'Вопросы к интервью
СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем добрый вечер. С Вами генеральный продюсер радио «Бизнес ФМ» и ведущий программы «Без дураков» на «Эхе " Сергей Корзун и мой сегодняшний гость, которого мне очень хотелось залучить в студию, и я чрезвычайно рад, что это получилось, боксер Константин Цзю. Константин, добрый вечер.

КОНСТАНТИН ЦЗЮ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Константин Борисович. Редко Вас, наверное, называют по имени отчеству.

К. ЦЗЮ: Только жене позволено так называть.

С. КОРЗУН: Ага, это самое ласковое наименование. Костя, Костян, это все могут.

К. ЦЗЮ: Да. Костян, да, Котенька это тоже только мама так меня, по-моему, называет. Последнее время, да, хотелось мне не хотелось, больше не хотелось, чтобы меня называли Константин Борисович. Это, конечно, не неуважение к моему папе. Просто, знаете, живя в Австралии уже 17 лет, научился более прямому легкому подходу к этому делу. Знаете, сложно, с одной стороны, моих детей, которые приехали сюда из Австралии, отучить от «ты». Потому что у нас только «ты». У нас нет слова «вы» вообще.

С. КОРЗУН: Ну, в английском «ю». Да, австралийский диалект…

К. ЦЗЮ: Да, «ю» и больше никак. И для них было смешно, когда дочка идет в садик. Здесь уже идет в садик. Здесь уже пришла в садик. Называется преподавательницу, которую говорят, что по имени отчеству вроде, она обучилась этому. И говорит там: Мария Ивановна, дай мне вот эту штучку или иди сюда. И это не грубость. С одной стороны, я нормально к этому отношусь, потому что ну так это там так принято у нас.

С. КОРЗУН: Константин Цзю в эфире радио «Эхо Москвы». Костя, увидел Вашу… На «Вы» можно, да? Потому что традиционно здесь я говорю всем гостям говорю «Вы».

К. ЦЗЮ: А лучше на «ты» мне будет более домашнее.

С. КОРЗУН: Ну, что сделаем исключение. Кость, видел твою фотографию в книге. Очень так со спины забавная, там двуглавый орел, герб Российский. В одной руке держит американский флаг…

К. ЦЗЮ: Австралийский.

С. КОРЗУН: Австралийский, прошу прощения. Да, с британским вкраплением. А в другой — боксерские перчатки. В общем, смешно. На самом деле. Чего в этом больше…

К. ЦЗЮ: Что это такое? Это определенный мой гимн. Мой герб. Моего времени на ринге. Символизируют что? Да Россию, откуда я родом, откуда я пришел. Перчатки – то, чем я занимаюсь. Гимн, а вернее, австралийский флаг, где я жил. Это для того, чтобы люди знали, да, я русский. И я победитель, я Цзю, я боксер, я живу в Австралии.

С. КОРЗУН: Вы сначала сказали «жил». Но Вы же австралийский подданный. Вы и Ваша супруга получили…

К. ЦЗЮ: Я русский гражданин.

С. КОРЗУН: Русский гражданин, да?

К. ЦЗЮ: Конечно.

С. КОРЗУН: Вы получили российское гражданство тоже?

К. ЦЗЮ: Я его не получил, я его никогда не терял.

С. КОРЗУН: А есть соглашение о двойном гражданстве.

К. ЦЗЮ: Конечно, да определенное соглашение, что все мои дети, рожденные в Австралии, являются русскими подданными. Мы все зарегистрированы в русском посольстве, в консульстве в нашем в Сидне. Мы постоянно общаемся. И у нас дети имеют русское гражданство. Для меня это было очень важно.

С. КОРЗУН: Когда Вы уезжали. Это было в 92м году, у Вас было ощущение, что Вы рвали вот с этой страной, начинали новую жизнь вместе с Наташей?

К. ЦЗЮ: Ни в коем разе. У меня было определенное безвыходное положение, где мне надо было решать. Знаете, как я уезжал, и рвал все с этой стороны то, что я терял прошлое. Я уходил в неведомый путь, не зная, что от него ожидать. Поджог мост.

С. КОРЗУН: Ну, подождите. Вы же выиграли чемпионат под флагом Советского Союза тогда. И на пике любительской карьеры Вы уходите. Вы приехали сюда, и как это было? Вы просто купили билет и поехали?

К. ЦЗЮ: С одной стороны, мне сделали предложение душевное даже, не финансовое предложение. От которого не смог отказаться. В чем оно заключалось? Что выиграв… Я уже в 21 год, 22 мне исполнилось, был более 30 стран мира. Много путешествовал, много видел. Вроде очень молодой еще пацан, совсем пацан. Но 6 лет в сборной. Я в 16 лет попал в сборную команду Советского Союза. Громадный опыт. Вроде молодой, но уже много лет отвечающий за свою семью. Является, знаете, сложность заключалась в том, что вроде родители есть родители, а они у тебя спрашивают твое мнение в таком маленьком возрасте о любых вопросах. Знаете, финансовая независимость, которая появилась у меня в  очень раннем возрасте…

С. КОРЗУН: И ответственность одновременно.

К. ЦЗЮ: Одновременно большая ответственность за свои действия, за действия твоей семьи.

С. КОРЗУН: Константин Цзю об Австралии и России, человек, имеющий прямое отношение к спорту и к боксу. Наталья Казанова. Я прошу прощения. Что-то у нас тут произошло… Наталью Казанову мы еще услышим. Вы российский гражданин, Вы австралийский гражданин. Но победа Ваша главная в профессиональном спорте Вы одержали…

К. ЦЗЮ: Себе.

С. КОРЗУН: Себе лично.

К. ЦЗЮ: Однозначно.

С. КОРЗУН: Т.е. это целая страна по имени Константин Цзю.

К. ЦЗЮ: Да, эта страна для меня очень важна. Знаете, когда мне кто-то говорит, что я кому-то что-то должен, я говорю: знаете, никому ничего. То что я делаю сейчас, помогая другим, я это делаю, потому что мне это хочется. Мне это нравится. Я с удовольствием делаю благотворительность только потому, что мне это нравится, а не потому что я должен.

С. КОРЗУН: Вы приехали в Россию надолго?

К. ЦЗЮ: Как судьба укажет. Как судьба поведет. Мы говорили немножко про судьбу. В данный момент на 4 месяца.

С. КОРЗУН: Это время проекта на льду?

К. ЦЗЮ: Это во время проекта, на проекте, в котором я участвую в «Ледниковом периоде». Я победитель по жизни. Я люблю выигрывать.

С. КОРЗУН: Подождите. А в этом австралийском конкурсе там, где танцы на паркете были, Вы стали победителем?

К. ЦЗЮ: Второе место.

С. КОРЗУН: Не обидно?

К. ЦЗЮ: Почетное второе место. Единственная, знаете, моя обида была в чем? То, что я не смог победить систему. Система заключалась в том, что все, кто выиграл на проекте, работали на этом телевидении, на этом канале. И невозможно победить было систему. Мой человек, который выиграл, он был ведущим утренней, вел погоду утром. Поэтому все за него болели. Даже не болели, в основном же идет голосование основное-то. И даже набирая равные очки тот, кто больше проголосовал, тот и победил. Единственная моя обида заключалась в том, что я никогда не поверил бы, что он имеет больше популярности, чем я. Не мог он этого делать. Поэтому было обидно. А так, как танцевал, в полуфинале у нас выбыл тот, кто должен был занять первое место. Он танцевал лучше, чем мы оба. Но  так получилось, что те болельщики, которые голосовали за меня, помогли мне выйти из полуфинал в финал. Ну, а финал уже так получилось.

С. КОРЗУН: В боксе Вы абсолютный чемпион, лучший из лучших. Вы во всем стремитесь стать лучшим из лучших?

К. ЦЗЮ: И, к сожалению, и к счастью. Это получилось характер. Характер, который хочет побеждать во всем. Опять же та помощь, тот последний бой, который я проиграл, помог мне объяснить своим детям, почему бокс, почему нельзя всегда выигрывать. Мне помогло.

С. КОРЗУН: Напомню, Константин Цзю, гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Ну, и раз мы уж затронули проект «Ледниковый период», давайте с него и начнем. Илья Авербух.

ИЛЬЯ АВЕРБУРХ: Я могу сказать о Косте только в положительных тонах. Потому что, во-первых, рад нашему знакомству с ним и горжусь этим знакомством. Он  очень демократичен, он  очень общителен. Он абсолютно разносторонний, что очень важно. Это действительно личность. Личность, когда ты  общаешься с ним, то ты испытываешь от него такую настоящую силу, такую мужскую силу. Я представляю, как под его обаяние попадают женщины. Потому что от него, в нем есть такой хороший, настоящий мужской характер. Конечно, при всем том это очень творческий человек. Вот мы работаем уже и творчески. И  он предлагает различные вещи, различные образы. Готов перевоплощаться. Не боится быть смешным. Не боится быть разным. Это очень важно. Это очень здорово. Это говорит о силе личности. И о том, что, наверное, за чтобы не взялся человек, во всем он был бы таким чемпионом, каким и стал в своем непосредственном виде спорта.

С. КОРЗУН: Это напомню, мнение Илья Авербуха. Как Вы относитесь к организаторам проекта? К тренеру?

К. ЦЗЮ: Хорошо. Как Илюшка сказал, у нас идет творческий процесс постоянно. Знаете, вроде пытаешься заучить определенные элементы, отрабатываешь их в течение всей недели. За день два до начала съемки он подходит и говорит: знаете что. Мы вот этот элемент убираем. С завтрашнего дня делаем другой. И вот таким образом. Я соглашаюсь со всем, потому что вижу, что они профессионалы. Я люблю работать с профессионалами. Поэтому мне легко.

С. КОРЗУН: Из того, что я видел, я видел один танец в Вашем исполнении. Скажу честно, я небольшой там любитель этого проекта, но смотрел с удовольствием. И вот эти слова Ильи о том, что Вы не боитесь быть смешным, они действительно соответствуют реальности. Непобедимый, чемпион мира по боксу, и смешной. Ну, трудно представить Мохамеда Али, наверное, чтобы он махал бабочкой не по рингу, наверное, а по танцевальной площадке. Не боитесь то, что это может убить Вашу легенду?

К. ЦЗЮ: Ни грамма. Люди должны понимать и видеть меня таким, не только на ринге, а изнутри его. Потому что человек, как личность, должен быть многосторонний, если он личность. Я себя считаю личностью. Потому что, во-первых, я 30 лет бился за это, чтобы сделать определенную память у людей. Она создалась. Но это не самое высшее мое достижение, которое я получил, выступая. Самое больше достижение это людская любовь. Или тебя любят или тебя не любят. А если я получу еще новых болельщиков в лице той аудитории, которая не была любителями бокса, опять выиграю.

С. КОРЗУН: Константин Цзю. Вернемся к мнению Натальи Казановы, которая имеет непосредственное отношение к спорту и к боксу.

НАТАЛЬЯ КАЗАНОВА: Если говорить об Австралии, что в Австралии? Кенгуру и Костя Цзю. И если говорить о России – белые медведи и Костя Цзю. Т.е. две такие позиции, которые объединяют в принципе в себе мировой масштаб самого Кости. И Костя сделал себя сам. Т.е. он стал чемпионом благодаря исключительно своим личным качествам, своей открытости, своему стремлению к верхней ступени пьедестала. Это было видно еще на стадии любителей, когда он выступал в любительском боксе. Т.е. это человек, который идет на победу. Он из любого поражения делает вывод и  опять же стремиться к верхней ступени олимпа.

С. КОРЗУН: Напомню, что это было мнение Натальи Казановой. Ну, собственно, да, подтверждает Ваши слова.

К. ЦЗЮ: Слова, которые я сказал.

С. КОРЗУН: Кость, есть два варианта легенды, о том, как после чего отец отвел Вас в секцию занятий боксом. Первая гласит, что в 9 лет Вы весили 25 кг всего и были хиленький…

К. ЦЗЮ: Чистая правда.

С. КОРЗУН: А вторая гласит, что когда Вы побили кого-то там, сверстника какого-то, отец сказал, что лучше навыки бойцовские использовать в секции по назначению.

К. ЦЗЮ: Нет, первое больше подходит к чистой правде. Да, так оно и было. В 9 лет я весил 25 кг. Очень маленький был. И, в общем-то, не для того, чтобы защитить себя, а для того, чтобы ту энергию, колоссальную энергию, которая била во мне, направить в правильное направление.

С. КОРЗУН: Ну, город-то злой был, наверное, как многие северные города. Там металлургический комбинат. Я имею в виду по дворовым дракам. Немало же было, наверное. Стенка на стенку ходили, нет?

К. ЦЗЮ: Если честно, я не дрался. Были времена, когда стенка на стенку было. И папа у меня участвовал в этих делах. Рассказывал, показывал шрамы от этих стенка на стенку. Знаете, вот за счет того, что в 9 лет меня отвели в спорт, у меня был всегда страх, страх ударить другого человека по лицу. У нас мой тренер, первый мой тренер Владимир Цезаревич Черня прививал нам это жестко. Потому что подсознательно мы имеем оружие в руках. Хотим мы этого, не хотим, но у нас это оружие. Люди, которые напротив нас, не знают об этом. И несправедливо, и неправильно использовать свое оружие против человека, который об этом не знает. Даже если он неправ.

С. КОРЗУН: Про философию бокса еще поговорим. Я вспомнил эпизод, который в Вашей книге описан, которая недавно вышла впервые на русском языке. «Костя и вечный бой». Много фотографий, но в том чисел есть эпизоды. Один из них я запомнил. Ваш сын в частности решил отомстить обидчику своему, однокласснику в Австралии за отца…

К. ЦЗЮ: Даже не отомстить. Наказать. И знаете, я  очень горд был этим моментом. Потому что у нас это христианская школа, очень строгих правил, очень жесткая школа в этом направлении. Что прививает христианские такие направления. Не обидеть, знаете, подставить щеку, в таком направлении. И для директора школы было это шоковое состояние, когда он ударил. А когда я пришел и пришел на встречу с директором, пришел в директорский кабинет. Поздоровались мы…

С. КОРЗУН: Вы в перчатках пришли?

К. ЦЗЮ: Я спокойно пришел. Разговариваю с ним, опять мы на «ты» разговариваем. Его называют мистер, не помню, как его зовут. Я пришел, говорю: Джэймс, как дела? Говорит, все нормально. Рассказывай, говорю. Он говорит: вот твой сын подрался. Я говорю: Вы знаете, я  очень горд своим сыном, очень горд. Потому что, зная, что у него будут проблемы, он не побоялся этого, защищая интересы своего папы.

С. КОРЗУН: Хороший вопрос от Александра, бизнесмена из Кишинева пришел по интернету: «Бокс — западное единоборство, но судя по Вашим этическим и философским принципам, вам, видимо, близки и восточные единоборства. Скажите, у Вас никогда не возникало желания заняться одним из них. Тем более, что в традиционных восточных системах нет понятия спортивная карьера, усталость от чемпионских побед. В них мастерство постигается всю жизнь.

К. ЦЗЮ: Да. С  одной стороны, да, я заинтересован. Но это больше сейчас опять вернемся к философии, которая каким-то образом поймал я, каким-то образом. Потому что да, совершенствоваться можно всю жизнь. Я практически до окончания своей карьеры, которую еще не закончил, я искал что-то новое. Искал новые варианты, совершенствовался в определенных движениях своих. Пытался добиться идеальности. Идеальности в том, что когда выглядит легко, когда выглядит красиво и просто, то в этом заключается определенное мастерство. И я старался и добивался сделать легко что-то, что кажется очень сложным.

С. КОРЗУН: Тем не менее, вопрос о восточных даже не единоборствах, а философии. Вот созерцать, учиться у мастеров, нет? Не привлекает?

К. ЦЗЮ: Я занимался одно время в своей жизни, увлекся интегральной йогой по Шри Ауробиндо, много читал о нем, много понимал, многое заинтересовало меня. Мне было интересно этим заниматься, но все идет от приоритета в жизни. Бокс поставил номер один.

С. КОРЗУН: Но сейчас Вы сказали, что Ваша карьера не закончена. Вы подтверждаете эти слова?

К. ЦЗЮ: Я занимаюсь. Я постоянно… к сожалению, знаете, опять получается то, что бывает нету времени. Нету времени совсем ни на что. Вроде ставишь семью номер 1. Вроде все стремление, желание отдаться только этому. А получается, что… даже не работа, потому что то, что я делаю, все, что я делаю, мне нравится. Но все, что мне нравится, отнимает столько времени, и  от семьи тоже. К сожалению.

С. КОРЗУН: Костя Цзю в программе «Без дураков» на «Эхе Москвы». Вернемся в студию через пару минут.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Напомню, что гость моей сегодняшней программы Костя Цзю. Константин, Вы и родителей своих увезли в Австралию на каком-то этапе. А сейчас они в Москву приехали или нет?

К. ЦЗЮ: Нет, кто-то же должен смотреть за семейством, за  всеми живностями, которые находятся у нас в доме. Они дома сейчас в Австралии. Смотрят за нашим…

С. КОРЗУН: А Вы живете не вместе, я читал о том, что у Вас там 4 км между домами для того, чтобы вроде как рядом и отдельно.

К. ЦЗЮ: 4 км так не далеко.

С. КОРЗУН: 2 минуты на быстрой машине. На какой ездите?

К. ЦЗЮ: Нет, у нас нельзя ездить быстро. У нас есть скоростные ограничения. И это очень строго.

С. КОРЗУН: Подождите, а где же Ваш там Шевроле корвет, по-моему, разгоняете.

К. ЦЗЮ: Вот где разгоняю, нет…

С. КОРЗУН: Большая же Австралия, есть же там достаточно места, чтобы поездить.

К. ЦЗЮ: К сожалению, нет, знаете, это строго. За всю свою жизнь в Австралии у меня был один штраф на скорость. Вернее, два. Недавно еще один получил. Как раз, по-моему, на Шевроле корвет. Только взял. Только начал кататься. И на тебе. Ну, он быстрая машина, а мне за счет того, что скорость не в километрах в час, а в милях.

С. КОРЗУН: А в Австралии в километрах считают, да?

К. ЦЗЮ: Да.

С. КОРЗУН: И сколько там ограничения?

К. ЦЗЮ: 110 самая большая.

С. КОРЗУН: И нет ни одной трассы, как в Германии, где было бы отсутствие ограничений?

К. ЦЗЮ: Был грех, опять же это не грех, можно сказать, был грех, когда я разгонялся на бентли до 200, но  опять же смотришь впереди, лишь бы полиции не было, почувствовать, что машина идет. А самое большое я ездил на спортивной машине, участвовал это не в гонках, в гонках тоже участвовал, но, я имею в виду, перед формулой 1 были соревнования…

С. КОРЗУН: А по трассе по этой, там где Австралийский гран-при проходит.

К. ЦЗЮ: Да, и участвовал 2 раза в соревнованиях известных людей. Всегда заканчивал. Сложность в том, что на не автоматике, на мэниал машине ты должен ездить каждый день, привыкает. Руль там с другой стороны. Это не оправдание того, что я проиграл. Но  определенное неудобство было, что 17 лет я езжу только на автомате, и с другой стороны, руль, приучать себя переключать скорость другой рукой было сложно. Но получил громадное удовольствие от этого.

С. КОРЗУН: Видел Вашу фотографию с Михаэлем Шумахером. Встречались с ним там или на ринге, или на этих соревнованиях?

К. ЦЗЮ: Мы встретились в ресторане. В ресторане. Один из самых моих любимых ресторанов в мире. Мясной ресторан «Место», где приходят гости рядом с местом, где шеф готовит специально такой не почетное, но ВИП место, я пришел туда, сижу, кушаю. Смотрю, какая-то суета появилась. Все начали бегать. Потом хозяин приходит: Кость, ты сидишь и будешь сидеть, но сейчас Майкл пришел, мы его проводим в другое место. Я говорю: да, хорошо. А на стене у него фотография Майка. Он отдельно. И в другом месте моя фотография тоже с ним. Я говорю: давай сделаем так. Давай сделаем фотографируемся вместе и повесим посерединке. Будет здорово. Вот так мы и сделали. Так и познакомились.

С. КОРЗУН: Ну, не на ринге, ни на трассе не встречались.

К. ЦЗЮ: Я думаю, что на ринге у него бы не было шансов, как и у меня на трассе.

С. КОРЗУН: Константин Цзю. Кость, немного о корнях. Читал о том, что ну особо далеко корни не прослеживаются. Где-то в начале века кто-то из предков, 20 века, приехал в Россию. По какой причине не известно.

К. ЦЗЮ: Из Китая.

С. КОРЗУН: Из Китая, да.

К. ЦЗЮ: Корейцы из Китая. Знаю то, что были близки к императору в свое время, я имею в виду в 19 веке. Как получилось, что уехали, не могу сказать. Потому что все корни были полностью потеряны.

С. КОРЗУН: Ну, советская власть тоже прошлась по Вашей семье. Там отец брат деда, по-моему, был репрессирован, а следом за ним и дед Тимофей.

К. ЦЗЮ: Дед и все наши родственники были разосланы, кто в Узбекистан, кто в Казахстан.

С. КОРЗУН: Откуда? Где находились?

К. ЦЗЮ: А вот деды пришли с Владивостока. И во время опять 37го года дед попал где-то не в Серов, куда-то рядышком, не помню, в какое место. Там познакомился с бабушкой уже. И чисто русская. Знаете, определенный шаг был для бабушки. Чисто русская Постникова. У нас Постниковы под 2 метра роста все высокие. Чисто наша русская женщина. Я говорю: наша русская женщина выходит замуж за корейца. По тем временам это был очень смелый шаг. И поэтому я, к сожалению, не застал бабушку. Вернее мне было всего 2 месяца, когда она умерла. Только с ее сестрами был знаком. Одна из них все еще жива, слава Богу.

С. КОРЗУН: Папа, мама живы, слава Богу, здоровы, все в порядке. Читал, что папа там километров по 6-7 в свои 60 лет бегает по утрам.

К. ЦЗЮ: Каждое утро в 5.30.

С. КОРЗУН: С кенгуру соревнуется?

К. ЦЗЮ: Ну, у него собака. У него большая Кита, поэтому приходится бегать. Где-то 80 кг собака. Поэтому чтобы не был слишком толстый, он с ним бегает каждое утро.

С. КОРЗУН: А в Вашем зоопарке, там питон, попугаи, что там еще? Морская черепаха.

К. ЦЗЮ: Морская черепаха, просто такая черепаха, рыбки и на улице и дома. Морская свинка…

С. КОРЗУН: А там тепло круглый год? Рыбки на улице или как?

К. ЦЗЮ: Круглый год тепло. Заяц, кролик вернее. Морская свинка, как я уже сказал. У нас и здесь уже животные есть. Мы приехали домой. Взяли черепаху. У Настюшки был день рождения, и вот мы взяли черепашку. А сегодня нам еще подарили еще собачку. Друзья встретились и принесли нам маленький йоркширский терьер, поэтому у меня вся семья просто балдеет от того, что, знаете, здорово иметь животных в доме, потому что это развивает доброту у детей.

С. КОРЗУН: Но накладывает и обязанности.

К. ЦЗЮ: Это здорово. У нас у каждого ребенка своя определенная обязанность. Даже уже здесь. Убрать за собой, прибрать постель. Вынести мусор. Это обязанности, которые, как были у меня в Австралии, так продолжается и здесь.

С. КОРЗУН: Папа грозный, мама мягкая? Как роли распределяются в семье?

К. ЦЗЮ: В общем-то, да, папа очень строгий, очень жесткий, спать, причем спать всем.

С. КОРЗУН: Ну, к дочке-то, наверное, не относится. Только к мальчишкам?

К. ЦЗЮ: Не имеет значения. Потому что я пытаюсь, Вы знаете, я еще стараюсь, вот кто-то нашалил, отвечают все. Отвечают все, чтобы они не вкладывали друг в друга. К сожалению, в Австралии приучили вкладывать.

С. КОРЗУН: Закладывать – по-русски.

К. ЦЗЮ: Закладывать. Кто? Он сделал. Я говорю: ребят, что Вы делаете? Поэтому я лучше всех Вас накажу. Но не вкладывайте.

С. КОРЗУН: По-русски с некоторым трудом говорят дети?

К. ЦЗЮ: Сейчас лучше. Конечно, им тяжело. Они пришли сюда в русскую школу. Где такие предметы, как физика, химия для них новое. Они не знают многие дела. Но молодцы, не стесняются, Никита приходит и говорит: по русскому языку получил четверку, по-моему. Его вызвали к доске. Я не знаю, как он вообще писал. Он писать по-русски, по-моему, никогда не писал, не помню. Вернее мама его пыталась учить, но  он … молодцы то, что он не стесняется , поет, рисует. Поэтому я очень рад, что мы окунулись в эту среду, новую, чужую среду для них, где им тяжело. Им тяжело, но  они молодцы, стойко держатся, потому что в жизни нужно пробиваться, чтобы достичь результата.

С. КОРЗУН: Ну, вообще молодцы, что решились на это. Сложно было устроиться, кстати, в школу? Или имя Цзю открывало все двери?

К. ЦЗЮ: Определенные двери открываются. Нам очень сложно, чтобы удобно было. Опять у меня супруга завтра идет, по-моему, англо-американ скул, где предметы на английском языке. Потому что им нужно, вернемся когда домой в Австралию, продолжение учебы. Не нужно терять этот язык, язык, на котором они общаются, говорят. Ну, в любом случае на данную секунду, вот именно на сегодняшний день после того, как мы закончим проект «Ледниковый период», где я попытаюсь выиграть, мы вернемся домой. А там уже опять как сложится судьба. Потому что много-много дел, которые мы задумали, и на которых я должен быть здесь. Я должен быть здесь, находиться здесь, передавать свой большой опыт, иметь желание к этому.

С. КОРЗУН: Ну, у Вас и в России сейчас немало проектов, в том числе и в области бокса. Сейчас поговорим об этом. А пока мы записали мнение единственного последнего олимпийского чемпиона по боксу в Пекине Рахима Чехкиева. Послушаем.

РАХИМ ЧЕХКИЕВ: Мое становление, как боксера, было, уделял внимание просмотру видеозаписей вот его боев и на любительском ринге, и на профессиональном ринге. Мое становление как бы все прошло, наблюдая за этими боями, учась, что-то беря для себя. Он хорошо работает на контратаке. Допустим, если соперник ударит, он отошел, или обернулся, или с уклона. И когда он (НЕ РАЗБОРЧИВО) он делает очень близко с ударом. Уклоняется далеко от удара очень грамотно и четко. Мне как боксеру, очень нравилась его техника. Великолепная просто техника. И вообще мой кумир в боксе Тайсон за свою напористость. А Костя Цзю так же кумир за счет великолепной своей техники. И вот эти два идола, два кумира, которым я пытался подражать.

С. КОРЗУН: Олимпийский чемпион.

К. ЦЗЮ: Дай Бог, чтобы его олимпийское золото было началом его нового пути в профессионалах.

С. КОРЗУН: Вы же там были в Пекине, да?

К. ЦЗЮ: Я там был, я получал громадное удовольствие, когда он выиграл этот бой финальный. Это начало. Знаете, закончив любительскую карьеру, на пике своей карьеры чемпион мира. Знаете, в то время, я мог, не тренируясь выигрывать бои. Не тренировался. Я был до такой степени в себе уверен уже. А что это значит? Что в один момент придет кто-то более голодный, более злой, с большим желанием и победит меня.

С. КОРЗУН: Два раза за Вами приходили в профессиональной карьере. В этом смысле.

К. ЦЗЮ: Да, в Японию меня хотели очень сильно. Меня в Корею очень сильно хотели…

С. КОРЗУН: Нет, Вы сказали «придет кто-то более голодный». Два боя, два поражения у Вас…

К. ЦЗЮ: Нет, я не про это говорю. А если мы вернемся…

С. КОРЗУН: Вернемся, вернемся.

К. ЦЗЮ: Я имею в виду про любителей. Любительское время. Олимпийский чемпион это очень сильно. То, что у меня нет у вроде. Но я все равно сравниваю любителей с профессионалами, как школу и университет.

С. КОРЗУН: Ну, у Вас была история с пораненной рукой стеклом. Перед одной из Олимпиад. И во второй, где Вы были несомненным фаворитом, Вы уже участвовать не стали, Вы уже уехали до этого. А вернемся все-таки к поражениям. Вот эти голодные, молодые, которые более молодые приходят, ну, или старые возвращаются. Два поражения у Вас в профессиональной карьере. И один бой, который без присуждения результата там был.

К. ЦЗЮ: Да. Не считается. Ну, давайте с того начнем. Смешной момент, когда человек падает три раза в одном раунде, после последнего не хочет вставать, и мне присуждают ничью. Смешно. Мы через 4 года делали протест. Протест принят был. И мне сделали, называется «но контест» – боя не произошло. Я говорю: как боя не произошло? Я же вышел на ринг. Три раза его наказал. Он упал. Это, знаете, я отступил только потому, что каждый человек имеет право на ошибку. Судья сделал ошибку. Он очень хороший судья. И я не хочу поднимать прошлое ради чисто уважения к этому судье. Потому что если я еще раз что-то поменяю, для него это будет определенный укор.

С. КОРЗУН: Одно из поражений было у Вас…

К. ЦЗЮ: Бинс Филиппс.

С. КОРЗУН: представили себя слишком самоуверенным? Из-за самоуверенности?

К. ЦЗЮ: Определенно самоуверенность да, присутствовала. Опять же вернемся, что вроде я казался, а знаете, самоуверенность в чем заключалась? Это не до конца отдача. В чем опять же говорю, в чем она заключалась. Ты делаешь все правильно, ты тренируешься жестко. Ты не ищешь обходов, ты идешь до конца во всем. Ну, где-то было не профессиональный подход к этому делу, чисто как атлета. Можно сказать, вес неправильный делал. Может быть, да. Доля этого присутствовала в поражении. Может быть, тренировки были неправильно сделаны. Тоже согласен. Может быть доля какая-то. Причем каждая в отдельности эта маленькая причинка не являлась основной. А в совокупности, в общем, она так наслоилась друг на друга, что другого не было бы. И знаете, я говорю, слава Богу, что это произошло. Я нашел в себе силы найти и сказать себе: слава Богу, что ты это почувствовал на начале своей карьеры. Вроде в то время я думал, что уже хватит выступать. Мне уже почти тридцатник. Ну, нормально, и заработал уже неплохо. Если не читали, знаете, у меня переломный момент произошел буквально через 2 дня после боя. Когда апатия, жизнь не интересна, никого видеть не хочешь. Я лечу на самолете и буквально за какое-то время меняю рейс свой, потому что все знали, куда я лечу. Лечу совсем другим рейсом. Через другое место. Возвращаюсь, а мне говорят, больше тысячи людей встречали в аэропорту. Как они узнали, не могу сказать. Никому не говорил. Просто может быть, один человек кто-то узнал, но я знаю точно, не семья. И вот увидев эти лица, тебя встречали, как победителя. Ты проиграл, а тебя встречают, как победителя. Сам себе говоришь: ты не имеешь права уходить на этом деле, потому что ты не имеешь права ради этих людей.

С. КОРЗУН: К следующему бою сложно было готовиться? Драйв или наоборот немножко страшно, стремно?

К. ЦЗЮ: К следующему бою после этого?

С. КОРЗУН: Да, после поражения.

К. ЦЗЮ: У меня была злость на самого себя. Прежде всего, что ты допустил это. Много поменял у себя. Несколько человек уволил из команды. Поменял полностью тренировочные процессы. Знаете, есть вид спорта – профессиональный бокс. Есть спорт любительский бокс. Есть разные виды спорта. А есть еще профессиональный атлет. Вот атлетом я стал после этого боя. В чем заключалось? Все действия, которые происходят с тобой, любые действия, направлены только на одно. Конечный результат – выиграть бой. Все, что не касалось этого, отменялось. Интервью, встречи не имели значения совсем. Поэтому в этот момент я перестал нравиться всем пиарщикам, потому что я был не интересен им с этой стороны. Потому что я еду в Америку, приезжаю на 2 недели, выиграю бой, хватаю сумку и уезжаю домой. А мне: а интервью, а это, а это? Говорю: дома семья ждет, и улетал домой опять.

С. КОРЗУН: Ну, сейчас Вы уже сами выступаете организатором боев. И у Вас есть свои воспитанники и в Ханты-Мансийске.

К. ЦЗЮ: Это турнир, который мне дал свое имя. Опять же зачем. Потому что это нужно детям. Знаете, приезжаешь в какой-нибудь маленький город, маленькую глухомань где-нибудь далеко-далеко от центров, где даже спортивных залов нормальных нет, и видишь глаза этих ребят, готов отдать им все, что ты хочешь, всю душу свою. А для них, знаете, какой драйв. Вот это, то, что Вы видите. Они увидели меня, потрогали меня. У них столько желания, столько стремления достичь тех же результатов, которых я достиг. Я с удовольствием буду помогать и ездить в эти маленькие города, чтобы дать им возможность, если еще так получится, что не только эти маленькие городки, не только мэры и губернаторы будут поддерживать нас, а будут поддерживать страна и телевидение, и потому что это любая программа имеет определенные финансовые затраты. И  они большие, потому что я хочу делать все хорошо и отлично.

С. КОРЗУН: Когда-то советская школа бокса была одной из лучших в мире наряду с кубинской, ну, с американской. Можно еще, наверное, несколько назвать.

К. ЦЗЮ: Немцы.

С. КОРЗУН: Возвращение будет? Ну, сейчас российские боксеры не в лидерах, судя по всему.

К. ЦЗЮ: Любителей?

С. КОРЗУН: Любителям.

К. ЦЗЮ: Будет ли, я думаю, да. Знаете, если я приложу к этому определенные усилия, я с удовольствием это сделаю. Почему? Как я сказал, насчет профессионального подхода к делу, вот этого у нас нету.

С. КОРЗУН: Федерацию бокса не хотите возглавить? Российскую.

К. ЦЗЮ: Нет, не хочу возглавить.

С. КОРЗУН: Только на место Фетисова, как говорили. Шутили или нет?

К. ЦЗЮ: На место Фетисова. Слава свое место имеет. Знаете, я тот, который плавает сам по себе. У меня огромное желание помочь сделать. Я никогда не был тем политическим деятелем, которого, может быть, многие хотели бы меня видеть. Может быть, так оно и получится. Но в данную секунду, знаете, у меня есть идеи строительства тех же спортивных комплексов по всей России. Если это будет возможно у нас, я уверен, у нас это получится, потому что это нужное дело.

С. КОРЗУН: Кость, но это ведь не бизнес. У нас в России, наверное. У нас не настолько зрелищен этот вид спорта.

К. ЦЗЮ: А мы не про бокс. Мы же не говорим, что в Ханты-Мансийске много боксеров. Но в Ханты-Мансийске хорошие биатлонисты. Мы говорим: профессиональный подход к любому делу – дать возможность тем людям, которые живут в тех регионах поменять менталитет.

С. КОРЗУН: Вы вкладываете только свое имя, или деньги свои тоже?

К. ЦЗЮ: Определенные деньги, конечно, тоже вкладываю. Но у меня есть хорошие финансисты со мной, которые могут поддерживать. Нам нужна поддержка государства, это самое главное. Потому что с государственной поддержкой, мы даже не про деньги говорим. Поддержка. Мы можем сотворить очень серьезные дела. Для кого? Опять же для нашей страны, для наших деток маленьких.

С. КОРЗУН: Понимание находите? Ну, у Путина, когда он был президентом, да, была встреча у Вас. И говорили, наверное, об этом.

К. ЦЗЮ: Да. У нас была хорошая встреча, и мы нашли понимание. И больше, чем уверен, и с новым президентом у нас будет понимание. Надеюсь, мы сможем встретиться в скором времени. Я бы просто хотел поделиться своими планами, своими идеями, своими задумками. В любом случае я знаю, а я очень позитивный человек в этом направлении, что это нужно, это будет сделано.

С. КОРЗУН: От идеи автопробега Москва-Владивосток не отказались? Поддержка школ бокса Кости Цзю.

К. ЦЗЮ: Пока нет.

С. КОРЗУН: Там и дороги еще не все есть. Шевроле корвет там точно не проедет.

К. ЦЗЮ: То, что корвет не проедет, опять же хотелось ююбы опять заикнуться. Есть у меня интересные, серьезные разработки в строительстве дорог, которые пытаюсь какое-то время уже внести в российскую действительность. Хотя мне многие говорят: не пойдет. Потому что если ты сделаешь хорошие дороги, кто же будет их отмывать. Я говорю, знаете, я считаю, что это неправильно, потому что если говорить с чисто финансовой точки зрения, это выгодное дело. Выгодное дело в том, что экономия очень большая. Строительство этих же дорог. А если будут те же корветы ездить по нашей стране в каком-нибудь маленьком городе, то это же здорово. Потому что она может там проехать. Я и в Австралии не везде езжу на своем корвете, потому что слишком низкий.

С. КОРЗУН: Костя Цзю в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Кто за спиной? Семья, дети, жена?

К. ЦЗЮ: Семья, дети, жена, друзья.

С. КОРЗУН: На бои ходит жена?

К. ЦЗЮ: Нет, после первого моего проигрышного боя и жена, и мама моя отказались присутствовать на боях.

С. КОРЗУН: До этого были.

К. ЦЗЮ: Да, как раз они обе были во время моего проигрыша первого в 97м году. Это было, знаете, такое шоковое состояние для них, для меня, потому что они были в момент моего проигрыша. Как мужику, это было тяжело воспринять. Но их помощь за спиной, это просто была сумасшедшая. Знаете, у нас было табу разговор об этом бое. Негласно, не договариваясь. Как будто ничего не произошло. Это сумасшедшая поддержка. Поддержка, когда сильный мужчина, сильный мужик, а я себя считаю таковым, проигрывает и никто не показывает, что это произошло. Не дали никакой слабиночки мне, в том, чтобы я бы сломался. Просто поддерживали. И когда я пришел к решению, что я должен вернуться. Что как бы  они не хотели против, я их убедил. И  они сказали, мы тебе поможем опять.

С. КОРЗУН: Правда, что за пару месяцев до боя Вы выпадали вообще из семейной, из прочей жизни?

К. ЦЗЮ: Да. Так оно и было.

С. КОРЗУН: И только настрой на этот бой, на победу.

К. ЦЗЮ: Только на бой, все настроено на бой.

С. КОРЗУН: Домашние говорили…

К. ЦЗЮ: В 9 часов идешь спать.

С. КОРЗУН: Наташа успокаивала детей, что ничего, папа еще немножко будет сердитым, но пройдет бой еще через день…

К. ЦЗЮ: Успокойтесь, все, да. В 9 я ложусь спать. Встаю полшестого. Когда дети идут в школу, я уже ложился спать. Потому что в 11 уже была вторая тренировка. Чтобы успеть поспать до второй тренировки, отдохнуть и в 5 часов еще третья тренировка. Понимаете. И это приходишь, Вы знаете, с одной стороны это скучно. И тяжело. Ты как робот, запрограммированный на одну программу – сделать это, это. Спать. Ну, скучно. Два раза массаж в день. Тебе ничего не интересно. Ты только делаешь одно дело. Тренируешься.

С. КОРЗУН: Да. Непростая жизнь. Когда следующий такой период на большом ринге? С кем сразились бы? Вы же говорили, что не столько деньги даже, там 5-10 миллионов, сколько имя важно. Или что для Вас?

К. ЦЗЮ: Вы знаете, для чего.

С. КОРЗУН: Для чего?

К. ЦЗЮ: Вот вопрос «для чего?» я и не нашел ответа на этот вопрос. Как правильно сказали 5-10 миллиона. Неплохо, лишними никогда не будут. Еще пару машин можно купить. Пару часов хороших можно купить. Вложить неплохо можно. Но не ради этого же это выступление. Доказать что-то самому себе? Что? Что да, ты мог подняться после поражения. А я знаете, я уже поднялся. Делая те дела, которые я сейчас делаю, я считаю, что я поднялся. Дети отрезвили меня очень жестко. Когда с этим случаем. Поэтому я, знаете, хожу в данную секунду с высоко поднятой головой. Да, я проиграл. Я не закончил свою карьеру так, как бы хотел, может быть закончить. Но, может быть, в один день, я в хорошей физической форме. Тренируюсь каждый день. Я найду ту мотивацию, зачем я должен объяснить своей семье, которая должна принять это, они должны это принять. Без их поддержки я не смогу выступать. Для чего мне это нужно. И если это произойдет, я посвящу себя опять полгода уйду в ту прострацию, в которой я обычно нахожусь. Может быть, мне придется уехать даже из дома, чтобы… может быть, не знаю. Чтобы сделать то, что я делаю.

С. КОРЗУН: Абсолютный чемпион Костя Цзю был гостем нашего эфира. Спасибо огромное, Кость, за то, что пришли и ответили на вопросы, которые нас интересовали. Оставайтесь чемпионом и побед Вам. Всего доброго.

К. ЦЗЮ: Спасибо большое.



Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

olegbulatov 05 октября 2008 | 18:58

А комментировать нечего. У Цзю есть голова, он в нее ест.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире