'Вопросы к интервью
16 июня 2007
Z Кремлевские палаты Все выпуски

Удивительные приключения древних кремлевских драгоценностей


Время выхода в эфир: 16 июня 2007, 12:15

К.ЛАРИНА – Ну что же, добрый день еще раз. Здесь Ксения Ларина, Ксения Басилашвили, Ксюша, здравствуй.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Добрый день.

К.ЛАРИНА – В гостях у нас сегодня Ирина Стерлигова, ведущий научный сотрудник Музеев Московского Кремля, Здравствуйте, Ирина.

И.СТЕРЛИГОВА – Здравствуйте.

К.ЛАРИНА – Удивительные приключения древних кремлевских драгоценностей.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да, такая красивая приключенческая тема.

К.ЛАРИНА – Да, да, да, да, прямо «Пираты Карибского Моря». Да. Про это будем говорить. Разыгрывать будем драгоценности?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нет. Естественно. Зато будем разыгрывать билеты на выставку Картье.

К.ЛАРИНА – Ну, практически драгоценности вам отдаем, в ваши руки!

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но не выносите оттуда ничего, просто посмотрите. Выставка проходит вплоть до 25 августа. Выходной день – четверг, с 10 до 17 ежедневно можете вы ее посмотреть в выставочном зале Успенской звонницы московского Кремля. Мы даем каждому приглашение на 2 лица, но каждому. У нас не так их много. Всего 2 приглашения, это тоже ценность. Вопрос. Мы сегодня будем говорить о панагии. Панагия – это греческое слово, обозначает определенный предмет. Вот скажите…

К.ЛАРИНА – Панагия?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Панагия, да. Вот скажите. У нас в России, в русской интерпретации, на русском языке, что обозначает панагия? Дайте, пожалуйста, перевод. Что такое панагия в России? Описание. Возможно несколько описаний, да?

К.ЛАРИНА – Давайте, давайте.

И.СТЕРЛИГОВА – Несколько вариантов, потому что… по меньшей мере, 4 значения это слово имеет.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да. Несколько вариантов. Да. Ну, один-то уж вы точно, наверняка, все знаете. Все сейчас образованные. Итак, панагия, что это?

К.ЛАРИНА – Доренко не участвует в этой программе?. (смеется) Они хотят Доренку. Нет, он в этой программе не участвует.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Можно привести.

К.ЛАРИНА – Можем, конечно, в качестве главной драгоценности нашей… (смеется)

К.БАСИЛАШВИЛИ – Его будут ждать.

К.ЛАРИНА – Ну, что, поехали?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, мы начинаем, потому что на самом деле хочется рассказать очень о многом. И главное вот что: что в каждом музее, помимо настоящих драгоценностей, помимо памятников искусства, истории, живут легенды, связанные с ними, легенды, мифы и придания и, особенно в таком музее, как Музеи Московского Кремля, музеи и заповедники. Некоторые из них возникли 500 лет назад, некоторые еще более древние, и некоторые являются из этих легенд уже памятники культуры и начинают свою самостоятельную жизнь, не всегда связанную с вещами. Но помимо этого есть еще и музейный фольклор, и различные байки. И к этому пласту нашей музейной культуры пока еще обращаются очень мало, а мне кажется, что он тоже заслуживает…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Заслуживает, конечно. И вот как раз к такой легенде сегодня обращаемся мы.

И.СТЕРЛИГОВА – К одной истории, связанной с драгоценным предметом, замечательным по-своему облику. Это один из лучших шедевров, если можно так сказать, нашего музея. Это драгоценный крест, вырезанный на сапфире, то есть камея. А сапфир, как известно, очень твердый камень. Один из самых драгоценных, высшей категории и очень трудно поддающийся обработке, и поэтому это уже удивительно. Сапфировых камней мало, и сапфир — камень редкостный, потому что очень мало прозрачных камней небесного синего цвета.

К.БАСИЛАШВИЛИ – И с всякими мифическими представлениями о нем.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, было связано всегда, во все времена…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Всегда, да, с древности?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, конечно, еще в Ветхом Завете это образ Неба, престол Вседержителя, подножье престола сапфировое. Сапфир – это второй камень Небесного Иерусалима после изумруда. И масса, масса символических рядов и образов библейских связано с этим удивительным камнем. Еще судный наперсник первосвященника ветхозаветного так же был украшен 12 камнями, и второй из них по достоинству был сапфир.

К.БАСИЛАШВИЛИ – А судный наперсник это…

И.СТЕРЛИГОВА – Это, ну вот там были все 12…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Такие вот… подвеска такая просто.

И.СТЕРЛИГОВА – То есть, это прообраз современных…Современных инсигний духовенства. Но это ветхозаветные, то есть

К.БАСИЛАШВИЛИ – Символы веры, да?

И.СТЕРЛИГОВА – Символ сана первосвященника. Так что уже сам камень редкостный, и поэтому сапфиры всегда, конечно, были связаны с властью, с духовной властью и государственной властью, и самые знаменитые сапфировые камеи, конечно, принадлежали государям. И вот в центре этого креста замечательного, действительно сапфировый крест, вырезанный в Константинополе в конце XII — начале XIII века и попавший на Русь, вероятно как дар византийского императора. Но конечно, документы не сохранились, потому что вот у нас есть такой вечный враг нашей истории – это пожар. Документов мало, и поэтому особенно поразительно, когда они есть. О чем дальше речь пойдет. И вот этот крест, в XVI столетии попавший в Москву к Ивану Грозному. Потому что сохранилась опись его моленных крестов, опись имущества, и там 3 сапфировых креста. Получил новую драгоценную оправу. Сделал европейский ювелир, по всей видимости, итальянский, золотой ковчег, увеличивающий этот крест и вмещавший, возможно, какие-то… внутри еще были вложены в этот ковчег, как тогда говорили, «достопамятности святых мест». Какие-то, вот, святыньки, которые и сейчас паломники привозят, тогда они всегда очень ценились.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Какая-то земля, может быть, да, там, святая вода, там, из…

И.СТЕРЛИГОВА – Нет, ну вода нет. Ну, может быть, свеча от Гроба Господня… То есть могли быть и мощи, и даже часть крестного древа, но уже сам этот сапфировый крест так же был святыней, связанной с образами Святой земли. И вот одновременно, после того как была создана эта оправа, крест стал величайшим памятником искусства. Он столь прекрасен, что до сих пор привлекает внимание, и более того, во все времена, как мы увидим, — и в эпоху барокко, и в XIX веке – он не выходил из моды, что и определило, в общем-то, его судьбу.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Вот именно этот крест?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, вот этот крест сапфировый. На нем священное изображение Распятия Христова, Богоматерь, Иоанн, вырезанный из сапфира, греческие надписи и драгоценная оправа.

К.БАСИЛАШВИЛИ – А он большой? Это сколько сантиметров? На ладошку если положить…

И.СТЕРЛИГОВА – В оправе, да… В оправе это, наверное, сантиметров 7, а сама сапфировая камея, ну, не более 4 сантиметров. Но обычно такие камни драгоценные, тем более, с резными изображениями, они сами становились героями истории. Они могли входить в приданое, они передавались по наследству и иногда даже становились героями не только русской истории, но и мировой. Не могу не рассказать об одном удивительном камне, самом, наверное, древнем, известным, связанным с русским властителями. Когда Ярослав Мудрый выдавал Анну Ярославну замуж во Францию, как известно она стала 3 супругой Генриха I. В числе преданного был удивительный гиацинт. Он не сохранился. Он стал героем французской истории, потому что внук Анны Ярославны, Людовик VI Толстый, перед смертью… он этот бабкин гиацинт берег и перед смертью вложил, пожертвовал в аббатство Сен-Дени. И он, таким образом, из семьи французских государей перешел уже во французскую церковь, и так происходило и в Руси.

К.БАСИЛАШВИЛИ – И там хранится до сих пор? Да?

И.СТЕРЛИГОВА – Нет, во Франции тоже была революция…

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть, нет, то есть понятно. Тоже пути утеряны…

И.СТЕРЛИГОВА – Да, но легенда эта… то есть не легенда, это вошло в хроники французские и вот особенно приятно, что эта связь такая Франции и России в XI столетии. И наши кремлевские камни иногда, не имеющих точные документы также восходят к очень древним эпохам. Вот крест сапфировый в этом самом… который стал нашим сегодняшним героем, он, возможно, был привезен в Москву из Новгорода. То есть вот такие связи прослеживаются… и поднесен архиепископом Макарием юному Ивану Грозному, когда он уже, вот, благословлялся как великий князь… будучи еще в юном возрасте, совсем мальчиком…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Вы сказали, что я так поняла, что до какого-то времени история этого креста была абсолютно неизвестной. Даже специалистам…

И.СТЕРЛИГОВА – Да, да. Конечно.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну крест и крест. Да, красивая работа, красивая, а что с ним связано – непонятно.

И.СТЕРЛИГОВА – Потому что, ну масса была исторических потрясений и очень часто память утрачивалась после смутного времени, совершенно какие-то родовые святыни Рюриковичей вдруг растворились среди просто казны. Описания были очень краткие. А в XIX веке в посткарамзинскую эпоху, то есть в середине XIX столетия уже создавались новые описи и новые истории возникали.

К.ЛАРИНА – Давайте остановимся, подвесим немножко сейчас интригу. Сейчас у нас новости, а потом продолжим. Очень много у нас ответов, таких разных.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да.

К.ЛАРИНА – Давайте.



НОВОСТИ.



К.ЛАРИНА – Мы продолжаем программу «Кремлевские палаты». И напомним, что в гостях у нас сегодня ведущий научный сотрудник Музеев Московского Кремля Ирина Стерлигова. Мы говорим о драгоценностях кремлевских. О сложных, страшных легендах и мифах.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Захватывающих.

К.ЛАРИНА – Которые… Я, мы остановились на… как же называется? Камея, да?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, да, да. Мы дошли до николаевской эпохи, когда с Музеями Кремля, с Оружейной Палатой был связан большой национальный проект. Издание древности Российского государства и возглавлял его Иван Михайлович…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Решили вернуться к народности. Обернулись к народности.

К.ЛАРИНА – Да.

И.СТЕРЛИГОВА – Решили… каждый памятник древности связать с определенным государем. Прочесть надписи, правильно их перевести и главное разыскать документы, а все тогда еще архивы царского двора, они хранились в Оружейной Палате, и все сотрудники этим были заняты…

К.БАСИЛАШВИЛИ – И вот тогда казалось открытие для многих, что многие древности, которые считались истинно русскими, имеют западное происхождение и константинопольское происхождение.

И.СТЕРЛИГОВА – Константинопольское да, но про запад…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну, мастера. Мастера. Было открытием таким…

И.СТЕРЛИГОВА – Да, мастера, безусловно, да. И создан был впервые и в этом роскошном увраже в древности российского государства. И в описи Оружейной палаты, которая была издана уже в 1884 году, раздел «государева образная». Царский чин, связанный с коронованием и царские святыни, связанные с определенными историческими особами и вот тогда-то наш прекрасный сапфировый крест, в золотой оправе был связан с царицей Евдокией Лукьяновной. Супругой, второй супругой Михаила Романова.

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть считалось, что это ей принадлежит.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, потому что, сохранились описи государевых ценностей. У каждого члена царской семьи была своя, там скажем, шкатула. Мы не знаем. Иногда мы даже не знаем, как они выглядят.

К.ЛАРИНА – Шкатула.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, шкатула. Например, Иван Грозный хранил свои кресты, в том числе сапфировые в лубяном, то есть из лыка, веке. Век — это такая коробка в форме глаза. Овальная, так что это было…

К.ЛАРИНА – Боже… Как Кощей бессмертный

К.БАСИЛАШВИЛИ – Не дай бог вот оказаться в том времени.

И.СТЕРЛИГОВА – Но, тем не менее, доставали все строго по учету. Учет был поставлен великолепно. Так же как сейчас, у нас в музее. То есть когда что-то оттуда доставалось, записывалось ключарями и вносились в книги…

К.ЛАРИНА – Чем, чем?

И.СТЕРЛИГОВА – Ключарь – это, ну чиновник, обладающий ключами, который ведет учет.

К.ЛАРИНА – Очень ответственный товарищ.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, и, скажем, даже у Евдокии Лукьяновны родилась дочь. Первая багрянородная царевна семейства Романовых, и ее крестины и родины праздновались очень широко. Были столы. То есть это было важное государственное мероприятие и важнейшей частью этого мероприятия было подарки золотых крестов, различных святыней, мощей и вот тогда Евдокия Лукьяновна послала свою шкатулу. Достали оттуда панагию сапфировую, и царевне Ирине Михайловне она была поднесена.

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть это была вот та вот…

И.СТЕРЛИГОВА – Нет. Она была тоже сапфировая.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ивана Грозного? А-а-а…

И.СТЕРЛИГОВА – И тогда как раз и произошла путаница. Потому что это была другая панагия.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Подделка.

И.СТЕРЛИГОВА – Нет. Это была не подделка, это была еще одна замечательная панагия. Так же с сапфировой камеей, но там был не распятый Христос, а Христос на троне, о чем в этих документах явно сказано. Но, то ли впопыхах, то ли потому что автор этого раздела описи был высокий чиновник – это был князь Иван Яковлевич Грузинский, вице-президент дворцовой конторы, потому что только такому человеку описывали… доверили описать царские кресты. Но он, конечно, не был настоящим исследователем и он пропустил вот это изображение и она была издана уже в описи в 84 году и в течении 150 лет переходила из одного издания в другое. Ну, про вторую панагию, тоже масса интересного… Она, ну… неизвестно где существовала. Так вот Евдокия Лукьяновна достала из своей шкатулы сапфирового Христа и прежде чем поднести младенцу на крестины, сменили ленточку и обязательно туда надели корольки, кораллы, потому что считалось, что коралл предохраняет младенца от сглаза.

К.БАСИЛАШВИЛИ – На ленточку, да?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, да, да, потому что коралл, он растет крестом, как известно. Вот такие переплетенные ветви… и поэтому и на Руси и часто мы видим на картинах итальянских мастеров, изображающих Мадонну и младенца играющего с ниточкой кораллов. Это действительно, это было… реалии… все младенцы обязательно… то есть все младенцы знатных, имели обязательно кораллы. И вот эта панагия с коралловыми бусинами существовала в течение XVII века. Сама Ирина Михайловна осталась в девицах, потому что все царственные дочери в XVII столетии, они, как правило, кончали свою жизнь в монастыре, поскольку не могли найти жениха православного и никак не хотели менять веру. И, по всей видимости, она кого-то благословила в свою очередь. К.БАСИЛАШВИЛИ – Этим же крестом…

И.СТЕРЛИГОВА – Да, она всех крестила. Да, вот этой панагией. Возможно даже Петра I. И следы ее теряются, а вот этот наш сапфировый крест, который был связан с Евдокией Лукьяновной, наоборот, при изучении документов выяснилось, что он, по всей видимости, связан с эпохой Ивана Грозного, безусловно, потому что не только документы, но и сами художественные особенности памятника могут дать нам представление о времени его царствования.

К.БАСИЛАШВИЛИ – А вот мы сейчас уже поняли, что было 2 креста, как оказалось, абсолютно разных.

И.СТЕРЛИГОВА – Разные, но их перепутали.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но в то время думали, что это один и тот же, а при этом все-таки физически их было два…

И.СТЕРЛИГОВА – Был один. Второй нашелся недавно.

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть как это?

И.СТЕРЛИГОВА – Описание было связано с …

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть в музее потерялся?

И.СТЕРЛИГОВА – Нет, конечно, он потерялся не в музее, потому что, ну, в конце столетия Петр на престоле, в начале… в 1703 году основан Петербург, еще через 10 лет двор переезжает туда. Кремль в полузапустении. Все предметы, вот из этих учетов, они перемещаются. Судьба их теряется. И именно тогда наш крест сапфировый…

К.ЛАРИНА – Который от Ивана Грозного идет?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, попадает в Ризницу, в патриаршую Ризницу. То есть он был преподнесен кем-то из царской семьи. Возможно и Петром патриарху, потому что существовал такой обычай при возведении на патриарший престол, сам государь на патриарха надевал панагию, то есть я, уже дала ответ на тот вопрос, который был задан.

К.ЛАРИНА – Боже мой.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну и что, это не все.

К.ЛАРИНА – Это не все?

К.БАСИЛАШВИЛИ – …

И.СТЕРЛИГОВА – …

К.ЛАРИНА – Не приносили нам победителей?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Почему-то нет.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, и она попала в Ризницу, но это еще не все в судьбе этой панагии в виде креста сапфирового. Из Ризницы этот предмет исчез. По всей видимости, когда была упразднена… патриаршество и…

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть погоня шла за этим крестом просто…

И.СТЕРЛИГОВА – Да, Кремль… овдовевшая столица стала добычей разных, ну, не то, чтобы казнокрадов, но чиновников, которым доверили надзор за вещами. А возможно она попала в Петербург при Анне Иоанновне или Елизавете Петровне. Эта панагия из-за своей красоты. То есть она из патриаршей Ризницы вернулась в обиход государей, но уже как светское украшение… и, чтобы кончить, еще два слова, у меня есть? И мы ее случайно находим в одном судебном документе времен Екатерины. Когда случился дворцовый переворот 1762 года, Екатерина велела составить опись всех драгоценностей в разных местах находящихся, своих… и поручила это, конечно, преображенцу… смотрителем его сделала, капитана-поручика Семена Хвостова, который в свое время стал очень этим заниматься, но быстро не выдержал. Стал красть.

К.ЛАРИНА – Что же власть такая?

И.СТЕРЛИГОВА – Через 2 года он был разоблачен. Его приговорили…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Много крал?

И.СТЕРЛИГОВА – …к повешению, а потом простили…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Много?

И.СТЕРЛИГОВА – Мы не знаем, но к счастью вот было судебное дело, «опись казенного Вашего Императорского Величества драгоценным вещам, которые были под смотрением бывшего капитана-поручика Семена Хвостова», то есть то, что осталось. Это уцелело, и, к счастью, в этой описи нашелся наш крест. Он был опять… находился в кабинете… императорской и уже в 1810 году Александр I препроводил его в Оружейную палату и он вернулся в Кремль. Вот такое удивительное приключение. То есть в течение столетий… и, слава Богу, он остался в палате, потому что патриаршая Ризница была разграблена.

К.БАСИЛАШОВИЛИ – Он бы исчез тогда вообще.

И.СТЕРЛИГОВА – Он бы исчез и вот 2 панагии патриарших, которые были украдены в XVIII веке, но возвращены – они уцелели, а остальные роскошные панагии или совсем исчезли или очень сильно пострадали. Так что вот такая судьба.

К.ЛАРИНА – Есть ответы правильные. Есть авторы, у меня… победители… Я так понимаю, ответ был дан в прямом эфире или мы дождемся еще?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ответ был дан, но один. Панагия мы сказали – это крест.

И.СТЕРЛИГОВА – Это наперсная, нагрудная икона, которая является инсигнией патриаршего сана. Митрополит, то есть патриарх…

К.БАСИЛАШВИЛИ – То есть мы сейчас весь ответ не даем? А сейчас можно же и другие дать ответы.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, конечно.

К.ЛАРИНА – Там еще варианты?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Конечно.

И.СТЕРЛИГОВА – Это слово имеет 4 значения.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну, что, можно как-то прокомментировать?

И.СТЕРЛИГОВА – Нет, ну замечательно просто очень… Виктор обладает настольной книгой священнослужителей, я предполагаю, что и он сам связан с Русской Православной церковью, тем более приятно, если он придет к нам в Кремль.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну, а расскажите про 2 изображения…

И.СТЕРЛИГОВА – Ну это одна из… Вы знаете на самом деле это тоже одна из, ну не то, чтобы легенд, потому что в каждую эпоху были свои трактовки определенных предметов, чинов, ну, панагия — я еще раз вернусь… Значит это просто любая наперсная икона. К.БАСИЛАШВИЛИ – С любым изображением…

И.СТЕРЛИГОВА – Это в русской традиции так стало… С любым изображением, совершенно, в том числе наперсная икона светская, которую просто была распространена в быту состоятельных людей. Драгоценная икона. Называлась панагией по аналогии с тем, что и Богородица, величайшая духовная драгоценность. Всесвятая – это эпитет Богоматери. И с Богородицей связан и чин о панагии, который до сих пор совершается в русской православной церкви, это завершение трапезы, в монастырском сейчас быту. Вот этой частицей просфоры богородичной.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Вот так и называется, панагия?

И.СТЕРЛИГОВА – Чин о панагии. А сосуд или покров, или блюдо, или даже пелена, вот они называются «Сосуды для чина панагии» или просто вот сам сосуд створчатый, называется панагией. Ну, тема эта интересна, но уже особая, хочется все-таки вернуться к приключениям, ну и немножко о панагии, той панагии, которая была связана с царевнами.

К.ЛАРИНА – Второй.

И.СТЕРЛИГОВА – …С царицами… Да, со второй и вообще любой, потому что они сопровождали и крестины, и родины, и свадьбы. Вот несколько слов о свадьбе.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но, панагия, мы в данном случае имеем в виду все-таки наперсную икону.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, икону.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Какие традиции с ней были связаны?

И.СТЕРЛИГОВА – Например, есть свадебные чины XVI века. Как происходил сначала сговор. Первый день, отец и мать… Отец жениха приезжает к родителям невесты с определенными дарами. Невесту не видит. На следующий день приезжает к теще мать жениха и уже смотрит на невесту, и тут же они знакомятся и только еще через день, когда она уже приехала домой и убедилась в этом выборе, она посылает ей с боярыней панагию и фрукты. То есть о чем вот есть такие записи, то есть уже панагия как величайшая одобрение, потому что это предмет не только большой красоты, но и это же святыня и таким образом уже совершается.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Благоволение тогда…

И.СТЕРЛИГОВА – И всегда панагия входила в число свадебных подарков, так же как и в нашем случае, когда Евдокия Лукьяновна и ее свекровь великая старица Марфа, потому что мать первого Романова, она была пострижена в монастырь, оставлялась, в общем-то, регентшей при малолетнем сыне, но называлась великая старица Марфа Ивановна, и она была очень женщина… большой силы. Сын у нее был в подчинении, и вот она благословила панагией. Так эта самая панагия, пропавшая, вдруг нашлась. Каким образом? Мы это уже в завершении передачи…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да мы еще успеваем.

И.СТЕРЛИГОВА – Слава Богу. Благодаря тому, что она с сапфиром резным, ее можно было опознать по документам. И в описи, старейшей описи новгородского Софийского собора 30-х годов XVIII века я с изумлением нашла ее описание и уже ниточка потянулась. Нашлись и другие документы, и было выяснено, что она каким-то образом из царской семьи попадает в личную святость Феодосия Яновского, новгородского архиепископа, который сумел очаровать Петра, и стал первым вице-президентом Синода. То есть это уже начало XVIII века и совершенно был…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Каким образом, он …

И.СТЕРЛИГОВА – Ну он был блистательный авантюрист, потому что другого слова… его вся карьера, и он… был близок к государю, живал с ним за границей. Великую княгиню Анну Иоанновну с Курляндским герцогом венчал, и у него была масса возможностей получить в подарок эту панагию. Но кончилось все очень грустно, он присвоил и растратил множество епархиальных ценностей…

К.ЛАРИНА – Да что ж такое. Куда не кинь, все одно и тоже.

И.СТЕРЛИГОВА – Вы знаете, в России все времена одинаковые. Как говорил один мой учитель.

К.ЛАРИНА – Кошмар какой-то…

И.СТЕРЛИГОВА – Я всегда вспоминаю эти слова. В 25-м году низвергнут из сана, предан суду. Умер в заточении, и после этого составили опись его имущества так же и с той…

К.ЛАРИНА – … то же самое повторяется.

И.СТЕРЛИГОВА – Укладка под его головой…

К.БАСИЛАШВИЛИ – И там тоже… где простите?

И.СТЕРЛИГОВА – Укладка, ну это такая, как бы маленький сейф, в который клали под голову. Подголовник он назывался, да… а опись… все…

К.БАСИЛАШВИЛИ – И там лежала вот эта панагия..

И.СТЕРЛИГОВА – Да, да, да и там разные драгоценные ступки…

К.БАСИЛАШВИЛИ – А что еще?

И.СТЕРЛИГОВА – …Староманерные панагии. Кресты корсуньского мастерства…

К.ЛАРИНА – И все под головой.

И.СТЕРЛИГОВА – И мы находим нашу героиню. «Панагия золота, в ней камень яхонт лазоревый большой, на нем вырезан образ Господа Вседержителя на престоле»… и далее она проходит по описям Софийского собора. Но, как известно, в наши времена ценности были в 22 году из Софийского Собора новгородского, особенно золотые ценности, реквизированы, попали в Гохран, что-то было спасено, осталось в палате, что-то пропало. И каково же было мое изумление, когда, приехав в Новгород, занимаясь вот этой первой панагией, я по своим служебным делам попала в Новгород и в витрине увидела вот эту пропавшую, хорошо мне известную по документам и надо…

К.ЛАРИНА – Случайно.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, да. Просто у них была открыта новая выставка в связи с реконструкцией. В музее, в замечательном музее новгородском, тоже музее-заповеднике. У них есть прекрасная экспозиция такая маленькая оружейная палата их драгоценностей…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Что вы сделали? Вы сказали: «вот она!»

И.СТЕРЛИГОВА – Конечно. Я завопила, но, конечно, не очень громко и просто как близко… Как дорогого человека встретила…

К.ЛАРИНА – А это где-нибудь сейчас можно увидеть?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, это в Новгороде.

К.ЛАРИНА – А у вас?

И.СТЕРЛИГОВА – А у нас первая. В Оружейной Палате. А вторая…

К.ЛАРИНА – О которой вы рассказывали. Ее можно увидеть, да?

И.СТЕРЛИГОВА – Да, конечно. Она вырезана на сапфире, но уже в Византии.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Тоже русским мастером?

И.СТЕРЛИГОВА – Нет в 16 веке, потому что существовали алмазники так называемые, и с каждым годом мы находим все больше гемм, выполненных… камей с рельефным изображением в России. Возможно сначала приезжали итальянские мастера, но несомненно работали и русские. Притом труд этот был адский. Они же работали по существу вслепую. Они мазали камень…

К.ЛАРИНА – Почему вслепую?

И.СТЕРЛИГОВА – Потому что камень смазывали маслом с абразивом, который закрывал всю поверхность.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Микроскопа не было еще.

И.СТЕРЛИГОВА – Нет, это твердый сапфир, это первая степень твердости. Нужен был абразив, то есть алмазная пыль, но ее тоже раньше не было. Это был просто наждак – это такой минерал с острова Наксос, это наждак, а потом уже, когда были связи с Индией, уже появились алмазы, алмазная пыль, абразив и вот они просто изготовляли эти камеи в течении очень долгого времени, просто годы и больше…

К.ЛАРИНА – Поэтому, это так ценилось, да?

И.СТЕРЛИГОВА – И потом чистили кисточкой, чтобы посмотреть, что получилось и опять покрывали этим абразивом… но зато благодаря твердости эти предметы сохраняются в первоначальном виде.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но панагии Ивана Грозного можно увидеть в Оружейной палате.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, и вы знаете, не одну. С Иваном Грозным связаны выдающиеся произведения, мы готовим выставку. Она будет этой осенью, выставку…

К.ЛАРИНА – Именно с драгоценностями, да?

И.СТЕРЛИГОВА – …Связана с эпохой Ивана Грозного, на который будут драгоценности и в том числе этот крест сапфировый…

К.БАСИЛАШВИЛИ – И историей, с ними связанной, наверное…

И.СТЕРЛИГОВА – …да, о котором речь. Будет издан каталог, который уже готовится сейчас. Всех приглашаем радиослушателей на нашу выставку.

К.ЛАРИНА – А когда?

И.СТЕРЛИГОВА – Осенью. Я не могу сказать когда, но еще вот в конце этого года большая выставка, потому что, ну, для нас эпоха Грозного, это время – одно из самых прекрасных, потому что, несмотря на все ужасы это было время художественного расцвета, больших материальных возможностей. Масса драгоценностей. Появляются, меняются состав камней, потому что появляются новые торговые связи. Итальянские драгоценности, итальянские мастера…

К.ЛАРИНА – Много всего сохранилось с того времени, да?

И.СТЕРЛИГОВА – Ну, да…Многое вернулось. Вы знаете, ведь судьбы были очень удивительные. Вкладывались после смерти Грозного. На помин души, в монастыри. Особенно в самые вот такие великие русские монастыри, Кирилло-Белозерский, Троице-Сергиев и многие другие русские монастыри. После революции эти вещи вернулись в Кремль из многих северных монастырей, вот камеи, вот совершили, вот такой путь. То есть они сначала были изъяты, но благодаря усилиям ученых все-таки они спасены были от переплавки. Была возможность их отобрать…. До определенного времени, до 29 года там еще как-то с Гохраном сотрудничали ученые… и сохранить в музее. И таким образом вот наше собрание очень интересно… кремлевское…

К.ЛАРИНА – Хорошо, посмотрим.

И.СТЕРЛИГОВА – Да, так что мы всех приглашаем.

К.ЛАРИНА – Ксения, что у вас там в закромах?

К.БАСИЛАШВИЛИ – А у меня там небольшой сюжет, связанный с одной из икон Благовещенского собора. И как раз с окладом, как-то так получилось, что оклад есть, иконы нет. Так тоже бывает.

К.ЛАРИНА – Вот это рубрика «Шедевр», которая завершит нашу сегодняшнюю передачу. У нас в гостях была Ирина Стерлигова, ведущий научный сотрудник Музеев Московского Кремля. Спасибо вам большое. Ирина до встречи.



К.БАСИЛАШВИЛИ – Звезды, каруна, серьги, венец и подвески – вот и все, что осталось от знаменитой иконы «Богоматерь Боголюбская». Она бесследно исчезла после взятия Москвы войсками Наполеона. До 1812 года находилась в ряду особо почитаемых икон Кремлевского Благовещенского собора и обильно украшалась. Самый древний убор – золотая каруна, выполненная в Рязани. XIII века, накануне нашествия Орды. Икона была святыней рода Боголюбских и в Москву попала еще при Дмитрии Донском. В 1812 этот драгоценный убор икон вместе с соборной ризницей эвакуировали в Вологду, что, видимо, уберегло его от очевидного разграбления. История сохранила свидетельство варварского изъятия французами – а их казармы располагались именно в Благовещенском соборе драгоценных камней из окладов иконостасов. Вряд ли изумруды, турмалины, алмазы, жемчуг и бирюза из убора Боголюбской могли остаться незамеченными. Они и сейчас хранятся в Музеях Московского Кремля, а вот судьба самой иконы Богоматери Боголюбской не известна и довольно странно, что святыню не вывезли из Москвы. Возможно, ее спрятали, и следы кладов потеряны. Высказывалась даже версия, что икону похитили старообрядцы. Подобные случаи происходили с другими древними уникальными памятниками Кремля.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире