'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Ну что? Мы начинаем программу «Культурный шок». Сегодня к вашей большой радости у нас в гостях «Господин хороший», лучшая его часть, вернее, можно сказать, главная часть.

М.ЕФРЕМОВ: Худшая часть, худшая.

К.ЛАРИНА: (смеется) Худшая?

М.ЕФРЕМОВ: Быкова нет.

А.ВАСИЛЬЕВ: У нас самая толстая часть – это Быков, конечно.

М.ЕФРЕМОВ: Основная часть – Быков, все-таки.

К.ЛАРИНА: Ну, там вас уже много стало и мы сейчас про это поговорим. Я представлю наших гостей – это Андрей Васильев, журналист, продюсер проекта «Господин Хороший». И Михаил Ефремов, заслуженный артист республики, артист театра и кино и участник проекта «Господин Хороший». Вот такое полное представление.

Я напомню нашим слушателям средства связи, SMS +7 985 970-45-45.

М.ЕФРЕМОВ: Здрасьте.

А.ВАСИЛЬЕВ: А, да, здрасьте.

К.ЛАРИНА: Здрасьте-здрасьте. Телефон прямого эфира обязательно мы включим тоже +7 495 363-36-59. И я же еще в Facebook, совершенно незнакомом нашим гостям, написала, что сегодня вы у меня в студии, будем обсуждать «Господин Хороший». «Хочу вам сказать, — пишу я, — что авторам и участникам очень важны ваши отклики, пусть и самые резкие. Проект корректируется практически онлайн, в том числе благодаря вашим оценкам и советам».

М.ЕФРЕМОВ: В основном, нужны, конечно, резкие.

К.ЛАРИНА: Резкие, да. Нет, там много хороших советов – я чуть позже обращусь. Ну, во-первых, напомню, что программа выходит каждый понедельник в 22 часа, да?

М.ЕФРЕМОВ: В 22:30.

К.ЛАРИНА: В 22:30 на канале «Дождь», и вот в ближайший понедельник она тоже будет на своем месте. Это будет уже третья?

А.ВАСИЛЬЕВ: Третья.

К.ЛАРИНА: Третья передача. Вот, ваши ощущения от первых двух, Андрей, собственные?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну как? Ну, это пока дикий стрем. Причем, это не то, что вы думаете, как раз никакого политического стрема нету, потому что, ну, все-таки, у нас год был «Гражданина Поэта», да?

М.ЕФРЕМОВ: И вообще я пасть порву за то, если кто скажет, что у нас нет свободы слова. Потому что если бы у нас не было свободы слова, ну, и нас бы тут не было, не сидели бы мы так.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, на самом деле, никто не верит, что у нас есть свобода слова. Это как раз очень хорошо, потому что каждый наш концерт (а мы только с «Гражданином Поэтом» дали больше 40 концертов по России и еще что-то в Лондоне, в Берлине у нас было и так далее). И то, что люди приходят на концерт, платят немаленькие деньги. Почему? Потому что они думают «Вот, мы сейчас посмотрим, потом их посадят». И это очень хороший, я считаю, что, ну, хороший посыл, чтобы люди платили денежки за билеты. Это про свободу слова.

М.ЕФРЕМОВ: Продюсерский ход. Причем, сажать будет он же. (все смеются)

К.ЛАРИНА: Ну подожди. Вот, по ощущениям, все-таки, сильно отличается от концертного варианта то, что сейчас вы делаете?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, это пусть Миша отвечает.

М.ЕФРЕМОВ: Но это же не концертный вариант. Скорее, это трындеж такой.

К.ЛАРИНА: Это не трындеж. Я это обозвала, в общем, некий такой бродячий театр. Вот, похоже скорее на это.

М.ЕФРЕМОВ: Нет, я имею в виду то, что в эфире. А концерты – это более театрализовано. Все-таки, мы зрителю не даем слова.

К.ЛАРИНА: То есть вы там не общаетесь с аудиторией.

М.ЕФРЕМОВ: Общаемся в начале, когда аудитория задает нам тему, ну, не там, а Быкову тему для экспромта. А так общения, ну, бывают там.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я попробую сформулировать. Там, все-таки, какой-то порядок. Какие-то люди – они сидят в зале и они слушают и аплодируют, и они знают, на что они пришли. А мы, собственно, выполняем свою программу, да? Поскольку мы совершенно не хотели, чтобы у нас в студии прямого эфира были какие-то эти удоды, массовка, которой платят по 500 рублей и в нужных местах аплодировала…

М.ЕФРЕМОВ: Вообще не хотели, чтобы аплодировали.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, нет, они хотят аплодировать…

М.ЕФРЕМОВ: Если хотят аплодировать, свобода, полная свобода, как сказал Андрей Васильев.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, хоть свистят. Но главное, что мы же, действительно, обсуждаем все эти 6 тем, которые мы показываем в номерах художественной самодеятельности. И там люди, в общем, со своим мнением, иногда с очень некомфортным для меня или неприятным и так далее. И, конечно, базар. И с этим надо учиться правильно справляться, не то, что душить людей, а правильно справляться, чтобы это было интересно зрителям, чтобы грубо не перебивать и чтобы не затягивали они.

М.ЕФРЕМОВ: А, может быть, наоборот, грубо перебивать.

К.ЛАРИНА: А у вас, кстати, там распределяются как раз роли.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да мы пока их никак не можем…

К.ЛАРИНА: Надо распределить…

М.ЕФРЕМОВ: Нет, это все должно получиться само собой.

К.ЛАРИНА: ...поскольку, все-таки, там 2 ведущих.

М.ЕФРЕМОВ: Это все должно получиться само собой.

К.ЛАРИНА: Само собой?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Пока Миша перебивает только меня.

М.ЕФРЕМОВ: Андрей должен, по идее, отвечать мне таким же перебивом, но  Андрей Витальевич неожиданно в эфире становится настолько интеллигентным, вы не узнаете его. Вот, прямой эфир – и вдруг человек становится просто другим, кардинально другим. (все смеются)

А.ВАСИЛЬЕВ: Это от страха, конечно. Потому что там же еще есть (мы столкнулись), там же вот ровно… Ну, это называется «тайминг», да? Вот, мы должны начать ровно в такое-то время, а кончить ровно в нули, в 12 часов ночи. А там же мы должны показать эти наши 7 номеров, к каждому подводочка, к каждому отводочка. Это просто технически очень некомфортно.

М.ЕФРЕМОВ: И в первый раз мы, действительно, на 2 последних номера просто так, тыр-тыр-тыр, быстро-быстро.

А.ВАСИЛЬЕВ: То есть мы тогда говорили нашим гостям, как у нас в армии говорили. Я говорю «Что вы говорите?» Он говорит «Да я…» А я говорю «А мне пофигу, чего ты говоришь». Вот, примерно так и было.

К.ЛАРИНА: Ну да, я слышала, что «вот, Васильев не слушает человека. Человек там говорит, распинается, а видно, что он его не слушает. Не слушает». Ну, потому что время-то идет.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, конечно. Это от страха и… У нас же было всего 2 прогона перед тем, как мы вышли в эфир. Просто не было времени. Никто в этом не виноват, может быть, даже и мы, да? Но так получилось. И, конечно, не очень уверенно себя пока чувствуем, поэтому…

К.ЛАРИНА: Ну, давайте представим уже участников, потому что там, все-таки, надо сказать, что к тройке традиционной, которая делала «Гражданина Поэта» (Ефремов, Васильев, Быков) прибавились еще люди. Во-первых, поэт пришел на подмогу к поэту – это Андрей Орлов, Орлуша. Появился Петя, мультиинструменталист, Петюня.

М.ЕФРЕМОВ: Петюня Тихонов.

К.ЛАРИНА: Он – музыкант?

М.ЕФРЕМОВ: После того, как его выгнали из группы «Неприкасаемые».

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, Петюню выгнали из группы.

М.ЕФРЕМОВ: Он уехал в Камбоджу.

К.ЛАРИНА: Так?

М.ЕФРЕМОВ: Там он пытался так же, как Полонский, проникнуть в тюрьму, но его не посадили. И он вернулся сюда, и его взяли из жалости.

А.ВАСИЛЬЕВ: В тюрьму не взяли, жрать нечего в Камбодже. Ну, мы старого друга-то. А почему его выгнали из «Неприкасаемых»? Правильно: потому что Петюня закончил же консерваторию. Кому же это понравится? Ну, вот и выгнали.

М.ЕФРЕМОВ: Это вообще странно.

К.ЛАРИНА: Такая легенда, замечательная.

М.ЕФРЕМОВ: Странно, что он еще… Это не легенда. Наша сила в правде. (все смеются) Это если мы начнем как-то чего-то юлить, сразу понятно будет, что мы не господин, не гражданин, не хороший и не поэт.

К.ЛАРИНА: А кто делает видео? Это тоже (НЕРАЗБОРЧИВО)?

А.ВАСИЛЬЕВ: Орлуша.

К.ЛАРИНА: Кто снимает вообще все сюжеты?

М.ЕФРЕМОВ: А это мы.

К.ЛАРИНА: Вы сами это делаете?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, да, да. Наш продакшен, конечно.

К.ЛАРИНА: То есть там больше никого нету?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, ну как, есть. Операторы там…

М.ЕФРЕМОВ: Операторы есть, есть гримеры.

К.ЛАРИНА: А режиссер кто?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я. Ну, вот так бывает. Не, ну, у нас вообще продакшеном занимается…

К.ЛАРИНА: Надо было сейчас видеть лицо Михаила Ефремова. Ну, конечно, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Не, ну есть в одном жанре, который называется «Амораль», как бы, я делаю такой, как бы, эпиграф. Я сажусь там за стол и вот там как раз режиссер Миша. Вот эти 15 секунд…

М.ЕФРЕМОВ: Снимается… Народ, который работает у нас, счастлив, когда мы это снимаем, потому что они знают: это быстро, конкретно и всё.

К.ЛАРИНА: Я хочу, знаете, вам что сказать? Вот, если вам интересно. Мне, например, очень жалко, что мало Быкова. Потому что такую тяжелую артиллерию, по сути, вы используете…

М.ЕФРЕМОВ: В программе.

К.ЛАРИНА: Да, я имею в виду в живом эфире, конечно же. Не как автора. Тяжелую артиллерию во всех смыслах вы используете только под финал, что называется. Там иногда он подключается, но это очень мало. Потому что мне кажется, что такого героя, конечно, надо…

А.ВАСИЛЬЕВ: Абсолютно согласен.

М.ЕФРЕМОВ: А как же ему писать стихи-то?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, абсолютно согласен.

К.ЛАРИНА: Ну, тут это ваши проблемы, называется.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я сейчас объясню. Это я абсолютно с вами согласен. Но, опять же, все от страха происходит, потому что нам надо, чтобы Быков…

М.ЕФРЕМОВ: К концу, все-таки, написал стихотворение.

А.ВАСИЛЬЕВ: Все-таки, написал, да? Скорее всего, когда мы расслабимся… Быков очень любит потрындеть там и так далее.

К.ЛАРИНА: То есть он в концертах принимает участие как участник?

А.ВАСИЛЬЕВ: Тоже не так много.

М.ЕФРЕМОВ: Не так много.

А.ВАСИЛЬЕВ: Но принимает, да.

М.ЕФРЕМОВ: Но все равно в концертах есть у нас, специально в сценарии мы пишем «А вот здесь вот, поскольку я там переодеваюсь в женщину или смываю краску с Обамы, ну, с себя обамскую краску, то в это время дольше времени у Андрея и у Быкова, когда они на сцене».

К.ЛАРИНА: Ну, в том-то все и дело, потому что Быков – репризный человек, он умеет заполнять паузы.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да.

М.ЕФРЕМОВ: Да, репризный, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Но, Ксень, человеку надо написать стихотворение.

М.ЕФРЕМОВ: Может, у него в это время обалденная рифма, а мы ее «Эй, Дима, скажи, что ты думаешь о КПРФ?» Ну, как бы…

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. То есть, опять же, когда будет известная свобода в этом нашем пространстве, конечно… Потому что реплики Быкова – они идут… Он тут про Пашу Астахова сказал. У него сын учился и как же он сказал? Очень смешную… А, блин, забыл.

М.ЕФРЕМОВ: Вспоминай.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, он просто встрял и сказал, процитировал сообщение сына Павла Астахова. Это было дико смешно. И, конечно, это было бы круто, но вот нам расслабиться надо, это правда.

К.ЛАРИНА: Ну и второе, то, что, конечно, по ритму (это Миша, наверное, точно это тоже понимает как артист профессиональный), что он очень неровный по ритму весь эфир. Он должен… Там нужно как-то внутренне распределяться очень точно. Ну, собственно говоря, вы сами это знаете.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну да.

К.ЛАРИНА: Когда в конце начинают гнать-гнать-гнать-гнать, скорее-скорее, а вначале просто долго сидим на какой-то теме, которая, может быть, того и не заслуживает.

А.ВАСИЛЬЕВ: А на втором эфире нам с Мишей в ухо говорит режиссер, что «вы слишком загнали». Там минут 20, наверное, прошло, говорит «Вы слишком гоните, ребята. У вас потом не останется». Хопа, мы опять испугались. То есть, как бы… Ну, к этому надо привыкнуть.

К.ЛАРИНА: А с самого начала, Андрей, чья была идея, все-таки, в телевизор вернуться? Ваша или вас пригласили?

М.ЕФРЕМОВ: Это не наша.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет-нет, ну, что значит «вернуться»? Ну, конечно, когда… Ну, Наташа Синдеева – наша подруга. И когда чего-то… Мы даже, по-моему… Ну, мы когда решили делать этот проект, но мы думали, что будем в интернете. И просто как-то в каком-то разговоре Наталья Синдеева сказала «Ой, хочу-хочу-хочу». То есть это именно когда я объяснил, чего мы будем делать, она захотела». Ну, потом, опять же, чтобы у нее были деньги на это. Это, все-таки, недешевое удовольствие для нее, да? Потом у нас есть партнер, портал MSN Видео – это майкрософтовский.

Ну, в телевидении ну как? Конечно, прикольно в телевидении. Но если только у нас…

К.ЛАРИНА: А вы не обсуждали условия с ней, не оговаривали? Поскольку был прецедент уже.

А.ВАСИЛЬЕВ: Обсуждали. Больше того, я за несколько дней до нашего эфира взял острое интервью у Синдеевой.

К.ЛАРИНА: Так?

А.ВАСИЛЬЕВ: Взял острое интервью на телеканале «Дождь». Я говорил «А почему я должен тебе верить, Наташ?» И она так, довольно убедительно объяснила, что, ну, типа, имеет смысл поверить.

Но знаете, я в свое время, в 1990 году, когда меня вернули в «Коммерсантъ»... Березовский купил «Коммерсантъ» и вернул. А я неплохо там себя чувствовал, я работал в Юкосе и прекрасно себя ощущал. И когда меня Боря стал звать туда, я… А надо сказать, что он меня в свое время попер… Я был начальником программы «Время», меня тут же Березовский оттуда попер. Я говорю «Боря, а с чего ты взял-то? Ну, без обид, конечно, но почему ты думаешь, что сейчас не повторится?» И он мне чего-то объяснил, я ему, надо сказать, поверил. И, в общем, к газете «Коммерсантъ» не было претензий, несмотря на то, что это было подберезовое издание, если помните. Так что иногда надо людям верить, в общем. Дико звучит от меня, конечно, я понимаю. (все смеются)

К.ЛАРИНА: Ну а прямой эфир – это, действительно, вот то условие, на котором вы настаивали? Или нет? Или это предложение Синдеевой, что именно прямой эфир, что это не записная передача?

А.ВАСИЛЬЕВ: Как-то оно само собой родилось. Но единственное, прямой эфир – он дешевле.

М.ЕФРЕМОВ: Это, во-первых, он дешевле. А во-вторых…

К.ЛАРИНА: Но он и опасней, он непредсказуемей.

А.ВАСИЛЬЕВ: Для кого?

К.ЛАРИНА: Для начальства.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, она на это пошла.

М.ЕФРЕМОВ: Не знаю. Я не считаю, что мы уж… Вот, было бы нам лет, там, Васе 30, а мне 20, вот тогда можно было бы нас бояться, я думаю, что мы чего-то вякнем. А уже сейчас такой возраст, что чего говорить-то? Уж все понятно.

К.ЛАРИНА: (смеется) И время такое даже, и не возраст, а время такое, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да не, ну, прямой эфир – он, конечно, ну, он прикольней, потом это дает нам возможность… Вот, например, у нас 5 роликов снято за неделю, да?

К.ЛАРИНА: Это очень много, конечно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Но дело в том, что…

М.ЕФРЕМОВ: Но там у нас происходит еще быковское выступление, еще мы делаем «Гражданина Поэта» живого там.

К.ЛАРИНА: Это ужас.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вживую. То есть какая-то еще новость, которая не попала…

М.ЕФРЕМОВ: Мы «Гражданина Поэта» не записываем, а делаем…

К.ЛАРИНА: Выходим вживую.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. И это, как правило, свежая новость, которая у нас не попала…

К.ЛАРИНА: А частушки остались тоже вживую?

М.ЕФРЕМОВ: Частушки мы оставили пока в концертах. Что-то нам не пошло. Потому что мне вообще… Я прошу Андрея Витальевича (я скажу сейчас честно, потому что в правде сила) назвать это не «Частушки», а как-то придумать, какие-то «Комические куплеты».

А.ВАСИЛЬЕВ: Во! Дерьмовое название, вот я и говорю.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, я, мы понимаем, что дерьмовое название. Ну, придумай не «Комические», а «Кармические».

А.ВАСИЛЬЕВ: Еще хуже. Нет, ну мы на концерте… Вот у нас будет 27 числа…

М.ЕФРЕМОВ: Куплеты будут лучше, чем частушки. У них музыкальная преамбула.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, все понятно уже. Ну, не позорься перед аудиторией, ладно. Передо мной можно.

К.ЛАРИНА: У нас наварился в эфире политический обогреватель.

А.ВАСИЛЬЕВ: Не, ну вот у нас 27-го будет концерт в Театре Эстрады, и вот там мы как раз будем делать частушки. Но это такой жанр… Там, кстати, он идет хорошо очень.

М.ЕФРЕМОВ: На концертах живых идет.

А.ВАСИЛЬЕВ: Но это Быков пишет, ну, начинает писать за час до концерта. И мы берем только новости того дня, в который проходит концерт. Ну, естественно, там очень много огрехов и это вот так, вживую.

К.ЛАРИНА: То есть это тот самый случай «Утром в газете, вечером в куплете».

М.ЕФРЕМОВ: Это вообще у нас весь наш случай – это «Утром в газете, вечером в куплете».

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, конечно. И вживую это смотрится довольно прикольно и очень необязательно. Но если эти ролики потом перечитать, пересмотреть, конечно, понимаешь, что это все на коленке. Ну, с другой стороны, частушки – так они и делаются, наверное, да? Но, все-таки, для эфира, наверное, это не очень здорово.

К.ЛАРИНА: Давайте мы сейчас на новости уйдем, потом возвращаемся в передачу, дорогие друзья, и уже я слово вам дам и на SMS, и в Facebook, и по телефону прямого эфира, чтобы вы могли и задать свои вопросы, и высказать свои какие-то мнения по поводу передачи «Господин Хороший».

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Возвращаемся в передачу. Я напомню, что сегодня мы говорим о «Господине Хорошем», проект Андрей Васильева, Михаила Ефремова и Дмитрия Быкова, который выходит на канале «Дождь» по понедельникам. В 22:30 начало, сразу вам говорю все выходные данные.

Огромное количество здесь откликов на передачу. Смотрите, во-первых, вас уже обвинили в гомофобии. Не всем пришелся по вкусу монолог, посвященный встрече Милонова и Фрая. На Мишу ругаются, что такую карикатуру сделал из Стивена Фрая. За что вы его так? И вообще это гомофобное.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ксень, можно перебью?

М.ЕФРЕМОВ: Я не надел клипсы. Я там клипсы забыли надеть. Что вы?.. Никакой пародии там нет.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, вот, кстати, Антон Красовский там в эфире очень остроумно сказал, что Миша изображал не гея, а Аллу Пугачеву. А надо сказать, после эфира Антон мне прислал смску и сказал, что вообще хорошая типа тема, хорошая идея и «хрен с вами, что вы – гомофобы».

К.ЛАРИНА: А вот так вот?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот так.

К.ЛАРИНА: А вы – гомофобы?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да какое? Я?? Миша – да. Не, Миша – гомофоб.

М.ЕФРЕМОВ: Быков. Главный гомофоб у нас Быков.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я, кстати, когда был еще совсем молодым человеком, там где-то в 10-м классе учился…

М.ЕФРЕМОВ: Я уже был гомофилом.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да ты еще не родился тогда.

М.ЕФРЕМОВ: Ты был гомофилом.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, и я был вообще, на самом деле… Ну, я же какой был? Ну, советская власть, я вообще ничего не знал. А я был, надо сказать… Ну, это трудно проверить, но я был такой, с прекрасной прической там, красивый мальчик. Я был со страшной силой объектом для…

К.ЛАРИНА: Вожделения, да?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. И я даже научился где-то к концу 10-го класса, научился говорить так: «Извини, старик, я предпочитаю женщин». (все смеются)

К.ЛАРИНА: Ну хорошо. Давайте я вам пока почитаю, что здесь пишут. Здесь дельные советы есть, но есть и вещи такие, достаточно резкие. Ну, например. «Посиделки в студии, — пишет Виталий, — абсолютно лишние, они просто убивают проект. Лучше 15 минут Ефремова и Быкова в чистом виде, чем эта манная каша, размазанная тонким слоем по тарелке». Это раз. Лев пишет: «Очень долго ждали, наконец, вышла программа. При всем уважении к Андрею Васильеву, его как ведущего надо заменить Михаилом Ефремов. Надо что-то сделать, чтобы программа стала более динамичной. Может, не стихи Быкова показывать и не в записи? Пусть Ефремов читает прямо в студии. А то возникает впечатление исполнения под фанеру».

М.ЕФРЕМОВ: Да что ж такое-то прям в студии?

А.ВАСИЛЬЕВ: Дошло, да? Вот, я говорю, вот почему я очень благодарен людям, которые нам пишут, которые нас смотрят и оценивают. Но я всегда считал, что никогда в жизни нельзя прислушиваться к мнениям. И вот то, что вы мне прочли, это как раз меня еще убеждает в этом.

Например, вот то, что сказали, что пусть Миша читает в студии, это будет гораздо хуже качеством. Это трудные номера, поверьте мне. И когда мы это делаем в павильонах студии Горького, там есть дубли.

М.ЕФРЕМОВ: Там дубли, и не с первого, и не со второго, и не с пятого иногда это получается. Там ставится свет и все остальное часа полтора.

А.ВАСИЛЬЕВ: И то, что Миша один номер делает прямо там, это вообще большая творческая победа. Хотя, можно сказать, что это и труднее, и мне кажется, что, вот, в прошлый понедельник он не здорово прочел.

М.ЕФРЕМОВ: С Чуковским у меня очень хорошо получилось.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Но если это всё, вы сами, вот, дорогой наш радиослушатель, который прислал, вы сами будете плеваться во все стороны отравленной слюной, уверяю вас.

М.ЕФРЕМОВ: Если я буду вживую там читать все эти штуки. Конечно.

К.ЛАРИНА: «Передайте Васе и Мише, что когда в одной из последних передач, — пишет Аркадий, — их знаменитые гости стали поддерживать путинскую инициативу по нормам ГТО, это выглядело ужасно. Если Куснировичу боязно за бизнес и он готов говорить всякую чепуху на камеру, это его личное дело. Но зачем тиражировать это лицемерие, да еще в хорошем проекте?»

А.ВАСИЛЬЕВ: Страсти. Вот, мы продемонстрировали всему миру это лицемерие. Привет, Миша Куснирович.

М.ЕФРЕМОВ: Правда, правда. Главное – правда.

А.ВАСИЛЬЕВ: В правде – наша сила.

М.ЕФРЕМОВ: Ну что ж, нет таких людей? Да их полстраны, ну что вы.

К.ЛАРИНА: Я дополняю вопрос. Он рождается из этого замечания. Вы вообще вступаете в какие-то конфликтные ситуации, в споры, в дискуссии с гостями? Или у вас это не заложено в вашей драматургии?

А.ВАСИЛЬЕВ: Заложено. Пока не получалось. Это чисто технически. Нет, конечно, мы должны, но просто пока мы очень зажаты, это правда. И когда говорят, что Васильев там не очень ведущий, тоже это правда.

М.ЕФРЕМОВ: Я бы так сказал. Не то, что зажаты очень, а у нас просто мы не успеваем. Мы пока не распределились. У нас тракта-то нету. У нас нету прогона. Нам нужно сценарий бы иметь, конечно, часам к 12-ти дня, а у нас он получается к 9-ти вечера. И в 10:30 начинаем.

К.ЛАРИНА: Вообще, конечно, экстрим какой-то сплошной.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, да. Но он пройдет.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, это нам надо распределиться.

А.ВАСИЛЬЕВ: Любой стартап – это экстрим.

К.ЛАРИНА: Это как вот еженедельный журнал выпускать, то же самое.

А.ВАСИЛЬЕВ: Кстати, вообще, на самом деле, я же выпускал еженедельный журнал, как вы помните, который теперь называется «Власть», но раньше назывался «Weekly». А потом после какого-то перерыва, там скажем, в 2 года, потом я выпускал программу «Время», а потом я вернулся в «Коммерсантъ», стал выпускать «Daily». И надо сказать, что «Daily» было выпускать проще, чем еженедельный журнал. Потому что еженедельный журнал – это hand-made. А это, все-таки, какой-то конвейер. Другое дело, я пришел в «Коммерсантъ», когда он уже, на минуточку, 9 лет работал. И там уже колесики-то крутились. А когда стартап, конечно, это адский ад. Ну да. Но что делать? И тут жаловаться-то… То есть жаловаться имеют право наши зрители и имеют право, да. Но мы-то как раз не имеем права жаловаться.

М.ЕФРЕМОВ: Мы не жалуемся, мы оправдываемся.

К.ЛАРИНА: Вот спрашивают, какие темы будут в понедельник? Вы можете сказать уже? Или вы как-то определяетесь уже в понедельник?

А.ВАСИЛЬЕВ: Можем.

М.ЕФРЕМОВ: Еще вот сейчас поедем после вашей программы записывать. А так темы будут Кипр, конечно…

А.ВАСИЛЬЕВ: Будет национальная идея…

М.ЕФРЕМОВ: Как Ванька-встанька. Потом будет, конечно, Большой театр.

А.ВАСИЛЬЕВ: Большой театр будет, потому что уже пора, потому что там уже такая беспредельщина.

М.ЕФРЕМОВ: Там каждую неделю они выдают на-гора…

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. И я думаю, номер будет называться либо «Культур-мультур», либо «Прачечная-хреначечная». Вот, я так думаю, Потом у нас будет как раз вот этот конфликт, когда стали гасить сейчас «Московский комсомолец». Уже даже, как бы, уже собираются здание отбирать.

М.ЕФРЕМОВ: Это будет у нас басня.

А.ВАСИЛЬЕВ: «Гусь и нетоварищи».

К.ЛАРИНА: Ну вот тут, кстати, по поводу того сюжета здесь просят воспользоваться возможностью встречи именно с Андреем Васильевым как с профессиональным медиа-менеджером и как-то его особое мнение по этому поводу услышать, по поводу этого конфликта.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, я хочу сказать, что я совершенно не поклонник газеты «Московский комсомолец». И больше того, я…

М.ЕФРЕМОВ: А ты там работал.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я работал, да. И, кстати сказать, когда я там работал еще молодым журналистом, к нам из ЦК Комсомола прислали Павла Гусева главным редактором. Конечно, вся редакция его, ну, ненавидела, это понятное дело.

К.ЛАРИНА: То есть, как бы, гусевская карьера на ваших глазах начиналась?

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, она уже была. Здрасьте, он в ЦК Комсомола работал, на минуточку.

К.ЛАРИНА: Нет, как главного редактора газеты.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, да, конечно. Да. И надо сказать, что сейчас «Московский комсомолец» очень большое дело сделал, что он обнаружил это, ну, скажем так, мурло вот этой власти, которая совершенно не умеет дискутировать цивилизованно с прессой.

М.ЕФРЕМОВ: Да-да-да.

А.ВАСИЛЬЕВ: И Паша, вот если ты меня слышишь, ты сделал очень крутую вещь. Я полностью на твоей стороне. И всем твоим сотрудникам тоже передайте от меня, они про меня, наверное, много слышали.

М.ЕФРЕМОВ: Я в данном случае знаю, что очень много народу, который не любит «Московский комсомолец».

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот, я.

М.ЕФРЕМОВ: Да. Не любит. Ну, власть так не любит, сверху, а так бывает не любят «Ах, вот, что же они такие?»

К.ЛАРИНА: Как Жириновский, который рвал эту газету.

М.ЕФРЕМОВ: Да. И, в принципе, то, что сделали вот эти… Как его фамилия? Штирлиц, Исаев, да? Ну, мурло правильно. Дело в том, что они все так…

А.ВАСИЛЬЕВ: Да даже не в Исаеве дело.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, они же все такие.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну что они все говорят? Что «давайте проверим налоги».

М.ЕФРЕМОВ: Что они себе позволяют? Что они себе позволяют? Они и так-то еле-еле легитимны, хотя не легитимны совершенно. Они себе вообще должны в тряпочку молчать, вся эта Дума должна, потому что там нормальных людей на одной руке. Ну, нет, на двух, потому что 7 человек.

К.ЛАРИНА: 7 человек, которые проголосовали против закона.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, я не знаю, на двух руках, может быть, 10. Там есть люди, которые были вынуждены, наверняка, проголосовать за. Которые были поставлены.

К.ЛАРИНА: Не, вот, Карелин, который твой друг, он же, наверняка, за проголосовал.

М.ЕФРЕМОВ: Да, наверняка, за. Но я могу сказать, там я смотрел на «Дожде» разговор с Ириной Родниной. И ты знаешь, она их…

К.ЛАРИНА: Печальный.

М.ЕФРЕМОВ: А почему печальный? Она их убрала, всех дождевиков. Она их убрала. Она – человек-то помощней. И если этот человек говорит «Вот, то-то, то-то», я бы ей ответил, что этот закон Димы Яковлева, как бы страшно это ни звучало, но они сначала проверили это на футболе. Они сначала футбол перевели на другую штуку и сказали «Вот, когда построите, мы переведем вас сначала, а потом стройте теплые манежи». То есть как всегда в России: мы сначала сделаем закон, чтобы потом люди к этому закону уже приспосабливались. То есть у нас с детьми чудовищно, да? А мы сделаем закон, чтобы их невозможно было никуда увозить. Может быть, это в демократическом плане еще и поможет. Так еще и у нас будут, значит, детдома лучшие.

К.ЛАРИНА: У нас их вообще не будет.

М.ЕФРЕМОВ: Или не будет их вообще, все сейчас сразу пойдут усыновлять.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот и, кстати, мы… Миша как-то перескочил как всегда.

М.ЕФРЕМОВ: Эмоций очень много. Очень много эмоций.

А.ВАСИЛЬЕВ: Значит, начали газета «Московский комсомолец» с Думой, и выяснилось, что они вообще не умеют конфликтовать даже. Что это такое? Ну да, газета. Ну, судись. Кстати, есть опять какие-то процедуры гражданские. Нет! Давайте проверим налоги. Что, они не знали, что есть в «Московском комсомольце»? Почему проверять налоги надо только тогда, когда их обидели?

К.ЛАРИНА: Это такое, мстительное чувство.

М.ЕФРЕМОВ: А антимагнитский акт.

К.ЛАРИНА: Ну, как Познера, собирались принимать закон Познера, запретить…

А.ВАСИЛЬЕВ: Это вообще бред, да.

К.ЛАРИНА: Тут то же самое.

А.ВАСИЛЬЕВ: Не, ну как? Вот, у нас в армии как? Ну, везде в армии. Если я отказываюсь стирать дембелям каким-нибудь портянки, тогда будешь жить по уставу. А что значит по уставу? Значит, каждый день в наряде, ты не спишь, ты там… Ну, вот и всё. А подожди, устав – он почему? Только если я отказался стирать портянки? То тогда включается устав?

К.ЛАРИНА: Именно так.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот, абсолютно. Там такое, дембельское сознание. Только в отличие от дембелей, которые, все-таки, 2 года там дерьма-то поели и как-то заслужили свою дембельскую позицию (я ее как раз не оправдываю, но она есть), эти-то что заслужили? Аллё?

М.ЕФРЕМОВ: Они – просто жлобы.

К.ЛАРИНА: Тут еще, если говорить уже в контексте нашего с вами разговора (не знаю, согласитесь вы или нет), они отличаются еще каким-то тотальным отсутствием чувства юмора.

А.ВАСИЛЬЕВ: Там, наверное, запрещено.

К.ЛАРИНА: Они совершенно не воспринимают юмор.

А.ВАСИЛЬЕВ: Там секретный указ.

М.ЕФРЕМОВ: Секретный юмор там.

К.ЛАРИНА: (смеется) Секретный указ, да. Поэтому не исключено, что они и на вас могут точно так же обидеться.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, на обиженных…

М.ЕФРЕМОВ: А на обиженных воду возят. Воды вдоволь.

К.ЛАРИНА: Давайте, я обещала несколько звонков принять. Давайте мы это сделаем. Пожалуйста, номер телефона +7 495 363-36-59. Уж коли мы все в наушниках, давайте мы телефон включим. Напомню, здесь в студии Андрей Васильев, Михаил Ефремов. Мы ждем ваших вопросов и ваших отзывов на передачу, которая называется «Господин Хороший». И есть уже телефон, я через секунду сейчас включу уже вас в эфир. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Это «Эхо Москвы»?

К.ЛАРИНА: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Ксения, да?

К.ЛАРИНА: Ну?

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, привет большой передайте Михаилу и Андрею.

К.ЛАРИНА: Вот, они вас слышат.

М.ЕФРЕМОВ: Здрасьте.

А.ВАСИЛЬЕВ: Здрасьте. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Не привет, а спасибо за проект.

М.ЕФРЕМОВ: Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Юра из Петербурга. Я хотел бы предложить тему. Вот, сейчас пещерный антиамериканизм, ну, просто зашкаливает, вышел на новый уровень. Например, на РЕН уже договорились до того, что англосаксы злобные – это потомки разумных ящеров. (все смеются) Это уже диагноз. Достают из чулана каких-то бородатых экспертов, которые трясут бородой и сравнивают Обаму и Штаты с нацистской Германией.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, это, наверное, «Тайны с Анной Чапман», она же шпион, она же знает все то, что там было.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот хотел бы эту тему предложить.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, Юр, понимаете, какое дело? Спасибо вам, тема смешная. Но дело в том, что мы-то работаем с новостями, а вот этот махровый антиамериканизм в России – он совершенно не новость, к сожалению. Ну, к счастью или к сожалению, не знаю. Но для программы к сожалению для нашей, естественно.

М.ЕФРЕМОВ: Не, ну если будет какая-то такая явная политическая…

К.ЛАРИНА: Нота ТАСС, да.

М.ЕФРЕМОВ: Нота ТАСС там или высказывание какого-нибудь высокопоставленного политика мракобесное, то с удовольствием.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, еще звонок. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Я – Тамара, из Москвы. Я смотрю эту передачу абстрактно, то есть я смотрю, но не вижу ничего, потому что у меня такие сейчас возможности, но очень рада хотя бы слышать.

К.ЛАРИНА: Всё?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Спасибо.

М.ЕФРЕМОВ: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам.

А.ВАСИЛЬЕВ: Спасибо огромное.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да-да?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Это прямой эфир, да?

К.ЛАРИНА: Да, прямой.

СЛУШАТЕЛЬ: Ага. Здравствуйте. Я вас обожаю, Миша.

М.ЕФРЕМОВ: Ой, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: И Васильева тоже обожаю.

А.ВАСИЛЬЕВ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Знаете, у меня такая не просьба, вопрос. Я, как бы, очень люблю животных и многие, наверное, любят их и обожают. Вот, о тех людях, которые в цирке служат, которые, ну, учительством занимаются. Например, в клетках. Это же живые души. Причем, слово потрясающее у вас. Вот, что-нибудь про это хотя бы.

К.ЛАРИНА: Смотрите, народ заказывает темы.

М.ЕФРЕМОВ: Мы понимаем, что вы говорите про темы. Но Андрей вот уже сказал, что мы работаем на новостях. Если, не дай бог, в цирке что-то случится.

А.ВАСИЛЬЕВ: И вот как раз мы сейчас едем отсюда записывать очередной ролик, это будет «Амораль», то есть басня и она будет называться как раз «Гусь и нетоварищ». И там будет фигурировать еще свинья. То есть про животных мы не забываем.

К.ЛАРИНА: А, может быть, действительно, взять не только темы новостей, а, может быть, взять главные темы недели, может быть? Это у вас же итоговый выпуск.

А.ВАСИЛЬЕВ: Так у нас и была главная тема недели в «Гражданине Поэте», а теперь у нас 5 главных тем, 6 даже.

К.ЛАРИНА: А хватает всегда, как вы думаете?

А.ВАСИЛЬЕВ: Иногда бывает перебор. Когда мы еще делали тракты, у нас была неделя, там было 13 новостей.

М.ЕФРЕМОВ: Важнейшие, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Каждую из которых надо было. Ну, это, конечно, как всегда. Когда мы еще не выходили никуда.

М.ЕФРЕМОВ: А когда мы вышли, все как затихло.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот эта неделя довольно тяжелая была.

К.ЛАРИНА: А когда у вас дедлайн? Когда вы понимаете, что именно эти темы вы берете и все? Или это может продолжаться до понедельничного утра?

М.ЕФРЕМОВ: Если вдруг в понедельник утром что-то совсем уж такое гениальное придумывается и мало что-то надо для этого делать… Но всегда у нас есть «Гражданин Поэт» для этого.

А.ВАСИЛЬЕВ: В запасе. Ну, мы надеваем… Быков пишет какую-нибудь. Кстати, в прошлый раз Орлуша написал Чуковского.

М.ЕФРЕМОВ: Но сколько он написал в первый раз, в 3 раза длиннее, чем то, что я читал.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, пришлось сокращать в 3 раза.

М.ЕФРЕМОВ: И то это было длинно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну да. Ну, в общем, короче говоря, у нас есть в запасе «Гражданин Поэт», все, он пишет Чуковского, мы берем костюм где-нибудь на Мосфильме или на Горького, ну и так далее. И мы успеваем в понедельничном вечернем эфире сделать даже понедельничную новость. Опять же, вот это преимущество прямого эфира.

К.ЛАРИНА: А Орлуша может писать на заказ?

М.ЕФРЕМОВ: Да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Конечно.

К.ЛАРИНА: Так, может быть, им меняться хотя бы? Тогда один будет принимать участие в программе.

М.ЕФРЕМОВ: Андрюха считает, что Диме, например, 3-4 стихотворения…

А.ВАСИЛЬЕВ: 4 – уже перебор точно. Больше 3-х нельзя.

М.ЕФРЕМОВ: Он же не только у нас работает (Быков), он же пишет романы, пишет статьи.

К.ЛАРИНА: Нет! Я говорю про этот аттракцион, про заказ. Подождите.

М.ЕФРЕМОВ: А, про заказ?

К.ЛАРИНА: Ну, конечно!

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну зачем?

М.ЕФРЕМОВ: Про заказ Быков…

К.ЛАРИНА: Экспромт может сделать Орлуша так же?

А.ВАСИЛЬЕВ: Может.

М.ЕФРЕМОВ: Может. Он сделал один раз экспромт.

К.ЛАРИНА: Ну так сделайте. Пусть они дежурят по очереди, чтобы, все-таки, принимали участие и тот, и другой. Нет?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет. Я, в общем, традиционалист.

М.ЕФРЕМОВ: Чтобы Быков побольше говорил.

А.ВАСИЛЬЕВ: То есть это не значит, что я – гомофоб. Нет. Я – традиционалист. И вот есть Быков, да? Если вдруг что-то случится, если там не дай бог, конечно, или, не дай бог, Быков куда-нибудь свинтит, не предупредив, куда-нибудь в какую-нибудь Англию лекции читать.

М.ЕФРЕМОВ: Зря ты это говоришь: он воспримет твои слова как прямое разрешение.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, не разрешение. То на крайняк у  нас всегда есть Орлуша. Да, это правда.

М.ЕФРЕМОВ: Дмитрий Львович, но вы лучше.

А.ВАСИЛЬЕВ: Зато Орлуша дешевле.

К.ЛАРИНА: А, кстати, там ревность есть? Существует?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да нет-нет.

М.ЕФРЕМОВ: Нет. Взрослые люди же, боже мой.

А.ВАСИЛЬЕВ: Профессиональные люди. Какая ревность? Да нет-нет, конечно, нет.

М.ЕФРЕМОВ: Только Петюня ревнует.

К.ЛАРИНА: А у тебя нет второго состава, Миш?

М.ЕФРЕМОВ: Я мечтаю…

К.ЛАРИНА: Дублера.

М.ЕФРЕМОВ: Я мечтаю. Я не буду говорить, я раз 5 пытался кого-то засунуть.

К.ЛАРИНА: Серьезно, да?

А.ВАСИЛЬЕВ: Он дико хочет всунуть своего сына.

М.ЕФРЕМОВ: А сына я всовывал один раз на концерте.

А.ВАСИЛЬЕВ: На концерте – да. Кстати, хорошо он сыграл.

М.ЕФРЕМОВ: У меня 2 сына.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, ну мы сейчас еще пару недель…

М.ЕФРЕМОВ: Нет, не сына – я про других артистов говорил. Но, понимаете, в чем дело? Это, конечно, Васильев в данном случае прав, потому что это может быть разовое выступление, конечно.

А.ВАСИЛЬЕВ: И чтобы это был сюрприз.

М.ЕФРЕМОВ: И чтобы это был сюрприз для зрителя, что «О, нифига себе, а тут вот кто читает у нас?»

А.ВАСИЛЬЕВ: И, конечно, мы будем такие вещи вводить, это правда. Но просто надо, чтобы привыкли к нашему формату.

М.ЕФРЕМОВ: И мы чтобы привыкли вообще к этому.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. И тогда уже можно. Ну вот у нас был опыт, когда они сделали «До свидания, папа» с Мазаевым, это офигенно было.

К.ЛАРИНА: Это было прекрасно. И, кстати, вот тоже я про это хотела сказать.

М.ЕФРЕМОВ: Спасибо, Мазай!

К.ЛАРИНА: Мазай – человек абсолютно из, скажем так, из другого пространства политического, как мне кажется. Я читала такие страшные высказывания его по поводу тех, кто выходит на акции протеста, когда он чуть ли не расстреливать их призывал, и вообще такой, как бы, защитник путинского режима. Вы так приглядываетесь: это что, это не так?

М.ЕФРЕМОВ: Это не так. Это и так, и не так. Потому что и я буду защитником путинского режима в каких-то обстоятельствах, когда мне вдруг зададут не вовремя какой-то неприятный или приятный вопрос.

К.ЛАРИНА: «Те, кто сейчас поносит известных людей, ставших доверенными лицами Путина, — говорит Сергей Мазаев, — просто лузеры, люмпены и завистники, люди, которых сейчас оскорбляют какие-то Гессены и другие. Нужно просто не обращать внимание на этих больных завистников, для которых лишний рубль в чужих руках – это горе». Ну и дальше он рассказывает…

А.ВАСИЛЬЕВ: Ай-яй-яй.

М.ЕФРЕМОВ: Сережа!

А.ВАСИЛЬЕВ: Сережа, ты что!

М.ЕФРЕМОВ: Ты что, Сережа!

К.ЛАРИНА: ...кого он там шлепнул из пистолета в голову!

М.ЕФРЕМОВ: Как тебе не стыдно!

К.ЛАРИНА: Подождите. Я вам про Орлушу скажу. И Орлуша тоже за Путина голосовал в последние выборы.

А.ВАСИЛЬЕВ: На Орлуше вообще негде ставить пробы!

К.ЛАРИНА: Он даже написал стихотворение…

М.ЕФРЕМОВ: Не, на Орлове негде ставить пробы, это правда.

К.ЛАРИНА: ...в котором агитировал голосовать за Путина: «Давайте кратко и по сути не будем городить фигню. На выборах мой выбор – Путин. Сейчас свой выбор объясню». Ну и дальше объяснил.

М.ЕФРЕМОВ: И объясняет из Лондона с Олимпиады, да?

К.ЛАРИНА: А как же. Мы же привыкли вас воспринимать как рупор Болотной площади, как протестных людей.

М.ЕФРЕМОВ: Это ошибка.

К.ЛАРИНА: Так, так, так, так?

М.ЕФРЕМОВ: Это неправильно.

К.ЛАРИНА: Очень интересно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ты скажи, Миш, а потом я.

М.ЕФРЕМОВ: Мы не рупор Болотной площади и протестных люде. Я уже сразу хочу сказать, мне хочется всегда быть над вообще всеми какими угодно.

К.ЛАРИНА: Как Борис Гребенщиков.

М.ЕФРЕМОВ: Ну, конечно, не над богом, но над… Конечно, как Борис Гребенщиков, это было бы прекрасно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, вы знаете…

К.ЛАРИНА: Не получится над богом.

М.ЕФРЕМОВ: Нет, над богом не получится, конечно.

К.ЛАРИНА: Над этим богом не получится.

М.ЕФРЕМОВ: Нет, я имею в виду над общественно-политической ситуацией хотя бы.

А.ВАСИЛЬЕВ: Дайте я теперь скажу, что меня вообще во всем этом проекте интересует данная конкретная ситуация. И, вот, кто там… Ну, строго говоря, очень многие говорили, что «вы – проект пропутинский и противмедведевский, антимедведевский». Может быть, так и получилось, потому что Путин – он же так, достаточно зловеще, но фигура. А что мы имели 4 года со стороны Дмитрия Анатольевича? И поэтому, наверное… Мы же к этому не стремились. Это действительность нас к этому.

Если вы думаете, что Быков, который писал стихи, больше любит Путина, чем Медведева, конечно, нет. Но!..

К.ЛАРИНА: Нет, ну, я, конечно, упрощаю всё, понятно, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: И в данном случае нас просто интересует конкретная ситуация. Нас интересует конкретная ситуация по Мазаеву.

М.ЕФРЕМОВ: Нет, и конкретная ситуация Новости. Про Новости – это, вот, звонят и говорят «Придумайте про это, придумайте про это». Как только новость будет, так сразу и придумаем. В этом смысле новость – наш редактор. Если новость такая, что в неприглядном виде выставляется протестное движение, ну что ж поделаешь? Бывают и такие новости.

К.ЛАРИНА: А какая? Ну, например? Вот, скажите.

М.ЕФРЕМОВ: Я к примеру сказал.

К.ЛАРИНА: «Анатомия протеста» по телевизору?

М.ЕФРЕМОВ: Нет. Ну, я же не это говорю.

К.ЛАРИНА: Или вот там Навальный, который пришел на вашу передачу после приема в Кремле.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну и что?

М.ЕФРЕМОВ: Ну и что?

К.ЛАРИНА: Вот, тут же распространили в интернете все вот эти фотографии, где он сидит за столом, а рядом – Сергей Иванов.

А.ВАСИЛЬЕВ: И что?

М.ЕФРЕМОВ: И что?

К.ЛАРИНА: Кремль!

М.ЕФРЕМОВ: Нет, я вот и говорю. Мы и не за протест, и не за власть. Мы не против протеста, и не против власти. Мы вместе со всеми. Вы скажите, чего у вас произошло? А мы приколемся. Или наоборот.

К.ЛАРИНА: Нет, все равно, конечно, в этом есть некое лукавство, Миша, я прекрасно понимаю.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет-нет, лукавства нет точно. Сейчас объясню, Ксень. Это очень важно. Как только… Я даже это говорил не раз в интервью, например. Как только мы начнем проповедовать некую идеологию, проект развалится. Как только мы захотим зарабатывать денег, перестанем зарабатывать денег, понимаете? Нужно быть абсолютным пофигистом. Тогда получается проект.

М.ЕФРЕМОВ: Поэтому, Арина, нам не нужен режиссер.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Идеология, например, у Быкова… У нас с Мишей никакой идеологии нету, а у Быкова есть, да? Но она у него за пределами нашего проекта. И дай ему бог здоровья. Нам дико не нравится, что он ходит по всяким Болотным площадям.

К.ЛАРИНА: Минуточку. Это не идеология. Все-таки, давайте мы разберемся в терминах. Все-таки, есть убеждения, есть принципы, а есть идеология. А, все-таки, у Быкова, наверное, убеждения и принципы.

А.ВАСИЛЬЕВ: Не знаю. Меня это даже не интересует, честное слово.

К.ЛАРИНА: Ну, я не верю, чтобы у вас тоже не было своего взгляда на эту жизнь. Конечно же, есть.

А.ВАСИЛЬЕВ: В правде – наша сила.

К.ЛАРИНА: Да? В правде – ваша сила? В том, что вы вскрываете этот абсурд, в котором мы живем.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да.

К.ЛАРИНА: Это же самое главное.

А.ВАСИЛЬЕВ: Чем абсурдней, тем нам лучше, да.

М.ЕФРЕМОВ: Чем абсурдней, тем лучше, конечно.

К.ЛАРИНА: Ведь, абсурд исходит оттуда. Вот, какая-то такая вот странная история.

А.ВАСИЛЬЕВ: Он откуда угодно может исходить.

М.ЕФРЕМОВ: Он может исходить откуда угодно.

К.ЛАРИНА: Хотя, из Координационного совета в какой-то степени тоже.

А.ВАСИЛЬЕВ: Откуда угодно. Он с футбольного поля может, из Сандуновских бань.

К.ЛАРИНА: Из Кремля.

А.ВАСИЛЬЕВ: Из Кремля. Откуда хочешь. Из зоопарка он может исходить (этот абсурд). И, в принципе, в этом смысле довольно циничная позиция чем хуже, чем абсурднее, чем маразматичнее, тем это лучше для проекта. Да, это, действительно, так.

Но мы не думаем о том, кому мы навредим.

М.ЕФРЕМОВ: В «Гражданине Поэте» хит же был про бадминтон и про комбайны. Но это же, действительно, был маразм.

А.ВАСИЛЬЕВ: И никакой идеологии там не было.

М.ЕФРЕМОВ: И никакой идеологии там не было.

К.ЛАРИНА: Вот. А еще вот сейчас маразм, я не знаю, могу тоже тему вам предложить, которую мы вчера обсуждали, что Дмитрий Медведев предложил создать свою оффшорную зону на Дальнем Востоке.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это, я надеюсь, будет… Сейчас Быков у нас в настоящий момент пишет про Кипр. Может быть, это войдет. Но там Кипр шире просто. Скажем, тема такая, что вдруг оказалось, что нашей огромной великой стране, которая идет своим путем, оказалось, что маленький Кипр важнее, чем все Олимпиады…

М.ЕФРЕМОВ: Вчера по государственному каналу показывали прямую трансляцию с заседания кипрского парламента. Ну, это куда уж?

А.ВАСИЛЬЕВ: Понимаете, да?

К.ЛАРИНА: Причем, это уже не первые сутки они заседают и нам все время показывают в прямом эфире.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да!

М.ЕФРЕМОВ: Впрямую, конечно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот, в чем это…

М.ЕФРЕМОВ: И переводчика нашли.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот, в чем маразм. Вот, в чем маразм-то, понимаете? Что, господи, кто про этот Кипр думал, да? А оба, и оказалось, самая главная точка на карте. Как для всего мира был Сталинград в 1943 году, да?

М.ЕФРЕМОВ: А маразм и абсурд в том, что еще 70% народа в России вообще не понимает, почему это такая истерика.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да 90%!

М.ЕФРЕМОВ: Да 90, конечно. 90% вообще не понимает, из-за чего это.

К.ЛАРИНА: Нет, я думаю, что они понимают.

М.ЕФРЕМОВ: Да как понимают? Ну, денег нет.

К.ЛАРИНА: Они понимают, что там чьи-то бабки лежат, больших людей. Вот и всё. Люди же тоже не дураки. Они прекрасно понимают, почему сейчас такая истерика по поводу Кипра.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да это промывка мозгов. Я вспоминаю 1997-й год, когда были противостояния олигархов. И там, ну, Березовский боролся с Потаниным, Чубайсом. Ну, там была тема со Связьинвестом и так далее. В общем, и я помню Доренко все время, каждый раз огневые сюжеты делал про Череповец-Азот. И я клянусь, бабушки на лавочках в городе Сызрань все уже… От зубов отскакивало Череповец-Азот. Потому что как? Доренко – обаятельный, убедительный и бабкам нефиг было делать, они обсуждали за семечками Череповец-Азот. Точно так же будут обсуждать Кипр. Но, на самом деле, 90, а, может быть, 99 процентов людей вообще не понимают, о чем речь.

М.ЕФРЕМОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Дорогие мои, спасибо большое, что пришли. Я очень вас люблю, желаю вам успехов, удачи, всегда болею, переживаю и вместе с нашими слушателями, которые тоже передают вам пожелания успеха. И по поводу свободы слова, все-таки, я скажу. Большие проблемы у нас со свободой слова, отвечаю тебе, Миша, на твою первую реплику. Потому что если бы была свобода слова, вы бы сидели бы не на «Дожде» в прямом эфире, а на Первом канале.

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, мы бы сидели у себя на даче в Юрмале…

К.ЛАРИНА: И вообще бы не парились.

А.ВАСИЛЬЕВ: И вообще бы не парились, конечно. (все смеются)

М.ЕФРЕМОВ: По этому поводу, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Итак, до свидания, господа. Будьте хорошими!

Комментарии

66

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

russky 23 марта 2013 | 20:23

о знаете, я в свое время, в 1990 году, когда меня вернули в «Коммерсантъ»... Березовский купил «Коммерсантъ» и вернул. А я неплохо там себя чувствовал, я работал в Юкосе и прекрасно себя ощущал.
----------------------------------------
Артист! Великолепный. Знает с кем, что и как.


divine_essence 24 марта 2013 | 00:07

Злободневно. Продолжайте, семья ВАС поддерживает.


24 марта 2013 | 01:13

В основном то Быков с Ефремовым просто балаболки, балаболят а действуют совсем по другому, но и за это спасибо, может пробудите кого-то.


mega85 24 марта 2013 | 02:02

Спасибо! Интересный разговор с очень талантливыми и обаятельными людьми.


alexalexxx Александр Хоц 24 марта 2013 | 05:37

"Господа хорошие", Ефремов и Васильев. Если Стивен Фрай у вас именуется "пидарасом" (хоть это слово и не звучит прямо, но в стихотворном тексте оно есть), то почему, спрашивается, евреи не названы "ж*дами" (и далее по ксенофобскому списку известной лексики)? Не кажется ли вам, что начинать проект с оскорбления тысяч зрителей - это несколько странно? Быков может быть и дальше кем угодно, гомофобом, не-гомофобом, меня это уже мало интересует. При появлении вашего проекта на экране, я его выключу. Всех благ.


24 марта 2013 | 07:27

Так оказывается ,Васильев подберезовик.Глубокие соболезнования...


24 марта 2013 | 08:33

какой-то алкоголический бред. Забавно, что Ларина глубоко в контексте :)


24 марта 2013 | 13:09

Сатиры нет. Есть тупой юмор для скота. ТВ не смотрим . Даже жена...перестала " блядом 2 "
смотреть. Эта ублюдочная трекляма , через каждые три минуты ... Потом ещё ,местная реклама ... смотреть вообще ничего невозможно. И смотреть нечего. До Райкина - как до Луны.


24 марта 2013 | 15:36

"ПОЛИТИЧЕСКАЯ САТИРА: ПОПЫТКА ВОЗРОЖДЕНИЯ"

Почему "попытка"?
Уже возродилась


shanin76 25 марта 2013 | 19:04

Отдельно все очень удачно. Но еженедельная передача на Дожде- это капец вообще. Весь смак должен быть в шутках, а не в пространных рассуждениях гостей непонятно о чем. В первой передаче гости вообще были не в теме, а во второй- зачем пригласили этого урода из Боско? Вот чисто современный продукт- дешевое фуфло, безвкусное, пошитое кривыми китайцами, но разрекламированное как пафосный бренд, с помощью блата впихнутое в Олимпийские делишки, и соответственно стоящее сверх всякой меры. Между тем уже не первый год это хреново чильеджи просто уродует наших спорстменов. Эти кислотно-тошнотного цвета китайские чебурашки, эти дешевые кроссовки , которые развалиливаются, по цене от 200 баксов. Это дерьмо, которое нам выдают за модное спортивное шмотье. А по факту в нем ходят только тупые мелкобандитские кавказы(потому что крупные ходят в адидасах), да мажорные тупые блондинки.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

bakira4 23 марта 2013 | 17:21

Отличная передача! Спасибо.)))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире