'Вопросы к интервью
СЕРГЕЙ КОРЗУН: Всем добрый вечер. С Вами генеральный продюсер радио «Бизнес FM» и ведущий программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы» Сергей Корзун. И мой сегодняшний гость…

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ: Yes.

С. КОРЗУН: Yes. Англоговорящий Артемий Кивович Троицкий. Добрый вечер, Артемий Кивович.

А. ТРОИЦКИЙ: Здравствуйте, маэстро. Ваш голос всегда восхищал меня.

С. КОРЗУН: Вы обозначены здесь, как музыкальный критик. За что критику музыкуете. Музыку за что критикуете? И вообще, в последнее время Вы больше политику, по-моему, критикуете, чем музыку. Или это обманчивое впечатление?

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, было бы за что критиковать. Музыку-то критиковать совсем скучно, потому что лежачих не бьют.

С. КОРЗУН: Да она же хорошая. Почему лежачие. Музыка разная есть.

А. ТРОИЦКИЙ: Да у нас такая лежачая музыка, что, в общем-то, по ней, конечно, оттоптаться за милое дело. Но в общем уже было это сделано мною много, много раз. Причем это было сделано много-много раз и ничего от этого не изменилось. Музыка наша становится только хуже, и хуже, и хуже. И критика ее никак не взбадривает. А напротив…

С. КОРЗУН: Подождите.

А. ТРОИЦКИЙ: Даже, в общем-то, и не производит на нее никакого впечатления.

С. КОРЗУН: Подождите, Артемий. А, может, подумать, что Вы политику нашу не критикуете. Критикуете, критикуете, критикуете и критикуется, а она становится все хуже и хуже.

А. ТРОИЦКИЙ: А политику я тоже критикую, критикуете, а она хуже, все хуже и хуже, и хуже. И, в общем, я так понимаю, что надо мне все на самом деле хвалить. И тогда, может быть, она будет становиться все лучше, и лучше, и лучше.

С. КОРЗУН: Так в чем Ваша роль в истории все-таки? Как критик политики или как музыкальный критик?

А. ТРОИЦКИЙ: Моя роль состоит в том, чтобы ухудшать и ухудшать, и ухудшать окружающую нас действительность, музыкальную, культурную, политическую, социальную, экономическую и т.д. вот этим я собственно и занимаюсь. К сожалению, очень успешно. И, в общем-то, я считаю, что давно пора избавить нашу общественность, наш эфир и вообще нашу планету от такого человека, как я, потому что ничего хорошего от меня в этом мире не происходит.

С. КОРЗУН: Ярославский мальчик Артемий Троицкий.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, мы ярославские робята.

С. КОРЗУН: Чистосердечное признание. Ярославский, московский, лондонский? Какой? Или пражский? Где на самом деле состоялся Артемий Троицкий?

А. ТРОИЦКИЙ: Вообще-то, я так думаю, я в конце прошлого года съездил в Прагу, и я подумал, что я, конечно, пражский. Потому что, ну, т.е. меня там так повело. И я там ходил, ходил, как зачарованный. проходил пешком многие километры. Да, т.е. мое детство, отрочество прошло в Праге. Это абсолютно магический город. Т.е. я считаю, вообще, что все самое лучшее в мире было создано в Австро-Вергенской империи. Музыка Штрауса, проза Кафки, архитектура Праги. Т.е. там было очень хорошо. С другой стороны…

С. КОРЗУН: И только Артемий Троицкий в Ярославле был создан.

А. ТРОИЦКИЙ: Я ярославский тоже, но мне очень неудобно за себя, т.е. я, конечно, позорный парень. Я родился в Ярославле. Я очень люблю свой город. И я никогда не считал себя этим поганым москвичом, но в Ярославле я не был с 1991 года. И вообще провел в этом городе всего-то первые 4 месяца своей жизни, ну, и потом еще несколько раз посещал.

С. КОРЗУН: Первые 4 месяца только в Ярославле?

А. ТРОИЦКИЙ: Да, да. Дело в том, что просто мои папа и мама, они жили уже в Москве давно, но когда я должен был появиться на свет, было решено. что надо меня родить в Ярославле, потому что в Москве папа и мама жили в одной комнатке в коммунальной большой квартире в Ермолаевском переулке, аккурат напротив нынешнего музея современного искусства под управлением Василия Церетели. И там у них была всего одна единственная комнатка на последнем этаже. И, в общем, это были довольно такие поганые условия. А в Ярославле там все было напротив даже очень мохнато.

С. КОРЗУН: А что там в Ярославле, родственники были?

А. ТРОИЦКИЙ: А в Ярославле жили папа и мама моей мамы. А мой папа был главным инженером знаменитой текстильной фабрики «Красный перекоп». На которой трудилась Валентина Терешкова. Т.е. в общем-то, по ярославским понятиям мой дедушка Николай Сергеевич был номенклатурным работником. У него была аж 4-хкомнатная квартира. И собственно, в общем-то, было принято решение, чтоб мамочка моя Руфина Николаевна как раз переехала в город Ярославль и произвела меня там на свет. Там же меня и окрестили. О чем я не знал вплоть, по-моему, то ли до 17, то ли до 18 лет. Я даже не знал, что я крещенный.

С. КОРЗУН: А когда узнали, что сделали?

А. ТРОИЦКИЙ: А когда узнал, то я, в общем-то, так слега возликовал в душе, но не потому, что был каким-то истинным и истовым православным, а потому что я понял, что могу быть крестным отцом. И тут же я окрестил большое количество всяких своих хипповых друзей и подруг. Поскольку во всем околодке был единственным православным.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». А в Праге оказались вместе с родителями, которые… отец работал, да, в (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) социализма" было такое издание очень модное.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, мой отец Кива Львович, на самом деле, он умер, к сожалению, как раз, когда я был в Праге в конце декабря прошлого года. Он умер 24 декабря 2006 года. И в общем-то я до сих пор нахожусь в состоянии такой, если не полной, то, по крайней мере, частичной контузии по этому поводу. Поскольку сгубили его, в общем-то, врачи. И прекрасно он себя чувствовал, и еще летом прошлого года во всю себе путешествовал. И в Венесуэле был, и в Сальвадоре. И наблюдал там за выборами. И участвовал в каких-то кампаниях. Т.е. он вообще у меня такой историк, политолог, латиноамериканист и идеолог новой левой. Даже сейчас, наверное, называется не новая левая, а антиглобализм или как-нибудь еще. Потом у него заболела рука. И стали его лечить в наших академических поликлиниках и больницах по месту жительства таким образом, что он, к сожалению, отдал Богу душу. А в Бога он не верил.

С. КОРЗУН: Но, тем не менее, крестил Вас. Или мама крестила?

А. ТРОИЦКИЙ: Меня крестила мама тайком от папы. Поскольку папа был таким убежденным коммунистом и атеистом и т.д. Даже не мама меня крестила, а бабушка. Да, а папа умер, к сожалению.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». А Вы чего не пошли по политической стезе? Написание статей, пример отца воздействовал неблаготворно в этом смысле? Наоборот, даже говорят, что диссидентом стали, чуть ли не диссидентов в Праге, в этом городе Пражской весны, на которой было (НЕ РАЗБОРЧИВО) ну примерно в то время.

А. ТРОИЦКИЙ: Сереж, но дело в том, что я если и был диссидентом или кем-то еще, то, конечно, не идеологического, а скорее эмоциональным диссидентом. Т.е. я в Праге жил. Я же знал, что там на самом деле происходит. Поэтому когда мы оттуда в 68-м году вернулись, я пошел в нормальную советскую школу по месту жительства. Школа номер 562 на Перекопской улице. Я там стал честно говорить, что я думаю по поводу советской интервенции в Чехословакию, и какое это свинство, скотство и т.д. Ну, и там меня взяли и исключили из пионеров. Да, в общем-то, я думаю, что с тех пор я, конечно, стал таким антисоветчиком. Ну, о чем, в общем-то, и не жалею, пожалуй, до сих пор.

С. КОРЗУН: Но, тем не менее, в институт поступили какой-то там экономико-статистический. Да, экономико-статистический институт, который закончили благополучно. Правда, по легенде не учились там…

А. ТРОИЦКИЙ: Я очень неблагополучно закончил институт. Поскольку бросил учиться на 2 курсе, потому что тогда меня уже хипповая жизнь совсем засосала. Меня гораздо больше интересовала музыка и девушки. В общем-то, с музыкой и с девушками я и проводил все свое время. Девушек же я эксплуатировал и для того, чтобы закончить институт. Т.е. я …

С. КОРЗУН: Ничего себе, форма сексуального насилия, между прочим.

А. ТРОИЦКИЙ: Их просил о том… Это было не сексуальное насилие. Все было по любви, на самом деле. Все было очень хорошо. Кстати, не только девушек, но и своих сокурсников мужского пола. Т.е. с девушками я гулял, приглашал их на концерты. А парням я приносил всякие редкие, модные пластинки групп типа «Led Zeppelin», «Deep Purple», «Pink Floyd». И за это они мне писали курсовые работы, дипломные работы. Я вообще не знал даже, в каком институте я учусь.

С. КОРЗУН: Кстати. «Deep Purple» по легенде была первой группой, о которой была первая официальная публикация в стенгазете что ли, да?

А. ТРОИЦКИЙ: Ой, ой, ой. Нет, Сергей, нет. Тут Ваше досье Вас слега обмануло. В стенгазете, в школьной, в 68-м году, я еще в Праге учился, я написал о «Битлз». Я написал рецензию на новый альбом «Битлз», совсем свеженький по тому времени альбом «SGT. PEPPER». И это был сентябрь 1967 года. А «Deep Purple» была моя первая официальная советская статья в журнале «Ровесник». И вышла она в начале 75-го года. А мне тогда было 19 лет.

С. КОРЗУН: Счастливы были? Гонорар большой был?

А. ТРОИЦКИЙ: Гонорар был неплохой, но за фарцовку я получал больше денег. Т.е. в общем-то, гонорары за статьи были некоторым приработком. А вообще-то я в основном спекулировал пластинками, джинсами, валютой, правда, не спекулировал. Камушками тоже, книгами тоже не спекулировал, а вот…

С. КОРЗУН: А что статья была более серьезная? Или что? Или почему? Или просто так мимо просто проходило?

А. ТРОИЦКИЙ: Сереж, я к бизнесу абсолютно не способен. Вот и еще уломать каких-то людей и описать им достоинства нового альбома какой-то малоизвестной группы, вот это я мог. А вот описать им достоинства американских долларов и изображенных на них президентов, ну, это у меня уже никак не получалось. И на этом я деньги только терял, если пробовал.

С. КОРЗУН: Вас любят или не любят за острый язык. Специально оттачивали его, или жизнь заставляла такой точильный камень подставляла под него?

А. ТРОИЦКИЙ: Сереж, я никогда ничего в жизни специально не делал. Т.е. я вообще не способен к совершению какого-либо насилия…

С. КОРЗУН: Самостоятельного поступка что ли?

А. ТРОИЦКИЙ: Над своим организмом, над своими мозгами, над своей психикой. Все что в моей жизни происходило, происходило как бы помимо моей воли. Насчет языка я даже не знаю. Я просто начал писать так, как мне хотелось. Так я и стал писать. Потом я обнаружил, что у меня, ну, вроде бы так, как сказали старшие товарищи, редакторы, что у меня какой-то совсем даже неплохой стиль. И читать меня интересно, и слог такой практически изысканный. А потом уже спустя много лет, я обнаружил, что все наши музыкальные журналисты меня копируют со страшной силой. Ну, в общем-то, ну, и молодцы. В общем-то, хороший…

С. КОРЗУН: Прозорливость гения присутствовала с самого детства да.

А. ТРОИЦКИЙ: Хороший пример для подражания, да, Артемий Кивович Троицкий. Но я ни к чему специально не стремился. Клянусь, ничего не оттачивал. Вообще, я очень, очень ленивый тип.

С. КОРЗУН: Но «Диверсант Дейли» достаточно регулярно вели. Сейчас уже все, по-моему, да, с «Диверсантом» закончили?

А. ТРОИЦКИЙ: «Диверсант Дейли» я просто могу сказать для радиослушателей, что «Диверсант Дейли» это такой сайт, www.diversant-daily.ru. Сайт, который я вел с 2000-го года. И одно время я им очень увлекался. И обновлял его практически ежедневно. Писал там, в основном, о политике. О политике, о каких-то моих ежедневных переживаниях. Переживания мои, как раз в основном были связаны с нашей с Вами жизнью российской, да. А потом что-то да, вот уже год я его практически не обновлял. Там уже год висит фронт пейдж под названием «Россия. Новые имена-2». И это такой, в общем-то, мазерный скетчик по поводу того, как надо было бы называть в современной России мальчиков и девочек. Если хотите, ребята, почитайте. Можете даже  так кого-нибудь и назвать. Хотя я лично Вам не советую.

С. КОРЗУН: Да, могу и я почитать. Напуижорик – наслушался Путина и живу отлично, радуюсь и кайфую. Оттуда как раз, наверное, с той самой странички. Чего еще? Ну, я взял такие, немножко попроще. Да, Пуцан – Путина царем навек. Между прочим, вот я задался вопросом, какую роль в оппозиции в политической в нашей стране сыграл Артемий Кивович Троицкий. И задал я этот вопрос не кому иному, как Диме Муратову.

ДМИТРИЙ МУРАТОВ: Я искренне не знаю, какую роль сыграл сайт «Диверсант Дейли» в оппозиции, но я точно знаю, что абсолютно наглая стильная и полная личная свобода, причем очень чистоплотная личная свобода Троицкого заставляет очень многих смотреть на него и понимать: все возможно. И когда Тема Троицкий, которого, как выяснилось, по заказу обвиняют в том, что он вышел куда-то на обочину жизни, написал, на мой взгляд, блистательный текст в «Новой газете» о том, что сейчас я Вам скажу главных удачников нашего времени. На первом месте это президент Путин, а на втором месте Ксюша Собчак. Все сразу поняли, что Тема Троицкий – человек абсолютно свободный и блистательный.

С. КОРЗУН: Это был Дмитрий Муратов. А Артемий Троицкий еще и корреспондент, или обозреватель, простите, наверное, «Новой газеты».

А. ТРОИЦКИЙ: Да. «Новая газета» – это отличная газета.

С. КОРЗУН: Один из 16 изгоев, которые определил сайт «Дни.ру». И в ответ гневную инвективу выдал на страницах «Новой газеты» мелко поквитался с Володей Путиным, с Ксюшей Собчак и еще тут…

А. ТРОИЦКИЙ: С Сурковым и с Сеченым. Нет, у меня там было много таких любимых персонажей, на самом деле. Но это было год тому назад. Т.е. вот год тому назад по результатам какого-то там 2005-го что ли или 2004 года я был среди 16 изгоев, но теперь то я очевидный лидер общественного мнения политической жизни и т.д. Так что там произойдет в 2008 году я не знаю, но то, что я стану президентом, это несомненно.

С. КОРЗУН: Да, а Ксюшу Собчак за что не любите то?

А. ТРОИЦКИЙ: А Ксюшу Собчак, вот мы с ней только что побратались, мы только что были с ней на одной вечеринке. В одном ресторане, выпили один напиток. И в общем-то, неплохо провели с Ксенией Собчак время. Т.е. она, конечно, интересная девушка. Я думаю, что если бы я был бы девушкой, в 18 или сколько ей там лет, ну, очень может быть, что я себя вел бы точно таким же образом. Т.е. ну, в общем-то, по натуре я, конечно, такая настоящая давалка, да, как Ксения Собчак. И поэтому Ксении Собчак мой полный респект. Вот то, что она там какие-то политические партии организует, т.е. ну, может быть, это и неправильно. А с другой стороны, может быть, это и правильно. В конце концов, Чичолина, да, замечательная итальянская порнозвезда, которая в таких фильмах снималась, что мало не покажется. Да, она же тоже организовала политическую партию…

С. КОРЗУН: Депутатом даже была, пока по каким-то причинам не вышла уже на… Наверное, мешало основной работе.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, да, да. Она была депутатом от итальянской радикальной партии, в которой. кстати. я тоже состоял. Я тоже состоял в радикальной партии.

С. КОРЗУН: Нормально, чего не выбрали что ли в Италии то?

А. ТРОИЦКИЙ: Меня в Италии не выбрали, потому что я не владею итальянским языком в достаточной мере. Т.е. я не мог бы тамошним избирателям все разъяснить.

С. КОРЗУН: Только грация, грация, да и прэго. Пронто.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я знаю и некоторые другие выражения. Но тем не менее. В общем, короче говоря, с Ксенией Собчак у нас мир и дружба. Т.е., может быть, она так и не считает, но я считаю именно так. Мне вообще с девушками лаяться и ругаться совершенно западло. Я очень люблю женщин, и девушек, и девочек, и старушек. И прекрасно к ним отношусь. С мужчинами да, с мужчинами у меня совершенно другие отношения. Мужчинам я могу и в морду дать. И от них в морду получить, честно говоря, да, у меня нос сломан аж два раз. А с девушками у меня всегда большая любовь.

С. КОРЗУН: Вы тусовщик, Артемий? Ну, вспоминается тусоводитель. Вспоминаются Ваши слова о том, что, как раз, эта книга была возможностью пройти по злачным и чуть менее злачным местам Москвы. Но по духу Вы же скорее не Обломов, который возлежит на кровати дома, а человек, которому нужно общение, который энергетику получает от этого общения. Или я ошибаюсь?

А. ТРОИЦКИЙ: Я не знаю даже. В общем-то по знаку Зодиака я Близнец, это предполагает наличие определенной шизофренической раздвоенности в личности, да, вот я думаю, я, конечно, на одну половину Обломов, т.е. я очень ленив. Я ужасно не люблю проявлять инициативу, вообще, что-то делать, что-то предпринимать, вообще, выглядеть таким образом, как будто мне что-то надо. Мне очень нравится выглядеть так, что мне вообще ни фига не надо. С одной стороны.

С. КОРЗУН: И что придут и сами все дадут что ли?

А. ТРОИЦКИЙ: Да. В общем-то, мне всегда все всё и давали. И девушки давали, и деньги давали, в общем, все давали. С другой стороны, я чувствую, что, конечно, вот эта обломовщина — это только половина моей натуры. Потому что мне очень быстро все наскучивает. И тогда хочется чего-то другого. Да, для того, чтобы это что-то другое настало, нужно что-то предпринимать. В общем, короче говоря, сложный я тип, и сам не могу в себе разобраться.

С. КОРЗУН: А сегодня чего хочется? Или сегодня ничего не хочется?

А. ТРОИЦКИЙ: Вот последнее. Сереж, твое высказывание мне очень близко. Мне сегодня, на самом деле, ничего не хочется.

С. КОРЗУН: Т.е. до полуночи сегодня еще ничего не хочется. А завтра уже может захотеться. Нет? Или сегодня в историческом смысле?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, я говорю о сегодняшнем дне в расширенно смысле этого слова. Ну, вот скажем, «Диверсант дейли» на самом деле не обновлялся уже целый год. И это, конечно, очень дурной признак, т.е. это по видимому означает, что как-то мне стала наша российская жизнь общественная, политическая, духовная, идеологическая более-менее безразлична. Мне очень страшно себя, вообще говоря, ловить на этой мысли, но боюсь, что если не целиком, то, по крайней мере, от части, это так. А почему это так? А потому что на самом деле я очень люблю страну Россию. Но получается…

С. КОРЗУН: Странную любовью.

А. ТРОИЦКИЙ: Какая-то дурацкая история. Что люди вообще склонны отождествлять понятия совершенно разные. Т.е. скажем, страна и государство. Или, скажем, церковь и религия. Или, скажем, деньги и успех. Да, вот все считают, что все это примерно одно и то же, тождественно. На самом деле это совершенно все не так. Т.е. я всегда очень любил страну Россию. Более того, я ею восхищался и восхищаюсь ее размерами, ее богатствами, ее людьми, ее историей, ее культурой и т.д. В то же время я всегда ненавидел Российское государство, которое на протяжении всей своей, по крайней мере, доступной моему видению многовековой истории, занималось исключительно тем, что население этого самого государства, вот нас, вот меня, в том числе, простых российских людей, топтало, унижало, обманывало и грабило. Вот как это было при Иване Грозном, как это было при всех Николаях монархических, как это было при Иосифе Виссарионовиче факин Сталине, которого я ненавижу больше всех, как это было при прочих коммунистах. И вот точно так же это и теперь при… Сорри. дайте-ка я выключу. Это был телефон. Я не думал, что мне будет кто-то звонить после 11.

С. КОРЗУН: Кстати, и мой нужно выключить. Я тоже забыл.

А. ТРОИЦКИЙ: Невоспитанные ребята. Ну, вот. Короче говоря, российское государство мне глубоко враждебно, т.е. и я ему, и оно мне.

С. КОРЗУН: Хорошо, а когда президентом в 2008 станет Артемий Троицкий, улучшится государство то, или нет?

А. ТРОИЦКИЙ: Да, несомненно. Несомненно, государство улучшится. Потому что, на самом деле, у меня нет никаких материальных амбиций.

С. КОРЗУН: Т.е. на «Роснефть» не претендуете, нет?

А. ТРОИЦКИЙ: Последние два лидера российского государства занимались в основном тем, что набивали полные карманы, как себе, так и своей семье. Вот, скажем, имеется такой феномен под названием Роман Абрамович, который развелся с женой стюардессой. И типа выплатил ей по нашим сведениям 300 миллионов, хотя вроде бы его состояние составляет 16 миллиардов, т.е. по всем параметрам он должен был бы этой самой Ирине отслюнявить 8 миллиардов. Тем не менее, он ей выдал…

С. КОРЗУН: Ну, о 6 говорили.

А. ТРОИЦКИЙ: Всего на всего 8 миллионов. Почему? Потому что на самом деле, состояние Романа Абрамовича – это вовсе не состояние Романа Абрамовича. А Роман Абрамович – это просто, говоря блатным языком, это смотрящий за общаком семьи Ельцина. На самом деле, это состояние Бориса Николаевича Ельцина, Татьяны Дьяченко, Вали Юмашева и т.д. А Роман Абрамович как бы этим состоянием так, более или менее, ну, будучи, наверное, в финансах парнем относительно подкованным, как-то он им распоряжается. Делает какие-то правильные инвестиции, какие-то клубы, яхты, там что-то еще, что можно потом хорошо продать. Ну, вот, это же самое, я уверен касается и Владимира Владимировича Путина, и всех этих самых его приближенных ребят. Т.е., в общем-то, они заняты бизнесом. Фактически это бизнес. Я не бизнесмен. Меня бизнес не интересует вообще никак. Меня совершенно не интересует мое благосостояние материальное. Меня интересует исключительно мое счастье.

С. КОРЗУН: Хорошо. А в чем Ваша президентская программа? Чтобы я был счастливым? Хорошая программа такая на посту президента.

А. ТРОИЦКИЙ: А мое счастье состоит в том, чтобы были счастливы все люди, населяющие Российскую Федерацию. Потому что я их очень люблю, и я им очень сочувствую. Я на самом деле, очень хотел бы, чтобы им очень хорошо жилось, чтобы их не считали быдлом, и чтобы их не давили подошвами и каблуками.

С. КОРЗУН: Что же делать-то? Из кого выбирать? 75 или около того процентов слушателей «Эхо Москвы» вот, намедни, буквально, да просто несколько часов назад Валерию Ильиничну Новодворскую вроде как президентом избрали. А тут Вы появляетесь. Как сотрудничать…

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я могу сказать, что Валерия Ильинична – женщина такая приятная в некоторых отношениях. Дамам принято уступать место. Ну, пусть она будет президентом. Я думаю, что она еще более негодный бизнесмен, чем я.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий – гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». А вот начали мы с музыкальной критики, так никого и не покритиковали, может, и не дойдем до этого. Но зато вспомним, наверное, Ваших друзей знакомых. Наверное, взаимно друг другу обязаны. Одного из них мы откопали. Как мне кажется, судя по голосу, который получился на этой пленке, где-то ну на глубине, наверное, метров 45 где-нибудь там или в Красном море, или в Саргасовом. или в Эгейском. Я уже не знаю, где. Андрей Макаревич.

АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Арсений Троицкий вероятно один из действительно думающих наших музыкальных критиков. Т.е. музыкальный критик в том смысле, в котором я понимаю. Он дает свою точку зрения на происходящие события. Она может быть субъективная, ну, и, скорее всего, не совпадает с моей. Но тем она и интересней. (НЕ РАЗБОРЧИВО). Поэтому всегда любопытно читать, что он пишет.

С. КОРЗУН: Андрей Макаревич откуда-то издалека.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, но, судя по качеству записи, то он точно из какого-то саркофага вещал. Молодцы, что обнаружили Андрея Вадимовича. Я очень люблю Андрея Вадимовича Макаревича. На самом деле, он мой любимый друг. И один из самых любимых, если вообще не самый любимый. Нет, ну, в общем-то, собутыльников у меня довольно много. И я их всех очень люблю. Андрей Вадимович один из моих любимейших собутыльников. Хороший парень. И я ничего не понял, что он там сказал.

С. КОРЗУН: Вот это были хорошие слова.

А. ТРОИЦКИЙ: Что-то он там сказал со словом «Любопытно». Ну, любопытно, и хорошо.

С. КОРЗУН: Алена Свиридова далее.

АЛЕНА СВИРИДОВА: Артемий мой старейший приятель. Сначала, конечно, я на него смотрела как на нечто очень высоко парящее. Для меня это является, конечно, но в то время был просто какой-то небожитель, авторитет, музыкальный критик. И я всячески трепетала перед ним. Но он оказался абсолютно своим парнем, отличным таким дядькой, классным, стильным, хорошим. И наши дружеские отношения в конце концов переросли в родственные, поскольку я являюсь крестной матерью его дочери. И очень тепло отношусь к этому ребенку.

С. КОРЗУН: Вот видите, Артемий Кивович, девушкам даже увлечение поп музыкой готовы простить, хотя вроде такой ревнитель, вернее, анти ревнитель поп музыки. И Алену Свиридову, вот крестная мать Вашего ребенка. И кого еще, Наташу Ветлицкую, по-моему, тоже среди друзей числили.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я, вообще говоря, ничего не имею против поп музыки. Но дело в том, что поп музыка это поп музыка, эстрадная песня – это эстрадная песня, а вот попса голимая вот это позорище, на самом деле. Я провожу границу и делаю огромную разницу, но между талантливыми поп артистами, пусть там даже нет никаких гитар, пусть там даже нет никакого этого рок-н-ролльного драйва, или джазового имровиза или чего-то еще, пусть это будет просто талантливая, душевная поп-музыка. Но это одно. А вот то, чем пичкают нас все эти, тут, значит, надо долго-долго бибикать, поскольку у меня мата не хватает. Вот все эти наши телеканалы, и все эти наши коммерческие музыкальные станции, вот это, на самом деле, позорище. Потому что это не поп музыка, а это просто наглая халтура, абсолютно бездарная музыка, написанная абсолютно бездарными композиторами на стихи халтурных, безграмотных поэтов и исполненная вообще непонятно кем, какими-то фабричными уродцами, которые не умеют ни петь, ни говорить. И вот это выдается как бы за нашу российскую поп музыку. Мне просто жалко русского языка… И нашей страны.

С. КОРЗУН: Ох, точно не бизнесмен Вы, Атемий Кивович, сколько там миллионов или миллиардов гуляет по этому рынку.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, я считаю, что все эти деньги надо реквизировать. Когда я стану президентом, ну, естественно я не стану всякие такие идиотские декреты издавать, типа запретить попсу и т.д., но уж, по крайней мере, то, что я…

С. КОРЗУН: В резервацию попсу, в резервацию.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет. Но вот то, что телевидение должно все-таки не быть жлобским, не быть тупым, лицемерным и т.д., вот это точно. И если наше телевидение все-таки станет мало-мальски честным и осмысленным, то тогда и вот всей этой музыки, типа «Фабрика звезд», певица Валерия, группа там «Корни», «Блестящие», какие-то там еще и т.д., тогда этому там просто не найдется места.

С. КОРЗУН: Кстати говоря, листал интернет и наткнулся на Ваши высказывания по поводу там групп «Золото», «Серебро», Дима Белан, когда вот перед предыдущим Евровидением там отправляли. Вы сказали, что все одно. Никогда наши не получат каких-то мест. Смотрите, ошиблись ведь. Дима Белан ну фактически первое место, там второе, но так достаточно условно.

А. ТРОИЦКИЙ: Ну, есть известный анекдот про второе место на конкурсе *аков, да, это ясам с целью родное радио обезопасить сделал такое бип, да. Ну, вот Дима Белан занял второе место на конкурсе *аков.

С. КОРЗУН: После «АББЫ» так никого и не появилось там? Или «АББА» тоже не…

А. ТРОИЦКИЙ: Да, нет. Конкурс Евровидения вообще это смешная, анекдотическая штука, которая не имеет отношения ни к музыке…

С. КОРЗУН: Но, там не менее, по-моему, каждый год комментируете. Зовут Вас, и комментируете, и светитесь.

А. ТРОИЦКИЙ: Я это дело комментирую, потому что меня вынуждают это комментировать. Из-за этого, кстати, у меня…

С. КОРЗУН: Что голодные обмороки вынуждают комментировать?

А. ТРОИЦКИЙ: Репутация какого-то гада, какого-то человека, который все там об*сирает и все такое прочее. И меня ни о чем хорошем не спрашивают. Меня никогда не спрашивают о хорошей музыке. Меня спрашивают о Евровидении, о «Фабрике звезд», о Филиппе Киркорове, о Диме Белане, о какой-то там побитой, поцарапанной там несчастной Жасмин, или о каком-то там прикокнутом наполовину придурке как его зовут Авраам Руссо и так далее. Я вообще не знаю, что это за люди. Я считаю, что было бы лучше, что если бы их не было вообще. Я считаю, что было бы хорошо, что если б певица Жасмин оставалась какой-то там, я уж даже не знаю ее какое-то там христианское или там еврейское имя или фамилия. вот пусть бы она там и была и не лезла бы на эстраду. И рожала бы детей для своего олигархического мужа, и все было бы в порядке. Какого черта она стала издавать звуки своим голосом типа пения и петь песни типа дольче вита не забыто. Это вообще не нужно не кому. А меня об этом все время спрашивают, что я могу об этом сказать хорошего? Я не могу об этом сказать ничего хорошего. Я могу сказать об этом вот только то, что оно есть. А оно есть дерьмо. А вот то хорошее, что есть в музыке, это вот, пожалуйста. На радиостанции «Эхо Москвы», на волну которой Вы сейчас настроены, имеется моя программа. Она называется «Ф.М. Достоевский». Выходит в эфир в ночь с субботы на воскресенье. То ли с полуночи до часа то ли с часа до двух. Я уж точно не помню. Там звучит прекрасная музыка, которую я с большой любовью подбираю, записываю. Вот это замечательнейшая музыка. Я привожу в Москву время от времени в наши клубы прекраснейших артистов. Они мне тоже очень нравятся. К сожалению, об этом меня никто никогда не спрашивает. А спрашивают о Евровидении и Диме Белане.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Артемий, а можно, ну, несколько вопросов, которые меня интересовали. Я знаю, Вы не обидитесь. Тем более, что мы без дураков. Вот сейчас начали волноваться, начали немного заикаться. Как вот заикающийся мальчик впервые вышел на радио, на телевидение. Ну, уже не мальчик. Понятно, что в возрасте. Боролись с этим? Ощущали как комплекс или нет?

А. ТРОИЦКИЙ: Да. Сереж. Значит, я думаю, что я потому и оказался на радио и телевидении, что я заикался. Т.е. вот всем тем, кто меня не любит, ребята, вот все претензии к врачам логопедам, которые не смогли избавить меня от заикания.

С. КОРЗУН: Что ж Вы на врачей-то, как на врачей вредителей бочку катитесь.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, врачи-логопеды меня по-разному лечили. И шоковой терапией, и какие-то там еще электронными средствами….

С. КОРЗУН: Правда, что ли?

А. ТРОИЦКИЙ: И, в общем-то, никто меня не вылечил. А вылечил себя, ну, от части, да, т.е. я продолжаю слегка заикаться. Но отчасти себя вылечил я сам. И абсолютно интуитивно. Вот зная, что я сильнее всего заикаюсь, если я волнуюсь, я начал себя сознательно загонять ситуации по принципу клин клином. Т.е. в самые стрессовые, самые такие вот вибрирующие и страшноватенькие ситуации, т.е. я стал вести концерты. Я стал что-то делать на радио, на телевидении и т.д. т.е. вот именно вот там вот, где я сильнее всего заикался бы, вот именно там я возникал и концентрировался, и сжимался в кулак и старался говорить не заикаясь. Вот, собственно говоря, таким образом…

С. КОРЗУН: Насколько нужно быть…

А. ТРОИЦКИЙ: Я стал более или менее неплохо разговаривать.

С. КОРЗУН: Насколько нужно быть уверенным в себе человеком, чтобы этого достичь. Вы ощущаете уверенность в себе?

А. ТРОИЦКИЙ: Я никогда не ощущал неуверенности в себе.

С. КОРЗУН: Т.е. ни в каких ситуациях практически.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я никогда не ощущал. Я думаю, что я вообще какой-то мутант даже не знаю. Т.е. есть некоторое свойство, которое, я знаю, людям всегда или почти всегда свойственное. Скажем, я никогда или почти никогда ничего не боялся. У меня никогда в жизни не возникало чувство зависти. Т.е. я могу понять там, скажем, по произведениям литературы, да, Юрия Олеши, скажем, что такое зависть. Я никогда реально этого чувства не испытывал. Ну, и, в общем-то, чувство неуверенности в себе тоже, пожалуй, не самое свойственное мне чувство.

С. КОРЗУН: по жизни счастливчик? Легко давалось все?

А. ТРОИЦКИЙ: Да, да, несомненно. Я баловень судьбы. Я считаю, что мне очень везет.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Артемия долгое время журналисты иначе, как главным плэй боем стране не называли. Связано это с тем, что в середине 90-х где-то, точную дату уже не помню…

А. ТРОИЦКИЙ: В 95-м году.

С. КОРЗУН: 95-й год, как раз самая середина 90-х, русское издание журнала «Плэй бой», можно сказать, основал и руководил им именно Артемий Троицкий. Ну, кроме того, креативным директором, да, оставались, или почетным директором и в «Индепендент медиа Санома» нынешнем еще, вроде как, числитесь или работаете?

А. ТРОИЦКИЙ: Да, да, конечно, ну, я числюсь там как редактор-основатель. Замечательное совершенно прозвище – редактор-основатель. Хорошо звучит.

С. КОРЗУН: Деньги платят за редактора-основателя?

А. ТРОИЦКИЙ: Деньги платят, почет, слава и бюст на родине героя.

С. КОРЗУН: Женский бюст, я надеюсь?

А. ТРОИЦКИЙ: Женский, разумеется, а какой же еще? Мужские меня никогда не привлекали.

С. КОРЗУН: А я вот заинтересовался. Чем же Вы так привлекли руководство такой уважаемой компании, как «Индепендент медиа Санома», и чего они Вас терпят. Спросил об этом Лену Мясникову.

ЕЛЕНА МЯСНИКОВА: Что мне нравится то, что совершенно невозможно сказать, чего больше в Артемии Троицком, креативности или прагматизма. Он дивным, редким образом это сочетает. Потому что он, безусловно, очень талантлив, безусловно, очень креативен, причем очень ренессансным образом в очень многих сферах. И, безусловно, производит сразу впечатление талантливого, яркого, иногда эпотажного человека с первого взгляда, с одной стороны. С другой стороны, он очень хорошо знает, где, когда и как. И это всегда в результате, может быть, ненамеренно, может быть. ему так везет, всегда имеет какие-то прагматические, приятные последствия. Я очень завидую этому качеству. Мне очень нравятся люди, которые умеют это сочетать.

С. КОРЗУН: Две вещи не пойму. Во-первых, ренессанскный это как? Это сразу по всему, что имела в виду Елена Мясникова?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, это Лена, кстати, Лена, если ты слушаешь эту программу, тебе большущее спасибо. Чмоки, чмоки, молодчина, ты меня раскусила.

С. КОРЗУН: А второе как раз…

А. ТРОИЦКИЙ: Ренессансное – это есть одно такое англоязычное понятие – ренессансмэн – т.е. вообще имеется в виду Леонардо Да Винчи.

С. КОРЗУН: Вообще, франко-язычное.

А. ТРОИЦКИЙ: Это человек, который себя проявляет в разных сферах, вот типа, как я, или Ксения Собчак. Т.е. мы…

С. КОРЗУН: Т.е. сразу везде, и фейерверк.

А. ТРОИЦКИЙ: Мы там и…

С. КОРЗУН: И в президенты можем…

А. ТРОИЦКИЙ: И туда и сюда…

С. КОРЗУН: И музыкальную критику двигать.

А. ТРОИЦКИЙ: Вот именно. Ну, вот, значит, вот это самое ренессансное. А второе?

С. КОРЗУН: Второе прагматизм. Вы так говорили, что я и бизнес, совершенно, абсолютно не прагматик, а тут, раз раскусила, значит, до конца раскусила Мясникова то Вас.

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что, в общем, тут все немного сложнее. Я действительно, я абсолютно не способен к бизнесу. Я не умею торговать. Я не умею вкладывать деньги. У меня никак не складываются отношения с деньгами, потому что я искренне к деньгам равнодушен. Я не могу ничего с этим поделать. Есть деньги, нет денег, ну, как-то, я не знаю, я не цепляюсь за деньги, и они меня не волнуют. С другой стороны, прагматизм это, наверное, то, что я люблю комфорт в жизни, я люблю хорошие вещи в жизни. Вообще, я люблю хорошо пожить. И, наверное, у меня какое-то интуитивное ощущение того вот где, и как, и с кем, и куда. И, вообще, каким образом можно устроить все так, чтобы чувствовать себя хорошо. Хорошо не в возвышенном плане, а хорошо вот именно в этом низменном, прагматичном плане. Чтобы вкусно поесть да, хорошо устроиться. Да, весело попутешествовать, да и еще девушку прихватить за какую-нибудь симпатичную часть тела.

С. КОРЗУН: Злые языки писали про Вас, что Вы к кошельку Леонида Невзлина будто бы имели на него виды.

А. ТРОИЦКИЙ: Ой, нет. Это вообще бред. Я не знаю никого из них. Я никогда в жизни не видел Невзлина, никогда в жизни не видел Ходорковского. Березовского я заочно терпеть не могу, т.е. он мне просто неприятен. Ну, вот  вижу эту физиономию, слышу этот голос, он мне не симпатичен. Ни с какими олигархами, за исключением одного, с которым просто мы друзья юности. И от которого я никогда в жизни не получил ни одного доллара, я с ними и не знаком, и не общаюсь, и в общем-то совершенно по этому поводу не переживаю. Если бы я хотел обзаводиться всякими мохнатыми знакомствами, я думаю, я бы это сделал очень легко. Но мне это ни к чему, потому что имеется определенная диалектика. Имеется определенная диалектика по поводу того, я даже не знаю по поводу чего, но я интуитивно чувствую, с кем мне будет хорошо, а с кем мне будет не очень хорошо. С кем будет интересно, а с кем мне будет не интересно. И вот люди с деньгами мне никогда, за редкими исключениями, интересны не были.

С. КОРЗУН: А люди без денег?

А. ТРОИЦКИЙ: А люди без денег это, вообще говоря, все мои друзья и подруги за редкими исключениями.

С. КОРЗУН: Лейбл у Вас есть записывающий по-прежнему? Я даже уже сейчас не вспомню, как называется.

А. ТРОИЦКИЙ: Я выпускаю много пластинок. Мы тут дружим с концерном «Союз». И это кстати, тоже абсолютно бескорыстная история, поскольку выпускаем мы пластинки некоммерческие и денег на этом не зарабатываем. Да, вот только что я выпустил пластинку нижегородской группы «Замша», которую я очень полюбил. услышав их песню «Моя Чечня». Скоро выходят пластинки московской группы «Центр», которую я очень полюбил еще в начале 80-х годов, с которыми много алкоголя употребил вместе. И я обожаю эту группу. И я не знаю, как все это будет продаваться. Но опять же я счастлив хотя бы от того, что я смогу вот эти пластинки наконец-то поставить себе на полочку. И когда мне захочется услышать мою любимую песню «Багровое сердце» или «Когда приходит щеголь», или «Мальчик в теннисных туфлях» или что-нибудь еще, я вот смогу спокойно поставить этот диск в свой плеер и эту песню послушать. До сих пор этой возможности я был лишен.

С. КОРЗУН: Раз уж начали, что еще из интересных явлений есть в современной музыке? Ну, в рок музыке или близкой к этой, в той музыке, которая Вам нравится, в России, здесь.

А. ТРОИЦКИЙ: Я очень много слушаю музыки, в том числе и российской. Мне присылают очень много демо дисков. Скажу тебе честно, Сереж, что ситуация меня совершено не радует. Т.е. я уже давно пришел к тому, что, наверное, по-настоящему талантливые люди вот в эту сферу, которая называется музыкой. рок музыкой или поп музыкой, просто не идут. В свое время это был могучий магнит, который притягивал всех, да, в том числе и людей, которые были совершенно вообще по-другому поводу, да скажем. Петя Мамонов, который, ну, в общем-то, по большому счету не музыкант, конечно, он все-таки танцор в первую очередь, ну, во вторую очередь там актер, кто-то там еще. Или там Сергей Курехин, который бесспорно музыкант, но он никак не рок музыкант, вот они все в свое время оказались в рок музыке. Потому что все знали, что рок – это…

С. КОРЗУН: Музыка протеста.

А. ТРОИЦКИЙ: Это то, что теперь есть. И если ты не рокер, то ты чмо, да. Сейчас рок музыка это просто какой-то такой авторский филиал «Фабрики звезд». И люди туда приходят довольно посредственные. И мне это мало интересно. И, честно говоря, после, я даже не знаю, после «Мумми Тролля», в смысле Ильи Логутенко, Земфиры, Дельфина, Сергея Шнурова «Ленинград» ни одного по-настоящему сильного музыканта у нас я не обнаружил. А все эти ребята, они о себе заявили еще 10 лет тому назад.

С. КОРЗУН: Ну, при Вашем президентстве появятся, несомненно.

А. ТРОИЦКИЙ: При моем президентстве, я не знаю, появятся они или нет, но я точно знаю, что когда я стану президентом, то вот вместо того, чтобы прикарманивать все эти наши нефти доллары, да, исчисляемые десятками, если не сотнями миллиардов, то вот эти нефтедоллары я пущу не на свои счета в банках Испании, Швейцарии, Канаде, Каймановых островах там и прочих местах, а в общем-то, я их пущу на благо нашей страны, в том числе, ее культуры. Вот, скажем, в Норвегии, где тоже добывается нефть и денег много, там, если ты молодой музыкант, и если у тебя есть какие-то амбиции и какие-то способности, ты можешь прийти в некую инстанцию… я даже не знаю, в муниципалитет. Я, в общем, не помню, как это называется. И сказать, я считаю, что я талантливый музыкант и гоните-ка мне бабки. И они скажут: вот Вам, пожалуйста, вот Вам, пожалуйста, деньги, вот Вам, пожалуйста, репетиционная комната и занимаетесь творчеством. А через год Вы перед нами отчитаетесь. Если окажется, что это на самом деле интересно, то Вы можете и дальше получать от нас эти субсидии, вот такие вот там дела. Вот так вот там используются нефтедоллары.

С. КОРЗУН: Да, ладно, социалистическая страна – Норвегия.

А. ТРОИЦКИЙ: А как они у нас используются. Вы сами знаете.

С. КОРЗУН: Артемий Троицкий – гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Математик, экономист, музыкальный и политический критик, как мы выяснили. Кстати говоря, несколько вопросов из интернета. Довольно много было, но в основном по музыке. Не все их задам. Юрий некий, инженер. Он представляется и пишет: «Этот Троицкий в своей статье в «Новой газете» назвал «Яблоко» фашистской партией»" (ГОВОР ВМЕСТЕ).

А. ТРОИЦКИЙ: Это враки. Я никогда в жизни не называл «Яблоко» фашистской партией. Вот этот Юрий – это просто провокатор, т.е. я не люблю слово провокатор. Я сам в каком-то смысле провокатор. Но я никогда в жизни не называл «Яблоко» фашисткой партией. Я ненавижу фашистов. А за «Яблоко» я когда-то в 90-е годы даже голосовал. Сейчас, конечно, больше голосовать не буду.

С. КОРЗУН: «Уважаемый, Артемий, — это Сергей из Кургана. – Почему так мало песен, прославляющих президента Путина?» Вот она как раз тут и музыкальная критика и …

А. ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что собственно прославлять то особо и некого. Т.е. было несколько песен типа «Я хочу быть таким же, как Путин», или «Я хочу чувака кавалера, который был бы таким же крутым парнем, как Путин», но, в общем-то, как-то эти песни, они звучали как-то абсолютно пародийно. Потому что понятно, что таким, как Путин ну не очень хочется быть, наверное, нормальному человеку. Поэтому, наверное, и песен таких нет. Т.е. коммерческий потенциал таких хитов невелик, прямо скажем.

С. КОРЗУН: Ну, еще от Сергея. Санкт-Петербург вопрос, журналистом представляется: «Недавно у нас в Петербурге была выставка Вашей коллекции живописи, довольно впечатляющая…»

А. ТРОИЦКИЙ: Эта коллекция до сих пор выставляется в галерее «Д 137» до 22 апреля. Приходите обязательно. Очень хорошая коллекция.

С. КОРЗУН: И продолжает Сергей, Санкт-Петербург: «Это я к чему? Пора бы писать мемуары. Вы, конечно, еще молоды, но по Вашим собственным высказываниям, получается, что почти все самое интересное уже произошло. Так не пора ли как-то обдумать, осмыслить прошедшие годы».

А. ТРОИЦКИЙ: Я ничего не обдумываю, ничего не осмысливаю. Мемуары я никогда писать не буду…

С. КОРЗУН: Почему?

А. ТРОИЦКИЙ: Поскольку память у меня дурная. Я слишком много пью. И вообще не под это я заточен, чтобы мемуары писать.

С. КОРЗУН: Кстати говоря, это не единственное Ваше, собственно, известно, Вы и признавались, вредная привычка. Да и сейчас в этой признаетесь. Когда-то на самом деле, там в середине 90-х, или когда, ломка была и…

А. ТРОИЦКИЙ: Ой, нет, это очень старая история. У меня были истории с наркотиками. В общем-то, я умер фактически. Вот абсолютным чудом, т.е. это был один шанс из миллиона, что меня откачали. Почему я собственно и говорю, что я баловень судьбы. По-другому я себя и назвать не могу. Потому что такого даже в кино не бывает, типа палт-фикшн с Умой Турман, да, и уколом в сердце. Да, вот у меня было и еще хуже. Но это было очень давно. Это было четверть века тому назад в 81-м году, вот с тех пор я не употребляю наркотики, хотя и стою за легализацию травы, поскольку, я считаю, от травы гораздо меньше вреда, чем от водки.

С. КОРЗУН: А табак обыкновенный?

А. ТРОИЦКИЙ: Табак, ну. в общем-то, поганая вещь табак. Я думаю, что лучше не курить, вот, хотя сам иногда это делаю. Но сам себя за это тихо корю.

С. КОРЗУН: Лучше, конечно, не курить, вести здоровый образ жизни. Знаю, что про Вас писали, что Вы и мастером спорта по водному полу…

А. ТРОИЦКИЙ: Это враки. Я никогда не занимался спортом вообще.

С. КОРЗУН: Враги нашептали.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, нет, ну, может, это из лучших побуждений. Я никогда даже в жизни не играл в водное поло, мастером спорта не являюсь, поплавать люблю, но только не в бассейне, а в море. Вот мячик я, конечно, в руке держал, но в основном теннисный. И в основном бросаю я его своей собаке.

С. КОРЗУН: И его говорят, что ездить на велосипеде любите.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, это точно.

С. КОРЗУН: А это правда, да.

А. ТРОИЦКИЙ: Люблю я ездить на велосипеде. Скоро начну велосипедный сезон. Вот сотру пыль в велика и выйду на простор несомненно. Кстати говоря, Сереж, мне сегодня в почтовый ящик бросили такой листок. Значит, я живу на Университетском проспекте, дом 4. И оказывается, значит, наши эти бандиты застройщики, они хотят у нас там на Университетском проспекте и по улице Фотиевой снести школы, снести поликлиники, снести спортплощадки, детские сады и т.д. И построить там вот эти поганые многоэтажные дома, в которых итак никто не живет. Вот я хочу сказать, может быть, меня слышит кто-то из городского правительства, администрации, президентской администрации, Владимир Путин, Владислав Сурков или кто-нибудь еще. Значит, ребята, если вот это будет происходить, то Вы нарветесь на реальную гражданскую войну. Причем на эту гражданскую войну выйдут уже не пожилые правозащитники и не голосистые домохозяйки, и не маразматические пенсионеры, а выйдут нормальные ребята, у которых по два джипа на семью. И они станут на баррикады, причем на смерть встанут за то, чтобы из их квартиры, которую они купили за полмиллиона долларов, был хороший вид, за то, чтобы их дети учились вот в этих самых престижных школах, которые собираются сносить. Я вообще не понимаю. В принципе вот эти люди, они существуют, как главная опора нынешнего режима, нынешней власти. И теперешние чиновники вот в частности московские, городские все эти застройщики, да, эти алчные. Они просто, т.е. у меня такое ощущение, что алчность у них начисто отбила даже инстинкт самосохранения. Они не понимают, что они делают. И на что они нарываются. Поэтому большая просьба, значит, немедленно прекратить всякие действия, касающиеся застройки в районе Университетского проспекта и улицы Фотиевой. Гражданскую войну я гарантирую.

С. КОРЗУН: Уж ладно, ну, недолго уж осталось. И война будет не такой долгой. Вы же в 2008-м прези…

А. ТРОИЦКИЙ: Война будет недолгой и закончится…

С. КОРЗУН: Ну, да, до Ваших выборов.

А. ТРОИЦКИЙ: Нашей победой. Это 100%.

С. КОРЗУН: До тех пор, пока президентом не изберут или Вас, или Валерию Ильиничну, которой Вы охотно уступаете.

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, если нас с Валерией Ильиничной. Нет, я естественно не готов пойти. Потому что если Валерия Ильинична станет президентом, в чем я сильно сомневаюсь, скорее я стану президентом, то премьер-министром я точно не буду. поскольку арифметики не знаю.

С. КОРЗУН: Ну, еще вернусь к слухам о Вас. Говорят, что Вы большой любитель, чуть ли не владелец огромной коллекции репликаров, т.е. машин, сделанных под старину. или восстановленных.

А. ТРОИЦКИЙ: Да, у меня огромный гараж под Москвой. У меня там и реплекары и собственно и реальные старинные автомобили. Мой любимый автомобиль это Бугати атлантик 1937 года. Их всего осталось в мире 3 штуки. Одна у известного Ральфа Лорена, да. Знаете, есть такой дизайнер. Одна у какого-то араба. И третья у меня, это самый ценный экземпляр в моей коллекции.

С. КОРЗУН: Гоните, гоните. Артемий Кивович. Глядя на Вас, да, на какой машине сюда приехали? На такси, наверное?

А. ТРОИЦКИЙ: Нет, я сюда приехал со своей подругой на автомобиле марки Мерседес. Артемий Троицкий был гостем программы «Без дураков» на радио Эхо Москвы".

С. КОРЗУН: Артемий, спасибо огромное за этот эфир. Он был непросто организуем, поскольку Вы сотрудник радиостанции «Эхо Москвы». И в силу того, что Ваш голос звучит здесь в эфире, мне долго отказывали по разным причинам, говорили, что итак его здесь много. Но на самом деле, я рад, что мы встретились и здесь у микрофона. И спасибо зато, что ответили на вопросы, которые нас интересовали.

А. ТРОИЦКИЙ: Спасибо. Сережа, а уж как я был рад тебя увидеть впервые за все эти годы. Замечательно выглядишь. Кстати, гораздо лучше, чем я.

С. КОРЗУН: Не надо сравнивать. Куда нам до плэй боев настоящих. Артемий Троицкий был у нас в гостях. Спасибо.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире