'Вопросы к интервью
04 февраля 2017
Z Культурный шок Все выпуски

Уголовка за личную жизнь исторических персонажей


Время выхода в эфир: 04 февраля 2017, 13:10

Л. Гулько О, время — 13 часов 13 минут. Всё время это время выпадает на «Культурный шок». Хотя мы, конечно, не суеверные люди. «Уголовка за личную жизнь исторических персонажей» — вот такое оригинальное название придумали наши продюсеры. Давайте сразу про гостей. Сергей Бадамшин, адвокат. Здравствуйте, Сергей.

С. Бадамшин Здравствуйте.

Л. Гулько И Андрей Малюков, режиссёр. Ну, просто вот адвокат и режиссёр. Ну а что? Можно, действительно. У нас будет по телефону ещё один персонаж нашего разговора — это основатель и генеральный директор киноклуба «Нефть» из Ярославля Андрей Алексеев. Но чуть попозже, после новостей, после получасовых новостей мы подключим его к разговору.

Значит, мы отталкиваемся… Нам же нужен информационный повод? Мы отталкиваемся от некоторых, так сказать, таких поползновений, заявлений госпожи Поклонской. В частности фильм «Матильда» Алексея Учителя был разобран ей на всякие разные составляющие. И вот она, так сказать, возмутившись… Правда, никто из нас не видел этот фильм, сразу скажу, да?

А. Малюков Я — нет.

Л. Гулько Да, я тоже не видел. Я не знаю, видела ли она этот фильм. Ну, может быть. Я не знаю, можно вообще увидеть его? Где-то есть он в Сети?

А. Малюков Ну, может быть, есть у съёмочной группы, у Учителя есть.

Л. Гулько Может быть, да. Может быть, и так. И что-то там её возмутило, ну, поскольку, так сказать, Николай II — канонизированный исторический деятель и такой весь… практически святой, поэтому какие-то вещи лучше про него, я так понимаю, не показывать. Вот человек, который святой, он не может вот это делать, потому что это оскорбляет, я не знаю, того, кто считает его святым. Ну, я правильно всё понимаю — то, что она хочет? Мы сейчас к адвокату обращаемся.

С. Бадамшин Мы, наверное, всё-таки сейчас пытаемся выяснить, что хочет Поклонская. Я думаю, конечно, лучше спросить у неё самой, что она хочет.

Л. Гулько У неё самой, да. Ну, в принципе, исторический персонаж…

С. Бадамшин Видимо, что было озвучено в средствах массовой информации. Да, её претензии складываются из того, что, по её мнению, в отношении фигуры императора канонизированного недопустимы какие-либо интерпретации, кроме канонических, установленных Церковью.

Л. Гулько И это, скажем так, если отталкиваться, так скажем, и отойти немножко в сторону, это не только, скажем, Николай II, но и другие какие-нибудь исторические персонажи, да?

С. Бадамшин Я думаю, мы об этом узнаем от Поклонской в ближайшее время. Если режиссёры, съёмочные группы будут снимать какие-то ещё фильмы про исторических личностей, я думаю, она, конечно, выскажется по этому поводу.

Л. Гулько А про каких личностей? Можно снять про Александра Невского фильм какой-нибудь, да?

А. Малюков Ну, у нас богатая история.

Л. Гулько У нас богатая история, да.

А. Малюков Это в несчастных Соединённых Штатах на каждом перекрёстке стояла съёмочная камера по нескольку раз, а у нас история не охвачена и тем много. Вот что касается Поклонской. Есть какая-нибудь информация о её личном отношении к этой теме? Пока она работает диспетчером. Она получила какие-то письма от избирателей, от каких-то клубов непонятных.

Л. Гулько Ну, видите, от людей, которые возмущены. Мы сейчас об этом.

А. Малюков Да. И она эти бумаги, так скажем, переправила в прокуратуру.

Л. Гулько Ну, она сама, наверное, так же считает, раз переправила. Её отношение к императору последнему, самодержцу, понятно. Она, так скажем, выходила на «Бессмертный полк» с его портретом, как мы все знаем. Она считает его, конечно, святым. Она считает его непогрешимым ни с какой стороны. Вот мне кажется, такое отношение. Хотя, конечно, надо её саму спросить. Но это для неё, так сказать, вот икона.

С. Бадамшин Ну, это её право.

Л. Гулько Конечно.

А. Малюков Слушайте, мы же сейчас обсуждаем не отношение Поклонской…

Л. Гулько Нет, вы спросили — я просто ответил.

А. Малюков Не отношение Поклонской, лично её девичье отношение к царю-батюшке.

Л. Гулько Нет, нет, нет.

А. Малюков А мы говорим об этой ситуации, сложившейся вокруг фильма.

Л. Гулько Конечно. Ей же люди написали, возмутились.

А. Малюков Ну да, вот ей кто-то написал, и она это дело ровно и переслала в прокуратуру.

Л. Гулько Возмутились. Так вот мы и хотим выяснить вообще в принципе — возможно туда, в эту личную жизнь исторических персонажей, которые святые, канонизированные и вообще которые на-на-на, туда вторгаться и что-то там копаться, и узнавать, кто с кем чего, и зачем, и как?

А. Малюков Ну, я думаю, что, конечно, можно.

Л. Гулько А вот она говорит, что нельзя. И люди, которые её поддерживают, говорят, что нельзя.

А. Малюков Нет, ну она не права в этом смысле. Но ей можно простить. Она красивая женщина, на неё приятно смотреть, и ей надо всё прощать.

Л. Гулько Да.

А. Малюков А вот что касается «вторгаться», то я думаю, что вторгаться можно во всё. Искусство имеет право рассматривать любые совершенно, неважно какие, так сказать, фигуры, лица, темы, истории и исследовать это всё, и разбирать, и предлагать зрителям для оценки. Я думаю, что в данном случае наш замечательный кинорежиссёр Алексей Учитель, просто замечательный режиссёр, снимающий хорошие фильмы…

Л. Гулько Ну, в общем, это его работа, конечно.

А. Малюков Он, конечно, был прав, что выбрал для себя фигуру царя-батюшки.

Л. Гулько Вот и сразу у нас свет погас. Всё замечательно. Так, хорошо. Знак свыше.

А. Малюков И я думаю, что фильм получился у него отменный. Я думаю, мне так кажется. Во всяком случае, я с нетерпением жду его, чтобы посмотреть и насладиться

Л. Гулько Но он же не первый режиссёр, который снимает фильм о Николае II и о жизни самодержца, правда?

А. Малюков Ну, наверное.

Л. Гулько Конечно.

А. Малюков И я снимал вот сейчас про Распутина.

Л. Гулько Вот вы снимали про Распутина.

А. Малюков И там был тоже Николай II. Но у меня, в отличие от устоявшихся многих людей, у меня отношение к нему более чем хорошее, к царю-батюшке. Я считаю, что он был замечательный царь на самом деле. И человечески был очень хорош. Редко кто из монархов ради сохранения семьи, из любви к своей семье откажется от короны. Ну, согласитесь, не так много. А он это сделал.

Л. Гулько Слушайте, это, конечно, другая история, но тем не менее. Вот видите, для вас он хорош. Для меня он не сильно хорош, скажу вам честно. Даже можно вспомнить всем известное 9 января. Чего же там хорошего-то, в этом 9 января?

А. Малюков А при чём здесь 9 января? И хорошо это или плохо…

Л. Гулько Расстрел-то чего? Он же ответственен за людей, которых он положил. Нет?

А. Малюков Нет.

Л. Гулько Нет, не ответственен?

А. Малюков Понимаете, страна большая, проблем много.

Л. Гулько Конечно.

А. Малюков И везде всюду руку держать не удаётся на пульсе. А помимо него есть масса чиновников. Как и у нас сейчас.

Л. Гулько Ну, сейчас то же самое, говорят, правда?

А. Малюков Но это же не значит, что он должен отвечать за каждого из них.

Л. Гулько Нет, он отвечает за всех.

С. Бадамшин «Царь — хороший, чиновники — плохие».

Л. Гулько Понимаете, он отвечает за всех.

А. Малюков Ну, я по-другому смотрю на это дело.

Л. Гулько Хорошо.

А. Малюков Я даже знаю, что он был не в курсе этого 9 мая на самом деле, по документам.

Л. Гулько 9 января.

А. Малюков 9 января.

Л. Гулько Да. Не в курсе?

А. Малюков Не в курсе.

Л. Гулько Ну хорошо. Видите, разные точки зрения. Кому-то это сейчас может не понравиться.

А. Малюков Ясное дело.

Л. Гулько Да, ясное дело. Но вторгаться надо всегда, во всё?

С. Бадамшин Вторгаться можно, вторгаться с точки зрения искусства и культуры надо.

Л. Гулько Конечно.

С. Бадамшин С точки зрения права это возможно, если это не нарушает законодательства в каких-то оскорбительных выражениях, либо действительно нарушающие нормы моральной этики и так далее.

Л. Гулько Ой, секундочку! А «нормы моральной этики» — это что такое?

С. Бадамшин Это очень тонкий момент.

Л. Гулько Это что такое?

С. Бадамшин Это мы уже сейчас будем говорить о воспитании.

Л. Гулько Это мы приближаемся как раз.

С. Бадамшин Да, мы говорим как раз о воспитании, мы говорим о той истории… Каждый начинает, конечно же, рассматривать нормы морали и этики с точки зрения своего собственного опыта, воспитания и так далее.

Л. Гулько Вот люди, которые написали госпоже Поклонской, — наверное, тоже у них своё представление о морали и этике.

С. Бадамшин Ну, мы всё-таки будем говорить о том, что у нас многоконфессиональная страна.

Л. Гулько Конечно.

С. Бадамшин И говорить о том, что православная религия — это одна из четырёх составляющих основных религий… А ещё существуют другие религии, которые могут люди исповедовать. И предусмотрено соответствующее конституционное право людей исповедовать любую религию. Соответственно, в том числе сейчас внесена с недавних пор статья в несколько ином виде — 148-я — Уголовного кодекса о защите в том числе чувств верующих граждан. Она как раз и говорит о том, что предусмотрена уголовная ответственность за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу, совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих. При этом эта формулировка «религиозные чувства верующих» до сих пор, ну, как-то вот не урегулирована и не разъяснена.

Л. Гулько Сейчас надо объяснить радиослушателям, при чём тут вообще это.

С. Бадамшин Я к тому, что права людей, которые исповедуют какую-либо религию, они сейчас…

Л. Гулько Имеется в виду — они обратились к госпоже Поклонской?

С. Бадамшин Сейчас-сейчас-сейчас я поясню.

Л. Гулько Давайте. Извините.

С. Бадамшин Вот эти лица, которые исповедуют какую-либо религию, их права сейчас очень так бережно чтут и оберегают, начиная от Конституции и заканчивая Уголовным кодексом. И видимо, некоторые лица, которые очень хотят обидеться, они находят… Как я называю это — «экстремизм обиженных». Они находят ту тему, на которую обидятся. И, соответственно, поднять определённую волну обращением в государственные органы. Видимо, насколько я понимаю, было обращение к депутату госпоже Поклонской, которая отреагировала следующим образом — направив депутатский запрос в Генеральную прокуратуру с соответствующим требованием проверить фильм уважаемого Алексея Учителя, которого ещё никто не видел, а видели только, наверное, трейлер.

А. Малюков Пока про сценарий говорится.

С. Бадамшин Да, только про сценарий. То есть проверка сценария, насколько опять же можно понять со слов госпожи Поклонской, прошла. И всё. То есть сейчас просят проверить то, чего нет.

С другой стороны, я обращаю внимание, что есть ещё конституционное право как раз у моих сегодняшних коллег — это право на свободу творчества. И оно тоже закреплено в Конституции. И поэтому говорить о том, что одно конституционное право должно подминать другое — нет, невозможно так. Поэтому в этой связи… вот связь одной конституционной нормы и другой… как раз и должно как-то коррелироваться между собой, договариваться, чтобы… Я прошу прощения, Алексей Учитель не пришёл в церковь снимать фильм. Тот же самый «Тангейзер» нашумевший — тоже постановка не была в церкви. Но почему-то люди воцерковленные, оскорблённые и униженные, сами приходят смотреть то, что их оскорбляет, по их мнению….

Л. Гулько Они не видели.

С. Бадамшин Да, некоторые даже вот относительно…

Л. Гулько У них же, понимаете, какая, я так понимаю, мотивация? Они не видели и они не хотят, чтобы этот оскорбляющий, их в том числе, фильм вышел вообще куда-то, потому что он оскорбляет.

С. Бадамшин Да. То есть даже не видели, но оскорбились.

Л. Гулько Своим выходом просто оскорбляет.

С. Бадамшин Да, то есть своим выходом. То есть то, чего мы не видели, а уже оскорбились. И поэтому вот это их стремление…

А. Малюков А может быть, если они посмотрят, вдруг выяснится, что это ничего и не оскорбляет? Такое же тоже может быть.

Л. Гулько Может быть, конечно.

А. Малюков Знаете, дистанция от сценария до фильма колоссальная!

С. Бадамшин Но оскорбиться уже успели. Поэтому как раз… Я просто заканчиваю мысль, хотел закончить о том, что люди оскорблённые… Ну, если вам не нравится что-то — вы не смотрите, не приходите. Может быть, на афишах писать о том, что «особо ранимым гражданам предлагаем не приходить»?

Л. Гулько Как «16+», да?

С. Бадамшин Да, «16+». «Особо оскорблённым…» — там какое-то дописать.

Л. Гулько А что, как писать? «Православные минус», я не знаю?

С. Бадамшин Да нет, так нельзя никоим образом говорить. Просто: «Ранимым гражданам. Будьте аккуратнее! Ваши чувства могут быть оскорблены!».

Л. Гулько «Уберите ваших детей от наших радиоприёмников».

А. Малюков А у вас есть уверенность в том, что там что-то такое кого-то оскорбляет всерьёз?

Л. Гулько Меня-то — нет вообще.

А. Малюков Ну вот.

С. Бадамшин Мы как раз и обсуждаем, что люди обратились с жалобами на то, что не видели.

А. Малюков И ни у кого нет, потому что никто не видел фильма. Поэтому что же тут вообще…

Л. Гулько Нет, мы сейчас же даже не о фильме, о тенденции.

А. Малюков А тенденция какая?

Л. Гулько Вот вы говорите, что можно влезать в жизнь этих самых исторических персонажей на всю глубину.

А. Малюков Да, конечно. И можно, и нужно.

Л. Гулько А вдруг кого-нибудь опять в наше толерантное время, мягко говоря, вдруг кого-то это начнёт каким-то образом оскорблять?

А. Малюков Так задача искусства — зацеплять, в любом случае зацеплять. Если не зацепляет — так что же это за искусство такое?

Л. Гулько А как это сочетается — вот зацеплять, но не оскорбить? Это же какая-то тонкая грань.

А. Малюков Ну, наверное, тонкая грань. Но для этого и существует художник, который берёт на себя все ответственности по случаю нарушений морально-нравственной составляющей. Нет?

Л. Гулько Ну да, конечно, конечно.

А. Малюков Ну вот. Если удалось ему это сделать — ну, честь ему и хвала. Если он это сделал плохо, пошло, безвкусно — ну, значит, можно тогда и ногами топать. Я ещё раз говорю, что мы говорим сейчас о фильме выдающегося нашего режиссёра Учителя, который своими фильмами доказал, что он большой мастер. И я действительно с нетерпением жду, когда получится этот фильм, когда он завершится, чтобы пойти его и посмотреть.

Л. Гулько Да, конечно. Тем более что круг замкнулся, потому что режиссёр Алексей Учитель подаст в Генеральную прокуратуру заявление против депутата Госдумы Натальи Поклонской и представителей общественных организаций, которые выступают с критикой в адрес его нового фильма «Матильда». Это ТАСС сообщает. «Мы готовим юридический ответ, — это уже к вам как адвокату, — Поклонской и общественникам. В ближайшее время мы направим два заявления в Генпрокуратуру. Одно будет касаться лично Поклонской, а второе — людей, которые рассылают в кинотеатры письма, — они же что делают? — с призывом отказаться от проката моего фильма», — заявил режиссёр. Они даже там запугивают, что «мы сожжём кинотеатр, что-то ещё сделаем». Ранее сообщалось, что экс-прокурор Крыма Наталья Поклонская попросила Генпрокуратуру проверить фильм Алексея Учителя «Матильда». «По мнению депутата Госдумы, Россия в этой киноленте, — дальше вот мотивация, — представлена страной блуда, а святого государя Николая II играет немецкий порноактёр». Вот так, не подумавши, сказала Наталья Поклонская.

С. Бадамшин Она это сказала?

Л. Гулько Ну, вот она же, да? Она же.

А. Малюков Нет, я до сих пор…

Л. Гулько «По мнению депутата». Это её мнение.

А. Малюков Я не слышал.

Л. Гулько Вот видите? Я цитирую. Она, наверное, сказала.

С. Бадамшин В интервью она это говорила — по поводу порноактёра.

Л. Гулько В интервью, да.

С. Бадамшин На что сделали все замечательный вывод о том, что что-то есть человеческое в Наталье Поклонской, раз она смотрит порно.

Л. Гулько Это тоже подход к этому делу. А что касается…

С. Бадамшин Относительно доводов, что теперь уже Учитель собирается обращаться в Генеральную прокуратуру. Ну, каждый имеет право обращаться в Генеральную прокуратуру, в любые прокуратуры. То есть, в принципе, тут я считаю, что это уже определённая доля перформанса, уже переходящая в предпоказ этого фильма.

А. Малюков Ну, скорее всего — да.

Л. Гулько Ну хорошо.

А. Малюков Потому что на самом деле я бы на его месте не стал этим заниматься.

С. Бадамшин Потому что, в принципе…

А. Малюков Потому что сам он мастер, он сделал кино. И кино должно само за себя говорить.

Л. Гулько Ну, обидно стало человеку.

А. Малюков А чего обидно? Ещё никто не видел его фильма. Чему обижаться?

Л. Гулько Ну, просто обиделся — и всё. Потому что как-то вот так.

А. Малюков Обиделся на красивую женщину.

Л. Гулько На красивую. На них можно обижаться, на красивых женщин. Ещё как обижаются.

Через некоторое мгновение у нас с вами будут новости на волнах радиостанции «Эхо Москвы», затем мы вернёмся в студию и продолжим наш разговор. Может быть, сейчас, пока идут новости, какой-нибудь придумаем вопрос. Хочется как-то народ спросить, какой-то вопрос для голосования вот на основе того, как глубоко можно влезать в жизнь исторического персонажа, до какой глубины. Может быть, сейчас как-то сформулируем. Ну, новости у нас.

НОВОСТИ

Л. Гулько 13 часов 35 минут. Мы продолжаем наш «Культурный шок». «Уголовка за личную жизнь исторических персонажей». Сергей Бадамшин, адвокат. Вы же адвокат Карауловой, да?

С. Бадамшин Да, и Карауловой, и «Открытой России».

Л. Гулько Да, Карауловой и «Открытой России». Чтобы просто напомнить, да. И Андрей Малюков, режиссёр, который снял… Спасибо большое. Это мы дозвонились до человека. Вы сняли… Как называется сериал?

А. Малюков Последний?

Л. Гулько Последний.

А. Малюков «Григорий Р.», о Распутине.

Л. Гулько «Григорий Р.» называется как раз, про царскую семью в том числе.

А. Малюков Да.

Л. Гулько Да, в том числе. У нас на связи… Я прошу вас надеть наушники, господа, потому что у нас на связи Андрей Алексеев — основатель и генеральный директор киноклуба «Нефть» из Ярославля. И Андрей вроде как, так сказать, собрался взять в прокат ту самую «Матильду», которую пока никто не видел. Да?

А. Алексеев Добрый день, коллеги.

Л. Гулько Андрей, здравствуйте, да. Вы с нами. Спасибо вам большое, что… Значит, во-первых, когда я сказал нашим гостям сегодняшним, Сергею и Андрею, что вы взяли в прокат, они говорят: «Где он взял? Его ещё нет в прокате».

А. Алексеев Да, хороший вопрос. На самом деле несколько преждевременно, конечно, вокруг фильм сейчас существует такая информационная истерия. На самом деле фильм будет готов и выпущен в прокат только в октябре месяца. 25 октября — рассматривается сейчас эта дата. Причём приурочено это, как вы понимаете, не просто так, в конце октября, а к 100-летию Октябрьской революции в России.

Л. Гулько Вот как. Так?

А. Алексеев И поэтому сейчас о выпуске в прокат, конечно, речь не идёт. Но уже настолько много вокруг разговоров, что даже православные активисты, так сказать, взбудораженные всем этим делом, вот занялись рассылкой тех самых писем, о которых, я так понимаю, вы тоже слышали.

Л. Гулько Да, конечно. И вы, не испугавшись ничего, так сказать, ни мнения общественного, ни вот этой вот, вот этой вот… того, что вокруг поднимается, вы готовы, когда выйдет этот фильм, насколько я понимаю, да?

А. Алексеев Да, мы готовы. Хотя изначально, честно говоря, были сомнения и относительно самого фильма, и вопросов, которые в нём поднимаются. Ну, возможно, это как бы не для нашей аудитории, поскольку мы, так сказать, создаём определённый формат своего кинотеатра и выбираем тот или иной фильм. Но сейчас после такой информационной волны, которая поднялась, конечно, сам бог велел показывать это кино. И те, кто пытался сопротивляться этому, в общем-то, совершенно обратного эффекта добиваются.

Л. Гулько Слушайте, я сейчас спрошу: зачем вам эта головная боль? Сейчас начнётся, знаете, вот с одной стороны — письма, с другой стороны — начнут угрожать, с третьей — ещё чего-то.

А. Алексеев Ну, нет ответа на этот вопрос однозначного, поскольку мы считаем, что кино должно находить своего зрителя в любом случае, какое бы это ни было кино. То, что Алексей Учитель снимает хорошее кино, по определению известно всем, поэтому как бы нет желания сопротивляться. А то, что вокруг этого действительно так много разговоров — это только на руку картине. И с точки зрения даже кассовых сборов это тоже обосновано, поскольку вы понимаете, что кинотеатр — это всё-таки коммерческое предприятие, прежде всего. Так что в данном случае очень много плюсов появляется при всём том, что до фильма ещё очень далеко.

Л. Гулько Скажите, пожалуйста, а у вас киноклуб «Нефть» — это некий такой киноклуб, ну, с точки зрения кино он такой элитный, да? То есть там такие фильмы, кино не для всех?

А. Алексеев Ну, он считается, да. Мы стараемся показывать авторское кино, интеллектуальное кино, фестивальные вещи. То есть «Матильда» изначально не входила, скажем, в этот пул по определению, поскольку это было кино об истории России. А вы знаете, что к таким фильмам отношение разное существует. Но вот теперь, после того, что происходит с картиной, конечно, интерес к ней сильно повышается у аудитории. Возможно, появятся площадки, которые будут отказываться от этого проката. Но я не думаю, что мы будем в их числе. Мы себя пытаемся обезопасить в данном случае.

Разумеется, мы уже инициировали обращение в соответствующие органы, которые, кстати, сами… После нашего такого обращения к людям через Facebook и соцсети о приходе письма органы сами обратились к нам. И в итоге мы в течение этой недели несколько раз общались с представителями Центра противодействия экстремизму. Инициировано обращение о проверке деятельности вот этой странной общественной организации под названием «Христианское Государство — Святая Русь». Вот так называется та структура, которая рассылает вот эти странные и непонятные письма по кинотеатрам страны.

Л. Гулько То есть вы работаете, можно сказать, в содружестве в этом случае с правоохранительными органами?

А. Алексеев В этом случае — да. Мы, я считаю, делаем правильно, поскольку обращаемся в те органы, суть которых, цель которых как раз состоит в том, чтобы расследовать подобного рода проявления. А в тексте экстремизм абсолютно на поверхности.

Л. Гулько А вообще каковы настроения в городе Ярославле? Не всегда услышишь человека прямо из города…

А. Алексеев Живых людей.

Л. Гулько Да, живых людей из города Ярославля.

А. Алексеев Да в городе нормальные, в принципе, настроения. Хотя у нас тут происходят такие не очень демократические процессы, связанные с отменой выборов мэра.

А. Малюков Какая-то мутная история.

А. Алексеев Да, тут немножко… Экономическая ситуация, конечно, не очень стабильная. Но в целом держимся, как говорят.

Л. Гулько А вообще всякие разные вот эти коллизии политические и околополитические — они как-то влияют на киноклуб «Нефть», на ваших зрителей, на атмосферу?

А. Алексеев Да, вы знаете, мы замечаем, что наши зрители как бы сплачиваются вокруг нашего «места силы» (будем называть это так). Надо признать, что есть определённый интерес. То есть в «сытые» времена нам было бы сложнее.

Л. Гулько То есть — чем хуже, тем лучше, да?

А. Алексеев Вот для нас — для людей, занимающихся определённой альтернативой, андеграундом — да, для нас это лучше. Ну, вы знаете, русский рок возник в своё время не случайно на излёте советской империи. Вот у нас примерно те же процессы, только связанные уже с кинематографом.

Л. Гулько Спасибо вам огромное! Андрей Алексеев, я ещё раз напомню, основатель и генеральный директор киноклуба «Нефть» из города Ярославля. Ну, я думаю, что всё с этим фильмом будет хорошо и у вас будет… Ну, я во всяком случае хочу, чтобы так было, чтобы у вас был огромный успех.

А. Малюков А спросить-то можно?

Л. Гулько Можно, конечно. Пожалуйста.

А. Малюков Как «Викинг» прошёл?

А. Алексеев Вы знаете, мы не работали с «Викингом». Вот это как раз не наш формат.

А. Малюков Почему?

А. Алексеев Поскольку рафинированная российская история, снятая за большие деньги при поддержке, так сказать, государства. Ну, это сразу кино, которое является таким массовым, а значит — не для нас, ну вот не для нашего клуба. Ну, в данном случае так устроено.

Л. Гулько У них же кино не для всех, у Андрея.

А. Малюков Ну да.

Л. Гулько Конечно.

А. Малюков На «Викинг» тоже можно смотреть с разных сторон.

Л. Гулько Ну конечно.

А. Малюков И как исторический фильм, и как приключенческий фильм. А «Притяжение» сейчас идёт у вас?

А. Алексеев И «Притяжение» у нас тоже не идёт. Конечно, на других площадках в городе оно есть, но мы не показываем это кино.

А. Малюков Ну вот, интересно. А «Матильду» вы будете, с ней работать, да?

А. Алексеев Повторюсь: не планировали, но теперь точно будем.

А. Малюков Хорошо.

Л. Гулько Вот так. Спасибо вам огромное, спасибо. Удачи ещё раз. Спасибо вам огромное.

А. Алексеев Спасибо и вам.

Л. Гулько Вот такая история: чем хуже, тем лучше.

А. Малюков Ну да.

Л. Гулько А теперь давайте посмотрим, что нам… «Матильда Кшесинская крутила романы не только с Николаем, но и с другими великими князьями — Сергеем Михайловичем, Андреем Владимировичем».

А. Малюков Но это уже после.

Л. Гулько Да. Ну, после, да. Ну, что же теперь делать? Вот, кстати, про «Викинга» тут тоже пишут из Саратова: «Лучше запретите фильм «Викинг», который оскорбляет чувства язычников и всех славян. Почему об этом молчат?»

С. Бадамшин Все найдут какой-то повод прийти друг к другу в гости и оскорбиться.

Л. Гулько Главное, чтобы каторжники не оскорбились, про которых говорил Пётр Олегович Толстой. Дальше. «У нас прежде всего светское государство по Конституции, а уже потом многоконфессиональное общество. Чувства атеистов не надо разве защищать?» — спрашивает Андрей. Главное, что никто ни на кого не нападает, никто никого не оскорбляет, мне кажется. Нет? Ни атеистов, ни викингов…

С. Бадамшин Ну, в этой истории опять же, здесь небольшая группа людей. И здесь абсолютно нельзя их ассоциировать с абсолютным большинством православных граждан.

Л. Гулько Конечно нет. При чём тут одно к другому?

С. Бадамшин А неизвестная группа, о которой сейчас как раз говорил руководитель клуба, написала вот эти письма непонятного содержания, которые даже заинтересовали Центр противодействия экстремизму, который впервые начал заниматься, видимо, в этой области тем, чем должен заниматься. И эта пена всплывает на поверхность. А обычные православные граждане — они этот фильм не видели, не знают. И естественно, их никоим образом никак не может затронуть то, чего нет пока ещё до октября месяца. Я боюсь, что как раз 25 октября семнадцатого года, скажем так, приближается годовщина…

Л. Гулько Две тысячи семнадцатого.

С. Бадамшин Да, семнадцатого года. Я специально так сказал. Как раз это будет очередная годовщина — 100-летие. И если приурочен фильм именно к этому событию, то, я думаю, появится ещё очередная группа недовольных граждан, но уже с красными флагами. Почему именно к этому дню?

А. Малюков А почему альковная история притягивается?

Л. Гулько А при чём тут революция?

А. Малюков Ну вот, я про это и говорю собственно. И мне очень интересен был мотив этого парня…

Л. Гулько Андрей Алексеев его зовут.

А. Малюков Андрея Алексеева из Ярославля. Почему два самых раскрученных наших проекта, явно успешных в прокатной судьбе — «Викинг» и «Притяжение»…

Л. Гулько «Притяжение» — это Бондарчука фильм.

А. Малюков Да, это Бондарчука.

Л. Гулько Сергея.

А. Малюков И они не работают с ними, с этими двумя…

Л. Гулько Не Сергея. Что я говорю?

А. Малюков Ну, если будет минутка у вас, вы же не каждый вечер и не каждый выходной, сходите в кино, посмотрите и получите удовольствие, на мой взгляд.

Л. Гулько Ну, видимо, дело в том, что… Во-первых, для того, чтобы поддержать Алексея Учителя, видимо, берут в прокат. А во-вторых, ну, раз это кино не для всех — может быть, и это кино не для всех таким образом, через вот этот скандал.

А. Малюков Ну, посмотрим.

Л. Гулько Посмотрим, конечно.

А. Малюков Я говорю, что сложно обсуждать, потому что не видели мы.

Л. Гулько Да. «А почему раньше не обижались? Был фильм Глеба Панфилова «Романовы. Венценосная семья», а также «Цареубийца» Карена Шахназарова», — спрашивают нас. Что тут есть? Вот! «Показал же Сокуров больного Ленина — и ничего, и никто в суд не подал». Кстати. Вспоминают много чего. «Лев Толстой был предан анафеме. Оскорбляет ли верующих рассказ о том, какой это был хороший человек?» — Александр из Санкт-Петербурга, как бы на параллелях.

Знаете что, Сергей? Обращаюсь я к Сергею Бадамшину. Действительно, если вдруг неожиданно какое-то дело, что-то уголовное, то вообще возможно такое завести? Какой-то процесс на вот этих вот, так скажем, исторических персонажей, с точки зрения…

С. Бадамшин Процесс в отношении исторических персонажей?

Л. Гулько Ну, в отношении оскорбления исторических персонажей.

С. Бадамшин Да, я понял. Скорее всего, вы имеете в виду — в отношении лиц, которые интересуются и снимают…

Л. Гулько Вот это я имею в виду. Лиц, которые, да…

С. Бадамшин На самом деле просто на конкретном примере Алексея Учителя и в терминах, которые употребляла Поклонская, можно… То, что она приводила… Я приведу конкретный пример. То есть она говорила о клевете, о нарушении… Это статья 128.1, неприкосновенность частной жизни, нарушение тайны переписки, соответственно, и нарушение неприкосновенности жилища — это 137-я и 138-я статьи Уголовного кодекса. Все эти статьи — это либо частного обвинения, либо частно-публичного, то есть здесь нужно непосредственно заявление самого лица.

Л. Гулько Которого уже давно…

С. Бадамшин Которого уже давно нет. То есть здесь каким образом? То есть возбуждение только по заявлению, соответственно, этих лиц должно быть. Ну, спиритические сеансы у нас пока ещё в уголовном процессе не введены, поэтому…

Л. Гулько Могли бы.

С. Бадамшин Ну, в принципе, господин Маркин говорил о каких-то новшествах нанотехнологичных, которые отрезвляют память лицам.

Л. Гулько Вы Маркина какого сейчас имеете в виду?

С. Бадамшин Тот, который уже сейчас в Следственном комитете. Он говорил, что есть у них специальный какой-то комплекс программ, который позволяет вспомнить всё людям. Но вот про то, что проводят спиритические сеансы, я пока ещё не слышал. И в уголовном праве, вернее, в уголовном процессе такого не закреплено.

А. Малюков А надо?

С. Бадамшин Вот это всё вопросы уже к Следственному комитету и к законодателю. А законодателем является в том числе и госпожа Поклонская.

Л. Гулько Вдруг появится такая технология…

С. Бадамшин И как бы она не стала…

Л. Гулько Надо как-то делать что-то с этим. Вот говорят, что роботы скоро… такое из них сделают, из роботов, что в некоторых странах уже обсуждают, надо ли им, так сказать, давать статус тех же самых обиженных, переводить их в человеческий вид.

С. Бадамшин Ужасно. Ну, просто хотел ещё продолжить…

Л. Гулько Да-да-да.

С. Бадамшин То есть госпожа Поклонская может обратиться, в принципе, в гражданский процесс и порядке 152-й попытаться защитить как заинтересованное лицо честь и достоинство.

Л. Гулько Ну, собственно, да.

С. Бадамшин Да. Но это уже не в рамках уголовного процесса, а в рамках гражданского производства. Ну вот. Но опять же я обращаю внимание на то, что практика и Верховного Суда, и Европейского суда по правам человека говорит о том, что лицам публичным, политикам — им приходится претерпевать некое ограничение как раз этих прав на свободу своей частной жизни в том числе…

Л. Гулько То есть не обижаться?

С. Бадамшин Да. И подвергаться в большей какой-то степени критике. И приходится претерпевать, потому что к ним проявляется публичный интерес, общественный интерес. Это их, скажем так, работа. Поэтому даже здесь оснований в порядке гражданского производства, честно говоря, я не вижу. Ну, госпожа Поклонская — она тоже юрист. А два юриста — это три мнения. Поэтому, если она обратится с подобным заявлением в суд, то, конечно, будет интересно посмотреть, с каким мотивом она обратится.

Л. Гулько Я сейчас обращаюсь к Андрею Малюкову, к режиссёру. А как вообще… до какой степени можно чего показывать в этих исторических персонажах? Они же тоже люди, у них такие же слабости. В общем, они же люди. Вот как глубоко можно?

А. Малюков Да как угодно глубоко.

Л. Гулько Глубоко можно, да?

А. Малюков Конечно. Ровно столько, сколько нужно для того, чтобы получился художественный образ на экране.

Л. Гулько А что вообще показывать нельзя? Вот что может оскорбить точно совершенно? Вот что никогда нельзя снимать и показывать?

А. Малюков Ну, то, что написано в Уголовном кодексе. Наверное, вы лучше меня знаете. Порнографию нельзя.

С. Бадамшин Порнография, да.

Л. Гулько Хотя отличить порнографию от не-порнографии довольно…

С. Бадамшин Эксперты в рамках доследственной проверки…

Л. Гулько Понимаете, обвиняют, скажем, Ларса Айдингера, который играет царя, его обвиняют в том, что он снимался у Питера Гринуэя, и все называют этот фильм порнографическим.

С. Бадамшин Почему вы говорите «обвиняют»? Завидуют.

Л. Гулько Завидуют. Ну хорошо, давайте так. Завидуют. Хотя замечательный артист вообще, так скажем. Один Гамлет чего стоит.

А. Малюков Да. Я не знаю… Когда-то, в советские времена у меня был разговор с председателем комиссии по определению порнографии. Чем отличается собственно порнография? Он говорит: «Вот в Пушкинский входишь — стоит Давид».

Л. Гулько Давид стоит, да.

А. Малюков «Это порнография? Нет, не порнография. А отколите ему причинное место и положите на стол — это что будет такое? Это будет порнография».

Л. Гулько Вот видите, как всё сложно.

А. Малюков Да, всё очень тонко на самом деле.

Л. Гулько Тонко, конечно. Вот так отколешь…

А. Малюков Поэтому, знаете, это вопрос не дискутируемый. Есть Уголовный кодекс, который запрещает показ и разговор о каких-то вещах. Вот это надо уважать как минимум, потому что иначе тебе самому будет хуже. А всё остальное можно.

Л. Гулько Вот это ответ, наверное, на вопрос Дмитрия Мезенцева, который спрашивает: «А где проходит грань между свободой творчества и вмешательством в частную жизнь?»

А. Малюков Творчество и частная жизнь? Я не знаю, вообще как это совмещается. Мы не вмешиваемся в частную жизнь. Мы показываем про человека, про его жизнь, про его взаимоотношения с окружающей деятельностью.

Л. Гулько А насколько нам тогда вот так…

С. Бадамшин Я сейчас поясню.

Л. Гулько Да, давайте.

С. Бадамшин Я как раз просто хочу обратить внимание, что любой фильм — это произведение искусства.

Л. Гулько Конечно.

С. Бадамшин Художник не вмешивается в частную жизнь. Это вымысел автора. И насколько он приближен к реальным событиям — это да, можно сделать определённый вывод уже после просмотра этого фильма. И если он близко к реальным событиям… Опять же, это вымысел автора, и оценку ему даёт зритель: а) билетами; б) ногами.

Л. Гулько Это понятно, это понятно. Просто я к тому, что, понимаете, очень многие считали человека кумиром. Вот Владимир Высоцкий. Считали человека кумиром своим. Ну, действительно. Ну, что там говорить? Потом — «Владимир, или Прерванный полёт», вот эта книжка, которая… И сразу говорят: «А зачем мне вообще? Я его не за это люблю. И зачем мне вот это всё, что было? Зачем мне это всё знать? Вот оно зачем?»

С. Бадамшин Никто не заставляет это знать. У нас нет обязанности…

А. Малюков Желание знать человеку свойственно.

Л. Гулько И сразу разбиваются чьи-то иллюзии, может быть. Человек предстаёт с другой стороны.

А. Малюков «Высоцкий. Спасибо, что живой» — вы видели же кино?

Л. Гулько Да, конечно.

А. Малюков Ну вот. И что?

Л. Гулько Нет, я-то — ничего. Я просто, так сказать, о том, что… Зачем? Я к вам. Зачем показываете? Зачем? Вот хорошо, когда нормально, всё, образ сложился. Зачем?

А. Малюков Я сейчас не понимаю…

С. Бадамшин Ну, в принципе, мы сейчас уходим в сторону «Исламского государства», которое запрещает изображение людей.

Л. Гулько Я же не от себя.

С. Бадамшин А зачем? Я вам такой вопрос задал.

А. Малюков Не дай бог.

Л. Гулько Ну, там есть такие вопросы, да. Там есть такие вопросы.

А. Малюков На самом деле чем глубже мы рассматриваем человека, чем многостороннее мы его показываем, тем лучше и выгоднее для того или иного произведения искусства — для фильма, для сценария, для спектакля, для пьесы. Ну, что тут говорить?

Л. Гулько И потом, мне кажется, что если ты знаешь человека с разных сторон, то твоё отношение к нему не меняется. Он как был для тебя, так и остаётся. И если это влияет на ваше восприятие, как для некоторых наших радиослушателей влияет, в какой партии состоит талантливый артист… Вот для меня не влияет совсем, абсолютно, вообще. На вас влияет, Сергей?

С. Бадамшин Ну, я как член партии «Единая Россия» и одновременно адвокат «Открытой России» затрудняюсь ответить.

Л. Гулько Влияет?

С. Бадамшин На меня никак не влияет.

Л. Гулько Не влияет?

С. Бадамшин Абсолютно.

Л. Гулько Ну вот, видите. А для многих влияет. Вот что-нибудь скажет не так, как хочется некоторым — и начинается: «Да он вообще не артист и никогда не был».

С. Бадамшин Я бы хотел как раз…

А. Малюков Понимаете, хамства везде полно. Так что тут обсуждать такого рода выпады? На самом деле существуют артисты талантливейшие, которые, к сожалению, в частной жизни не являются образцами добродетелей. Ну и что? Ну и что?

Л. Гулько Абсолютно. Гений и злодейство — они же совместимы.

А. Малюков Конечно.

Л. Гулько Вот. Это же понятное дело.

С. Бадамшин Я как раз хотел бы обратить внимание на следующее. Я просто начал в начале передачи эту мысль. Есть понятие свободы. Есть свобода слова. Вот Поклонская — она воспользовалась свободой слова, свободой обращений. Просто в некоторых процессах я участвую от «Открытой России». Мы несколько раз участвовали в защите лиц и по 282-й статье УК, и так далее. Я просто по этой ситуации хочу высказаться.

У Поклонской есть право высказаться. Но точно так же у Алексея Учителя есть право творить, у него есть право создавать эти фильмы. И у людей, которые хотят посмотреть, есть право прийти и посмотреть. У людей, у которых какая-то повышенная внутренняя оскорблённость, у них есть право туда не ходить. То есть каждый может своими правами воспользоваться. И кого бы то ни было…

Л. Гулько Если они не нарушают Уголовный кодекс и права других, да?

С. Бадамшин Абсолютно верно. То есть те люди, у которых повышенная оскорбляемость, у них есть право не смотреть. И у них это право не отбирается и не будет нарушено. У тех людей, которые хотят посмотреть, их право будет, соответственно, соблюдено, когда они придут и посмотрят в тех кинотеатрах, которые будут показывать этот фильм, и реализовать своё право на просмотр этого фильм. В том числе я обращаю внимание, что каждый художник имеет право прежде всего на творчество, на свободу творчества. И если опять же вопрос культуры ставить, то это нас должно объединять. Разнообразие объединяет.

Л. Гулько Ну конечно.

С. Бадамшин Мы знаем такую одну интересную страну, в которой, в принципе, даже на банковских купюрах это написано. Но нам нужно к этому стремиться, потому что мы всё-таки многоконфессиональная и многонациональная страна. И если мы будем вот так вот себя разбирать по кускам: «Это меня оскорбляет», «А это меня оскорбляет», — мы будем жить, как в такой дешёвой коммуналке.

Л. Гулько Как вы считаете… Наше время заканчивается. Как вы считаете, какова судьба будет фильма «Матильда»?

А. Малюков Загадочное дело, невозможное дело. На самом деле у нас прокатная судьба наших отечественных фильмов — это всегда вопрос, большой вопрос, как он пройдёт в прокате. Ну и потом, есть ещё и судьба зарубежного проката. Может быть, поэтому взяты иностранные артисты.

Л. Гулько Может быть.

А. Малюков Ещё есть судьба телевизорного проката, понимаете.

Л. Гулько Да.

А. Малюков Поэтому я говорю: это всегда всё под большим вопросом. Я про другое хочу сказать.

Л. Гулько Давайте, у вас 30 секунд.

А. Малюков Мы уже говорили на эту тему, повторюсь. Мне кажется, что вся эта вампука сейчас возникла преждевременно. Фильм никто не видел.

Л. Гулько Конечно. В октябре только.

А. Малюков Сценарий никто не читал, он нигде не опубликован. Понимаете? И уже сейчас заранее махать кулаками в воздухе и кричать: «Ах, вы, безобразники!» — это…

Л. Гулько Спасибо вам большое, спасибо огромное. Ещё раз напомню: Сергей Бадамшин, адвокат, и Андрей Малюков, режиссёр, были у нас сегодня в прямом эфире. Будем ждать выхода, с нетерпением ждать выхода фильма «Матильда». Спасибо огромное. До свидания.

А. Малюков Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире