'Вопросы к интервью
01 декабря 2019
Z Культурный шок Все выпуски

Свобода показывать вместо свободы говорить: настоящая Россия в документальном кино


Время выхода в эфир: 01 декабря 2019, 14:07

К. Ларина 14 часов 6 минут. Добрый день. Это программа «Культурный шок» в прямом эфире. В студии «Эха Москвы» ведущая Ксения Ларина. И сегодня мы в преддверии открытия фестиваля документального кино «Артдокфест» традиционную встречу проводим с президентом фестиваля Виталием Манским. Виталий, приветствую тебя, здравствуй.

В. Манский Привет! Привет всем.

К. Ларина И по телефону с нами на связи через несколько минут будет член жюри нынешнего «Артдокфеста», замечательный режиссер Роман Балаян, которого вы все знаете прежде всего как автора фильма «Полеты во сне и наяву».

В. Манский «Полеты во сне и наяву», да.

К. Ларина Да. Ну и масса других работ. Он живет в Киеве. К сожалению, редко приезжает, почти не приезжает в Москву. Но мы дружим.

В. Манский Ну давай прямо скажем — не приезжает в Москву.

К. Ларина Да. Мы дружим. Так, бери наушники, Виталий. И мы слышим Романа Балаяна в студии, да? Алло.

Р. Балаян Да, я слышу.

К. Ларина Добрый день. Приветствую вас. Здравствуйте, дорогой и любимый наш режиссер Роман Балаян. Вам тоже представлюсь. Меня зовут Ксения Ларина. И рядом со мной Виталий Манский.

Р. Балаян Здравствуйте. Добрый день, Виталий.

В. Манский Здравствуйте, Роман Гургенович. Мы с вами будем на «вы».

К. Ларина Да.

В. Манский Очень строго, потому что мы в эфире.

К. Ларина Итак, друзья… А, не представила Свету Ростовцеву, нашего замечательного звукорежиссера, конечно же, бессменного.

Итак, тему передачи я красиво сформулировала, я же стараюсь. Манский, оцени, пожалуйста.

В. Манский Сейчас оценю.

К. Ларина «Свобода показывать вместо свободы говорить: настоящая Россия в документальном кино».

В. Манский Ой, очень красиво! Было бы вообще замечательно, если бы хотя бы можно было свободно показывать. Но практика показывает, что показывать свободно тоже в России мало что можно.

К. Ларина Тоже не всегда получается. Ну, об этом тоже поговорим. Давайте мы начнем наш… Во-первых, напомним, что первый этап уже прошел в Риге фестиваля «Артдокфест».

В. Манский Да. И героически жюри посмотрело 21 картину от начала до конца. Некоторые фильмы длились три часа и… Сколько там минут, Роман Гургенович?

Р. Балаян Два часа и двадцать минут.

В. Манский Два часа и двадцать минут, да. Некоторые фильмы. И вынесло уже свой вердикт.

К. Ларина Известны уже победители?

В. Манский Да. Это впервые такое произошло, потому что мы, в общем, не могли рисковать и… Даже сегодня мы говорим, а еще не все там решено административно и юридически по поводу российского «Артдокфеста», поэтому мы конкурс перевели в Ригу, где не существует никакого государственного давления, вмешательства. И показали такую программу, какую считали нужной. Может быть, Роман Гургенович нам как-то расскажет о своих впечатлениях. Теперь уже можно.

К. Ларина Да, давайте. Роман, пожалуйста, вам слово. Вот ваши общие впечатления? Какие открытия вы сделали как художник, как зритель и как гражданин, глядя на эти работы документальные?

Р. Балаян Я еще в Риге назвал моего друга Виталия садистом, потому что он не предупредил, что такие длинные фильмы. Ну, это уже так, шутя. Что касается фестиваля, я потрясен, потому что я вообще не был знаком с документальным кино, да еще в таком количестве. Три фильма просто очень классные. Меня поразил фильм «Бессмертный». Кажется, Ксения Охапкина режиссер, да?

В. Манский Да.

К. Ларина «Бессмертный», да?

В. Манский Да.

Р. Балаян Это вообще класс! И не только потому, что… но и как это сделано. Притом всеми участниками фильма — и операторами, и звукооператорами.

К. Ларина Он получил главный приз, да?

В. Манский Он получил гран-при. Также он получил главный приз в Карловых Варах. Роман, я не знаю, насколько вы в курсе, этот фильм производства Эстонии выдвинут от Эстонии на американский «Оскар». И как раз в эти Ксения находится в Лос-Анджелесе с показами, с оскаровскими показами. То есть Эстония приняла решение выдвигать от себя прежде всего картину не эстонского режиссера, а российского (Ксения из Питера), картину о России и, что немаловажно, документальную картину. Это, в общем, такое достаточно резкое решение Эстонии, которая сейчас на подъеме кинематографическом. Поэтому это еще одна такая…

Р. Балаян Ну, слава богу. Молодцы. А были же продюсеры на показе, насколько я помню, да?

В. Манский Да-да-да. Потому что это копродукция Латвии и Эстонии. И, вообще говоря, так получается, что, может быть, наиболее яркие и актуальные картины о России не снимаются при поддержке российского Минкульта, не снимаются при поддержке российских продюсеров, которые почему-то боятся…

К. Ларина Ну, собственно, и в художественном кино то же самое.

В. Манский В каком?

К. Ларина В художественном кино.

В. Манский Да.

К. Ларина Лучшие российские картины сделаны без участия государства.

В. Манский Мне кажется, не совсем так. В документальном это тотально, а вот в игровом…

К. Ларина Бывает.

В. Манский Да?

К. Ларина Бывает. Ну послушай, если мы назовем того же Звягинцева…

В. Манский А что, разве Андрей вообще не получает от Минкульта?

К. Ларина Нет.

В. Манский Совсем, да?

К. Ларина Кирилл Серебренников без Минкульта.

В. Манский А, ну да.

К. Ларина Ну что ты?

В. Манский Тогда ты права, да. Вот видишь, я как-то настолько утонул в документальном, что…

К. Ларина Это я тебе навскидку назвала двоих. Еще есть, просто не всех вспомнила.

Ну давайте дальше пойдем. Ролан… простите, Роман, вы сказали, что «Бессмертный», который получил гран-при. Это такое потрясение. По-моему, там Апатиты — место действия, да?

Р. Балаян Это вообще не документальный фильм. Фильм «Бессмертный» — это для меня художественный фильм вообще. Я не делю на документальное, художественное. Это большой режиссер, насколько я понимаю в этом деле. Я потрясен формой, умением, как это все рассказано, как это все показано, как это сделано. Просто молодец!

А что касается второго, то там еще был такой милый фильм «Чистое искусство».

К. Ларина Да, тоже смотрела.

Р. Балаян Парень ходит и рисует то тут, то там, а какие-то две тетки ходят и все это стирают, граффити и так далее. Но самое интересное, что они рисуют тоже квадратик, когда затирают. Получается тоже Малевич.

В. Манский Кстати, мы решили вот этот прием закрашенных слоганов сделать символом российского «Артдокфеста».

К. Ларина Да. Потому что обычно слоган всегда есть. Первый раз «Артдокфест» проходит без девиза.

В. Манский Да, мы решили наш девиз закрасить вот этим белорусским цензурным квадратом. И пусть все догадываются, что мы на самом деле там написали.

К. Ларина Значит, фильм «Чистое искусство» — это белорусская картина?

В. Манский Белоруссия и Польша, копродукция.

К. Ларина И следующая, третья?

Р. Балаян Очень милый, неназойливый…

К. Ларина Очень остроумный, с большой иронией сделан фильм.

Р. Балаян Ну, такой, без натяжки, знаете, без лишних убеждений в том, что ты делаешь якобы хорошо. Вот эта интонация там есть такая. Ну и… Виталий, напомни. Что с соблазнением.

В. Манский «Школа соблазнения», да, звезды российского документального кино Алины Рудницкой, которая была уже обладателем гран-при «Артдокфеста» ранее с абсолютно знаковой картиной последнего десятилетия «Кровь». Это такой образ, черно-белый образ брутальной страны, по которой едете группа донорская, которая, по сути дела, скупает у населения последнее — то есть кровь. Это ну очень жесткая картина. А здесь… Конечно, Роман сейчас расскажет о «Школе соблазнения», которая, может быть, к комедийной мелодраме скорее…

Р. Балаян Знаете, на сегодняшний день, когда речь идет о феминизме, очень откровенно и очень иронично тем не менее подошли к этому вопросу. Но героиня подкупает, да. Первая особенно, кстати говоря, Виталий.

К. Ларина Ну скажите, а то, может быть, люди не знают. Этот фильм я тоже не знаю.

В. Манский Люди придут 5-го числа. Мы поставили эту картину на открытие.

К. Ларина Это что-то эротическое?

В. Манский Это эротическое в смысле откровенности. Хотя в целом такая, может быть, псевдоэротика присутствует.

Р. Балаян Она скорее смешная на эту тему.

В. Манский Да.

Р. Балаян Я, в общем-то, с иронией смотрел. Хотя героиня серьезно рассуждает, но смотришь с иронией. Ну неважно. Важно, что интересно смотреть. Это было смотрибельно.

К. Ларина Значит, мы назвали три… Друзья мои, вы запоминайте (я обращаюсь к нашим слушателям) главные картины, которые были награждены, как я понимаю, уже в Риге. Это фильм «Бессмертный» Ксении Охапкиной. Это фильм «Чистое искусство» режиссера… Скажи.

В. Манский Максим Швед.

К. Ларина Так. И фильм «Школа соблазнения»

В. Манский Алина Рудницкая.

К. Ларина Вот эти три фильма запомните.

В. Манский Я позволю тут, так как жюри уже объявило свои результаты… Они еще, кстати, дали специальное упоминание жюри и Лознице за «Государственные похороны».

К. Ларина Сейчас мы скажем про это, да.

В. Манский И картине голландской «Даймохк», которая… Эта картина о Чечне. По традиции, фильмы о Чечне мы не можем показывать в России. Так сказать, это отдельная история — почему.

К. Ларина Правдивый фильм о Чечне, да?

В. Манский Ну, о младшей жене Кадырова картина.

К. Ларина Понятно.

В. Манский Но так как жюри уже свой вердикт вынесло, я могу сказать, что не все лучшие фильмы были награждены.

К. Ларина Да.

Р. Балаян Был один фильм, я всячески настаивал, но не получилось. Напомни. Там мальчишки и девушка…

В. Манский А, «Приднестровье» Анны Эборн.

Р. Балаян Там иностранный режиссер.

В. Манский Да, шведский режиссер. Вообще фантастический!

Р. Балаян Классный!

К. Ларина Это про что?

Р. Балаян Это очень большого класса фильм. Там единственный недостаток — все время приходилось переслушивать, потому что не слышно, что говорят персонажи. А поскольку режиссер не русская, субтитры ей написали. И она думает, что всем слышно. Это несколько напрягало первые две-три части. А потом…

В. Манский Ну, вообще это такое поэтическое документальное кино.

Р. Балаян Пасторальное. Помнишь, я тебе говорил, что это мне напомнило фильм Ишмухамедова «Нежность».

В. Манский Да, точно!

Р. Балаян Помнишь, там два мальчика головой друг к другу прислонились.

В. Манский Там два пацана любят одну девушку. Это все происходит в пятнадцатилетнем пубертатном периоде. И сделано вообще как абсолютно такое игровое кино. Она растворяется в жизни своих персонажей. Она сама молодая девчонка. Я, кстати, был удивлен. Вот я сам езжу…

Р. Балаян Она с ребенком прилетела.

В. Манский Да, она прилетела… Сколько ему там? Три месяца.

Р. Балаян Она прилетела с ребенком грудным.

В. Манский Да. Я ее видел, например, на фестивалях других. Это редчайший случай! Она привозила на фестивали — например, в Австрию — героев своих, которые первый раз выезжали за границу. И я даже помню, как этот пацан спускался на завтрак в такой шикарный австрийский отель с серебряной посудой, как он боялся подойти к столу, взять. Ему приходилось как-то помогать и говорить: «Нет, это шведский стол, тут все можно брать в неограниченных количествах». В общем, очень такая картина… Даже не могу понять, как она смогла до такой степени раствориться.

Р. Балаян Персонажи, герои.

К. Ларина Роман, тогда вопрос…

Р. Балаян И главное знаете что? Это период, как я называю, когда тестостерон еще не так активен. Эти мальчики не чувствуют в ней девочки, а она не чувствует в них еще мальчиков.

В. Манский Чистота чувств.

Р. Балаян Вот это братско-сестринское отношение чуждых по родственности людей потрясает!

К. Ларина Ну расскажите мне, пожалуйста, друзья мои, а что касается политического кино, то какие фильмы можно к этому жанру отнести?

Р. Балаян Политического?

К. Ларина Да.

Р. Балаян Ну, какие-то картины… Там есть такие картины, да.

К. Ларина Но как-то вы говорите грустно. Вы не любите такое кино, да?

Р. Балаян Я вообще не люблю кино. Я люблю филармонию и галереи — то, что я не умею, как говорится.

В. Манский Дело в том, что действительно за «Артдокфестом» тянется такой шлейф, что «Артдокфест» — это политическая акция, это политический фестиваль.

К. Ларина Да.

В. Манский Ну конечно, это фестиваль, который включает в свое пространство картины, талантливо рассматривающие актуальную повестку…

К. Ларина Если бы этого не было, прости, то ты бы спокойно жил и работал в России. Давай мы все-таки скажем главное. Если бы ничто не угрожало государственной идеологии, национальной безопасности государства российского…

В. Манский Ты понимаешь, вот давайте тогда поймем, а что угрожает. Мы, например, в этом году…

Р. Балаян Я все посмотрел, как и ты, да? Я ничего такого не увидел, что угрожает.

В. Манский Ты просто живешь в Украине, и у тебя сдвинуты представления о степени, так сказать, происходящего.

Р. Балаян Я сожалею, что это так. Наоборот, даже те картины, которые политические… Наоборот, это повод задуматься, оглянуться.

К. Ларина Мы-то это понимаем, конечно же. И нормальные зрители, которые приходят на «Артдокфест» в Риге или в Москве, они тоже прекрасно это понимают — что мы дошли здесь уже до полного идиотизма. Мой главный вопрос, простите. Тот же Лозница, которого мы каждый год, почти каждый год смотрим его работы на «Артдокфесте», — это все кино, которое настолько важное, как мне кажется, для русского зрителя, для советского, для российского зрителя.

«Государственные похороны» в этом году представлены. Это фильм про государственные похороны Иосифа Виссарионовича Сталина, дорогие друзья. Тот, кто знает фильм «Процесс», это такая фишка новая у Лозницы, когда он берет все возможные хроникальные съемки конкретного события (в данном случае похорон Сталин) и перемонтирует их так, как он считает нужным. И получается на выходе совершенно потрясающая и роскошная панорама.

В. Манский Я хочу Роману сказать про политический аспект. Например, в этом году мы возвращаем на «Артдокфест» украинское документальное кино. В конкурсе его не будет, потому что единственный украинский фильм в конкурсе «Панорама» авторы и продюсеры заранее отказались показывать в России. Но нам удалось убедить других авторов показать ряд картин. И мы их показываем в программе «После Союза».

К. Ларина В Москве?

В. Манский В Москве, да. В программе, где мы показываем и армянское кино, и азербайджанское кино.

К. Ларина А мы можем про это говорить сейчас?

В. Манский Вот я хочу сказать, что эти картины украинские, которые мы будем показывать, они вообще повествуют о как бы пространстве вне политики, вне войны, вне Майдана. Если говорить более конкретно, то один фильм об архитекторе, который построил знаменитое здание, которое хотят сейчас снести. Другой фильм о хоре сантехников в Ивано-Франковске. Третий фильм… То есть эти фильмы абсолютно… И вокруг этих фильмов, может быть, сейчас самое большое напряжение, потому что сам факт украинского фильма, который показывает Украину не как сборище фашиствующих бандеровцев, а просто как нормальную, живущую цивилизованно и развивающуюся страну, уже является в России очень токсичным и напряженным элементом.

К. Ларина А украинские авторы не возражают против показа их фильмов в стране-агрессоре?

В. Манский Повторяю: мне удалось, пользуясь своей личной дружбой, своим, может быть, каким-то авторитетом, который они чувствуют, уговорить трех авторов для показа их фильмов на территории Российской Федерации в кинотеатре. В общем, просто я повторюсь. Хочу сказать о степени напряжения.

Скажем, фильмы, которые в какой-то степени касаются политического контекста… Ну, тот же фильм, о котором Роман упомянул — фильм «Акция». Этот фильм рассказывает о том, как по России от Владивостока до Калининграда провезли поезд с военными трофеями сирийской кампании. И он просто предъявляет не то что обратную сторону этой пропагандистской акции, а как бы вскрывает ее, вскрывает ее бессмысленность, ее какую-то нарочитость. Конечно, эта картина, не являясь политической… Более того, об этом же сюжеты шли по всем федеральным каналам. Это просто больше, чем сюжет. Там больше жизни, больше каких-то ощущений, эмоций. Конечно, такие картины не приветствуются сегодня, я не знаю, официальными властями.

Или картина, кстати сказать, тот же фильм «Бессмертный», который получил гран-при. Я не буду называть фамилию своего коллеги, но он не просто режиссер, а он президент крупного международного фестиваля документального кино на территории России. Он открыто написал в своем фейсбуке, что он…

К. Ларина Я читала.

В. Манский …что он считает, что это антироссийская картина, что нужно прекратить снимать такие фильмы, нужно прекратить вообще смотреть в эту сторону. А где же позитив? А где же прекрасные детские сады и я не знаю что? И это не рядовой режиссер, а это режиссер, который, повторяю, является президентом международного фестиваля документального кино. То есть, условно говоря, вот он на свой фестиваль считает, видимо, невозможным такую картину пригласить и показать такой фильм в России.

Р. Балаян Ну, это прохановщина какая-то.

В. Манский Что-что говоришь?

К. Ларина Прохановщина.

В. Манский Прохановщина?

Р. Балаян Это какая-то прохановщина с его стороны, конечно.

В. Манский Да. Но Проханов сейчас является… Если он когда-то был таким маргиналом и периферийным человеком, то сейчас эти люди….

К. Ларина Певцы режима.

В. Манский …которые, в том числе с оружием в руках, демонстрируют свою силу на территории твоего государства Украины, они сейчас лидеры общественного мнения, так сказать.

Р. Балаян Я сожалею об этом.

К. Ларина Роман, у меня к вам вопрос тоже. Отношение украинских деятелей культуры — в данном случае авторов фильмов — к возможности показа их работ на территории России. Мы же знаем, что есть такое достаточно популярное мнение в украинском обществе: «Нет, навсегда нет. Ничего — ни кино, ни книг, ни театров — ничего вы от нас не получите. Живите так, как живете, без Украины». Как вы относитесь к этому? Какие-то связи культурные возможны? Или это нереально?

Р. Балаян Ну, лично я бы не призывал к потере связей, но Украина настолько обижена, настолько она — как вам сказать? — заражена тем, что есть аннексия Крыма, и тем, что происходит на Донбассе, что временно это можно понять. Хотя, скажем, лично я бы показывал. Но у меня есть опаска: а что скажут в Украине, если я разрешу показ? Вот это есть. Мне не нравится эта двойственность, мне это не очень нравится.

В. Манский Рома, мы последний раз виделись на днях в Киеве, когда была украинская премьера моей картины «Свидетели Путина». А ты в курсе, как этот фильм вышел в прокат украинский, с какими нюансами?

Р. Балаян Да, я читал.

К. Ларина Скажите нам всем.

Р. Балаян Ну как это назвать?

К. Ларина Кого?

В. Манский Заблюрили.

К. Ларина Путина?

В. Манский Не Путина, не Путина.

К. Ларина А кого?

В. Манский Вот догадайся.

Р. Балаян Михалкова.

К. Ларина Михалкова?

В. Манский Михалкова, да.

К. Ларина Да ты что?

В. Манский Да. Оказывается… Ну, там есть список…

К. Ларина Торговая марка.

В. Манский Как называется этот список?

Р. Балаян «Миротворец».

К. Ларина А, он в «Миротворце».

В. Манский Да, список людей…

К. Ларина …которым запрещен въезд.

В. Манский Нет, не просто запрещен въезд, а которые угрожают…

К. Ларина …национальной безопасности страны.

В. Манский …национальной безопасности, да. И парадокс заключается в том, что в фильме о Путине заблюрили Михалкова. То есть получается, что Путин не является человек, который… И я, кстати, узнал об этом, когда уже прилетел в Киев. Кстати, я очень благодарен Украине…

Р. Балаян Нет, в кинотеатре показали без этого.

В. Манский Да. Я специально пришел. Я не смотрю свой фильм обычно, когда он идет в показах. Я специально пришел, я хотел посмотреть этого заблюренного Михалкова. Но премьерный показ был без этого блюра, а уже в прокат вышло с заблюренным лицом.

Р. Балаян Ну понятно.

К. Ларина Какая-то глупость.

В. Манский С другой стороны, прием совершенно фантастический. Всегда, когда бываешь в Украине… Кстати, Олег Сенцов пришел на этот показ. Мы с ним потом так очень душевно общались. И он меня по-хорошему удивил своим спокойствием, своей какой-то неагрессивностью, своей взвешенностью и каким-то таким трезвым пониманием своей фигуры, заинтересованностью его как-то сейчас использовать в каких-то различных акциях.

К. Ларина Он, кстати, с большим уважением относится к гражданам России, которые хоть как-то пытаются противостоять вот этому катку репрессивному и пропагандистскому.

В. Манский Абсолютно, абсолютно.

К. Ларина Кстати, он знает все очень подробно. Олег Сенцов знает лучше многих граждан России о том, что происходит сегодня с молодыми людьми, как сажают, закрывают людей. И про Константина Котова он очень часто вспоминает добрым словом.

В. Манский Кстати, оказывается, что в зоне, в тюрьме российской можно читать «Новую газету».

К. Ларина Да, он читал «Новую газету».

В. Манский И он читал «Новую газету». И он, читая «Новую газету», получал очень объемную информацию о том, что происходит в России.

К. Ларина Давайте сделаем так. Я хотела все-таки воспользоваться возможностью и поговорить еще с Романом Балаяном.

В. Манский Молчу.

К. Ларина Давайте мы… Сейчас у нас будут новости. Роман, вы от нас не уходите, побудьте еще с нами. Можно?

Р. Балаян Это долго, нет?

К. Ларина Ну давайте хотя бы еще минут пятнадцать.

Р. Балаян Ого!

К. Ларина Много?

Р. Балаян Ну хорошо.

К. Ларина На пару вопросов… Вот сейчас будут новости, а потом пара вопросов — и все, мы вас отпустим. Ладно?

Р. Балаян Хорошо.

К. Ларина Спасибо большое, спасибо.

НОВОСТИ

К. Ларина Возвращаемся в программу «Культурный шок». Напомню, что в преддверии фестиваля «Артдокфест», который откроется 5-го числа, 5 декабря, мы здесь, в этой студии, говорим о фильмах, которые будут представлены. Здесь, в студии, президент фестиваля, режиссер Виталий Манский. И у нас на связи член жюри «Артдокфест-2019» Роман Балаян.

Роман, буквально даже один вопрос, просто уж коль мы встретились в прямом эфире и нам никто не мешает поговорить. Вопрос такой. Все-таки сегодня ваше отношение к вашему новому президенту? И какие вообще шансы на успех и удачу у Владимира Зеленского?

Р. Балаян У меня есть большая настороженность как к прошлому президенту, так и нынешнему.

К. Ларина Почему?

Р. Балаян Я вообще не голосую никогда на этих выборах подобного рода. Пока не родился мой президент, я так понимаю.

В. Манский Зато у вас есть выбор.

К. Ларина Это правда.

Р. Балаян Да.

В. Манский В том числе. О’кей.

К. Ларина А как вы думаете… Тогда вопрос: почему такую потрясающую поддержку получил Владимир Зеленский? Хотя, судя по последним опросам, я так поняла, что рейтинг у него сейчас потихонечку снижается. Такой эйфории уже нет, которая была в первые дни после выборов.

Р. Балаян Это недовольство жизнью, которая протекала. Естественно, в этом всегда можно обвинить того президента, который был на то время у власти. Вот и все. Это было против той власти, а не за Зеленского, как говорят.

К. Ларина Понятно.

Р. Балаян Но это не моя тема, в принципе. Я еще раз повторяю: художник и власть или художник и государство — это для меня несовместимые понятия.

К. Ларина Вы работаете как художник?

В. Манский Конечно.

Р. Балаян Я месяц назад сдал фильм, да.

К. Ларина Какой? Художественный?

В. Манский Конечно.

Р. Балаян Художественный фильм «Мы здесь, мы рядом».

К. Ларина У нас будет возможность его увидеть?

Р. Балаян Не знаю. Я на украинском языке снял. Если я сделаю русские субтитры…

К. Ларина Субтитры, конечно. В конце концов, в Сети можно сегодня все увидеть. Вот я смотрел замечательный фильм, кстати, украинский… Кто его делал — вы мне скажите. «Киборги» называется.

В. Манский «Киборги», да.

К. Ларина Отличный фильм! С русскими субтитрами смотрела. Отличный фильм!

Р. Балаян А сейчас есть другой хороший, классный, «Домой» называется.

К. Ларина «Домой».

В. Манский Кстати, Рома, когда я прилетел в Киев… У меня же показ «Свидетелей Путина» был в кинотеатре «Жовтень», что в переводе на русский обозначает «Октябрь». А фестиваль «Артдокфест» в октябре проходит в кинотеатре «Октябрь». И я вечером зашел посмотреть как раз фильм «Додому», «Домой». Зашел, сел в зале. Зал был неполон, может быть, 50% было заполнено зрителями. И вдруг заходит в зал Петр Порошенко с женой, садятся и смотрят фильм. И как-то так это буднично, спокойно.

К. Ларина И никто их не разорвал на части.

В. Манский Да, никто их не разорвал. И вот стало как-то, с одной стороны, грустно, с другой стороны — завидно. Ну, это так, апропо.

Р. Балаян В этом кинотеатре вообще демократия, там никто бы и не шумел.

К. Ларина Хорошо. Роман, мы вас отпускаем. Большое спасибо.

Р. Балаян Его привел, кстати, очень известный крымский татарин Джемилев, они вместе смотрели.

К. Ларина Джемилев, Джемилев.

В. Манский Кстати, фильм о Джемилеве мы хотели показать на «Артдокфесте» в прошлом году. И уже его прямо сняли с показа. То есть уже билеты были проданы на фильм, его сняли с показа. И нам правообладатели разрешили фильм выложить сразу на нашем ресурсе Artdoc.Media, где люди смогли посмотреть. А вот так вживую, в кинотеатре фильм о Джемилеве был, по сути, снят с показа в России. Это тоже к слову.

К. Ларина Ну все, отпускаем Балаяна.

Р. Балаян Одну секунду! Я Виталию хочу сказать спасибо.

К. Ларина Давайте.

Р. Балаян И не только за фильм. Я столько киновремени не проводил за 20 последних лет.

В. Манский Хорошо, что за это ты говоришь «спасибо».

Р. Балаян Это я абсолютно честно говорю, потому что я в кино не хожу. Спасибо тебе, родной!

В. Манский Спасибо. Обнимаю!

К. Ларина Спасибо большое! Роман Балаян был у нас на связи.

Р. Балаян Ксения, вам тоже успехов и удачи!

К. Ларина Спасибо, спасибо, спасибо большое. До связи. Спасибо.

Возвращаемся мы в Москву теперь. И что скажем? Мы же сегодня не просто встречаемся, у нас есть подарки для вас. Но поскольку мы в век кибернетики живем, то у нас и подарки такие — онлайновые. Расскажи, что мы дарим нашим слушателям.

В. Манский Так как у фестиваля «Артдокфест» есть большая онлайн-синематека, онлайн-кинотеатр, где проходят сеансы, в том числе и фестивальных фильмов этого года, мы предлагаем зрителям пять билетов на фильм «Свидетели Путина», который так и не был ни разу показан на территорию Российской Федерации. И предлагаем это в канун… Ну, это не то чтобы реклама, но я просто хочу сказать, что я во время фестиваля прямо улечу на один вечер в Берлин, где фильм номинирован на европейский «Оскар».

К. Ларина А что такое европейский «Оскар»? Напомни.

В. Манский Приз Европейской киноакадемии. То есть это главный европейский киноприз.

К. Ларина В номинации «документальное кино», да?

В. Манский Да, «Лучший документальный фильм года». Вот он вошел в финальную номинацию. Будет открываться конверт с победителем. Мне кажется, может быть, кому-то будет интересно посмотреть эту картину. Пять билет на этот онлайн-просмотр. Нужно будет прислать свой e-mail. Ну, это уже все Ксения скажет.

К. Ларина Да-да-да. Я просто сейчас скажу, что нужно сделать. Просто сказать, что хотите в кино. Так и напишите. Кино — это онлайн-кинотеатр «Артдокфеста».

В. Манский Artdoc.Media, да.

К. Ларина Вы получите… Вы пишете не только свой телефон. Он отображается, когда вы пишете в SMS ваши пожелания. Но, пожалуйста, напишите свой e-mail, чтобы мы могли вам на ваш e-mail выслать.

В. Манский Но — пять. Мы говорим о пяти билетах.

К. Ларина Пять человек, да-да-да. Вышлем вам код, по которому вы можете прийти, сесть и посмотреть всей семьей, а может, и позвать кого-нибудь в гости и посмотреть замечательную картину Виталия Манского «Свидетели Путина».

В. Манский Которой нет у пиратов, как я надеюсь.

К. Ларина Да, между прочим. Просто так не найдете. Итак, номер SMS: +7 985 970-45-45. Именно сюда присылайте.

Возвращаемся мы на «Артдокфест». Кстати, «Артдоксеть» тоже есть, существует, и можно кино смотреть совершенно безвозмездно на сайте. Да?

В. Манский Да, да. На фестивальном сайте. Это 21 фильм. Конкурс очень мощный. Идет голосование, кстати, очень активное, уже более 2 тысяч человек проголосовало, более миллиона посмотрело.

К. Ларина А жюри кто?

В. Манский Жюри? Финский журналист и продюсер Рейе Никкеле. Итальянский киновед и славист Массимо Триа, отборщик Венецианского фестиваля. Рейе Никкеле много работал в России, был когда-то корреспондентом финского телевидения. И замечательная актриса Динара Друкарова из Франции…

К. Ларина Такое международное жюри.

В. Манский …которая, может быть, является рекордсменом по участию фильмов с ее участием в Каннском фестивале. Когда-то еще начинала в картине «Замри — умри — воскресни». Но и каждый зритель онлайн может быть членом жюри и решать судьбу зрительского голосования, которое проходит в группе «Артдокфест» в Facebook.

И вообще я хочу сказать, что мы перевели конкурсную программу — 21 фильм — в Ригу. Но ведь сам «Артдокфест» — это 150 с лишним картин в разных программах. И вот этот объем, важный и такой осмысленный, можно будет смотреть с 5 до 12 декабря в кинотеатре «Октябрь». Практически мы так или иначе все залы задействуем.

Даже один сеанс мы специально перенесли в зал IMAX, потому что фильм австрийский «Космические псы», его правда нужно смотреть на таком огромном экране. Это австрийская картина, рассказывающая о жизни двух московских дворняг, собак-дворняг. И картину озвучивает Алексей Серебряков. Кстати, он тоже приезжает в Москву, чтобы представить картину. И вообще я сам буду сидеть и смотреть эту картину от начала до конца на огромном экране, потому что это особое наслаждение. Хотя в картине есть такие очень жесткие моменты, когда сердце у зрителя будет екать. А вот в Риге я видел, что несколько зрителей прямо выбежали из зала!

К. Ларина Почему?

В. Манский Ну, я не буду спойлерством заниматься.

К. Ларина Тяжело, да?

В. Манский Там есть сцена одна, которая прямо… Вот когда я смотрел, я на отборе смотрел эту картину, ссылку прислали авторы, и когда эта сцена началась, я прямо выключил компьютер и ходил по офису, ходил минут десять, а потом вернулся и досматривал.

К. Ларина Ничего себе! Как называется? Еще раз скажи.

В. Манский «Космические псы». Премьера была в Локарно на фестивале крупнейшем. Это российская премьера. И Алексей Серебряков вообще… Я не знал, что он озвучил эту картину. Я когда стал смотреть фильм, думаю: «Господи! Вроде бы Смоктуновский умер давно. Вот что это за голос?» Настолько мощно, настолько артистично, как-то так приглушенно и доверительно сделана эта роль Серебряковым. Фантастика! Фантастика!

К. Ларина Спрашивают про площадки. Основная площадка — это «Октябрь».

В. Манский Кинотеатр «Октябрь» на Новом Арбате. Каждый вечер Большой зал. Ну, кроме вечера, когда у нас его отбирает другая картина, конкурирующая. Ну, неважно. В общем, в основном все вечера наши в Большом зале. И все залы — Восьмой, Седьмой, Шестой. По-моему, первые сеансы начинаются, если я не ошибаюсь, чуть ли не в 10 утра. И заканчиваются в 12 ночи. Беспрерывно. И даже каждый день мы еще проводим киношколу. Мы приглашаем молодых авторов со всей страны и для них устраиваем мастер-классы, лекции. То есть это такое…

К. Ларина Ну подожди. Я смотрю расписание и не вижу здесь дневных сеансов. Или это что?

В. Манский А что ты смотришь?

К. Ларина Вот расписание. Тут по два сеанса всего. Видишь? Те же «Государственные похороны» можно посмотреть, только два сеанса, и все.

В. Манский Нет, почему? Это просто… Нет, это вечерние сеансы, потому что ты иначе задала поиск.

К. Ларина Да?

В. Манский А вот давай день выберем…

К. Ларина То есть можно и днем, и утром прийти?

В. Манский Да, можно и утром.

К. Ларина Отлично!

В. Манский Вот выбираем день. Допустим, 10-е число. И мы видим, что… Прошу прощения, с 12 часов начинаются сеансы. И до 12 ночи.

К. Ларина Так что приходите, дорогие друзья. Купить билеты, кстати, можно, как и все сейчас можно купить, здесь, прямо на сайте «Артдокфеста».

В. Манский Да, там какая-то новая система. Раньше мы в кинотеатре прямо заказывали такое оформление этих кассовых аппаратов и на них наклеивали «Артдокфест». А теперь что-то изменилось, теперь можно по интернету. Я еще не пробовал. Я хочу…

К. Ларина Вот есть, пожалуйста, «Купить билет».

В. Манский Да. Но я не пробовал довести это дело до конца. Я хочу тоже попробовать нажать на эту кнопочку — что будет и как будет? Но я время от времени захожу, смотрю. Билеты так активно раскупаются. Поэтому на какие-то картины, которые уж точно кто-то хочет посмотреть, я бы посоветовал, особенно открытие, например…

К. Ларина Заранее побеспокоиться. Вот скажи нам еще про спецпоказы и про параллельные программы. Как обычно, ведь не только конкурсные фильмы.

В. Манский Слушай, это вообще отдельная наша гордость — специальные показы и специальные программы. Например, мне очень нравится программа #metoo??? (со знаком вопроса). Это программа о русских женщинах, насколько они в тренде вот этом гендерном мировом, или мы опять идем каким-то особым путем. Ну, не мы, а в данном случае вы. Насколько русские женщины metoo? И там очень яркие картины! Там, кстати, будет фильм, который совсем недавно…

К. Ларина Здесь просто какой-то вообще разгул феминизма, я смотрю. Здесь такая программа metoo. Здесь одни женщины практически. Здесь только женское кино, да?

В. Манский О женщинах, о женщинах.

К. Ларина И женщины снимали?

В. Манский И женщины снимали, да. Будет картина, которая буквально на днях получила «Золотого голубя» в Лейпциге, один из главных мировых фестивалей, называется «Переходный возраст». Это фильм о женщине средних лет, переходящей из состояния молодости в состояние зрелости, о ее женских страхах, фобиях, желаниях, в том числе сексуальных. И настолько откровенная картина! Кстати сказать, картина моей ближайшей подруги. То есть героиня фильма — моя ближайшая подруга. Я не буду говорить больше, потому что там много чего больше можно сказать. Но этого нет в фильме. Значит, они решили эту часть истории опустить. Ну, это просто совершенно сбишающая вообще башку история, хотя и короткометражная картина.

К. Ларина А ретроспективы чьи-нибудь есть?

В. Манский У нас есть программа немецкого кино, это такая своеобразная ретроспектива. И один фильм мы выносим в Большой зал. Совершенно такая фантастическая фреска, такой крупный документальный блокбастер, называется она «Дворцы для народа». Это фильм о дворцах, которые создавались в социалистическом лагере, о дворцах, построенных по принципу «не для человека, а для символа». Вот такие образцы гигантомании. Это и дворец Чаушеску в Бухаресте, и… В общем, об этих знаковых зданиях очень яркая и мощная картина. Кстати, когда я ее смотрел, с удивлением узнал много совершенно для меня неожиданного про здание Московского университета. Я как-то иначе представлял его функционал.

К. Ларина Историю, да?

В. Манский Нет, не историю, а функционал представлял себе несколько иначе. Потом у нас программа будет «После Союза», о которой мы уже говорили.

К. Ларина Там, где украинское кино, да?

В. Манский Где украинское кино. Кстати, возвращается… Вдруг нашли мы очень интересную картину из Узбекистана. И не просто из Узбекистана, а про узбекский рок.

К. Ларина Ничего себе!

В. Манский Она так и называется — «УзРОК». И программа «Можем повторить».

К. Ларина Вот я смотрю «Можем повторить». Это тоже такая тема очень опасная, да?

В. Манский Но очень важная сегодня, потому что…

К. Ларина Потому что фраза, как вы понимаете, именно эта фраза… О чем мы сейчас ее произнесли? «Можем повторить». Именно в этом контексте она и звучит в этой программе.

В. Манский Абсолютно, да. Мы предъявляем то, что, собственно говоря, некоторые хотят повторить. Ну я не знаю, это какой-то… Вообще в этом году эти внеконкурсные программы — это какое-то счастье. Хотя счастье, иногда замешанное на полном несчастье, потому что есть программа «Больше жизни», где картины как бы о жизни на пороге смерти. И это тоже очень… Знаешь, там есть фильм — он не то чтобы о пороге смерти, а он рассказывает о похоронном бизнесе в России. Но не о бизнесе, как телевидение рассказывает, какие-то обобщающие…

К. Ларина Нет, расследование Голунова есть.

В. Манский Нет, это история одного конкретного предпринимателя, который открыл похоронное бюро в городе, где… Его конкуренты сжигают его контору.

К. Ларина Безенчук?

В. Манский Он не может получить тело из морга своей клиентки, потому что все тела расписаны. И это история через историю конкретного человека, где камера движется за ним. И мы попадаем в эти пространства, в которые лучше, конечно, не попадать в своей нормальной жизни. Ну, как бы никому не пожелаю стать клиентом похоронного бюро ни в какой форме. Но на экране несколько дистанцированно ты можешь получить этот опыт и, может быть, подготовиться к трагическим событиям собственной жизни, которых никто не может избежать, ну, как-то заранее. Потому что если неожиданно сталкиваешься с этим бизнесом в России, то мама не горюй.

К. Ларина Я слушаю Виталия Манского и одновременно смотрю на остальные программы. Вот программа спецпоказов — здесь тоже вижу знакомые и любимые имена. Кирилл Серебренников, «Искусство и власть в России».

В. Манский Это, кстати…

К. Ларина Немецкий фильм!

В. Манский Немецкий фильм, рассказывающий немцам о феномене театра Кирилла Серебренникова, о его личности, о его художественном стиле.

К. Ларина Катя Федулова — режиссер.

В. Манский Которая, кстати сказать, в прошлом году была с картиной «Вера. Надежда. Любовь» в конкурсной программе.

К. Ларина А вот сейчас у нее два фильма здесь, смотри.

В. Манский Два фильма, потому что…

К. Ларина «Патриот» еще.

В. Манский Да. «Патриот» — это о самом молодом депутате Государственной Думы Российской Федерации, члене фракции ЛДПР. Я не знаю фамилию этого типа, но это очень смешная и такая предупреждающая картина, которая, кстати сказать, была на многих фестивалях и получила призы, была в Амстердаме IDFA. И вообще Катя — такой очень активно работающий, бывший российский наш соотечественник, живущая давно в Германии, со своей личной трагической историей, которая отчасти есть и в фильме «Вера. Надежда. Любовь», прошлогоднем. Она приезжает вообще к нам, ведь авторы так или иначе приезжают. И особенный смысл наших фестивальных показов в том, что мы обсуждаем по окончанию фильм с его авторами, между собой. У нас каждый вечер будет собираться такой «Артдокклуб».

К. Ларина Неформальный клуб.

В. Манский Да, за чашкой чая.

К. Ларина После премьеры, да?

В. Манский После премьеры. Мы нашли местечко в кинотеатре, будем там собираться и просто говорить о том, что думаем, что чувствуем, что хотим сказать и не можем сказать нигде более, чем на «Артдокфесте» и еще на каких-то редких оставшихся площадках в России.

К. Ларина Скажи, а на фоне всех этих опросов по поводу роста чемоданных настроений россиян, молодых и активных, можно ли сказать, что и документалисты уезжают? Поскольку я даже вижу, что производство иностранное, а русское имя режиссера. Вот несколько человек уже видела здесь.

В. Манский Ты знаешь, прежде всего у меня есть ощущение сегодняшнего и вчерашнего дня. Я занимался приглашением своих друзей на открытие. У дирекции есть небольшой лимит мест в зале, на которые не продаются билеты, а мы как бы приглашаем. Обратился к Facebook. У меня там 5 тысяч друзей. Я стал по этому списку идти. И был потрясен тем, что больше половины людей, которых я хотел пригласить на показ, так или иначе не живут больше в Российской Федерации. Да, у них разные мотивации, разные поводы: кто-то учится, кто-то работает, кто-то эмигрировал. Но тенденция совершенно очевидная.

Что же касается авторов-документалистов… Ну послушай, вот Рудницкая, которая реально является одним из самых ярких документалистов России современной, три проекта у нее были отклонены в Министерстве культуры. То есть она на свои фильмы находит поддержку у крупнейших киноинституций Европы, собирает большой бюджет для реализации своего замысла, а в России невозможно. И самые яркие картины, кстати сказать, которые в том числе и в конкурсе «Артдокфеста», и во внеконкурсных программах. Они либо сняты, грубо говоря, автором на собственный кошт, на какие-то внутренние ресурсы, либо сделаны на зарубежных студиях.

При этом что важно подчеркнуть? Это не то чтобы зарубежные студии или фонды, или какие-то продюсеры дают деньги, чтобы россияне сняли фильмы для России, что-то рассказали. Их это интересует, они для себя снимают. В этом, кстати, и есть определенный парадокс и противоречие, потому что иногда авторы переживают, звонят мне, просят как-то поддержки или чего-то. Они говорят: «Нас продюсер заставляет какие-то вещи более четко проговорить, какие-то банальности, может быть…»

К. Ларина Объяснять что-то, да?

В. Манский Объяснять для мировой аудитории те вещи, которые мы на вздохе уже чувствуем, так сказать. То есть миру Россия, ее проблемы, ее нерв важен, интересен. То есть мир пытается разобраться в нас, а мы сами в себе не хотим. Эти фильмы, которые являются… Ну, скажем, конкурсные фильмы «Артдокфеста» — это вообще лучшее документальное кино на русском языке мира.

И парадокс заключается в том, что фестиваль уже проходит тринадцатый год, это 21 картина ежегодно, это получается под 300 фильмов, и ни один фильм не был показан за все годы на федеральных российских телеканалах. Ни один! И иногда тот фильм, который мы показываем на «Артдокфесте» — это является единственным показом фильма на территории Российской Федерации.

При этом (я вернусь опять к оценке Романа Балаяна) это не буквально политические картины. То есть вообще никаких плакатных фильмов у нас нет. У нас фильмы, которые необходимы российскому зрителю как воздух. Я это чувствую, когда начинается фестиваль. Я вижу переполненные залы. И кстати, это является единственным аргументом для того, чтобы мы окончательно не перевели весь фестиваль за пределы России.

Только аудитория. Только зритель, который приходит на фестиваль, который покупает билеты, который в декабрьскую вечернюю Москву отправляется, в эти путешествия, в кинотеатр «Октябрь», идет 15 минут от метро и смотрит по несколько фильмов в день. Вот ради этих людей мы делаем все. Потому что ведь, так скажем, кроме поддержки Фонда Прохорова, достаточно существенной, но не восполняющей все затраты, никакой другой поддержки (ну и медийной, понятно) мы здесь не получаем.

К. Ларина Виталий, а твоих фильмов не будет?

В. Манский Ну, к сожалению, в прошлом году мой фильм «Свидетели Путина» был фильмом церемонии закрытия и был показан только в интернете. Был сеанс, где, кстати, несколько тысяч человек купили билеты и посмотрели. В этом году у меня новой картины нет. Я сейчас работаю над картиной, о которой я просто предпочитаю не говорить. Моего кино в этом году не будет.

К. Ларина Ну, зато много другого кино, которое сам Виталий Манский, как вы понимаете, как зритель с большим удовольствием смотрел. Чего и вам желаю, дорогие друзья. Приходите, пожалуйста. Не забудьте, что это действительно стоит недорого, но дорогого стоит.

В. Манский Это правда

К. Ларина Это точно. Спасибо большое. «Артдокфесту» желаем удачи. И до встречи! Спасибо, Виталий.

В. Манский Спасибо тебе.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире