'Вопросы к интервью
СЕРГЕЙ КОРЗУН: Добрый вечер всем, Сергей Корзун – это я, а моя сегодняшняя собеседница Елена Кондулайнен. Лена, добрый вечер.

ЕЛЕНА КОНДУЛАЙНЕН: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: По национальности ингерманландка.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, очень красиво звучит, правда?

С. КОРЗУН: Практически.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Никто не понимает, что это.

С. КОРЗУН: Да, по профессии, похоже, уже бывший секс символ советского кино. Почему-то именно советского Вас называли.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Вы знаете, интересно, ко мне подошел недавно совершенно мужчина и сказал, что бывших генералов не бывает.

С. КОРЗУН: Это точно. Но по призванию ведьма. По крайней мере, так Вас муж Ваш бывший называл, один из Ваших бывших мужей.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, не только муж, но и вот радиоведущие некоторые тоже, когда я в прямом эфире говорю прогнозы, и они сбываются. Понимаете, на всю страну. И потом в блогах пишут «она сказала» и это вдруг происходит, поэтому, ну, я не буду в Вашей передаче давать прогнозы.

С. КОРЗУН: Нет, почему, почему. Давайте какой-нибудь прогноз на результат. А, Вас же муж упрекал в том, что он смотрел свое киевское «Динамо». А Вы говорите: а, все равно проиграют. Так чисто по-женски, без прогноза без всякого.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Не всегда. Частично, кстати, более часто выигрывало. Я просто тогда, когда он смотрел на меня, говорит: ну, что? Я  говорю: ну, я не могу тебе сказать. Когда они должны были проиграть. А это бывало очень редко, кстати. Потому что там Шевченко играл раньше.

С. КОРЗУН: А все понятно. Шевченко это Ваш любимый?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Это его любимый.

С. КОРЗУН: А Вы кого любите?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: А дело в том, что я сама в футбол играю. Я себя люблю. И у меня есть свои наработки. Я в команде сериал-футбол играю. За артистов, против политиков. Там против опять же каких-то других артистов. Я действующий.

С. КОРЗУН: На какой позиции? Защитник, наверное, чтобы… Нет, вратарь, чтобы отвлекать всех нападающих.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Но как женщина я постоянно ее меняю. Потому что женщине нужно все время позиции менять.

С. КОРЗУН: Т.е. такая женщина должна быть в любой точке поля, чтобы шансов у соперников просто не было никаких пройти мимо, не оглянувшись, по крайней мере.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: В зависимости от того, кто против нас играет. Поэтому, если сильный вратарь, то я около ворот. Если там нападающий, значит, я держу его в поле зрения. И как это сказать? Убираю просто.

С. КОРЗУН: Любите быть рядом с сильными? Или противостоять сильным?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Я люблю да, противостоять, я люблю игру, риск. И самое интересное, я не люблю сдаваться. Ведь сколько уже, на протяжении многих лет я как бы все время на экране, все время на телевизоре, в телевизоре, в телевидении. Сейчас я сочиняю песни, и музыку, и слова, и пьесы пишу, и сценарии. В общем, это говорит о том, что у меня еще большое будущее.

С. КОРЗУН: А то. Елена Кондулайнен, автор музыки и текстов, которая сама себя ассоциирует с одинокой волчицей. Именно так и называется эта песня, которая звучит в эфире «Эхо Москвы».

ПЕСНЯ

С. КОРЗУН: Елена Кондулайнен в эфире «Эхо Москвы» в программе «Без дураков». А чего это Вы вдруг одинокая волчица? Всех прогнали что ли мальчишек?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Самое интересное, что я эту тему открыла. Вот сейчас я хожу на кинофестиваль 31й. И  очень злободневна тема одиночества. Очень. Т.е. я ее как бы открыла еще 7 лет назад. Понимаете, эту тему одиночества. Ну, потому что видите как, ведь раньше общество нас согревало. Мы жили в обществе, старались как-то обществом решать какие-то проблемы. Сейчас одиночки…

С. КОРЗУН: Сейчас не греет совсем?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да. Но я думаю, что мы в этот мир приходим одинокими и уходим одинокими. И очень многие подходят и говорят: это про меня. Вы знаете, про меня написали. Представляете, хотя я писала по себя.

С. КОРЗУН: Про себя. Был прототип лирической героини этой песни.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, самое интересное, фанаты, вот они сделали клип на эту песню в интернете.

С. КОРЗУН: А у нас тут тоже, между прочим, клип тут был, авторское исполнение на фоне логотипа «Эхо Москвы» в студии. Иногда жалеешь, что радио это не телевидение, потому что на это было здорово глядеть. Публично исполняете где-нибудь? В театре?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Я сейчас только приехала с кинофестиваля в Турции «Синемарина». И там пела на открытии, на закрытии. Сейчас я в Артек улетаю, потом Болгария. Т.е. я на фестивалях и в августе у меня будут гастроли по побережью нашего Черного моря. Лазурное, Сочи, так что могут все послушать, прийти на мои концерты.

С. КОРЗУН: Елена Кондулайнен. Говорят, что Ваша фамилия была источником в советские времена не  очень приятным, даже на Иванову собирались менять, или на Русову, учитывая фильм, в котором снимались.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, моя бабушка, она Вяря, ну, она сменила, ей пришлось Вяря сменить на Иванову. И в принципе это была бы моя тоже фамилия Иванова родная, потому что бабушка, поскольку репрессии были. И фамилии такие, они вызывали негатив. Ну, может быть, предаст, может быть, еще что-то, понимаете. Звучит моя фамилия – Контулайнен. Лембитутувилху я. Лемби – это в переводе любовь, ну, вот. Ну, как бы двойное имя у меня Елена. А Тутувилха – это Ивановна. Так вот у моего отца было записано в паспорте. Вилха Вилхович. Смешно ужасно.

С. КОРЗУН: Расскажите, кто такие ингерманландцы. Я то прочитал, нашим слушателям интересно из первых уст.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, ингерманландцы – это такая нация, которая смешанная финны-шведы. И это основное племя, которое жило вот Ленинградская область, и там еще некоторые индивидуумы остались ингерманланды. Целое поселение. И ингерманландцев какое-то время забирала Финляндия к себе. Ну, а сейчас и сейчас, в общем-то, едут, но сейчас покупают паспорта, покупают эту национальность, чтобы уехать в Финляндию, получить там пособие. В 99м году, по-моему, я подавала на отъезд, потому что что-то у меня ничего не получалось. Было абсолютное безвременье. И мне дали квартиру в Хельсинки 4-комнатную. Но мы не поехали туда с детьми, с мужем, вот не поехали.

С. КОРЗУН: А чего не решились? Время такое смутное еще было, мягко говоря, после кризиса. 99й как раз только кризис тот начал заканчиваться.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: А я сейчас, в общем-то, где-то рада, потому что у меня с работой хорошо, мне приходится выбирать, и это здорово, и меня люди любят, подходят ко мне. Русский народ меня очень любит. Сейчас вот в Турции подходили и говорили: ой, на Вас весь Казахстан молится. Вы наша любимая актриса. Т.е. я это слышу каждодневно, и вот представьте, если бы я уехала. И в Финляндии про меня пишут, и я приезжаю туда, и концерты, и все, и меня там знают. Причем самое интересное, что скандинавские страны, вот  они пишут. Есть такой журнал «Сканди», ну, по скандинавским странам. Т.е. они меня тоже признают за свою.

С. КОРЗУН: Напомню, что в программе «Без дураков» на «Эхе» Елена Кондулайнен. И Мирослава Сегеда, кинокритик.

МИРОСЛАВА СЕГЕДА: Для меня эта актриса имеет два лица. Первое лицо – это питерское исключительно, когда она дебютировала в 70-х годах, фильм «Путешествие в другой город». И это был очень сильный ее дебют. По этому дебюту она уже как бы  очень много снималась. По тем ролям по питерским она мне запомнилась, как красивая и колючая молодая женщина .И в конце в 80-х годах она уже стала сниматься в московских фильмах. Здесь она как бы меняет свое амплуа и переходит в качество просто красивой женщины. И я немного была разочарована в этом смысле. Потому что она стала как бы звездной дамой в далеко не звездных фильмах. Что бы мне хотелось ей пожелать, это одного. Несколько расширить амплуа. На это у нее есть очень большие возможности, и она просто станет звездой домашнего экрана.

С. КОРЗУН: Мирослава Сегеда.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Спасибо большое.

С. КОРЗУН: Ну, что будете расширять репертуар?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Вы знаете, а я уже это делаю. К сожалению, как у  меня было в 90-е, я  очень много снималась. Вот сейчас ко мне подошли, говорили «шоу для одинокого мужчины» видели. Слушайте, ну, какой дуэт с Калныньшем, какая драматическая роль. Но, к сожалению, эти картины, я  очень много снималась в драматических картинах в 90е. Но не было проката. Их не было возможности увидеть, И по телевизору их не показывали. Вообще не понятно что показывали. И как бы у меня по-другому могла сложиться судьба, но я вошла в этот образ секс символа и  стала его играть. И  он мне очень понравился. Очень комфортно я себя почувствовала и заигралась. И потом надо было, может быть, пораньше из него выйти. Но я все-таки спохватилась и вышла. И вышел фильм «Сеть», где я играла спившуюся мать, которая растит одна ребенка. Это очень интересная, кстати, роль. И фильм неплохой получился. И вот я снялась в прошлом году «Кардиограмма любви» и с ним знакомятся зрители. Это Оксана Байрак, там у меня с Борей Невзоровым дуэт. И мы та я играю кардиохирурга, который спасает жизнь своей сопернице. Очень интересная роль.

С. КОРЗУН: Ну, не жалеете, что вышли из образа? Потому что где-то или пошутили, или правду сказали о том, что надо было становиться порно актрисой, уже предложений много было. Секс символ, так секс символ.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Дело в том, что надо играть все время, надо играть. Не останавливаться просто в каком-то амплуа. Играть и то, и то, и то. Но я никогда не переходила вот эту грань. А не могла бы стать. Мне вообще предлагали взять порно бизнес под свое имя. Весь. Я бы была супер богатая женщина сейчас.

С. КОРЗУН: В шоколаде просто. Блондинка в шоколаде.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Точно. Т.е. блондинка в шоколаде вообще отдыхает. И вот я этого не сделала. Потому что ну может быть, потому что я с детства писала стихи, и у меня, на мой взгляд, на взгляд моих друзей, ну, тот, кто ознакомлен с тем, что я пишу, они называют меня крупным литератором. Я могу, кстати, прочитать.

С. КОРЗУН: Дойдем еще до этого. Может быть, мужья отвлекали? Я все-таки по тому периоду. Мужья-то запрещали вроде, или не рекомендовали, скажем так, сниматься в откровенных сценах.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, как мой друг Мережко сказал: наконец-то ты занялась делом, а не любовью – карьерой.

С. КОРЗУН: А еще про Вас говорили, журналисты писали что ли: всегда голая и всегда веселая. Или что-то в этом роде – Елена Кондулайнен.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Абсолютно. Вы знаете, я сейчас опять веселая, я хожу на дискотеки. Я раньше очень часто ходила на дискотеки. Там танцевала, перетанцовывала всех просто. Эту энергию и сейчас я  опять, у меня период пошел. Я опять столкнулась с молодостью. Что-то период такой интересный у меня пошел.

С. КОРЗУН: Ну, и чтобы завершить, если вообще возможно завершить эту тему, первый фильм «Сто дней до приказа», фильм после которого вас и стали называть секс символом первая полная обнаженка в советском тогда еще кино, это какой, 89, 90 год где-то да?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да. Дело в том, что там очень интересная драматическая роль…

С. КОРЗУН: Я прошу прощения, Вы где-то говорили, что сами были шокированы тем, что получилось. И фильм не выпускали какое-то время.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Там такая история, что действительно не выпускали, потому что говорили, что это как бы получается вранье про советскую армию, и ложь, и министр военный, я не знаю, как он называется…

С. КОРЗУН: Министр обороны.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, он запретил эту картину для показа. И мне пришлось обратиться к моему фотографу, который являлся фотографом Ельцина. И Борис Николаевич нам помог, и создал прецедент, скандал, и эту картину показали по экранам. Т.е. она демонстрировалась в кинотеатрах. Я не представляю, а зал сидел, когда была премьера, он был в шоке, зал. И я сама была в шоке. Меня спросили: и как Вы теперь будете ходить по улицам? И я ответила: ну, мы с Вами ходим по разным улицам. И действительно после этого у меня такой взлет был карьеры в том плане, что я снялась в «Интервью» в журнале, я стала всемирной звездой. У меня был агент, который занимался мной. Меня приглашали в Испании, в других странах на роли. Другое дело, что я  опять влюбилась и не поехала. И вот как раз с мужем…

С. КОРЗУН: И часто влюбленность портила Вам карьерный успех?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Очень часто. Вы знаете, вся жизнь моя была перепорчена любовью. Потому что очередной Минахин, который предложил мне сниматься в фильме «Убить Шульца», я была катастрофически влюблена. И для того, чтобы там надо было бандершу сыграть, я все время думала о своем лице. Вот как это… вот лице как актрисы. Потому что я училась у великих людей. Это Товстоногов, и Додин. И педагог Кацман, это великие люди. И поэтому мне было как бы неудобно переходить совсем в другое кино. Потому что где-то я себе очень навредила. Я не снялась «Иди и смотри» у Климова. Потому что посчитала, что фашистку я не должна играть. Если бы я сыграла, вероятно, у меня по-другому жизнь сложилась. Ну, постоянно я себе вредила, честно.

С. КОРЗУН: Катастрофически влюбленная Елена Кондулайнен. Но с катастрофами покончено, или есть еще в уголке сердца что-то?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Моя жизнь вся в любви. А я не могу…

С. КОРЗУН: По глазам вижу, не покончено с катастрофами…

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Абсолютно. Вы что.

С. КОРЗУН: Елена Кондулайнен, вернемся к этому разговору через 2 минуты.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Напомню, что моя сегодняшняя гостья актриса Елена Кондулайнен. Вот из вопросов, которые пришли по интернету, вопрос от служащего из России, так он подписался: «Елена, расскажите, пожалуйста. Про фильм «Фламинго приносит счастье», про Вашу роль в нем, историю съемок и т.д. К сожалению, нигде не могу его найти, может, вы подскажите».

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Знаете почему, «Фламинго приносит счастье», потому что я там, кстати, это был 83 год. И я там была уже обнаженной…

С. КОРЗУН: Т.е. это питерский период еще, да?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да. И это было в Таллинне мы снимали. Это эстонская картина «Таллиннфильм». И тоже, кстати, была культовая книга о вранье в советском обществе. Я постоянно была, вот первая картина «Путешествие в другой город», она была положена на полку. Потом еще была картина положена. И когда мне предложили «Иди и смотри», я подумала, ну, опять положат на полку. И я буду все время на  полке. Потому что постоянно мне предлагались темы, которые со скандалом связаны. И эта картина, она действительно не выходила, потому что там тема, что наше порочное общество, что двойной моралью живет. И поэтому она как бы так прошла незамеченной, из-за того, что ее не хотели, чтобы ее заметили. И там я первый раз, нет, какая разница, я снималась уже обнаженная, а «Сто дней до приказа» она стала культовой картиной просто. Из-за того, что, в общем-то, драматургия, Поляков. Такая вещь нашумевшая из-за того, что, конечно, вот эти кадры – это повторение «Эмануэль». Я посмотрела, думаю, я же «Эмануэль» тогда до этого не видела. А потом посмотрела после своего фильма и подумала, там же «Эмануэль» только российский.

С. КОРЗУН: Но Вы готовили себя к этому. Пишут о том, что и голышом на лошади девчонкой скакали по бесконечным полям в Ингерманландии. Было такое дело.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да я же жила то за городом. На хуторе. И там мы выходили с подружкой в лес, загорали обнаженными. Людей-то не было. Один только раз молодой человек. Мы просыпаемся из-за того, что кто-то смотрит. Смотрим, сидит молодой человек и смотрит так на нас. Я говорю: Вам не стыдно? А  он говорит: а Вам не стыдно? Я говорю: интересно, Вы же видите, что мы лежим голые, нет, чтобы мимо пройти.

С. КОРЗУН: Не рассчитываете. А потом в лимузине разъезжаете по питерским улицам.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Это уже Москва была.

С. КОРЗУН: По московским улицам уже.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Я хотела расслабить людей. Между прочим, тогда меня очень благодарили за  то, что они говорили: Лена, Вы нам дали свободу. Вот это ощущение свободы. Что человек может все. Вот когда вдруг один обнажается, и  он разрушает все стереотипы, все разрушает. Вообще время разрушает, все взгляды разрушает. И люди поняли, что они могут быть свободными и тоже вести себя свободно. А ведь тогда же было такое впечатление, что это было время зла, когда все вокруг запрещено, когда все друг на друга стучат. Неизвестно, чем это закончится. У меня моя тетя, еще даже в 90-х годах, там в 95м, она говорила: я тебе расскажу. Она мне вдруг стала рассказывать, что происходило с моими предками. Как они были уничтожены. Почему фамилия была Иванова. И она говорила: чи… И  она закрывала все. Это в доме. Она боялась, потому что она считала, что все вернется обратно.

С. КОРЗУН: Кому эстафету секс символа передали? Или никому не передавали? В своих руках еще держите, в закромах дома лежит эстафетная палочка.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Я только что закончила фотосессию у Андрея Шарова. Она, конечно, всех приведет опять в шок. Она посвящена «Сто дней до приказа»-2. Пробы, что-то мне кто-то шепнул, что собирается продолжать. Моде же такая, второй фильм, раз такой культовый повтори, «Сто дней до приказа»-2. И вот такие фотопробы мы сделали. Возможно я, смогу ли, потянули. И вот Андрей Шаров скоро представит это в интернете. Это будет очень интересно. В общем, он хозяин этого.

С. КОРЗУН: Елена Кондулайнен. Так что эстафетная палочка на месте осталась. Еще я Вам скажу, что моя сегодняшняя гостья – видный общественный и политический деятель.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, политический Вы, конечно…. Это в будущем. Все-таки это же общественное движение.

С. КОРЗУН: Подождите, партию любви то создавали.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Партия любви – общественное движение. Между прочим, мы инициировали день семьи, который я придумала, выпестовала и создала вот этот день семьи, который стал национальным праздником. Это замечательная идея, мы подхватили. И вот это каждый год теперь это празднуется. То, что я придумала, я придумала в 93 году этот праздник, подумала: а почему не дают за годы вместе прожитые, там 50 лет, 25. Это же подвиг. И я придумала медали, ордена, и дарила медали, ордена, и сейчас это делается.

С. КОРЗУН: Фракции там сохранились в Вашей партии? Там были фракции любителей блондинок, любителей брюнеток, бывших бабников.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Настоящих бабников, неразделенной любви к родине. Козлов по жизни. Ну, Вы знаете, никто в козлы не хочет. Никто.

С. КОРЗУН: А Вы думали, все побегут сразу, скажут – мы козлы по жизни.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Мы хотели сделать фракцию целомудрениц, опять никто не захотел. Кроме меня.

С. КОРЗУН: Михаил Звездинский о том времени.

МИХАИЛ ЗВЕЗДИНСКИЙ: Партию любви надо возрождать всегда. Но что это за партия, когда это было, я не помню. На какой-то тусовке она подошла ко мне и попросила вступить. Я говорю, все, что касается любви и прекрасных женщин, я всегда согласен. Потому что все лучшее, что я написал в жизни, это посвящается женщинам. И все лучшее, что я напишу, тоже будет посвящаться женщинам. Поэтому там, где любовь, там где женщины, я всегда рядом. Ну, Лена Кондулайнен, по-моему, хорошая актриса. Я давно ее не видел, правда, но приятно будет повидаться вновь.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, спасибо, Миша. Вы знаете, мне, к сожалению, времени не хватает сейчас. Я все время хочу расстараться там с театром. Потому что у меня очень много антреприз. Я хочу расстаться со сценой, посвятить себя кино, и политике. Но телевидению. Но  опять у меня предложения звонят, и я иду по наименьшему сопротивлению.

С. КОРЗУН: Вы поторопитесь. Сейчас делали послабления для всяких партий политических. Теперь даже если не добираешь какое-то число процентов, то несколько депутатов будет. Представляете, вот двухпартийную систему строим, строим. С одной стороны, Единая Россия, с другой партия любви. Как Вы думаете, за кого пойдут голосовать?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Конечно, за партию любви. К сожалению, для Единой России.

С. КОРЗУН: Не вопрос. Самое время. Представляете двухпартийная система в России. Путин или Кондулайнен.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ко мне подходят многие, говорят – как вступить в Вашу партию.

С. КОРЗУН: Путин и Кондулайнен. За кого голосуете? За Кондулайнен или за Путина? Два партийных лидера.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Извините, до 14го года мы не можем пока еще что-то…

С. КОРЗУН: Регистрироваться, возникать…

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Нет, регистрироваться мы будем. Но знаете как. Путин, он же ленинградец и Медведев. А я тоже ленинградка.

С. КОРЗУН: Ну, земляки. Земеля.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Поэтому я думаю, что мы поладим.

С. КОРЗУН: Вместе.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Единая Россия в партии любви, или партия любви в Единой России.

С. КОРЗУН: Интересно, какие там будут общие фракции.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, пока я не готова просто честно Вам скажу. Я пока не готова партийной жизнью заниматься. Потому что я пока еще хороша собой, и мне хочется в кино, я еще много не сыграла в кино. Я каждый год говорю, в хорошей картине, вот сейчас мне опять предлагают. Я  опять должна буду сниматься. Вот снимусь и вот уйду, и никак не уйти, понимаете.

С. КОРЗУН: Все еще никак не решили вопрос главный для Вас, который решаете в каждой картине. Даже в сериале «Быть или не быть».

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, очень много предложений. Предложили, например, партия Зеленых, представьте, московским регионом заведовать. Я подумала, подумала, я говорю – ну, я же такой человек, что я же опять наскандалю. Кому-нибудь кислород перекрою. Я же за свои слова, я не могу быть равнодушной. Понимаете, т.е. или же я полностью принадлежу вопросу и помогаю. Или же я вообще не занимаюсь этим. Я говорю, ну, и что будет, я буду перекрывать всем кислород, скандалить, потому что я  не могу этого видеть, потому что я искренний человек. Я отвечаю за свое имя. И поэтому если я отвечаю за свое имя, значит, я должна от чего-то отказаться, и уйти, например, в партию любви с головой, заниматься политической жизнью. Пока я этого себе не могу позволить. Потому что у меня не напечатано. Я хочу все прочитать свою пьесу.

С. КОРЗУН: Да расскажите, наконец, чему Вы изменяете, в общем. От партии куда ходите? Куда, в какую сторону? Что там пишите, какие докладные записки?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да везде я изменяю. Понимаете, вот: «Мы управляем временем давно. Нам наблюдать всегда смешно за тем, как придают значенье люди минуте жизни иль секунде. Давно понять уже могли, что жизнь без времени. Но  они такие глупые и в глупости смешны. Считают каждое мгновение любви, они тем самым убивают время и все, что Богом на земле дано. Когда в мгновении вся вечность скрыта, и дверь для всех туда открыта. Представь, открой и лишь войди. Мы управляем временем давно, и только нам одним дано им управлять и время возвращать. Вернуть его, поставить вспять, заставить всех воспринимать, что так должно быть на земле. Над этим мы работаем везде. Везде, везде, и в принципе нигде. Ведь нет учета, не видна адова работа. И контролировать процесс – наша забота». Понимаете?

С. КОРЗУН: Программное партийное заявление просто. Зачтется в предвыборной кампании.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Знаете, в моей пьесе есть намек на открытие, что жизнь может быть без времени, и мы можем дольше жить, и секрет молодости. И я по этому поводу даже хотела обратиться к нашему президенту Медведеву с такой просьбой, чтобы мне лично заменили паспорт. Потому что у нас такая дискриминация по возрасту происходит. Я вот не чувствую своего возраста, и другие не чувствуют. Когда я приезжаю в другую страну, мне все дают меньше лет, чем есть на самом деле. И я думаю, ну как же у некоторых женщин не указывают, мне почему-то все время пишут в интернете, какой у меня возраст. Когда меня встречают, говорят: ну надо же, не поверишь. И я думаю, ну вот если я себя ощущаю, если я еще готова работать, а мне говорят – а сколько ей лет смотрят. Ну, нет. Дайте женщинам такую возможность…

С. КОРЗУН: Лена, Вам Ваши 25 лет, в общем, никакой нужды скрывать нет. Вам же было, как Вы сами говорили 16, потом повзрослели. 25. Ну, и чего скрывать то? Или что или кто постарше там нужен?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Вот хотелось бы ощущение, попросить, чтобы взяли в паспорте написали мне другой возраст. И я бы тогда уже чувствовала себя свободнее, спокойнее, понимаете. Потому что мне хочется оставаться молодой. Ну, жизнь такая короткая. Мне не хватает на все времени. Потому что у меня столько всего, у меня любовь к этому, к этому. Я это хотела бы сделать.

С. КОРЗУН: Поименно назовите – этого, этого, этого, к кому у Вас любовь сейчас.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, да, да, у меня такая песня есть. «Я любила, я грешила каждый раз как в первый раз. Никого я не забыла, всех я помню, как сейчас. Ой, Иван Петрович, помню, люблю. Коленька, это было незабываемо. Петечка, ну, куда же ты делся. Васечка, ну, позвони. Ой, Сереженька, а может, начнем все с начала?» Понимаете, это такая история.

С. КОРЗУН: Тоже вполне жизненная история. Пьеса то провидческая, талант свой, уж боюсь сказать, ведьминский используете?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, есть такой момент. Есть там такие очень интересные вещи происходят. Такая чертовщинка есть. «Мастер и Маргарита», такой замес есть. Вот еще один отрывочек маленький, маленький можно?

С. КОРЗУН: Давайте, давайте.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: «Всего боюсь. Бог меня прости. И воровать боюсь, и бедность не в чести. Так как же мне решить проблему и душу вызволить из плена? Не хочется мне нищим умирать, но ведь и золото на небо не забрать. Как много надо человеку. Быть может, только пригодится веку. Не клянчить, не завидовать, не врать. Не только брать, но и еще давать. Заботиться о людях, о друзьях, о родственниках и врагах, о детях брошенных, прохожих, о зверях, быть добрым и любить не впопыхах. И дать своей душе полет в веках. А может быть, чтоб денежек хватало. Держать свой аппетит. Но все равно все мало».

С. КОРЗУН: Мало по жизни. Тоже мало, или это уже монолог лирической героини?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: А это нет, это герой как раз мой говорит. Старик здесь герой, а предыдущие были люди в черных плащах, которые хранят время, и которые руководят им. Понимаете?

С. КОРЗУН: Пока еще нет. Боюсь, что через несколько лет поймем, но будет поздно уже.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, многие люди вообще не понимают, как они живут и не берегут жизнь. Я после того, как жизнь могла потерять, вот мне каждого мгновения маловато. Мне хочется его расширить и войти туда, куда, может быть, людям даже и запретно входить.

С. КОРЗУН: Это история с электричеством в ванной?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: И с электричеством у меня несколько раз были ситуации, т.е. меня как-то по жизни все время есть моменты, в которые я чувствую опасность. Я знаю, что я могу уйти в мир иной, и я начинаю сразу тормозить себя. Потому что в прошлом году почему-то мне казалось, что если я ее допишу, то все и что-то со мной произойдет. И я искусственно тормозила окончание этой пьесы. А потом как-то подсознательно начала уже другую писать. И вот Мерилин Монро, там очень интересный ход. Потому что поэты, какая-то мистика с ними происходит с поэтами. Так же, как с артистами. Последнее время это особенно заметно, что играет роль, и  она переходит в жизнь.

С. КОРЗУН: Мерилин Монро Вы упомянули. А кто-то еще, вам приходит, Ваш не скажу, идеал женщины, а какие-то реперные точки. Женщины, которые помогли Вам, может быть, сформироваться.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, я сыграла 83-82 год Марлен Дитрих, я играла на сцене спорткомплекса Ленин на 20 000 народу. У нас по 3 спектакля, это известный курс Товстоногова, Додина. «Ах, эти звезды», спектакль, который есть в интернете, кстати, И эта роль. На меня очень повлияла Марлен Дитрих все-таки. Кстати, ведь Мерилин Монро ее копировала. А в свою очередь Марлен Дитрих Гретта Гарбо. Понимаете, вот так интересно. Все, как Вы говорите, эстафетная палочка. Но я довольно быстро. Я же пародирую очень многих певиц. Я играю, и это есть в моем концерте голосовые пародии и так актерски я играю. А просто очень интересный ход о Мерилин Монро. Он как бы говорит о том, насколько тяжело вообще женщине жить. А особенно красивой женщине. А вот это просматривается на Мерилин Монро. И там такой очень интересный ход. Мне кажется, что эта пьеса даже будет ставиться в других странах. Поскольку Мерилин Монро она известна и такого хода я ни у кого не видела.

С. КОРЗУН: А интересный вопрос, почему красивой женщине тяжелее жить, чем просто симпатичной?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Потому что очень большая ненависть и сопротивление вокруг. Потому что, наверное, красота это все-таки власть. И человек стремится от этой власти отделаться, и поэтому начинает в конфликт входить, невольно гасить, и невольно вредить. Невольно, подсознательно. Чтобы отделаться от этой власти.

С. КОРЗУН: Встречались с этим реально в жизни?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Постоянно встречаюсь. Постоянно даже сейчас, а тогда просто это было что-то ужасное. Всем кажется, что вот какая удачливая, но я все время в борьбе. В борьбе с тем, что меня не признают, меня ругают, меня … Притом, что я удивляюсь, вот возникают какие-то персонажи. На мой взгляд, вообще никакие, но их возносят до небес, а, понимаете, а меня всю жизнь, ничего хорошего обо мне не прочитаешь. И я перестала давать интервью. Вы знаете, сейчас последнее время меня нет ни в газетах, ни в журналах. Почему? Потому что я говорю умные вещи, как у Вас, почему я прихожу на прямой эфир. Потому что я могу прочитать, вы мне даете прочитать. Люди понимают, что я не глупенькая блондинка, которая неведомо как сделалась известной.

С. КОРЗУН: Ну, Вы остры на язык. Такой шлейф за Вами тянется, и в интервью там так остренько, и проходились активно, неравнодушная.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Нет, я не могу быть равнодушной. Меня все в этой мире тревожит, волнует. Я вообще переделала бы этот мир, и может, в будущем с партией любви я это сделаю. Потому что у меня есть концепция вообще новая очень интересная новой жизни и будущего, как бы людей сделать счастливыми. Вернее, как. Я на это уповаю, что мне Бог даст. Мозги же  Он мне дает, Он мне дает возможность писать, размышлять. Поэтому я думаю, если бы я все говорила, что я думаю, ой, ой, ой.

С. КОРЗУН: В театре Луны продолжаете играть?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да, у меня сейчас «Губы» и вот «Путешествие дилетантов», Проханов сказал: ты должна вернуться в этот спектакль. Я сначала посопротивлялась, потом решила, что я вернусь.

С. КОРЗУН: А чего уходили? Я как-то пропустил эту историю.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Нет, я из театра не уходила, я их спектакля вышла. Потому что там ушли, с кем я играла, и Виноградов. Многие артисты, с Шаляпиным случилась трагедия, Ливанов Игорь вышел из спектакля. Т.е. тот коллектив, с которым я работала этот спектакль. И я как-то среди молодых получаюсь. Потом у меня «Восемь женщин» есть. Спектакль. Ну а в основном, конечно, я занимаюсь такой деятельностью. У меня директор появился, Николай Бабичев. Он директор «Песняров». И вот мы будем сотрудничать, я буду ездить с концертами.

С. КОРЗУН: А отдыхаете где? А, на российско-финской границе. В родных местах в тех самых полях, в родных пенатах.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Вы знаете, у меня вообще 5 лет не было отдыха. Потому что я говорю, в каком-то графике я существую, я говорю, я уже не могу тянуть это.

С. КОРЗУН: Да Вы же сами себе хозяйка, откуда график такой?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: А потому что постоянно звонят, где-то что-то нужно сказать интервью, где-то нужно что-то выступить. И это так здорово на самом деле, значит, я востребована, правда. И я поняла, что актеру, вот когда он немолодой, ну, и молодому, наверное, тоже, нельзя представлять время для того, чтобы он закапывался в себе, начинал ковыряться, нужно работать, работать, работать.

С. КОРЗУН: Иначе, депресуха начинается, всякие мысли о бренности существования.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Потрясающе. Так странно, я вот нахожусь один день, допустим, дома, второй день и все я понимаю, что меня куда-то ведет. Это страшно.

С. КОРЗУН: С таким увлечением до эфира рассказывали о кино, которое сейчас на фестивале смотрится. Тогда порекомендуйте нашим слушателям что смотреть.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Посмотреть обязательно нужно, Вы прямо меня врасплох застали. Я только что до этого говорила, от «Царь», конечно, наша картина Лунгина. Потом картина израильская «Муки в гневе» обязательно посмотреть. Потому посмотреть Исландия-Франция картина «Я скоро вернусь». «Человек на проволоке». Ну, много.

С. КОРЗУН: А сами в каком из этих фильмов хотели бы сняться? Или во всех из перечисленных? Т.е. в этом смысле Вы зрительница или зрительница квалифицировано-профессионально смотрите…

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Только в одном… Там нет для меня ролей. Знаете, я сама написала сценарий, но из-за того, что я боялась, что это произойдет со мной в жизни, я не стала, т.е. его брали, и нужно было решаться, или отдать его актрисе, вот эту роль, которую мечтает каждая актриса сыграть. Или же самой сыграть и это может произойти в жизни, потому что как ни странно, я что-то говорю… Заметьте, я не говорю прогнозов больше. Потому что я в позапрошлом году сказала про лето и столкновение, что было. И это произошло. И я заметила, что у меня есть такая способность предсказывать. Поэтому я не хочу быть как бы ассоциирована с тем что… Потому что мне недавно сказал сын: знаешь, мама, ты накаркала. И вот это для меня явилось стопом. Потому что так как же, как я маме своей говорила. Она мне предсказывала, она мне говорила, что с тобой будет. И я ей говорила, ты вечно каркаешь, ты меня сглаживаешь. Вот это ты на мне наколдовала. А дело в том, что нет, есть люди, которые угадывают, ну что-то произойдет, событие. И  они говорят, они озвучивают, ну, потому что им дано предсказывать. Они видят.

С. КОРЗУН: А как-то защищают себя искусственными способами. Там амулет, оберег?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Нет, нельзя.

С. КОРЗУН: Почему?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ну, потому что это все глупости.

С. КОРЗУН: Так, нормально, договорились, пришли. Предсказательница, потом говорит, что защищать себя не надо, потому что это все глупости. Почему глупости?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: А потому что по-другому все происходит. Мы же тоже животные. Мы живем в животном мире.

С. КОРЗУН: Абсолютно.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: И у нас есть интуиция, нужно просто прислушиваться к этой интуиции. И ее развивать. И тогда будет тебе дано в какой-то момент затормозить что-то, в какой-то момент уйти куда-то, туда, куда тебе надо уйти вообще, чтобы спастись. Вот и все.

С. КОРЗУН: Т.е. в программе «Битва экстрасенсов» мы Вас не увидим.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Да Вы что. Между прочим, у меня сценарий лежит, но не мой, как раз мне предложили сниматься, экстрасенса сыграть. Это было бы  очень интересно. Человек, который предсказывает, играет это. Там есть механизмы, самое интересное, что есть загадочные вещи. Есть.

С. КОРЗУН: Т.е. для себя, я так предполагаю, для домашних, для детей еще можете предсказать, а для всех не можете.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Теперь я не буду этого делать. Я могу. Я предсказала одно событие. И не буду говорить сейчас какое. Я много знаю, но не скажу.

С. КОРЗУН: И свою судьбу знаете?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Нет, я знала с детства, ты можешь ее менять. Я предугадывала ее, но ею можно руководить во всяком случае. И смерть отодвигать тоже можно. Я же отодвинула. Или как бы мне отодвинули. И не один раз.

С. КОРЗУН: Что приносит Вам радость, что дает Вам силы?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Любовь. Влюбленность я перманентно все время влюблена.

С. КОРЗУН: Дети в Вас пошли? Тоже влюбляются?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Ага. Колоссально, потрясающе.

С. КОРЗУН: А источник огорчений?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Источник огорчений – это мнительность своя же опять же в себе все. Это проблема моя. А с другой стороны это меня, может быть, и ведет, и оберегает от чего-то, тоже интересно.

С. КОРЗУН: Ну, и, наверное, самое последнее, источник надежды? Все хорошо закончится, скажите?

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Будет супер. Вы знаете, какое время настанет после одного… Будет испытание. Но после будет такое время, которого никогда не было на земле. Люди будут жить в творчестве, в созидании, в любви, это будет очень здорово. Я предлагаю всем слушателям дожить до этого времени и быть счастливым.

С. КОРЗУН: Слушаемся. Елена Кондулайнен была в программе «Без дураков». Спасибо огромное, Лен. Удачи Вам.

Е. КОНДУЛАЙНЕН: Спасибо. И Вам тоже.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

pujardoff 25 июня 2009 | 00:45

ингерманландцы
Настоящая блондинка: "Я самая красивая, я самая талантливая, меня весь мир знает..." Обнадежило ее заявление, что в интернете можно будет узреть ее порно-сессию


27 июня 2009 | 17:42

блондинки
Да, блондинка, и потому светлая голова и светлый человек!
С удовольствием послушала и почитала.


kva0707 30 июня 2009 | 22:41

Мне нравится
Борис Бурда ...
Мне 47 лет, видел Вас в Что-где-когда
с самого начала ...
Для меня - самый эрудированный и спокойный
игрок...
Спасибо, что Вы есть...


kva0707 30 июня 2009 | 22:43

вопрос к Борису
А Вы смотрите футбол, в частности Шахтер ?


lyuboznatel 02 июля 2009 | 15:29

"весь мир знает" - это круто. А мне Елену жаль, так из кожи вон лезть, что бы любыми средствами обратить на себя внимание! Ради чего?И потом, разве любовь и похоть - одно и тоже? А глядя на неё, возникают определённые ассоциации, которые к любви никакого отношения не имеют, да и к похоти , в прочем , уже тоже.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире