'Вопросы к интервью
СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем добрый вечер. С Вами генеральный продюсер радио «Бизнес FM» и ведущий программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы» Сергей Корзун. Мой сегодняшний гость Вячеслав Фетисов. Вячеслав Александрович, добрый вечер.

ВЯЧЕСЛАВ ФЕТИСОВ: Добрый вечер, Сергей.

С. КОРЗУН: Человек, который завоевал абсолютно все, что только возможно в хоккее. Человек, который находится на верху политической карьеры. Человек, у которого, кстати говоря, через день день рождения. Но мы не только по этому поводу. Хоккей главное дело в жизни?

В. ФЕТИСОВ: Ну, Сергей, конечно, я благодарен хоккею, я благодарен той школе, в которую я попал с самого раннего детства, команда ЦСКА. Это тот клуб, который имел и имеет колоссальные традиции победные. Я попал в школу великого Тарасова в 10 лет. Очень многому научился. И самое главное это та школа, которая обращала внимание на человеческие качества, прежде всего. И тот факт, что Анатолий Владимирович Тарасов сам участвовал в совещаниях, в жизни детской спортивной школы, это, в общем, наложило особые впечатления на всю мою оставшуюся жизнь. И то, что как бы так не в прямом, а через такое общение как бы дал нам очень много. И я благодарен судьбе, что хоккей дал мне возможность, во-первых, реализоваться, во-вторых, получить друзей, семью, ну, все, что связано с успешностью.

С. КОРЗУН: Вячеслав, а к 30 годам, как некоторые писали, Вы готовы были уйти из хоккея, устали. Если бы не эта эпопея с отправкой в Канаду, чем бы занимались. На самом деле, какие другие увлечения были? Бизнес, политика, что там влекло?

В. ФЕТИСОВ: Здесь не в том смысле, что я хотел заканчивать, просто такое, в общем, было общее мнение, что в 30 лет уже старый хоккеист, надо заканчивать. И для меня как раз тридцатилетие было связано с третьей моей олимпиадой, 88-й год. И я думал, что, в общем, неплохо бы на хорошей ноте закончить, выиграть олимпиаду, ну, а там посмотреть.

С. КОРЗУН: Красиво уйти. А куда? Куда уйти то? На тренерскую работу или что-то другое.

В. ФЕТИСОВ: Не знаю, в то время я был офицером, все мы в ЦСКА были офицерами.

С. КОРЗУН: А в каком звании, кстати говоря?

В. ФЕТИСОВ: Ну, я закончил карьеру в ЦСКА в звании майора. Но что удивительно, в майке ЦСКА, я знаю, Сергей, Вы болельщик армейский, вот я не проиграл ни одного чемпионата, ни одного турнира, начиная с третьих мальчиков, т.е. с 10 лет, и горжусь этим. Ну не знаю, перспектива, конечно, ну, наверное, не так много было выбора в свое время. Ну, наверное, все-таки ж прочили мне карьеру тренера. Я был капитаном команды 8 лет. И воспитанник ЦСКА. Прошел всю эту школу.

С. КОРЗУН: Причем самый молодой капитан команды, и ЦСКА, и сборной, по-моему.

В. ФЕТИСОВ: Да, в 24 года меня выбрали капитаном команды. Это особая ответственность была. И здесь, наверное, скоре всего, доверия было больше не только руководства хоккея, в то время и команды, но и ветеранов. Все-таки ж без того, что они мне не подтвердили мое капитанство, я не соглашался до определенного времени. Ну, там старики собрали, пригласили к себе на совещание, сказали, что вот мы считаем, что так и должно быть. Так что ты давай вперед, мы будем помогать, поддерживать, все, что необходимо будем делать. Я не знаю, ну, в то время о бизнесе сложно было думать. По большому счету и опций, как сегодня говорят, не так много было.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов. Хоккей еще немножко продолжим. Юрий Розонов о Вячеславе Фетисове.

ЮРИЙ РОЗАНОВ: Фетисов – это и сам человек эпоха. Он характеризует собой переходд от эпохи Тарасова к эпохе Тихонова. И при этом впечатление было на поле, что делал, что хотел не потому, что он на голову выше, а потому что импровизационное начало у защитника. Пожалуй, что ни у кого такого не было. Поколение, которое сейчас, что называется в силе, оно росло на первой фетисовской передаче. Фетисовский пас это вообще совершенно эксклюзивное, фирменная, если угодно, вещь. Потом я не мог представить, чтобы в Советском Союзе, в таком молодом возрасте хоккеист становился капитаном сборной Советского Союза. Это надо было действительно понимать, что это была за ответственность, что это была за тактика, чтобы молодому настолько человеку предлагали такую должность, это тоже большое дело. А о том, что он был лидером, тут уже, как говорится, написано просто, ну, не ошибешься, коли капитаном выбрали.

С. КОРЗУН: Юрий Розанов, спортивный комментатор. У Вас то у самого крышу не сносило в то время от ответственности, от всего? Или шайба, клюшка и вперед?

В. ФЕТИСОВ: Да нет, здесь часто задавался вопросом, на самом деле, как это все произошло. Ну, в общем, опять же я благодарен армейской школе, и я понял в определенное время, когда решил серьезно заняться хоккеем, что необходимо ставить перед собой амбициозные задачи. Цели самые, может быть, на первый взгляд, не выполнимые, но нужно для того, чтобы иметь некий прогресс. Естественно двигался к этой цели. И это не так просто было внутри команды. Это коллектив, проявлять лидерские качества, не выбиваться, с другой стороны, в общем, стараться, чтобы команда твоя выигрывала. И вот в таком темпе я жил, рос. И мне кажется…

С. КОРЗУН: Т.е. для Вас это естественно вполне.

В. ФЕТИСОВ: Самая главная тема все-таки жизненно оправдана это определение огонь, вода и медные трубы. Конечно, медные трубы это наиболее такая серьезная тема. К счастью, я проболел этим в достаточно раннем возрасте. Все-таки в 20 лет уже достаточно был известен в стране. Уже выиграл чемпионат мира, стал лучшим защитником. Естественно крыша поехала, как говорят сегодня, в какой-то момент. Но мне повезло, что в команде, в которой я воспитывался, было достаточно авторитетных людей, которые меня во время поставили на путь истинный, я им благодарен за это. Естественно, в общем, тот факт, что вот Юрий тут озвучил, опять тема капитанства, один из обозревателей западных в то время как бы заметил такую вещь, что из стервятника защитника, что в принципе это входило в обязанность, т.е. жестким должен быть, должен защищать ворота и своих нападающих, капитанство как-то сгладило все эти моменты. Как он сказал, стал более таким взвешенным, и что-то потерял в своей игре. Ну, не знаю, это какая-то мера ответственности в то время она не предполагала какие-то изменения стиля игры или что-то, наоборот, ты должен быть лидером, ты должен понимать…

С. КОРЗУН: А капитанство, кстати, давало что-нибудь или в материальном плане, или, не знаю, доплачивали, грубо говоря?

В. ФЕТИСОВ: Да, нет. Чтоб Вы понимали, я уехал когда в Национальную хоккейную лигу, мне был 31 год. И у меня была однокомнатная квартира с женой. В то время пятая модель Жигулей и больше ничего по большому счету. Ну, деньги были какие-то, да, мы все-таки зарабатывали не так много, но это ни в коей мере не давало никакого преимущества. Наоборот, колоссальная ответственность и постоянный в общем контакт с тренерами. Все-таки у нас Виктором Васильевичем были такие достаточно деловые отношения в этом плане. И все заботы, все чаяния ребят, в общем, я напрямую как бы озвучивал. Мы решали многие вопросы. Наоборот, никакого дополнения, кроме, в общем, ответственности и постоянного стремления, чтобы команда была в полном порядке, и был порядок внутри…

С. КОРЗУН: Вы упомянули сами Виктора Васильевича Тихонова. Послушаем его.

ВИКТОР ТИХОНОВ: Слава – это выдающийся хоккеист. Я думаю, что в нашем хоккее такого не было. Он признавался на 4 или на 5 чемпионатах лучшим защитником. Это стержень сборной команды был. Капитан сборной команды. Ну, и внес в наш хоккей очень много того, что во всем мире. Это активная игра. Защитник, как нападающий. Забивал много. Т.е. самая превосходная степень.

С. КОРЗУН: Виктор Тихонов. У Вас же был конфликт с ним в момент отъезда? И Вы год… Вы в отличие от многих, можно сказать, первый торили дорогу за рубеж официально, ходя по кабинетам. Ну, соответственно Вы были военнослужащим. Майором были, да, и поэтому было непросто. А было желание просто все взять и свалить, остаться где-то время турнира.

В. ФЕТИСОВ: Ну, я имел на руках контракт в то время с огромными цифрами. В то время они просто не вкладывались в голову. И естественно было огромное количество выездов, где я просто мог остаться.

С. КОРЗУН: Естественно. А почему нет?

В. ФЕТИСОВ: Вы знаете, вот, наверное, воспитание, прежде всего. И я вот все время думал, если я останусь, то всем остальные закроется дорога. С другой стороны, как бы система обещала, что вот при удачном стечении обстоятельств, если я выиграю олимпийские игры в Калгари, то я буду первый официальный игрок, который заслужил. Как бы они ставили это как одну из самых главных составляющих. Если человек заслужил, отдал все, что у него есть своему хоккею, своей стране, то он имеет право, как бы, поехать и поиграть в Национальной хоккейной лиге.

С. КОРЗУН: Т.е. в какой-то степени это была такая официальная награда.

В. ФЕТИСОВ: Да. С другой стороны, было, в общем, много что обещано. Но я опять же не хочу сейчас вдаваться в те подробности, почему у нас возник конфликт с Виктором Васильевичем. Просто я в какой-то момент подумал, что вот мой тренер, с которым я прожил, добился столько, где-то меня не понял, может быть, и подставил, ну, на тот момент, да. И хотя можно было понять, что он понимал, что если развалится эта команда, то собрать, допустим, такую команду будет не так просто. Хотя было обещано с его поддержки в сове время, но был конфликт. Конечно, там и момент такой, может быть, набольшего привлечения внимания к этому, раскрутки, так называемой. Но на самом деле все расставило на свои места время и у нас нормальные отношения…

С. КОРЗУН: Ну, это восстановилось уже в 2002 году там, или когда был прощальный матч, я могу ошибаться.

В. ФЕТИСОВ: Вы знаете, когда ты добиваешься успеха постоянно, все эти моменты, они уходят. Уходят, я думаю, что Виктор Васильевич, опять же уважаемый человек мной и, наверное, всем сообществом хоккейным. В общем, наверное, эту тему прожили уже давно, она как бы осталась одним из таких моментов переходных, я бы так сказал, как все, что происходило в нашей стране. По крайней мере, я никакого зла не держу, все что происходило. Наоборот, в общем, с удовольствием вспоминаю те моменты, когда наша команда практически никому не проигрывала, прекрасно понимая те моменты, которые были в то время, может быть, они и имели некие перегибы в каких-то отношениях и большие в плане там недоверия и т.д. и т.д. Но это как было оправданным результатом, как таковым. Естественно мы боролись за свои права в то время как это было возможно. Старались доказывать…

С. КОРЗУН: И доборолись.

В. ФЕТИСОВ: Да. Ну, а тот факт. что мне в общем пришлось столкнуться с системой. которая по большому счету не терпела никаких возражений, и, ну, это отдельная тема. Она, в общем, описана не так…

С. КОРЗУН: Есть ощущение удовлетворения от того, что систему победили?

В. ФЕТИСОВ: Я думаю, что даже не удовлетворения, а какое-то чувство справедливости. Потом если ты приехал туда, там, оказывается, тебя никто не ждал. Тебе нужно было по новой завоевывать. Очень хороший момент произошел совсем недавно на приеме у президента по случаю Нового года. Я захожу в общий зал. Стоит уважаемый министр обороны в то время, который был влиятельнейшим человеком, уважаемый военачальник Дмитрий Язов. И так подзывает меня: Слава, иди сюда. Я подхожу, с ним его товарищи стоят уважаемые, маршалы. Ну, привет. Я говорю: здравствуйте, с наступающим Новым годом Вас всех, доброго здоровья. Он говорит своим товарищам, коллегам: вот, видишь, в свое время отправил Славку то в Америку, человеком стал. Поехал, а сейчас министром. Поэтому опять же сейчас все это со временем приобретает совершенно другие моменты. С другой стороны, если честно делаешь свое дело, стараешься быть тем, кто ты есть, рано или поздно все становится на свои…

С. КОРЗУН: Вы человек отходчивый вообще или нет? Или память держите? С Касатоновым не помирились?

В. ФЕТИСОВ: Да у меня никакого зла к Алексею тоже нет. Конечно, это его было решение. Но в общем есть, наверное, у мужиков некоторые такие моменты, которые совершенно определяют его отношение ко всему окружающему. Мне… еще раз хочу сказать, я уверен, что Алексей не совсем корректно поступил к своему товарищу, другу, если он считал меня своим другом. По крайней мере, я это, в общем, слышал ни разу. И мы прожили жизнь вместе. И было много всякого, что пришлось пережить. Вместе делили и хлеб, и радость, и невзгоды. И вдруг в такой момент предал он друга по большому счету.

С. КОРЗУН: Такое не прощается?

В. ФЕТИСОВ: Нет, мы играли в свое время и в «Нью-Джерси» вместе. И моя жена хотела этот конфликт как-то сгладить. Но, в общем, не получилось. По разным причинам. Но опять же вот сейчас мы играли вместе на Красной площади как раз в декабре месяце. И провели вместе время, нормально, вспомнили много хороших вещей, но опять же это как чашка, которая сломалась. И уже как бы склеивать… Но, в общем, опять же, жизнь как бы расставила все на свои места.

С. КОРЗУН: О нападающих расскажите в той пятерке. Ладно, о многом хочется спросить, поэтому в самые детали не входим. А нападающие, со всеми отношения поддерживаете?

В. ФЕТИСОВ: Да. Сергей, ты просто представь. В то время эта троица это не те гиганты, которые даже были в Петровской тройке. Это виртуозы, клюшки, конька, там я не знаю, шайбы…

С. КОРЗУН: Макаров, Ларионов, Крутов.

В. ФЕТИСОВ: Макаров, Ларионов, Крутов. И просто я вспоминаю, как это все зарождалось. Когда молодые пацаны после поражения в Лейк-Плейсиде, которое вообще сложно оправдать каким-то образом вдруг получили такую серьезную ответственность. И я считаю, это то счастье, которое может быть неким таким вот ориентиром для всех. Когда молодежь собирается вместе, у них определенные, понятные амбиции, определенные, задачи, цели. Они хотят быть лучшими, они хотят быть вместе, они хотят, в общем, творить. И в эту атмосферу мы вместе так окунулись. Просто то время в непростые моменты всегда вспоминается. Я благодарен судьбе, что попал в эту пятерку вместе с этими замечательными ребятами. Мы творили, мы там сомневались, мы постоянно спорили. Мы выходили и готовы были друг за друга глотку перервать.

С. КОРЗУН: Сейчас дружба осталась?

В. ФЕТИСОВ: Да, мы все дружим. И Володя, и Сергей работают сейчас вместе со мной сейчас. С Игорем поддерживаем отношения. Он конечною, удивительный в этом плане, кто бы мог подумать, что он до 42 лет блистал на площадках самой крутой на сегодняшний день лиги. И выделялся там. В общем, это заслуживает особого уважения. Ну, и то, что он там автор одного из самых ценных голов в том возрасте, в котором находился, говорит о том, что действительно он держал марку нашей пятерки в общем дольше всех. Конечно, все это заканчивается в одни прекрасный момент, но вот те ощущения радости, если можно сказать, творчества, насколько можно сегодня все это связать с хоккеем, это ну просто не проходящее. Всегда это в какие-то моменты возвращается. Опять это все вспоминается. Опять это все хочется пережить. Замечательные времена. И просто я счастлив, что был знаком, был вот в этой пятерке и дружил с этими ребятами.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Вячеслав, о родителях расскажите немного. Кто они у Вас?

В. ФЕТИСОВ: Мама моя родилась в Смоленской губернии. Родители приехали в военное время в Москву. Где они познакомились с моим отцом.

С. КОРЗУН: Отец военный?

В. ФЕТИСОВ: Нет, отец родился на Рязанщине. тоже та же похожая история. Они переехали с отцом и с большой семьей в Москву тоже. Он работал в строительных всяких конторах, в то время они назывались. И познакомились с мамой. Родился я в Москве, в Бескудниково. В общем, в Рабочем поселке, как они раньше назывались. В бараке. У нас была небольшая комната, как эта студия примерно, где мы все жили. Мамины родители, бабушка, дедушка. В общем, папа, мама, я родился. В то время было без центрального отопления, без всяких каких-то удобств. Это все было на улице.

С. КОРЗУН: Так вот откуда здоровье то оказывается.

В. ФЕТИСОВ: И мне никогда это ощущение холода. Я помню, маленький цигейковую шубу и шапку, в ней спал. И как-то вот так запомнилось, что температура была и хотелось пить. И ночью в валенках, во всем одеянии спускаюсь попить. Подхожу, а ведро во льду все. Ощущение, когда ты лижешь этот лед у себя дома, конечно, врезалось в память. Мама, конечно, она удивительная женщина, она всю жизнь проработала на «Правде», на типографии. Пользовалась там заслуженным уважением, авторитетом. Я уже, когда стал зарабатывать денег, я говорю, мам, заканчивай. Все-таки тяжелая же работа, в экспедиции. Она говорит: нет, сынок, а что мои подруги подумают обо мне. Такая совершенно ответственная. Надо, говорит, пенсию заработать. Вот если я заработаю, буду хорошо работать, я заработаю 110 рублей пенсия. Это в то время была ее цель. Отец тоже трудился в свое время, но они как бы воспитывали меня и брата моего в том плане, что ты должен стать человеком. Человек в их понимании это инженер, человек, который высокообразованный. И не так как мы, ворочаем здесь все, что связано с газетами, журналами…

С. КОРЗУН: А Вячеслав молодой, наверное, в драках участвовал в школьных. Крепость откуда и стойкость то?

В. ФЕТИСОВ: Ну, я вырос во дворе, конечно, и в бараке, в поселке надо было уметь постоять за себя. И отец меня постоянно в этом плане воспитывал, что ты должен уметь защитить себя.

С. КОРЗУН: До хоккея было что-нибудь, там бокс или какая-нибудь секция, или нет?

В. ФЕТИСОВ: Нет, не было. Ну, это уличная вся школа. Как бы она совершенно воспитывала по-другому и дух, и все что с этим связано. Иногда с синяком приходишь. Он говорит: откуда? Подрался. И он мне еще подзатыльник даст. Я говорю: за что, пап? Ну. чтоб не получал. Должен к этому быть готовым.

С. КОРЗУН: Сам должен.

В. ФЕТИСОВ: Да, сам должен. Я говорю, тоже навесил. Ну, тогда говорит молодец. И я, конечно, благодарен своим родителям за то, что они в нужный момент поддерживали меня. И вот как пример я хочу им поделиться. Он повлиял очень сильно на мою дальнейшую судьбу. Когда я совсем молодой парень, когда я принял решение, что я буду серьезно заниматься хоккеем, хотя родители не очень поддерживали, думали, что помешает школе. Хотя я учился очень хорошо…

С. КОРЗУН: А чье решение было? Собственное?

В. ФЕТИСОВ: Да, я же в футбол играл то время. Но чего-то подумал и решил, что хоккей для меня это то, что я постараюсь сделать хорошо. И вот они на день рождения мне подарили коньки. В то время на черном рынке поддавались 150 рублей.

С. КОРЗУН: Ух, ты, зарплата инженера целая.

В. ФЕТИСОВ: Краги 50 и шлем 30 рублей канадский. Это считай 200 с лишним рублей, это больше, чем месячная зарплата у обоих. И они, в общем, сознательно приняли решение поддержать таким образом сына. Я просто был, не знаю, такой восторженный, с одной стороны. С другой стороны, где-то и сентиментальный одновременно. Тем самым они мне дли понять, что они меня поддерживают таким образом. Не знаю, сколько они копили, забрав из семьи такой большой кусок средств. Но тем самым они поддержали меня в тот момент. Конечно, я очень благодарен им за это. И вот где-то в 16 лет такая ставка была у нас в свое время в спорткомитете «Олимпийские надежды». И платили по 200 рублей в месяц тем, кто подавал надежды. И когда я принес первую зарплату домой, мама так говорит: сынок, откуда ты такие деньги взял? Я говорю: ну, вот я сейчас такие деньги получаю. Она не поверила: не может быть. Я говорю: ну, вот так у нас оценивают этот труд. Но, тем не менее, все равно, они как-то переживали, что учеба должна быть главным И до последнего класса они меня в этом плане как-то…

С. КОРЗУН: контролировали.

В. ФЕТИСОВ: Контролировали и достаточно серьезно. Пока мы жили вместе, все зарплату приносил маме. Она это откладывала все время, но потом расстроилась, когда я уже уехал, когда инфляция все это дело съела, они так расстраивались, что не сумели никуда это успеть, как ну было принято что-то купить, что не потеряло бы ценность. На самом деле, мой отец не пропустил ни одного матча моего. До сих пор он следит за тем, что происходит в моей жизни. Мама, к сожалению, ушла из жизни. И внезапно тяжело заболела. Никогда не жаловалась. И, в общем, я считаю, самое тяжелое, что может быть в жизни, когда мама умирает на руках. Это, конечно, тяжелое переживание. И не дай Бог каждому это пережить.

С. КОРЗУН: Но в Вашей жизни было немало трагических событий. Брат Анатолий, некоторые даже писали, что Вы были в одной машине с ним, когда это произошло. Утверждают, что Вы никогда не рассказывали об этой истории подробно.

В. ФЕТИСОВ: Действительно, я был за рулем. И вдруг… мы возвращались домой с Толиком ко мне. И вдруг сумасшедший на Жигулях летел и подрезал нас так, что попал в заднее крыло. И машину раскрутило и выбросило на столб. Жигули пятой модели. И как раз (НЕ РАЗБОРЧИВО) мой брат. Конечно, много слухов всяких было. На самом деле, это тот несчастный случай, который повлиял серьезно и на мою судьбу. Конечно, и папа, и мама в тот момент сыграли определенную роль. Понятно было состояниие старшего брата, который души не чаял в младшем. Очень талантливый был парень. Я думаю, что он в хоккей бы играл лучше, чем я. Совершенно очевидно по таланту. Но так судьба распорядилась. И мама на поминках сказала такую вещь, хотя были такие моменты, когда просто уже не хотелось жить. Не было смысла в тот самый момент. Мама подошла и сказала: сынок, нужно для себя принять решение и отчетливо понимать, что ты будешь жить и должен жить за двоих теперь. За себя и за Толика.

С. КОРЗУН: Вячеслав, в Вашей жизни была еще одна серьезная авария. Вы за рулем не были. Это в Америке произошло, но двое, кто был с Вами, Ваши друзья по команде, одни из них погиб, а другой остался инвалидом. Это удача или что?

В. ФЕТИСОВ: Нет, они оба инвалиды, никто не погиб.

С. КОРЗУН: Да, значит, информация у меня неточная.

В. ФЕТИСОВ: Естественно мне повезло, хотя серьезно там побился весь. На самом деле совершенно безобидная ситуация, когда мы, выиграв кубок Стенли, возвращались с очередного мероприятия в лимузине, обсуждая планы дальнейшего отпуска. Как мы будем праздновать кубок Стенли, как мы повезем кубок в Москву. И вдруг лимузин выскакивает на встречную полосу, бьется в дерево. И через мгновение ребята оказались в коме оба. И не знаю, мне повезло в очередной раз.

С. КОРЗУН: К машинам Ваше отношение изменилось? Там еще Ваша супруга попадала в аварию, в общем, много пишут. Как Вы к этому относитесь? Как к неизбежному риску? Сами водите машину сейчас?

В. ФЕТИСОВ: Верю. Есть судьба у каждого человека. Она предначертана, и, в общем, конечно, надо минимизировать всевозможные риски. Естественно я сегодня не имею возможности, практики такой постоянно быть за рулем. Есть водитель, который выполняет свою работу. Тем не менее, в любой момент стараюсь…

С. КОРЗУН: Ну, для себя стараетесь. Т.е. страха не возникла после этого?

В. ФЕТИСОВ: Конечно. Для любого мужчины это нормально. Нет, какой страх, дело не в этом.

С. КОРЗУН: А другой какой-нибудь, мотоциклы, яхты, катера, самолеты, вертолеты?

В. ФЕТИСОВ: Ну, с мотоциклом в последний раз попал в историю, когда на скорости 100 км не вписался в поворот, там было много песка, и, в общем, без шлема, без всего кувыркался, наверное, метров 100. И с тех пор сказал, что, наверное, хватит.

С. КОРЗУН: Давно было или относительно…

В. ФЕТИСОВ: Прошлым летом. Координация и умение падать помогло в…

В. ФЕТИСОВ: Ну, естественно умение группироваться…

В. ФЕТИСОВ: Но разбитые колени, локти, все, что с ним связано.

С. КОРЗУН: А самолет какой-нибудь? Летать хотелось? Куда еще стремиться. Автомобиль это движение в двух измерениях. А самолет или вертолет уже в трех.

В. ФЕТИСОВ: Я думаю, что у меня экстрима в жизни уже достаточно.

С. КОРЗУН: Достаточно.

В. ФЕТИСОВ: Да, есть высокопрофессиональные люди, которые должны этими делами заниматься. На самом деле, мне кажется, что тот жизненный путь, который у меня сложился в хоккее. Все-таки 23 профессиональных сезона, 1700 с лишним игр официальных, да. Это та игра, которая предполагает ежесекундный, ежеминутный контакт. Наверное, все-таки это тот экстрим, который на протяжении всего этого времени сопутствовал, нет смысл вызывать судьбу на какие-то очередные подвиги и т.д.

С. КОРЗУН: Не испытываете себя судьбой специально, по крайней мере.

В. ФЕТИСОВ: Опасений ни за что нет. Всякое в жизни бывает, но форсировать ситуацию, наверное, нет смысла.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Вопросов совершенно туча у меня. Сбиваюсь с одного на другое. Но собственно и программа такая, она у нас обо всем. Вспомните, как жену отбили у Вагиза Хидиятулина. Была такая история. Теперь не пожалели…

В. ФЕТИСОВ: Я благодарен судьбе, что со мной уже 25 лет моя жена.

С. КОРЗУН: 25, серебряную уже отпраздновали?

В. ФЕТИСОВ: Будем праздновать.

С. КОРЗУН: В ближайшее время.

В. ФЕТИСОВ: Да. 25 лет это серьезный срок. Конечно, я парень был такой достаточно известный. Вниманием не был отделен. Но как-то вот увидел и сказал, что это судьба. И она будет моей.

С. КОРЗУН: Т.е. с первого взгляда? Влюбленность с первого взгляда?

В. ФЕТИСОВ: Не хочу никого здесь как бы обидеть ни в коей мере, но это, наверное, тот самый момент в жизни, когда нужно было принять правильное решение. И опять же считаю, что мне в очередной раз повезло. Со мной рядом оказалась такая девушка, мать моей любимой дочери. И кажется, что ну минимум 50%, не то что кажется, а уверен, что минимум 50% успеха моего, это моя супруга…

С. КОРЗУН: А на дочку сколько приходится из успеха?

В. ФЕТИСОВ: Остальные 49.

С. КОРЗУН: Т.е. 1% от Вас что ли. Все девушки в семье.

В. ФЕТИСОВ: Нет, Настя родилась, она совершенно по-другому перевернула. Да, это совершенно другой стиль, совершенно другая ответственность. И я счастлив, что я успел доиграть до того момент, когда она совершенно осознанно, ей было в то время уже 7 лет, она видела, чего стоит успех, как этому радуются люди, как они воспринимают все это. Мы когда выиграли первый кубок, полтора миллиона людей вышло на улицы Детройта для того, чтобы поблагодарить команду. Я не представляю в любом другом городе, насколько это возможно. Всю ночь стоять, занимать очередь в первом ряду этой улицы для того, чтобы помахать мимо проезжающим автомобилям со своими любимцами. Представляете, какой эмоциональный подъем и стресс для тех, кто не только играл и выигрывал, а даже для тех… и особенно для детей. Насколько это, в общем, по-другому оцен… Она видела чего это стоит. Иногда папа сползал с кровати для того, чтобы поехать на тренировку. Все-таки он должен прийти на тренировку и быть уверен в том, что вот эти молодые ребята, которые мечтают занять твое место, были уверены, что все в порядке. Что ты не дашь им усомниться, в том, что ты уйдешь тогда, когда захочешь, а не тогда, когда кто-то захочет.

С. КОРЗУН: А воспитание дочери, какие-то простые такие бытовые вещи. все на жене были, или помогали.

В. ФЕТИСОВ: Ну, естественно в силу своей работы я вот играл, потом тренерская карьера. она занимает колоссальное количество времени и ответственности.

С. КОРЗУН: Да, естественно.

В. ФЕТИСОВ: Я хотел сказать, что она, наверное, больше по объему всего вот этого вложенного, она наиболее ценна. И мне вот повезло, что я в течение четырех лет три раза выигрывал кубок Стенли, самый престижный турнир. И не потому, что это кем-то оценено. На самом деле это колоссальный марафон, который выигрывают настоящие мужики. И я могу сказать, что небольшой был промежуток между победами. И я хочу сказать, что вот для меня победа тренера, она более ценна, чем победа игрока. И мне кажется, что здесь успех ребенка, он наиболее такой важный что ли в судьбе любого человека, чем все его личные. Здесь важно, чтобы дети отчетливо это понимали. Что мы будем делать все возможное, чтобы они более успешные были, чем мы.

С. КОРЗУН: Понятно, но все равно у детей своя жизнь. А сейчас чем Анастасия занимается, учится?

В. ФЕТИСОВ: Ну, она действительно такая неординарная девушка. Она достаточно талантливая во многих проявлениях. Ну, основное я говорю, ты должна четко расставить для себя приоритеты по жизни, что для тебя самое главное. Прежде всего, это твоя семья, это твои родители, бабушки, дедушки. Второе, это твоя главная сегодня ответственность это хорошо учиться. И третье это то, что тебе нравится, то, что тебе по душе. И она достаточно развитая физически. Сегодня ее увлечение это выездка. Она уже имела определенный успех год назад, когда она заняла второе место в международных соревнованиях среди девушек до 18 лет, будучи 14-летней девушкой. И не так долго занимаешься, это был большой успех. Я был счастливым таким папой, который очень переживал, радовался за ее успех. Но колоссальная, конечно нагрузка сегодня у детей, связанная со школой, и, в общем, час полтора занимает каждый день в одну сторону дорога. Еще нужно поехать на тренировку, еще нужно сделать уроки. В общем, это колоссальнейшая нагрузка. И мне кажется, что сегодня любая минута, которая выпадает. должна быть посвящена ребенку для того, чтобы он понимал, что он не ребенок, с которым надо сюсюкаться. А с ним нужно постоянно общаться, быть в курсе всех событий. Настолько они все развиты и с ними, в общем, нужно очень внимательно в этом плане…

С. КОРЗУН: Мальчики-то есть у Анастасии? Как относитесь. ревниво. как отец?

В. ФЕТИСОВ: Да, ну, вот в этом году испытали такой первый опыт. Конечно, мальчики при виде меня, наверное, понимают отчетливо, не дай Бог, что произойдет, все время тушуются в этом плане. Ну, они должны понимать прекрасно…

С. КОРЗУН: Есть кому защищать.

В. ФЕТИСОВ: Есть кому защищать. И естественно это все понятно для нас с женой.

С. КОРЗУН: Но Вы жестко говорите, вот с этим не дружи, с этим не дружи, а с этим можно, он, кажется, хороший.

В. ФЕТИСОВ: Да, нет, ну, она сама достаточно умная девочка. Надеемся, что она разберется во всех делах. Ну, делимся впечатлением. Говорим, этот чайник какой-то непонятный пришел. Руки у него с ногами в разные стороны торчат. Ну, она обижается. Ну, все равно, ну, достаточно жестко. Она вот и в дружбе, мы так заметили и в общении с мальчиками, если то-то не по ее, она отрубает раз и навсегда…

С. КОРЗУН: По отцовски.

В. ФЕТИСОВ: Ну, не знаю.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов. О политике немного поговорим. Поскольку в 2002 году состоялся переход прямо из большого спорта прямо в большую политику. Хотелось понять, как разные люди оценивают этот переход. И спросили мы об этом политолога Станислава Белковского.

СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ: Владимир Путин относится к ключевым фигурам сегодняшней политико-экономической системы России весьма специфически. Особая роль в этой системе отведена даже не личным друзьям президента, а его кумирам. И собственно, поэтому во многом Вячеслав Фетисов стал главной главного исполнительного органа главного спортивного органа исполнительной власти России. Для Путина, конечно, это непросто чиновник. Это не просто член команды, это гораздо больше. Это символ спортивной славы Советского Союза, это символ выдающейся победы хоккейной сборной СССР над канадцами в финале кубка Канады в 1981 году. Это воплощение всего того, чего не хватает нынешней бюрократической системе. Поэтому, конечно, Фетисов. как глава спорткомитета играет очень значительную роль в нынешней властной системе. И пользуясь возможностью прямого доступа к президенту Путину, способен решать многие вопросы о скорости и эффективности решения которых другие чиновники такого ранга и даже более высокого ранга могли бы только мечтать.

С. КОРЗУН: Политолог Белковский. С чем согласны, с чем не согласны? Вы друзья с Владимиром Владимировичем?

В. ФЕТИСОВ: Я не могу так сказать. И не собираюсь опровергать, с другой стороны, то, что сказал политлог…

С. КОРЗУН: Станислав.

В. ФЕТИСОВ: Да. На самом деле, это действительно непростая была минут, принятия решения. И очередном разговоре, т.е. в беседе с Владимиром Владимировичем поступило предложение. Когда он сказал: случай, а не хотел бы ты возглавить спорткомитет. В то время я как бы не был готов…

С. КОРЗУН: Это было официальное приглашение с его стороны. Прием какой-то?

В. ФЕТИСОВ: Ну, это в продолжение оценки нашей ситуации после олимпиады в Солд Лейк Сити. В общем, президент мне позвонил и попросил меня прилететь. Я прилетел в Москву. И мы с ним достаточно много разговаривали на всевозможные темы. В том числе и по олимпийским играм. В том числе и о том, как нам вообще объединить вообще всех русских. Конечно, мы, русскоговорящие, единственная нация, которая не объединена за пределами Российской Федерации. Это тоже та сила, которая должна содействовать прогрессу страны в целом. И вдруг в разговоре он говорит: вот я тут предлагал многим людям известным политикам возглавить спорт. Не хотел бы ты заняться этим? Неожиданно для меня. Я говорю: мне сейчас три предложения поступило возглавить клубы Национальной хоккейной лиги. Я все-таки втянулся в эту тему. И мне кажется, что из меня получится хороший тренер. Это поможет в дальнейшем хоккею. Он говорит: ну, что тебе хоккей, команда. Давай, говорит, вот тебе большая команда. Подумай, посоветуйся с женой. Ну, и сколько тебе нужно времени? Ну, я говорю: Владимир Владимирович, Вы знаете, ну, конечно, с женой было бы правильно посоветоваться, но мне кажется, что я с Вашего согласия готов сегодня принять это предложение. Ну, он так, может быть, потому что не ожидал такого. Сколько тебе дней нужно? Ну, мне хотя бы, говорю, три недели нужно для того, чтобы поехать закрыть все свои дела, в принципе.

С. КОРЗУН: Вы тогда еще тренером были на тренерском посту. Рассматривали контракты возможные.

В. ФЕТИСОВ: Мне три предложения поступили от команд на главного тренера в то время.

С. КОРЗУН: Т.е. не были связаны контрактами и обязательствами в тот момент.

В. ФЕТИСОВ: Нет, нас уволила уже из клуба с обязательствами выплачивать контракт, который был подписан. И мне пришлось отказаться от дальнейшего контракта, потому что я уже перешел через 3 недели на государственную службу. Естественно я даже не понимал, не представлял, в какую ситуацию я попадаю. Конечно, к президенту не набегаешься. По началу это все поддержка была оказана, а потом я уже понял, что нужно самому что-то делать. И постепенно вникать во все ситуации. Непростая ситуация. Хозяйство было, когда приходишь в организацию, где все имеет определенную структурированную систему, да, просто поменять какие-то моменты и се. Там просто системы не было. Все было разрушено. Опыта как такового нет именно в плане вот этих всех бюрократических моментов. С другой стороны, был колоссальный опыт в плане понимания спорта. Все-таки я прошел советскую школу, знал не понаслышке все, как это было сформировано…

С. КОРЗУН: Ну, и американскую школу.

В. ФЕТИСОВ: Американскую уже успел. И мне вот 4 года тренерской работы в лучшем клубе НХЛ, в общем, дало совершенно другое представление о том, что такое спортивный бизнес. И была куча всяких идей. Я фонтанировал ими особенно в первое время. Потом думаю, тормози, Слава.

С. КОРЗУН: Хоть пару процентов этих идей удалось реализовать за 5лет?

В. ФЕТИСОВ: Успокойся, я говорю, надо все постепенно. Потому что люди иногда просто не понимают, что от них требуется. И естественно кадровая политика, она, в общем, тоже в свое время претерпела серьезные изменения. Люди особенно талантливые ушил в разные другие отрасли. И естественно заняло время для того, чтобы сформировать команду. Я благодарен всем своим соратникам в этой ситуации. Ну, сделали то, что в общем не было до этого. И, допустим, такая позиция, как федеральная сырьевая программа, которой не было даже в советское время. Она сегодня принята. Естественно это с помощью, с поддержкой президента. Абсолютно по-другому сегодня спорт вообще звучит. И в плане решения социальных проблем в нашем обществе, и в политических во всех наших аспектах. Мы сегодня по-прежнему являемся одной из сильнейших наций в мире. Понимая, что не анализируя, не проводя серьезную подготовку к выступлениям, мы эту позицию можем потерять. И здесь совершенно четко мы сегодня взаимодействуем с общественными организациями. В общем, у нас такой достаточно серьезный такой клубок всяких структур. И самое интересное, что все разбираются в спорте, как все хорошо. Все бегут, рапортуют. На самом деле, это достаточно кропотливая, ответственная работа, которая занимает колоссальное количество времени. но. тем не менее когда ты видишь результат, она доставляет удовольствие не меньше, не меньше чем…

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов, уже как дипломат говорит. Это не то, что на бедро поднять нападающего.

В. ФЕТИСОВ: На бедро я любил.

С. КОРЗУН: Да. До сих пор любите?

В. ФЕТИСОВ: Ну, иногда получается…

С. КОРЗУН: А в политике? Политика будет пожестче, чем хоккей или нет? Правило тут есть в политике какие-то или нет?

В. ФЕТИСОВ: Я тут зашел в раздевалку, в которой прожил достаточно долго и имел успех, и не хотел оттуда уходить. Потому что там все понятно. А здесь…

С. КОРЗУН: А здесь правил нет.

В. ФЕТИСОВ: А тут как только вышел из раздевалки, уже сразу собрался, думаю, надо быть сегодня таким. Нарядным, понятно, для того, чтобы не вызывать сомнения у всех других. Действительно это, с одной стороны, достаточно серьезное внимание. Имя тоже до поры до времени понимал, но потом я принял решение, что ну на одном именем далеко не уедешь, нужны конкретные дела. И много что сделано. Мы возродили спартакиадное движение. У нас сегодня… ну, даже к Дню России вышло миллион человек. Вы просто вдумайтесь в эту цифру. Семьями, несколько поколений людей. У нас Кросс Наций в этом году, уверен, соберет миллион людей. Мы сегодня заставили губернаторов соревноваться между собой. Они могут купить легионеров, но они не могут купить результат на уровне юношеских, молодежных и сельских игр, грубо говоря. Они должны сегодня вложиться в инфраструктуру, они должны сегодня поддержать детского тренера у себя на местах учителя физкультуры. Они должны подержать ветерана, они должны сегодня создать условия соревнований, спортивный принцип должен быть главным определяющим. И мы опубликовали рейтинг в этом году первый раз. И, конечно, сегодня вот эти вот моменты, они действительно выстраивают некую систему…

С. КОРЗУН: Ладно. Вячеслав Александрович, о делах будем в других программах «Эхо Москвы». Вот пока есть еще одно мнение…

В. ФЕТИСОВ: Нет, ну, это не дела, это жизнь уже…

С. КОРЗУН: Жизнь, понятно, но просто вопросов еще много по другим. Вы не волнуйтесь, те 9 минут, которые нам остались. сейчас попробуем там в режиме овертайма…

В. ФЕТИСОВ: Блиц.

С. КОРЗУН: Да, и блица отработать. Еще одно мнение политическое.

В. ФЕТИСОВ: Может быть, трех и четырех периодный…

С. КОРЗУН: А вот посмотрим, как пойдет. Алексей Митрофанов о Вячеславе Фетисове.

АЛЕКСЕЙ МИТРОФАНОВ: Вячеслав Фетисов – это первый руководитель спорткомитета, который имеет высшую спортивную квалификацию. Впервые как-то не стыдно, что российский спорт представляет человек, который имеет право представлять. Что касается политической роли, то в силу своих высокий достижений я думаю, что это человек, который известен всем в России и соответственно пользуется уважением и в политическом классе. Потому что ну все его знают. И это, конечно, облегчает его работу в значительной мере. Есть уважение, а это главное.

С. КОРЗУН: Как вообще думцы относятся к Вам? В конфликты не входите?

В. ФЕТИСОВ: У меня нормальные отношения. И каждый раз выступления проходят достаточно дружелюбно. Я бы так сказал, они прекрасно понимают, что, в общем, спорт сегодня востребован, сегодня нужен. И у меня очень много друзей опять же, все приглашают на свои дни рождения, юбилеи, это тоже как бы часть всего процесса. На самом деле, колоссальная поддержка, и мы достаточно большую работу провели за последнее время. И в плане законодательной деятельности. Очень многого нормативных документов принято. В общем, ну, и много друзей сегодня во всех ветвях власти. И в регионах, с удовольствием выезжаю в регионы. Очень большая работа. Мы прекрасно поняли, что наша сегодня опора это регионы. Мы сегодня доверяем им проведение соревнований. Но, с другой стороны, это налагает другую ответственность. Да, т.е. губернатор хочет видеть первое лицо, он не хочет видеть никого другого. Поэтому приходится очень много ездить по стране.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов в программе «Без дураков» на «Эхо Москвы», короткие вопросы несколько. С двойным гражданством как решили? У Вас же в 2002 году было двойное гражданство?

В. ФЕТИСОВ: У меня никогда не было двойного гражданства.

С. КОРЗУН: Никогда не было двойного гражданства. Значит, писали журналисты об этом.

С. В. ФЕТИСОВ: Нет, горжусь, что я россиянин до этого был советский гражданин. И никогда не поменяю российский паспорт ни на какой другой.

С. КОРЗУН: Еще писали, что из алкоголя красное вино предпочитаете всему остальному.

В. ФЕТИСОВ: Нет, Ларионов… Ну, если уже выпивать, то виски в определенных нормально.

С. КОРЗУН: Не водку. Какой же патриот то?

В. ФЕТИСОВ: А у меня был один случай, когда мы кубок Канады в 81-м году выиграли, мы дали себе зарок все, что мы будем готовиться к этому турниру, ни грамма на самом деле мы не пили, пиво и шампанское, что мы могли себе позволить в то время иногда. И такое табу у нас было, что не пить. И мы выиграли, и так хотелось пивка. И я думаю, я сейчас выбегу быстренько, деньги у нас были в то время, наверх, где все продается. Разливное пиво – это такая мечта была. Уже 8:1 конец игры, уже ничего не изменится. И вот я выбегаю. Уже все закрыли. Половина болельщиков уже ушла. И все эти ларьки закрылись. Я так думаю, блин, вот не повезло. И потом прибегаю вниз, на ломаном французско-английском спрашиваю, где тут можно пивка и дядя показывает, вот, говорит, зайди в эту дверь. Я захожу в дверь, смотрю, прямо напротив кран этот пивной. Я напрямик туда. Смотрю, дядя говорит «бир», он мне машет головой, нет. Я говорю: слушай, деньги достаю. Он говорит: нет. Я еще достаю. Думаю, как у нас, чем больше дашь. Он говорит: дело в том, что я попал в комнату жен хоккеистов канадских. И они удрученные таким сокрушительным поражением, в общем, там ждали своих мужей. И вдруг какой-то голос по-французски чего-то ему говорит. И он вдруг открывает эту штуку, наливает это пиво. Я поворачиваюсь. 20 или 30 красивых женщин, такие все в бриллиантах все. Я думаю, ну, класс. Так повернулся, а у нас красный костюм, СССР, такой нарядный, кучерявые волосы были в то время. Думаю, ну, блин. супер, вообще, ситуация. И потом другая опять что-то ему по-французски говорит. Он берет смирновскую водку и берет стакан кока-колы и наливает целый стакан…

С. КОРЗУН: И говорит: пей.

В. ФЕТИСОВ: Ну, и девки все увидели, вот так вот здесь пиво. Я смотрю, пенка осаждается. Стакан дали водки. И думаю, блин, куда же я попал, какая ситуация. И они все окружили меня. И так трогают, да. Ну, типа подбадривают. Ну, я думаю, вспомнил все эти наши фильмы патриотические. «Судьба человека» и т.д. Не могу же я подвести.

С. КОРЗУН: Ну, да какой же образ останется о советском человеке.

В. ФЕТИСОВ: Ну, я стакан водки, догнал пивом, и смотрю мне плохо. А я водку не пил вообще в то время. Вообще даже не притрагивался. И смотрю, эти девки обалдели. Начали целовать там меня. Не знаю. Я, убегая оттуда, в общем, добежал до определенного места. И, в общем, болел достаточно долго после этого. Но дело не в этом. На следующий день совещание. А в газетах на следующий день появилась, я не знал, такая статья. Жена одна вышла к корреспонденту и сказала: как мы этих русских можем обыграть, когда он пришел и стакан водки догнал пивом. И всех нас общупал и ушел. Ну, для всех это такая история, а для сотрудников определенных органов это ЧП. Стали выяснять, кто же это такой, на самом деле.

С. КОРЗУН: Выяснили?

В. ФЕТИСОВ: Нет. Пришлось 20 лет это историю хранить для того, чтобы Вам ее сегодня рассказать.

С. КОРЗУН: Эксклюзив от Вячеслава Фетисова на радио «Эхо Москвы» в программе «Без дураков». Мистером «Женьшенем» еще Вас называли. Было такое? Здоровье-то, может, благодаря женьшеню канадскому или нет?

В. ФЕТИСОВ: Я думаю то, что я играл достаточно долго, это где-то и генетическое здоровье. Ну, и естественно нужно было поддерживать все это. И восстановление, и энергетику. И мне повезло, я там с одним доктором пообщался. И он мне предложил канадский женьшень в то время…

С. КОРЗУН: До сих пор употребляете? У нас просто времени не так много, скоро заканчиваем…

В. ФЕТИСОВ: Да, и чувствую себя нормально.

С. КОРЗУН: Вячеслав Фетисов. Буквально, я понимаю, что заранее не поздравляют, я не буду, 2,5 минуты осталось до дня рождения. Кстати, в какое время родились то? Время суток? Родители говорили?

В. ФЕТИСОВ: Утро где-то.

С. КОРЗУН: Утром где-то. Ну, значит, есть еще время. Понятно, что без всяких поздравлений. Просто вот есть повод пожелать сильному человеку, пришедшему в эфир программы «Без дураков» и отвечавшему на все наши вопросы, человеку, который во многом сделал себя сам. Хотя и говорит, что сделали его все остальные, но только не он сам. И Тарасов, и супруга Лада, и родители, и партия, и правительство, и руководство. Тем не менее, настоящему человеку, человеку-легенде, но который вот здесь прямо совсем даже еще с горящим глазом сидит. Легендой не ощущаете себя, нет?

В. ФЕТИСОВ: Да, нет. С одной стороны, приятно, когда вот люди узнают и благодарят за то, что они помнят, за то время. Действительно мы выходили и бились за честь флага, то, что мы сегодня разменяли. Я не побоюсь этого слова. То, что сегодня нас обыгрывают не только в спорте, и в политике, и в экономике. Мы поставили приоритеты в обратном порядке. Что такое ностальгия для россиянина? Это то, что, в общем, у тебя в сердце, то, что у тебя рядом с тобой. И то, что не березки то, что нам говорили, а на самом деле это отношение. И я хочу сказать. что самым главным допингом для нас было, это честь флага. И я хочу, чтобы спортсмены и вообще все мы поняли, что самоуважение – это самый главный допинг для нас сегодня во всем в экономике, в политике, в спорте, и мне кажется, что вот то, что должно быть сегодня национальной идей. Мы должны уважать то, что есть, то, что будет. И ценить вот эти все моменты. Это действительно не пустые слова. Я прожил все это. Американцы на этом строят свою сегодня всю жизнь, и китайцы. И все, что связано сегодня с конкурентами, которых мы должны обойти только вот через то, что сопутствует успеху. И патриотизм, честь флага должны быть сегодня главными и определяющими.

С. КОРЗУН: Так вот я Вам не пожелал, на самом деле, чтобы сила и удача были с Вами. И у Вас все получится. Вячеслав Фетисов был гостем программы «Без дураков». Спасибо огромное зато, что пришли…

В. ФЕТИСОВ: Спасибо, Сергей.

С. КОРЗУН: Сюда.

В. ФЕТИСОВ: Приятно было с основателем вот этого уважаемого всеми места общаться. И на рыбалку еще нам рано, правильно?

С. КОРЗУН: Конечно. Всего доброго, счастливо.

В. ФЕТИСОВ: Спасибо большое.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире