'Вопросы к интервью
07 апреля 2007
Z Кремлевские палаты Все выпуски

Московские пасхальные перезвоны


Время выхода в эфир: 07 апреля 2007, 12:08

К.ЛАРИНА – Ну вот, до конца дослушать надо было, конечно. До мурашек, действительно. Добрый день еще раз, это программа «Кремлевские палаты», здесь Ксения Ларина, Ксения Басилашвили – Ксюша, добрый день!

К.БАСИЛАШВИЛИ – Добрый день!

К.ЛАРИНА – И наш гость, Игорь Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя, добрый день, Игорь, здравствуйте!

И.КОНОВАЛОВ – Здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Ну это Ваших рук дело, то, что мы сейчас слушали?

И.КОНОВАЛОВ – Ну, один человек даже своими двумя руками, наверное, не сможет осилить такой музыкальный инструмент, как четыре колокольни Храма Христа Спасителя, расположенные на кровле. Тем более, если Вы слышали, звон был полностью слаженный, как будто звонит одна колокольня, как в Ростове, как в Троице-Сергиеве, как в Данилове, да? А между нашими колокольнями 40 метров, и мы знаем о том, что в прежние времена звон Храма Христа Спасителя называли «ералашным», потому что каждая колокольня звонила свое. Вот, и нужен был труд 12 звонарей – ну, под моим чутким руководством, в какой-то степени – чтобы превратить вот этот архитектурный шедевр еще и в шедевр такой колокольной музыки – российской, нашей национальной, церковной, народной, если хотите, колокольной музыки. Ну, что, можно сказать, удается, в какой-то степени. К праздникам мы разрабатываем специально новые музыкальные такие колокольные композиции – у нас есть и «годуновский звон», есть у нас и «егорьевский звон». В честь нашего уважаемого ключаря отца Михаила, который там в первых, можно сказать, мы сделали «михайловский звон», что тоже находится в рамках традиции. Вот, есть собственный звон Храма Христа Спасителя, на эту Пасху мы тоже приготовили нашим уважаемым москвичам несколько таких, интересных новшеств. Дело в том, что впервые зазвучат вручную два самых тяжелых колокола. Т.е. там не нужно уже будет, вот, педали их синхронизировать: это Царский колокол, 30 тонн 745 кг, и Святительский, 18 тонн.

К.БАСИЛАШВИЛИ – 30 тонн – даже больше, по-моему, 32, пишут.

И.КОНОВАЛОВ – Ну, пишется… в общем, по расчетам технологов, которые его отливали, он весил 30 тонн 745 кг, и еще тонна 300 — язык его.

К.ЛАРИНА – Тонна 300 только язык?!

И.КОНОВАЛОВ – Тонна 300 весит язык.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Представляешь, один человек его, один человек.

К.ЛАРИНА – А один человек может раскачать его?

И.КОНОВАЛОВ – Да, поскольку звонари люди…

К.ЛАРИНА – Сильные? Физически.

И.КОНОВАЛОВ – Сильные, работают еще и головой, то языки у нас висят на подшипниках – то, к чему стремились звонари в прошлом, т.е. как можно облегчить сильнее работу языка, и отсюда некоторые поговорки происходят. У кого как подвешен язык – у этого оратора получше, у этого похуже… это наши колокольные поговорки, и их несколько таких, достаточно интересных, перешедших из звонарского такого, можно сказать, профессионального сленга, да, или жаргончика такого, вот, в простонародную такую речь хорошую – никто тебя за язык не тянул, у тебя хорошо язык подвешен – это все, вот, наши языки колокольные…

К.ЛАРИНА – Слушайте, профессиональный жаргон, да!

И.КОНОВАЛОВ – Да, да.

К.БАСИЛАШВИЛИ – На самом деле, безумно интересно – я поднималась, вот, на колокольни Храма Христа Спасителя на прошлой неделе, познакомилась с ребятами – молодые все ребята, звонари. И что удивительно, все, вообще, разных профессий. Притом, таких профессий, современных. Кто-то юрист, адвокат, кто-то дипломат. Я думала, что я встречу людей, знаешь, каких-то, может быть, монашествующих, таких, серьезных… молодые ребята, в общем, от 25 где-то до 35 лет. Вот такой вот круг. Все ходят в школу звонарного искусства – под Вашим чутким руководством. И в свободное от работы время – я уж не знаю, может быть, отнимая от работы время – звонят во все колокола московские.

И.КОНОВАЛОВ – Ну, будем так говорить: аккуратно исчезая с работы…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да.

И.КОНОВАЛОВ – …они приходят и отдают себя вот этому замечательному народно-церковному деланию.

К.ЛАРИНА – А сложно научиться? Сколько нужно времени для того, чтобы какие-то освоить азы звонарского искусства?

И.КОНОВАЛОВ – Вы знаете, звонарское мастерство – это то же самое, что и врач, что и учитель, что и представитель любой профессии – это 5-7 лет, чтобы человек научился слушать колокол, его пение, его дыхание, чтобы он научился от дыхания большого колокола, от него, от его музыки, которая происходит внутри его колокола, внутри этого гигантского, можно сказать, почти одушевленного инструмента – вот чтобы он научился слушать его, слушать его в сочетании с другими колоколами, и из этого производить тот трезвон, который, вот, Вы слышали. Он рождается не просто так, поэтому мы всегда говорим, что музыкант, профессионал-музыкант на колоколах, это страшно, который будет выколачивать ритм из колоколов – к сожалению, в театрах, в ансамблях, в оркестрах это сплошь и рядом.

К.ЛАРИНА – Т.е сюда не нужны люди, у которых есть данные, вот, музыкальные, да?

И.КОНОВАЛОВ – Вы знаете, очень…

К.ЛАРИНА – Абсолютный слух нужен?

И.КОНОВАЛОВ – Напрашивается пример с живописью. Вот возьмите картину, любую картину, любую картину, из любой галереи, и икону. Что такое икона? Это картина или нет? И да, и нет. Т.е. есть плоскость, есть краски, есть линии, есть цвет, да, и в иконе, и в картине. Но они служат совершенно различным целям. Если картина – это для услаждения, так сказать, нашего зрения, для каких-то, может быть, так сказать, портретных ассоциаций, там, с чем-то, с ушедшими людьми, с развитием живописи, то икона – это помощник в молитве, помощница в молитве. Точно так же и колокольный звон. Т.е. с одной стороны, это и ноты, это звуковысотность, это и слаженность, так сказать, инструмента, это подобранность колоколов. Но с другой стороны, на церковных русских колоколах нельзя, например, выигрывать, вызванивать какие-то мелодии. Для этого существует другой инструмент, карильон, он известен тоже с веками. Вот, поэтому музыканта нужно сначала переучивать на то, чтобы он слышал колокол, слушал колокол…

К.ЛАРИНА – Т.е. слух нужен все-таки?

И.КОНОВАЛОВ – Да. Да, конечно. Нужен слух, нужно чувство ритма обязательно. Вот, и человек должен быть добрым в душе. И естественно, он должен знать церковную православную культуру, он должен знать церковную музыку, он должен знать архитектуру церковную. Вот, и представьте себе, что, например, происходит тренировка звонарей Храма Христа Спасителя, т.е. посреди рабочего дня где-нибудь, там, вдруг начинают бабахать эти многотонные колокола, неизвестно что, как, невпопад, прекращают, опять начинают… ну, репетицию оркестра любого можно себе представить. Конечно, такое у нас невозможно. Поэтому где-то в помещениях Храма Христа Спасителя, под основной кровлей, есть тренажер, на котором…

К.ЛАРИНА – Т.е. колокола есть специальные, да, тренировочные?

И.КОНОВАЛОВ – Да, есть специальные тренировочные колокола, на которых отрабатываются все вот эти вот в деталях наши большие торжественные великие звоны, которые звучат с колоколен храма.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нужно нам вопросы задать, Ксюша, обязательно сделать это сейчас.

К.ЛАРИНА – К сожалению – уже спрашивают – к сожалению, мы не можем вам музыку эту подарить. Мы ее можем только продемонстрировать.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нет…

К.ЛАРИНА – А купить ее можно где-нибудь, продается вот такой вот альбом, диск со звуками?

И.КОНОВАЛОВ – Дисков сейчас очень много различных со звонами – они бывают и в церковных ларьках. Нужно, конечно, только выбирать, потому что сейчас, в наше время, когда издательство доступно абсолютно всем, у кого есть какие-то средства, и выпускают буквально вещи, мягко говоря, мало интересные или на плохо подобранных и, в общем, не очень хороших колоколах, поэтому нужно просто спрашивать, вот, у продающих в церковных лавках – там, предположим, звоны Троице-Сергиевой Лавры, Ростова Великого, Псково-Печор…

К.ЛАРИНА – А Новодевичий?

И.КОНОВАЛОВ – Новодевичий монастырь, естественно, это один из интереснейших звонов. Т.е. ну, нужно просто подойти с, так сказать, с позиций выбора.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Вопросы, два вопроса. Первый: известно, что на Руси существовали вечевые традиции. На вече собирали в специальный набатный колокол. Но поскольку шла борьба с этой традицией, все вечевые колокола, как вы знаете, был уничтожены, уцелел лишь один. Где он находится? Назовите, пожалуйста, это место. И второй вопрос: мы знаем, что представители одной средневековой профессии перед самой ответственной частью производства распускали слухи, самые нелепые. Чем больше людей верило этим самым нелепейшим слухам, тем успешнее предполагался результат. Назовите эту профессию.

К.ЛАРИНА – Ну что же, ждем ваших ответов. А сейчас у нас новости.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – А мы продолжаем наш разговор о московских перезвонах, в гостях у нас Игорь Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя, и мы пользуемся случаем, чтобы еще послушать еще один перезвон. Давайте мы его назовем, Игорь, представьте – вот мы сейчас поставим, из Новодевичьего, как он называется?

И.КОНОВАЛОВ – Да, это перезвон в традиции московского Новодевичьего монастыря.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Праздничный трезвон.

К.ЛАРИНА – Давайте послушаем.



КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН



К.ЛАРИНА – Вот я с гордостью могу сказать, что я, вот, под этот звон выросла…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да?

К.ЛАРИНА – Поскольку, да, всю свою…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ты его помнишь, да? Он не меняется?

К.ЛАРИНА – Да, да, да.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Это, вообще, традиции неизменные?

К.ЛАРИНА – Как помнишь… во-первых, сейчас там у меня живет мама, там, где я провела все свое детство, около Новодевичьего монастыря, и у нас дом прямо рядом стоит – вы можете себе представить, что это за красота!

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нет, а мне вот что интересно, что, эти традиции – почему я спросила у тебя – что, они не меняются в течении, там, многих лет?

К.ЛАРИНА – А это, вот, вопрос к Игорю, конечно!

И.КОНОВАЛОВ – Вы знаете, мне очень радостно, в какой-то степени даже лестно, что Вы колокола Храма Христа Спасителя приняли за колокола Новодевичьего монастыря.

К.ЛАРИНА – Ну, перезвон-то Новодевичий?

И.КОНОВАЛОВ – Да, это перезвон в традиции Новодевичьего монастыря.

К.ЛАРИНА – Ну?

И.КОНОВАЛОВ – Мы воспроизводим звон, к сожалению, ушедшего от нас Владимира Ивановича Машкова, который звонил еще патриарху Тихону, из рук царевича Алексея принял две вазочки и три розы себе в подарок. Вот, замечательнейший человек, его отец работал осветителем в театре Станиславского. Вот, Владимир Иванович работал инженером на производственном предприятии и все праздничные дни посвящал звонам на колокольне Новодевичьего монастыря. И действительно, наши звонари так точно передают все нюансы его звонов, его хода, его попевки, что колокола Христа Спасителя Храма можно было принять за колокола Московского Новодевичьего монастыря.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Удивительно.

К.ЛАРИНА – А вот вопрос сразу: а как, вообще, это… записывается как-то? Есть какая-то система записи звонов? Я имею в виду, вот, партитура. Или нет? Или исключительно на слух?

И.КОНОВАЛОВ – Колокол одновременно в одном своем звуке может выдать до 42 нот, а то и больше.

К.ЛАРИНА – Так.

И.КОНОВАЛОВ – Какая из этих нот Вам больше понравится? Записывать колокола нотами практически невозможно.

К.ЛАРИНА – Невозможно? А как тогда фиксировать?

И.КОНОВАЛОВ – Но. Мы… ну, если хотите, узнаем в колоколе какой-то наиболее звучащий, наиболее громкий звук, и, конечно, можно одной нотой описать. Ну, 500-пудовый колокол звучит, например, в такой-то октаве нотой фа, например. Можно его притянуть к этой ноте. Но как таковую запись сделать нотами невозможно. Да, в общем-то, если Вы обратитесь и к классической музыке, ноты мало что Вам дадут, потому что, вот, есть, например, исполнение различных музыкантов одного и того же произведения. Я не буду конкретизировать. В одном месте прекрасно, в другом ужасно, хотя музыка того же Бетховена или Моцарта, она на слуху.

К.ЛАРИНА – Но все равно она зафиксирована же.

И.КОНОВАЛОВ – Представьте себе, предположим, если мы…

К.ЛАРИНА – На бумаге зафиксирована все равно.

И.КОНОВАЛОВ – Да. Зафиксирована звуковысотность, но не зафиксированы те нюансы, те вот такие тончайшие оживочки… помните, как «неслась с утра до вечера заученная грусть», да? Грусть может быть заученной… точно так же и колокола: вы можете записать каким-то образом вот эти нюансы – я учил Новодевичий звон у Владимира Ивановича на самой колокольне.

К.ЛАРИНА – Т.е. все равно это через… через руки, через звук передается, да?

И.КОНОВАЛОВ – Естественно.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Через поколения, да?

К.ЛАРИНА – Через поколения.

И.КОНОВАЛОВ – Через поколения.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Слушайте, пошел просто вал ответов у нас на sms. И интересный вопрос очень от Валерия: «Правда ли, что колокола старого Храма Христа Спасителя находятся в Большом театре за сценой?»

И.КОНОВАЛОВ – К сожалению, Валерий, нет. Сохранилось, и нам известно о том, что есть два колокола с Храма Христа Спасителя: колокол весом 51 пуд или 800 кг – он находится в восточном пролете третьего яруса большой колокольни Троице-Сергиевой Лавры. И буквально в прошлом году нам в Храм Христа Спасителя принесли из московского храма Ильи Пророка в Черкизове колокол весом 3 пуда из Храма Христа Спасителя, что показал анализ металла. Большой театр претендовал на эти колокола, но, как говорит, Варлаам, Бог судил иное. И у нас есть фотографии, к сожалению, страшные фотографии уже поверженных, разбитых колоколов Храма Христа Спасителя, первого и второго – это торжественного и воскресного – которые лежат под самим храмом. Это были фотопластинки, они много помогли в реставрации, вот, в восстановлении нынешних колоколов, но, к сожалению, вот, за исключением двух колоколов, от прежнего звона Храма Христа Спасителя не осталось ничего.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но вопрос про Большой театр не случаен – там же большое все-таки хранилище колокольное.

И.КОНОВАЛОВ – Да. Это…

К.БАСИЛАШВИЛИ – По-моему, да, вот если я ничего не путаю.

И.КОНОВАЛОВ – Таким чудесным образом многие колокола московских храмов, в частности, два больших колокола – все знают этот храм прекрасно – Воскресения в Кадашах, сейчас он завершился пятью золотыми главами, главами. Были зеленого цвета у него такие главки, достаточно невзрачные, непонятного зеленого цвета – сейчас они вызолочены, и колокола этого храма действительно находятся в Большом театре, как и многие колокола московских храмов.

К.БАСИЛАШВИЛИ – А сейчас вот «Борис Годунов» готовит поставку режиссер Сакуров – не ваши звонари будут принимать участие?

И.КОНОВАЛОВ – Ну, там, в Большом театре, достаточно…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нет, там есть свои?

И.КОНОВАЛОВ – …своих музыкантов, мы…

К.БАСИЛАШВИЛИ – Но вы как-то сотрудничаете?

И.КОНОВАЛОВ – Да, мы с удовольствием сотрудничаем с Большим театром…

К.БАСИЛАШВИЛИ – А что, консультации даете?

И.КОНОВАЛОВ – Да, прежний старший звонарь Диш Валерий Алексеевич был моим очень хорошим другом, мы дружили, он ушел несколько лет назад. Вот, и в память о нем мы помогаем Большому – звукозаписями, передаем им записи колоколов Московского Кремля, в частности, успенского колокола, реута, и звуки тех колоколов, которые им нужны будут для постановки. Чтобы ноты этих колоколов были бы близки тем, что нужны для Большого. Конечно, нужно помогать.

К.ЛАРИНА – Ну, что давай с победителями разберемся?



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Ну, и наверное, нужно ответить тогда на другой вопрос, дать правильный ответ, про колокол вечевой?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Да, может быть, мы про эту профессию тоже уточним сначала? Колокололитейщик – так, да, называлась правильно?

И.КОНОВАЛОВ – Да, мастера колокололитейщики. Ну, это традиция более поздняя, она XIX века, с чоховым это мало связано, там были другие традиции.

К.БАСИЛАШВИЛИ – И что, действительно распускали слухи вот такие?

И.КОНОВАЛОВ – Нет, там мастер в XVII веке, в начале XVII века писал сказку.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Что, серьезно?

И.КОНОВАЛОВ – Да. А сказками назывались объяснения по поводу того, почему на колоколе реут находятся маленькие пятнышки ржавые, оставшиеся от арматуры кожуха в колокольной бронзе. И вот он писал государю сказку. Вот, потом мы знаем, что называлось уже сказками, да? Т.е. это ответ, точный ответ на вопрос по технологии, почему ржавчинка находится на теле колокольной бронзы.

К.БАСИЛАШВИЛИ – И второй вопрос, второй вопрос…

К.ЛАРИНА – Про вечевой колокол.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Про вечевой колокол, где он находится. Где же, Игорь?

И.КОНОВАЛОВ – Наши уважаемые слушатели этого не знают?

К.ЛАРИНА – Нет, нет.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Нет, а мы уже все, мы просто приняли уже один ответ.

К.ЛАРИНА – Они есть, правильные ответы есть на нашем sms-мониторе, там мы получили правильный ответ – нужно просто его озвучить.

К.БАСИЛАШВИЛИ – И рассказать историю.

И.КОНОВАЛОВ – Да. Вы знаете, ведь о том, что Москва, она являлась собирательницей русских земель, и как символ покорения того или иного княжества, той или иной земли, того или иного города, обычно увозился вечевой колокол. Ну, мы знаем, что вечевой колокол был вывезен и из Новгорода, из Пскова в 1510 году. Вот, и эти колокола каким-то образом за свою историю растворились на колокольне Ивана Великого. Они были перелиты, они поднимались наверх, что-то из них пропало… Т.е. вечевые традиции по землям угасали, за исключением самой Москвы, явившейся таким образом душительницей вечевых традиций по Руси, но сама Москва, к удивлению и просто к, я не знаю, к неописуемому восторгу, сохранила свой собственный набатный колокол, свой вечник в переливке 1714 года. Это замечательнейший мастер Иван Маторин, колокол, который с 1805 года стоит на первом этаже Оружейной палаты Московского Кремля, чудесный памятник русского колокололитейного искусства. Наш московский вечник.

К.БАСИЛАШВИЛИ – К нему очень дети любят подходить с экскурсиями и трогать его. Там много таких вот, буковок, которые можно потрогать.

И.КОНОВАЛОВ – Да. Это переливка XVIII века, но колокол, конечно, гораздо более ранний. Гораздо более.

К.ЛАРИНА – Дорогие друзья, если у вас есть вопросы к нашему гостю – напомним, что в гостях у нас сегодня Игорь Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. У нас остается 10 минут до конца эфира, если у вас есть вопросы, милости просим, sms можно отправить.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Слушай, потрясающий вопрос пришел из Вологды от Вячеслава « «Сысой», «Голодарь», «Лебедь», «Полиелейный» – расскажите». Это что?

И.КОНОВАЛОВ – Это названия колокол Успенской звонницы Ростовского Кремля. Самый большой был назван «Сысоем», как говорит об этом легенда, отливал их митрополит Иона Сысоевич, он, естественно, был заказчиком этих колоколов, и большой колокол настолько ему понравился, его звучание в ноту до, что он назвал его в честь своего отца, почившего уже тогда монаха Сысоя. Вот он так до сих пор «Сысоем» и называется. Следующий…

К.БАСИЛАШВИЛИ – «Полиелейный».

И.КОНОВАЛОВ – «Полиелейный» колокол – это следующий по весу. «Сысой» весит около 2 тысяч пудов, т.е. 32 тонны, «Полиелейный» колокол весит ровно вполовину меньше большого – как говорил Александр Сергеевич Бутылин, звонарь ростовской звонницы старый, он весит 16 тонн. И был он отлит московским мастером Филиппом Андреевым со сыном его со Куприяном в 1682 году. Тоже колокол отличается удивительно красивой поверхностью старинного такого церковного серебра и замечательным звуком. Он звучит в ноту ми, т.е. на терцию выше «Сысоя». Следующий.

К.БАСИЛАШВИЛИ – «Сысой»…

К.ЛАРИНА – «Голодарь», «Лебедь».

И.КОНОВАЛОВ – «Голодарь» — это самый многострадальный колокол Ростовской звонницы, его переливали несколько раз. Предполагают, что он был отлит в константе при Ионе Сысоевичече в XVII веке, и весил он сто пудов, и звучал ровно на октаву выше «Сысоя», т.е. он давал ноту до октавы выше. Затем этот колокол в 1805 году разбивают во время великого поста, потому что именно в него постоянно звонили неквалифицированные звонари во время чтения великого пасхального канона Андрея Критского. Он был перелит, последняя переливка его относится ко временам Александра II, 1870-е годы, на заводе Чарышникова, на нем замечательные изображения, связанные с государем-императором Александром Николаевичем. «Голодарем» он называется потому, что в него звонили во время великого поста, т.е. когда люди голодали, когда люди постились.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Слушайте, вот у нас пасхальные перезвоны начинаются завтра уже в Москве. С какого колокола – все-таки с Ивана Великого начнутся они или с Храма Христа Спасителя? Потому что я знаю, что была старая московская традиция, когда первым Иван Великий звонил, а уже за ним все церкви.

И.КОНОВАЛОВ – Вы знаете, у нас тоже была одно время такая традиция – начинали мы в Кремле, приезжало туда телевидение, записывало этот звон. Но в Кремле нет службы, поэтому получается некий такой… некая подгонка под ответ. Поэтому сейчас, собственно, самая пасхальная ночь, т.е. сегодня ночью около 12 часов ударит большой торжественный или, как мы его называем, Царский колокол Храма Христа Спасителя, его святейшество, Святейший патриарх Алексий возглавит крестный ход под торжественный звон всех четырех колоколен Храма Христа Спасителя, надвратной колокольни – т.е. пять колоколен будет сопровождать этот торжественный крестный ход. Т.е. нужно, чтобы звон был там, где есть служба.

К.ЛАРИНА – А вообще, как развивается искусство звонаря? Учитывая, что существуют такие незыблемые каноны и традиции.

И.КОНОВАЛОВ – Развивается от простого к сложному.

К.ЛАРИНА – Ну, возможно… нарушать же нельзя.

И.КОНОВАЛОВ – От примитивного к более искусному, естественно. Что первые колокола, которых на Руси было по два, по три колокола у храма, иногда по одному колоколу, он исполнял просто функцию обыкновенного звоночка, как вот, мы сейчас даем звонок в театре, даем звонок в школе – это же все произошло от церковных колоколов. Затем, если в Западной Европе, там музыкальность шла в хор и орган, то на Руси у нас, поскольку мы говорим о том, что «всякое дыхание да хвалит Господа», поэтому у нас на Руси не приняты музыкальные инструменты в храме, поэтому такая большая часть музыкальности русской – и державной, и народной – она пошла в колокола. Увеличилось количество колоколов, увеличился вес тяжелых колоколов – это достаточно известные вещи. Строились гигантские колоколонесущие сооружения, такие как Лаврская, там, Софийская в Новгороде, Ростовская, Московские – комплекс Московских колоколен Ивана Великого. Самое большое количество колоколов исторически было в Троице-Сергиевой Лавре, и их количество доходило до 63 штук, т.е. в одном монастыре.

К.ЛАРИНА – А сколько, вообще, видов звонов существует? Или это невозможно посчитать?

И.КОНОВАЛОВ – Общие… общие виды звона, они очень достаточно простые – это благовест, т.е. звон в один какой-либо из больших колоколов, который говорит нам о том, что в данный момент, в данное время, а иногда и в каком именно храме, если это московский Кремль, служится такая служба. Вот, благовест – т.е. это мерные удары в один из колоколов – колоколов больших или средних. Это перезвоны, когда перебираются один за другим колокола – то ли от большого к малому, то ли от малого к большому – это погребальные, это на вынос креста, на вынос плащаницы, погребение мирян…

К.ЛАРИНА – Т.е. их можно все вот так перечислить, их не так много?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну, про малиновый-то Вы нам скажите? Тем более, что вопросы приходят. Что такое малиновый звон?

И.КОНОВАЛОВ – Ну, Вы знаете, что традиция, она связывает – устная традиция – с городом Мехеленом (Малином), где существовали карильоны. Вот, но в России всегда со времен Петра Великого мы смотрели на Запад и чаяли именно оттуда получить что-то лучшее, нежели чем есть у нас у самих. Поэтому великолепно отлитые русские колокола, представляющие собой хороший подбор в исполнении искусного звонаря, как, вот, Новодевичьи, которые мы с вами слышали, называли «малиновым звоном». Но на Руси существует еще и красный звон, т.е. который с Мехеленом (Малином) вообще никак связан, т.е. красный, пасхальный, красивый – Красная площадь, как мы знаем, там, иногда церковь красная – ну, т.е. что-то красное такое вот…

К.ЛАРИНА – Красная горка.

И.КОНОВАЛОВ – Красная горка, да, там. Вот, несколько это было, так сказать, некоторым флагом после переворота Октябрьского изменено, но…

К.ЛАРИНА – Ну, это Бог с ними.

И.КОНОВАЛОВ – Но, вот, да, красное – это всегда было красивым. Малиновый – ну, это уж особо искусное такое, вот…

К.ЛАРИНА – Вот про женщин здесь спрашивают – мне нравится этот вопрос очень – есть ли женщины-звонари?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Говорят, что в Омске есть. Она единственная в России?

И.КОНОВАЛОВ – Ну, женщины, вообще, в России есть…

К.ЛАРИНА – А звонари?

И.КОНОВАЛОВ – Да. А кто же звонит в женских монастырях тогда? Естественно, матушки. Вот, когда не было мужчин, то женщины на клиросе и читали, и пели, вот, и естественно, поднимались на колокольни. Вот, я знаю, в Ивановской области – там и даже известные достаточно матушки звонили. Иногда жены священников поднимаются на колокольни. Моя супруга тоже является звонарем храма Рождества Богородицы в Бутырской слободе

К.ЛАРИНА – Да что Вы!

И.КОНОВАЛОВ – Да. Мы от нашего общества построили там колокольню. Мои дети, моя дочь, и супруга, они звонят в этом храме…

К.ЛАРИНА – Во все колокола.

И.КОНОВАЛОВ – Да, в те, которые там есть – ну, насколько у нас средств хватило.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Мне бы хотелось, чтобы мы успели пару слов сказать о Пасхальном фестивале, который вот-вот начнется. Я знаю, что там будут новшества, будут звучать храмы бывших подмосковных сел, в этом году.

И.КОНОВАЛОВ – Вы знаете, в этом году у нас, вот, московский Пасхальный фестиваль, он… ну, он каждый год набирает некоторые обороты, он становится все шире и больше. В этом году мы задействуем те храмы, которые у нас ранее не участвовали. Т.е. 25 новых храмов у нас вливается в количество наших участников Пасхального фестиваля. Это Троицы в Останкине – замечательнейший памятник, это жемчужина русского зодчества, XVII, с сохранившимися историческими там колоколами, правда, не всеми. Вот, чудесный. Ризположения в Леонове – тоже станция метро Ботанический сад, чудесный подбор колоколов – ярославских, тутаевских. Это иконы Влахернской Божьей Матери в Кузьминках, тоже храм – там один из первых зиловских наборов колоколов со стопудовиком во главе.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Давайте объясним – это новейшее, то, что уже в ХХ веке, в конце ХХ века выливали.

И.КОНОВАЛОВ – Это отливка ХХ века, да. Был восстановлен полностью храм, шедевр архитектуры XVIII века замечательный. И вот там, на его круглой колокольне занял место подбор колоколов.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ну что? Пора завершать, к сожалению.

К.ЛАРИНА – Да, я хочу поставить последний в нашей передаче сегодняшней перезвон. Это что у нас будет?

К.БАСИЛАШВИЛИ – Ты знаешь, это будет праздничный трезвон, исполняемый ко встрече священноархимандрита обители и святейшего патриарха. Обитель, как я понимаю, Новодевичий монастырь?

И.КОНОВАЛОВ – Это Данилов монастырь.

К.БАСИЛАШВИЛИ – Данилов?

И.КОНОВАЛОВ – Да.

К.ЛАРИНА – Ну что ж, спасибо большое нашему гостю: Игорь Коновалов, старший звонарь московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Это программа «Кремлевские палаты».

И.КОНОВАЛОВ – Спасибо!



КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире