'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 февраля 2009, 22:12

СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем добрый вечер. С Вами генеральный продюсер радио «Бизнес ФМ» и ведущий программы «Без дураков» на «Эхе» Сергей Корзун и мой сегодняшний гость Дмитрий Крылов. Дмитрий Дмитриевич, добрый вечер.

ДМИТРИЙ КРЫЛОВ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Человек, родившийся в лодке по известной легенде, как какой-то мифологический герой. Но искал честно. Не нашел. Кто там родился? Ну, Посейдон, он сам царь морской. Кто еще в лодке родился? Кого знаете?

Д. КРЫЛОВ: В лодке не знаю. Но из моря вышла, по-моему, Венера.

С. КОРЗУН: Ну, ладно. С Венерой Вас ассоциировать не будем. Я ожидал увидеть загорелого человека с белым кругом у правого или у левого глаза, который все время во всех своих путешествиях смотрит в камеру. Т.е. такой глаз белый должен был быть, а тут равномерный загар. Откуда такой? И почему нет белого круга?

Д. КРЫЛОВ: Я вернулся ну буквально на днях, был в Пиренеях. У нас была очередная съемка. И раньше, во-первых, никогда там не был, мне было очень интересно это. Это были французские Пиренеи. А солнышко я быстро хватаю. Мы туда приехали в тот день, когда началась жуткая история там с погодой. Налетел ураган, и погибло тогда боле 10 человек во Франции. Но нам как-то повезло. Мы там краем застали. Хотя там и падали деревья, и дороги были перекрыты. И мы сидели в первую ночь без света. Поселились. А на следующий день прекрасное солнце, тишина, и я на этом солнце пока сидел полтора часа, я успел загореть. Пока мы ждали машину.

С. КОРЗУН: А все-таки в видоискатель смотрите? Или уже на панель. Или может, уже и не вы снимаете. А жена, сын, да есть кому снимать, в общем.

Д. КРЫЛОВ: Нет, на панель не вышел. Если Вы это имели в виду.

С. КОРЗУН: Нет, я имею вместо видоискателя. Такая панель, на которой видно, что происходит.

Д. КРЫЛОВ: Нет, днем на нее плохо смотреть. Потому что все-таки слишком много света. Нет, смотрю, снимаю, и мне нравится это делать, потому что когда я сам снимаю, ну, я примерно догадываюсь, для чего снимаю, и что потом может получиться. Хотя я все-таки не профессиональный оператор. И вот сын моей Татьяны, которая начинала у нас в «Непутевых заметках» снимать, и  он за несколько лет так здорово набрал мастерства, умения, конечно, гораздо лучше меня снимает. И иногда бывает, что они едут вдвоем, привозят для меня материл. Такое случается. Но, тем не менее, мне нравится самому снимать, потому что что-то вдруг иногда придумывается, рождается, не знаю. Какие-то феньки.

С. КОРЗУН: А тексты позже идут? Или начитываете что-то на камеру? В микрофон…

Д. КРЫЛОВ: Нет, не начитываю. Кстати, начитывают чайники, когда они выезжают в отпуск.

С. КОРЗУН: Да. Вот море. Вот мы идем к морю.

Д. КРЫЛОВ: Дорогая Зина, я сейчас нахожусь… И вот  он так медленно поворачивает, ведет такую панораму с этой камерой, зажатой в кулачке. Нет, ничего не  наговариваю, а привожу материал, как чукча, который что увидел, потом про это и поет. Или я привожу материал, и, исходя из него, что-то вдруг потом рождается, пишется текст, собирается информация. Пишется текст. И ну, как правило. И потом под этот текст уже делается картинка. Но для этого надо все кадры естественно отсмотреть. И знать, что у тебя есть. Потому что иногда и видео рождает какие-то вещи.

С. КОРЗУН: Многие работают сейчас в жанре репортажа. Но для этого нужен другой оператор. Не завидуете ему? Раз, раз, и все уже сказано, все снято и дальше понятно, что монтировать.

Д. КРЫЛОВ: Нет, нет. Ну, а потом все равно корреспондент он же все сам монтирует и потом сам пишет текст. Оператор его только снимает. Нет, мне даже, кстати, не всегда нравится у моих коллег, а я внимательно слежу за тем, что делают мои коллеги на других каналах, я вижу, насколько иногда они лучше снимают, и насколько у них лучше репортажи получаются. Особенно, когда мы с ними совпадаем. А, например, нынешней весной у нас так было, что мы вообще четыре передачи попали в одно и то же место. Мы вместе ездили. И, конечно, мне было жутко интересно смотреть. И я смотрел с завистью, потому что кое-что они сняли на самом деле гораздо лучше и интересней, чем я. Но единственное, что меня смущает, когда в кадре слишком много корреспондента. Вот я кушаю колбасу. Вот я нахожусь там-то, а вот это я здесь прохожу и т.д. Мне кажется, все-таки авторское начало в репортаже, оно заключается не в количестве корреспондента в кадре, а в твоей какой-то интонации, в твоем отношении, и вообще, как ты это все придумал.

С. КОРЗУН: Такое количество программ. Вообще, «Непутевые заметки» выходят с 92го года в разовом режиме. И, наверное, года с 99го или с какого, с 97го в постоянном режиме.

Д. КРЫЛОВ: В постоянном — с 96го года. Это значит, уже 13 лет.

С. КОРЗУН: Страшно сказать. Не накушались еще?

Д. КРЫЛОВ: Это хороший вопрос, потом что…

С. КОРЗУН: Или бизнес есть бизнес? Мы прямо спросим.

Д. КРЫЛОВ: Это если это и бизнес, то это, на самом деле, на следующем месте. И не кокетничаю, говорю абсолютную правду. Потому что в первую очередь это, как бы подобрать это слово, чтобы не употреблять слово «творчество». Потому что это ужасно, когда человек говорит: я с воем творчестве.

С. КОРЗУН: Я в своем креативном порыве.

Д. КРЫЛОВ: Нет, все-таки в моей работе, в моем ремесле для меня важны какие-то творческие начала и мне это интересно. И поэтому, может быть, я впервые за последние 20 лет впервые прошлым летом был в отпуске целую неделю.

С. КОРЗУН: Т.е. без камеры? Или взяли с собой камеру?

Д. КРЫЛОВ: Нет, вот я взял с собой камеру, потому что я знал, если я не возьму с собой камеру, то я себе этого не прощу. Мне было бы стыдно. Я взял с собой камеру. Я взял с собой ноутбук, и сидел с утра, я плавал в море, завтракал, до 12 часов я загорал, а в 12 часов я садился, как каторжник на галерах, и писал до, допустим, до 2 часов ночи свою книжку. А когда этого не делал, то я тогда снимал. И надеюсь, что даже из этого выйдет все-таки к сезону, выйдет передача, потому что я был на Коста Браво, там необыкновенно красивые места. И мне очень хочется это все показать. Тем более я там был и в Жероне, в  очередной раз, и был в музее Сальвадора Дали, и если в первый раз мне там не разрешали снимать, то тут я все-таки оторвался. Так что я думаю, что материала на целую передачу хватит.

С. КОРЗУН: Дмитрий Крылов в программе «Без дураков». И все-таки вернусь к бизнесу. Ну, Андрей Макаревич, опрос программы «Смак», которую сейчас уже не  он ведет. Да многие телевизионные события, а программа «Непутевые заметки», конечно, телевизионное событие обрастают какими-то бизнесом вокруг, чтобы держаться. У Вас что-то есть подобное?

Д. КРЫЛОВ: У меня есть агентство, которое называется «Путевые советы Дмитрия Крылова». И я являюсь акционером этого агентства и лицом этого агентства. И они занимаются и туристической деятельностью, но, может быть, даже больше…

С. КОРЗУН: Т.е. по Вашим стопам. По стопам путешествий исключительно или любая точка мира.

Д. КРЫЛОВ: Нет, совершенно самостоятельно. И плюс они занимаются организацией всех поездок первого канала. И много всяких шоу, и творческие какие-то командировки. И т.д. Вот это все делают они. Если это называть бизнесом, то это часть моего бизнеса.

С. КОРЗУН: Ну, я думаю, что поездок довольно много у Первого канала.

Д. КРЫЛОВ: И второй маленький бизнес, который появился, это я впервые под моим именем, с моим лицом на обложке издательство «Эксмо» выпустило путеводитель. И вот сейчас уже вышли по Германии, по Шотландии, по Франции, Китаю, Вьетнаму, Чехии. Не помню, что-то, может быть, еще упустил. Они вот только, только стали выходить. И я рад, что, во-первых, мне хотелось, чтобы все-таки вот это не повторялось.

С. КОРЗУН: Ну, там Вы тексты пишите исключительно. Или нет?

Д. КРЫЛОВ: Нет. Там существует замечательный коллектив авторов. Нет, ну, я не смог бы. Это толстенная книжка. Я бы не смог это все осилить. Это просто нереально. Нет, я принимаю какое-то участие. Но сказать, что я автор путеводителя, нет, конечно. Но там замечательные авторы. И эти путеводители изданы очень хорошо. И главное, то, что меня часто спрашивали, и я по своей собственной лени и неорганизованности я так и не начал выпускать диски. А здесь я сказал, давайте, пусть при каждом путеводителе будет диск. И вот при каждом путеводители, за исключением Шотландии, в которой я очень давно был, и у меня очень мало было материала, и я не сумел сделать диска для этого путеводителя, по всем остальным странам при путеводителе существует диск. И…

С. КОРЗУН: Диск – DVD понятно. Это видео с музыкой или видео с текстом или что?

Д. КРЫЛОВ: Это такие сборники чуть-чуть переделанные из того, что я, собственно говоря, делал для «Непутевых заметок». Ну, будем считать, что это те же «Непутевые заметки», но адаптированные под этот путеводитель.

С. КОРЗУН: Дмитрий Крылов, гость программы «Без дураков» на «Эхе». Ну, что ж. Слово другу. И этот друг это Владимир Молчанов.

ВЛАДИМИР МОЛЧАНОВ: Дмитрий Крылов – это интиллегентнейший, утонченнейший и обаятельнейший человек. Я даже не рассматриваю просто как телевизионщика. Уже одно его появление всегда привлекает к нему взоры, ну, скажем, женщин. Он прекрасно работает, он красиво работает. Он очень хороший друг. Он потрясающий рассказчик, и у него еще очень красивая жена. Я их безумно люблю и  не мыслю себе вообще и своей жизни и жизни телевидения без Дмитрия Крылова и его Танечки.

С. КОРЗУН: Владимир Молчанов. Ну, можете алаверды сказать.

Д. КРЫЛОВ: Да. Спасибо большое, Володенька. Но даже я как-то растерялся, потому что ты наговорил такие замечательные слова про меня. Я их недостоин, это, во-первых. А во-вторых, я тебе еще раз говорю. Вот ты совершишь большое преступление, если не приедешь в гости. Я его зазываю, Владимира Кирилловича к себе уже второй год.

С. КОРЗУН: Отказывается наотрез.

Д. КРЫЛОВ: На самом деле он действительно очень занятой человек. Но я думаю, что люди все-таки должны периодически общаться даже при всей нашей занятости. Иначе мы превращаемся во что-то нехорошее.

С. КОРЗУН: Один из самых сложных моментов в вашей жизни, если верить журналистам, ну, вы рассказывали, вроде как, связан с Консуэло, с женой Володи Молчанова, когда Вы летели в маленьком самолете где-то в там в Южной Америке и попали под какой-то сумасшедший ливень.

Д. КРЫЛОВ: Да, было такое. Поскольку у Консуэло, у нее испанский язык – это ее родной язык…

С. КОРЗУН: Т.е. она гидом была Вашим.

Д. КРЫЛОВ: Ну, скорей переводчиком. Потому что у нас там были гиды, но  она великолепный переводчик. И  очень хороший редактор. И  она потом мне просто помогла с этим материалом. Потому что невозможно самому и записывать информацию, и собирать ее, и снимать. Все-таки в данном случае я работаю только, как режиссер и  как оператор в поездках. И  она мне очень помогла. А мы были в Панаме. И да действительно попали там в какой-то дикий ливень. Т.е. он был дикий до того, это звучит, как гипербола, тем не менее, в воздухе вдруг наш самолет стало заливать водой. Потому что сквозь неплотно затворенные, ну, был маленький самолетик…

С. КОРЗУН: Т.е. форточка там была открыта в самолете.

Д. КРЫЛОВ: Ну, может быть, не форточка, но во всяком случае вот этот люк дверной через него и по полу были текла вода. И была такая пелена воды, что наш самолетик вынужден был опуститься на какое-то поле просто, чтобы переждать это бедствие. Но потом слава Богу, все прилетели. Но я подумал, что да, наверное, это тот случай, потому что мне всегда казалось, что рано или поздно это закончится когда-нибудь.

С. КОРЗУН: Полеты наяву.

Д. КРЫЛОВ: Потому что человеку какое-то отпущено количество полетов и, наверное, я рано или поздно исчерпаю вот этот свой резерв. Это количество, отпущенное мне. И может быть, это был тот случай. Оказалось, нет, не тот. Так что все еще впереди.

С. КОРЗУН: Ну, слава Богу. И длинная жизнь впереди. Будем надеяться. Я посмотрел, как Вы немножко гримаску такую на словах Володи Молчанова о том, что женщины, привлекаете их взоры. Вот Вам в подтверждение Арина Шарапова, между прочим.

АРИНА ШАРАПОВА: Я считаю, что это самый терпеливый, и самый тонкий, очень профессиональный человек. Он мыслит профессионально. Он действует профессионально. Вообще это человек, который совмещает в себе удивительные свойства, которые многим, наверное, не постичь. Он не может сделать оплошности с профессии. Он достиг такого уровня, что он просто гений и все. Я люблю очень «Непутевые заметки». И я совсем недавно видела интервью с Крыловым и была еще больше очарована его фантастической способностью завораживать. Это я констатирую и как профессионал, и как женщина.

С. КОРЗУН: Арина Шарапова.

Д. КРЫЛОВ: Ой, Ариночка, спасибо большое. Ну, совершенно я, конечно, не заслуживаю. И никакой я не герой, а тем более, ты сказала вообще гений. Да что же это такое.

С. КОРЗУН: Ну, ладно, не будем. Это для следующей статьи в энциклопедии. Но то, что Вы женщин завораживали об этом очень много рассказов и легенд.

Д. КРЫЛОВ: На самом деле мне просто повезло. Вот я сегодня услышал два замечательных мнения о себе да еще при жизни. Потому что обыкновенно все-таки это говорят, когда прощаются с товарищем.

С. КОРЗУН: Повезло, не в этот раз.

Д. КРЫЛОВ: А я живой и я услышал.

С. КОРЗУН: Не в этот раз. Так возвращаясь к женщинам. Собственно, даже есть такой факт в Вашей биографии, что Вы работали манекенщикои или моделью и снимались в модных журналах. И потом нет не дамским угодником. Как-то Вас называли журналисты. Я уже не помню как. Ну, в общем, что-то с этим связанное.

Д. КРЫЛОВ: Нет, дамский угодник это как-то не совсем ко мне.

С. КОРЗУН: Нет, не угодником. Врать не буду. Забыл слово.

Д. КРЫЛОВ: Нет, я был бы не против, но не тяну я на дамского угодника.

С. КОРЗУН: Не тянете, нет?

Д. КРЫЛОВ: Нет, работал и на подиуме, и работал в журнале «Дом моды», Снимался. Но я в то время был тогда действительно совсем молодым. И выглядел гораздо иначе. И был не сутулым. И, в общем, телосложение у меня было вполне достойное для того, чтобы быть манекенщиком. И я тогда работал помощником режиссера в концертном зале «Россия» И денег катастрофически не хватало, и когда мне сказали, что вот мне там за съемки, вот я должен продемонстрировать две рубашки или три рубашки, и мне за это заплатят либо 25 рублей, либо дадут эту рубашку, которую я буду рекламировать, я сказал: да, конечно. И вот и потом как-то меня приметили и периодически вызывали. И я работал уже на языке, на подиуме и с девушками выходил что-то такое демонстрировал. И, может быть, брали, потому что это было как-то необычно. Бородатый такой человек. Потому что тогда в основном манекенщики в советское время, они выглядели все-таки несколько иначе.

С. КОРЗУН: От бороды не отказывались тогда.

Д. КРЫЛОВ: Нет, нет. Нет, нет, она была. Такой вроде бы как ИТР, да, еще в очечках каких-нибудь, мне давали очечки.

С. КОРЗУН: Интеллигентный, умный. Девушки бросались и дамы на шею во время показа, или после показа?

Д. КРЫЛОВ: Нет, и манекенщицы не бросались. Существовало обывательское представление, что манекенщица – это дама по большей части легкого поведения. На самом деле нет. Это было очень смешно наблюдать жизнь манекенщиц за кулисами между показами. Когда она вот только что выходила такая вся из себя сексапильная девица полураздетая, полуодетая, а тут она сидит и что-то такое вяжет какой-то шарфик, носочки. Потому что в советские временя все было в дефиците. Такой домашний, домашний вид. Хотя за некоторыми приезжали крутые парни на крутых бибиках.

С. КОРЗУН: До телевизионной работы у Вас много было разных работ. И подрабатывали чуть ли не водителем скорой помощи и кем только не работали.

Д. КРЫЛОВ: Да. Я  просто когда пришел из армии, я отслужил три года в армии, и еще в армии я почему-то решил, что я хочу быть кинорежиссером. И мои друзья, с которыми я познакомился в городе Гродно, сказали, ты знаешь, вот наша подружка Валентина, она живет сейчас в Москве, учится во ВГИКе, и  она тебе поможет поступить. Мы ее попросим. По крайней мере, она с тобой позанимается. И я встретился с этой Валентиной. Она действительно дала мне несколько уроков по этюдам, по написанию этюдов. И сейчас это очень знаменитый человек. Это Валя Гуркаленко, которая возглавляет Леннаучфильм, или как-то эта организация называется, которая документальные фильмы делает в Петрограде. И имеет кучу всевозможных премий.

С. КОРЗУН: Старорежимно как-то Вы назвали.

Д. КРЫЛОВ: Ленинград, Петербург.

С. КОРЗУН: Петроград, по-моему, вообще был год или два.

Д. КРЫЛОВ: Мне так понравилось. Петроград.

С. КОРЗУН: Град Петра.

Д. КРЫЛОВ: И вот  она мне помогала. И выяснилось, что с актерским мастерством, которое я должен был сдавать по режиссуре, у меня не то, что провал, а вообще, абсолютнейший ноль. И  она мне посоветовала пойти в театральную студию позаниматься. А поскольку я тогда жил в Звенигороде, и там работал, а театральная студия была в Москве. А занятия были каждый вечер с 7 до 11 вечера. И я даже не каждую ночь успевал на последнюю электричку. И приходилось ночевать на Белорусском вокзале. В  общем, было отчаянное положение. И мне кто-то посоветовал: да устройся ты в Москве дворником. И у тебя будет комната. Квартиру, конечно, никто тогда не давал. Комната будет. Ты будешь жить в Москве. И будешь заниматься в этой своей театральной студии.

С. КОРЗУН: Так оно и случилось. Дмитрий Крылов. Вот это актерская студия довела Дмитрия Крылова до того, что он числится, ну, если не в гильдии актеров, но, по крайней мере, в одном фильме снимался. И  об этом тоже после новостей на «Эхе».

НОВОСТИ:

С. КОРЗУН: И я напомню, что мой сегодняшний гость телеведущий и путешественник Дмитрий Крылов. Мы остановились на моменте, как Дмитрий работает дворником в Москве. Это какой год? Ну, это при советской власти.

Д. КРЫЛОВ: Да. Это было при советской власти. Недолго я проработал дворником. Причем работал в министерстве культуры, не где-нибудь.

С. КОРЗУН: А это меняет дело.

Д. КРЫЛОВ: Но у меня даже есть маленькая главка в своей книжке, которую я начал писать. Там называется: как я защищал министерство культуры. Что-то такое подобного рода. А до этого я работал и осветителем в театре и водителем на неотложке. Ну, не на скорой помощи, для того, чтобы на скорой помощи, нужен был первый класс. А у меня был лишь только третий класс водителя. И затем долгое время проработал в концертном зале «Россия». И когда я вынужден был оттуда уйти, какое-то время я перебивался и, наконец, вот с помощью Миши Задорнова, который как-то меня так устроил, я попал на телевидение. Правда, перед этим еще год успел поработать в своем родном ГИТИСе, который я к тому времени уже закончил. Я поработал там преподавателем.

С. КОРЗУН: А что с залом концертным «Россия» не сложилось?

Д. КРЫЛОВ: Читайте книгу.

С. КОРЗУН: Но  она еще не написана. И не вышла. Или выйдет потом. Когда выйдет-то книга?

Д. КРЫЛОВ: Там сложная ситуация. Я должен еще обдумать эту главу, как ее правильно написать, чтобы это не выглядело, чтобы там не было никакой обиды с моей стороны. Потому что на самом деле то, что мне пришлось оттуда уйти, и что жизнь вдруг такой вот крендель мне совершила, такую загогулину. У меня образовалась загогулина, это на самом деле здорово. Потому что как мне кажется, ну по моему ощущению, я все-таки обрел себя на телевидении.

С. КОРЗУН: Но телевидение, это загогулина где-то в хороший период, уже ближе к перестройке выкатило на телевидение.

Д. КРЫЛОВ: Ближе к перестройке. Но тоже было все непросто. Потому что я пришел сначала на телевидение редактором в отдел классики и развлекательных передач. Такой был странный симбиоз. И мне поручили вместе с  молодым режиссером Никитой Тягуновым, мы должны были воссоздать, сделать замену «Кабачка 13 стульев». Мы должны были сделать телевизионный театр миниатюры, но в современном каком-то виде. Потому что тогда после польских событий Сергей Георгиевич Лапин, тогдашний начальник сказал: чтобы никаких этих панов и панночек на нашем экране не было больше. И была такая поставлена перед нами задача, и нам это не удавалось. Потому что это был пик застоя. И ни один драматург, ни один автор к нам не шли. Вот какую бы Вы мне сейчас фамилию не назвали. Мы с ними встречались. И  все отказывались. Потому что все понимали, что это будет написано в корзину. Тогда ничего вообще не проходило. Времена были еще те. И со временем, пока не нашелся Марк Розовский, который сказал: я напишу, но я сам и поставлю. И поставил. И появилось на следующий день в газете «Известия» жуткая разгромная статья под названием что-то типа «Золотая рыбка второй свежести» за подписью никому не известного тогда журналиста Леонида Парфенова, журналиста «Вологодского комсомольца».

С. КОРЗУН: Помирились с ним? Или обида на всю жизнь?

Д. КРЫЛОВ: Да ну что Вы. Во-первых, он был прав, все, что он написал. Да нет, ну какая обида. Просто вот такое странное у нас с ним состоялось заочное знакомство. И потом после этого встал вопрос о моей профпригодности. И вдруг неожиданно свалилась передача «Спутник телезрителя», которую я начал делать. И не то, что я прямо вцепился в нее зубами. Не так уж  я держался за свое кресло. Но мне это просто понравилось. Мне понравилось, что я могу делать эту передачу. И я делал ее действительно сам. И делал на протяжении нескольких лет. Ведь тогда же не существовало анонсов. Это сейчас трудно себе представить. Вот тогда не было ни рекламы, и не было анонсов. И вот эту нишу анонсную занимал я. Я делал передачу, которая выходила каждую последнюю субботу месяца. И она должна была рассказать, что же в следующем месяце наши телезрители увидят. Поэтому я пропускал через себя все сделанные программы, спектакли, фильмы, передачи. И должен был из этих из большого количества часов отсмотренных, должен был там из двухчасового спектакля сделать маленький анонс.

С. КОРЗУН: И оттуда же «Телескоп» родился впоследствии.

Д. КРЫЛОВ: И тогда родился «Телескоп», потому что в какой-то момент я немножко уже мне стало надоедать просто заниматься вот такой рекламой чужих работ. И мне захотелось еще как-то самовыражаться. Ну как самовыражаться? Через других людей. И я стал приглашать в передачу, чтоб не сказать звезд, ну, по крайней мере, каких-то очень известных телевизионных людей. И взглядовцев, или каких-то прожженных знаменитых журналистов. Вот и делать рейтинги, и проводить анализы, и часто рейтинги эти я составлял сам. Теперь уже можно в этом признаться. Потому что я помню, как-то заподозрил первый Владимир Владимирович Познер, который сказал: слушайте, а откуда Вы вообще берете эти результаты.

С. КОРЗУН: Ну, человек, который в Америке привык, что каждый день, каждый час, каждая минута расписаны.

Д. КРЫЛОВ: И потом тоже была для меня одна значимая работа. Это вдруг неожиданно мне предложили сделать большую программу об американском телевидении. Это было связано с тем, что Михаил Сергеевич должен был поехать в Штаты. Его первая поездка в конце 88го года. И тогда возникла такая идея, что американцы делают трехчасовую программу о советском телевидении, а мы делаем трехчасовую об американском телевидении. И я для этого отправился в Штаты, провел там целый месяц. И вот насобирал кучу всякого материала, наснимал и интервью брал и т.д. И, в общем, я потом сделал эту трехчасовую передач. Но из-за непредвиденных, трагических обстоятельств она вышла в эфир, допустим, сегодня она выходит в эфир, а завтра случается землетрясение в Спитаке. И, конечно, уже не до этого было. И не до этой передачи. Все были тогда в ужасно подавленном состоянии и  горевали. И как-то про нее и забыли. Хотя мне было жалко, потому что там были интересные, хорошие моменты. В частности я недавно решил повторить у себя в передаче, но мне сказали: не формат. Интервью с Лари Кингом. Потому что никто из советских журналистов не брал ни тогда, ни после не брал у него интервью. Я был единственным, кто брал у него интервью. А  он, по-моему, из советских, русских людей беседовал только с Владимиром Путиным, если мне память не изменяет. И это было интересное интервью.

С. КОРЗУН: Дмитрий Крылов в программе «Без дураков» на «Эхе Москвы». Ну, вот и к «Непутевым заметкам» подъезжаем. Как раз Лондон, год, сейчас скажу, 1991…

Д. КРЫЛОВ: Путч.

С. КОРЗУН: Дмитрий Крылов снимается в своем первом художественном фильме. Или это легенда?

Д. КРЫЛОВ: Нет, такое было. Потому что вдруг неожиданно чуть раньше, в 90м году режиссер Вадим Дербенев, известный тем, что он снимал экранизации детективов Агаты Кристи и какие-то прочие работы, в прошлом замечательный великолепнейший наш оператор. Он решил делать очередную экранизацию Агаты Кристи «Загадка Эндхауза» и в главной роли, в роли Эркюля Пуаро был Толя Равикович. Ну, великолепнейший наш прекраснейший актер, и почему-то меня Вадим Дербенев увидел в роли его помощника. Так сказать, доктора Ватсона, капитана Гастингса. Хотя ни рожей я не похож на английского капитана, ну, ничем. Абсолютно. Ни темпераментом, никак. Это была его, конечно, большая ошибка, ну, это его ошибка. А мне-то на самом деле было безумно интересно. Потому что за все годы у меня накопилось, я как всегда, не был в отпуске. А тут у меня все это накопилось. И вот все три месяца я посветил съемкам в этом фильме. И потом я как-то неожиданно благодаря этому фильму вошел в картотеку Мосфильма. И стал получать периодически какие-то приглашения.

С. КОРЗУН: Т.е. зовут и сейчас тоже.

Д. КРЫЛОВ: Нет, сейчас нет, конечно. Но в те времена еще звали. Я помню, даже позвонил Михаил Абрамович Швейцер, и сказал, что он хочет меня занять в роли журналиста. Я сказал: да, Михаил Абрамович, у Вас я хоть стойку от микрофона сыграю. Потому что я его бесконечно уважаю и люблю. И сыграл действительно у него, к сожалению, не в лучшей его картине «Как живете, караси». Ну, сыграл фактически самого себя там.

С. КОРЗУН: Дмитрий Крылов в программе «Без дураков» на «Эхе Москвы». Ну, вот мы и подошли в к путешественнической части. Тогда же и родилось название «Непутевые заметки». Глядя из Лондона, или взгляд из Лондона, что-то в этом роде. Да?

Д. КРЫЛОВ: «Из Лондона с любовью». Потому что это был как бы парафраз на тему бондовского фильма.

С. КОРЗУН: Да. Потом через много-много лет кто-то из знакомых, или это легенда, сказал Вам, что это название уже фигурировало на телевидении – «Непутевые заметки». Придумал его Андрей Кнышев.

Д. КРЫЛОВ: Да, совершенно верно. Откуда же Вы все знаете?

С. КОРЗУН: Ну, работа такая. Разведка. «Эхо Москвы». Ухо Москвы.

Д. КРЫЛОВ: Глаз Москвы. Да, я действительно, как сейчас помню, шел по коридору, и ко мне подходит один из старейших телевидения и говорит: Дим, ты извини, конечно, но вот ты говоришь в разных интервью, что вот ты придумал это название. А я действительно гордился. Ну, придумал это название. Хорошее название.

С. КОРЗУН: Да.

Д. КРЫЛОВ: Все легло. И на меня легло, и на передачу легло. Совпали. А  он говорит, а ведь до тебя же эту сделал передачу еще Андрюша Кнышев. Я говорю: как? Что? Он говорит: да, у него было «Непутевые заметки из Майами». Я стал вспоминать, и мне действительно показалось, может быть, я ее даже и видел. И может быть, это где-то отложилось в мозжечке. А может быть, я ее не видел, может быть, что называется, совпали с названием. Потому что иногда какие-то вещи бывают. Вот у меня было две идеи по поводу фильмов. И в своей книжке я, например, сценарную заявку одной идеи даже излагаю. Вы не поверите, но эта идея была осуществлена, по крайней мере, в пяти американских фильмах. Но там-то было все понятно, потому что там я отправил на сценарный конкурс эту заявку. Был объявлен конкурс в 84м году и сказали: Вы знаете, победитель получит 10 000 долларов, и будет принимать участие в разработке сценария по своей заявке. 10 000 долларов это были, я не знаю, когда Шура Балаганова 10 000 рублей, которые он попросил у Бендера. И я на это дело, да, и не только на это дело, просто мне было интересно, я втянулся. Вот это осуществилось. Совсем недавно. Сейчас вышел фильм, идея которого родилась у меня. Ну, вот так оно случается, так оно бывает. Может быть, я подсознательно украл у Андрюши это название, а может быть и нет. Может быть, просто мы с ним совпали.

С. КОРЗУН: Откупились чем-нибудь? Звонили ему, говорили с ним, с Андреем?

Д. КРЫЛОВ: Да, но  Андрей, он высокий человек. Он сказал: ну, случилось и случилось. Он уже и забыл про свою передачу. И когда я помню, с ним однажды встретился, давно-давно еще. И он мне говорит: ты знаешь, я сейчас ездил, путешествовал. Он весь мир объездил. После того, как он ушел с телевидения. У него был длинный перерыв к тому времени. Я говорю: Андрюш, какой же ты счастливый. Сколько же ты материала наснимал. Он говорит: я счастливый, потому что у меня не было с собой камеры. Мне не надо было думать, как смотреть в объектив, как это все будет выглядеть в кадре, как я что все потом смонтирую. Как это озвучу, что придумаю. Я просто жил этой жизнью. Жить жизнью это замечательно. Мне так никогда не удавалось. Но  я понимаю, что так, наверное, правильно.

С. КОРЗУН: С телевизионными названиями это вообще история сложная. Я почему вспомнил и улыбаюсь, потому что на РЕН-ТВ в 96м запустили программу «Дело» и потом узнали, ну, правда, еще до начала производства. Все заставки были заказаны, все. Программа «Дело». Узнали, что в телекомпании «Вид» была такая программа. Недолго жила. Пришлось позвонить Андрюше Разбашу, Царствие ему Небесное. Он говорит: ну, приезжай, бутылка коньяка, хватит. Так и решили. Большие же деньги были запущены на производство заставки. А тут вдруг выясняется. Неудобняк какой-то. Ну, правда, у нас у «Эха» и «Акул пера» кто-то там взял в свое время. Была у нас такая программа. На что я всегда говорил: ладно, придумаем еще, невелика потеря. Не потеря, даже на самом деле приобретение.

Д. КРЫЛОВ: У меня, например, был такой проект. Он так и не вышел, к сожалению, в эфир. Хотя мы сняли три пилотных выпуска, и я придумал название «Милый друг». Где я встречался с женами известных людей в такой частной, приватной обстановке. Допустим, где-то в кафе. И вот мне было важно в этой передаче, чтобы сохранилась эта атмосфера. Ходящие официанты, звуки, т.е. я себе представлял одним словом, вот как бы в кино. Как бы в кино сняли свидание двух людей в кафе. Но только  он журналист более-менее известный, она жена очень известного человека. Вот как бы и все. А все остальное вот это кино. И мне очень хотелось. И, кстати, Андрюша Разбаш, я почему сейчас вспомнил, он принимал участие в этой работе и многое подсказал. И мы сняли несколько выпусков, но потом в них отпала необходимость, потому что я сказал, это был 96й год, предвыборный год, и я сказал, что я буду снимать только тех, с кем мне хочется встречаться, а не с кем надо. Мне сказали: да, о чем ты говоришь, конечно. Но когда выборы прошли, никому эта передача оказалась не нужна. А я успел отснять свой разговор с Таней Михалковой, Ирэн Федоровой, Фаиной Громовой. Таких три у меня барышни были замечательные.

С. КОРЗУН: Да, сильные.

Д. КРЫЛОВ: И потом я друг в одной какой-то статейке случайно совершенно в газете по-моему даже «Труд» в интервью с Таней Пушкиной, т.е. с Оксаной Пушкиной, ее спрашивают, а вот у Вас вышла эта передача «Женские истории», и у Вас те же самые героини. Она говорит: ну, ведь у Крылова не получилось, а у меня получилось. И она права.

С. КОРЗУН: Ревниво относитесь к этим вещам?

Д. КРЫЛОВ: На самом деле она права. У нее получилось, а у меня это не вышло.

С. КОРЗУН: Ревниво относитесь? Крутит из-за того, что кто-то взял и сделал?

Д. КРЫЛОВ: Нет, нет. Куча недостатков, ревности и зависти нету.

С. КОРЗУН: Во всех смыслах.

Д. КРЫЛОВ: Во всех смыслах. Все остальные пороки, и гадости, и злодейства они во мне присутствуют, кроме этих.

С. КОРЗУН: Да ладно?

Д. КРЫЛОВ: Правда

С. КОРЗУН: Ну, сейчас попробуем по списку выяснить.

Д. КРЫЛОВ: Ну, во всем практически признаюсь.

С. КОРЗУН: Сколько еще там церковь римская католическая добавила еще несколько пороков, неужели все есть. Не поверю. Дмитрий Крылов. Вернемся к путешествиям. Мнение профессионального путешественника Дмитрия Шпаро.

ДМИТРИЙ ШПАРО: Вот так мельком на глаза попадаются кадры с ним, но он симпатичный, и  он так интересно рассказывает. По телевизору, это другие путешествия. Это некий познавательный мир типа журнала «Вокруг света». Ну, это хорошо, это должно присутствовать. Я думаю, что очень много людей смотрят вот эту передачу. Чисто внешне он мне симпатичен, напоминает мне, я не знаю, там жюльверновского Паганеля.

С. КОРЗУН: Вот Дмитрий Шпаро.

Д. КРЫЛОВ: Ну, Дмитрий Шпаро это известнейший путешественник, и вообще те люди, которые сегодня говорили, это правда, это люди все-таки другого уровня. Потому что вот Володя Молчанов, это действительно образец интеллигентности. Это образ интеллигентности. Арина – это образ женственности. Дмитрий Шпаро – это великий путешественник.

С. КОРЗУН: Что в Вашей программе есть от настоящих путешествий? Потому что программа, это не секрет, места маршрутов часто выбираются по заказу туристических фирм, т.е. программа такая …

Д. КРЫЛОВ: Ну, в общем, не столько по заказу, а сколько они планируют эти маршруты, и, чаще всего это, конечно, туристические маршруты…

С. КОРЗУН: Ну, понятно. Что за свой счет ездить было бы невозможно.

Д. КРЫЛОВ: Да. Поэтому когда мне говорят: вы путешественник. Да я не путешественник, я всего лишь только не то чтобы профессиональный турист, но просто вот человек, который очень часто разъезжает. И, в конце концов, количество моих поездок, оно еще ни о чем не говорит. Я думаю, что министр иностранных дел Лавров ездит и видит гораздо больше меня. Но ему завидовать, наверное, все-таки не стоит. Он занят с утра до вечера работой.

С. КОРЗУН: Да, и чтобы он снимал, если бы  у него была камера. Ряды столов, мероприятия…

Д. КРЫЛОВ: А моя работа заключается в том, что я  еду, и в конечном итоге делюсь своими впечатлениями. Даже не знаниями, потому что для этого я должен поднимать и путеводители, и какую-то собирать информацию. И во многом очень гиды иногда помогает, когда это толковый гид. Потому что передача состоит из трех вещей, мои впечатления в меньшей степени, во-вторых, это познавательная, развлекательная информация и, не знаю, еще, может быть, полезная информация. Т.е. когда это для кого-то становится таким видеопутеводителем. Я тоже очень рад этому, что это имеет какой-то практическое значение в передаче.

С. КОРЗУН: Мнение еще одного эксперта, это Владимир Елистратов, профессор МГУ, культуролог, путешественник, лингвист, который тоже был гостем этой программы.

ВЛАДММИР ЕЛИСТРАТОВ: Передача очень добрая. Обычно агрессивные какие-то передачи бывают про путешествия все-таки. Потому что как-то народ хотел путешествовать, а потом не получалось. Ну, вот здесь, по-моему, очень правильно это сделано. Добрый голос, правильные посылы такие, вот по мне это все современно. Особенно вот в контексте современного кризиса, я думаю, что это сподвигнет людей ездить еще больше. Показывают, и  я смотрю. Еще раз открываю какую-то там страну. У меня происходили телодвижения, причем на глубинном уровне, что вот мне хотелось, не то, что как обычно бывает в рекламе, пожалуйста, приезжайте и все. А вот такой вкрадчивый голос, какие-то такие опции, как сейчас говорят, второго плана, ну, вот они как раз работают.

С. КОРЗУН: Владимир Елистратов, человек, который сам объехал там сотню с лишним стран. Ну, вот он сам каждый удобный момент куда-то там ездит. Но без камеры.

Д. КРЫЛОВ: Да, спасибо за эти очень лестные слова. Потому что на самом деле нельзя про самого себя говорить, я добрый. Но я стараюсь, чтобы… Я забыл выключить телефон. Простите меня, ради Бога.

С. КОРЗУН: Бывает. Ничего страшного.

Д. КРЫЛОВ: О чем я говорил?

С. КОРЗУН: Нельзя про себя говорить, что добрый.

Д. КРЫЛОВ: Но я все-таки стараюсь, чтобы передача по возможности была теплой, скажем так. Потому что я прекрасно, я отдаю себе отчет в том, что 90% моих зрителей это те, для кого эти поездки невозможны. Да, для 10 это видео путеводитель, но для остальных это либо мыльная опера, либо еще что-то. И вот для того, чтобы у них не возникло раздражения отчаяния, какого-то, что они не могут прикоснуться к этому красивому, бесконечно красивому, бесконечно очаровательному миру. Я прикладываю те усилия, которые я могу. Чтобы как-то найти нужные слова и интонацию. Может быть, иногда мне это удается, я надеюсь.

С. КОРЗУН: Несколько вопросов, пришедших по интернету. Дмитрий, не пора ли начать путешествовать и снимать передачи в России, стимулировать внутренний туризм, и повышать интерес к своим сокровищам? Начать можно с Карелии. Предлагает Илья, студент из Карелии.

Д. КРЫЛОВ: Абсолютно прав Илья. Но дело в том, что мы едем всегда в ту поездку, когда нас приглашает, если это зарубежное, то, допустим, министерство по туризму. Там Таиланда, Израиля или кто-то. Они берут на себя все расходы.

С. КОРЗУН: А наши губернаторы не берут ничего на себя?

Д. КРЫЛОВ: Сережа, у меня было пятидесятилетие 13 лет назад. И я сказал, когда я был на Камчатке, я приехал туда буквально на 2 дня. И я сказал местному начальнику. Вы знаете, у меня в этом году будет 50 лет, ну, такая красивая завитушечка, красивая дата с завитушкой. Я говорю, давайте я приеду. Потому что все-таки Охотское море – это место моего рождения. А Камчатка – она рядом. На Охотское море меня никто не приглашал, но это чуть-чуть повыше. Подумаешь, там 2000 км. Я бы снял фильм о своей родине. В конце концов, должен когда-то человек сделать фильм о том месте, где он родился. Мне сказали: да, да, конечно. И ничего. Все ушло в песок. И поэтому я поехал тогда в Кению на сафари.

С. КОРЗУН: Вторая родина Кения, на сафари.

Д. КРЫЛОВ: Но на само деле, мы ездим, конечно, и по нашей родине, когда бывают приглашения. Это выходит одна, две передачи каждый год. Иногда больше. Но мы ездим по нашей отчизне. У нас это есть. Но я бы с удовольствием ездил бы.

С. КОРЗУН: Вопрос Андрея Иванова, служащий из Москвы. «Давно Вас не было видно, — пишет он. – я вспоминаю, как разговаривал с Вами на одной из демонстраций в конце 80-х, вы рассказывали, как Вам омоновец дал Вам дубиной по спине». Или он с кем-то путает Вас?

Д. КРЫЛОВ: Путает. Потому что я хоть и занимаю активную позицию, но скорее внутреннюю.

С. КОРЗУН: Т.е. на демонстрацию не ходили даже в те времена, даже на границе 90-х.

Д. КРЫЛОВ: Нет, и от омоновцев, от наших жандармов не получал дубинкой.

С. КОРЗУН: А  от иностранных жандармов?

Д. КРЫЛОВ: Нет, тоже не было.

С. КОРЗУН: А похожи повадки защитников порядка, блюстителей порядка в разных странах.

Д. КРЫЛОВ: Если судить по репортажам, допустим, объективным более-менее репортажам.

С. КОРЗУН: Нет, по вашей жизни по вашим путешествиям. Наверняка же приходилось встречаться…

Д. КРЫЛОВ: Нет, я ни разу не видел каких-то социальных или политических беспорядков.

С. КОРЗУН: Нет, я имею в виду стражей порядка в отношении человека снимающего, человека из другой страны. Защищают, либо там что они делают? Примерно одинаково действуют они?

Д. КРЫЛОВ: Нет, я думаю, что все-таки за границей, скажу банальные слова, но все-таки более лояльно относятся к нам, и к туристам, и к снимающим. У меня другая бывает проблема, когда не разрешают где-то снимать, потому что там либо в силу религиозных моментов, да. Нельзя в каком-то храме снимать. Либо, скажем, на улицах Парижа нельзя снимать без разрешения. И те, кто нас приглашают, они это знают, и  они берут от муниципалитета, или от мэрии они берут соответствующую бумагу. Без разрешения нельзя. Непонятно кто ты. С чем ты ходишь. Что у тебя там. Может быть, ты сейчас стрелять из этой штуки начнешь. Ну, вот поэтому они всерьез относятся к возможностям терроризма, не потому что они боятся, как у нас любители в армейских ватниках закрывать ладонью объектив. Нет, такого я ни разу там не встречал.

С. КОРЗУН: Вопрос от Максима Зарецкого, студента из Оренбурга. Дмитрий, надолго ли Вы останетесь ведущим Вашей передачи? Спасибо за передачи. Вопрос не столько о Вас, потому что другого ведущего трудно представить в этой роли. Это ваш проект Ваша программа. Сколько программа еще может продержаться, или прожить. В ее жизни же тоже были разные повороты за эти долгие годы.

Д. КРЫЛОВ: Не знаю. Ну, это зависит от воли начальства.

С. КОРЗУН: Каждый год обновляете договор на программу или как это происходит?

Д. КРЫЛОВ: Да, каждый год я подписываю договор с Первым каналом. Почему-то сейчас, кстати, вот уже идет второй месяц, никто со мной не подписал договор пока на этот год.

С. КОРЗУН: Но программа-то выходит?

Д. КРЫЛОВ: Вроде бы выходит. Хотя на Новый год, к сожалению, как и все программы какие-то вдруг неожиданно были сдвинуты. Ну, я не беру, допустим, там последнее воскресенье, когда была инаугурация в храме. Это другое дело. Это особый случай. Но до этого это как-то мне было не понятно. Я подумал, может, уже и уволили, а чего не сказали. Хотя это тоже понятно. Могут и не говорить.

С. КОРЗУН: Дмитрий, к сожалению, эфир уже близится так быстро к концу. О каких-то об общих вопросах хотелось бы, чтобы Вы поведали. Вы довольны жизнью, как она скалывается? На самом деле Вы живете в гармонии сами с собой?

Д. КРЫЛОВ: Нет. У меня, к сожалению, нет гармонии. Я думаю, что в этом может быть настоящий, большой, очень глубокий смысл – жить в гармонии с самим собой и стремиться к этому. Да, у меня есть стремление, но у меня не происходит этой гармонии. Я слишком не совершенен для этого. Но, может быть, еще есть возможность совершенствоваться.

С. КОРЗУН: Ну, может быть, а восточные практики? Буддизм, там уйти в медитацию, сидеть, качаться, как кобра, кровь которой Вы как-то пили. Это известная история.

Д. КРЫЛОВ: Жить только своими внутренними ощущениями и мыслями. Нет, это, наверное, не совсем мое. Хотя, наверное, для кого-то это было бы  очень правильно. Но нет, это не совсем мое.

С. КОРЗУН: Ну, вот что из практик, которые Вы видели в мире, там ну религиозные, около религиозные, культовые. Вот Вам понравилось, попало на Вас, запало в душу. Или вот не было такого. Вы остаетесь всегда вот таким русским человеком.

Д. КРЫЛОВ: Нет, ну, вопрос немножко врасплох. Ну, вот из всех религий мне показалось наиболее какой-то такой толерантной, демократичной, если так можно говорить о религии, мне показалось, это буддизм. Вот какая-то очень спокойная, не давящая на человека и не требующая от него. Ты хочешь поступать так, поступай так. Мы можем тебе подсказать, как поступать, но вот какого-то давления и наказания за то, что ты себя можешь неправильно повести, мне показалось, в этой религии нет. Но я не являюсь проповедником буддизма, в отличие от Ричарда Гира, который, судя по фотографии, был у Вас на эфире. Так что пускай здесь повиснет такая пауза.

С. КОРЗУН: Многоточие. Дмитрий Крылов, человек, родившийся в лодке, не выпускающий из рук камеру, был гостем нашей программы. Дмитрий, спасибо огромное за то, что пришли.

Д. КРЫЛОВ: Спасибо. Сереж.

С. КОРЗУН: И ответили на те вопросы, которые нас интересовали. Счастливо.



Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gawr 06 февраля 2009 | 10:38

Комментарии коллег-телевизионщиков точно по Крылову И.А.: "За что Кукушка хвалит Петуха ..."


olegbulatov 06 февраля 2009 | 13:24

Я бы тоже дворником в кремле поработал.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире