'Вопросы к интервью
11 августа 2007
Z Кремлевские палаты Все выпуски

Выставки и проекты кремлевских музеев


Время выхода в эфир: 11 августа 2007, 12:14

К.ЛАРИНА – 12 часов 17 минут в Москве. Начинается наша программа «Кремлевские палаты». Потому что в гостях у нас – Алексей Левыкин, заместитель директора Музеев Московского Кремля, человек, хорошо знакомый нашим слушателям. Добрый день, Алексей, здравствуйте.

А.ЛЕВЫКИН — Добрый день.

К.ЛАРИНА – Ну, поскольку мы сейчас выходим не в формате «Кремлевских палат», а типа просто так встречаемся, да?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, ну, говорят, новый формат у вас.

К.ЛАРИНА – Да, но вот мы будем, начнем с нового сезона, немножко будут пореже наши встречи с Кремлевскими палатами, поскольку мы решили… Вам многие позавидовали, скажу я так, ваши коллеги. В частности, Музей исторический, Музей пушкинский, Эрмитаж. Как-то сказали: «А что это вообще-то? Мы тоже хотим». Если вы не против потесниться…

А.ЛЕВЫКИН – Мы не против, потому что интересный, я так думаю, разговор пойдет.

К.ЛАРИНА – Конечно.

А.ЛЕВЫКИН – О достаточно близких вещах.

К.ЛАРИНА – Конечно.

А.ЛЕВЫКИН — Так что я думаю, что это для слушателей может оказаться еще более интересным

К.ЛАРИНА – Конечно. Ну, и прекрасно вы понимаете, дорогие друзья, что Кремль остается все равно нашим главным музеем. И сегодня мы немножечко поговорим о том, что ждет вас в следующем сезоне. Ну, кроме этого у нас есть подарки традиционные для наших слушателей. Подарки замечательные: каталог выставки «Иконописцы царя Михаила Романова». Выставка сейчас проходит?

А.ЛЕВЫКИН – Да, выставка сейчас проходит в Одностолпной палате, нашем выставочном зале. Выставка, как мне кажется, оказалась очень удачной. Я хочу обратить внимание, что несмотря на то, что мы обладаем очень большой и прекрасной коллекцией икон в нашем музее, так уж получилось, что, наверное, эта выставка – одна из таких первых крупных монографических выставок, посвященных именно нашей коллекции иконной.

К.ЛАРИНА – Там только ваша коллекция или есть какие-то привозные вещи?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, мы специально остановились только на иконописцах вот первой половины XVII века. Сначала предполагали, что будем делать выставку о всем XVII веке. Потом, когда стали работать уже над ней, обратили внимание, что все-таки лучше бы ее разбить на определенные этапы, чтобы показать различные стороны вот этой жизни культурной России XVII века. И выставка получилась, как мне кажется, очень и очень удачная.

К.ЛАРИНА – Давайте вопрос зададим нашим слушателям.

А.ЛЕВЫКИН – Давайте.

К.ЛАРИНА – Вопрос, который связан с названием Оружейной палаты, совершенно неожиданный.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, потому что мы все-таки уже встречаемся много лет. Я думаю, что…

К.ЛАРИНА – Но этот вопрос мы не задавали.

А.ЛЕВЫКИН – Не задавали, да.

К.ЛАРИНА – Ну, задавайте, давайте.

А.ЛЕВЫКИН – Давайте, хорошо. От какого слова образовалось название нашего главного музея нашего комплекса — Оружейной палаты?

К.ЛАРИНА – Не так все просто, как вы понимаете. Если бы это было просто оружие, говорю я сразу, мы бы с вами бы и не разговаривали вовсе. Вопрос с подвохом. Подумайте, покопайтесь, может быть, где-нибудь в справочниках.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, я даже могу, может быть, чуть-чуть подсказать, потому что вопрос сложный: это самое первое название вот этого учреждения…

К.ЛАРИНА – Оружейной палаты.

А.ЛЕВЫКИН — …которое потом станет музеем.

К.ЛАРИНА – Т.е. до Оружейной палаты было другое название?

А.ЛЕВЫКИН – Да.

К.ЛАРИНА – Да? Но тоже связанное, корень-то один и тот же.

А.ЛЕВЫКИН – Конечно.

К.ЛАРИНА – Да? В этих словах, и в первом, и в сегодняшнем. Поэтому вспоминайте и постарайтесь найти где-нибудь в первоисточнике, наверняка, где-нибудь написано. Написано где-нибудь?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, где-нибудь есть. А может быть, мы что-то говорили как-то.

К.ЛАРИНА – От какого слова произошло, да? Название Оружейной палаты и как она, собственно, называлась?

А.ЛЕВЫКИН – То, что мы говорили, — это совершенно точно, и это в эфире уже здесь звучало.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Ну, что же, давайте мы начнем нашу экскурсию в вечность, в следующий сезон, но первый вопрос, который сразу же возникает, наши слушатели уже просили меня его задать: конечно же, про колокольню.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, я, честно говоря, и собирался рассказать и про колокольню и про все, потому что…

К.ЛАРИНА – Да.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, наверное, надо сказать, что следующий сезон мы начинаем все-таки и когда телевидение, и другие наши отрасли, и театры начинают…

К.ЛАРИНА – С осени.

А.ЛЕВЫКИН – Начинаем с осени, конечно. Вот сейчас завершается вот этот этап выставок, которые были открыты в период весенний и которые находились у нас летом. Это изумительная выставка, посвященная ювелирному искусству фирмы Картье, это выставка «Иконописцы». Сейчас мы уже готовимся вот к новому сезону, и идет вовсю работа над, наверное, одной из таких основных выставок. Это выставка нашего музея, которая будет посвящена Ивану Грозному. Ведь вот этот год – он в какой-то степени юбилейный, потому что, как известно, венчался на царство Иван Грозный в 1547 году. Поэтому мы решили посвятить выставку ему и даже, может быть, не ему. Она будет называться «Иван Грозный и его время». А мы постараемся, во всяком случае, на тех памятниках, которые сохранились в нашем музее, представить вот эту новую нарождавшуюся идеологию, идеологию самодержавия.

К.ЛАРИНА – А вы как-то будете это все компоновать из того, что есть, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, мы будем стараться все компоновать, потому что это достаточно сложный аспект. У нас практически не осталось литературных источников каких-либо. Летописи тоже очень коротки, которые рассказывали бы о сути власти. Мы всегда привыкли вот к одной формулировке «Москва – третий Рим», но эта идеология выстраивалась на протяжении очень длительного периода времени. А Иван Грозный – мы очень часто забываем, — это все-таки наш первый царь. Мы от него требуем всегда вот какого-то такого поведения царя сформировавшегося, а он первый. Он первый из всех вот правителей династии, как их называют – Даниловичи или Калитичи, который вообще осознал себя царем – миропомазанником Божьим. Не просто сыном, старшим сыном великого князя или государя, а царем. И мы постараемся вот на этот вопрос ответить. Кроме того…

К.ЛАРИНА – Какие-нибудь мифы, наверняка, стоит немножечко пошатнуть, сложившиеся стереотипные восприятия.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, Вы знаете, я боюсь, что очень сложно пошатнуть тот миф, который окружает Ивана Грозного и который сформировал его облик, потому что его уже начинают сравнивать очень серьезно с какими-то правителями нашего более ближнего времени, хотя никакой общности между ними нет. Очень часто отрывают его деяния и положительные, и отрицательные вообще от времени и пытаемся судить его по морали сегодняшнего дня, что практически невозможно. Во всяком случае, по своей сути, по политике он мало, чем отличался от любого другого правителя второй половины XVI века, если мы вспомним о тех ужасах, которые царили в Европе и в достаточно, мы сейчас знаем, демократических, хороших странах, то ничего страшного нет.

К.ЛАРИНА – Т.е. для Вас это, скорей, персонаж все-таки положительный в истории?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, это очень сложный вопрос, потому что, что значит, положительный, не положительный? Естественно, когда… я никогда специально не занимался самим Иваном Грозным, хотя меня интересовало его время, вот с точки зрения истории Оружейной палаты и с точки зрения той коллекции, которая у нас находится. У любого исследователя и у историка есть определенная влюбленность в тему, да? Когда он чем-то занимается, он влюбляется либо в тему, либо в тот персонаж, которым занимается. Но честно говоря, лучше от этого как-то немножко посторониться, лучше постараться быть объективным в любом случае: и при оценке его достаточно резких действий, и при оценке его положительных шагов и тех реформ, которые он проводил.

К.ЛАРИНА – Ну, а из чего будет состоять вот эта выставка, еще, как Вы сказали, я Вас прервала, по поводу идеологии самодержавия, да? Вот как это можно передать с помощью музейных экспонатов?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, Вы знаете, ведь идеология, она сопровождалась в каких-то определенных деяниях, да? Любое создание такой государственной конструкции как империя, она требовала каких-то определенных доказательств. Это связано с любым, потому что сейчас мы можем называть царство, но все-таки и что самое интересное, кстати: если мы обратимся к трудам современников, особенно иностранцев, которые приезжали в Россию. У них иногда при переводе проскакивает: они называли это государство империей. И когда это происходит, происходят некие определенные действия. Это связано и с созданием иногда философских трактатов. А иногда с созданием целых комплексов вещей. Вещей разных. Комплексов регалий, которых, допустим, никогда не было, о чем мы говорили.

К.ЛАРИНА – Да.

А.ЛЕВЫКИН – Что очень многие наши регалии, которые сейчас находятся и некоторые из них имеют легендарную историю, уходящую…

К.ЛАРИНА – Там все было заложено, да?

А.ЛЕВЫКИН — …на много, на много веков, да. Они вдруг появляются в это время. Кроме того, создается некий образ человека. Ведь по сути дела, посмотрите: если раньше для того, чтобы было… для того, чтобы стать великим князем, государем Руси, надо было быть, во-первых, сыном великого князя, а потом получить от него благословение, при его смерти. Вот фактически вот духовная грамота, рождение и создавало будущего государя. Теперь нет: создавался целый церемониал. И целый церемониал, он включал в себя…

К.ЛАРИНА – Инаугурация.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, скажем так. Инаугурация, которая происходила в Успенском соборе. И это не только регалии, это действо, это какие-то предметы, которые участвуют в этом действе. И это все то, что делает из простого смертного человека – самодержца. Кроме того, Москва ведь становилась не просто царством или как скажем, так: империей обычной европейской. Она становилась православной империей, православным государством. И люди в то время хорошо понимали, конечно, о том, что это единственная территория ортодоксальной церкви, которая является независимой. Естественно, какое-то определенное желание стать вот этим центром ортодоксии, стать центром православия, оно всегда было. Поэтому это за собой влечет, так сказать, начало сбора святынь. И вот начиная с Ивана Грозного, создается и определенный иконный ряд, создаются очень многие произведения, которые мы хорошо очень знаем, да? Вот они редактируются, они как бы выстраиваются. Создается история первая, потому что уже до Ивана Грозного появляется такой труд как «Сказание о князьях Владимирских», но это опять-таки редактируется. Т.е. создается вот такой целый комплекс.

К.ЛАРИНА – Т.е. история, которая вот уже под конкретного правителя редактируется?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, конечно, конечно.

К.ЛАРИНА – Это первый случай в нашей истории?

А.ЛЕВЫКИН – Конечно, потому что ведь надо было доказать, почему он царь. А доказать можно было только по одному: ведь мы знаем сюжет знаменитый, о том, как во времена его деда – великого князя Ивана III, первого государя Всея Руси был сюжет, когда император Священной Римской империи предложил ему королевскую корону. Кажется, почему бы нет? Такой жест доброй воли, да? Который вроде бы выбирает настоящего правителя настоящей державы и предлагает ему королевскую корону. Но Иван III ее отклонил, по причине, что мы сами государи на этой земле и сами венчаны. И делает вот этот вот следующий шаг, который как бы, ну, первый маленький шажок будущей царской власти: он венчает на великое княжение, пока что не на царство, на великое княжение он венчает своего внука – великого князи Дмитрия. Так что это вот, это очень сложно, конечно, показать в рамках одной вставки, очень сложно, но мы постараемся это сделать. Тем более что вот это может сделать только наш музей.

К.ЛАРИНА – Т.е. там тоже будут и иконы, там будут какие-то вещи…

А.ЛЕВЫКИН – Да, конечно, там будут особые иконы и особый иконный ряд. Причем подбирались специальные святые, которые изображались на этих иконах, были определенные царские заказы, какие-то вещи, которые специально делались для домовой церкви русских царей – Благовещенского собора. Целый комплекс создавался, предметы, которые привозились и с территории бывшей Византийской империи, святыни, которые тоже комплектовались, вот начали комплектоваться в это время. Некоторые предметы, которые, ну, как мы предполагаем, создавали этот вот облик царя. Так что вот эта вот выставка будет открыта.

К.ЛАРИНА – А предметы быта сохранились какие-нибудь?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, Вы задаете очень интересный вопрос, потому что как ни странно, хуже всего сохраняется, ну, вроде бы самое массовое, самое простое. Хуже всего сохраняются предметы быта и, например, обычное боевое оружие, потому что его никто не ценит, его никто не собирает, его никто не коллекционирует в те времена. Оно уничтожается.

К.ЛАРИНА – Т.е. никаких тарелок, чашек?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, есть, есть, конечно, то, что у нас есть…

К.ЛАРИНА – Рукомойников, ковшей?

А.ЛЕВЫКИН — …это драгоценная посуда, и западная, и русская, она будет представлена там. То, что сохранилось.

К.ЛАРИНА – Алексей Левыкин в нашей студии. Мы продолжим экскурсию по следующему сезону Музеев Московского Кремля в следующей части нашей программы после новостей.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – Продолжаем нашу субботнюю встречу с Алексеем Левыкиным, заместителем директора Музеев Московского Кремля. Вы отвечаете на наш вопрос и правильно делаете. Значит, мы рассказывали до перерыва про выставку «Иван Грозный и его время», которая откроется осенью как раз, поскольку это попадает еще в год 2007-й, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да.

К.ЛАРИНА – Ну, про колокольню-то.

А.ЛЕВЫКИН – Хорошо, давайте мы сразу перейдем к другому Ивану, давайте перейдем к колокольне, потому что сейчас вот мы долго о ней всегда говорили…

К.ЛАРИНА – Ну, Вы так нас всегда завлекали, заинтриговали.

А.ЛЕВЫКИН – Мы показали ее отреставрированной. Но я вам сейчас могу сказать, что сейчас практически принят уже окончательный сценарий будущей экспозиции. Я не случайно использую именно слово «сценарий будущей экспозиции», потому что он будет своеобразный. Главная проблема нашей колокольни – это не очень большие площади.

К.ЛАРИНА – Т.е. там на стенах или где это будет?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, это будет внутри, потому что там существует помещение, в нашем распоряжении для развертывания экспозиции будет 3 или 4 площадки. Первая площадка – первый зал первого этажа, небольшой очень. Затем, второй зал. Третье помещение, которое находится уже на втором ярусе, и то, что вот о чем мечтают, чего хотят очень многие посетители Кремля, — это площадка…

К.ЛАРИНА – Звона.

А.ЛЕВЫКИН — …звона, да, на которой можно будет обозреть и Кремль, и Соборную площадь — самую красивую часть.

К.ЛАРИНА – Сколько высота? Не помните?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, вообще колокольня – высота 81 метр.

К.ЛАРИНА – Угу. Т.е. там пешком…

А.ЛЕВЫКИН – Там, конечно, на самый верх мы не пойдем. Там слишком далеко и все-таки это слишком большая высота, добираться до туда очень сложно. Вот. А вот эту вот часть экспозиции мы сделаем. Я так думаю, что это будет достаточно интересно. Это будет такое, значит, сочетание тех уникальных совершенно памятников, которые у нас сохранились. Это те части сооружений Московского Кремля, которых уже нету. Вообще главная такая тема этой экспозиции будет посвящена Кремлю, которого уже нет. Это раз. И Кремля, которого возможно не было.

К.ЛАРИНА – Т.е. что там, фотографии или что там будет?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, там не фотографии. Там будет использоваться весь тот материал, который нам удалось обнаружить. Это определенный изобразительный ряд. Например, все-таки если у нас нет каких-то живописных полотен периода вот XVII века, XVI века, то ведь сохранились миниатюры. Кроме того, там будет широко использованы работы наших археологов за всю историю существования Музея.

К.ЛАРИНА – Т.е. там реальные какие-то результаты раскопок будут предъявлены, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, конечно. Ну, в большей степени, архитектурных раскопок, когда раскрывались фундаменты древних храмов на территории Кремля, либо когда находили какие-то остатки древних кремлевских палат. И затем, конечно, будет использоваться вот тот видеоряд, который сохранился, а он начинает сохраняться уже с XVIII века, XVIII— XIX века. Есть и живописные изображения, и графика, посвященная Московскому Кремлю.

К.ЛАРИНА – А это все будет по хронологии располагаться?

А.ЛЕВЫКИН – Да, это будет все располагаться…

К.ЛАРИНА – Внизу – самое древнее?

А.ЛЕВЫКИН — Внизу – самое древнее. И, естественно, мы предполагаем создавать определенные такие анимационные и виртуальные реконструкции вот тех комплексов, которые когда-то были.

К.ЛАРИНА – А это куда же вы все поместите?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, мы отлично понимаем: самая главная задача, которую мы ставили перед группой, которая занимается разработкой сценария, это группа музея будущего, — это то, что колокольня – сам памятник.

К.ЛАРИНА – Конечно.

А.ЛЕВЫКИН – И интересно попасть туда и увидеть его в первозданном виде, поэтому мы постараемся использовать самые современные экраны, мы постараемся уйти от витрин, их практически не будет. Мы постараемся скрыть все оборудование проекционное, там, где это можно скрыть, это будет скрыто, оно не будет видно, а вся проекция будет даваться на стенах самой колокольни. Потому что уже какие-то эксперименты провели и, значит, это будет. Это все… Эту работу мы планируем в течение вот всего уже следующего года.

К.ЛАРИНА – Т.е. я так понимаю, что посетить вот эту экспозицию можно будет только в группе, как я поняла, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, Вы знаете, потому что это будет группа…

К.ЛАРИНА – Обязательно кто-то должен этим руководить, да?

А.ЛЕВЫКИН – Там есть несколько аспектов, кто должен руководить. Будет ли это руководство экскурсовода, либо будет это руководство самой экспозиции. Наверное, мы будем заказывать для разработчиков, саму, чтобы это было уже в таком автоматическом режиме. Т.е. возможно это что-то…

К.ЛАРИНА – Наушники?

А.ЛЕВЫКИН – Наушники, газ, свет, определенная световая направленность, аудио…

К.ЛАРИНА – Просто какой-то вообще такой… драматургия какого-то такого спектакля.

А.ЛЕВЫКИН – Да, не думаю, что это спектакль. Но постараемся сделать.

К.ЛАРИНА – А фотографировать там можно будет.

А.ЛЕВЫКИН – Ну, Вы знаете, я так думаю, что ведь никто не запрещает фотографировать на территории Кремля. И наверное, самые лучшие фотографии будут наверху.

К.ЛАРИНА – Наверху, да, да, да.

А.ЛЕВЫКИН – А фотографировать в залах музеев, Вы мне скажите музей, где можно фотографировать…

К.ЛАРИНА – Нет, я имела в виду, именно вот с верхней точки, ну, доступной…

А.ЛЕВЫКИН – Я так думаю, что конечно.

К.ЛАРИНА – …людям, потому что конечно, интересно.

А.ЛЕВЫКИН – Мне сложно сказать, я не хочу обманывать людей. Мы еще не разрабатывали регламент всего этого.

К.ЛАРИНА – Когда планируется уже открыть для посещения?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, так, как это дело новое, мы, вообще, честно говоря, хотели бы завершить эту работу вот к концу 2008 года. Все-таки хотели бы…

К.ЛАРИНА – Т.е. еще год?

А.ЛЕВЫКИН – Да, но дело совершенно новое, потому что сейчас начнется все-таки, ну, очень просто разработать сценарий, придумать его – надо его реализовать. Потому что что-то будет нравиться, что-то будет не нравиться. Там будет очень тонкая подгонка. Необходима очень тонкая подгонка по времени. Потому что сама экскурсия должна идти как-то достаточно плавно. Когда одна группа поднимается наверх, другая входит вниз, всё, спускается. Это надо очень серьезно синхронизировать.

К.ЛАРИНА – А когда-нибудь вообще было время, когда на нее можно было подняться.

А.ЛЕВЫКИН – Там было. До 1917 года можно было подняться на колокольню и осмотреть. И даже есть свидетельства о том, как туда поднимались великие. И насколько я помню, кажется, Лермонтов вспоминал, что он был на колокольне.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Дальше поехали.

А.ЛЕВЫКИН – Дальше. Ну, если вернуться к осеннему году, следующая, тоже достаточно юбилейная выставка, потому что она тоже посвящена определенной годовщине, потому что вслед за царем в нашем Отечестве появился патриарх. И поэтому следующая выставка будет посвящена созданию в России патриаршества.

К.ЛАРИНА – Это осенью будет?

А.ЛЕВЫКИН – Да. В данном случае, не совсем вот появлению патриарха, да? А это будет посвящена восстановлению патриаршества в России, которое, как известно, у нас произошло в 1917 году на Великом соборе. После свержения самодержавия в России вновь появился патриарх, и мы вот к этой дате, к ноябрю, наверное, месяцу сделаем еще одну экспозицию. Я думаю, она будет очень интересна. Мы работаем с ней совместно с Московской Патриархией. Получили от них ряд очень интересных экспонатов. Мы постараемся выставить вот такой ряд русских патриархов.

К.ЛАРИНА – И про всех рассказать, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да. Рассказать о всех, потому что каждый из них – личность, каждый из них, особенно на раннем этапе…

К.ЛАРИНА – Уж такие тяжелые времена.

А.ЛЕВЫКИН – Да, на раннем этапе появления патриархов они иногда играли не только очень большую духовную роль, но и чисто государственную роль. Это было и в Смутное время. Многие заканчивали свою жизнь трагически тогда. И у нас вот этот изумительный комплекс, который позволяет построить вот этот сонм русских патриархов, начиная от первого и заканчивая последним.

К.ЛАРИНА – А что можно показать?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, у нас сохранилась патриаршая ризница, она вообще, следует сказать, что она сохранилась в очень хорошем состоянии. Поэтому у нас сохранились чрезвычайно уникальные облачения практически всех патриархов. Предметы, которые связаны с именами патриархов, которые либо изготавливались для них, либо использовались ими, либо вообще определяют собой русского патриарха. Я имею в виду, например, саккос, хотя он не патриарх, а митрополит – Петра, посох митрополита Петра, который являлся фактически одной из главных реликвий Русской Православной Церкви и чтимый нами и Московской Патриархией. Так что это будет достаточно очень интересная выставка. Будет продолжать работать еще выставка «Иконописцы».

К.ЛАРИНА – Как бы одна другую дополнит, получается, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, конечно, вот такой будет очень интересный комплекс древнерусский. Мы, вообще, честно говоря, музей, который содержит, наверно, одну из самых лучших коллекций древнерусской культуры, древнерусского искусства и вообще, древнерусской истории. Кроме того, мы не забываем о наших программах, которые мы готовим не только для Москвы. Мы все-таки участвуем активно очень и в международной деятельности, и мы активно участвуем в деятельности вот в наших провинциях.

К.ЛАРИНА – Передвижные выставки?

А.ЛЕВЫКИН – Да, передвижная выставка.

К.ЛАРИНА – «Царская охота» вот была. Она остается?

А.ЛЕВЫКИН – Да, мы расширяем состав выставок. У нас появляется выставка, посвященная русскому ювелирному искусству, которую мы покажем в городах. Вот сейчас готовится выставка в Самаре, например, которая будет подготовлена осенью. И сейчас в скором времени мы выходим на совершенно новую площадку, мы никогда там не были, на этой площадке. И вот попытаемся… Это Абу-Даби. Т.е. мы выходим на исламский Восток, где продемонстрируем нашу коллекцию русского и восточного оружия. Она будет небольшая.

К.ЛАРИНА – Я хотела про оружие отдельно спросить. Т.е. вы туда повезете оружие, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, русское парадное оружие. Когда-то очень многие предметы, но не из Абу-Даби, не из Эмиратов приходили. Хотя у нас есть вообще уникальнейший предмет…

К.ЛАРИНА – Они обратно не попросят? Скажут: «Ой, а это наше?»

А.ЛЕВЫКИН – Нет, конечно. Я только думаю, что они будут рады. Когда-то многие клинки приходили с исламского Востока, сабли, доспехи.

К.ЛАРИНА – Ну да, я помню, Вы рассказывали, да.

А.ЛЕВЫКИН – И прекрасный совершенно экспонат – это, наверное, самое первое свидетельство вот первых контактов между Советским Союзом и совершенно новым государством – Арабские Эмираты – это подарок Брежневу, который был сделан от первого президента Арабских Эмиратов.

К.ЛАРИНА – А впервые туда поедет кремлевское оружие?

А.ЛЕВЫКИН – Мы вообще туда входит, вот если говорить о странах исламского Востока, вот именно исламского Востока, это будет наша первая выставка. Т.е. мы никогда до этого не отказывались, но в данном случае в результате переговоров, которые происходили еще даже не только с нами, но нашего Федерального агентства по культуре и кинематографии и специального департамента, который занимается вопросами культуры Арабских Эмиратов, мы приглашены сделать эту выставку.

К.ЛАРИНА – А скажите, Алексей, вот по размаху она такая же масштабная как в Китае?

А.ЛЕВЫКИН – Нет, она не будет такая масштабная. Но Вы понимаете, ведь наши выставки – они очень особые. Они могут быть и не очень масштабными, там может быть особый отбор. Вот мы, в данном случае мы постарались подойти особо. Мы постарались выбрать что-то самое лучшее, что соответствовало вот этому региону.

К.ЛАРИНА – А что-нибудь для Москвы-то будет оружейное, потому что все-таки не может быть, чтобы не было?

А.ЛЕВЫКИН – Естественно, мы продолжаем. Вот у нас уже в течение, к сожалению, достаточно долгий перерыв, из приятных событий для нас – это юбилей нашего музея. Мы немножко прервали эту традицию, а сейчас мы готовим обязательно выставку клинков России.

К.ЛАРИНА – Потому что постоянной экспозиции нет же такой, да? К сожалению.

А.ЛЕВЫКИН – Да, конечно, мы все-таки вернемся к этому. Мы эту тему совершенно не оставим. Мы будем продолжать работать в следующем году над ней, и в следующем году мы надеемся ее открыть. И будет еще одна выставка, над которой сейчас идет работа. Мы уже должны по нашим планам завершить работу над каталогом где-то к декабрю месяцу. А следующая уже начнется непосредственно подготовка экспозиции, тематика экспозиционного плана и решение о размещении этой выставки, которая будет посвящена нашей коллекции Востока. Мы определились…

К.ЛАРИНА – Любимая тема.

А.ЛЕВЫКИН – Да, любимая тема, потому что мы обсуждали эту проблему. Как правило, мы раньше показывали… Европы и весь Восток, куда мы включали Иран, Турцию, а сейчас мы решили все-таки дать специальный задел на будущее. И поэтому первая выставка будет посвящена искусству Османской империи. А наша коллекция…

К.ЛАРИНА – Это все свое или что-нибудь привезете?

А.ЛЕВЫКИН – Вот в данном случае, мы долго думали: свое или привезти. Потом все-таки решили остановиться на своем. Потому что есть две причины. Дело в том, что, во-первых, у нас одна из самых лучших выставок турецкого искусства. Вернее, извините меня, экспозиций турецкого и коллекций турецкого искусства. Таких коллекций очень мало в мире. И все те, кто был в Оружейной палате, они знают, что вот если говорить об искусстве Востока, искусстве Турции – это всего лишь одна небольшая витрина в оружии. Потому что в зале зарубежного… серебро зарубежного искусства, там не очень большая группа. А сейчас мы все-таки постараемся показать все, что у нас есть, причем не только, что у нас есть на экспозиции, иногда просто пробегаются глазами, потому что иногда посетители, особенно идут с экскурсией, обзорной экскурсией, они не останавливаются…

К.ЛАРИНА – Не успевают, да?

А.ЛЕВЫКИН – Они обращают внимание на другое. Здесь мы все-таки постараемся сделать так монографически, остановиться на этом вопросе. А так как произведения турецких мастеров, которые у нас хранятся, все-таки в большей степени включают в себя оружие, предметы конского убранства, я думаю, что выставка будет немножко иметь такой скос на вот эти предметы, что оружие обязательно будет.

К.ЛАРИНА – Пока у нас про оружие разговор, давайте мы вернемся к нашему вопросу, поскольку мне принесли список наших победителей, я могу огласить список. (Оглашает список победителей). Правильный ответ от слова оружничий, да? Произошло название Оружейной палаты.

А.ЛЕВЫКИН – Совершенно правильный ответ, я очень рад.

К.ЛАРИНА – Ну, кто это, скажите нам теперь, оружничий? Типа постельничьего.

А.ЛЕВЫКИН – Нет, оружничий – это чин придворного. С одной стороны, скорее всего, и церемониальный, с другой стороны, человек, который занимался достаточно важными государственными проблемами. Это придворный чин, как я сказал, и кроме того, это вот такое определенное отголосок некого бывшего оруженосца князя, который есть у любого рыцаря, у любого князя.

К.ЛАРИНА – Т.е. что входило в его функции-то?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, во-первых, он хранил и …

К.ЛАРИНА – Чистил.

А.ЛЕВЫКИН – Не чистил, а организовывал арсенал русского царя. Во-вторых, постепенно в его ведении оказывалось не только… Государство росло, возрастало, армия росла, перед ним стояла… становились задачи организации производства вооружений для русской армии. Потом он очень активно участвовал в различном придворном церемониале. Я не могу утверждать на все 100%, но возможно во время торжественных воинских парадов в руках его находился главный предмет, который определял царя-воина. Это – шлем. Собственно, самый знаменитый шлем Никиты Давыдова, который у нас хранится в Оружейной палате. Вот. Но кроме того, так как оружейный материал Оружейной палаты, особенно в XVII веке она была одной из крупнейших на территории Московского Кремля. Эта специфика оружейных мастеров, которые могли делать все буквально, начиная от оружия и предметов быта, в его ведении находились очень многие и другие комплексы. Например, Серебряная и Золотая палата. И даже иконописцы были в составе именно Оружейной палаты.

К.ЛАРИНА – Т.е. такой Пал Палыч Бородин, да?

А.ЛЕВЫКИН – Да, управляющий делами определенный. Поэтому кстати, чин один из древних и был очень почетен. А первое свидетельство летописное, которое датируется 1537 годом и 1547 годом, называет вот нашу основу будущую именно Палатой оружничьего.

К.ЛАРИНА – Ну, что ж, все правильно. Еще у меня вопрос, может быть, совсем далекий, но все-таки я знаю, что уже начинается подготовка во многих музеях к юбилейным торжествам, посвященным Отечественной войне 12-го года. Наверняка Кремль тоже что-то готовит.

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, да, потому что если посмотреть на нашу коллекцию, вот базовую коллекцию из движимых наших памятников, у нас не очень большая группа XIX века и, конечно, не очень много предметов, связанных с вот событиями 12-го года. У нас есть главный трофей. У нас есть около 800 орудий, взятых во время сражений на Березине и во время всех кампаний.

К.ЛАРИНА – Именно орудий?

А.ЛЕВЫКИН – Орудий артиллерийских.

К.ЛАРИНА – А где они хранятся все?

А.ЛЕВЫКИН – Они лежат около Арсенала.

К.ЛАРИНА – Т.е. они все вот в открытом доступе?

А.ЛЕВЫКИН – Они частично в открытом доступе, потому что часть их находится на той территории, которая входит в состав резиденции, а часть – очень просто, при входе через Троицкую башню подходите к лежащим орудиям. Мы постараемся, сейчас там надо провести реставрацию этих постаментов и…

К.ЛАРИНА – Т.е. все настоящее?

А.ЛЕВЫКИН – Ну, знаете, не просто все настоящее, но просто когда вот подходишь близко к ним, ты понимаешь, что это трофеи и приятная гордость появляется за русских артиллеристов, потому что лежат французские пушки со следами ядер, которые попадали в дула.

К.ЛАРИНА – Ничего себе.

А.ЛЕВЫКИН – Понимаете, вот какая точность стрельбы была и какая насыщенность была боя. Эти орудия появились у нас не случайно, потому что те, кто был в Берлине, они, наверное, видели монумент тоже вот Пруссии – участницы вот всех этих событий, очень активных, если вспомнить знаменитую атаку «черных гусар» Блюхера на Ватерлоо, которые решили всю эту битву. Посередине Берлина стоит знаменитый памятник из артиллерийских стволов, который как бы спиралью поднимается в небо. И поэтому такая идея была и в Москве в Кремле создать такой памятник. Потом ее отвергли, решили Кремль не портить. Стали создавать Храм Христа Спасителя, а артиллерийские орудия остались у нас. Они находятся как раз вот вокруг Петровского Арсенала, который был создан для хранения таких вот трофеев.

К.ЛАРИНА – Значит, что мы еще не назвали? У нас времени остается немного. Из таких вот ярких событий?

А.ЛЕВЫКИН – Да, времени у нас немного, но у нас работа… Я хочу сказать, что у нас на следующий год предстоит очень важная работа, потому что сейчас постепенно на территории Московского Кремля завершаются уникальные археологические раскопки, которые мы начали еще зимой.

К.ЛАРИНА – Вы там целый город откопали практически.

А.ЛЕВЫКИН – Да, практически целый город откопали. И сейчас потихоньку уже они заканчиваются. Наши археологи и археологи Института археологии Академии Наук выходят, как они говорят, на материк. И я думаю, что где-то в сентябре мы обязательно организуем очень большую пресс-конференцию, посвященную этим раскопкам.

К.ЛАРИНА – И предъявите, все нам покажете.

А.ЛЕВЫКИН – Да, потому что необходимо и показать памятники, которые были обнаружены, уникальные, как говорят, и рассказать о тех первых результатах, которые вот исследовали…

К.ЛАРИНА – А вот простите, Алексей, а вот мы с Ксюшей мечтали, чтобы когда-нибудь нам позволили, не нам с ней лично, а вообще нам, посетителям вот ощутить эффект присутствия, вот именно с погружением во время. Вот как Помпеи, я не знаю. Такое невозможно сделать, просто вот попасть вот в эти условия?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, дело в том, что все-таки… Есть такая технология, есть технология организации открытого раскопа и в мире она используется. Ну вот, Вы сказали, Помпеи.

К.ЛАРИНА – Помпеи, да.

А.ЛЕВЫКИН – Но есть очень большая проблема, очень большая проблема. Первая проблема – это то, что Помпеи – это камень, Помпеи – это Италия, определенный климат. У нас это дерево. И дерево, которое даже очень хорошо сохранилось, просто в ходе этих раскопок ты можешь наблюдать, вот как открытый сруб, как он сначала выглядит очень свежо и красиво, а потом начинает потихонечку разрушаться. Дерево разрушается. Кроме того, те раскопки, которые мы проводили, они были раскопки охранные. И поэтому, как только у нас окажется возможность, мы просто так не можем, и археологи не могут просто так взять лопату и начать копать. Нужны какие-то причины, потому что весь культурный слой, он охраняется государством. Если у нас появится возможность провести открытые раскопки в каких-то других зонах, мы, может быть, подумаем, как сделать их открытыми. Во всяком случае, вы знаете, вот что-то мы пытаемся сделать. Например, в ходе уникальной реставрации Благовещенского собора, которая сейчас происходит и в ходе которой были сделаны – я не побоюсь этого слова – величайшие находки, потому что во время работ под крыльцом были обнаружены остатки знаменитого первого собора 1416 года. А на этих остатках стен мы обнаружили следы фресок. А если вспомнить, кто расписывал Благовещенский собор, в соответствии с летописью, — это Андрей Рублев, — то это просто величайшая вещь, да? Но были сделаны и другие открытия. На Благовещенском соборе мы обнаружили следы старого казенного двора. Если сейчас кто-нибудь придет в Кремль, будет посещать Кремль, если подойдет к Благовещенскому собору и обратит внимание на его фасад, который выходит на Соборную площадь, он увидит, что там есть следы. Там есть следы лестницы, там есть следы кровли, которая была. Т.е. мы, честно говоря, пытаемся, как можно больше сохранять вот эти вот остатки, которые мы делаем. Сейчас вот пока что мы попробуем это сделать на колокольне. Как только у нас будут какие-то определенные другие работы, и мы вскроем определенный уровень, то мы обязательно постараемся его законсервировать.

К.ЛАРИНА – Т.е. возвращаюсь к пресс-конференции, которая вот нам предъявит результаты вот эти археологических раскопок. Это только пресс-конференция, это еще не выставка, да?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, это пока что не выставка, потому что ведь необходимо…

К.ЛАРИНА – Там еще время для исследования нужно.

А.ЛЕВЫКИН – Да, вот существуют обязательные вещи: подготовить отчет по археологическому исследованию. Сами представляете, это тысячи и тысячи предметов, которые должны быть зафиксированы, зарисованы. Они должны быть атрибутированы, мы должны понять, что это такое, сравнить все чертежи всех слоев, чтоб увидеть, как шли изменения на протяжении нескольких веков истории. А мы все-таки, в некоторых местах мы уходили на уровень XIV века.

К.ЛАРИНА – С ума сойти.

А.ЛЕВЫКИН – Так что это уникальные слои. Мы получили информацию вообще о Кремле XIV века. Это надо изучить. И тогда, наверное, появятся и необходимые выставки и необходимые публикации. Кстати, на будущее: кроме экспозиции колокольни Ивана Великого мы еще приступили к непосредственной разработке экспозиции в южной пристройке Архангельского собора. У нас же юбилей в 2008 году.

К.ЛАРИНА – Продолжается.

А.ЛЕВЫКИН – Архангельский собор — 500 лет.

К.ЛАРИНА – Юбилей продолжается – это называется.

А.ЛЕВЫКИН – А у нас в Кремле очень много памятников.

К.ЛАРИНА – Одно перетекает в другое.

А.ЛЕВЫКИН – Да.

К.ЛАРИНА – Да, да, да, да, да.

А.ЛЕВЫКИН – Вот. И другое: мы готовим новую экспозицию нашей археологической выставки в подклети Благовещенского собора. И возможно там появятся какие-то новые экспонаты.

К.ЛАРИНА – И совсем последний вопрос: а гастроли будут чьи-нибудь интересные кого-нибудь? Кто-нибудь к вам приедет?

А.ЛЕВЫКИН – Вы знаете, я так думаю, что мы ответим на этот вопрос в следующий раз, когда придет более подготовленный в этом отношении человек.

К.ЛАРИНА – Ага. Т.е. пока…

А.ЛЕВЫКИН – И мы тогда ответим.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Спасибо большое.

А.ЛЕВЫКИН – Пожалуйста.

К.ЛАРИНА – Алексей Левыкин, заместитель директора Музеев Московского Кремля сегодня у нас в гостях. Но я думаю, что вот на этом месте и останется наша музейная передача, которая расширит географию, и кроме Кремлевских палат, в нашей программе вы услышите исследования и рассказы о выставках и об экспонатах других музеев России и Москвы. Обещает, напомню, Петербург поучаствовать в этом проекте, обещает Исторический музей, обещает Музей цветаевский – пушкинский. Так что ждите нового сезона. А Алексею Левыкину еще раз большое спасибо.

А.ЛЕВЫКИН – Спасибо, до свидания.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире