'Вопросы к интервью
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». В нашей студии Борис Немцов. Добрый вечер, Борис Ефимович.

БОРИС НЕМЦОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, у нас сегодня не будет «Контрудара». Очень много вопросов к Вам всякого рода. И телефонных, и интернетных, поэтому давайте-ка Вы отчитаетесь.

Б. НЕМЦОВ: Давно пора.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, телефон прямого эфира 363-36-59. Мы будем принимать звонки. Начну с сообщения такого. Сергей, сотрудник милиции: «Борис Ефимович, мне понравился бокс в Вашем исполнении. Детство вспомнилось. Дрались на улицах не часто, но регулярно. Теперь только за Вас проголосую. Желаю успеха». Как Вы считаете, это серьезно?

Б. НЕМЦОВ: Ну, Вы знаете, на протяжении всей кампании, где бы я ни был, во Владивостоке, в Хабаровске, в Ульяновске, в Саратове, в Ростове, в Санкт-Петербурге, меня преследуют хулиганы из Путин юргента. Это такие подленькие нашисты, знаете, такая есть организация «Наши».

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Которые шакалят у иностранных посольств?

Б. НЕМЦОВ: Да, которые шакалят около эстонского посольства, или там еще где, или у грузинского, может, не знаю. Такие подленькие люди, которые все время подкрадываются ко мне сзади, Нателла, всегда сзади, причем. Знаете, всегда сзади. И делают какую-нибудь гадость. То там сетку накинут, то обольют какой-то дрянью, то еще какой-то гадость. Все время сзади так подленько. Я же мужик, я, как мужик, разворачиваюсь, и бью по морде. Да, кстати, никогда, когда эти подлецы так себя ведут, милиции не оказывается. Ни разу ни в одном городе этого не было. Вот всегда как-то милиция, которой мы, кстати, платим, она куда-то исчезает. Она потом появляется через 3 часа. Я мужик, я в принципе очень спокойный и миролюбивый человек. Но я разворачиваюсь, и бью по морде. То, что показало наше путинское телевидение, это как всегда вранье. Они обрезали тот момент, когда они на меня напали сзади подло, и оставили тот момент, когда я бью этого негодяя, кстати, он сегодня, когда я приходил на Петровку, 38…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Зачем Вы туда приходили?

Б. НЕМЦОВ: Требовал освободить Гарри Каспарова. Он сегодня туда приперся. Причем в Красноярске я его видел, потом в Москве. он такой, знаете, состоятельный человек.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Какой поклонник.

Б. НЕМЦОВ: Приходил, там что-то такое, какие-то провокационные вещи выкрикивал. Там, в общем, было много провокаторов, сторонников Путина. Бомжи были, сторонники Путина, вот эти нашисты и т.д. Ну, короче говоря, они всю дорогу меня преследовали. Поэтому, я, как мужик, ему естественно, в рамках самообороны, я естественно ему ответил. Они еще и трусливые, как обычно. Они после этого так стали себя осторожнее вести. так что мне приятно, что… Но, кстати, не единственный вот этот сотрудник милиции, который будет меня поддерживать. Дело в том, что когда нас арестовали в Петербурге ОМОНовцы с таким стеклянными глазами, Никиту Белых, меня и Гозмана. Кстати, Гозману руку сломали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, закрытый перелом.

Б. НЕМЦОВ: Да, закрытый перелом. Гипс ему наложили. Когда арестовали, ОМОНовцы, конечно, были на зверей похожи. Вообще стеклянные. такое ощущение, что они то ли кокаина нанюхались, то ли еще что-то съели такое звериное. Но когда привезли в 16-й отдел милиции Санкт-Петербурга, в принципе милиционеры у меня брали автографы, фотографировались на память. Я им книжку подарил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Подождите, и что? Вот они у Вас взяли автограф, сфотографировались, а теперь садитесь, Борис Ефимович.

Б. НЕМЦОВ: Нет. Дело в том, что когда арестовывали, то арестовывали ОМОНовцы со стальными звериными лицами, а когда привезли в 16-й отдел милиции, там в уголовном розыске люди говорят, нам надо искать преступников и бандитов, а нас на невинных людей заставляют оформлять протоколы. Вот и все. Ну, я думаю, что 16-й отдел милиции, конечно, за Союз правых сил проголосует теперь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

Б. НЕМЦОВ: Так же, как, впрочем, 79-й отдел, где сидел Гозман, и 76-й, где Максим Резник сидел…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Борис Ефимович, но это превращается, еще а хочу передать привет…

Б. НЕМЦОВ: Нет, я не хочу передать привет. Просто хочу сказать, что очень многие сотрудники милиции, их так достало, что им нужно заниматься не свойственными им делами, т.е. политическими какими-то гонениями, что, конечно, они поддержат оппозицию.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Василий задает вопрос. «Готовы ли вы призывать голосовать за другую партию, как единую от демократических сил? Если, да, от за какую?»

Б. НЕМЦОВ: Знаете, я считаю, что если людям не нравится Союз правых сил, пусть голосуют за «Яблоко». А если нравится Союз правых сил, пусть голосуют за Союз правых сил. Фактически в этой гонке участвую всего две демократические партии. Это Союз правых сил и «Яблоко».

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 363-36-59 наш телефон. В нашей студии Борис Немцов. Пожалуйста, Ваши вопросы. Вот вижу звоночек. Ало, здравствуйте. Ало, слушаем Вас. Так, чего-то как-то у нас не получается со связью пока. Ну, ладно попробуем позже. Так, еще один вопрос. «Уважаемый Борис Ефимович, в случае победы Путина, как Вы видите свою дальнейшую судьбу, если Вы не проходите в госдуму. Ведь Вы становитесь не только экстремистом, но и врагом народа».

Б. НЕМЦОВ: Ну, дело вот в чем. Мы не согласны с курсом Путина. Но Путин и Россия это разные вещи. Путин – лидер российской бюрократии. Российских спецслужб. Путин проводит вполне конкретную линию на установление в стране однопартийной диктатуры и установление в стране такого авторитарного капитализма, авторитарного режима. В принципе, его план – это путь в третий мир. Мы не согласны с этим курсом. Мы считаем, что план Путина – это коррупция, кстати, она беспредельно выросла за годы его правления. В 90-е годы мы были на 85-м месте по уровню коррупции, сейчас на 143-м. И этот беспредел произошел именно за 8 лет его правления. За годы его правления в стране уничтожено независимое правосудие. В стране басманное правосудие. Решения принимаются по звонкам из кремля, или из губернаторских офисов. И люди не могут найти правды в судах. За годы его правления ограблены регионы. 70% денег в Москве. 30 регионов, поэтому учитель в Туле 36 000 рублей зарабатывает, а московский под 30, хотя расстояние между Тулой и Москвой всего 160 км. За годы его правления, не смотря на миф об укреплении обороноспособности, разрушена российская армия. В прямом смысле она разрушена. Нн за 7 лет закупил всего 3 самолета для армии. Всего три. Один ТУ 160, и два СУ 34. За 7 лет его управления армией закуплено 60 танков всего. Всего 60 танков. Три подводные лодки, которые в Северодвинске стоят, они стоят без баллистических ракет «Булава», потому что 6 спусков были неудачными. И никто за это не ответил. Я уже не говорю про казарменный бандитизм, про Андрее Сычева с отрезанными ногами и гениталиями. Я не говорю про 150 тысяч бесквартирных офицеров и их жен и детей, которые маются по коммуналкам, хотя должны служить родине. таким образом, он ведет страну в мир бесправия, в мир коррупция, в мир произвола. Это путь в третий мир, мы против. Дальше, мы за то, чтобы соблюдалась конституция. Мы за то, чтобы Россия была правовым государством. Мы за то, чтобы Россия была правовым государством. Мы за то, чтобы Россия была европейским, социально ориентированным, рыночным государством. Если это считается экстремизмом, то тогда я экстремист.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но, помилуйте, я же не тот человек, который теоретически может отдать приказ, например, о задержании Вас.

Б. НЕМЦОВ: Это, кстати, экстремизм, между прочим. Задержание кандидата в депутаты, может быть, только с согласия генерального прокурора. А его не было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так я не генеральный прокурор, Борис Ефимович. Человек, который будет принимать решения о том, что Вы экстремист или враг народа, это не я.

Б. НЕМЦОВ: А кто?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы не мне объясняйте. Ну, я так понимаю, что это будет дежурный назначенец.

Б. НЕМЦОВ: Т.е. у нас такой Сталин второй появляется. Да?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не знаю, Вам виднее.

Б. НЕМЦОВ: Ну, ему далеко до Сталина.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте все-таки попробуем телефон. 363-36-59 наш номер, пожалуйста, звоните, не забывайте представляться. Ало, здравствуйте, слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Александр. Борис Ефимович, я хочу поддержать Вашу точку зрения, высказанную по центральному телевидению по поводу обманутых дольщиков жилья, и особенно в Краснодарском крае, в самом Краснодаре, в городе Анапе тысячи людей страдают от того, что местные власти не хотят строить жилые дома. Скажите, пожалуйста, каким образом можно потребовать от местных властей, чтобы они выполняли свои предвыборные обещания и закончили стройку для людей. В Анапе на Пионерском проспекте, 100 и в городе Краснодаре.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос понятен, Борис Ефимович, прошу. Нет, Вы не снимайте наушники, звонки еще будут.

Б. НЕМЦОВ: Нет, ну, как правило, кампании, которые обещали людям достроить дома, они связаны с властью. Хорошо известно, что землю получить без санкции властей невозможно. И право на застройку без взаимодействия с властями криминального или менее криминального, тоже невозможно. Поэтому для начала, Александр, не надо голосовать за партию власти. Для начала. Второе, у государства достаточно денег для того, чтобы компенсировать тот ущерб, который понесли вкладчики. Достаточно. У нас профицит бюджета 150 миллиардов долларов в стабилизационном фонде, у нас резервы центрального банка 450 миллиардов, так что если по-человечески к людям относиться, а не жестоко, как сейчас власть относится, я Вас уверяю, что вопросы обманутых вкладчиков можно решить буквально в считанные месяцы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Полтора часа назад «Эхо Москвы» бывший советник президента Андрей Иларионов сказал, что с его точки зрения любое голосование на парламентских выборах есть, как бы это сказать, содействие нынешней власти. Не надо принимать участие в лигитимизации нынешней власти. Как Вы это воспринимаете?

Б. НЕМЦОВ: Ну, я уважаю Андрея, но считаю, что он сказал глупость. Полную причем. Дело вот в чем. Что он говорит? Он говорит: сидите дома.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, он говорит: возьмите свой бюллетень. Потом предъявите его власти.

Б. НЕМЦОВ: Я Вам так скажу. Никто там никуда ничего не предъявит. А если Вы бойкотируете выборы, а собственно к этому идет призыв, то это означает, что Вы даете возможность власти вбросить за Вас бюллетень. Проголосовать так, как положено. Дальше, я отчетливо понимаю, что выборы очевидно нелегитимные. Что страна по уровню демократизации, по справедливости выборов очень близка уже к Белоруссии в лукашенковской. Происходит лукашезация России. Или, если хотите, туркменизация России. Мне все понятно. Но в то же время, я считаю, что свой протест, сидя дома, высказывать бессмысленно. Надо идти и голосовать за оппозицию, если ты не согласен с курсом Путина. Если ты доволен всем, голосуй за Путина. Если у тебя есть проблемы, голосуй тогда за оппозицию. И поскольку единственная оппозиция сейчас так получилось, единственный враг Путинского режима, это Союз правых сил, то естественно за нас голосовать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А коммунисты как же?

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, я вот участвовал в дебатах с Харитоновым, он от коммунистической партии. Я ему задал вопрос. Николай Михайлович, дорогой, скажите, а вот национальный проект «Сельское хозяйство» провален? Имея в виду рост цен на подсолнечное масло, на сыр, ан молочные продукты, на хлеб летом. И будущий рост цен на все остальное. Скажите, провален национальный проект «Сельское хозяйство»? За этот проект, за который отвечает Гордеев и Путин, провале или нет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А он?

Б. НЕМЦОВ: Он не ответил, что провален. У меня ощущение, что они договорились. Они договорились. Знаете, вот мы участвовали в дебатах с коммунистами еще и на российском телевидении. Вы удивитесь, но это была прямая трансляция. (НЕ РАЗБОРЧИВО) Маскавичюс вел эту программу. Я так не услышал четкого и ясного ответа, что они против курса Путина. Я этого не услышал. Да, они делают вид на митингах, что они против, но такое ощущение, что они договорились. По крайней мере в дебатах я не услышал такой внятной, четкой позиции, что мы не согласны с курсом, что мы считаем. что надо менять. Что мы против плана Путина. Ничего подобного я не услышал. Не одного слова.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но послушайте. Они сейчас скажут, что они против плана Путина и все.

Б. НЕМЦОВ: Где они скажут?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, где-нибудь.

Б. НЕМЦОВ: Ну, пусть они скажут. Пока не говорят.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. 363-36-59. Наш телефон. Ало, здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Очень рад, что дозвонился. У меня вопрос к Борису Ефимовичу. Зовут меня Михаил, я из Ростовской области. Что Вы думаете по поводу ростовского синдрома? Ваше мнение просто? Суть его, Вы знаете, в следующем…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так, Михаил, к сожалению, телефон от приемника сразу уберите. Потому что что-то Вы у нас с диким эхо идете.

МИХАИЛ: Хорошо, хорошо, убираю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Последняя попытка, давайте. Очень коротко.

МИХАИЛ: Хорошо. Значит, суть ростовского синдрома это 9 из 10 жалоб в Европейских суд для ростовской области. (НЕ РАЗБОРЧИВО) цифра.

Б. НЕМЦОВ: Я понимаю, о чем речь. Речь идет о том, что европейские суды завалены жалобами из России. Россия лидирует по количеству жалоб. И, кстати говоря, практически все иски граждан к Российской Федерации удовлетворяются в пользу граждан. Практически все иски. По-моему, 80%. Это означает только одно, что в России отсутствует нормальное правосудие. Кстати говоря, почему мы против плана Путина. Потому что Путин установил басманное правосудие. Когда в судах правды не найти. И естественным образом суды стоят не на страже закона, не на страже интересов людей, а на страже исключительно исполнительной власти. Поэтому естественно, европейские суды рассматривают дела в пользу граждан, а не в пользу путинского государства. Мы считаем, что нужно сделать вот что. У нас есть в программе СПС очень конкретное предложение – о демонтаже басманного правосудия. Предложение такое: мы предлагаем объявлять импичмент президенту, губернаторам мэрам за давление на суд. Причем либо прямое давление, когда звонок идет от президента, либо косвенное, когда звонки или вызовы идут от кремлевского администрации. Вот одно основание…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А где доказательство?

Б. НЕМЦОВ: Секунду. Вот любой член конституционного суда, например, который заявит, что его вызвал Сурков и сказал, что нужно поддержать решение Путина об отмене губернаторских выборов. Просто один хотя бы судья найдется, это основание для импичмента. Я Вас уверяю, что как только такая поправка в закон…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А все судьи будут Вам покорно говорить: Борис Ефимович, это мне велел Сурков.

Б. НЕМЦОВ: Нет, нет. Я Вам так не скажу. Конечно, будут бояться. Вообще заслуга Путина, в кавыках, в том, что он застращал, запугал страну, это правда. Но хочу про другое сказать. Что если найдется хотя бы один смельчак, а я надеюсь, что в России такие есть, который это скажет, и это будет основанием для импичмента, я Вас уверяю, после этого суд будет отделен от исполнительной власти. Хотя бы один случай случится, не обязательно с президентом, может быть, с губернатором, может быть, с мэром какого-то города, нужен один прецедент, и сразу же у нас в стране будет независимый суд. Это пункт программы Союза правых сил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вот, кстати, вопрос от Дмитрия из Волгограда, какие первые три закона Вы будете продвигать, если пройдете в госудму? Первое заседание.

Б. НЕМЦОВ: Первый закон. Об отмене цензуры. Это даже не закон на самом деле.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А ее нет формально.

Б. НЕМЦОВ: Она не просто нет формально. А она есть в полный рост. Есть топ листы. В эти топ листы включены приличные люди, причем абсолютно разных взглядов. Там и Сергей Глазьев, там и Владимир Рыжков, там, извините, и я. Там человек, который с Путиным проработал 4 года, Касьянов. Там многократный чемпион мира по шахматам, который сейчас томится в тюрьме, да, Гарри Каспаров. Есть топ листы. А как? Надо отменить цензуру. Это первое. Это очень важно. Потому что если цензуру мы не отменим, мы не сможем победить коррупцию.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. Раз.

Б. НЕМЦОВ: Это первое, второе, мы предлагаем направить сверхдоходы от экспорта нефти и газа, в первую очередь Газпрома и Роснефти в пенсионный фонд для повышения пенсий. И далее мы предлагаем создать глобальный пенсионный фонд в размере триллиона долларов с тем, чтобы прибыль от него можно было тратить на повышение пенсий. Этот наш проект, между прочим, без инфляции, без эмиссии, позволит довести размер пенсии уже в ближайший год полтора до 6-6,5 тысяч рублей. И здесь это абсолютно либеральный проект. Конечно, сверхдоходы нефтяных и газовых компаний должны быть направлены на решение социальных проблем. Это второй законопроект. Третье. Мы предлагаем ввести в стране в конце концов выборы губернаторов. Потому что если губернатор не избран, он не может защищать интересы народа. Не важно, мэр Москвы, или губернатор Тульской области или Нижегородской области, когда его изберут, он будет бороться за деньги, он будет отчитываться перед людьми. И он будет бороться за то, чтобы решать их проблемы. А если его назначают в Кремле, то он будет выслуживаться только перед кремлем, и никогда в жизни ни одного вопроса в пользу народа решать не будет. Ему главное на коленях стоять перед начальниками, которые его назначили.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы сейчас прервемся на новости. Я напомню, что сейчас в студии Борис Немцов. И я задам ему вопрос, пришедший смс сообщением, а отвечать на него Борис Немцов будет уже после новостей: «Борис Ефимович, пишет Александр Г. из Томска, — я буду голосовать за СПС… но не хотите ли Вы попросить прощения за прошлые ошибки, как это сделал Борис Николаевич?» На этом месте мы ставим многоточие и уходим на новости.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа и почти 35 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Нателла Болтянская у микрофона. В нашей студии Борис Немцов. итак, насчет прощения.

Б. НЕМЦОВ: Ну, Нателла, напомню. Я 6 лет губернатором работал в 90-е, с 91 по 97-й. Когда приходил, были талоны, голод. Ни топлива у нас не было, ни зерна. На два, ни три дня. Начал свою работу с того, что обратился к людям, чтобы они с ведрами и мешкам и пришли на центральную площадь Нижнего Новгорода, площадь Минина. И потом мы их отвезли на поля, чтобы они остатки урожая собрали. И могли как-то пережить зиму. Область была где—то на 54-55 месте по уровню развития. Когда в 97-м году приходил работать в правительство. Область была уже в первой десятке российских регионов. Так что я не очень понимаю, за что я должен просить прощения, тем более что меня там народ избирал все время. И избирал четырежды. Дальше, в правительство могу сказать, я боролся за то, чтобы Березовский не захватил Газпром. Кстати, Путин так как-то, знаете, в сторонке стоял в это время. Хотя был большим начальником, между прочим, в 90-е годы. Не дали мы ему. Остановили залоговые аукционы в 97-м году. 97-й год был первый год, когда начался экономический подъем. Рейтинг мой, Вы удивитесь, в то время был такой, как сейчас у Путина. Знаете, почему? Потому что пенсии стали платить. Причем при цене на нефть 10 долларов за баррель. Это был год, когда начался экономический подъем в стране. Первый год, между прочим, начиная с 91-го. Могу попросить прощения только за одно, что мы людям не объясняли, в каком положении страна. Что Советский Союз был банкротом. Что страна была на пороге гражданской войны. И что необходимо было проводить очень тяжелые, очень болезненные, но очень нужные для России преобразования. То, что мы не объясняли людям, что мы делаем, это, конечно, наша ошибка. И я считаю, что за это можно попросить прощения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо, тогда еще вопрос. Как Вы прокомментируете, вот только что в новостях информация прозвучала об аресте одного из СПС.

Б. НЕМЦОВ: (НЕ РАЗБОРЧИВО), да. Вы знаете, в Дагестане полный беспредел. Вообще, Кавказ горит. Если бы не цензура, то наша страна бы знала, что Кавказ полыхает буквально. А Дагестане недавно погиб лидер «Яблока» Бабаев. В Дагестане многократно… У нас, кстати, наш коллега тоже был убит в начале года. В Дагестане полный беспредел. Полный беспредел. Там каждый день кого-то убивают. Сейчас этот беспредел еще накладывается на политическую борьбу. Я убежден, что Нуха Нухов там никакого отношения к этим убийствам не имеет. То, что беспредельщики из партии власти не могут навести порядок, это совершенно очевидно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А Вы знаете этого человека лично?

Б. НЕМЦОВ: Нет, я его не знаю, но об этом деле я уже слышал. И сейчас, поскольку прошла из кремля команда везде душить СПС, вот таким варварским образом в Дагестане с нашими коллегами обращаются. Но аресты наших активистов прошли повсеместно. Например, арестовали генерал-полковника, Вы его знаете хорошо, Эдуарда Аркадьевича Воробьева. Как Вам эта история нравится? Главнокомандующего сухопутными войсками вооруженных сил СССР, между прочим. Они его арестовали в Волгограде. Нашего лидера организации в Нижнем Новгороде Олега Репина арестовали. Они повсеместно арестовывают наших активистов. Они на дверях пишут там гроб и крест наших агитаторов. Они ночью звонят, такая власть у нас доблестная. Звонят ночью в три часа и говорят: будете за СПС голосовать или нет? Потом в полчетвертого звонят. Так Вы решили за СПС голосовать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Будете смеяться, мне звонили.

Б. НЕМЦОВ: Вам звонили? И потом контрольный выстрел в 4 часа звонили. Три звонка они делают. Вот так по правилам три звонка.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Причем автоответчик со мной разговаривал.

Б. НЕМЦОВ: Конечно, автоответчик. Нет, это же организовано властью. Это же специальная такая абсолютно хамская, гебельсовская пропаганда. Вам не кажется, что они дошли до полного беспредела. Когда они нашим ветеранам рассылают письма счастья, где пишут, что если Вы придете в офис СПС, Вам дадут дисконтную карту, со скидкой 50%. И Вы в любом магазине Москвы сможете покупать продукты. И несчастные наши старики вынуждены через всю Москву ехать якобы за этими дисконтными картами. Да они же прокляли Путина после этого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А у Вас нет такого ощущения, знаете, вот помните, была такая книжка «Четвертый позвонок, или мошенник поневоле» финского писателя. Ну, вкратце там жена делает очень негативную пиар кампанию мужу, потому что она твердо знает, что плохая реклама – это очень хорошая реклама. Может, это вас так поддерживают?

Б. НЕМЦОВ: Нет, Вы знаете, у них истерика, конечно, они нас, конечно же, не только не поддерживают, они нас считают главными врагами. И когда Путин в Лужниках выступал, он говорил в основном про себя, поскольку он в 90-е годы, как известно, занимал большие должности. Был премьер-министром, начальником ФСБ, но надеялся, что народ поймет, что имеет в виду нас. Почему такая истерика, я Вам могу сказать. Потому что мы единственная партия, которая говорит, что белое – это белое, а черное это черное. И мы единственная партия, которая говорит, что действительно план Путина – это коррупция, это путь в третий мир, это абсолютный беспредел. И это нищета 38 миллионов пенсионеров при цене на нефть 100 долларов за баррель. Мы единственные, кто это говорит. Больше никто вообще. Ни одна партия ничего подобного не говорит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чего-то я слышала такое от Барщевского.

Б. НЕМЦОВ: Вы что шутите? Нателла, о чем Вы говорите? Я вчера Барщевского спрашиваю. У нас были дебаты с ним в прямом эфире. Я ему говорю, Михаил Юрьевич, дорогой, какую личную ответственность несет президент Путин за гигантский рост коррупции в стране? Знаете, что он мне ответил? Он мне ответил, что в 20-й год на нью-йоркской таможне тоже брали взятки.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это аргумент.

Б. НЕМЦОВ: Да, не убиенный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. Кстати вопрос Вам от Эланы, по-моему: «Не думаете ли Вы, что при нынешнем умонастроении россиян, кто бы ни был у власти, путинцы, коммунисты, либералы, коррупция сохранялась бы на одном и том же уровне в любом случае?»

Б. НЕМЦОВ: Ну, Вы знаете, я не согласен с этим. Я считаю, что взятки берут из-за того, что в стране цензура. И чиновники не боятся брать. Потому что если цензура, а ты лоялен Путину, то тебя никто не сдаст. Я Вам пример могу привести. Вот есть министр связи Рейман. Знаете такого?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да.

Б. НЕМЦОВ: Вот он обвиняется в коррупции, отмывании денег, присвоении огромной государственной собственности. Есть решение цюрихского трибунала по этому поводу. Он министр по-прежнему. Никаких дел нет. Почему? Питерский? Или вот, например, такая сделка, как Путин санкционировал сделку о передаче Роману Абрамовичу 13 миллиардов долларов через Газпром за покупку Сибнефти. Нормальная сделка?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ничего.

Б. НЕМЦОВ: Какие откаты были, Вы знаете?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет.

Б. НЕМЦОВ: Я и нет. Вам не кажется, что 13 миллиардов долларов – это больше, чем все национальные проекты, какие есть в России. Вы знаете, что национальный проект образование, здравоохранение, сельское хозяйство и жилье стоят 8, а Роман Абрамович, которому государственная компания Газпром передала 13 миллиардов долларов, стоит в полтора раза больше. Это и есть главный национальный проект. Теперь второе по поводу коррупции, мы давно настаивали на том, чтобы был принят закон о конфликте интересов. Этот закон, суть его в следующем. Каждый чиновник, не важно, и депутат, должен заполнять декларацию, где указывает, какие у него есть интересы в бизнесе, а также интересы, какие есть в бизнесах его родственников. И берет на себя ответственность не помогать, внимание, не помогать этим бизнесам, занимая высокие государственные должности. Вот такой закон. Причем эти декларации должны быть публичными, опубликованными в газетах. Этот закон, между прочим, был принят в первом чтении аж в 2001-м году. Потом он исчез в администрации президента. Понимаете почему?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, в общем, да.

Б. НЕМЦОВ: Я Вам могу сказать, принятие этого закона фундаментально улучшило бы сейчас ситуацию. Дальше, нужна сменяемость власти. Конечно, если губернаторы сидят по 16 лет, как сидит Лужков, как сидит Рахимов, Шаймиев, и т.д. и т.п. то вокруг них, они обрастают бизнесом и т.д. и т.п. Москва идеальный пример семейного бизнеса. Вы понимаете, что это серьезная вещь. Они обрастают. И, конечно же, это приводит к гигантской коррупции. Поэтому нужно менять. Мы настаиваем на том, что два срока для губернаторов, до свидания. Дальше, мы считаем, что должна быть политическая конкуренция. Оппозиция должна существовать в стране, чтобы власть не зарывалась и не бронзовела, что когда они начинают воровать беспредельно, чтобы кто-то из оппозиционеров мог встать с трибуны думы, я не знаю, откуда угодно, и сказать: хватит уже, подумайте о людях, совесть имейте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте попробуем телефонный звонок. 363-36-59. Борис Немцов отвечает на Ваши вопросы. Ало, здравствуйте. Телефон от приемника сразу. Слушаем Вас. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Игорь Владимирович, Москва. 47 лет. Борис Ефимович, скажите, пожалуйста, такой маленький вопрос. Вот г-н Путин сейчас у власти порядка 7 лет. Он как бы молодой политик. Вся другая элита политическая типа СПС, она у власти уже порядка 20 лет. Ну, пускай, чуть меньше Вам не кажется, если бы изменить верхушку, скажем так, СПС, «Яблока», ввести более людей, которые…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. короче всех менять надо. Я поняла Ваш вопрос. Очень долго его формулировали.

Б. НЕМЦОВ: Игорь Владимирович, докладываю. Мы выполнили Ваше указание. Союз правых сил возглавляет молодой, перспективный, энергичный человек по фамилии Белых. Никита Юрьевич, мой друг и товарищ. Ему всего 32 года. Между прочим, он один из самых молодых вице-губернаторов нашей страны. Он работал в Перми. Возглавлял там довольно крупную фракцию в областной, а сейчас краевой думе. Так что я Вам так скажу. Мы выполнили Ваше задание. У нас действительно довольно много молодых людей. Кстати, список Союза правых сил по городу Москве возглавляет Мария Гайдар, ей еще меньше лет. Так что обновление в нашей партии идет. И идет достаточно стремительно. И я считаю, что если бы нашему примеру остальные партии следовали, то, конечно, было бы очень здорово. Теперь по поводу Путина, он не молодой политик. Он в 90-е годы был вице-мэром Собчака. Потом он работал у Бородина зам. управляющим делами. Потом был начальником контрольного управления. Потом начальником ФСБ. Потом, наконец, премьер министром. Потом Березовский с Абрамовичем его рекомендовали в приемники Ельцину. Он с ними дружил, как известно. Причем дружил плотно, близко, поэтому стал приемником. Так что не надо про его молодость, пожалуйста. Ладно. Он так же работал, как и мы все. Я, кстати, в Москве с 97-го года. А до этого в Нижнем Новгороде губернатором работал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Игорь из Москвы задает вопрос: «Если все-таки за Вас проголосовать, а Вы возьмете и не пройдете в думу, что тогда делать?»

Б. НЕМЦОВ: Да пройдем мы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А если нет?

Б. НЕМЦОВ: Да, не бойтесь, пройдем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Человек боится.

Б. НЕМЦОВ: Я Вам знаете, скажу. То, что они нас так мочат. то, что такая истерика, то, что с утра до вечера, какой телеканал путинский не включишь, все время про негодяев из СПС и т.д. и т.п., говорит о том, что они считают, что мы проходим. Ну, согласитесь, как еще объяснить такое мочилово. Когда Доренко уже вызвали на Первый телеканал. Нателла, Вы знаете это? Уже силенок то не хватает с нами бороться. Уже до Доренко добрались. Он уже. Представляете, как сейчас Примаков с Лужковым на это смотрят. Я не знаю. Но то, что они его запустили уже из последних сил говорит о том, что мы сильные, мы проходим и за нас надо голосовать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как Вы собираетесь бороться с технологией, как на региональных выборах, когда Ваши голоса уходили единороссам?

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, региональные выборы мы прошли очень и очень достойно Вот весной мы участвовали в 11 регионах выборов. Они так же нам рисовали 1%. Они так же говорили, что они никуда не пройдут. Итог, на территории, где проживает 23 миллиона избирателей, т.е. пятая часть Российской Федерации, за нас проголосовало 7,78%. И при этом в Пермском крае 16,5%. Красноярский, где у нас так же , как и сейчас арестовали всю печатную продукцию, арестовали все штабы и агитаторов и получили 7,3%. В красном Ставропольском крае 8, в Коми республики 8, в Томске 8, в Самаре 8. Так что они могут рисовать все, что угодно. Сейчас, кстати. знаете что? Поскольку все запуганы, когда приходят социологи, им кажется, что приходят чекисты. И поэтому они не отвечают на вопросы. И эта социология, Вы ей не верьте. Это полная ерунда. Мы пройдем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ольга из Москвы пишет: «Борис Ефимович, не морочьте голову. Была бы команда топить, давно бы утопили».

Б. НЕМЦОВ: Да, нет, они стараются так, что Вам мало не покажется. Я Вам пример приведу. У нас есть данные. Что Сурков и администрация президента обратилась к ультра националистам из бывшего русского национального единства, внимание, фашистская организация, из Славянского союза, обратилась с предложением не бесплатно выступить на Первом и Втором канале телевидения и сказать, что они, это неонацисты, ультра националисты, как угодно, что они договорились с СПС о совместных действиях. У нас 100% такая информация. Как Вы считаете, боятся они нас или нет? Как Вы считаете? Если они уже до Доренко докатилась, если докатились уже до того, что по всей стране разбросали листовки, что все агитаторы больны спидом. Если по всей стране вместе с коммунальными платежами, наши приходят письма о том, немедленно перечислите на счет СПС 15 00 рублей, а то будете платить пени и штрафы. У них истерика, понимаете. Истерика. А Вы говорите, что никаких шансов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте, попробуем телефон Ало, здравствуйте. Как Вас зовут? телефон от приемника сразу убрали.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Нету телефона.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нету телефона, нету приемника. Слушаем Вас. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Людмила Константиновна. Мне уже много лет. Больше 70. Я Борису Ефимовичу хочу сказать спасибо за ту пенсию, которую он сказал, давал в 96-м году.

Б. НЕМЦОВ: В 97-м.

ЛЮДМИЛА КОНСТАНТИНОВНА: В 97-м. Когда я голодала. Мне не хватало хлеба. А сейчас могу себе позволить абсолютно все. И фрукты, и все что угодно. Так что спасибо Вам за хорошую ту политику. До свидания.

Б. НЕМЦОВ: Понятно, Людмила Константиновна. До свидания. Людмила Константиновна, хочу Вам сказать следующее. Вот то, что уровень доверия ко мне в 97-м году был такой же, как сейчас у Путина, связано с тем, что мы стали вовремя платить пенсию. При этом надо иметь в виду, что пенсия тогда была действительно меньше, чем сейчас. Она была 60 долларов. Сейчас она где-то 120. Ну, мы не будем рубли переводить. Могу объяснить почему. Потому что нефть стоила тогда 10 долларов за баррель. Но мы тратили, очень важно, мы тратили на пенсии 7,5% валового внутреннего продукта. 7,5%. А Путин сейчас тратит 4,5. Если бы была ровно та политика, которая в 97-м году, то при нынешних ценах на нефть, пенсия была бы больше 6000. Конечно, при 100 долларах, когда цены выросли в 10 раз не платить пенсии, маленькие, нищенские, при которых за коммунальные услуги еще надо 2 000 рублей отдать. Остается всего 30-40 рублей в день, не платить пенсии, это уже совсем катастрофа. Просто полное позорище. Они платят, но платят мало. Можно больше и нужно больше.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Борис Ефимович, любой политик должен в известной степени, извините, прогибаться. Ну, в какой-то степени перед своими избирателями, в какой-то степени перед властью. На какие компромиссы с властью Вы готовы идти? Если Вам скажут, а мы Вам банку варенья, корзину печенья…

Б. НЕМЦОВ: Я Вам так скажу. Я считаю, что надо менять курс. Если власть согласна курс менять, если власть согласна отменять цензуру…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, не согласна.

Б. НЕМЦОВ: Тогда нет компромиссов. Если власть не согласна прекратить басманное правосудие. Если она не согласна действительно вывести из кризиса пенсионный фонд, который сейчас в глубоком кризисе находится. Я Вам, кстати, скажу, что политика Зурабова Путина по поводу пенсии приведет, знаете, к чему? Приведет к тому, что в 2020-м году пенсии будут 15% от зарплаты. Сейчас она 24, позорище. Самый низкий процент в Европе, т.е. четверть от заработной платы. А будет 15% от зарплаты. И если мы сейчас не начнем выводить из кризиса пенсионную систему, я Вас уверяю, у нас лучше умирать, а не выходить на пенсию. Лучше умирать. А даже 100 долларов не помогут. Причем, понимаете, у России фантастически возможности сделать достойную пенсию. Фантастические. Можно действительно ее довести до 40% от уровня заработной платы. Для этого надо реализовать программу Союза правых сил. Сделать глобальный пенсионный фонд. Закачать туда сверхдоходы от нефтяных и газовый компаний, от капитализации абсолютно неэффективных государственных структур, из которых разворовывается большая часть прибылей. Я Вас уверяю, надо сделать так, как в Норвегии. В Норвегии есть такой глобальный пенсионный фонд. И прибыль от этого фонда, не надо его саморазбазаривать. Прибыль от него надо на повышение пенсий потратить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 363-36-59. Ало, здравствуйте, как Вас зовут. Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей Георгиевич, Подмосковье. Борис Ефимович, уважаю Вас очень. Я военный пенсионер. Я хотел еще немножко вот сказать об этой теме. Почему-то военных пенсионеров все забыли. В 91-м году, когда я выходил на пенсию, у меня было 299 рублей. Очень прилично. А сейчас у меня пенсия меньше, чем у окружающих бабушек, что называется.

Б. НЕМЦОВ: Сколько у Вас?

АНДРЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ: 3400.

Б. НЕМЦОВ: 3400, понятно.

АНДРЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ: И что мы будем делать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос понятен. Что мы будем делать?

Б. НЕМЦОВ: Андрей Георгиевич, вот смотрите, вот даже закон не надо менять. Надо сделать следующее. Смотрите, вот Газпром в этом году, Нателла, получит прибыли 30 миллиардов долларов. Роснефть в этом году получит прибыли 8 миллиардов долларов. Сбербанк получит, тоже государственный, я только государственный говорю, 5 миллиардов. РАО ЕЭС получило уже 6 миллиардов долларов чистой прибыли. Вот долю, которая полагается государству, надо потратить на повышение пенсий. И тогда у Андрея Георгиевича будет пенсия не 3400, как он сейчас мне только что сказал. А 5500 хотя бы. Причем для этого законы не надо менять. Для этого надо принять решение, указ президента. Направить сверхприбыли, полученные государственными структурами, на повышение пенсий. Точка.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от Влада с Украины. Готовы ли Вы отстаивать свое право на выбор так, как это было у нас.

Б. НЕМЦОВ: А я что делаю? Я ровно это и делаю. Более того, Вы знаете, за Союз правых сил голосуют люди, которые не очень-то боятся власть, голосуют люди, у которых есть чувство собственного достоинства. И голосуют люди, из чувства протеста. Ну, достали уже. Невозможно на все это смотреть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Достали, достали, Борис Ефимович, но на Майдане ни один человек не был ударен.

Б. НЕМЦОВ: Я Вам сейчас объясню. Россия – не Украина. Я поскольку на Майдане был, и все хорошо видел. Россия – не Украина. Россия – европейская страна. В России нет Кавказа, нет такой ксенофобии гигантской. Поверьте мне, в России гораздо более толерантные отношения. Там вот Янукович с Ющенко во время оранжевой революции…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: На Украине.

Б. НЕМЦОВ: Да, я говорю, про Украину. Вам скажу, одна зарисовка. Она уникальная. Когда на проспекте Шевченко встречается колонна священников в бело-голубых шарфах, это из Донецка приехали, за ними идут богомольные бело-голубые бабушки, а за ними идут шахтеры, слегка поддатые, тоже в бело-голубых шарфах. А напротив навстречу им идут тоже православные священники в оранжевых шарфах, бабушки тоже в оранжевом, и студенты с оранжевом. И они встречаются, представляете. Встречаются, потому что разойтись не могут. Это все равно, что скинхэды встретились туркменами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. И что?

Б. НЕМЦОВ: У нас здесь. Я думаю, сейчас точно мордобой. Что случилось? Они встретились, о чем-то там поговорили и т.д. потом повернулись и все пошли на Крещатик. Я совершенно обескураженный, выскочил на улицу, догнал их. Говорю: друзья, а куда Вы пошли то? Да, при этом шахтеры там со студентками, ну, все понятно, уже дружба. Священники тоже, они все православные. Тоже идут. Я говорю: куда Вы идете? Они мне говорят: мы идем на Андреевский спуск. Это для всех нас, и для людей из Донецка, и из Ивано-Франковска, это для всех нас святое место. Понимаете, это страна европейская, и преимущественно христианская. Православная. У нас страна мультиконфессиональная, с гигантскими противоречиями внутри. С мощным таким кавказским фактором. И еще в запредельными, я считаю, ностальгическим имперскими амбициями. То, чего на Украине тоже нет, между прочим. То, что там 2 недели не было милиционеров, не было ни одной драки и ни капли крови не пролилось, мы должны гордиться нашим братским украинским народом. У нас такого не будет. Поэтому я, например, категорически против Майданов в России, и категорически против каких бы то ни было революций. Потому что закончится все кровью безусловно. Причем, кстати, когда я увидел лица ОМОНовцев в Питере в воскресенье, и так же здесь в Москве. Я еще и понял, что сильно отличаются и правоохранительные органы. Ну, там просто стеклянные глаза. Там просто такие свирепые лица, как будто не граждане России перед ними, а просто настоящие негодяи. Хотя были там и жители блокадного Ленинграда, были там и учителя и врачи, очень мирные, невинные совершенно люди. Но такая ненависть к собственному народу у спецслужб, что я в шоке, честно говоря. На Украине этого нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, понятно, человек Вас послушает и подумает, ну, поскольку мы живем не на Украине, пойду-ка я голосовать за тех, кто точно пройдет. Эти…

Б. НЕМЦОВ: Это СПС.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Бабушка надвое сказала.

Б. НЕМЦОВ: Это СПС.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Борис Немцов в прямом эфире «Эхо Москвы». Буквально несколько минут у нас осталось. Давайте попробуем, ало здравствуйте. Слушаем Вас. Ало, здравствуйте, телефон от приемника. И как Вас зовут сразу.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Валентин. Я прочитал в интернете, что Борис Ефимович с охраной избили студента на флэшмобе. Это достойный поступок? Или это неправда, провокация какая-то?

Б. НЕМЦОВ: Валентин, Вы просто поздно включили приемник. Я уже на этот вопрос отвечал Дело в том, что нашисты подленько меня прессуют по всей стране, и сзади на меня набрасываются. Вот в Красноярске, где момент был зафиксирован на пленку, ровно так и было. Они подленько сзади подскочили. Пытались набросить на меня сетку, и в этой сетке запутать. Я естественно, как нормальный мужик, ответил, да. Это самооборона. Другое дело, что наше доблестное телевидение показало не ту часть, когда они нападали, а ту часть, когда я отвечал. Но если нет милиции, которая должна меня беречь и меня защищать, если это специальная провокация, организованная властями, то, конечно, надо заниматься самообороной. Кстати, это законом предусмотрено.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Борис Немцов в нашей студии. Ало, здравствуйте. Как Вас зовут? Слушаем Вас? Ало. Очень коротко Ваш вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Владислав Юрьевич, вот слушаю Вашу передачу с Борисом Ефимовичем Немцовым, и хотелось бы ему задать вопрос. А Борис Ефимович, вот Вы сейчас говорите, что Путину повезло с ценами на нефть и со всем остальным. А почему же Вы в 98-м году довели страну до дефолта. И объясните, пожалуйста, вот Вы сейчас предлагаете сверхдоходы от РАО ЕЭС России направить на повышение пенсий. Я работал в РАО ЕЭС России тогда в 97-е годы. Почему…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Почему раньше? Я поняла Ваш вопрос. Дело в том, что на эту такую глобальную тему говорить Немцову осталось меньше полутора минут.

Б. НЕМЦОВ: Ну, я вам так скажу. Я в правительстве работал полтора года, с 97 по 98-й. А то, что дефолт в стране был уже предопределен, стало ясно еще в году 93-м. Стана на протяжении 5 лет, по сути, с 93-го по 98-й жила взаймы. Жить взаймы невозможно. Рано или поздно эта пирамида должна была рухнуть. Я никого не оправдываю, я просто хочу сказать, что многолетние заимствования, безусловно, должны были привести к краху финансовой системы страны. И это очевидно. Я не хочу оправдываться. Могу сказать, что к финансам не имел никакого отношения. Отвечал за естественные монополии. И за ряд социальных проектов. Но то, что это было предопределено, это совершенно очевидно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж. Мне остается напомнить, что в нашей студии сегодня Борис Немцов. Это была программа такой «Удар», а не «Контрудар». Потому что на какую-то часть вопросов мы ответили. Я благодарю Бориса Ефимовича.

Б. НЕМЦОВ: Спасибо. Приходите на выборы, кстати.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, придется.

Б. НЕМЦОВ: Приходите, пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Придется. Новости на «Эхе» прямо сейчас. Спасибо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире