'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 июня 2009, 22:12

СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем привет, Сергей Корзун – это я, мой сегодняшний гость – человек, сочиняющий, исполняющий стихи и музыку собственного сочинения, этим он нам и интересен. И зовут его Олег Митяев. Олег, добрый вечер.

ОЛЕГ МИТЯЕВ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Сейчас, насколько я понимаю, чистите себя под Пушкина. Есть такое дело. Давайте к этому. Вот что общего между Вами? Человек, который родился 210 лет назад, и человек, который родился ну 50 с чем-то лет назад.

О. МИТЯЕВ: Да, между мной и Пушкиным, сразу на ум пришли слова Леонида Алексеевича Филатова, который писал замечательно стихи. Он сказал, что все мы гумус, на котором когда-нибудь вырастет большой поэт. Поэтому я вот стараюсь.

С. КОРЗУН: Но Вы поэтом себя считаете?

О. МИТЯЕВ: Нет, я  стихов никогда не писал, к сожалению. Ну, может быть, не дано. Как-то все началось с песен, и так вот песнями и идет.

С. КОРЗУН: Но в песнях слова они тоже же стихами называются. Наоборот, многие даже обижаются на слова поэт-песенник. Говорят, какой поэт-песенник, поэт и все.

О. МИТЯЕВ: В песне помимо музыки, слов и исполнения есть гораздо более важные вещи. Это гармония между этими компонентами.

С. КОРЗУН: Как удается достичь?

О. МИТЯЕВ: А стихи ведь можно просто читать, там уже гармония просто на бумаге напечатать и все.

С. КОРЗУН: Как удается достичь гармонии, удается достигать, скажем так?

О. МИТЯЕВ: Да удалось ли? Стараемся. Не нам судить.

С. КОРЗУН: Нет, ну, судя по количеству благодарностей, которые пришли на сайт, и вообще высказывались, ну, наверное, получается. Чего, да вон и Ваши коллеги тоже. Вадим Мищук, например.

ВАДИМ МИЩУК: Олег считается продолжателем дела Юрия Визбора, насколько я знаю. И это ему очень близко, я думаю, что у него получается. Он не похож ни на кого, и это самое главное. В нашем деле главное не быть похожим ни на кого. У него это есть. Тембр голоса, который не спутаешь ни с чем. И его песни тоже не спутаешь ни с чем. Дай Бог ему развиваться и писать все новые песни, чтобы все лучше, лучше. И творчество, и талант у него есть, это точно.

С. КОРЗУН: Напомню, что это Вадим Мищук.

О. МИТЯЕВ: Подготовились.

С. КОРЗУН: Ну, а как же. Работаем же. На радио работаем. Приходиться готовиться. В эфир же все это выходит. Олег Митяев, напомню, у нас в гостях. Так к Пушкину вернемся. Завтра премьера, событие какое-то.

О. МИТЯЕВ: Да, завтра в концертном зале «Мир» на Цветном бульваре произойдет презентация альбома «Да здравствуют музы». Это аудио альбом с литературно-музыкальной композицией, где Вениамин Смехов и артистка театра Вахтангова Марина Есипенко читают стихи. А Витольд Петровский молодой человек с прекрасным голосом, поет самые сложные песни. Олег Митяев поет песни попроще вместе с Родионом Марченко и Леонидом Марголиным.

С. КОРЗУН: А еще бы сказали, что Марина Есипенко это Ваша супруга.

О. МИТЯЕВ: Ну, в данном случае это не имеет значение.

С. КОРЗУН: Семейный дуэт все-таки, как на работе. А что на работе, многие вон и работают такими семейными тандемами всю жизнь.

О. МИТЯЕВ: Ну, в общем, надо сказать, что артистка Есипенко она справилась с ролью музы в клипе…

С. КОРЗУН: Это с точки зрения мужа.

О. МИТЯЕВ: Да.

С. КОРЗУН: Или художественного руководителя всего этого проекта?

О. МИТЯЕВ: Ну, говорят.

С. КОРЗУН: Говорят, справилась.

О. МИТЯЕВ: И надо сказать, что снимала этот клип Ирина Миронова, которая тоже много чего видела. И мы надеемся, что это доставит радость и зрителям и слушателям.

С. КОРЗУН: Я не помню, Давида Тухманова упомянули или нет?

О. МИТЯЕВ: Я забыл упомянуть, потому что он как бы не участвует в альбоме и в клипе, хотя он есть в оформлении альбома на стенке в потрете, но завтра он в авторском исполнении споет несколько песен.

С. КОРЗУН: И  он, кстати, не частый гость последнее время в России. Постараемся его в эфир залучить, кстати.

О. МИТЯЕВ: Да, он специально приехал из далеких краев.

С. КОРЗУН: Ну, не такие уж далекие по нашим расстояниям.

О. МИТЯЕВ: Да. Граница уже открыта.

С. КОРЗУН: С Германией – напрочь. В Германии он сейчас, по-моему?

О. МИТЯЕВ: Нет, он сейчас приедет из Израиля. Он вообще как-то по разным странам кочует и довольно часто бывает в Москве. Потом мы, кстати, всей этой кампанией 5 числа поедем в Михайловское, чтобы 6-го уже на месте отметить в деревне день рождения Пушкина.

С. КОРЗУН: Если серьезно, Пушкин еще актуален? Надо его детям читать? Или не надо? Своим читали? Или вот это просто за все то время, что не дочитали детям Пушкина решили уж разом решить все проблемы.

О. МИТЯЕВ: Я послушал этот альбом более 200 раз. И только где-то на 140й раз я настолько проникся и полюбил не то, что мы сделали, а стихи Александра Сергеевича, что, я думаю, что я заражен на всю оставшуюся жизнь читать и наслаждаться вот этой поэзией. Поэтому, конечно, надо читать. Но, наверное, в определенном возрасте у каждого человека приходит время читать классику. А не тогда, когда положено в школе. Но пытаться надо.

С. КОРЗУН: Но детям своим не читали, уходите от ответа.

О. МИТЯЕВ: Пушкина? Конечно, читал, как же без Пушкина. И детские сказки, это просто классика.

С. КОРЗУН: А еще говорят злые языки, что вы злобный отец. Сына в армию отправили.

О. МИТЯЕВ: И не одного.

С. КОРЗУН: Двоих да, по своим следам. Я служил, ребятки. Но Вы служили, кстати, где-то тут на речном флоте.

О. МИТЯЕВ: Каком речном? На самом главном военно-морском. Просто я в самом сердце служил. Я адмирала флота Советского Союза охранял.

С. КОРЗУН: Ага.

О. МИТЯЕВ: Так что, Горшков, Царствие ему Небесное.

С. КОРЗУН: Морской котик.

О. МИТЯЕВ: Ну, знаете, конечно, мы все писали письма домой, что у нас тяжелая морская служба. Или потом приходили в театр Ленком или театр Сатиры и говорили, что мы с подводной лодки. Бабушки, у нас один свободный день. Всю жизнь мечтали сходить на «Автоград 21». И нас пропускали.

С. КОРЗУН: Ага, а не собирались в армию. Говорили Вам, что как кандидат в мастера спорта по плаванию…

О. МИТЯЕВ: Какая штука интернет. Вы все прочитали.

С. КОРЗУН: Ну, а теперь, ну, Вы и рассказывайте.

О. МИТЯЕВ: Ну, я не собирался, я собирался тренироваться. Тренер сказал, что договорится, и я до самого последнего дня тренировался. А потом он сказал: не получилось, извини, завтра с вещами. И с другой стороны, это было здорово. Потому что я был в прекрасной спортивной форме, как будто я подготовился для армии. Там как раз пригодилось иногда и переплывать какие-то преграды, доставать упущенные кем-то автоматы. И вообще вся эта общая физическая подготовка, она была кстати.

С. КОРЗУН: А чего ж дальше кандидата в мастера не пошли?

О. МИТЯЕВ: Ну, потому что в институте физкультуры нам сказали, что спортом заниматься очень вредно. Спорт – это смерть.

С. КОРЗУН: Какие хорошие у Вас были преподаватели.

О. МИТЯЕВ: Преподаватель по физиологии так и сказала. Она сказала, что физкультура – это жизнь. А королева физкультуры – это прогулка.

С. КОРЗУН: Ходьба. Точно. У меня те же сведения из интернета почерпнуты. Или из принтера. Тоже там читал, что ходьба максимально удовлетворяет все необходимые потребности человеческого организма.

О. МИТЯЕВ: Ну, вот когда мы приезжаем в другие города, я все время совершаю большую прогулку пешком по городу, и наблюдаю за процессами внутри организма. Вот это самое печальное, когда ты знаешь, что происходит с организмом, когда его охватывает гиподинамия, когда ты мало двигаешься. И это тебя мучает, не знал бы, жил бы себе спокойно.

С. КОРЗУН: Ну, и на фига такое образование тогда? У Вас не одно еще. Не только институт физкультуры. Еще там…

О. МИТЯЕВ: Монтажный техникум.

С. КОРЗУН: ГИТИС, по-моему.

О. МИТЯЕВ: А потом я поступил в ГИТИС. Это уже было как-то поближе. Но в общем уже было не нужно. Потому что у нас весь курс были уже действующие артисты, и как раз вот это отделение закончила и Алла Пугачева, и Миша Евдокимов, мы учились с ним одной группе.

С. КОРЗУН: Миша вроде не закончил. Или лень было подходить за дипломом.

О. МИТЯЕВ: Да. Он закончил, но не пришел за дипломом. Потому что ему сказали, что надо сдать еще два зачета, и тогда выдадим. Он сказал: ну и ладно.

С. КОРЗУН: А Вам диплом пригодился где-нибудь? Пришли вот, например, устраиваться на работу? А Вам говорят: а вот диплом? А у меня два диплома о высшем образовании. Сказал Олег Митяев.

О. МИТЯЕВ: Ни один не пригодился. Может быть, это даже хорошо, потому что в результате я вроде занимаюсь таким делом, которое никому вреда не приносит и мне приятно.

С. КОРЗУН: А дети дипломы получают? У вас их какое-то несметное число.

О. МИТЯЕВ: 4.

С. КОРЗУН: Кстати, тут недавно награды вручали. Одной четверодетной семье вручили. Вас там не было замечено, между прочим.

О. МИТЯЕВ: А четыре считается?

С. КОРЗУН: Ну, по крайней мере Медведев награждал.

О. МИТЯЕВ: Елки палки.

С. КОРЗУН: Надо было подать заявку на статус многодетного отца. Кстати, я только вчера узнал, что единственная в России награда, которая вручается в двух экземплярах – отцу и матери.

О. МИТЯЕВ: Да, а если матери разные это считается?

С. КОРЗУН: Ну, всех можно, наверное. Поделили бы, кстати, с бывшими женами сохраняете отношения или как. Ох, аж, закашлялись. (Смех). Ох, попал с вопросом.

О. МИТЯЕВ: Да, слава Богу. Нет, конечно. Как Вы не вовремя спросили.

С. КОРЗУН: Ладно, дам маленькую паузу. Сергей Урсуляк.

СЕРГЕЙ УРСУЛЯК: Я  очень рад тому, что могу сказать об Олеге хорошие слова. И больше всего рад тому, что я могу сказать это и даже лично, потому что я Олега считаю замечательным певцом, замечательным поэтом, замечательным композитором, таким (НЕ РАЗБОРЧИВО) который называется Олег Митяев меня всегда очень радует. Я его очень люблю. Я думаю, что главное, что в нем есть, это лиризм. Он замечательный лирик. В нем есть такая ностальгическая нота, которая мне лично очень близка.

С. КОРЗУН: Настоящий лирик Олег Митяев, по словам Сергея Урсуляка, а хочется вот врубон какой-то там хард врубить. А то все лирический. Хард рок. О человек не слышал слова «хард». Хард рок.

О. МИТЯЕВ: Нет, просто я сейчас разу подумал про Сергея Урсуляка. Мы сейчас были в Одессе. И все время вспоминали фильм «Ликвидация». И там даже поставили памятник Гоцману рядом с МВД. В общем, с милицией, как она у них называется. Или с полицией. Наверное, если бы в свое время попал совершено случайно на рок фестиваль, может быть, я бы сейчас писал другие песни. Но я совершено случайно попал на фестиваль авторской песни. И это был какой-то 78-79 год, и, конечно, меня покорили эти люди. Тогда авторская песня, так как людям деваться было некуда, и там были просто мастера своего дела. Там комендантом фестиваля мог быть какой-нибудь профессор, академик деятельный, и у него это хорошо получалось. И там жюри, они все, в общем, энциклопедисты, умницы, и это было потрясающе. Песни прекрасные. Я просто заразился и на следующий год обязательно приехал.

С. КОРЗУН: Кстати, выдам секрет, подслушанный до эфира, должен сказать, что Юрий Кобаладзе признавался в любви к песням Олега Митяева. Сплавляясь по рекам они все время… Ну, как Вы же слышали.

О. МИТЯЕВ: А Вы знаете, была потрясающая история, когда Черномырдин ехал в лифте с Ниной Филимоновной Визбор. И сказал ей: Вы знаете, Нина Филимоновна, я ведь вырос на песнях Вашего мужа. Особенно мне нравится песня, «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

С. КОРЗУН: Ну, это часто Визбору приписывалось…

О. МИТЯЕВ: И статья в газете называлась «Черномырдин вырос на песнях Митяева».

С. КОРЗУН: А приятно было, черт возьми?

О. МИТЯЕВ: Да, конечно. Мы вообще с Черномырдиным как-то не расстаемся. Вообще, есть такая книжка, где какие-то фразы такие оставшиеся в памяти народа. И если у меня там две какие-то фразу, от у Черномырдина аж 7.

С. КОРЗУН: Ну, вот Олег Митяев попал на фестиваль авторской песни, и сложился как лирик. Надо было на рок фестиваль точно отправить. Что ж тогда какие рок фестивали проходили в те годы. Может, рок музыка не умерла бы.

О. МИТЯЕВ: Такая поговорка в авторской песне. Поэтом можешь ты не быть, а музыкантом быть не можешь. Вот, видимо, поэтому я пошел в авторскую песню.

С. КОРЗУН: А это правда, что 7 аккордов знаете, в то время, как Окуджава 5. Эта история известная. Наверное, лукавите все-таки.

О. МИТЯЕВ: На самом деле, может быть, их уже и 12, но приятно, что Окуджава сам это сказал. Так бы я не стал возвышаться над ним.

С. КОРЗУН: А не хотелось никогда обучение классическое гитарное получить для того, чтобы тоньше передавать лирические оттенки.

О. МИТЯЕВ: Это не имеет смысла. Если человеку не дано, значит, не дано. Я, наверное, несколько занятий по гитаре у меня было, и вот и все. И как-то дальше не сложилось. И я очень рад этому. Потому что это такая дрессированная обезьяна получилась бы. Я бы выучил какие-то, знаете, люди некоторые заканчивают консерваторию, и  они по нотам великолепно играют, оттачивают это мастерство и делают это прекрасно. А есть люди, которые от Бога. Вот у  нас есть один великий пианист, у него наград очень много. И наш Леонид Марголин. И когда этот пианист выдает что-то невообразимое на рояле, который он учил в течение многих лет. То Леонид может рядом сесть и сыграть приблизительно также без нот приблизительно. Он, конечно, там где-то очень сильно фальшивит. Но тот пианист просто в восторге. Это когда кто-то имитирует французскую речь или немецкую, это так похоже. Но на самом деле абракадабра.

С. КОРЗУН: А француженка, я, кстати, забыл уже историю, от чего родилась. Как-то с Францией связана, или сложилось так.

О. МИТЯЕВ: Ну, теперь у меня уже две француженки. Одна и вторая.

С. КОРЗУН: Любимые обе.

О. МИТЯЕВ: Песня «Француженка», она вообще не придуманая. Т.е. она такая конкретная. Там все написано. И 17й квартал. И подружка из США, и водка «Столичная» именно, потому что от нее голова не болит. Т.е. там все абсолютно.

С. КОРЗУН: Жизненная история. А как там, у кого, Макартни что ли крутилась, одна из величайших песен 20 века, у него там было «Скрамблед дэкс», что-то вроде омлета, из которого потом получилось «Естедэй». Да, эта история известная. Из омлета и вроде как такое. А у Вас получалось из всякого сора чего-нибудь такое сотворить?

О. МИТЯЕВ: А у меня все из этого.

С. КОРЗУН: А навязчивые идеи есть? Преследуют, пока в песни не воплотятся? Или нет? Или садитесь, спокойно пишите песню, потом идете дальше.

О. МИТЯЕВ: Нет, это дело вообще спокойно не делается. Но какие-то песни просто пишутся вот уже 15 лет. Вот есть песня. Они заколдованные. Я не могу их дописать. Некоторые песни я писал «свело узорами стекло, в окне темно-сиреневом тепло, молчание текло, как свет зрачка оленевого». Я написал эти 4 строчки, и потом я должен был все остальное к этому как-то приблизить. В принципе я  очень долго старался и домучил эту песню. А есть которые проще.

С. КОРЗУН: А были песни, которые, ну, не то, что в муках рождались, а когда душу рвало? По Вашей лирике так особо не скажешь, а вот совсем чтобы душу рвало. Не так иронично, лукаво, как там «Лето это маленькая жизнь».

О. МИТЯЕВ: Ну, вот когда я писал песню посвящение Мише Евдокимову – «Мужик», я писал, и я ревел, я не мог писать. Я просто останавливался и сидел, ревел. И я думал, а как я ее буду петь, если дописать не могу. И в конце концов я дописал эту песню. Мне всегда очень сложно ее петь. И как-то я тоже Марусе, жене говорю: послушай, там надо послушать какой-то контрапункт, она говорит: не надо. Потому что она не может ее просто так послушать. Потому что когда на концерте ты ее поешь, после нее нельзя ничего говорить, и надо петь какую-то проходную песню.

С. КОРЗУН: Олег Митяев в программе «Без дураков» на «Эхе», вернемся в студию через пару минут после новостей.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Ну, я напомню, что гость моей сегодняшней программы «Без дураков» Олег Митяев. Много вопросов пришло, кстати, сегодня с утра был только один вопрос, даже не вопрос, а пожелание – большое спасибо за Ваши песни, преподаватель из Казани в России. Ну, вопросики разные, в общем, понакидали. Сергей из Омска: был на всех концертах в Омске. Концерты становятся хуже дисков по восприятию. Возможно, диск включаешь под настроение. А может, пора переходить на камерную сцену? А Вы чего на стадионах в Омске то?

О. МИТЯЕВ: Ну, там большой тысячный зал в Омске. И, слава Богу, собирается. А, наверное, просто записи стали лучше.

С. КОРЗУН: По качеству, чем живое исполнение. «А сейчас что-нибудь пишется хорошее в смысле в противовес всей этот поп шелухе, заполонившей ТВ?» – спрашивает Валерий, научный работник из Москвы. Что-нибудь хорошее пишется в противовес? Или Вы не в противовес, а так в пандан.

О. МИТЯЕВ: Я не в противовес, я так самостоятельно. Вы знаете, меня очень изумило то, что на телеканалы вот клип, который мы сняли на стихи Пушкина и музыку Трухманова даже за деньги не согласились взять. И мы говорим, мы же не просто так. Или они бы посмотрели, сказали: нет, как-то это не  очень. Никто даже не смотрел. Сказали: Пушкин? Нет, не надо. Это не формат. Не за какие деньги. Это какая-то диверсия просто. Поэтому вот этот клип и фильм о съемках клипа вошел в альбом, и завтра и послезавтра на концертах это можно будет приобрести. Но какие-то каналы, конечно, где-то он промелькнет, проскользнет, но так как я себе представлял, что это хорошо бы показать, такое прекрасное произведение «Вакхическую песню», но…

С. КОРЗУН: Вопрос от программиста из Москвы: «Олег, огромное спасибо за Ваши песни». Кстати, песни, которые пел Рыбак на Евровидении, я, правда, не  очень силен в английском, да и странный он  у Рыбака. Очень похоже на Вашу «Одноклассницу», даже, наверное, слова на мотив лягут…

О. МИТЯЕВ: Я, к сожалению, не помню…

С. КОРЗУН: «Одноклассницу» или то, что пел Рыбак?

О. МИТЯЕВ: Я не помню то, что пел Рыбак. Но когда Ума Турман спели «Простится», то мне было очень много звонков с поздравлениями, что у меня неплохая песня, потому что это было очень похоже.

С. КОРЗУН: Олег спрашивает, служащий из Петрограда в России, вот как города именуются у нас теперь: «Лучшие песни уже написаны и спеты? Как дальше жить, расскажите». Написаны и спеты – это с восклицательным и с вопросительным знаком. Написаны и спеты уже лучшие песни?

О. МИТЯЕВ: Вы знаете, всегда есть надежда. Мы работаем, стараемся. И потом лучшее – это ведь  очень субъективно. Меня всегда очень радует, что приходят люди и говорят: Олег, вот если бы ты написал, ты мог бы больше ничего не писать. Если бы ты написал только одну песню. И я все время думаю, какую он скажет. Потому что говорят «Аватор», «Одноклассница», «Ненаточенные ножи», или там «С добрый утром, любимая», или «Лето – это маленькая жизнь», или «Крепитесь, люди, скоро лето». Я уже не говорю про «Как здорово, что мы здесь сегодня собрались», потому что в общем она уже не моя.

С. КОРЗУН: Начальник производства из Яхромы в России: «Олег, здравствуйте, какие отношения у Вас с родиной, в смысле там, где Вы родились? Вы ведь из Челябинска. Как часто там бываете? Где черпаете вдохновение для новых песен. Земляк». Подписался он.

О. МИТЯЕВ: Челябинск — это заповедник просто детства, юности. И я до 30 лет там жил, и сейчас каждый год приезжаю туда как минимум три раза. Там есть благотворительный фонд Олега Митяева, который организовали без меня и, вот при участии этого фонда проводится «Ильменский фестиваль», который, кстати, состоится 12-13-14 июня….

С. КОРЗУН: Совсем скоро уже.

О. МИТЯЕВ: И у нас в гостях будет Никита Высоцкий в этом году, и легендарный клоун Лейкин, мой кум, соратник Полунина. А в прошлые годы у нас была Тамара Гвердцители, Сергей Крестовский, Ума Турман и Стоянов, Вениамин Смехов. Т.е. фестиваль, я доволен, что проводит там этот фонд. Поэтому связь с родиной мы поддерживаем. А самое главное там есть еще премия, которая называется «Светлое прошлое». И все наши великие земляки были туда приглашены, и приглашаются и награждаются статуэткой Эрнста Неизвестного, это и Александр Градский и Анатолий Карпов, и Сергей Макаров, и  Маслюков, Пороховщиков, Гальцев и Глеб Панфилов. В общем, я могу объяснить это только челябинской радиацией, что столько великих людей там родились.

С. КОРЗУН: Ну, в общем, доказано, что в небольших дозах она очень благотворно влияет на организм.

О. МИТЯЕВ: Вот и пошли.

С. КОРЗУН: Как грибы пошли. Из Самары вопрос от Ильи, инженера. Вот здесь он просит меня дожать Вас. Попробую. «Во многих Ваших песнях, это он так тонко начинает, — слышны тонко завуалированные очень личные Ваши истории. Кому адресованы, например, песни «Царица Непала» и «Царица Непала»-2? (Отвечать, смотреть на глаза.) И как Ваша жена реагирует на такие романтические истории в Ваших песнях? Если Вы не сознаетесь сейчас, — пишет инженер из Самары, — то  скажите, пожалуйста, когда сознаетесь. Ведь не унесете же в могилу Ваши секреты».

О. МИТЯЕВ: Нет никакого смысла честно отвечать на эти вопросы, потому что главная задача при написании была запутать всех – и жену, и слушателя, и даже себя.

С. КОРЗУН: Себя удалось в первую очередь? Не помню, сказал Олег Митяев, — не помню, там не помню.

О. МИТЯЕВ: Концов не найти.

С. КОРЗУН: В любом случае спасибо от инженера за «радость и мурашки от Ваших песен».

О. МИТЯЕВ: Спасибо.

С. КОРЗУН: Поклонники из Самары обижаются, что не приезжаете на Грушинский фестиваль. Неужели такой плотный график концертов или уже не Ваш формат? Слишком местечково.

О. МИТЯЕВ: Ну, прежде всего, меня расстраивает то, что этих фестивалей два. И молодежь в этом случае, мне кажется, неправа. Потому что подвинуть стариков с их насиженного годами места. Могли бы в другом месте проводить этот фестиваль и показать свои молодые амбиции. В этом году я, конечно, приеду к старикам, но выступлю на том, и на другом фестивале. Потому что собираются люди, которые любят песни, и они ни в чем не виноваты.

С. КОРЗУН: Ну, а я воспользуюсь следующим вопросом Николая из города Королева. «Олег Григорьевич, каковы Ваши политические предпочтения?» И о политике поговорим. Любите о политике?

О. МИТЯЕВ: Да, дело в том, что как-то я переживал одно время, что придут, были выборы такие, и думаю, заплатят большие деньги, скажут – вот надо поехать. И я думаю, и  деньги нужны сейчас, и придется отказываться.

С. КОРЗУН: А почему отказываться?

О. МИТЯЕВ: И я просто измучился, думал, ну, как-то не хочу я. И а они придут, а деньги большие. Что делать, просто не знаю. Просто извелся весь. И никто не пришел.

С. КОРЗУН: А почему отказываться сразу-то собрались, придется отказываться? Что образ такой незапятнанный политикой?

О. МИТЯЕВ: Нет, просто я считаю, что политика вообще бесполезная вещь. И если бы ее не было, то такое ощущение, все быстрее бы нормализовалось. Может быть, это и не так, но она настолько уже сама в себе запуталась, что люди сами себе не принадлежат. И простые вещи, имеющие простые решения, они не могут себе позволить. Вот это, к сожалению.

С. КОРЗУН: Вот смотрите, Олег, мы с Вами примерно одного возраста, да даже практически, в феврале 56го наш месяц рождения общий. Пожили при советской власти, там чего-то делали, пошла перестройка, потом кризис за кризисом, сейчас последний, испытывали какие-то надежды, скажем, в конце 80-х, в начале 90-х, или вообще не думали о том, как будет страна устроена и Вам было уютно в ней?

О. МИТЯЕВ: Вот я до сих пор почему-то, наверное, это безответственно и несолидно. До сих пор чувствую себя пацаном. Вот как бы я не понимаю, что происходит. И не смотря на преобразования, не смотря на такой возраст, я не понимаю, что происходит. Я встречаюсь с разными людьми, я пытаюсь узнать, но правды нет.

С. КОРЗУН: А с кем беседовали, с Медведевым, с Путиным, беседовали? С Ельциным беседовали? Или к ним нечего ходить, чтобы узнать правду про политику?

О. МИТЯЕВ: Да, ну, мы с ними беседовали о других вещах, как-то не довелось о главном поговорить. Я все время несколько раз мне снился Путин во сне. И мы с ним сидим на рыбалке. Я говорю: Владимир Владимирович, а чего вот как вот я же спрашиваю…

С. КОРЗУН: Как Маяковский, помню, «двое в комнате – я и Путин».

О. МИТЯЕВ: И  он мне говорит, Путин мне говорит «да» и все. Вот и все.

С. КОРЗУН: И гадай потом, что имелось в виду. Но Вы-то в какую сторону поняли, все будет хорошо, или как получится.

О. МИТЯЕВ: Не знаю, но такое ощущение, что во сне он тоже не знал, что делать. А …

С. КОРЗУН: Хорошо бы сон не вещий был, между прочим. Должен хоть кто-нибудь знать, чего делать. Надежда то остается. А в своей среде о политике говорите?

О. МИТЯЕВ: А своя среда это кто?

С. КОРЗУН: А вот кампания, которая собирается там на шашлыки где-нибудь…

О. МИТЯЕВ: Так вот сейчас всех можно. Ну, есть, конечно, Эльдар Алексеевич Рязанов, он всегда имеет свое мнение, все-таки человеку уже за 80, и  он насмотрелся на политиков, на изменения строя, и какие-то у него есть ощущения, которые, может быть, я даже с ним не разделяю. Но иногда он так может резко высказаться. По кому-нибудь пройтись. Но так как во время бильярда не принято беседовать о постороннем, то больше мы играем.

С. КОРЗУН: Бильярд, классный бильярдист, чем еще увлекаетесь?

О. МИТЯЕВ: Ну, у меня страшные увлечения.

С. КОРЗУН: Секрет пошел.

О. МИТЯЕВ: У меня увлечение такое – метание ножей. И я как-то с детства привык их метать, насмотревшись ковбойских фильмов. И вот сейчас у меня даче такой стенд, и в армии мне это очень пригодилось. Я не то, что в кого-то метал, я выигрывал завтрак, и это было как-то полезно.

С. КОРЗУН:А Вот я как-то слышал, я же тоже пытался там и ножи, и топорик как-то очень забавно получается. Его надо как-то и снизу еще, по-другому, тоже проснулось знакомое. А вот где-то я слышал, что настоящие метатели ножей индийцы североамериканские, еще кто-то там, нож должен делать не больше одного или полутора оборотов. У него такая, чего получается, тяжелое лезвие, или легкая ручка, чтобы он летел. Или все-таки там кувырков много должно быть?

О. МИТЯЕВ: Это бывают разные модификации ножей, но да, чем дальше расстояние, тем сложнее, но такое самое распространенное – это пол оборота, это где-то 5-7 метров, дальше это уже идет эквилибристика. Это нужно всю жизнь этим заниматься.

С. КОРЗУН: А бумеранги там кидать или что там еще близко к ножам?

О. МИТЯЕВ: Как анекдот вспомнил, стоит человек весь в синяках, перебитый, и в руках у него бумеранг. И другой подходит и говорит: ну, чего ты стоишь, выбрось. Он говорит: ну на, выбрось.

С. КОРЗУН: Олег Митяев, к песням вернемся. Юрий Лоза:

ЮРИЙ ЛОЗА: Ну, во-первых, Олег Митяев – это чистой воды позитив. Это никогда, насколько я его знаю, а это уже много лет, никогда не вызывало отрицательных эмоций то, что он делает. Наверное, это от доброты душевной. В нем нету этой злости, в нем нет вот этой вот, как у Сашки Розенбаума, он злой на весь мир, и это видно в каждой его песне почти. А Митяев человек добрый. И поэтому если хочешь получить такой положительный заряд энергии, лучше слушать Митяева, а не кого-либо еще из людей, пишущих подобного рода музыку. И, конечно же, общение замечательное. Это такое нормальное, человеческое общение. Сейчас же, знаете, такая тоска по русскому нормальному мужику, который просто говорит без понтов без каких-то закидонов. Просто говорит вот по-простому с людьми. Вот у Олега это есть и, слава Богу.

С. КОРЗУН: Юрий Лоза. Алаверды будет какой-нибудь?

О. МИТЯЕВ: То же самое могу сказать.

С. КОРЗУН: Добрый, добрый. А чего Вы добрый? Добрый или добренький? Злость куда девалась? Или в ножи уходит?

О. МИТЯЕВ: Тут я недавно видел интервью Юрия Шевчука. И  он сказал: ну, да, нужно чтобы кто-то после боя залечивал раны, вот Митяев такой.

С. КОРЗУН: А еще ну про Вас много хорошего говорят, ну, не одни друзья у Вас. Вот есть такое мнение …

О. МИТЯЕВ: Наконец-то.

С. КОРЗУН: Бытует среди мэтров авторской… Нет, кстати говоря, никто, наверное, знают про Ваше умение владеть ножами, в общем, так…

О. МИТЯЕВ: Осторожничают.

С. КОРЗУН: В эфир никто такого ничего не сказал. А вот в интернете есть мнение, что Олег Митяев сильно коммерциализировался. А, по мнению Сергея Никитина, пишет один уважаемый ресурс, Олег Митяев опосел настолько уже не имел отношения к этому жанру искусства.

О. МИТЯЕВ: Ну, я ним опять же согласен, потому что у Сергея Яковлевича Никитина очень высокая планка. И для меня всегда это такой стимул и маяк. Потому что он пишет песни на стихи великих поэтов. И ему удается достигать гармонии в этом, и конечно, равняться на это стоит. Но что касается там опопсеть, это мое такое счастье, что, значит, я нахожусь на своем искреннем честном уровне, на котором находится большое количество людей, которые приходят на концерт. И по идее, если я бы то, к чему я стремлюсь, что, может быть, через много лет на концерты будут приходить мало людей, это будут профессора в основном, в основном по филологии, и два ректора какой-нибудь консерватории. Вот и, наверное, это будет пик совершенства. Я не могу находиться на другом месте, я нахожусь на этом. И для Сергея Яковлевича это, конечно не тот уровень. А что касается коммерсализации, слово какое хорошее, мне кажется, этого не хватает. Не хватает вообще в жанре авторской песни, да и в роке в общем люди не имеют каких-то хороших директоров, администраторов, а на мое счастье у меня есть Капитолина Сундукова, у меня есть Игорь Владимиров, Евгений Киселев, Оля Петрушина, Оля Герасимова – это люди, которые занимаются организацией процесса, и делают это деликатно. И это меня высвобождает для того, чтобы пописать иногда песни.

С. КОРЗУН: Где-то в одном интервью, а, может, в одном, вы признались, что деньги у Вас всегда практически были, еще и в советские времена, как начинали петь. Вас собственно ваша собственная песня и кормила?

О. МИТЯЕВ: Нет, у меня, в общем-то, денег может быть мало. Но их хватает.

С. КОРЗУН: Тот самый случай?

О. МИТЯЕВ: Нет, это не тот случай, потому что я никогда не чувствовал, что у меня мало денег, потому что у всех было столько. Но, тем не менее, после армии, когда я пришел и поступил в институт физкультуры, я тренировался, подрабатывал электриком и еще получал ленинскую стипендию 100 рублей. Это были бешенные деньги, собственно говоря.

С. КОРЗУН: И институт с отличием закончили.

О. МИТЯЕВ: Да, зачем то я закончил с отличием институт физкультуры.

С. КОРЗУН: Ну, полезное вынесли сразу с первого урока о том, что спорт – это опасно, дети, сказали преподаватели, когда Олег Митяев пришел туда учиться и заниматься спортом. Еще пара вопросов: не тошнит ли Вас от песни «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»?

О. МИТЯЕВ: Вот странным образом, сколько я ее пою, ни разу я не попал в такой диссонанс, чтобы мне было неприятно спеть эти слова. Сначала меня привозили на концерты от Челябинской филармонии, это были, в общем-то, цеха какие-то тракторного завода. И киоски союз печати, за это тебе ставили полный концерт. А позже просто стали приходить те люди, которые хотят это услышать, поэтому я как-то с удовольствием это всегда делаю.

С. КОРЗУН: Ну, потому что так бывает. Вот хочется петь все новое, и новое, а по заказу тоже поете на концертах? То, что просят?

О. МИТЯЕВ: Ну, у нас есть такой прекрасный вопрос-ответ, контакт через записки. Такая старинная традиция, которая просто развивается на наших концертах, и лучшие записки входят в книгу и из них можно вообще уже отдельную книгу составить. Поэтому у нас вот это налажено. И я могу объяснить или спеть эту песню. А люди могут заказать.

С. КОРЗУН: Любую из своих песен можете спеть? Я все пытаюсь добиться ответа на этот вопрос.

О. МИТЯЕВ: Нет, я просто многие могу не вспомнить.

С. КОРЗУН: А так ни за одну не стыдно, что написали?

О. МИТЯЕВ: Видимо, я все-таки… стыдно за все.

С. КОРЗУН: Сразу скопом.

О. МИТЯЕВ: Понимаете, в свое время Вероника Долина мне сказала, когда я  так же, как и многие молодые люди, которые сейчас приходят ко мне, пришел к ней, сказал: ну, стоит мне вот дальше писать, или не стоит. Она говорит: ну, должна быть какая-то система координат. Написал песню, возьми томик Цветаевой, почитай. Сравни, что спрашивать. Ты сравни. И  этот механизм – он, пожалуй, главный в любой творческой профессии, это вкус. И без этого никуда.

С. КОРЗУН: А вот тот же человек, который про «как здорово» спросил ,он приписал в следующем посте своем: вообще пел Ваши песни в студенчестве, чтобы закадрить дам. Получалось на ура. Спасибо за раннее возмужание. Тренер по возмужанию.

О. МИТЯЕВ: Нет, очень многие пишут записки, что некоторые даже пишут, что я спел девушке Вашу песню и сказал, что это моя. И у нас все получилось.

С. КОРЗУН: Радуетесь за людей, пользуйтесь бесплатно. Напомню, в гостях у нас сегодня Олег Митяев. Я еще смотрю, у нас останется время для того, чтобы поставить песню, ту самую после которой уже ничего говорить не удастся, потому что, наверное, пережмет. А Вы где-то признавались, что Вы  очень ленивый человек, хотя вроде не производите такого впечатления, какая-то энергия в глазах есть.

О. МИТЯЕВ: Приходится. Видите ли, это технологическая необходимость. Для того чтобы что-то написать, просто непременно необходимо лежать на диване, лучше чтобы этот диван был на природе, и встречаться с друзьями, влюбляться, напиваться не сильно, ходить в баню и бездельничать. Вот без этого ничего не получится.

С. КОРЗУН: И чего и мало песен что ли в последнее время получается? Или стараетесь по мере возможностей лениться и ничего не делать?

О. МИТЯЕВ: Да. Конечно, но концерты меня вынуждают лететь, выходить на сцену, бриться.

С. КОРЗУН: А что так в жизни нет? Пара выходных и сразу…

О. МИТЯЕВ: Мы выступаем в черных таких строгих костюмах для того, чтобы люди думали про песню, а не про коленки.

С. КОРЗУН: Напомню, Олег Митяев, гость программы «Без дураков». А есть вопрос, на который Вы не знаете ответа. Не просто скрываете, как вопрос про ту царицу и про эти песни, кому они были посвящены.

О. МИТЯЕВ: Конечно, таких вопросов много. Собственно говоря, как оно там после жизни? И хочется, остается только верить написанному.

С. КОРЗУН: И на самом деле хочется узнать, дойти до конца, как оно там, или уж?

О. МИТЯЕВ: С другой стороны. Придет время и узнаем.

С. КОРЗУН: Да, в  общем да. Не торопитесь, Олег. Ладно, последние слова перед тем, как пойдет эта песня. Спасибо, Олег, за то, что пришли в эту студию, и виртуозно, артистично отвечали на те вопросы, которые нас интересовали.

О. МИТЯЕВ: Спасибо Вам, что пригласили. Ну, не хочется прощаться, и хочется, чтобы кто хочет продолжения этого разговора, пришли завтра и послезавтра в концертный зал «Мир» на Цветной бульвар, и вот я сказал, что Давид Тухманов не принимал участия там в съемках клипа в записи, но  он всегда был с нами, потому что это его музыка, и завтра он будет в авторском… Как автор музыки исполнять некоторые песни.

С. КОРЗУН: Олег Митяев в программе «Без дураков».

ПЕСНЯ

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


satt 03 июня 2009 | 16:16

Запомнилась сентенция:
поэтом можешь ты не быть,
а музыкантом быть не можешь!
К Олегу это не относится.


chel_iz_kemerovo 04 июня 2009 | 05:44

"кто-то должен лечить раны" в том числе душевные.
У Олега Митяева это получается. Это великий дар и спасибо ему за то что он его тратит не жалея на всех, не разбирая правых и виноватых. Как настоящий врач лечит всех раненных на войне.
Очень много людей, способных наносить раны, но так мало тех кто их может и хочет лечить.
ЗЫ
Меня впервые с песнями Митяева познакомил друг, с которым потом рассорились. Но осталось в памяти, что песни нам нравились одни и те же. Это приятно помнить.


mihaichuk 11 июня 2009 | 13:08

Думаю, не стоило Митяеву подгонять полностью пушкинский диск под себя. все-таки роль каждого участника в проекте очень велика. А судя по обложке получился чисто митяевский диск. В целом отрадно, что такая работа все же состоялась.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире