С. КОРЗУН: Всех приветствую. Я Сергей Корзун, а мой сегодняшний гость – культовый предприниматель России, можно сказать, Давид Якобашвили. Здравствуйте, Давид Михайлович.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Здравствуйте.

С. КОРЗУН: Много у вас разных бизнесов, так, навскидку, говорили от 20-ти до 30-ти в разное время, разнится эта информация.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, если считать так, есть маленький, есть большой. По-разному.

С. КОРЗУН: По-разному. Но среди них, насколько я понимаю, нет ни одного бизнеса, связанного с медиа. Прав я или неправ? Или занимались когда-то?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, никогда не занимался медиа.

С. КОРЗУН: А почему, интересно? Это неинтересное с точки зрения нормы прибыли мероприятие? Либо слишком сложное, надо в какие-то там политические аспекты включаться?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Никогда не любил в политику ввязываться, а все равно любое медиа, это все-таки политика, я думаю. Так что надо какого-то мнения придерживаться или тебе кто-то расскажет о каком-то мнении. Так что я старался в этом не участвовать.

С. КОРЗУН: А предложения такие были вообще, наверное, люди…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Было, да.

С. КОРЗУН: … как к любому удачливому бизнесмену приходят и…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Конечно.

С. КОРЗУН: … предлагают поучаствовать.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Конечно. Можно было купить и видеоканал, и телевидение, и в свое время даже вообще там чуть ли не предложения от центральных каналов были.

С. КОРЗУН: Чтобы поучаствовали также в финансировании, естественно. А в последнее время, у нас не блестящая, надо сказать, с разнообразием средств массовой информации ситуация: и ресурсы закрываются, и телеканалы там под закрытием. Ничего, не передумали, не будете участвовать в этом процессе?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, но это же не моя стезя, во всяком случае. Не совсем…

С. КОРЗУН: Но вы-то известны тем, что за любую стезю, в общем, брались, которая вам интересна.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Если она мне интересна. В данной ситуации это все так, как-то мне не особо нравится. Я послушать люблю, посмотреть люблю, а так…

С. КОРЗУН: А что слушаете и смотрите?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, все стараюсь слушать, смотреть, что возможно, где я могу получить более или менее объективную информацию. Смотрю, и центральные каналы смотрю, и вас слушаю очень много, и вот Business FM слушаю, и Коммерсант слушаю, и Дождь смотрю. И вот РБК мне тоже нравится. Вот, смотрю, разную информацию собираю отовсюду и делаю свое общее какое-то заключение.

С. КОРЗУН: Подборку вам делает какую-то референт? Либо предпочитаете сами?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, подборку я получаю каждый день, подборку по поводу некоторых интересных мне вещей. Касательно меня, где, если я прохожу где-то по информации, или там по… в газетах, журналах, радио, или вот касательно молока, ну, касательно тех бизнесов, которыми я занимаюсь, ну, вот касательно АФК «Системы» тоже, где я член совета директоров и акционер. Вот, все это собираю, каждый день отслеживаю.

С. КОРЗУН: Я скажу для наших слушателей, что мы записываем эту программу 3 апреля в четверг, в эфир она должна выйти 5-го в субботу. Поэтому, как говорится, редакция не несет ответственности за те события, которые могут произойти между записью и выходом программы в эфир, хотя она выйдет ровно в том виде, в котором мы ее и записываем, никакого монтажа не будет. То есть, это имитированный прямой эфир.

Скажите, пожалуйста, вы довольно охотно даете интервью, правда, некоторым изданиям, в основном деловым, да, там, и «Ведомости», и «Форбс», там, и еще какие-то в последнее время.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Я касаюсь тех вопросов, в которых я как-то могу чем-то быть полезным, или вообще просто информированным. Некоторые вопросы, в которых я не разбираюсь, или, может быть, мое мнение может быть не совсем адекватно состоянию вещей, ну, я думаю, чего лезть мне туда?

С. КОРЗУН: Но некоторые бизнесмены, крупные в том числе, вообще закрыты во многом от прессы и предпочитают общаться либо через свои пресс-центры, либо вообще молчать. Не случайно же говорят, что деньги любят тишину. Не до такой степени?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Это правильно, да, очень многие, порою даже я замечания получал от своих коллег-партнеров даже в том плане, что слишком много появляюсь на экране, или, там, где-то даю интервью. Но я думаю, что все-таки, ну, опять-таки, вот некоторые вещи я могу делать, некоторые вещи – не могу. Так что, конечно, самокритика – это очень важная вещь, но я стараюсь быть самокритичным. Но некоторые вещи мне удаются. И я считаю, благодаря некоторым вещам вот на этом поле я добился каких-то результатов.

С. КОРЗУН: Ну, мы-то, журналисты, вообще любим, когда с нами общаются или с нашими слушателями, зрителями, читателями через нас. Поэтому вы для нас один из ценнейших кадров, которые есть в российском бизнесе.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, опять-таки, это не всегда бывает удачно у меня, вот так же некоторым, иногда бывает, даешь интервью одно, а получается в конечном итоге другое, или какая-то выжимка получается, чисто одно предложение из контекста выдирается, получается так. Но я не обижаюсь, бывает и так, ну, по-всякому. Я думаю, даже антиреклама – это хорошая реклама в любом случае.

С. КОРЗУН: Вопрос, который меня очень интересует: вы, общаясь с журналистом, как в данном случае со мной, вы обращаетесь к аудитории к массовой, либо к людям, которые принимают решения? То есть, приходя на интервью, какая у вас задача: продвинуть, лоббировать интересы бизнеса?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, по-всякому. Я где-то подкоркой думаю, что и обращаюсь и к тем людям, которые принимают решения, и к массовой аудитории, и к журналисту, с кем я общаюсь. Опять-таки, мне очень важно наладить определенный контакт с тем человеком, с которым я общаюсь, но через эту призму также наладить контакт с той аудиторией, которая меня будет слушать.

С. КОРЗУН: Это всегда так было, вы всегда были открыты для журналистов?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Всегда – я не могу сказать, вы знаете, я боялся даже иногда давать, было время, когда я боялся, даже вот у меня был какой-то страх. Потом это все прошло как-то. У меня был хороший ставленник в этом… наставник в этом деле, Борис Ноткин.

С. КОРЗУН: Так.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Он меня как-то раскрепостил, я вам хочу сказать. Мы дружим 20 лет и больше, так что он меня раскрепостил.

С. КОРЗУН: Напомню: Давид Якобашвили в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Давайте по сегодняшнему дню может быть несколько вопросов. У вас есть среди ваших предприятий, там, ну, скажем так, бизнес-интересы на Украине?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, нет, опосредованно, только через АФК «Систему» и МТС.

С. КОРЗУН: Он подвергается какому-то риску в связи с тем, что сейчас происходит между нашими странами и вообще вот на этой площадке?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, я думаю, ну, слава богу, пока нет. Я надеюсь, что ничего не будет такого. Потому что, ну, мудрость, я думаю, должна взять верх. Это же все бизнес. Знаете, бизнес – вот это единственная связь, которая наладит все отношения, я так думаю. Купечество, торговля, там, взаимоотношения на деловом уровне, это наладит и вернет все назад, как-то вот опять-таки восстановит отношения. Все остальное – это от лукавого.

С. КОРЗУН: Но вот сейчас в последнее время активно обсуждается ситуация с одним из кандидатов в президенты Украины на ближайших выборах, Петром Порошенко, у которого, вот у него точно есть интересы в России, и в общем как-то немножко наехало российское государство на его интересы, уже не в первый раз, понятно, что это торговая марка «Рошен», там, конфеты, шоколад и всякие прочие дела.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, я думаю, этого не надо делать, опять-таки, я против этого всего, когда бизнес, политика, замешаны в одну какую-то кастрюлю, я думаю, что об этом… ну, не надо этого делать, потому что, опять-таки, надо чуть-чуть на несколько шагов вперед смотреть. Это опять-таки даст возможность, человек будет благодарен, во-первых, если ничего такого не произойдет, опять-таки. Ладно, большая потеря, ну, может, не большая потеря, ладно, он потеряет этот бизнес, но осадок останется. Лучше, я думаю, если будет человек президентом, и у нас опять-таки надежды на взаимопонимание, на дружеские отношения. Опять-таки нам нужна взаимопомощь. В любом случае мы настолько взаимосвязаны, без взаимопомощи не обойтись. Я вот думаю, я вообще стараюсь практично подходить к вопросу, да, произошло, понятно, ну, что делать, но нам надо дальше жить, нам надо обеспечить Крым теми возможностями, которые у нас есть сейчас, обеспечить нужным. Конечно, можно обеспечить, там, самолетами, вертолетами и так далее, но с огромными затратами. А если практично и по-деловому подходить, то можно как-то договориться. Есть газ, который нужен одной стороне, есть проход и инфраструктура, которая нужна другой стороне, это все дешевле намного обойдется. Договориться и работать в этом плане. А дальше все, там, политические всякие суды, там, споры, там, взаимоотношения какие-то, это все отдельно. Вот как, опять-таки, если с американцами у нас там какие-то отношения не ладятся, но Ульяновск существует, Афганистан существует. Потому что это чисто прагматичный практичный подход. Это пусть работает. Так должно все работать.

С. КОРЗУН: Что будет с теми активами, которые, ну, уже готовы как бы перейти из рук в руки, то, что на территории Крыма, например, находится? Вот они привлекательны для бизнеса вообще российского? Либо их надо немножко чураться, если ты работаешь…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Понимаете, такая вот ситуация, надо очень осторожно подходить к вопросу, опять-таки надо понимать, и бизнес осторожно к этому ко всему подходит, хотя сегодня я слышал, что даже там шведские бизнесмены, английские бизнесмены заинтересованы участвовать в развитии Крыма и готовы участвовать в определенном развитии, в каких-то подрядах, что-то туда поставлять, начать торговлю и так далее. Но с другой стороны, нам надо просто быть, ну, опять-таки, вот вещи, за которые могут быть какие-то шлейфы и хвосты – не хотелось бы. Если там будет конфискация, просто конфискация, национализация и так далее, ну, опять-таки, бизнес все-таки, вот, это обсуждали на некоторых площадках, все-таки чтобы не было такой национализации. Есть вещи, которые принадлежат Украине, там, или государству, или чему-то еще, если они непосредственно закреплены за Крымом, ну, они могут остаться в Крыму. Если они непосредственно закреплены за чужим бизнесом, то это должно принадлежать чужому бизнесу. В любом случае, если бизнес опять-таки пострадает какой-то, иностранцы вкладывали в Крым, или что-то, они не должны пострадать, это не их проблема. Они же не занимались политикой, они занимались бизнесом, так же все должно остаться у них. И тогда, опять-таки, вот надо понимать, что если мы сделаем шаг, мы получим ответный. Надо вот этого как-то… стараться быть осторожными, и думать все-таки о завтрашнем дне, потому что опять-таки мы можем получить тоже какие-либо санкции. Допустим, если какая-нибудь компания начинает заниматься на объекте, национализированном у чужого какого-то иностранного владельца, то тогда мы получим санкцию, и санкцию такую, что вдруг там объявят, что эта компания нон-грата вообще во всех направлениях. Тоже нехорошо. Я думаю, что надо находить общий язык.

С. КОРЗУН: А вот эта война санкций, он не началась еще, на ваш взгляд? Уже достаточно много свидетельств, что Украина перекрывает сейчас доступ к некоторым продуктам с территории России.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Она началась. Я думаю, что все-таки надо призвать к разуму. Не надо этого всего делать, потому что на каждое действо есть противодействие. И этого не надо делать, постараться все-таки просчитывать на несколько шагов вперед. Нам надо это делать. Я хочу сказать, что у нас была встреча с руководителем страны, и, во всяком случае, видно, что он сам просчитывает все эти действия. Я не думаю, конечно, он не может участвовать во всех принятиях решений на местах, и не может, это иначе, потому что я как понимаю, по его речи было, что он не хочет таких действий каких-то, карательных действий или действий, там, вот по поводу отъема, национализации и так далее, потому что понимает, что иначе это путь в никуда. Так что, мы его поддержали в этом плане, и я думаю, тоже все высказывались в этом плане, понимая, что опять-таки все надо просчитывать, это очень важно.

С. КОРЗУН: Как на ваш взгляд, что может случиться с бизнесом, ну, с тем же «Рошеном», с бизнесом Порошенко, либо… ну, думаю, что не он один такой, у многих украинских предпринимателей есть какие-то интересы в России.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Я думаю, что у наших разума хватит не делать никаких резких движений, просто вот остановиться на каком-то этапе, потому что опять-таки, иначе пострадать может бизнес наш там так же, взаимно, на определенный момент и период времени у нас не будет возможности вкладываться в Украину, опять-таки, нам нужно вкладываться туда, у нас дальше идет Приднестровье, у нас дальше идет, там, Молдова и так далее. Надо вот это все иметь в виду. Опять-таки огромные объемы проходят, допустим, зерна того же, проходят через нас, на Украину проходят. И так далее. Все это надо учитывать. Не надо спешить, потому что шашки очень легко выдергивать, очень тяжело их обратно засунуть.

С. КОРЗУН: С вашего позволения, еще несколько вопросов по поводу сегодняшней ситуации. Санкции, теперь уже политические, там, ну, и экономические тоже, о которых говорит Запад, в том числе, европейские, американские санкции, насколько они важны для России, на ваш взгляд? Ну, в частности, глядя из вашего бизнеса.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, очень важны, они болезненны, во всяком случае, то недоверие, какое там проявляется в отношении нашего бизнеса, некоторых банков, опять-таки, ну, всякие там были разговоры о «Визе», о «Мастеркард», были разговоры. Ну, о многих вещах, опять-таки, визовая ситуация, опять-таки взаимосвязь с какими-либо там бизнесменами, которые объявлены как нон-грата также, и находятся в списке санкционном…

С. КОРЗУН: … не въездном…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: … не въездном, и так далее. Все это очень неприятно. Не знаю, постараемся, все-таки, я, знаете, сам стараюсь как-то вот налаживать отношения, потому что надо смотреть на несколько шагов вперед, налаживать отношения, вот в ближайшее время полечу в Нью-Йорк, так же буду докладывать на определенном таком собрании бизнесменов из стран БРИКС, как-то разъяснять позицию, находить общий язык, опять-таки. Искать виноватого очень легко, и это путь опять-таки в никуда. Если находить какой-то общий язык, находить точки понимания, находить точки совместного бизнеса, ведения бизнеса, каких-то будущих проектов, я думаю, это все наладит. Ну, я все время обращаюсь к примеру: после Полтавской битвы буквально через несколько недель уже русские купцы появились в Швеции и шведские купцы появились в России. Вот, жили они не в самом центре города, а жили поодаль, но начали торговлю. И так они и установили дипломатические отношения, потому что никаких отношений не было. Так что, я считаю, что вот это вот единственный путь как-то вернуть и быть свидетелями того, мы уже все люди в возрасте, ну, я считаю свое поколение тех людей, с которыми я общаюсь, хотя бы увидеть то время, когда будет спокойно, хорошо, мы будем торговать, уважать друг друга, не будем претендовать ни на чьи территории, и они не будут претендовать ни на чьи территории, а так, что, и детям оставить хорошее наследство.

С. КОРЗУН: Насколько продуктивна, на ваш взгляд, идея замкнуть Россию саму на себя, это идея все громче слышится, учитывая определенные санкционные меры. Ну, в частности, создание российской платежной системы. Недавно совсем прозвучала идея перевести все расчеты России на мировой арене в рубли, например, в том числе и по энергоносителям. Вам кажется это продуктивно? Либо это временно и это пройдет?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Я думаю, что это временно, да, ну надо же чем-то отвечать, я так понимаю, потому что есть вещи, там, кто-то говорит, что надо доллар отменить, кто-то говорит, что надо отменить какое-то движение валюты на нашей территории. Ну, опять-таки, не убежать от того времени, где мы находимся. Может, это можно было сделать 40, 50, 60, 100 лет назад, но сейчас совсем другое время, настолько может в любой момент настать голод, вот этого всего люди не понимают, когда они имеют, они не ценят, мы не ценим, что имеем, а потерявши, плачем. Также и есть. Так что тут вопрос такой, это путь в никуда опять-таки. Я думаю, надо интегрироваться в общество мировое, надо все-таки находить точки соприкосновения. Да, могут быть временные конфликты, временные какие-то потрясения, но опять-таки можно все-таки находить общий язык. Я большой оптимист в этом плане.

С. КОРЗУН: Мы привыкли говорить, что российское государство имеет очень мощные рычаги управления бизнесом, но вот в связи с этими санкциями и с отключением ряда банков от систем мировых платежных, возникает вопрос о том, как это вообще устроено в мире. Американское правительство федеральное, на ваш взгляд, вот замешано в этой истории? Ну, мало того, что оно объявило о санкциях, и значит, частные компании, насколько я понимаю, компании, там, владельцы этих платежных систем, были вынуждены автоматически следовать указаниям того самого «вашингтонского обкома», как принято говорить, в кавычках, среди журналистов?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, на самом деле нет, это нельзя сказать, нельзя исключить то, что вообще все страны имеют все равно, любая власть имеет определенное влияние на бизнес. Имеет, потому что он зависим, в любом случае зависим. Кто-то зависим определенным образом, он имеет финансовые взаимоотношения с властью, я имею в виду, когда работает на каких-то подрядах, кто-то получает заказы, на кого-то можно воздействовать правоохранительными органами, там, или налоговой системой. В некоторых странах больше, в некоторых – меньше. Вот мне сейчас, мы там обсуждали вопрос, что в Канаде это в большей степени, в Америке – в меньшей степени. В Германии в большей, во Франции в меньшей. Ну, и так далее.

С. КОРЗУН: А Россия где, вот если…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Россия, где-то, в России достаточно высокий уровень, да, влияния власти на бизнес. Достаточно. Но в любом случае, опять-таки, мы призываем именно к мудрости всех правителей, потому что надо же смотреть на пару шагов вперед, кто что теряет. В данной ситуации, в России много американских компаний, достаточное количество, и европейских. И очень многие из них, ну, в подавляющем большинстве, достаточно удачливы. Конечно, есть случаи, но не много, во всяком случае, к счастью, получается, то давление, которое может власть оказывать на российскую компанию, она воздерживается оказывать на иностранную компанию. Из-за этого они достаточно удачливы, и они являются нашими большими пропагандистами. Следовательно, вот этот вопрос, мы вот устраиваем круглые столы, общаемся, ну, там, я возглавляю, допустим, РусБренд, где 55 крупнейших компаний, там, владельцев брендов на российской территории, вот, и это крупнейшие компании сегодня, здесь работающие на потребительском рынке и так далее. Так что, они большие патриоты России, большие, они готовы работать, они готовы воздействовать в политическом плане на свои власти местные, чтобы как-то решать вопрос мирным путем. Это большое дело. Вот в надежде на это тоже хочу вот сейчас собрать опять-таки группу американцев, потому что я еще возглавляю Российско-Американский деловой совет, я думаю, на Петербургском форуме мы опять соберемся, будет у нас много людей, и опять-таки мы сделаем уже определенное заявление, что все-таки оградить политику от бизнеса. Оградить, это важно. Я думаю, мы это заявление донесем и до руководителей России, и до руководителей тех стран, с кем мы будем работать и с кем работаем. Это, опять-таки, это воздействует, должно воздействовать, потому что компании крупнейшие – во-первых, работодатели, налогоплательщики, имеют какой-то голос на мировом уровне, ну, и крупнейшие богатейшие компании.

С. КОРЗУН: Около минуты у нас до перерыва, успею еще спросить: а вы как вот российскую часть своего бизнеса страхуете от непредвиденных политических последствий, от решений руководства? Именно тем, что вы участвуете как раз там в круглых столах, там, РСПП, там…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: … этим я не страхую, конечно. Страховать, никакой бизнес невозможно застраховать. А как его можно? Это же ваш риск, вы можете сделать ошибку. От чего можно застраховать? А то, что придет, если, допустим, эта власть или кто-то еще, из власти кому-то не понравится, как вы себя ведете, от этого не смогу застраховать, понимаете, себя и никого. Тут вопрос такой, я просто это делаю по зову своей совести. Я считаю, что у меня это получится. Хотя бы маленькую часть, лепту, я внесу в развитие этого.

С. КОРЗУН: Напомню: Давид Якобашвили, гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Делаем короткий перерыв, уходим на новости и рекламу и вернемся в студию через 5 минут.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Напомню, что в программе «Без дураков» сегодня Давид Якобашвили, даже должность, наверное, скажу: председатель совета директоров корпорации «Биоэнергия». Это главная как бы должность? Или одна просто из многих…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, конечно, это одна из немногих. Я сейчас все-таки переориентировался, и главное для меня – это мой музей, который я строю, так что, вот у меня такое есть…

С. КОРЗУН: Музейный хранитель – основная должность. Поговорим еще…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: … наследие, да, вот, то, что я хочу построить, это мечта моей жизни, так что…

С. КОРЗУН: Обязательно поговорим, обещаю. Но сначала хотелось бы несколько уточнений по вам лично. Я не знаю, секрет это или не секрет, но готовясь к программе, я по многим источникам так и не обнаружил дня вашего рождения.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: 2 марта.

С. КОРЗУН: Известно, что вы родились в 57-м году.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да.

С. КОРЗУН: То есть, это не секрет?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, совершенно.

С. КОРЗУН: Можно, я, к сожалению, там не особо со знаками зодиака дружу, вы там какой знак, может быть, для кого-то это имеет значение.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Рыбы.

С. КОРЗУН: Рыбы. Вы-то сами уделяете этому внимание?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, особого – нет, но мне все равно это, ну, как-то понятно, все-таки есть, какие-то отличия существуют. По знакам зодиака можно отличать темперамент человека, его образ мышления, как-то облик человека выражается, все-таки, ну, как-то вообще.

С. КОРЗУН: Родились в Тбилиси, да? Расскажите два слова о детских годах.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Родился в Тбилиси, вот, учился, учился неплохо, в школе хорошо учился. У нас была биологического наклона школа. Потом вот даже определенное начальное медицинское образование имею, вот. А потом еще в физмат школе учился, тоже неплохо, мне это дало большую помощь в жизни. Потом поступил в Политехнический…

С. КОРЗУН: Подождите, сначала о мечтах школьных. Кем мечтали стать: космонавтом, ученым, математиком, бизнесменом? Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, хотел стать дипломатом, хотел поступать в МГИМО, но ввиду, там, семейного положения и фамилии все-таки не решился этого делать. Потом хотел поступать на биологический в Москве, тоже не решился это делать. И поступил просто в Политехнический институт на промышленное и гражданское строительство. Но то, что меня не особенно все-таки интересовало, ну, в первый попавшийся вуз поступил, потом пришлось работать в силу семейных обстоятельств. Потом бросил, честно сказать, бросил просто… ну, не лень… где-то была лень, конечно, я мог бы успеть. Хотя мне очень много приходилось работать. Я работал ночью в Метрострое чернорабочим, а днем в лаборатории Металлургического института выявляли, там, пожар был какой, там экспертизу делали, пожар был все-таки умышленный или не умышленный. Вот такая. Но все-таки мог бы заочно закончить, но это уже тоже…

С. КОРЗУН: В одном из последних интервью, отвечая на вопрос, вы сказали, что у вас сейчас не так много родственников осталось. А что случилось? Ведь мы привыкли к тому, что грузинская семья – это всегда большая семья.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, у меня сестра есть, вот, сын, есть дядя, есть несколько двоюродных братьев – вот и все, так больше не осталось никого. Большая была семья, но так…

С. КОРЗУН: То есть, в какой-то момент вы стали старшим и взяли на себя, соответственно, ответственность за эту семью, то есть, пришлось, решение было отчасти вынужденное.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Конечно, да.

С. КОРЗУН: А любовь-то к этому делу, к предпринимательству, когда проснулась? Или она была с самого начала?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: С детства. Ну, потому что отец, в общем-то, был, конечно, предприниматель по душе своей, дед был предприниматель, хотя, конечно, судьба была очень жестокая, тяжелая. У деда была судьба тяжелая, он был в свое время, из простых крестьян вышел в сапожники, из сапожников стал миллионером, был поставщиком российской армии во время Первой Мировой войны, поставлял кирзовые сапоги. Даже помню, как он это делал. Умер в 90 лет. Но, к сожалению, судьба так… то убежал в Турцию, вернулся назад. Пока Орджоникидзе был жив, его не сажали в тюрьму, потом, конечно, его посадили, как только с Орджоникидзе расправились, и отца тоже посадили. Все прошло так вот тяжело.

С. КОРЗУН: Вас Бог миловал, лично вас.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, меня, да…

С. КОРЗУН: Хоть все под ним ходим, но так получилось. Но вас-то тоже помотало, в общем, по разным странам…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, я ездил по странам…

С. КОРЗУН: … первое ваше иностранное гражданство же было финское…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Шведское. Финский – вид на жительство.

С. КОРЗУН: Финский – вид на жительство, а гражданство уже получилось шведское. Оно и до сих пор у вас шведское, собственно, вы гражданин Швеции. Двойное гражданство или нет?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Гражданин Швеции.

С. КОРЗУН: Гражданин Швеции. Дает это какие-то преимущества или недостатки сейчас вот?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, я в политику не лезу, мне ничего не надо…

С. КОРЗУН: А дело даже не в политике, ведь в России время от времени как-то ограничивают участие иностранных граждан…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: А в чем? Я занимаюсь бизнесом, больше ничем. Я не занимаюсь никаким бизнесом, который связан с военным производством, в политику не лезу. А дальше выполняю просто по зову совести то, что я должен выполнять.

С. КОРЗУН: Ну, а нефтяной бизнес, в который сейчас включились, ну, вернее, уже некоторое время назад, так вы держались вроде далеко от нефтянки…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Это не нефтянка, это торговля, это торговля. И, опять-таки, на территории России немного, я за пределами России работаю. Я работаю в Грузии, Азербайджане, Армении. Вот. И еще, там, страны Черноморского бассейна. Так что, тут ничего общего с этим самым, опять-таки, поставки чисто и перевалка.

С. КОРЗУН: А вот смотрите, некоторые видные деятели мирового бизнеса из Швеции-то переезжали то в Швейцарию, то еще куда-то. Там, основатель Икеи…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, я, как только приехал туда, началась Перестройка, я сразу же вернулся обратно. Был 88-й год. Я сразу же начал делать, заниматься здесь бизнесом, помогать друзьям, находить какие-то… я еще был советский гражданин, так что, я все это делал.

С. КОРЗУН: То есть, когда Метелицу, там, создавали, это все еще…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, в 92-м году, в 93-м мы ее открыли, а до этого автомобили возили, до этого у меня был бизнес туристический, на автобусах вывозил из Шереметьево транзитных пассажиров, показывали им город. Потом, там, корабль в виде гостиницы первый поставили на Москве-реке, вот. Топляком торговали, потом торговали деловой древесиной, строили паркетный завод. Чего только не делали, если так заглянуть. Автомобили Jumbo эти начал возить, потом в 91-м году получили дилерство Дженерал Моторс. Неоновой рекламой занимались, занимались первыми GPS, нахождением, там, угнанных автомобилей путем установления определенных радиомаячков. Кузни продавали, восстанавливали гостиницу «Метрополь», там, мебель туда ставили, продавали разную мебель, магазины были, даже джинсы Super Rifle продавали на Петровке. Чего только не было. Вот так вот вспомнишь…

С. КОРЗУН: Не жалеете о том, что вот занимались всякой, там, фигней, хотя можно бы было посвятить себя?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете, не было административного ресурса никогда, был ресурс такой, какой был. Приходили люди, приносили какие-то интересные идеи. Иногда они были удачными, иногда неудачными. Тратили на это огромное время, но работали, не покладая рук. В 92-м году начали первый сок выпускать. Тоже не думали никогда, что может из этого что-то получиться, но пошло.

С. КОРЗУН: Там за соком молоко пошло…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: В 94-м году купили вот у Менатепа тогда маленький пакет, потом у московского правительства откупили, потом были целые войны на этой почве, отыграли это все. Ну, и так далее. Вот землями занимались, там, в Горках, коров выращивали, огромное количество коров…

С. КОРЗУН: Два слова о Вимм-Билль-Данн, поскольку одна из самых, в общем, известных ваших компаний. А почему тогда… это в 4-м, что ли, было году? С Данон не… или даже чуть раньше…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, это было еще до IPO, это в 2000-м году.

С. КОРЗУН: Почему с Данон не получилось, а потом вдруг повезло, там?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Они хорошие ребята, но очень тяжелые, тяжело было договориться, не смогли договориться никак. И потом после IPO они купили пакет, но, опять-таки, мы ни о чем не договорились. И так в вялотекущем состоянии все это продолжалось, переговоры, пришли, уже вот в 10-м году пришла крупная компания, сказала, интересуется. И вдруг пришла еще крупнее компания, вот потому что, ну, я встретился как-то с этой женщиной Индра Нуйи, мы с ней в Давосе много раз общались, знакомились, я ей презентацию делал нашей компании. И вдруг у них появился интерес, и они буквально решили, в сентябре приехал ее представитель, она позвонила, приехал ее представитель. В октябре уже в конце приехала она с первооткрывателем компании, и мы договорились, что они покупают. Буквально две недели дью дилидженс, потому что компания была настолько прозрачна, что ничего не требовалось, и благосклонность наших властей, что они были не против продажи компании. Ну, и все состоялось очень быстро.

С. КОРЗУН: Конъюнктура так сложилась, или это действительно вот действия компании хорошие?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Все вместе.

С. КОРЗУН: Там с большой премией, по-моему…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Огромная премия. Все вместе. Конечно, цена была просто… все инвесторы довольны, кто инвестировал в нашу компанию, все были довольны. До сих пор меня встречают и говорят, что одна из самых удачных сделок, которая когда-либо была произведена.

С. КОРЗУН: Сейчас какое-то отношение имеете, хоть одну маленькую акцию?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет-нет, ничего. Она не может быть никакая. Это «Пепси-Кола». Ну, общаюсь с ними, в хороших очень отношениях, мы в одном дворе сидим, там два здания им перешло, два здания у нас осталось. Так что, общение нормальное, хорошее, при нужде какой-то всегда оказываем друг другу помощь. Очень хорошие отношения.

С. КОРЗУН: Понятно. Напомню, в программе «Без дураков» Давид Якобашвили, председатель совета директоров корпорации «Биоэнергия», хранитель и создатель собственного музея, великий коллекционер. О музее сейчас поговорим. Вообще вот какие мужские игрушки у вас есть? Вы всегда вот этой движущейся музыкой, вот этой стариной интересовались?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Вы знаете…

С. КОРЗУН: Либо прошли через период увлечения настоящими машинами, там, вертолетами, самолетами, не знаю, чем?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Не могу сказать этого, это все же из детства приходит. Машины я обожал всегда с детства, я был сумасшедший до машин. Сейчас…

С. КОРЗУН: Большие и сильные?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, конечно, мощные, сильные. Чего только я не делал со своими мопедами, мотоциклами, потом машинами. Запорожец у меня был. В свое время, мне было 18 лет, у меня был горбатый Запорожец, я его собрал, там. И, вы знаете, совершенно случайно, даже не зная, что есть, оказывается, синяя, красная и белая полосы. И у меня через весь верх этого Запорожца шла синяя и красная полосы, а белый он сам был, так что, была еще и белая полоса (смеется). Даже не знал. И по бокам еще такие две полоски. Эта машина, еще, там, на нее поставил жигулевские 06-ые покрышки, широкие покрышки. И у меня был магнитофон в то время, музыка…

С. КОРЗУН: Это в Москве уже?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Это в Тбилиси. На этой машине я мог доезжать до Грозного, я ездил в Чечню очень часто, доезжал до Грозного и обратно. Возвращался, и потом мотор сдыхал полностью, потому что не заводился, приходилось его полностью перебирать, менять клапана, и опять, он опять ехал. Так что, дети, когда видели эту машину, все говорили: папа, папа, посмотри, какая машина! (смеется)

С. КОРЗУН: А потом, когда купили первый Мерседес после какой-то удачной сделки, туда уже не лазили или все равно любили копаться?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, уже… нет, лазил так же, любил копаться. Но этот Мерседес я купил на первую сделку, когда я продал какой-то объем деловой древесины. Это было в 88-м году.

С. КОРЗУН: То есть, еще при советской власти это все было.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, в 88-м году, тогда я привез первый Мерседес, был счастлив, конечно, имел столкновения с местными бандитами по этому Мерседесу, но ничего, отыграл.

С. КОРЗУН: Без последствий, без крупных.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Без последствий.

С. КОРЗУН: Теперь о вашей коллекции. Это замечательно! Опишите ее. Насколько я понимаю, это все, что движется, и производит музыку, и имеет какую-то историческую ценность.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Такой фетиш, да. Потому что я увидел это первый раз у моего покойного приятеля. Очень хороший человек. Это человек, который меня познакомил именно с игровым бизнесом, Билл Линдвалл, такой был человек, швед. Вот. И он собирал коллекцию 40 лет, ему это нравилось. Он богатейший человек был. Он ходил, сам играл, иногда вот выходил на главную площадь в Стокгольме и играл на этом органчике, на одном, на втором, на третьем. Ну, так, развлекал народ. Приходил на свадьбы, его звали на свадьбы, на дни рождения, он не отказывал никогда. Так что, он мне сказал, что дети будут ругаться, если с ним что-то произойдет, и он бы хотел в чьи-то руки это все продать, с условием того, что будет создан музей. Ну, я сказал… потому что, вы знаете, с детства шарманки, органчики, я помню все это, граммофоны, патефоны, послевоенное время, все это я очень хорошо помню. И почему-то такой у меня, значит, ностальгический взрыв наступил, я решил это делать, я с ним начал ездить по разным странам, собирать все эти вещи, покупать на аукционах, собирать у частных владельцев. Вот и собрали, собралась коллекция достаточная. Это граммофоны, патефоны, механические пианино, органы, шкафы музыкальные, симфонионы, графонионы – я не знаю, чего только там нет, огромная коллекция таких предметов.

С. КОРЗУН: Там есть какие-то экспонаты из того, что было у французских правителей…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да-да-да.

С. КОРЗУН: … 15-го и 16-го… Там что, куклы ходящие или шкатулки какие-то музыкальные?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, это автоматоны, есть куклы такие, двигающиеся под музыку. Есть еще такие диковинные шкатулочки, табакерочки с музыкой, с двигающимися также фигурками, принадлежавшие также дворам. Ну, известные люди владели этим, потому что это тогда тоже были достаточно дорогие и затейливые вещи. И русскому двору принадлежали, кто-то дарил, приезжал, всегда дарил. Там, Екатерине дарили то ли часики с двигающимися фигурками и с музыкой, то ли табакерочки также с двигающимися фигурками и с какими-то птичками поющими и так далее. Вот это все есть, я думаю, мне удастся показать это людям…

С. КОРЗУН: Да вы же уже показываете, по-моему…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Я показываю…

С. КОРЗУН: Или это только часть коллекции?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Это маленькая часть, это незначительная часть, потому что там до 10 тысяч предметов, большое количество. Но туда входят еще предметы русского изобразительного искусства и прикладного искусства. Это, значит, русская бронза, серебро, эмаль, ну, также картины некоторые. Ну, вот разные такие вещи столового обихода, там, настольные вещи, настенные. Ну, разные вещи. Все, что возможно в этой сфере, представлено. Так что, очень много направлений, очень много фотографий, 100, 150-летней давности, с членами, там, царской семьи, с известными людьми, с Кавказом. Очень много видов Кавказа, очень много карт Кавказа. Ну, вот всякие вот такие вещи.

С. КОРЗУН: Сами-то прикладывали руки к восстановлению механики? Кстати, вся механика восстановлена, все работает либо есть вещи, которые?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, в основном все работает, потому что у меня хорошие мастерские, у меня люди. Вот здесь по соседству, кстати, мы это делаем, восстанавливаем, люди умеют делать это. Часы особенно, у нас коллекция часов, более 600 штук, и часы с музыкой. С музыкой, с колокольчиками, там. Самые старые часы – 1500-х годов. Есть 19-й век, есть и более современные. Ну, опять-таки, с музыкой, что-то такое. Вот все, что имеет отношение к музыке, к механике. Вот. Есть вещи, собранные по проектам Леонардо да Винчи. Ну, тоже от тех времен все это идет. Очень такие затейливые интересные вещи.

С. КОРЗУН: Что мешает открыть? Уже несколько лет назад вы озвучили идею…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Строительный процесс, он тяжек, как обычно, потому что строили с нуля, я получал разрешение, порядка 6-7 лет только получал разрешение на строительство, очень много было конкурентов, ну, желающих занять место. Место-то прекрасное, центр города, площадь большая достаточно, до 11 тысяч метров. Ну, вот я планировал, как раз вот сегодня мы обсуждали, где-то минус первый этаж, большие достаточно помещения, где будут крупные предметы. Есть орган, там 8 метров длиной, 5,5 высотой, есть другой орган 6 на 6 и 4, такие вот. Будет интересно. Я думаю, буду устраивать вечера музыкальные, люди будут приходить, с удовольствием слушать. Одной музыки более 30 тысяч. Это роллы, это пластинки, это цилиндры, это всякие носители музыки.

С. КОРЗУН: Вы будете финансово всегда поддерживать эту инициативу, либо она каким-то образом должна, ну, хотя бы, там, частично окупаться за счет билетов входных? Будет это платный вход?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Это не будет платный вход, потому что даже вот я вчера читал, что Витя Вексельберг поставил цену 1 100 рублей – это не оправдываемо, никак, его никак не покрыть, этого расхода, а ответственность огромная, возьмешь деньги – уже ответственность определенная. Лучше я бесплатно буду это делать.

С. КОРЗУН: Оставите кому-то, кто-то интересуется еще из детей, там, например, вот этими вещами?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Все интересуются. Вы знаете, вот любой человек, который приходит, я даже не ожидал, огромное количество людей, которые вот приходят смотреть эти вещи, вот я устраиваю показы в Музее декоративно-прикладного искусства, мы дружим, вот. Огромное количество людей приходит, смотрит. Это настолько людей делает детьми (смеется), возбуждает в человеке столько детских положительных эмоций, люди становятся добрее. Вот увидев это и услышав это, все станут добрее. Я считаю, что если я смогу лепту внести в это и сделать мир чуть-чуть добрее, то я буду счастливым человеком.

С. КОРЗУН: Когда планируетесь открыть, все-таки завершить работы? Или пока сложно сказать?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Надеюсь, в будущем году.

С. КОРЗУН: То есть, в 15-м году.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Надеюсь, надеюсь. Потому что все готово, но там не хватает, энергетики пока не хватает, электроэнергии, то есть, ну, электрика не проведена, не закончено отопление, кондиционирование, ну, и всякая косметика. Опять-таки, много вещей. Я даже не ожидал, что со столькими вещами приходится столкнуться. Просто музей получается золотой (смеется).

С. КОРЗУН: Такая сложная коллекция требует наверняка огромного времени и внимания. Со всеми вашими бизнесами как успеваете? Либо уже на многих бизнесах, там, помощники работают, проверенные люди?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, нет. Ну. так как-то вот запряжен уже, и мне нравится, я иду в этой колее, ну, вот тащу эту лямку.

С. КОРЗУН: Что с детьми? Они же не в России. Ну, собственно, и супруга ваша во Франции, насколько я понимаю. Сын, кажется, в Америке, да? Встречал упоминание об этом…

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, сын в Америке, заканчивает институт в этом году.

С. КОРЗУН: Чем будет заниматься там?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Бизнесом.

С. КОРЗУН: Гуманитарий? Нет? Бизнесом?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Он гуманитарий, но он будет бизнесом, ему нравится бизнесом заниматься.

С. КОРЗУН: Вы ему свой бизнес будете передавать какой-то?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Ну, я надеюсь, он сам посмотрит, как ему. Я его не насилую в этом плане. Как он считает нужным, так пусть делает. Ну, ему интересно.

С. КОРЗУН: То есть он не так: папа сказал – надо сделать?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, ну, я демократичен очень, это он должен сам прийти к этому, ничего насильно не бывает сладким.

С. КОРЗУН: По-прежнему полжизни в воздухе, да? Даже история говорит о том, что у вас были когда-то два собственных самолета, но вы сочли, что это невыгодно, поэтому просто арендуете теперь.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, я арендую. Это не выгодно, ну, это не интересно. Я не люблю, жутко обижаюсь, когда меня обманывают (смеется).

С. КОРЗУН: Два вопроса, которые могут показаться некорректными, но, в общем, любопытно как-то, разные сведения о вашем состоянии в разных источниках. Где-то приводит, там, грузинское издание, которое считало самых богатых грузин, у вас было, типа, 3 миллиарда, по другим источникам, там, чуть-чуть меньше миллиарда. Вообще-то, честно вот, миллиардер или нет? Как вы оцениваете?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Я не знаю, я не могу сказать. Очень тяжело, вы знаете, это все настолько эфемерно, знаете, настолько эфемерно, да? Главное, душой быть богатым, а это все настолько быстро уходит и приходит… Может прийти, а может улететь за один момент, вообще ничего не стоит. Так что, тут сказать, что миллиардер – это не существенно, я думаю. Не отличается жизнь, имея сто миллионов, или миллиард, или два миллиарда, она ничем не отличается, вы от себя убежать не можете.

С. КОРЗУН: А никогда не было желания вот стать здесь в этом хотя бы вот самым-самым первым?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, нет, у меня нет таких амбиций, первым невозможно стать, это исключено. И зачем? Зачем? Опять-таки, я говорю, качество жизни не изменяется ничем.

С. КОРЗУН: А для вас главное именно это?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да.

С. КОРЗУН: То есть, не увлечение, не ваш интерес, там, к бизнесу, к предпринимательству, не желание опережать конкурентов, а именно качество вашей жизни?

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, не обязательно. Я говорю, качество жизни не изменяется, а опережать, конечно, хотелось бы опережать. У меня были компании, которые были лучшими, правильно? Вимм-Билль-Данн на своей стезе была лучшая компания. Если взять, там, Метелицу – в свое время была лучшая компания. Там, Тринити Моторс была лучшей компанией. В какой-то момент времени. Но сказать, что самой-самой – нет, но это были интересные всегда компании, на них равнялись, заимствовали, люди заимствовали наш образ, наше поведение, наш стиль работы и так далее. Так что, это тоже хорошо, мы вошли как-то в историю в этом плане, начиная с ничего, с ровного места. Так что, тут нельзя сказать. Никаких у меня таких амбиций нет, что самым-самым. Живем мы все просто, и жить надо просто и попроще. Миллиарды – это все, знаете, настолько это все относительно. Людям нравится слышать об этом, я считаю, что надо об этом говорить, потому что люди должны стремиться к успеху. Все люди должны стремиться вот на чужом примере к успеху, надо стремиться. Ну, а там дальше, там, говорить, что вот тот богаче, беднее, он чем-то лучше… Человеческим надо отличаться.

С. КОРЗУН: Мериться не этим.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Да, не этим мериться.

С. КОРЗУН: Последний, совсем коротко, тоже вопрос провокационный, можно сказать. В общем-то, когда видишь, что бизнес можно построить разумно, а в государстве не все кажется разумным, вот можете вы зарекаться от того, что никогда-никогда в политику и вот в эти?..

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Нет, ну, вот этим я совершенно огражден, политику – это точно огражден. Я не знаю, политика, может быть, хотя то, чем я занимаюсь, там, хочу наладить отношения и хочу выстроить отношения с нашими оппонентами даже или, там, с коллегами – это да, может, и политика. Но это не та политика, о которой мы говорим, там, использовать свои политические резервы, там, в обогащении – это не то совершенно.

С. КОРЗУН: Ну что ж, спасибо вам огромное за этот разговор. Напомню, в программе «Без дураков» был Давид Якобашвили. Всем счастливо и удачи.

Д. ЯКОБАШВИЛИ: Спасибо.

Комментарии

23

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

06 апреля 2014 | 10:11

//Не отличается жизнь: есть сто миллионов, или миллиард, или два миллиарда - она ничем не отличается//

Ну да, разница лишь в количестве скелетов в шкафу.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

killi 06 апреля 2014 | 15:07

//...я говорю, качество жизни не изменяется...//

Лукавство. Чтобы не сказать, холёная ложь. Умышленно или нет господин Якобашвили подменяет понятие "качество" понятием "смысл" жизни.


post_v 05 апреля 2014 | 20:17

Многосторонний человек - в период Советской власти продавал свиней, завозил из Америки машины, занимался туристическими турами для иностранцев, работал в метрострое, во вневедомственной охране, открыл вместе с партнерами салон красоты «Женьшень» в Москве, основал фирму «Тринити-моторс» по торговле автомобилями, был совладельцем развлекательного комплекса «Метелица» в Москве, основал группу «Вимм-Билль-Данн» и т.д.

Живой ответ на вопрос Александра Сергеевича Грибоедова:
"...Где? укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?"

Правда, в монологе Чацкого есть продолжение...


(комментарий скрыт)

06 апреля 2014 | 08:38

Еще один якобы Швили....


(комментарий скрыт)

06 апреля 2014 | 09:53

Еще один якобы Швили....
+++++++++++++++++++++++++++++++++++
Грузинский еврей, очень легко вычисляется в той же Грузии, по негрузинскому корню фамилии....
Одна пурга в его интервью.... расчитанная на слушателя -дурачка, но криминальную битву за Лионозовский молочный комбинат, построенный за государственный счет,выиграл....


funexio 06 апреля 2014 | 11:09

А вот одна из первых фраз: "Я общался с руководителем страны и думаю, что он просчитывает выгоды для бизнесса..." На этом я прослушивание закончил, обломался.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

06 апреля 2014 | 10:09

1. У гроба карманов нет.
2. Все крупные состояния в современной России нажиты преступным путём.
3. С западными предпринимателями у рассеянских никогда ничего не получается, потому что западные привыкли зарабатывать деньги, рассеянские - пилить федеральные и местные бюджеты .
Вывод
О чём трындел Якобы Швили? Да ни о чём.


vit0nix 06 апреля 2014 | 11:12

1. У гроба карманов нет.

А вот тут я с вами не соглашусь, видимо вы давно не пользовались ритуальными услугами, у гроба сейчас очень большие карманы.


vit0nix 06 апреля 2014 | 11:14

"Не отличается жизнь: есть сто миллионов, или миллиард, или два миллиарда"
Да жизнь отличается если у вас пенсия 9т р =)


truthseeker 06 апреля 2014 | 11:40

Хотел бы ответить всем критикам Давида Якобашвили. Лично общался с Давидом в 90-е годы, видел весь процесс развития его бизнеса. Все его успехи связаны с его исключительной работоспособностью и бизнес интуицией. Так что, господа злопыхатели и просто завистники, все что имеет в настоящее время Давид, заработано им огромным трудом и вполне заслуженно.


mega3737 06 апреля 2014 | 11:42

Очень умный человек. Ни повелся ни на какие провокации. Настоящий работяга. Пример для многих бездельников и голодранцев, которые брызжут слюной от злости и зависти.


ren45 06 апреля 2014 | 14:11

Лучше бы Тинькова или Галицкого в программу пригласили.Эти люди действительно построили свои бизнес с нуля.


volodia1998 06 апреля 2014 | 15:04

"Не отличается жизнь: есть сто миллионов, или миллиард, или два миллиарда - она ничем не отличается, вы от себя убежать не можете..." - а в ZOG после какой цифры принимают?:-))


chebotarev1943 06 апреля 2014 | 16:24

Пока шла передача, на Online-TV исчез весь архив "У Корзуна" и сам Корзун, как сотрудник канала.
Что-то новенькое, так при Сталине выметали все следы деятельности "провинившегося" члена команды перед расстрелом.
Когда-нибудь нам объяснят причины опалы?


zemljanka 06 апреля 2014 | 20:16

Успеха. И открытия музея, как запланировано. Отличная передача.


ryabihina_olga 09 апреля 2014 | 15:55

Обожаю передачи которые ведет С.Корзун,но меня тоже интересует вопрос почему он практически исчез из эфира и Onlint-TV ?????????


deskjockey 10 апреля 2014 | 13:03

Да, последняя запись от 4 апреля переименована в "Арена событий", но со старой интрой...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире