'Вопросы к интервью
09 января 2008
Z Контрудар Все выпуски

Анатолий Кучерена


Время выхода в эфир: 09 января 2008, 22:10

НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 11 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы», У микрофона Нателла Болтянская. В программе «Контрудар» сегодня принимает участие адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена, здравствуйте.

АНАТОЛИЙ КУЧЕРЕНА: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Формула программы такова, что работать за меня сегодня придется Вам. Вопросы задаете Вы, но Вам адвокатам не привыкать.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо. Я так и знал, Нателла, что в начале года мне придется работать за Вас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, а чего ж, главное, чтобы зарплату не просили у меня.

А. КУЧЕРЕНА: Нет, бесплатно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот это самое приятное. Итак, те, кто готов отвечать на вопросы Анатолия Кучерены, пожалуйста, присылайте смс сообщения со своими телефонами для номера +7 985 970-45-45. Не забывайте, пожалуйста, код города, если Вы присылаете городской, не московский номер, краткую информацию о себе. Вот у нас на линии есть уже Анна. Сообщила о себе следующее. Ветеран войны. Анна, здравствуйте.

АННА: Добрый вечер.

А. КУЧЕРЕНА: Добрый вечер. Я Вас хочу поздравить с наступившим уже Новым годом. И хотел бы Вас спросить. Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, у нас по закону очень много праздников, очень много выходных, вот именно январских. Как Вы считаете, насколько это вот нужно россиянам? Или, может быть, эти праздники было бы целесообразно перенести на май месяц, т.е. ближе к лету?

АННА: За поздравление спасибо. Меня эти праздники устраивают.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. это нормально?

АННА: Нет, это не нормально. Ко мне приезжают внуки, правнуки, я их всех вижу, слава Богу. И дети тоже. Но меня бы больше устроило, если бы эти праздники были в мае.

А. КУЧЕРЕНА: В мае. Все-таки летом можно и на грядке поработать.

АННА: Ну, у меня проблема грядки не стоит. Мы хоть и живем в коттеджном поселке, но это не моя проблема. Меня больше устраивает май, поскольку я участник войны, и муж у меня участник войны. Мы могли бы куда-то съездить, с кем-то пообщаться. Ну, и в принципе, мне кажется, это логичнее. Потому что вот то, что я вижу даже вот в нашем чертовом элитном поселке, это вот пьянство с утра до вечера, и с вечера до утра постоянное.

А. КУЧЕРЕНА: Вот поэтому я и задал Вам этот вопрос. Потому что …

Н. БОЛТЯНСКАЯ: С тем же успехом могут пить и в мае, Вы же понимаете.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, там хоть что-то можно сделать.

АННА: Вы знаете, нет. Потому что в мае находится… сейчас даже на лыжах нельзя выйти. Вот я не знаю, вот кто был за городом, посмотрите, какой снег лежит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так снега нет.

АННА: Нет, у нас есть какой-то серый. Мы вот на 6-м километре по Новой Риге, у нас что-то есть типа снега. Ну, каток залили. Ну, полупьяный, он уже две сломанных руки и несколько разбитых носов.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, и еще можно один вопросик? Ответите?

АННА: Да, конечно.

А. КУЧЕРЕНА: Вы ветеран войны, прошли достаточно серьезную школу жизни. Скажите, пожалуйста, вот на сегодняшний день, что касается заботы о Вас со стороны социальных служб, со стороны государства. Насколько оно качественное?

АННА: Анатолий, мне сложно сказать.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, вот по Вашему опыту.

АННА: Сейчас объясню. Я с 53 по 78 год была членом Московской городской коллегии адвокатов. Я женщина небедная.

А. КУЧЕРЕНА: Да, очень приятно.

АННВ: У меня муж человек небедный. Вся проблема в другом. У нас пенсия за 12 000. т.е. в общем, по общепринятым меркам, это приличная пенсия. По меркам европейским, она ничтожная. Нас это не касается, поскольку у нас пятеро детей. И дети, мягко выражаясь, тоже не бедные. Мы живем на их обеспечении.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, т.е. помогают дети.

АННА: Да. А вот судя по соседям по городской квартире, даже ветераны войны, это, конечно, безобразие. Потому что когда ветераны войны дарят, допустим, на 9 мая бутылку водки. И от «Единой России», извините, Нателла, я понимаю, что «Единая Россия» у Вас популярностью не пользуется, у меня тоже. Одеяло, или плед, или пару подушек, то, по-моему, это издевательство. Это, во-первых. Во-вторых, мне в принципе не нравится, когда люди, вот у меня соседке исполнилось 80 лет в городской квартире, мы живем в начале Ленинградского проспекта. Кто-то что-то подарил, «Единая Россия» подарила стиральную машину. Стиральную машину подарила, но без подключения.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, вот по Вашему мнению, какой минимум должен быть, чтобы на самом деле не получить какие-то подачки.

АННА: Не у ветеранах, а как минимум у всех должен быть хотя бы 12 000. Это к тому, что наш народ, вот моего возраста, чуть моложе меня, 60-летние, они не привыкли отдыхать, ездить за границу. Они не привыкли отдыхать ездить куда-то на курорты наши российские, если это не бесплатные путевки. Но для жизни в таком мегаполисе, как Москва, ну, как минимум, 12 000.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. С прошедшими Вас праздниками. У нас на линии Игорь. Сообщил о себе следующее. Я еще раз напомню, что вопросы сегодня задает адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. +7 985 970-45-45. Игорь сообщил о себе следующее: выгнанный из дома и лишенный прописки. Город Питер. Игорь, здравствуйте.

ИГОРЬ: Добрый вечер.

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте, Игорь, с Новым годом Вас.

ИГОРЬ: И Вас так же. С Новым годом.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо. Да, вот как-то даже немножко странно читать «выгнан из дома и лишенный прописки». Вот скажите, пожалуйста, что касается регистрации, сегодня у нас прописки нет, есть регистрация, вот Вы оказались в этой ситуации, Вы считаете, что существуют некие бреши в законодательстве, что так легко можно выгнать гражданина России на улицу? И лишить его регистрации. Либо Ваша ситуация, она связана с иными обстоятельствами.

ИГОРЬ: Дело в том, что я развелся с женой. Ну, соответственно, ее семья стала меня просто выживать. Я был вынужден простой уйти на улицу. Только жить в таких условиях было невозможно. А потом оказалось, что ну они, как бывшего члена семьи, просто лишили меня прописки.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. подучается, регистрации Вы лишились на основании решения суда?

ИГОРЬ: Да, да, да, как бывший член семьи. Да, но только об этом я узнал где-то через 2 года. Меня даже не поставили в известность, не вызвали в суд и т.д. Т.е. все решили без меня.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, хорошо, Игорь. Но Вы же можете все-таки обжаловать это решение. Если так оказалось, что решение вынесли без Вашего ведома, таких ситуаций, поверьте, я, как адвокат, знаю достаточно много. Надо просто понять. Была фальсификация документов. Кто-то, может, расписался в получении повестки. Я к примеру говорю. Я не знаю.

ИГОРЬ: Нет, я видел эти документы, я был в суде и видел эти документы. Т.е. ну как бы там (НЕ РАЗБОРЧИВО) повестки в этом деле существуют. Моей подписи соответственно там не было, и не было подписи ничьей.

А. КУЧЕРЕНА: Но Вы готовы обжаловать это решение?

ИГОРЬ: Я бы хотел, конечно, обжаловать решение. Потому что в паспорте у меня все равно регистрация стоит. Не убрали ее. А не получается, без меня меня женили.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, Вы что не верите, что в случае обжалования решения суда Вы выиграете процесс?

ИГОРЬ: Ну, дело в том, что мне сказали, что это довольно-таки тяжело. Я с адвокатом разговаривал. И, во-вторых, это слишком дорогостояще.

А. КУЧЕРЕНА: Это не понятно. Не слушайте, что говорят тяжело. А в жизни что легко. Просто поймите, чем больше нас с Вами будет людей, которые на самом деле будут эффективно отстаивать свои права, понимаю, да. И я с Вами соглашусь, что, наверное, денег на услуги квалифицированного юриста, наверное, Вам, может быть, и не достаточно. Но, тем не менее, попробуйте сами включиться в этот процесс. И я думаю, что в любом случае обжаловать, если исходить из того, что Вы сказали, это решение просто необходимо.

ИГОРЬ: Ну, Вы знаете, я полгода побегал, бился, как горох об стену, и толку никакого. А в этом году я вообще собираюсь (НЕ РАЗБОРЧИВО) за границу, потому что в этой стране я не вижу перспектив, тем более, мне, как инвалиду.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, тем более, Вы еще и инвалид. Так что я думаю, что здесь вы можете обратиться к коллегии адвокатов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А бывшую жену будет защищать хороший адвокат Кучерена. И все. И привет Игорю.

А. КУЧЕРЕНА: Нет, Ваша жена ко мне пока не обращалась.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эка Вы. Спасибо, Игорь, удачи.

А. КУЧЕРЕНА: Удачи Вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар», +7 985 970-45-45. У нас на линии Александр. Все, что он о себе сообщил, судя по номеру, телефон московский. Александр, Вы с нами, здравствуйте.

АЛЕКСАНДР: Да, я с Вами, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, скажите о себе что-нибудь, а то Вы у нас просто…

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте. С Новым годом, Александр.

АЛЕКСАНДР: Мне без малого 50 лет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но Вы очень хорошо выглядите.

АЛЕКСАНДР: Спасибо. Вы тоже. Я физик по образованию. И в настоящий момент у меня несколько точек и один магазин оптика.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. Вы предприниматель.

АЛЕКСАНДР: Да, мелкий очень.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, скажем, средний.

АЛЕКСАНДР: Да, мелкий совсем.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, пожалуйста, а как вот Вам сегодня заниматься предпринимательской деятельностью?

АЛЕКСАНДР: Вы знаете, в постоянном режиме заниматься-то можно предпринимательской деятельностью. Т.е. она кормит. Она не дает какой-то очень хорошей жизни. Но, по меньшей мере, я могу нормально питаться, нормально одеваться. Я очень люблю путешествовать, раз в два года я могу позволить себе какое-то довольно далекое путешествие на автомобиле. Но стабильности я не вижу никакой. В любую минуту может случиться что угодно. Этот единственный источник дохода исчезнет.

А. КУЧЕРЕНА: Александр, скажите, а что нужно сделать, чтобы вот это что угодно не случалось. Я понимаю, я разделяю Вашу тревогу, потому что знаю, и иногда задаю себе вопрос, смог бы ли я заниматься, допустим, бизнесом. Не важно, мелким, средним крупным. Наверное, нет, потому что понимаю, что кто угодно может прийти, и кто угодно может потребовать документы, это в лучшем случае. А в худшем случае потребовать еще и денег за то, что Вы там занимаетесь.

АЛЕКСАНДР: Ну, обычно сначала документы просят, а потом деньги.

А. КУЧЕРЕНА: Вот что нужно сделать?

АЛЕКСАНДР: Независимый суд. Он должен быть действительно независимый, он не должен назначаться.

А. КУЧЕРЕНА: А, может быть, это проблема в нашем в самом человеческом, в морали. Потому что, понимаете, суд-то можно реформировать, шлифовать сколько угодно. Но вот есть качество, качество человека.

АЛЕКСАНДР: Понимаете, в чем дело. Вот сейчас некуда броситься. При советской власти можно было хоть в райком парии пойти.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. можно было где-то защиту найти.

АЛЕКСАНДР: Т.е. ну хоть куда-то, где бы разобрались по справедливости. Ну, куда сейчас? В райком «Единой России»? Это та же власть. Вот если бы был независимый, избираемый жителями, людьми суд, который боялся бы, что его через 2 года не переизберут, потому что вот дела, которые рассматривал этот судья, и вот, как он судил. Ну, видно, что он коррумпированный, что он продажный, что он там за квартиру, не знаю за что работает, оказывается, а не судит. Его не изберут. Если хотя бы вот эта маленькая, независимая от власти ячейка появилась, было бы хоть куда броситься.

А. КУЧЕРЕНА: И все-таки, Александр, наверное, еще кроме суда, я с Вами абсолютно согласен, наверное, еще нужен, если так можно сказать, ликбез правовой для граждан России. Потому что мы иногда попадаем в те или иные ситуации, мы не знаем, как себя вести, что сделать, как написать грамотно заявление.

АЛЕКСАНДР: Конечно.

А. КУЧЕРЕНА: Это тоже очень важный вопрос. И, кстати, этому я очень много уделяю внимания последние несколько лет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А как грамотно написать заявление, если Вы реализовываете свои конституционные права, а Вас дубинкой по морде.

А. КУЧЕРЕНА: Дело в том, что мы реализовываем свои конституционные права, но что такое судопроизводство. Это все, безусловно, потом выстраивается на доказательствах, на показаниях свидетелей и ряде других обстоятельств. И как это все будет преподнесено с той или с другой стороны…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не вопрос, как преподнесено.

А. КУЧЕРЕНА: От этого и зависит решение суда. Понимаете, это целая проблема. И я разделяю, конечно, вашу тревогу по поводу того, что защиту сегодня найти практически не реально. Хорошо, если на Вашем пути окажется порядочный милиционер, порядочный адвокат, судья, прокурор, это очень хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы место, главное, подскажите, где они водятся.

АЛЕКСАНДР: На это трудно надеяться.

А. КУЧЕРЕНА: На Остоженке.

АЛЕКСАНДР: Сегодня приходится надеяться, что удастся во время откупиться.

А. КУЧЕРЕНА: Вот это вот беда, Александр, потому что…

АЛЕКСАНДР: (ГООВРЯТ ВМЕСТЕ) поднимется слишком высоко. А на уровне рядового какого-нибудь товарища, он возьмет немного.

А. КУЧЕРЕНА: Александр, это беда, потому что мы тем самым нашим детям вкладываем уже, вот сегодня, что милый, дорогая, ты должна иметь деньги, потому что в противном случае, если, не дай Бог, что-то случится, ты не сможешь откупиться. Вот в чем проблема. И это из поколения в поколение переходит. Хотя я Вас понимаю. Я Вас не могу осуждать, что Вы именно так думаете. Но, к сожалению, мы имеем…

АЛЕКСАНДР: Если бы было куда броситься, не стал бы я давать ему.

А. КУЧЕРЕНА: Это правильно.

АЛЕКСАНДР: Но ведь некуда. Ведь пойдешь ты в суд, ну, ясное дело, что судья позвонит и спросит, в чем дело.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или судье позвонят. Спасибо, Александр.

А. КУЧЕРЕНА: Александр, с Новым годом, да, удачи Вам, до свидания.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот Вам свежачок-с. Виктор у нас на Линии: сужусь с ГИБДД. Виктор, здравствуйте.

ВИКТОР: Добрый вечер.

А. КУЧЕРЕНА: Добрый вечер, Виктор, с Новым годом.

ВИКТОР: Вас так же с прошедшими со всеми.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тяжело у Вас, видимо, проходит этот процесс.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо.

ВИКТОР: Да, он не то что…

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, да, Виктор, Вы знаете, что внесены изменения в административный кодекс. Уже второй этап у нас вступил новых изменений в законодательство с 1 января. Первый у нас был в прошлом году, и еще один этап у нас с 1 июня 2008 года. Вы знакомы с теми изменениями, которые вошли в административный кодекс?

ВИКТР: Да, знаком. И так, мягко говоря, я так немного в шоке. Потому что дело в том, что многие сейчас такие какие-то нарушения рассматриваются в суде. И суд однозначно, вот я сужусь с ГИБДД. Там не слушают ни моих доводы, ни свидетелей. Там однозначно женщина судья встает на сторону ГИБДД. И это видно по ее выражению, что это не обсуждается. Т.е. водитель становится практически бесправный.

А. КУЧЕРЕНА: Если коротко, ДТП в чем?

ВИКТОР: Да, не ДТП. Это просто они стояли около меня около двора, эти гаишники. Там три машины собралось, вот так вечер, 7 часов перед Новым годом. А они там, ну, такие знаете, такое ощущение, как в фильмах раньше показывали полицейские, она вот стоят, гогочут там. Ну, я им сделал замечание. Они мне написали, что я не так выехал со двора.

А. КУЧЕРЕНА: И в итоге составили протокол.

ВИКТОР: Да, что две сплошные. Хотя я выехал со двора, поворот налево. Он мне пишет. И если даже считать, что я не так выехал, часть там не та. Там часть под штраф идет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А Вы протокол то подписывали?

ВИКТОР: Ну, я написал, все, что я не согласен. Объяснения написал. Ну, женщина судья, может, у нее и прав нет, она далека от этого, вот так.

А. КУЧЕРЕНА: Дело в том, что Виктор, давайте после передачи оставьте тогда свой телефон.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Легко.

А. КУЧЕРЕНА: Не сейчас. Мы когда выйдем из передачи. И если, как Вы говорите, я готов Вам помочь.

ВИКТОР: Здесь дело в том, что как я считаю, для водителей единственный выход, это решать вопрос на месте, сами понимаете, как.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, что, я понимаю, а что были намека какие-то, или требования, чтобы Вы на месте с ними рассчитались.

ВИКТОР: Нет, намеков не было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сказали прямо.

ВИКТОР: Там почти час оформлял протокол этот сидел.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да, в расчете на…

А. КУЧЕРЕНА: А свидетели есть с Вашей стороны, что Вы не пересекали сплошные…

ВИКТОР: Ну, свидетелей нет, но я могу просто пойти да найти их. То, что стояли там местные все. Это в доме во дворе. Да, здесь дело даже и не в этом, я могу месяц и без прав побыть. Но дело в том, что именно вот с этого начинается, с мелких вот эта наша судебная система.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. получается, если я правильно Вас понял, если Вы нарушили закон, Вы готовы нести ответственность, но если происходят такие вещи, хамство со стороны тех же нерадивых сотрудников, то в данном случае, конечно…

ВИКТОР: Да, я согласен нести за нарушение то, которое я сделал, но не то, которое…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но желательно по закону. Виктор, я отдам Ваш телефон Анатолию Кучерене.

А. КУЧЕРЕНА: Да, завтра свяжемся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но, кстати говоря, знаете, мне тут недавно, я попала на одностороннее движение не так давно. И мне долго объясняли мои друзья из-за границы, что когда вводят одностороннее движение, предупредительный знак ставится.

А. КУЧЕРЕНА: Обязательно, как же, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ничего подобного не стоит.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. знака нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Поймали, арестовали, в общем, еле жива ушла.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, отпустили? Все в порядке?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, как Вам сказать, так, чтобы не в эфире.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, хорошие милиционеры, все-таки есть хорошие милиционеры.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Только так, чтобы не в эфире, как Вам сказать?

А. КУЧЕРЕНА: Ну, мы потом тогда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прервемся на новости. Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты. А вот у нас тут Казакова пришла с новостями. Может, чего хорошее расскажет. Хотя вряд ли.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 33 минуты. Вы слушаете «Эхо Москвы». Мы продолжаем программу «Контрудар». Анатолий Кучерена задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы», +7 985 970-45-45 это номер для смс сообщений. У нас на линии город Саарбрюкен, Германия. Студент, юрист. Илья, здравствуйте, Вы с нами?

ИЛЬЯ: Добрый день.

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте.

ИЛЬЯ: Да, да. Я тут

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сейчас он Вам все расскажет.

А. КУЧЕРЕНА: С Новым годом.

ИЛЬЯ: Вас тоже, спасибо.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо. Скажите, пожалуйста, Вы учитесь, или уже закончили?

ИЛЬЯ: Нет, я пока учусь.

А. КУЧЕРЕНА: На каком курсе?

ИЛЬЯ: На втором.

А. КУЧЕРЕНА: А Вы сразу поступили в Германии? Или учились здесь?

ИЛЬЯ: Нет, я сначала учился 4 года в университете в Санкт-Петербурге, потом я поступил уже, ну, или можно сказать, перевелся в университет в Германии.

А. КУЧЕРЕНА: На юридическом?

ИЛЬЯ: Да, да, именно так.

А. КУЧЕРЕНА: У Кропычева? Кто был декан у Вас?

ИЛЬЯ: Нет, я не в Санкт-Петербургском университете учился, не в главном.

А. КУЧЕРЕНА: А, не в главном. Скажите, пожалуйста, ну, хорошо, вот разница ощущается в преподавании, в стиле преподавания? В профессорско-преподавательском составе?

ИЛЬЯ: Ну, если оценивать только качество преподавания, а не оценивать, допустим, сдачу экзаменов, или то, как готовятся люди к экзаменам. То, чем очень удобно устроено преподавание в университетах, это то, что можно все лекции преподавателей, профессоров получить заранее на руки. И не нужно бегать потом, искать. Очень удобно. Практически все лекции распространяются через интренет. Т.е. можно зайти на сайт университета, и скачать.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. это очень удобно, да?

ИЛЬЯ: Я когда столкнулся с этим, подумал, почему в России до сих пор такое не сделано. Это же очень удобно. Потому что буквально все материалы профессоров, которые они студентам своим объясняют, все буквально можно изучить дома.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, Вы, наверное, знаете, я тоже являюсь заведующим кафедры адвокатуры нотариата Московской государственной юридической академии, и мы, у нас в академии тоже ввели уже такую практику. Другой вопрос, что, может быть, технически пока не все так получается, как хотелось бы. Но, по крайней мере, мои лекции, лекции моих преподавателей кафедры мы отдаем. И это все должно быть на сайте. Скажите, пожалуйста, а почему вдруг решили в Германии? Что послужило Вашему отъезду? Может, это не связано именно с учебой?

ИЛЬЯ: Ну, я бы сказал, что это несколько причин имеется. В том числе, конечно же, с учебой, потому что мне хотелось получить европейский диплом о юридическом образовании, который бы котировался и в Европе. Ну, и одновременно, конечно, я думаю, что мои знания и полученное образование в России тоже пригодится. Это будет дополнительным преимуществом при поиске работы.

А. КУЧЕРЕНА: А факультет какой у Вас?

ИЛЬЯ: А факультет юридический (НЕ РАЗБОРЧИВО) юриспруденция.

А. КУЧЕРЕНА: Юридический. А скажите, а кем хочется быть Вам? Адвокатом? Судьей? Прокурором?

ИЛЬЯ: Вообще, я всегда хотел быть адвокатом, еще со школьных лет. У меня было такое большое желание.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, я Вам желаю, чтобы Ваша эта мечта сбылась. Потому что я тоже еще в детские годы мечтал быть адвокатом. И видите как…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не прокурором.

А. КУЧЕРЕНА: Не прокурором. И мне удалось получить статус адвоката. И я очень доволен тем, что я именно адвокат.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Илья.

ИЛЬЯ: Спасибо, до свидания.

А. КУЧЕРЕНА: Вам удачи, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар», У нас на линии город Санкт-Петербург, бизнесмен. Хочу купить гостиницу в Финляндии. Вы можете как-то назваться, уважаемый бизнесмен. Тот ли у нас бизнесмен на линии? Нет, тишина.

А. КУЧЕРЕНА: Мы, наверное, в гостиницу попали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Видимо, задумался человек. Ну, это бывает такое. Ладно, сейчас попробуем позвонить кому-нибудь еще. Тем более что у нас много всяких разнообразных желающих с нами поговорить. Вот, например, такое сообщение: «Жду вопроса по выборам». Сейчас г-н Кучерена задаст Вам вопрос по выборам, которого Вы так добивались. +7 985 970-45-45. Я напомню, что вопросы сегодня в программе «Контрудар» задает Анатолий Кучерена. Очень много попыток получить консультацию… Ало, здравствуйте. Это «Эхо Москвы», как Вас зовут? И почему Вы от нас ждете вопроса по выборам.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр.

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте, Александр, с Новым годом Вас.

АЛЕКСАНДР: Хотелось бы получить Ваш вопрос по выборам, такого порядка.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сразу так быка за рога и никаких с Новым годом.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, Александр нас, видимо, плохо слышит просто.

АЛЕКСАНДР: Я волнуюсь просто.

А. КУЧЕРЕНА: Вы не волнуйтесь. Чего волноваться. Вы спокойно выслушайте мой вопрос. И, я думаю, спокойно ответите на него. Вас какие выборы интересуют? У нас достаточно разные выборы существуют. Ну, давайте я Вас спрошу. Скажите, пожалуйста. Что касается выборов, у нас выборы существуют региональные, у нас существуют федеральные. Вот выборы у нас до избрания депутатов в государственную думу, у нас были региональные выборы. Вот в каком Вы регионе живете?

АЛЕКСАНДР: Я живу в Северной Осетии.

А. КУЧЕРЕНА: Вот у Вас региональные выборы существуют?

АЛЕКСАНДР: Региональные существуют, но у меня такое…

А. КУЧЕРЕНА: Ответьте, пожалуйста, на вопрос. Что касается региональных выборов, выборов губернаторов, у Вас там, по-моему, не губернаторы, у Вас другая должность. Как называется? Президент Северной Осетии?

АЛЕКСАНДР: Да.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, вот Вы участвовали в этих выборах?

АЛЕКСАНДР: Нет.

А. КУЧЕРЕНА: Не участвовали. Почему?

АЛЕКСАНДР: Потому что нет смысла идти голосовать. Это и на «Эхе Москвы» говорят часто.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хотя есть и другие мнения.

АЛЕКСАНДР: Ну, есть другие. Но в частности часто вот это слышу.

А. КУЧЕРЕНА: Александр, ну, вот представьте себе. Вот если у Вас будет тысяча человек с таким же пессимизмом будет относиться: вот я не пойду, потому что я не верю.

АЛЕКСАНДР: Да, не верю, потому что мне не предоставляется информация о прохождении моего голоса.

А. КУЧЕРЕНА: Вы хотите, чтобы была нарушена тайная процедура голосования.

АЛЕКСАНДР: Нет.

А. КУЧЕРЕНА: А как Вы видите предоставление Вам информации?

АЛЕКСАНДР: В центральной избирательной комиссии лежит вариант такой, форма бюллетеня, принять форму бюллетеня, которая предоставляет эту возможность голосователю. Ну, я обращался туда, поэтому и звоню Вам с этой просьбой.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. Вы хотите, чтобы бюллетень был именной?

АЛЕКСАНДР: В кодированной форме.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чтоб человек мог отследить, куда его голос делался.

АЛЕКСАНДР: Чтобы я мог отследить в итогах голосования, не протокол, а именно поименно в кодированной форме.

А. КУЧЕРЕНА: Александр, но Вы понимаете, что тут тоже могут быть проблемы и очень серьезные злоупотребления.

АЛЕКСАНДР: Я извиняюсь, Ваше отчество? Анатолий…

А. КУЧЕРЕНА: Да, можно Анатолий, не обязательно по отчеству.

АЛЕКСАНДР: Анатолий, можно после эфира с Вами связаться. Я бы Вам в двух словах сказал. 5 минут Вашего внимания, 3 минуты Вашего внимания. И все было бы просто. А на сегодня, то, что я предлагал, спрятали под…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, кстати говоря, в Ингушетии сколько там опросили народу? Собрали паспортные данные людей, которые не ходили голосовать.

А. КУЧЕРЕНА: Я не помню.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но там очень приличные цифры получились. При том, что официальные данные 99%.

А. КУЧЕРЕНА: Нателла, ну, проблема, она существует. Конечно, и этой проблемы как бы никто не отрицает сегодня. И Вы знаете, что достаточно активно эта тема обсуждалась и перед выборами в государственную думу. Меня немножко другое волнует. Вот Александр занимает такую позицию: ну, почему я пойду, если все равно я не верб в то, что мой голос сыграет какую-то роль. Но это на самом деле не совсем правильно. Ну, если все так будут думать и нас будет много. И конечно, мы даем возможность нечистоплотным дельцам творить то, что они могут творить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нарисовать 99,9%, да?

А. КУЧЕРЕНА: Надо идти. Даже если ты против, иди.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Продолжаем «Контрудар», У нас на линии Алла. Здравствуйте.

АННА: Здравствуйте. Только меня Анна зовут.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, это значит, Вы закомуфлировали…

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте, Анна. Я поправлю положение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо. Что-нибудь расскажите о себе. А то Вы телефон прислали.

АННА: Вы знаете, я хотела бы задать вопрос о наболевшем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, Вы вопрос задавать не будете в этой программе.

А. КУЧЕРЕНА: Анечка, сегодня я задаю вопросы.

АННА: Хорошо.

А. КУЧЕРЕНА: Вы готовы от меня принять вопрос?

АННА: Да, готова.

А. КУЧЕРЕНА: С Новым годом Вас.

АННА: Вас так же.

А. КУЧЕРЕНА: Где Вы живете, Аня?

АННА: Я живу в Москве.

А. КУЧЕРЕНА: Вы несколько слов скажите о себе? Чем Вы занимаетесь?

АННА: Ну, вот в настоящее время я ухаживаю за ребенком. Т.е. нахожусь в декретном отпуске.

А. КУЧЕРЕНА: А так по профессии?

АННА: По профессии я работала в торговле. Вот последняя моя должность, я управляла оптовыми продажами в компании.

А. КУЧЕРЕНА: Т.е. Вы либо были приняты на работу, либо у Вас был свой бизнес частный?

АННА: Нет, у меня не было частного бизнеса. Т.е. я начинала работать менеджером. И постепенно сделала карьеру.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, вот скажите, ну, вот Вы сделали все-таки карьеру. Т.е. в нашей стране можно сделать карьеру?

АННА: Можно, если очень здорово вкалывать.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, так это хорошо. Хорошо. Как без работы? Без работы, мне кажется, тяжело. Я не знаю, вот эти выходные были почти 10 дней, я не знаю, мне кажется, с ума можно сойти. Ну, по крайней мере, я привык уже в другом режиме работать.

АННА: Ну, у меня сейчас круглосуточный режим работы. Я бы с удовольствием пошла на работу уже тоже.

А. КУЧЕРЕНА: Сколько малышу?

АННА: Год и три месяца.

А. КУЧЕРЕНА: Помогает Вам государство? Помогает Вам муж?

АННА: Муж очень помогает. Что касается государства. Вы знаете, да, 1500 рублей в месяц на ребенка.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, выплачивают хотя бы эти деньги?

АННА: Выплачивает, естественно.

А. КУЧЕРЕНА: Вы готовы стать матерью героиней?

АННА: Ну, Вы знаете, я себя и так считаю матерью героиней, потому что в той ситуации, в которой мы оказались по вине, я считаю, нашего государства в том числе, мы сейчас вынуждены снимать квартиру, хотя москвичи, и есть свое жилье.

А. КУЧЕРЕНА: Почему?

АННА: Потому что государство не защитило.

А. КУЧЕРЕНА: А в чем проблема?

АННА: Проблема была в том…

А. КУЧЕРЕНА: Нателла, я нарушу немножко принцип.

АННА: Что противоправные действия со стороны второго сособственника, и мы вынуждены были съехать с квартиры буквально накануне моих родов.

А. КУЧЕРЕНА: А у Вас квартира, что, коммунальная была?

АННА: Нет, почему, квартира была приватизирована. Два сособственника в равных долях. Один сособственник жил один, а второй, это мой муж, у него семья, 4 человека нас. Я, он и двое детей. Вот второй недавно родился.

А. КУЧЕРЕНА: Так что лишили доли…

АННА: Нет, не лишили доли. Просто были приведены посторонние доли. Знаете, как так выживают людей из квартиры. Просто второй сособственник был против, чтобы мы там проживали.

А. КУЧЕРЕНА: Ужас.

АННА: И милиция ничего не сделала.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, вот тут есть вопрос. Что касается милиции, они боятся иногда вмешиваться.

АННА: Они боятся. И даже на суде они признались. И суд нам тоже не помог, отказал нам в определении порядка пользования. Что я собственно хотела у Вас спросить.

А. КУЧЕРЕНА: А как может такое, если у Вас есть документы, и Вы подтверждаете, что Вы являетесь собственником той части квартиры. Я так понял, там что-то с наследством связано.

АННА: Да, это по завещанию два брата вступили в собственность трехкомнатной квартиры. Там две комнаты одинаковые, и одна побольше.

А. КУЧЕРЕНА: А очень коротко. Почему суд отказал?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, очень коротко, потому что…

АННА: А мы не знаем, почему суд отказал, потому что более полутора месяцев нам не выдают решения на руки.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, вот не знаю, очень сложно мне дать консультацию, потому что надо знать все-таки нюансы, боюсь ввести в заблуждение.

АННА: Ну, вот вообще в принципе суд имеет право отказать в определении порядка пользования?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Насколько я понимаю, нет.

А. КУЧЕРЕНА: Не имеет права. Если у Вас подлинные документы, и Вы подтверждаете, что Вы являетесь собственником. Конечно же, нет. Поэтому в этой ситуации я все-таки советую обратиться к адвокату, если вдруг нужна будет помощь, Миусская площадь, дом 7 строение 1 Общественная палата РФ, напишите, и я постараюсь найти Ваше обращение, проконсультировать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот еще одна, судя по всему, трагедия. Елена из Москвы. На коляске, была сбита автомобилем. В прошлом журналист. Елена, Вы с нами? Здравствуйте.

ЕЛЕНА: Да.

А. КУЧЕРЕНА: Да, добрый вечер, Елена, с Новым годом Вас.

ЕЛЕНА: Спасибо. И Вас тоже.

А. КУЧЕРЕНА: Спасибо. Вы сейчас инвалид, судя по сообщению…

ЕЛЕНА: Да, но я работаю.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, пожалуйста, а что произошло в двух словах очень коротко.

ЕЛЕНА: Ну, в двух словах я шла с работы, меня сбила машина.

А. КУЧЕРЕНА: На пешеходном переходе?

АННА: Да, женщина, как решили люди, купила права, видимо, за месяц до того. Потому что на суде она сказала, на вопрос, где училась, она ответила : не помню.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, вот решения суда. Вы же прошли все эти процедуры. Я так понимаю, закончилось, да…

ЕЛЕНА: Вы знаете, я ничего не проходила. Я хочу сказать, что хотя суды были, уголовное дело, оно было закрыто. Т.е. была амнистия. Это был 2000-й год, была огромная амнистия.

А. КУЧЕРЕНА: Какой степени тяжести был причинен вред Вам?

ЕЛЕНА: Высокой степени тяжести. У меня 1 группа 3-й степени.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, прошли судебные процессы. Как Вы считаете, справедливые…

ЕЛЕНА: Т.е. у меня сломан позвоночник. Уж если так…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ничего себе.

А. КУЧЕРЕНА: Было уголовное дело. Какой приговор?

ЕЛЕНА: Оно закрыто было по амнистии.

А. КУЧЕРЕНА: П о амнистии в зале суда?

ЕЛЕНА: Нет, я не была в зале суда. Я была в больнице. Я год лежала…

А. КУЧЕРЕНА: А кто-то был от Вас, представитель Ваш?

ЕЛЕНА: Да, конечно. Адвокат. Это все это (НЕ РАЗБОРЧИВО) перфект. Потом состоялись гражданские суды. И они там мне присудили уйму денег, которые, кстати сказать, при знакомстве все спрашивают: она вообще что-то платит? Ничего не платит.

А. КУЧЕРЕНА: А судебные приставы работают?

ЕЛЕНА: Взыскать невозможно.

А. КУЧЕРЕНА: Судебные приставы работают?

ЕЛЕНА: Судебные приставы самоустранились от этого дела.

А. КУЧЕРЕНА: Вот я бы посоветовал Вам все-таки, не смотря на то, что все говорят, как правило, что нет денег, нет недвижимости, нет ничего.

ЕЛЕНА: Да, да.

А. КУЧЕРЕНА: Я бы Вам посоветовал быть понастойчивее с судебными приставами и исполнителями. Не оставляйте их в покое.

ЕЛЕНА: Спасибо большое за совет. Честно говоря, я на это вообще махнула рукой. И проще заработать деньги, чем их взыскать.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, хорошо, какой выход тогда, Елена?

ЕЛЕНА: Выход, понимаете, я одна живу. И здесь нужен какой-то ходатай, причем очень упорный, вот и все. А у меня такого ходатая нет, родители старые, семья развалилась.

А. КУЧЕРЕНА: Елена, ну, все-таки Вы зря. Не опускайте руки.

ЕЛЕНА: Нет, я не опускаю руки. Но вот, между прочим, кроме справедливости суда, а суды были очень справедливые.

А. КУЧЕРЕНА: Все-таки были справедливые суды.

ЕЛЕНА: Нужна все-таки система, на самом деле, наказания. Потому что вот за эту как бы трагедию платит кто угодно, только не тот человек, который вообще это натворил. Вот это точно совершенно. На пенсию прожить сложно, как Вы понимаете. Ну, у меня, слава Богу, я еще и редактор, я могу дома работать. Что я и делаю.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, я Вам желаю удачи. И все-таки я бы на Вашем месте не отступал. Если вы тем боле говорите, что суды были справедливые, качество…

ЕЛЕНА: Суды были справедливые. Есть решение. Она признала свою вину. Чтобы амнистировать…

А. КУЧЕРЕНА: Вот поймите, если у нее сегодня нет денег, они могут появиться завтра.

ЕЛЕНА: Да, у нее есть деньги.

А. КУЧЕРЕНА: Значит, вопрос тогда судебных приставов.

ЕЛЕНА: Есть деньги, и ну человек торгует на рынке, обладает несколькими точками. И там все это переведено, в общем…

А. КУЧЕРЕНА: Ну, в любом случае. Эта стадия, это только судебный пристав и исполнитель, поскольку есть решение суда, и решение суда необходимо исполнять.

ЕЛЕНА: Простите, пожалуйста, уж тогда спрошу. А срок давности по таким вещам есть?

А. КУЧЕРЕНА: Ну, какой может быть срок давности, если вот смотрите, ситуация какая. Получив решение суда, Вы обращаетесь к судебному приставу и исполнителю. Судебный пристав и исполнитель в течение 5 дней предлагает добровольно исполнить решение суда. Если решение суда не исполняется, значит, тогда вступает схема принудительного исполнения решения суда. Почему я сказал, обращайтесь к судебным приставам и исполнителям. В том числе, Вы можете принести информацию судебному приставу исполнителю, если у Вас они имеется по поводу ее недвижимости, по поводу…

ЕЛЕНА: Я поняла Вас. Огромное спасибо. По-моему это много времени отняли просто…

А. КУЧЕРЕНА: Вам удачи.

ЕЛЕНА: Спасибо.

А. КУЧЕРЕНА: Всего доброго. С Новым годом еще раз.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. У нас на линии бизнесмен из Башкортостана, который говорит, что у них нет коррупции. Здравствуйте, как к Вам обращаться?

А. КУЧЕРЕНА: Ну, это хорошо. Мы готовы туда поехать. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Константин меня зовут.

А. КУЧЕРЕНА: Константин, с Новым годом Вас. Мы Вас поздравляем с тем, что у Вас нет коррупции.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Какие-то Вы прямо синие слоны.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, пожалуйста, чем Вы занимаетесь? Борьбой с коррупцией, наверное?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Побороли?

КОНСТАНТИН: Нет, работаю в нефтехимическом комплексе республики.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, пожалуйста, поскольку Вы сами подсказали тему коррупции. Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, вообще возможно искоренить коррупцию?

КОНСТАНТИН: Я считаю, что не надо искоренять коррупцию. Надо просто просвещать людей. Просто люди должны знать законодательство. Вот, например, к Вам приходит милиционер. На каком праве он к Вам пришел? Где решение суда? Люди просто платят деньги. Люди вообще может, даже не с кем не связаны. У нету связей, вообще, человек просто с дуру пришел, решил зашибить деньги. Пришел и говорит: давай, деньги. А на каком основании?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Константин, слышали Вы одного из наших слушателей, который рассказывал о том, что он сделал замечание гаишникам, которые очень громко разговаривали между собой, а они ему тут же нарисовали правонарушение. Ага?

А. КУЧЕРЕНА: Я могу согласиться с Константином в том смысле, что на самом деле я сегодня уже говорил о том, что надо просвещать людей. Надо помогать людям понимать элементарные вещи. Я не говорю, что надо всем в совершенстве знать юриспруденцию, Этого не надо желать. Но, по крайней мере, элементарные вопросы, но многие не знают, что участкового я, как гражданин, живущий в той или иной квартире, вообще, могу не впустить в квартиру.

КОНСТАНТИН: Да, вообще, никакого права не имеют. Да, вообще.

А. КУЧЕРЕНА: И я буду прав. Потому что в квартиру можно впустить только тогда, когда есть санкция суда. А у нас же люди очень наивные. Приходит человек в форме, в глазок посмотрели. А, фуражка вроде бы есть. И мы стремимся сразу открыть задвижку, чтобы запустить его в квартиру. А, может, это и не участковый. Может, это переодетый, там, я не знаю.

КОНСТАТИН: Да, я вот хочу рассказать, например, про налоговую инспекцию. Вот говорят: налоговая инспекция, налоговая инспекция. Да, мы эту налоговую инспекцию, знаете, как судим. НДС не взыскиваем миллиардами рублей.

А. КУЧЕРЕНА: Согласен. И я знаю много таких. Поэтому я с Вашей позицией абсолютно согласен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Образовывайтесь, чтобы не давать простору коррупции. Я благодарю Константина. Но с другой стороны, очень часто, например, сотрудник дорожной полиции останавливает Вас не для того, чтобы пресечь правонарушение.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, такие факты тоже есть. Нателлла, я должен все-таки сказать, что все-таки проблема это, прежде всего, это кадровая проблема, это связано с тем, поверьте…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Что у нас нет для Вас другого народа.

А. КУЧЕРЕНА: Что у нас нет другого народа. И что мы имеем то, что мы имеем сегодня, помним это крылатое выражение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Таня, физик, судя по номеру, из Москвы. Не ошиблась я, здравствуйте.

ТАНЯ: Здравствуйте.

А. КУЧЕРЕНА: Здравствуйте, У нас очень много физиков сегодня.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как наши физики проспорили…

А. КУЧЕРЕНА: Я чувствую, мы будем говорить о нанотехнологиях. С новым годом Вас, Татьяна.

ТАТЬЯНА: С Новым годом Вас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: F=ma?

А. КУЧЕРЕНА: Вы всю жизнь занимаетесь физикой?

ТАНЯ: Всю жизнь занимаюсь физикой. Я коренная москвичка. У меня такая ситуация моя семья в 74 году купили 2-комнатную квартиру…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вы знаете, юридическую консультацию тут все-таки я не дам проводить.

А. КУЧЕРЕНА: Нет, все-таки, давайте. Татьяна, давайте…

ТАНЯ: Понимаете как, получается, что я лишаюсь собственности.

А. КУЧЕРЕНА: Я сейчас Вам задам вопрос, а Вы на него ответьте. Скажите, пожалуйста, ответьте. Как бы так, чтобы меня Нателла не ругала? Чтоб я мог ответить на Ваш вопрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А я Вам микрофон выключу в случае чего, и все.

А. КУЧЕРЕНА: Скажите, пожалуйста…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Телефон от приемника уберите сразу.

А. КУЧЕРЕНА: Да, потому что эхо идет. Скажите, пожалуйста, Вы проживаете в квартире, или у Вас есть дачный участок.

ТАНЯ: Нет, в квартире.

А. КУЧЕРЕНА: В квартире. Она у Вас в собственности?

ТАНЯ: Нет, снесли 5этажку кооперативную и вместо нее дают муниципальную квартиру.

А. КУЧЕРЕНА: Вместо кооперативной Вам предлагают муниципальную квартиру. Ну, Казалось бы, наверное, неплохо, наверное, это улучшение качества жилищных условий.

ТАНЯ: У меня там была собственность. Говорят, что она неправильно зарегистрирована.

А. КУЧЕРЕНА: Кооператив?

ТАНЯ: Как кооператив, да.

А. КУЧЕРЕНА: И что теперь Вам отказывают в предоставлении муниципальной собственности?

ТАНЯ: Муниципальную предоставляют. А собственность, у меня же была собственность.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, хорошо, пусть будет муниципальная. Вы хотите именно получить в собственность да?

ТАНЯ: Ну, да, потому что у меня была…

А. КУЧЕРЕНА: Ну, в таком случае я Вам советую добиваться признания все-таки кооперативной доли своей…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Через суд.

А. КУЧЕРЕНА: Да, через суд. Признания именно собственности. И добиваться, чтобы уже при получении квартиры уже в новом доме, чтобы она тоже была Вам предоставлена в собственность.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я должна Вам сказать, что очень много людей обращаются с проблемами, которые для них, как я понимаю, совершено не разрешимы. Т.е. мы успели обзвонить, там я не знаю, третью часть, если не пятую часть.

А. КУЧЕРЕНА: И так время быстро уже.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, время наше истекает. У меня к Вам вопрос. Ну, хорошо. Кому-то Вы успели дать какой-то совет по телефону, а кому-то ведь нет. И что? И куда им? Судя по этой странице смс, которая передо мной…

А. КУЧЕРЕНА: Я вижу. Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы живем в мире беспредела.

А. КУЧЕРЕНА: Ну, я должен сказать, что, конечно, эта тема, безусловно, она очень актуальная. Тема прав человека. Но в то же время мой опыт работы на протяжении уже многих лет, более того, с 2005 года я веду еще ряд общественных проектов. В частности социальная, так называемая адвокатура в некоторых регионах. В частности, в Брянской, в Челябинской области, в других регионах. И вот этот опыт показывает что, конечно же, беда в том, что у нас люди ногда, как я уже говорил сегодня в передаче, не знают, как правильно себя вести. Как правильно общаться с чиновниками. Какие у человека есть, в конце концов, права. На что он имеет право, на что он не имеет права. И это незнание, оно иногда порождает чудовищные проблемы вплоть до трагедий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но знание собственных прав не всегда ведет к их реализации.

А. КУЧЕРЕНА: Не всегда. Я тоже, Нателла, говоря об этом, я не отрицаю того беспредела, который иногда мы видим и на наших глазах происходит. А беспредел, в том числе, происходит лишь потому, что тот же чиновник, тот же нерадивый милиционер, он злоупотребляет тем, что человек все равно никуда не пойдет. Ну, пойдет он куда-то, все равно не найдет правды. Вот буквально недавно ко мне обратилась студентка академии юридической с заявлением, с мольбой о помощи, потому что ее в Туле просто избили милиционеры. Она студентка уже 4 курса юридического института. И ничего тоже не может сделать. И пришлось мне вмешиваться, как представителю комиссии Общественной палаты для того, чтобы как-то реагировать на эти безобразия.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, в последнее время довольно много избитых милиционерами по разным поводам. Есть забитые насмерть.

А. КУЧЕРЕНА: Есть. Но в то же время я должен сказать, я должен сказать, я знаю эту статистику. Очень много милиционеров привлекают к уголовной ответственности и сажают в тюрьму. Таких фактов тоже очень много, но это не спасает нас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что же вот на этой не самой оптимистической ноте я вынуждена завершить сегодняшнюю программу. Это был «Контрудар». Я напомню, что нашим гостем сегодня был адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Я благодарю всех, кто к нам обращался, и прошу прощения у тех, кто не успел, кому не хватило времени для разговора с Анатолием Кучереной.

А. КУЧЕРЕНА: Да, спасибо. Всего доброго. До свидания.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Новости на «Эхе» прямо сейчас, спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире