'Вопросы к интервью
17 февраля 2007
Z Кремлевские палаты Все выпуски

Иноземцы в Московии: английские дипломаты при московском дворе


Время выхода в эфир: 17 февраля 2007, 12:15

К.ЛАРИНА – Добрый день еще раз, вы слушаете «Эхо Москвы», «Кремлевские палаты», здесь Ксения Ларина, Ксения Басилашвили. Ксюша, привет!

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Доброе утро!

К.ЛАРИНА – Какие такие иноземцы? Кто такие?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Иноземцы хорошие. Хорошие.

К.ЛАРИНА – Хорошие?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да.

К.ЛАРИНА – Не те, про которых снимала фильм Наталья Бондарчук – с длинными носами? (смеется) Нет?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Нет, это хорошие.

К.ЛАРИНА – Хорошие. Правильно.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Это англичане.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Тоже разные. Ирина Загородняя – наш сегодняшний гость, старший научный сотрудник Музеев Московского Кремля – здравствуйте, Ирина!

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Ну так кого же мы имеем в виду, когда говорим «Иноземцы в Московии»?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Когда мы говорим об иноземцах, мы очень многих имеем в виду, потому что иные земли – это и Венгрия, и Литва, и Польша, это и Восток, естественно – Турция и Иран, Османская империя и Иран – и даже Сибирь. Но в данном случае мы предлагаем поговорить об определенных иноземцах — не об итальянцах в России, а об англичанах в России.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – И почему Вы решили начать этот такой цикл в рамках нашей программы «Московские палаты» именно с Англии?

К.ЛАРИНА – «Кремлевские палаты».

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ой, «Кремлевские палаты». …именно с Англии?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – У нас есть для этого основания. И это основание, прежде всего, заключается в том, что Англия – самая первая страна, которая не граничила с Московией и вместе с тем установила с ней дипломатические и торговые отношения. Случилось это, ну, почти 453 года назад.

К.ЛАРИНА – Ну что же, мы сейчас начнем наш разговор, а теперь пришла пора задать вам вопросы и рассказать про призы и подарки.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да, у нас подарки – это каталоги Московского Кремля. И вот вопрос на sms: какой предмет сервировки стола был наделен особым значением и подчеркивал социальный статус хозяина или почетного гостя в Англии? Это не братина в России – это об Англии идет речь.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Это совсем не братина.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да. И два вопроса на выбор, на которые вы сможете ответить по телефону. Изображение каких любимых в Англии цветов чаще всего встречается на произведениях английского искусства? Ну, можно будет их перечислить. Кто перечислит больше, тот и получит приз. И еще один вопрос: при каких обстоятельствах, когда в английской геральдике появился цветок, известный также по произведениям английского искусства? Что это за цветок, в чем его особенность? Пахнет он, конечно, прекрасно, когда растет в саду.

К.ЛАРИНА – Ну, столько вопросов вам назадавала Ксения. Ну все, можно начинать экскурсию.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – И мы, наверное, возвращаемся к 1553 году. И не случайно именно к этой дате.

К.ЛАРИНА – Именно тогда, да.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Все и завертелось.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, если можно так выразиться, то, действительно, все и завертелось. Вообще, эта вся история началась в 1551 году, когда группа купцов-предпринимателей, а именно так называлось их сообщество, основала это сообщество. Это были люди эпохи Ренессанса, люди авантюрного склада, решительные, непреклонные в своем стремлении услужить Короне и самим себе, обеспечить собственное благосостояние. Именно поэтому их привлекали и манили дальние страны, богатые и ювелирным сырьем – драгоценными камнями, драгоценными металлами – и специями, и, конечно, экзотикой. Вот, собственно, именно это и заставило снарядить три корабля, отправить их на поиски нового пути в Индию и Китай, которые лежали далеко за пределами Татарии экзотической, земель Гоги и Магоги, условно говоря, связанных с той же самой Татарией. Отправить эти корабли на поиски нового пути туда, к этим землям. Вместо драгоценных камней англичане обнаружили совсем другие впечатления. И пережили совсем другие обстоятельства. Они были отчасти трагическими, потому что два из трех кораблей погибли, а один выжил. Он замерз в Северной Двине, в устье Северной Двины, и там-то англичане и встретили суровых северных людей, поморов, а также власти Николо-Карельского монастыря, который находился неподалеку. В итоге, поскольку они все были людьми определенного склада, людьми эпохи Ренессанса, они не стали рассказывать о том, кто выжил и кто погиб. Кормчий Ричард Ченслер объявил себя официальным представителем Британской короны, а всю оставшуюся команду – сопровождающими его дипломатами.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Так подождите, это была авантюра такая? Это же случайно было, случайно их прибило к нашему берегу?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, они случайно выжили, можно сказать, потому что осуществить…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Незапланированная была встреча?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Встреча была запланирована совсем с другим – с Индией, с Китаем. А вот встреча та, которая запланирована, не случилась, случилась другая. Но другая, в общем-то, принесла Британской короне, британскому купечеству не меньше выгод, чем если бы они оказались в Индии или в Китае. Вот. И вот Ченслер оказался в Москве, его привезли к Ивану Васильевичу IV Грозному.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Подождите, вот, один вопрос еще только: так Ченслер не был, значит, послом-то на самом деле?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Нет, он никаким послом не был, он был кормчим этого корабля и самым старшим в команде, которая осталась в живых.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Моряк?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Моряк.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Т.е. в какой-то степени, самозванец, который сам назвал себя послом. Но его же не назначала королева?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, с нашей точки зрения…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да. А вот с точки зрения его соотечественников…

К.ЛАРИНА – Посланником был.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – …он принес очень много пользы всем. И…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Парадокс.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, и если… ну, наверное, мы тоже могли бы быть ему благодарны за то, что он сделал, учитывая заинтересованность в развитии русских северных регионов. И не без участия англичан, в итоге, был основан город Архангельск. Т.е. не без участия их торговли и торговой заинтересованности. Так что нам есть за что его благодарить, и слово самозванец – оно как-то так звучит, действительно, может быть, несколько критически…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Нет, ну по факту, по факту это так, но в этом парадокс – вот, воля случая. Да.

К.ЛАРИНА – Нелигитимный посол.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Воля судьбы. Вот. И вот, значит, Ченслер побеседовал с Иваном Грозным, рассказав о своих намерениях и возможностях.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Простите, а на каком языке? Были переводчики?

К.ЛАРИНА – Толмачи.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Вообще-то, царь Иван Васильевич владел многими языками…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Владел. Владел.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Равно как и Ричард Ченслер, но основной язык, на котором в это время могли вестись переговоры и с властями монастыря… ну, естественно, с поморами он не говорил по-латыни, как мы все понимаем, а вот с властями монастыря и в Москве он вполне мог общаться по-латыни. Он говорил по-немецки. Проблем абсолютно не возникло. Однако я хотела отметить, что, вот, довольно быстро в составе внешнеполитического ведомства посольского приказа образовался штат переводчиков с английского языка. Изначально это были англичане, которые заинтересованы были, вот, в контактах с Россией или родственники торговцев, которые здесь работали, занимались своим делом. А потом это, вот, уже немножко через несколько лет это уже были наши соотечественники, которые обучились английскому языку и вполне соответствовали своему статусу.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Встреча произошла.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Встреча произошла, и Ченслер – мы знаем об этой встрече и из делопроизводственных документов, сохранившихся в Российском Государственном Архиве древних актов, и из воспоминаний самого Ченслера. Он был в восторге от богатств, природных богатств страны, он был в полном восторге от положения московского государя, от того, как он выглядит, от того, как он почитаем, и от двора, естественно.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Послушайте, это на этом приеме Иван Грозный три раза менял корону?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Совершенно верно, на этом самом приеме.

К.ЛАРИНА – Зачем?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Трижды менял корону перед послом.

К.ЛАРИНА – Зачем?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Это не так было неожиданно, и не так было непривычно. Это было нормально и, кстати сказать, это было нормально для Западной Европы тоже – менять головной убор на протяжении приема.

К.ЛАРИНА – Мы сейчас слушаем новости, потом продолжим программу «Кремлевские палаты», уже определимся с первыми победителями и обязательно послушаем вас по телефону прямого эфира.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – А у меня тоже есть приятные новости. Уже известны имена победителей, правильно ответивших на вопрос про солонку. А почему солонка все-таки, может быть, нам ответит…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Это именно солонка в нашем сегодняшнем понимании?

К.ЛАРИНА – Да, Ирин?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, в общем, в нашем сегодняшнем понимании солонка – это совершенно обиходный предмет, который ничего для нас не значит, никакой сакральной функции не несет. В принципе, солонка и раньше не несла особой сакральной функции, однако соль была очень дорогим продуктом в средневековье, и поэтому предметы для ее хранения и сервировки стола, конечно, делались из драгоценных металлов, драгоценных материалов, из полудрагоценных камней, в частности, в золотых оправах и золотых оправах с эмалью. Многие из них участвовали в… принимали участие в составе посольских даров. До, вот… с середины XVI, практически, до 20-х годов XVII столетия не было ни одного посольства из Англии, которое бы не привезло солонку в составе этих даров.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – А у нас прижилась эта традиция, солонку ставить самому почетному гостю?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – У нас да, она действительно прижилась, она существовала на протяжении долгого времени, пока… у нас даже существовали… происходили соляные бунты, когда соль возрастала в цене, тогда народ бунтовал, был возмущен. Это, кстати, на протяжении XVIII века тоже случалось.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Итак, алая и белая розы.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Двойная роза Тюдоров.

К.ЛАРИНА – Хорошо. Это геральдика.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да.

К.ЛАРИНА – А вот первый-то вопрос – давайте уже сами на него ответим, про любимые цветы-то.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Мы больше никого не будем слушать?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да, уже получили.

.ЛАРИНА – А давай чего-нибудь еще послушаем?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну давай, если…

К.ЛАРИНА – Ну нам же есть, чего разыграть-то.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну давай. Есть, есть, конечно.



РОЗЫГРЫШ ПРИЗОВ



К.ЛАРИНА – Почему же маргаритка?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – И там не только маргаритка.

К.ЛАРИНА – Давайте, Ирина, рассказывайте.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Насчет, почему маргаритка, я, наверное, рассуждать не буду – пусть об этом рассказывают специалисты-флористы и цветоводы.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Но предположение есть какое-то?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Совершенно верно. Маргаритка, чертополох, колокольчик и дикая гвоздика – вот эти четыре цветка наиболее были распространены и в живописи, в прикладном искусстве, начиная, вот, с достаточно ранних времен, с XVI века, в эпоху Ренессанса, ну и, вот, на протяжении XVII столетия, практически до конца.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Т.е. маргаритка, чертополох, колокольчик и дикая гвоздика.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – И дикая гвоздика.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – А роза? Роза Тюдоров когда и где появляется? В каком году? Тут, наверное, надо назвать.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, нам уже ответили на этот вопрос…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да, мы просто более подробно.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Более подробно… более подробно: действительно, война Алой и Белой Роз Ланкастеров и Йорков, которые были наследниками… и та, и другая ветвь были наследниками Плантагенетов, разразилась в 1455 году и завершилась спустя 30 лет – в течении 30 лет страна находилась в состоянии гражданского конфликта. В итоге этого события на престол взошел Генрих VIII, представитель династии Тюдоров, и тем самым основал эту династию, и в его герб была включена и белая, и алая розы, и они сформировали цельную композицию под названием «двойная роза Тюдоров».

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну а мы возвращаемся в Московию.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Мы возвращаемся в Московию. Кстати сказать, через Генриха VIII мы могли бы возвратиться к тому времени, о котором только что беседовали, потому что дочь его, Елизавета I Тюдор – это та самая королева Англии, при которой были установлены русско-английские отношения, основана Московская компания по возвращении Ченслера обратно в Лондон…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Та самая дама, к которой сватался – пытался свататься Иван Грозный…

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, у него было много фантазий и амбиций. И в том числе, и эта, совершенно верно.

К.ЛАРИНА – Я хочу напомнить нашим слушателям, что свободны теперь у нас sms-телефон. Если у вас есть вопросы к нашей гостье, Ирине Загородней, то милости просим, мы ваши вопросы обязательно ей передадим. Ну, у нас остается не так много времени до конца эфира, мы так много времени сегодня потратили на ответы на ваши… на наши вопросы…

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, это так увлекательно.

К.ЛАРИНА – Но это так интересно, увлекательно. Ну, давайте я… можно, я задам вопрос…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да, конечно.

К.ЛАРИНА – Все-таки, может быть, я не слишком оригинальна – я хочу получить ответ, почему он три раза менял корону? Иван Грозный.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Я думаю, что ответ на этот вопрос непрост.

К.ЛАРИНА – Ну…

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Дело в том, что каждая из… каждый из венцов, который, вообще, существовал в казне в это время, по версии исследователя, который профессионально этим занимается, был связан с определенными историческими событиями. Грозный не так давно венчался на царство. И его статус должен был быть обозначен в той системе регалий, которая, ну, была необходима. И каждая из корон, вполне возможно, есть такая версия – вернее, каждый из венцов, корона – это неправильное слово по отношению к данному времени. Каждый из венцов означал какой-то регион, который вошел в состав государства во время его правления. Вот поэтому в данном случае три короны. Но мы должны, опять же, делать скидку на впечатления иностранца, который первый раз оказался в Москве и на какие-то, может быть, его ошибочные впечатления и неожиданные впечатления, ну, на которые он не рассчитывал.

К.ЛАРИНА – А скажите, пожалуйста, вообще, англичане, иноземцы, про которых мы сегодня говорим, они как-то повлияли на культуру и на быт московский? Оставили свои какие-то следы в традициях?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – В традициях?.. Ну, вообще-то, англичане жили обособленно…

К.ЛАРИНА – Ничему не научили?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Они жили обособленно, и я думаю, что мы можем в большей степени даже как-то не предположить, а не сомневаться в том, что на них оказали влияние российские традиции.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Слушайте, прекрасная у вас есть литография в буклете выставки «Россия – Британия, 450 лет» одного из послов английских, который уже в России приобрел вид русского такого, не знаю…

К.ЛАРИНА – Внешне, да?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Внешне, да, абсолютно. Большая шапка, шуба меховая…

К.ЛАРИНА – Так холодно же, ну…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – (смеется) Уже не отличишь от нашего.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну конечно, действительно, у нас было не жарко, но что касается одежды и использовании ее в европейском быту, то, ну, мы можем вспомнить об одном человеке, который, на самом деле, вот, сыграл огромную роль в русско-английских отношениях. Зовут его Джон Мерик, человек, который сделал нам, можно сказать, все благоприятные условия, максимально благоприятные условия для заключения мира со Швецией после Смутного времени. Он здесь побывал дважды – в 1614-15 годах и потом спустя еще 5 лет вернулся в Россию. Тоже в качестве посла. Так вот, он выполнял посредническую функцию в переговорах России и Швеции, это тот самый человек, который удостоился подарка – шубы с царского плеча. Это большая редкость, таких случаев мне известно два, например, в истории. Ну вот, в частности, этот, в связи с англичанами в России. Кроме того, он увез – кстати, между прочим, это тоже очень важный момент – он увез портрет, миниатюрный портрет с изображением царя Михаила Федоровича, это первое упоминание миниатюрной живописи в России.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Но Англия становилась, я так понимаю, еще и таким мостиком для Руси в Европу. Потому что ведь и наши послы тоже ездили в «Лунду», как они оставляли это в своих записях, город Лунду.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, совершенно верно, город Лунду.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Лунду.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Город Лунду, и…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Т.е. Лондон, как вы понимаете.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, и вот интересно отметить, что со словом… с этим именем собственным связано название сукна, которые англичане сюда ввозили – это основной товар, в котором… в реализации которого они были заинтересованы в нашей стране – «лундыш».

К.ЛАРИНА – А что это такое?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Лундыш – это очень качественное сукно, которое привозилось как товар и которое непременно входило в состав дипломатических даров…

К.ЛАРИНА – Английское?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Английское сукно.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да. По сравнению со всеми остальными тканями такого типа, оно отличалось очень высоким качеством. Оно непременно входило в состав дипломатических подарков от короны, потому что нужно было представить товар лицом, и сначала ознакомить с ним двор, а потом уже, соответственно, рассчитывать на его эффективную реализацию здесь.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну здесь, наверное, можно напомнить, что первый англо-русский словарь тоже был составлен англичанином.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, да, да, это был очень интересный человек – совершенно верно.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ричард Джеймс.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, он действительно провел, по-моему, около 2 лет на русском севере, и в его словаре содержатся обширные толкования тех терминов, которые он слышал и условий, в которых он их услышал.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Т.е. он записывал живой язык?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Он записывал живой язык, и в этом основное достоинство его словаря.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну что, наверное, еще о контактах. Мы остановились на эпохе Елизаветы.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, мы, собственно, продолжили ее уже до времен Джона Мерика и Михаила Федоровича, и надо сказать, что эти контакты складывались по-разному, как мы все понимаем, в условиях конкуренции иностранных купцов здесь в России – голландцы были основными конкурентами торговыми англичан не только на наших рынках, практически везде. И эти отношения на самых первых порах действительно были лучезарными – англичане правда получили все торговые привилегии, какие только могли быть – право беспошлинной торговли, в частности, на северных территориях, потом практически по всей Волге и в Москве.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – И они единственные обладали такой привилегией?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Они единственные обладали на том этапе такой привилегией, но они ее лишались время от времени, потому что актуализировались политические обстоятельства, политические реалии. Конечно, экономика всегда была средством давления… ну, т.е. экономическая заинтересованность.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Была и остается, да.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Была и остается, и я думаю, что всегда останется. Вот, ну и во времена Бориса Годунова, которого исследователи называют царем-англоманом вслед за Иваном Грозным, ситуация вернулась к прежней: англичане вновь получили все торговые выгоды и привилегии, а увы, при царе Михаиле Федоровиче ситуация поменялась для англичан к худшему. Для России отнюдь не к худшему, а вот для англичан да, им пришлось смириться с тем, что они вынуждены были платить высокие пошлины… хотя некоторые группы англичан, тем не менее, имели возможность платить очень сильно сокращенные, на 50 процентов, налоги за ввозимый товар и за вывозимый товар тоже.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Ну англичан здесь любили – я, вот, читала очень трогательные записи во вполне официальных документах, высказывания об англичанах. Вот что там говорится о них, не могли напомнить? Ну так, уже, естественно, современным языком.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, Вы знаете, вообще-то, в официальных документах про англичан были тоже очень разные записи.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Да? Ну вот, я прочитала…

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Они были, конечно, и лестные, и были отнюдь не лестные. Многое зависело от заинтересованности лица, которое составляло документ, естественно, и от политической ориентации того периода, о котором идет речь. Вот, кстати, нелестные записи связаны были с единственным титулованным визитером к Московскому двору – это сэр Чарльз Говард граф Карлейль, который был последним великим послом из Англии в Россию. Человек очень, конечно, интересный…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Это какой год?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – 1664 год.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Последний, перед разрывом.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Последний… ну, разрыва у нас никогда не было, по сути дела, просто во второй половине XVII века после 60-х годов Москву посещали только посланники. Визитеров в статусе великих послов не было. Так вот, о сэре Чарльзе документы сохранили самые критические замечания, потому что…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Например?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Например… когда он был в Москве то задача его миссии была очень сложная, она была практически невыполнима – к сожалению, английская корона не отдавала себе отчета окончательно о том, что происходило в России. И сэр Чарльз должен был восстановить после реставрации власти в Англии – королевской власти – все те торговые привилегии, которые были прежде, при Иване Грозном. Это было нереально. И он со своей задачей не справился. И в знак протеста против вот такого… такой реакции московского правительства он отказался от того, чтобы принять подарки.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Царские?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Царские подарки от Алексея Михайловича. Он разрешил всем участникам посольства эти подарки увезти – они состояли, в основном, из пушнины драгоценной, очень ценимой, вообще, в Западной Европе – а сам он сказал: «Нет, я не смогу, потому что посольство мое не удалось, я задачу Короны… своего повелителя не выполнил, поэтому я возвращаю вам свои подарки».

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Т.е. он просто на официальной церемонии это… сделал такой шаг?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – На официальной церемонии, официально на переговорах в посольском приказе, он сделал это абсолютно официально.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – И это было, наверное, уникально. Уникальным таким поведением.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Да, в такой форме это правда было уникально… уникальный случай для XVII века.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Раз уж мы заговорили сейчас о таких подношениях, наверное, стоит напомнить о коллекции английской в Музеях Московского Кремля – уже под конец нашего эфира. Потому что потрясающая. Я знаю, что англичане завидуют Москве в этом смысле.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Ну, для этого у них есть повод во всех отношениях. Во-первых, это касается английского художественного серебра, и безусловно, коллекция английского оружия, о которой, если я правильно понимаю, у нас уже… у вас на эфире уже шла речь.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Лучшая коллекция в мире?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Нет, она не лучшая. Лучшая… если говорить о количестве, то Музей Виктории и Альберта лидирует в этом отношении. Если говорить о качестве, то эта коллекция уникальна по составу. За счет произведений, которые когда-то хранились в английской сокровищнице, за счет тех личных подарков послов, которые они заказывали у себя в Лондоне, привозили в Москву. И… ну, за счет, конечно, тех закупок, которые были… ну, посредничества осуществляли и они, и голландцы…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Везли самое лучшее.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Конечно, всегда везли самое лучшее в подарок. Я думаю, что мы делаем то же самое.

К.ЛАРИНА – Ну что, у нас еще шедевр есть. У тебя там что?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – У нас…

К.ЛАРИНА – Английский шедевр?

К.БАСИЛАШИВИЛИ – У меня там, конечно, английский шедевр и тоже посольский дар русским царям. Нет, это посольский дар?

И.ЗАГОРОДНЯЯ – А мы говорим о…

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Мы говорим о барсе. Но так или иначе…

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Нет, это не посольский дар, но это предмет, который имел происхождение из английской сокровищницы.

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Мы, конечно, не успели еще рассказать об очень важной вещи – о посольстве и о поездке инкогнито Петра I в Англию, но я думаю, что это может быть темой отдельной нашей беседы.

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Это другая история.

К.ЛАРИНА – Спасибо большое! Ирина Загородняя, старший научный сотрудник Музеев Московского Кремля, — наш сегодняшний гид, и мы завершаем нашу передачу английским шедевром. Спасибо!

И.ЗАГОРОДНЯЯ – Спасибо!

К.БАСИЛАШИВИЛИ – Упругий, поджарый, сильный, готовый к прыжку, мягкие когтистые лапы, закрученный хвост, в когтях его геральдический щит. Одомашненный в кошачьих своих повадках, но вполне себе дикий барс. Решетка ребер виднеется под натянутой кожей. В документах XVII века вещь так и записана под названием «Барс весу 1 пуд из серебра с золочением». В Россию попал через торгового агента Московской кампании. Имя этого англичанина – Фабиан Смит. На Руси Смит быстро стал Ульяновым. Именно этот британский Ульянов в 1629 году привез к царскому двору двух декоративных барсов и коллекцию гигантских кувшинов. Барс замечателен не только мастерством исполнения, но и своим секретом. Дело в том, что у него можно открутить голову – занятное развлечение для скучающих королей. Мгновение, и красивое украшение интерьера – не только диковина, а функциональная вещь: барс превращается в сосуд. Рады гости, а королевские дети возвращаются к золотым погремушкам. Теперь барс среди наиболее ценных экспонатов Кремлевской коллекции. Вы найдете его в Оружейной палате в витрине английских посольских даров. Это по лестнице, на второй этаж.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире