не встретились.

К. ЛАРИНА: Ну, и в телевизионных программах ты не заметила ничего антирусского?

А. БОРОДИНА: Ну, дело в том, что, что меня поразило. Конечно, в новостях, я очень следила, мне просто в силу профессии интересно, как будет освещаться газовый конфликт между Россией и Украиной. Вы знаете, понятно, что, конечно, украинская сторона явно что-то там не договаривала и, наверное, было такое же, как у нас, смысл что что-то скрывать. Но что разительно отличается от наших СМИ, то, что я сейчас вижу по телевизору в Москве, они дают точку зрения России, понимаете, полностью, не купированную. Есть резкие заявления, то их дают в украинских новостях. И дают там позицию украинских представителей Нафтогаза или там секретариата президента. У нас даже заявлений Виктора Ющенко не дают. Более того, я хочу одну вещь сказать и нашей слушательнице, которая позвонила. Потому что на протяжении последних месяцев мое, конечно, возмущение вызывает программа «Вести недели» и комментарии ее ведущего Жени Ревенко, который, как мы знаем, перед этим работал….

А. МЕЛЬМАН: И очень хорошо и объективно вел…

А. БОРОДИНА: Саш, подожди. У меня совершенно другое мнение. Он хорошо работал на Украине корреспондентом. Но его спичи, монологи, клеймящие позором Ющенко Виктора, что особенно меня поражает, вот сегодня уходила, видела анонс сегодняшнего выпуска, они даже не удосуживаются назвать его по имени и должности, хотя он глава государства. Да, может быть, у него много проблем и т.д. Но когда президентов, глав государств, будь то Грузии или Украины в наших программах даже не удосуживаются, как врагов народа назвать по имени, вы знаете, здесь тоже вызывает много вопросов. Это просто какие-то пятиминутки ненависти в каждой программе почти по 10 минут отводится…

К. ЛАРИНА: Вот тебе сказала Елена, что то же самое аналогичное ровно зеркальное она видела в программах украинского телевидения.

А. БОРОДИНА: Я допускаю, что вполне возможно такие заявления есть. И ведь у нас клеймят позором. Про вырезания, слава Богу, не говорят. Но про то, что они фашисты, и там сравнивают его с какими-то гитлеровскими соратниками и зачитывают документы, т.е. делается такая фальсификация абсолютная, и это поражает.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Извини, одна реплика. Если кто-то к примеру, украинцы интерпретируют какие-то высказывания того же Жириновского по разным поводам, вот так просто пересказать, что он может нести в процессе так называемой дискуссии. Я думаю, что тоже мало не покажется.

А. БОРОДИНА: Конечно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это частное, может быть, или не частное, но мнение конкретного человека.

А. БОРОДИНА: В дискуссионной программе, кстати сказать, которых у нас нету.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И их там полно, мы знаем. Есть ультралевые, правые, радикалы неумеренные, либералы и т.д. Это не значит, что это позиция канала, мне так кажется. И позиция страны. Поэтому здесь очень важно интерпретация интерпретации.

А. БОРОДИНА: Поэтому, конечно, все это может быть ну и у нас очень много перекосов. Сегодня, просто закончу эту мысль, сегодня, говоря о газовом конфликте между Россией и Украиной, оно звучит так. Почему Ющенко катается на лыжах. Кто такой Ющенко? Чего он? А почему собственно, у нас что Путин не катается на лыжах? А простите, когда у нас утонула лодка «Курс» Владимир Путин, будучи главой государства, был в отпуске. И они дают эти синхронны, (НЕ РАЗБОРЧИВО) в новостях вот на Первом канале я сегодня видела. Они говорят: да мы вообще не видим нашего президента, он катается на лыжах. Это что государственное преступление? Что у президента во время Нового года катается на лыжах…

К. ЛАРИНА: Какие молодцы эстонцы, что оправдали вот этих участников акции протеста защитников бронзового солдата. Потому что вот если Вы вспомните ситуацию, когда начался суд. Все было готово. Было прямо ощущение по нашему телевидению, когда они только сообщали, что вот сегодня или завтра заседание суда по этому делу. Все было готово к отпору. Все было готово к тому, чтобы нанести ответный мощный удар по эстонскому обществу, и опять назвать их фашистами и прочими нехорошими словами. А они взяли и оправдали. Понимаете, мне тоже это тут не хватило. Мне кажется, что могли бы сделать более подробные программы, посвященные этой теме.

А. БОРОДИНА: Если бы было все наоборот, тогда да.

К. ЛАРИНА: Да. Все было готово ровно к обратному.

А. МЕЛЬМАН: Да, я хочу здесь, кстати, про Евгения Ревенко рассказать…

К. ЛАРИНА: Только времени мало.

А. МЕЛЬМАН: Да, пару слов. Потому он показатель, как ведется наша информационная политика на каналах. Когда он работал действительно корреспондентом на Украине, он был более свободен, потому что он находился в другом контексте. Он находился в окружении украинских СМИ и украинского вот этого контекста. И он мог быть более объективен. Сейчас он боец на фронте как ведущий главной информационной аналитической программы еженедельной и здесь, конечно, он меняет…

А. БОРОДИНА: Причем со страстью клеймит.

К. ЛАРИНА: Значит, вот сейчас мне принесли записочку… Я не знаю, обратно куда-то убежали. Хотя я сказала: давайте, давайте. Хочет в эфир попасть к нам шеф-редактор программы Савика Шустера. Видимо, для того, чтобы объяснить ситуацию, связанную с такими радикальными заявлениями, о чем говорила наша слушательница. Владимир Долин его зовут. Владимир Долин, шеф-редактор программы. Как она называется?

А. БОРОДИНА: Была «Свобода слова» вообще. А теперь она на канале «Интер», если не ошибаюсь, она выходит.

К. ЛАРИНА: Ну, сейчас посмотрим, если у нас получится связь, то может, он пояснит. Насколько я знаю, там действительно эта программа выходит в прямом эфире. И длится она часами, и дискуссии там действительно настоящие, бои и самые радикальные мнения высказываются. Ало, ало. Это Владимир Долин. Здравствуйте.

ВЛАДИМИР ДОЛИН: Да, Владимир Долин.

К. ЛАРИНА: Да. Шеф-редактор программы, как называется программа Савика Шустера?

В. ДОЛИН: Шустер Лайф.

К. ЛАРИНА: Володь, ну, вы слышали, что говорила наша слушательница. Да?

В. ДОЛИН: Да.

К. ЛАРИНА: Расскажите нам, пожалуйста, что это за заявления такие с угрозами вырезать русских на Украине, которые прозвучали в программе Савика Шустера, якобы.

В. ДОЛИН: Не было таких заявлений в нашей программе. И я готов предоставить записи всех наших программ. Более того, скажу, что в наших программах постоянно участвуют гости из Москвы самых разных политических взглядов от Митрофанова до Белова. И телемостами, и приезжают в Киев, я сам гражданин России, и подобных угроз в нашей программе звучать не могло. Хотя я представляю, о чем идет речь.

К. ЛАРИНА: О чем же?

В. ДОЛИН: Это, скорее всего, выступление Дмитрия Карчинского.

К. ЛАРИНА: Это кто, поясните, пожалуйста, нашим слушателям.

В. ДОЛИН: Это журналист, бывший лидер УНА…

К. ЛАРИНА: Т.е. националист крайний.

В. ДОЛИН: Он сегодня не крайний националист. Более того, не так давно перешел в Московский патриархат из Киевского. Ну, скажем так, представитель националистического направления в украинской политике. Но слушательница его либо неправильно истолковала…

А. МЕЛЬМАН: Ну, я тоже думаю, что интерпретация.

В. ДОЛИН: Неправильно интерпретировала. Там не было таких призывов. И подобных призывов быть в нашей программе не может по определению.

К. ЛАРИНА: Владимир, а Вы смотрите в принципе остальное украинское телевидение? Или только собственную программу?

В. ДОЛИН: Вынужден смотреть…

К. ЛАРИНА: Скажите мне, пожалуйста, по поводу общего такого антироссийского настроя . Насколько это соответствует действительности?

В. ДОЛИН: Не соответствует действительности. И особенно вот в этом году это уж точно не соответствует действительности. К сожалению, я не видел всего, я сейчас нахожусь в Москве и не видел ничего, что показывалось после Нового года, и по газовой проблеме. Но я полагаю, что там тоже нет антироссийских настроений… Разобраться в том, что происходит. Да, Украина является стороной конфликта. И, по всей видимости, какие-то каналы отстаивают позицию президента и премьер-министра в этом конфликте, но то, что Украина является стороной в газовом конфликте, абсолютно не означает антироссийских настроений, ни на каналах, ни у украинского населения.

К. ЛАРИНА: И еще один к Вам вопрос. Вот Вы сказали, что в вашей программе принимает участие, в том числе, и представители российской политической элиты от Митрофанова до Милова, как Вы называли. А из тех, кто сегодня является действующим политиком. Члены правительства, политологи, которые защищают государственную точку зрения, они приглашаются в Вашу программу?

В. ДОЛИН: Конечно. У нас (НЕ РАЗБОРЧИВО) был не так давно на программе, посвященной проблеме голодомора. Что касается членов правительства, то мы готовы их слушать и вероятнее всего первая наша программа после Нового года будет о газовом конфликте, если они не разрешится к тому времени. И нам, конечно, хотелось бы видеть представителей Газпрома, и мы отправим им приглашения, ну, а согласятся ли они участвовать в нашей программе, это уже другой вопрос.

К. ЛАРИНА: Ну, что ж большое спасибо за то, что попали к нам в эфир. Спасибо, Владимир. Владимир Долин, напомним, шеф-редактор программы Савика Шустера. Я только так и не поняла, как она называется.

А. БОРОДИНА: Шустер лайт.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Облегченный Шустер.

К. ЛАРИНА: Ну, что у нас остается мало времени. Давайте попробуем резюмировать наш сегодняшний разговор. Кто начнет? Александр. Хорошо, что у нас получилось, что у нас есть и украинская сторона поучаствовала.

А. МЕЛЬМАН: Да. Обратная связь. И наша слушательница дала вот этот градус вот этой программы. Все-таки, наверное, человек хочет слушать то, что он хочет слышать. Поэтому вот наша слушательница попала вот в этот капкан, я здесь согласен с Ирой. Потому что действительно на нашем телевидении можно слышать Жириновского, Михаила Леонтьева, они иногда городят такую ерунду, что это действительно не позиция государства при этом, поэтому на нашем телевидении, и я думаю, может быть, и на украинском, можно услышать все, что угодно. Поэтому, видите, в таком случае свобода слова у нас так или иначе есть.

А. БОРОДИНА: Свобода слова, так или иначе, у нас есть. Все-таки спектр каналов, пусть он и маленький, но он позволяет иногда слышать альтернативную точку зрения. Но если говорить о теме той же Украины и России, все-таки большая разница в том, что там есть дискуссионные программы. Там есть возможность слышать альтернативную точку зрения. И вот, например, на одном из украинских каналов, когда в прямом эфире, по-моему, кстати, у того же Савика Шустера сидели рядом президент Ющенко, премьер Тимошенко, глава Рады, мы даже представить себе не можем, чтобы в какой-то нашей программе, пусть и официозной на государственном телеканале сели в прямом эфире и общались с ведущим Дмитрий Медведев, Владимир Путин, Борис Грызлов. Хотя все они из одного крыла. У нас это невозможно.

А. МЕЛЬМАН: Вот пришли они в программу, сидят, обсуждают. Вот дообсуждались. Вот что творится с Украиной.

А. БОРОДИНА: Ну, у нас другая политическая ситуация. Понятно, что градус это все равно не добавит. Но представить это сложно. И представить сложно, что глава государства будет отвечать не на подготовленные досконально вопросы, а какой-то экспромт будет, или прямая связь. Ну, в общем, событий, конечно, замалчиваемых много. И еще мне кажется, что Саша, конечно, оптимист. И в новом году у нас не добавится дискуссионных программ. И вот то, о чем говорила Ира, нам по-прежнему не будут помогать ориентироваться в социальном и политическом вот смысле в связи с кризисом, который у нас сейчас во всю, я думаю, будет развиваться.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мы совсем не затронули, к сожалению, потому что это было очень важной составляющей именно формирования настроений грузинскую войну, события в Южной Осетии. Хотя, в общем, тут есть вещи взаимосвязанные. Во многом именно телевидение, на мой взгляд, формирует вот этот ложный абсолютно, на мой взгляд, вредный, псевдо патриотический пафос

К. ЛАРИНА: Человеконенавистнический в итоге.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Великодержавный, который, кстати, формируется, и когда говорится и говорилось все эти месяцы и даже уже теперь и годы об Украине. Вот это отношение, что старший брат, а это какие-то мелкие там да плохо себя ведущие шавки, которых можно унижать, можно тыкать в них пальцами, можно какие угодно эпитеты применять. И это все чрезвычайно вредно, с одной стороны, вроде бы мы видим рост национального самосознания. За счет чего, ребята, вдуматься. Я периодически вижу вполне вменяемых людей, которые вдруг начинают вот это демонстрировать. Россия встала с колен. Она стала могучей, великой т.д. За счет того, что мы всех от себя отталкиваем? И в этом смысле телевидение чрезвычайно именно в этом сезоне сделало, на мой взгляд, много для того, чтобы вот это сформировать и, для того, чтобы еще больше усугубить дикую напряженность между нами и соседями, между нами и иными вообще, между прочим. Потому что начинается с этого, а потом начинается ненависть к иным. И иными сегодня становятся, в том числе, и люди, которые из-за кризиса теряют работу независимо от того, из какой страны они приехали, живут они здесь или они, так называемые, гастарбайтеры.

К. ЛАРИНА: Т.е. телевидение возбуждает вот эту благородную ярость, по словам поэта, это, наверное, самое огнеопасно, взрывоопасное, что можно себе представить.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это провокация. Телевидение вольно или невольно, может быть, из лучших побуждений, но выполняет роль провокатора и вот этого поджигателя чего угодно, хоть социально напряженных отношений, хоть межнациональных. И вот об этом в первую очередь, мне кажется, нужно думать. Всем, кто занят вот таким вот очень важным, действительно государственным делом.

К. ЛАРИНА: Шустер Лайф все-таки называется программа. Не лайт. Все, конец фильма. Спасибо большое. Ирина Петровская, Арина Бородина и Александр Мельман.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире