'Вопросы к интервью
С.КОРЗУН: Всем добрый вечер. Мой сегодняшний гость – Андрей Богданов. Редко когда я получал такой нагоняй от наших слушателей за выбор гостя, но я утверждаю свои принципы — у меня те гости, кто мне интересен. Андрей Богданов интересный мне по-журналистки сегодня. Вот, как его представляю наши коллеги из «Ленты.Ру», «Лентопедии»: «бывший лидер «Демократической партии России, распущенной в ноябре 2008 г.» — все правда? А то журналисты понапишут.

А.БОГДАНОВ: Нет, преобразована в «Центр социальных технологий Андрея Богданова»

С.КОРЗУН: Ага, — партия в  Центр технологий?

А.БОГДАНОВ: Да. Социальных.

С.КОРЗУН: Интересное дело. А  в «Правое дело» она не вошла?

А.БОГДАНОВ: Вошла. Де-юре, СПС распустилось, «Гражданская сила» распустилось, «Демократическая партия России» на съезде преобразовалась в  «Центр развития социальных технологий Андрея Богданова». Правопреемник партии, и также имеет порядка 80 региональных отделений «Центра Андрея Богданова».

С.КОРЗУН: А Андрей Богданов – это вы?

А.БОГДАНОВ: Да.

С.КОРЗУН: Дальше читаю: «Масон, Великий Мастер Великой Ложи России» — все правда?

А.БОГДАНОВ: Да.

С.КОРЗУН: «В прошлом – ответственный секретарь Всероссийского комитета граждан за честные выборы».

А.БОГДАНОВ: Почему – в прошлом?

С.КОРЗУН: До сих пор есть такой «Всероссийский комитет»? с «Центром Андрея Богданова» он как-то коннектирует?

А.БОГДАНОВ: Нет, но он существует, зарегистрирован официально в Министерстве юстиции как «Всероссийская общественная организация» в  1998 г.

С.КОРЗУН: Она что-то мониторит? Избирателей на выборах?

А.БОГДАНОВ: Да, абсолютно.

С.КОРЗУН: Понятно. «Глава Управления общественных связей ЦИК «Единой России».

А.БОГДАНОВ: Один год, да. 2002 г.

С.КОРЗУН: «Бывший сотрудник Информационно-аналитического центра НОВАКОМ» — 7 лет.

А.БОГДАНОВ: Да, вице-президент.

С.КОРЗУН: «Профессиональный политтехнолог, создатель большого числа политических партий».

А.БОГДАНОВ: «Большого количества» — не знаю, ДПР – да, знаю, «Правое дело».

С.КОРЗУН: «Кандидат политических наук, в  марте 2008 г. принимал участие в президентских выборах и занял последнее, 4-е место». Пока все правильно?

А.БОГДАНОВ: Абсолютно.

С.КОРЗУН: А.Богданов родился 31 января 1970 г. в  г.Можайске МО, окончил школу №1000 в Солнцеве. В  этой же  школе ранее учился его будущий политический соперник Михаил Касьянов, а также, говорят, учился и  Михась, — пишут злые языки.

А.БОГДАНОВ: на 10 лет раньше, чем я закончил.

С.КОРЗУН: Кроме того, Андрей Богданов интересен лично мне как журналисту, потому что сумел съесть сразу бывшего премьер-министра – но не сразу, с перерывом приличным, и пока несостоявшегося премьер-министра – я веду речь о  Касьянове и  Прохорове. Это подвиг вообще-то, за него надо памятник ставить, или бюст на родине героя – дважды политический киллер премьер-министров. Зачем вам это, и  как вам это удалось? Сначала – зачем?

А.БОГДАНОВ: Во-первых, я хотел бы сразу попросить вопросы по  масонству, если они есть, — я готов придти на другую передачу, в другое время, хоть 10 часов отвечать на эти вопросы. Сегодня передача посвящена больше политическим вопросам.

С.КОРЗУН: Нет, передача посвящена Андрею Богданову.

А.БОГДАНОВ: Я буду отвечать на политические вопросы, не мешая два в одно.

С.КОРЗУН: Подождите. А  ваше членство в общественной организации одной и другой как-то противоречат друг другу?

А.БОГДАНОВ: Нет, не противоречат. Просто в  масонстве в  Ложах запрещено обсуждать политику и  религию, и  это я выношу на публичность – я имею в виду, не хотелось бы здесь это тоже вместе обсуждать, потому что все-таки я представляю и Великую ложу России. И не хотелось бы, чтобы то, что я сегодня буду говорить от себя лично, как-то не проецировалось и на Великую Ложу.

С.КОРЗУН: Воля ваша — моя воля задавать вопросы, ваша — отвечать на них, или уходить от этих вопросов. Потому что как человек вы сочетаете одно и  другое, или это два разных Андрея Богданова?

А.БОГДАНОВ: Нет, конечно, одно и то же.

С.КОРЗУН: Вопрос по интернету: «Вы настоящий? На телеэкранах, в радиостудиях, в публикациях?»

А.БОГДАНОВ: Я везде настоящий абсолютно. И в семье такой же.

С.КОРЗУН: И с детьми? У вас три сына, взрослые?

А.БОГДАНОВ: Один в институт поступил, один в школе учится, а  второй готовится, в следующем году в школу пойдет.

С.КОРЗУН: Учится в институте в России?

А.БОГДАНОВ: Конечно.

С.КОРЗУН: Почему?

А.БОГДАНОВ: Сейчас скажу – я  его долго уговаривал, старшего Дениса, он  сказал, что – нет, я буду учиться в  России, и поступил в этом году — сдавал ЕГЭ и поступил в  Академию народного хозяйства на Юго-Западе.

С.КОРЗУН: А вы заканчивали Плехановский. А диссертацию?

А.БОГДАНОВ: В МГУ писал. Почвенничество.

С.КОРЗУН: До сих пор интересуетесь, или это было юношеское увлечение?

А.БОГДАНОВ: Нет, я бы сказал, что до сих пор увлекаюсь этим и считаю, что это достаточно спасительная идеология для России.

С.КОРЗУН: Возвращаемся к  двум актам политического  — ранения, — так скажу, не убийства, потому что убить ни Касьянова, ни  Прохорова вы не смогли. Первый эпизод – год 1998.

А.БОГДАНОВ: Нет, 2005 г.

С.КОРЗУН: «Демократическая партия России», Касьянов приходит – вы участвовали в  выдвижении его на пост лидера партии?

А.БОГДАНОВ: Нет. Он  не был членом партии. Давайте вообще сначала начнем — ДПР образована в  1990 г., я участвовал в учредительном съезде. В 1991 г. я  возглавил Молодежный союз Демократической партии России, и на протяжении всего времени, даже работая в  «Единой России» в  2002 г. я был членом демократической партии России.

С.КОРЗУН: Как это так?

А.БОГДАНОВ: Очень просто.

С.КОРЗУН: Можно состоять в  двух партиях?

А.БОГДАНОВ: нет, я  не состоял в  «Единой России», я работал.

С.КОРЗУН: На  «Единую Россию» будучи членом ДПР, причем, будучи руководителем?

А.БОГДАНОВ: Нет, я тогда был просто членом московской организации. Я участвовал в выборах 1993 г., когда ДПР прошла в  Госдуму, и прошла 5% — была своя фракция. К сожалению, я занимал тогда 24-е место в  списке, тогда был сквозной список, не как сейчас, а прошло тогда 16 человек  — чуть не дотянули. 2005 г. меня избирают председателем центрального комитета ДПР, образно говоря, председателем партии — тогда был центральный комитет и  исполком. Партия начинает  — тогда как раз вышел закон, что надо, чтобы 50 тысяч членов было, а до этого было 10 тысяч. Партия начинает набирать 50 тыс. членов – это идет достаточно туго, и приходят два мужчины, так, скажем, представляются только именами без фамилий, и говорят: мы хотим поучаствовать в политической деятельности, готовы финансировать. А у нас с финансами тогда было очень туго,  — что без финансов, любые организационные действия можно делать только с  финансовыми ресурсами — 50 тыс. членов набирать достаточно серьезное дело.

С.КОРЗУН: А что это было за мужчины.

А.БОГДАНОВ: Как потом, дальше уже выяснилось, это был Половинкин и  Мерзликин. Мерзликин – руководитель аппарата правительства при Касьянове, Половинкин — его заместитель. Это потом выяснилось, вначале они даже фамилии не сказали, а в лицо руководителей аппарата трудно было узнавать.

С.КОРЗУН А вы привыкли говорить с  потенциальными спонсорами, не спрашивая у них фамилий?

А.БОГДАНОВ: Сейчас объясню. Был вопрос. «Пока вам не нужно знать, почему. Мы представляем человека, который хочет возглавить партию». Мы понимаем, что если не будет финансов, партия умрет, будут финансы – понятно, что надо будет чем-то делиться, властью в партии. Спрашиваем: Уважаемые, а  кто этот человек, и самое главное – он вообще гражданин России, какие у него взгляды на  власть, отношения. Говорят: «Это патриот России, гражданин России, с  властью у него самые что ни на есть лучшие отношения, ион идет именно чтобы поддержать власть»,  — цитата, кавычки закрыты. После этого, через интернет уже, — ну, все-таки физиономии видели, через интернет понимаем, кто это такие. Понимаем, что это за человек – патриот России, и  идущий помогать власти.

С.КОРЗУН: И ваши действия?

А.БОГДАНОВ: Понятно, что партия лежит на боку,  — честно признаемся, — 2005 г.,  — вопрос выживания. Мы соглашаемся на их участие  — этих двух человек, про Касьянова тогда вообще не было, только  догадки были – раз два этих человека пришли, руководитель аппарата и зам. Какие условия? — «ребята, этот человек придет и возглавит, а партия идет дальше, на выборы, вы  в руководстве партии, в политсовете». Мы говорим: а  как будет с регионами,  — «руководители региональных организаций тоже частично войдут в политсовет. Все будет замечательно». О,кей, — по рукам.

С.КОРЗУН: Цена вопроса? Сколько денег принесли?

А.БОГДАНОВ: Просто оплачивалось помещение. Ну, как – переводились деньги на счет партии, партия оплачивала помещения в регионах, транспорт.

С.КОРЗУН: То есть, это не совсем АО, долей там не определяли?

А.БОГДАНОВ: Нет. Были набраны 50 тыс. членов партии, по-моему, даже  60 тыс., и вот уже дело идет к съезду, декабре он должен был состояться, нам говорят: «ребят, вы свободны, политсовет будет Касьянов, Хакамада, Травкин», которого в  1994 г. из партии исключили…

С.КОРЗУН: Но основатель партии.

А.БОГДАНОВ: Да, соглашусь – один из основателей партии. С уважением до сих пор отношусь. Мерзликин и  из  СПС, заместитель был из Новосибирска, член Совета Федерации от Костромы — забыл фамилию, короче, эти ребята будут членами политсовета, а вы все свободны. Ну хорошо, в исполкоме вас кого-нибудь, может быть, мы на зарплату возьмем. Чтобы проще понять,  — представьте, что у вас гаражный кооператив, у всех есть гаражи, члены правления, но дорога ухабистая внутри гаражей. Приходит бывший глава района, где эти гаражи находятся, говорит: ребята, дайте мне один гараж, я вам сейчас дорогу всю сделаю, и я хочу быть председателем правления. Согласны? – все почесали репу, говорят, — да, согласны, почему нет? А потом, когда уже дорогу сделал, он  гараж себе поставил, говорит: а  вообще и правление будет все мое, из  соседнего гаража придут, а полномочия у гаражного правления будет такое, что могут лишить гаража, могут выгнать, послать, и так далее.

С.КОРЗУН: Но ведь вам важно было туда машину ставить — если использовать вашу аналогию? И чтоб дорога была.

А.БОГДАНОВ: Согласен. Но если я  в правление не вхожу, меня завтра из этого гаража могут попросить. Правление собирается, говорит: так, гараж №2 освободите, мы решили, что будет из соседнего гаража – у него теперь две машины, поэтому он будет.

С.КОРЗУН: Незабвенный Рязанов вспоминается.

А.БОГДАНОВ: Абсолютно вспоминается. Поэтому все сели, почесали репу, сказали – ребята, нет, так не пойдет. Пришли на съезд, и  все регионалы, все делегаты, единодушно, за исключением вновь приведенных трех региональных руководителей, то есть, три пошли к  Касьянову на съезд, все остальные остались с нами. Кто был захватчиком, кто был рейдером, кто был защитником?

С.КОРЗУН: То есть, вы провели съезд в том месте, где и планировалось, в то время как вновь пришедшей команде пришлось переместиться

А.БОГДАНОВ: Да. Причем. Касьянова пропускали на этот съезд, он  не захотел входить без охраны, сказал  — охрана должна войти, человек 10. Ему сказали: извините, охраны не делегаты и не гости съезда.

С.КОРЗУН: Теперь — 6 лет спустя, 2011 г. – найдите хотя бы три отличия в ситуации. Ровно та же ситуация?

А.БОГДАНОВ: Абсолютно.

С.КОРЗУН: Только партия другая.

А.БОГДАНОВ: Почти та же самая, «Правое дело» тоже создавалось из трех партий, и одна треть там была ДПР, и тоже были мы. Да, у  партии рейтинг маленький – честно признаемся. Да, мы  понимали, что с теми лидерами, с тремя, кто были — Гозман, Бовт, ну, Титов к тому времени отошел — партия на выборах ничего не получит. Было понятно. С тем правлением, и  устав, который был в  партии – всем было понятно, что не проходные, что надо что-то менять. И пошла череда всяких слухов, — якобы, переговоров, там назывались разные фамилии – Кудрин. Шувалов, Дворкович, и так далее, — все мимо. Потом возникает фамилия Прохорова. Вспомните, она возникла в начале апреля, потом были в интернете такие: никогда Прохоров не пойдет, его заявления были, что зачем идти.

С.КОРЗУН: Вы были членом руководства партии?

А.БОГДАНОВ: Нет, рядовой член. И  сейчас я  рядовой член партии. Возникает Прохоров, уже более четко: да, сходил к  президенту, да, сходил к премьеру, да, дали «добро»  — все, идет. Мы встречаемся  — я посещал политсовет, хотя рядовой член партии – просто слушал, что происходит. У нас открытый политсовет, заранее заявку пишете, вас пропускают. Идет обсуждение, что да, Прохоров это хорошо, это определенные инвестиции в политику – много плюсов. И я голосовал  — на первом съезде, когда избирали Прохорова, я был делегатом, и ничего в этом зазорного не увидел, убеждал всех, что так надо, если партия хочет сохраниться.

С.КОРЗУН: За  управ.гаража голосовали, который принес 20 с лишним миллионов долларов.

А.БОГДАНОВ: Ну, можно сказать да. Принимается устав. Такого устава, думаю, даже в мире, если поискать в каких-нибудь, в том же  Китае, на кубе – ни у какой коммунистической партии под одного лидера нет такого устава, который попросил под себя Прохоров. Он мог что угодно: разгонять любую организацию, избирать председателя региональной организации – все мог, просто все в  его руках. И проиграть партию можно было только при одном условии: чтобы всю партию поставить против себя, или себя против партии. Вот только при этом условии он мог проиграть партию, что он с большим-большим успехом сделал. А именно: придя к руководству партии, что началось?

С.КОРЗУН: Поговорим об этом через несколько секунд, после паузы.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Продолжаем программу. Мой сегодняшний гость – Андрей Владимирович Богданов — он  сумел съесть премьер-министра бывшего и не состоявшегося пока премьер-министра. Именно об этом эпизоде мы и говорили перед новостями. Итак, 2011 г., съезд партии «Правое дело» собирается там, где ему и положено, а новый руководитель партии собирается почему-то на второй день.

А.БОГДАНОВ: И все-таки, когда Прохоров стал лидером партии, с чего он начал? — напомню, что устав был заточен полностью под него, таких уставов больше нет ни у одной партии в  мире. Он начал с того, что начались массовые разгоны региональных организаций. Вначале была распущена организация Санкт-Петербурга, которая насчитывала более 1200 членов — в полном составе. Потом Ивановская, потом Алтайский край, и так далее. Как вы думаете, — руководители в регионах сидят, и думают, — одного, второго отстрелили, третьего, завтра я буду, и так далее. Менялось просто на корню все, и делалось это как слон в посудной лавке. Да, он  все поменять не успел – не знаю, это ошибка, или не ошибка его, ну и представьте: приезжают делегаты на съезд, понимают, что будет, когда они проголосуют список Прохорова, и что будет с ними на следующий день, — будут распущены просто все региональные организации – это все понимали, что им делать?

С.КОРЗУН: И тут на трибуне — Андрей Богданов. А  вам что терять, вы же рядовой член партии?

А.БОГДАНОВ: Ситуация была следующей – вообще с чего началось на  съезде. Еще утром, начало было в 11.00, в половине одиннадцатого никто не думал, что будут проблемы и что кто-то будет голосовать против списка, против Прохорова — вообще не было такого. Была только информация делегатов с Урала: ребята, надо, наверное, в список не брать Ройзмана. Потому что неделею назад все лидеры партий с президентом встречались, и договорились, что в списках не будет людей с  уголовным прошлым. Поэтому уральская делегация в кулуарах сказала – давайте уберем Ройзмана. и  будет все замечательно. Сразу пошли какие-то — не знаю, как сказать – наезды-не наезды со стороны штаба, а я напомню, что штаб по выборам  — тогда там не было ни одного члена партии. Руководил штамбом депутат Госдумы от фракции ЛДПР Жириновского, большинство штаба были граждане не  России, гастарбайтеры — по-другому я не могу назвать.

С.КОРЗУН: Вас именно это обидело?

А.БОГДАНОВ: нет, не это.

С.КОРЗУН: А какого рода наезды?

А.БОГДАНОВ: Не от членов партии пошло: как вы можете, лидер сказал, что так будет, значит, так будет.

С.КОРЗУН: А  почему Ройзман не может быть политиком?

А.БОГДАНОВ: Может быть, более того, закон позволяет – в этом проблем нет. Есть проблема в том, что договорились, и  Прохоров тоже мотал головой.

С.КОРЗУН: Кто договорился?

А.БОГДАНОВ: Лидеры партии на встрече с президентом. За неделю до  съезда. Все лидеры партии договорились, что в списках партий, идущих на выборы, не будет…

С.КОРЗУН: Появился новый лидер партии – если он не хочет соблюдать…

А.БОГДАНОВ: Нет, Прохоров был на этой встрече.

С.КОРЗУН: Человек хозяин своего слова – хочет дал, хочет взял.

А.БОГДАНОВ: Партия это общественная организация, общественный механизм.

С.КОРЗУН: Не управляемый напрямую президентом.

А.БОГДАНОВ: да, и неуправляемый лидером напрямую тоже. У каждого равный голос в партии, и у каждого делегата равный голос. И  поэтому, когда было сказано: ребята, нет, не пойдет так, давайте Ройзмана уберите. Тогда Прохоров заявил: или я  с Ройзманом, или я ухожу из партии. На одну чашу были положены все делегаты съезда, за которыми стояло более 70 тысяч членов партии, а на другой чаше Прохоров и Ройзман, вернее Ройзман. И говорят: ребята, выбирайте – или с Ройзманом, или никак. Ну, все так сказали: ну, если ты так на одну чашу нас кладешь, на другую Ройзмана, и  как у Наполеона, Жозефина — то есть, ты выбираешь Жозефину, — хорошо, выбирай Жозефину, а мы пойдем другим путем. И пошли другим путем. И напомню  — с  Прохоровым ушло 9 делегатов съезда из  92. Девять человек. Подавляющее большинство осталось на съезде. Два воздержалось, все остальные проголосовали за смещение с лидеров Прохорова – это что-то значит? Вы сказали,  — найдите три отличия. Один Касьянов ни  с кем не встретился из делегатов, и пролетел, и  второй тоже ни  с кем не встретился, не  поговорил, не объяснил позицию, не пришел в первый день на съезд. В 11.00 собрались делегаты, выходит депутат Госдумы от ЛДПР и говорит – ребята, сегодня съезда не будет, лидер звонил, съезд переносится на  завтра.

С.КОРЗУН: Вы тоже работали в  «Единой России», будучи членом ДПР.

А.БОГДАНОВ: Но начальник штаба – нормально? Потом выходит гражданин другой страны, говорит – все, надо расходиться. Тоже нормально?

С.КОРЗУН: Хорошо, судьба Прохорова и Касьянова – это их судьбы, может быть, судьбы страны, а может и  нет  — будущее покажет. Судьба «Правого дела» — на выборы идете?

А.БОГДАНОВ: Конечно. Сформировали список, выдвинули, собрали подписи, сдали их  — 157.

С.КОРЗУН: Вы по-прежнему должностей не занимаете? А говорят, ваш брат  — член политсовета партии?

А.БОГДАНОВ: Нет, он был до  Прохорова, сейчас нет.

С.КОРЗУН: И никто из ваших родственников там не фигурирует?

А.БОГДАНОВ: не фигурирует.

С.КОРЗУН: То есть, личного интереса у вас нет?

А.БОГДАНОВ: Нет, почему личных интересов нет? Есть — я второй номер по списку.

С.КОРЗУН: Рядовой член – второй номер по списку?

А.БОГДАНОВ: Да, в федеральном списке партии. 14 октября мы сдали подписи, вчера получили предварительный протокол проверки подписей, у нас порядка 3% отбраковки, и я уверен, что 24 октября нас зарегистрируют.

С.КОРЗУН: Сколько надеетесь набрать на выборах?

А.БОГДАНОВ: Мы будем бороться за 7%.

С.КОРЗУН: 800 млн. рублей, 20 млн. долларов – деньги, которые Прохоров вложил в партию, и самый популярный вопрос сейчас.

А.БОГДАНОВ: Самый простой ответ – все вернем.

С.КОРЗУН: Но пока не вернули.

А.БОГДАНОВ: Все заявления, которые поступают, сразу деньги… хочу пояснить, что это деньги не лично Прохоров положил на счет партии.

С.КОРЗУН: очевидно, это спонсоры, которых привел Прохоров.

А.БОГДАНОВ: Там порядка 184 человек, физических лиц, и порядка 8 фирм. Всем, кто пишет заявление и говорит — я, такой-то такой-то, прошу вернуть деньги – всем вернем. До копейки. Вопрос закрыт.

С.КОРЗУН: Вернемся к двум проектам — «Правое дело» и  «Демократическая партия России» — как между выборами в одном случае, с начала 2000-гг, или с  начала 90-х и до 1995 г. не  совсем понятно людям было, чем занималась партия, так и  с  «Правым делом» — от сессии до сессии живут студенты весело,  — не было денег, и не было никаких акций?

А.БОГДАНОВ: почему? И  ДПР до  2008 г., пока не прекратила существование, участвовала в региональных выборах многих, итак же, как та же СПС до  2008 г. во многих регионах получала какие-то проценты, и достаточно немалые, — например. В  Курске мы получили 6,99, всего двух голосов не хватило для прохождения 7%, та же «Гражданская сила» получала хорошие проценты, которая вошла в  «Правое дело», также «Правое дело» участвовало в региональных выборах сейчас, между выборами в  Госдуму, и  в Дагестане получили, правда, уже был снижен порог  — там 5% перешли, были другие примеры, меньше 5, но все равно в районе 3-4% партия получала.

С.КОРЗУН: Государство финансирует партии все больше и  больше, но все равно это деньги не очень большие.

А.БОГДАНОВ: Финансируются те, кто прошел 3-4%.

С.КОРЗУН: То есть, вы государственных дотаций не получали?

А.БОГДАНОВ: Не получали.

С.КОРЗУН: А в чем тогда интерес простого члена партии? Есть машиноместо, плохая дорога. Хрен с ней, дорогой, пусть так и будет, пусть мы не отремонтируем наши гаражные места.

А.БОГДАНОВ: Для чего люди обираются? Есть кружки по вязанию – люди собрались повязать, и вяжут, обмениваются всякими рецептами, как лучше вязать. Партия это общественный механизм, который влияет на политику государства. И даже  не будучи в парламенте, все равно партия на это влияет. И даже не будучи зарегистрированы,  — если мы смотрим на  ПАРНАС или еще что-то – все равно влияет на определенные действия властей в той или иной мере. Поэтому партия – это можно назвать кружки, а  так это до Революции, если мы вспомним, и было – были рабочие кружки, в которые люди вступали, чтобы влиять на принятие решений в государстве.

С.КОРЗУН: Вернемся к значительной части вашей жизни – не случайно вас называли политтехнологом, и  утверждали, что вы чуть ли  не  самый большой создатель партий. Вы сказали, что кроме ДПР за вами ничего особенного не числится. Я могу перечислить то, что вам приписывается. Ваши слова мне цитируют: «Мне все равно, какую партию делать, ориентация зависит от заказчика» — так было сказано?

А.БОГДАНОВ: Я занимался.

С.КОРЗУН: И «создание партии «под ключ» очень выгодный бизнес»  — тоже эти слова вам приписываются.

А.БОГДАНОВ: «Под ключ» ни одной партии не создавал. Консультировать – да, консультировал по многим партиям. Но это как любой адвокат или юрист, хотя я  им не являюсь, но в плане закона о выборах, о партиях, об общественных организациях я могу, как юрист дать дельные консультации.

С.КОРЗУН: В одном из  интервью вы якобы сообщали, что работали с  ДПР, «Объединенной российской партией Русь», «Единой России».

А.БОГДАНОВ: Консультировал.

С.КОРЗУН: Российской партией пенсионеров.

А.БОГДАНОВ: нет. Идея моя. Это идея названия.

С.КОРЗУН: С  Союзом акционеров АО  МММ.

А.БОГДАНОВ: Консультировал.

С.КОРЗУН: Партия народного капитала Сергея Мавроди, а также занимался созданием «Сильной России», Народного патриотического движения. Две последние, по признанию своего создателя, так и остались невостребованными. Правда?

А.БОГДАНОВ: Эти партии не регистрировались.

С.КОРЗУН: Созданием занимались?

А.БОГДАНОВ: Консультированием.

С.КОРЗУН: «Сильная Россия» — тоже ваша идея?

А.БОГДАНОВ: Да.

С.КОРЗУН: Вам приписывают, что вы принимали участие в кампании губернаторских выборов в Красноярске против Лебедя.

А.БОГДАНОВ: Да.

С.КОРЗУН: Как это назвали? Что-то со свиньями связано – это прием, который якобы  вы придумали – якобы переписчики ходили по  крестьянским домам, переписывали гусей и  свиней.

А.БОГДАНОВ: Нет. Там был знаменитый – во все учебники вошел, — марш бомжей. Заключалось в очень простом. Надо было найти бомжей, опросить, кто за  Лебедя, выстроить их в строй и запустить  — как это сказать — по улице с митингом. Вот и все, никакого обмана. Они шли «Мы за Лебедя», с флагами – никакого обмана.

С.КОРЗУН: Вам еще приписывается идея однофамильца вставить в параллельные партийные списки, и более того, не просто вставить, а  иногда просто даже исключать из партии – это так?

А.БОГДАНОВ: Не знаю этого.

С.КОРЗУН: ну как, известный человек, и  вдруг у него появляется полный однофамилец в списках другой партии.

А.БОГДАНОВ: Нет, я знаю классический пример – в Санкт-Петербурге тому же  Миронову в 1998 г. ставились – насколько я знаю, там было два или три однофамильца, один из них даже был негр, афроамериканец, — скажу более корректно. И  Миронов с большим отрывом, просто наголову тогда выиграл выборы. Встает вопрос – кому нужно было выставлять этих однофамильцев, и для чего они выставлялись. Потому что вся кампания Миронова была построена – смотрите, мне, хорошему, доброму и справедливому, выставили, сволочи и гады, в конкуренты аж двух  — по-моему, даже трех, но  третьего не зарегистрировали. И вся кампания была построена на этих черных технологиях: против меня, белого и пушистого, такие черные сволочи и гады. И выиграл там чуть ли  не под 90%. Поэтому тут большие вопросы – для чего ставятся однофамильцы? У нас народ очень умный, ушлый и все прекрасно понимает. И когда известному человеку на территории ставится однофамилец, ни одну бабку не проведешь – она знает, за кого голосовать. Поэтому такими технологиями заниматься неинтересно.

С.КОРЗУН: Для вас, как для политтехнолога, середина 90-х, вторая половина 90-х было время значительно интереснее, чем 2000?

А.БОГДАНОВ: Конечно. Выборы губернаторов – любой политтехнолог скажет – наиболее интересные выборы, какие только есть.

С.КОРЗУН: Имело значение – выигрывает, или проигрывает ваш клиент?

А.БОГДАНОВ: Всегда разные задачи ставятся. Все всегда судят. Выиграл или не выиграл политтехнолог. Но часто перед политтехнологами ставятся разные задачи — например, просто засветка — кто-то идет просто засветиться, и  на этом на следующих выборах в городскую или областную думу пройти. Есть задача перед политтехнологом, например, по Лебедю — было понятно, что лебедь выиграет в одну калитку и в первом туре. Перед нами задача стояла, чтобы Лебедь не  выиграл в первом туре. При этом финансы и там и там были одни и те же.

С.КОРЗУН: Многие считают, что вас как политтехнолога использовали и в случае с  Касьяновым и  Прохоровым, и даже называют имя Суркова.

А.БОГДАНОВ: Я здесь так скажу – оправдываться или еще что-то это бесполезняк, — извиняюсь за сленг. То, что происходило на этих съездах, может быть, кому-то было выгодно, и  в  СМИ как-то это подсвечивалось так, как кому было выгодно – это уже решать нашим слушателям, избирателям. Но я делал то. За что мне не стыдно, и что я считаю правильным.

С.КОРЗУН: То есть, вы секрета нам не раскроете?

А.БОГДАНОВ: Это не секрет. Я говорю, что, может быть, это было кому-то выгодно – может быть, допускаю.

С.КОРЗУН: перед эфиром вы  посетовали, что вас называют политиком, а  политик, как мы с вами выяснили, это человек, который занимается политикой профессионально в том смысле, что получает деньги за свою работу. Вы профессиональный политик?

А.БОГДАНОВ: нет, не профессиональный политик. За политику я не получаю денег.

С.КОРЗУН: А за что получаете?

А.БОГДАНОВ: В моем понимании, что такое профессиональный политик? – да, получающий деньги за то, чем он  занимается. Но это тот, за которым стоят определенные политические силы и  он выбран, то есть, или председателем партии. То есть, я был профессиональным политиком, пока был лидером ДПР. Сейчас я рядовой член партии, и был рядовым членом партии в  «Правом деле». На сегодняшний день — да, я  политик, потому что я второй номер в  списках «Правого дела» на выборах в Госдуму. Да, хотя я денег за это не получаю. Но я иду в  Госдуму, я излагаю свои мысли, излагаю программу партии, в том числе, и конечно, это профессиональная политика. Но  когда заявляют люди, за которыми нет людей, то есть, нет общественной организации с большим количеством людей, которые его избрали – просто мне это знакомо по началу 90-х гг., когда движение «ДемРоссия» — туда входили партии, и входили на индивидуальном, как индивидуальный человек там достаточно много людей  — начиная от  Каспарова, которого я глубоко уважаю сейчас, да, за ним есть его организация, есть люди. Но тогда не было организации просто, или — сейчас я уже не помню, кто в 90-е гг. – ну, много там… Хакамада… нет, и Гайдара тогда не было. Я помню, тогда были Вера Кригер, Шнейдер, Боксер,  — понятно, кто за ними стоит, но  они избираются в руководство «Демократической России», при этом от  партии по  одному делегату в руководстве «ДемРоссии», а просто, кто с  улицы пришел,  — сколько угодно и  как угодно. Вот этого я не понимаю. А они говорят: мы политики.

С.КОРЗУН: А за вами кто стоял?

А.БОГДАНОВ: Когда мы входили в  «Демократическую Россию» — напомню, что мы  ее  и создавали в 1991 г., за мной стоял Молодежный союз ДПР, за которым числилось 3,5 тысячи членов на тот период. Когда мы выходили из  «Демократической России». Это был 1992 г., мы ушли в оппозицию к  Ельцину – то же самое за мной стояло то же самое количество.

С.КОРЗУН: Вопрос остался – чем вы зарабатываете на жизнь? Если не политикой, или политикой только  иногда?

А.БОГДАНОВ: Политическими консультациями, в том числе.

С.КОРЗУН: Политтехнолог ваше более точное определение вашей профессиональной деятельности?

А.БОГДАНОВ: Политконсультант, скорее, политолог.

С.КОРЗУН: заказы есть до их пор, и не только на территории России?

А.БОГДАНОВ: Да, в том числе. И Казахстан, и  Украина, и Прибалтика и даже Африка.

С.КОРЗУН: Проблемы там сходные с  нашими?

А.БОГДАНОВ: Абсолютно.

С.КОРЗУН: Европу не  консультируете?

А.БОГДАНОВ: Прибалтика.

С.КОРЗУН: Ваш опыт хождения в  президенты — 4-е место, получено немного голосов.

А.БОГДАНОВ: Миллион. На мой взгляд, достаточно для первого раза.

С.КОРЗУН: Вполне прилично. Опыт публичных дискуссий. Кто-то удивился из  слушателей, что вас Жириновский не расстрелял, как обещал в студии.

А.БОГДАНОВ: Они путают – моего доверенного лица. Конфликт был с доверенным лицом, с Николаем.

С.КОРЗУН: После этого вы обиделись и ушли в  следующем туре.

А.БОГДАНОВ: Такое было. После конфликта с моим доверенным лицом, уже на  эфире «Радио России», вернее, после эфира, подошел Жириновский и сказал: ты ходи, оборачивайся, и  когда выходишь в подъезд, оборачивайся. Я ему сказал — вы мне угрожаете? – Да, я тебе угрожаю. Поэтому на том знаменитом эфире последним я и сказал, что расстреливать будет, вернее, пристреливать как бешеных псов.

С.КОРЗУН: Можно посмотреть – есть этот ролик в интернете. На выборы президента собираетесь идти?

А.БОГДАНОВ: Я рядовой член партии, как решит партия, так и поступим. Если мне доверят, я, конечно, соглашусь.

С.КОРЗУН: Перефразируя одного политика: если я буду хорошо выполнять эту работу, то я пойду в президенты, — правда, он говорил «снова». Андрей Богданов был гостем программы «Без дураков». Спасибо, что пришли.

А.БОГДАНОВ: Спасибо вам. Всех бы пригласил в  «Фейсбук», в «Одноклассники», в «Твиттер» — везде присутствую.

С.КОРЗУН: Возможно, встретимся. Спасибо.

Комментарии

21

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

18 октября 2011 | 23:20


В какой букет не воткни его, а всё

из той же клумбы цветок луговой...


ivan_kuzmith 19 октября 2011 | 07:18

Забавный фраерок


(комментарий скрыт)

20 октября 2011 | 02:35

предлагаю распечатать все комменты и послать дурачку


monsterdimka 18 октября 2011 | 23:42

Совесть у него есть?


aryen 18 октября 2011 | 23:59

Как так: без дураков и в то же время с Богдановым?!


gujuman 19 октября 2011 | 04:28

Точно, пора переименовывать программу в "ужин с дураком"


sms_failed 19 октября 2011 | 00:08

А мне понравилось, как красноармеец работал в штабе вермахта.


20 октября 2011 | 02:20

Да, его признания о рейдерстве партий - это круто, это под силу только железным путиноидам, т е истинному вермахту.


masterskazzok 19 октября 2011 | 00:19

Такая какая-то позиция и интонация "всеми обиженного". Прямо слушать противно...


raisa45 19 октября 2011 | 00:23

это точно божье чудо!неведомо кто,неведомо откуда....


nesoglasnyi_2 Дмитрий Клейн 19 октября 2011 | 01:04

Как я теперь разочаровался в мировом масонстве.. и тут - полная деградация.


nesoglasnyi_2 Дмитрий Клейн 19 октября 2011 | 01:50

Да, все-таки здорово ГБ умеет кадры себе подбирать! Одним таким сотрудником, как Богданов, дискредитируются сразу три врага Великой Путинской России (ВПР) - масонство, либерализм и демократия. И все сразу только за одну зарплату!


stirlisc 19 октября 2011 | 07:56

Корзун лукавит или нет, когда говорит, что ему интересен Богданов? Наверное, всё же интересно взять интервью у ничтожества, узнать его мотивы поведения и как-то разоблачить его... Но Корзун не загоняет собеседника в угол, а просто слушает... Оказывается, многих Богданов глубоко уважает - Каспарова, Травкина... Богданов так и не признался, что за ним стоит Сурков.


bazilio66 19 октября 2011 | 09:44

Иуда, был бы он жив, мог бы многому научиться.


19 октября 2011 | 10:46

Нельзя верить неолибералам в либеральной стране - они другие, да и ходють в другие места :
http://asd.iao.ru/pya/HTML/liber.html


stirlisc 19 октября 2011 | 11:55

А рейтинг-то просмотров никакой... Корзун просчитался?


puteshestvennik 19 октября 2011 | 13:03

Сколько раз глядя на современных так сказать политиков приходит мысль что Федор Михалыч в 21 веке мог бы повеситься при попытке описать то что у них вместо души, а при попытке понять ощущение не ада а высохшей серой помойки.


alexk123 20 октября 2011 | 00:56

Корзуну за интервью 4--: заставил произносить кое-что из того, о чем масон не хотел говорить, но по верхам.


nottingham 20 октября 2011 | 15:06

Кто это?


alexk123 20 октября 2011 | 01:25

А вообще-то, если выбирать между охранником Жириновского, Медведевым, масоном и Путиным - ясно, что Путин первый парень на деревне. И чегой-то говорят, что выборы у нас безальтернативные: врут - выбор-то какой...


alexk123 20 октября 2011 | 01:39

Беда только - масон кочевряжится: может подвести страну.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире