'Вопросы к интервью
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 11 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская Я приветствую в студии Александра Починка. Здравствуйте, Александр Петрович.

АЛЕКСАНДР ПОЧИНОК: Добрый вечер. Вот первый раз дожил до того, чтобы самому задавать вопросы, а не отвечать на вопросы слушателей, хотя на самом деле отвечать приятней.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, не все же маяться. Можно иногда и расслабиться.

А. ПОЧИНОК: Ничего себе расслабиться. Ведь надо же спросить то, что люди хотят услышать. И то, на что им приятно ответить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр Петрович, так я же не о Вас говорю, я о себе говорю. Что я расслабляюсь в этой программе, а Вы за меня работаете.

А. ПОЧИНОК: Хорошо, давайте работать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, Александр Починок, член Совета Федерации, бывший министр труда и социальной политики задает вопросы Вам, уважаемые слушатели.

А. ПОЧИНОК: И социального развития. У нас развитие в стране, на самом деле.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А не политика.

А. ПОЧИНОК: Вот с политикой были сложности. А вот развитие социальное действительно в последнее время пошло более-менее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, Александр Петрович задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо», если Вы хотите на них ответить +7 985 970-45-45. Именно для этого номера Вы отправляете смс сообщения, мы Вам перезванием. Ало, здравствуйте. Вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Расскажите, пожалуйста, о себе. А то Вы прислали два слова: жду звонка. Ну, я на такой крик души не могла не отреагировать.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей. Я живу в Москве. Мне 24 года, я работаю охранником.

А. ПОЧИНОК: Сергей, а у Вас жилье есть? Или Вы с родителями еще живете?

СЕРГЕЙ: Я с родителями живу.

А. ПОЧИНОК: А как Вы думаете, когда у Вас появятся шансы получить или купить или арендовать собственное жилье. И что вам хочется все-таки покупать или арендовать? Или Вы про это еще не думаете, никаких средств не хватает?

СЕРГЕЙ: Ну, у нас пока не хватает средств. Я ни о чем еще не думал по этому поводу. Мне и так хорошо.

А. ПОЧИНОК: Хорошо?! Вот это замечательно. У человека нет своей квартиры, и ему хорошо. Это действительно большой оптимизм, с чем я Вас и поздравляю. А вообще среди Ваших друзей, знакомых много людей, которые в молодом возрасте смогли купить себе жилье или снимать квартиру? Или все-таки это тяжело?

СЕРГЕЙ: Ну, это очень тяжело, и единицы только смогли купить. Я вот знаю своих друзей, только единицы смогли купить.

А. ПОЧИНОК: Это правда, я специально задал, извините, такой вопрос, потому что сегодня на Совете Федерации как раз обсуждалась ситуация с жилищной политикой в России. И мы убедились, что 20%, а это в основном трудоспособные в возрасте 40-50 лет могут позволить себе ипотеку. И почти 80% населения страны сейчас не может купить квартиру. Это самая сложная, пожалуй, проблема, на которую нужно бросать огромные средства. И чем скорее государство будет это делать, тем лучше, почему и было создано…

СЕРГЕЙ: Да, нет, я бы хотел иметь свою квартиру, но это очень тяжело в наше время сейчас. После распада Советского Союза это очень сложно сейчас добиться своей квартиры. Потому что в советское время строили постоянно жилье, а сейчас уже не строят ничего.

А. ПОЧИНОК: А Вы бы согласились на такой вариант, что Вы ее действительно по ипотеке получили, и потом всю жизнь платите проценты. Но зато она у Вас есть. Но всю жизнь Вы закабалены. И должны работать, работать, работать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Смотря, какие проценты.

СЕРГЕЙ: Нет, я бы не согласился на это.

А. ПОЧИНОК: Вот видите, вот он так говорит, не согласился бы. Потому что на самом деле в Японии на этот вопрос все отвечают: согласны абсолютно. А в Америке все пошли. Причем…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не одно поколение уже.

А. ПОЧИНОК: Ни одно поколение. Смотрите, что интересно, в России 90% доходов человека, если он хочет купить квартиру, уходит на покупку квартиры и на оплату этих процентов. В Америке было 35. Вот как только Соединенные Штаты пытались сделать 10 и выдавать кредиты без залога, без гарантий, без доходов, у них начался такой кризис, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

СЕРГЕЙ: Ну, вот если я лично буду создавать свою семью, я, допустим, буду искать себе девушку, у которой есть собственная квартира, которая живет одна.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: О, как. А если влюбитесь в девушку, которая живет в комуналке?

А. ПОЧИНОК: Ну, если влюбится, все, извините, сразу пересмотрит.

СЕРГЕЙ: Смысла нету создавать семью…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно, спасибо, Сергей, мы продолжаем программу «Контрудар». Александр Починок задает вопросы Вам. В частности Вы можете прислать смс сообщения для номера +7 985 970-45-45. Мы Вам перезвоним. У нас на линии Владимир 26 лет, учитель, судя по номеру, Москва. Не ошиблась?

ВЛАДИМИР: Нет, не ошиблись.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, Владимир, что преподаете?

ВЛАДИМИР: Физику.

А. ПОЧИНОК: Владимир, а скажите, пожалуйста, я смотрю за вступительными экзаменами в университет. Так получилось, что я председатель попечительского совета Российского социального университета. И, к сожалению, даже из Москвы огромное количество медалистов получают двойки на вступительных экзаменах. В чем проблема? Надо больше денег давать школе? Надо изменять учебную программу, или что-то еще, вот с Вашей точки зрения. Почему все-таки такие не очень хорошие знания у выпускников школ получаются.

ВЛАДИМИР: Значит, во-первых, денег давать надо больше бесспорно. От этого хуже не будет, будет только лучше. Программу менять, я полагаю, не следует. Не в этом самое главное. А почему знания плохие, здесь, знаете как, действительно же чувствуется же, что планка снижается со временем, и это очень заметно. А проблема с медалистами в чем? Вот школе необходимо, чтобы были медалисты. Это нужно для отчетов. А медалистов, которые реально заслуживают медали, нет. Или он один. А директор требует, чтобы было больше. Значит, что, получается, приходится натягивать. В этом классе одного поставил. Значит, и в другом классе одного поставь. Ну, и так вот получается. В итоге получаются медалисты, из которых реальных медалистов, не знаю, 15%.

А. ПОЧИНОК: Наверное, к сожалению, Вы правы, потому что я вспоминаю свое школьное время. Школа была очень приличная, но за 10 лет только в одном выпуске… у нас были вот мы золотые медалисты и все. Но Вы произнесли страшные слова – планка снижается. Вы знаете, 20 с гаком лет преподаю, и действительно вижу, что планка требований понижается, Это обидно, у нас страна всегда была с приличным образованием. Вот в чем беда то? Что можно сделать, чтобы она не опускалась, вот эта планка отношения, требований, самоориентации человека?

ВЛАДИМИР: Вот Вы знаете, очень на самом деле трудно ответить на этот вопрос, но попробую. Вот есть, как мне представляется, одна очень важная проблема. Эта проблема заключается вот в чем. У нас сейчас качество работы учителя ставится в зависимость официально как бы от тех оценок, которые он ставит ребенку. Т.е., грубо говоря, вот у меня в классе, допустим, троек нет. Значит, я хороший учитель. А вот в классе у меня, например, троек 15 из 20, это значит, я очень плохой учитель. Какой из этого следует логически ход?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ставьте четверки на ровном месте.

ВЛАДИМИР: Именно. Вот понимаете, в чем основная проблема. Именно так люди и делают. Более того, допустим, я учитель добросовестный. И мне ставить четверку на ровном месте противно. Я ее не ставлю. Я начинаю ставить там тройки заслуженные, двойки, когда нужно. Так что же тогда происходит? А на меня начинают давить. На меня начинает давить классный руководитель. На меня начинает давить директор, если я скажу классному руководителю, простите за выражение, ну, отошлю. И меня начинают прессовать. Начинают склонять на педсоветах, А почему у тебя низкая успеваемость в таком-то классе. Надо ее срочно повышать. А повышать успеваемость, это что значит? Нужно повысить процент детей, у которых высокие оценки. А если детям, например, ну, не знаю, ну не учат, или не хотят, или чего-то в этом роде. Получается, что я, конечно, могу начать бороться с системой, могу продолжать ставить двойки, тройки, могу.

А. ПОЧИНОК: Но это борьба одиночки получается.

ВЛАДИМИР: Да, но героем становиться лично мне не хочется. Я иду по пути наименьшего сопротивления. Ну, хотите Вы четверку, ну, нате вам четверку. Вот скажите мне… Нет, я помню, это такой исторический вопрос. Вот Вы помните хоть один случай из Ваших знакомых детей, чтобы у ребенка была двойка за год по какому-нибудь предмету?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У меня была двойка в году.

ВЛАДИМИР: Нет, я имею в виду сейчас?

А. ПОЧИНОК: Сейчас нет. Мне самому на защите диплома двойку ставили. Потом на пятерку исправили.

ВЛАДИМИР: А вот сейчас этого нет. И это очень, очень, очень плохо. Вот именно плохо. Это запрещено делать. А вот я говорю, что делать. Надо убрать эту зависимость. Надо перестать оценивать качество работы учителя по оценкам.

А. ПОЧИНОК: Это правильно.

ВЛАДИМИР: Надо оценивать качество работы по знаниям. Т.е., например, по результатам поступления в вузы. Т.е. допустим, вот у меня там учится класс 25 человек. Из них, например, 20 человек пошли по техникумам, а 25-й вообще никуда не пошел. Значит, я плохой учитель.

А. ПОЧИНОК: Вот Вы знаете, вот Вы затронули, действительно, очень тяжелую тему. В свое время, когда мы думали, как отойти от единой тарифной сетки и платить по-новому учителям, сделать свою систему оплаты труда, обнаружили очень тяжелый парадокс. Когда говоришь: а дайте трудовому коллективу учителей самим определять, порвать вот эти путы тарифной сетки. Платить по результатам, обнаружилось в большинстве случаев, вот поверьте, в подавляющем большинстве случаев, трудовые коллективы говорили: надо всем поровну. Или же от выслуги лет.

ВЛАДИМИР: А знаете в чем проблема? Проблема в том, что действительно, как не печально, но хороших учителей мало, и люди боятся получать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Владимир, к сожалению, на этом я вынуждена…

А. ПОЧИНОК: Он очень серьезно сказал – боятся. Вот это вот очень плохо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: На этом месте я вынуждена проститься с Владимиром. Много очень желающих.

А. ПОЧИНОК: Давайте, извините.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии город Абакан, постоянный радиослушатель Александр 25 лет. Я напомню, что у других тоже есть возможность ответить на вопросы Александра Починка. +7 985 970-45-45. Александр, вы снами?

АЛЕКСАНДР: Да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто Вы по профессии, скажите, пожалуйста?

АЛЕКСАНДР: Охранник.

А. ПОЧИНОК: Что-то у нас сегодня охранники звонят. А вот скажите…

АЛЕКСАНДР: А Вы что не рады что ли по этому поводу.

А. ПОЧИНОК: А вот скажите, Абакан очень далеко от Сочи, от места проведения олимпийских игр. Их объединяет, пожалуй, только то, что и там снег, и там снег сейчас выпал. Но вот, как считаете, для Абакана, для Сибири, что такое будет вот эта зимняя олимпиада? Что просто картинка по телевизору, или это все-таки значимое событие будет и для Вас?

АЛЕКСАНДР: Я думаю, что будет значимым и для нас, потому что насколько я знаю, передавалось по нашим местным средствам массовой информации, сочинская олимпиада (НЕ РАЗБОРЧИВО) следующим образом. Будут достроены новые как бы тренировочные базы для спортсменов, т.е. по горным лыжам, и у нас тут есть много гор обычные лыжные базы, где будут тренироваться наши спортсмены. И тоже будут проходить международные соревнования.

А. ПОЧИНОК: А вот это действительно так. Потому что и, прежде всего, спортсменам из Урала, Сибири традиционно специализирующимся на зимних видах спорта, будет где тренироваться, оттачивать свое мастерство. Сегодня опять-таки мы посмотрели внесенные наконец в Совет Федерации толстенный, новый закон от физкультуре и спорте. Вот если он будет реализовываться, я думаю, будет совсем, совсем неплохо. Потому что действительно Вы правы, огромные средства должны пойти не только и столько на олимпиаду, сколько на развитие спорта, включая массовый спорт. Вот это то, чем мы никогда не занимались. Десятки, сотни катков и т.д. А Вы, кстати, спортом занимаетесь?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, а как же, охранник то?

А. ПОЧИНОК: Ну, а кто его знает то. А, может, он спит. Или не спите на работе. Спортом занимаетесь?

АЛЕКСАНДР: Да, в какой-то мере чисто для себя.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Осторожненько так. Спасибо. Спасибо, Александр. А вот у нас на линии Света. Которая была в Абхазии, на один день заезжала в Сочи. Света, москвичка. Заказывали, Александр Петрович?

А. ПОЧИНОК: Отлично.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Света, ку-ку.

СВЕТА: Да. Ало.

А. ПОЧИНОК: И как же Вы в Абхазию то добрались через эти очереди на границе? Очень долго стояли, или нет сейчас?

СВЕТА: Там никаких очередей на границе не было. Потому что я была туристкой как бы. Это туристический заказ был.

А. ПОЧИНОК: Это замечательно. Ну, и как Вам сейчас Абхазия?

СВЕТА: Абхазия – красивая страна.

А. ПОЧИНОК: А вот как Вы думаете, вот там действительно очень добродушный, очень такой веселый народ. Но он, на мой взгляд, он немножко отвык работать за это время. Или это мое субъективное мнение? Или они справятся со всем, что нужно сейчас для того, чтобы принимать 2 миллиона наших туристов и тоже помогать участвовать в олимпиаде?

СВЕТА: Ну, по-моему, 2 миллиона туристов у них уже есть. Как сами говорят экскурсоводы. Помогать в олимпиаде они России хотят. Но они хотят, чтобы дать все территории России. Половину они не хотят отдавать России, как этого хочет сама Россия.

А. ПОЧИНОК: Ну, на самом деле, Россия не претендует ни на какие территории там. А другое дело, что мы всегда рады помощи в подготовке олимпиады. А скажите, а вот где лучше отдыхать, у нас в Сочи, на Черноморском побережье, или Вам больше хотелось бы поехать в ту же самую Турцию, в Египет, или по-другому поставим вопрос. Что нужно сделать для того, чтобы ехали в первую очередь в Сочи. А уж потом, если места не хватит, отправлялись куда-нибудь в Анталью, в (НЕ РАЗБОРЧИВО)?

СВЕТА: Развивать туризм надо.

А. ПОЧИНОК: А что такое развивать туризм надо? Что такое для Вас хороший туризм? Что нужно, чтобы Вы были довольны?

СМВЕТА: Чтобы было хорошее обслуживание. Потому что сейчас в Сочи пытаются вводить шведский стол, который россияне в России очень плохо воспринимают, потому что ну не получается у россиян воспринимать шведский стол нормально.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Типа облопываются сразу?

А. ПОЧИНОК: Нет, видимо ей не нравится ассортимент. Потому что на самом деле для меня это очень интересно. Я был в этом году в «Прометее», в нескольких наших (НЕ РАЗБОРЧИВО). Так за милую душу, правда, вот не поверите, наши едят меньше, чем американцы намного, чем американцы на шведском столе. Но, тем не менее, его уважали. А вот это для меня тревожный такой сигнал, что шведский стол не нравится. А чем? Ассортиментом? Или тем, что нужен обязательно официант?

СВЕТА: Нет. Ну, ассортимент, конечно, был не особый. Ну, официанты, там их почти нет. Они только выносят подносы. Само отношение людей к шведскому столу. То, что можно брать все, и в каком хочешь количестве.

А. ПОЧИНОК: А это что плохо, что ли? Брать все, и в каком хочешь количестве. Вроде бы хорошо.

СВЕТА: Это хорошо. Но люди пытаются набрать побольше. И массе людей просто не достается еды.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ах, в этом смысле.

А. ПОЧИНОК: Т.е. еды должно быть больше. Она должна быть разнообразней. Это правильно. Шведский стол это предусматривает. Я, кстати, думал, что наоборот, что пугаются, что диета вся полетит. В этом случае.

СВЕТА: Нет, в шведском столе расписана вся диета. Возле каждого блюда написано: людям с такой-то диетой это можно есть, а с такой диетой этого есть вообще не надо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как все сложно то.

А. ПОЧИНОК: А что Вы хотели? Отдыхать надо научно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы прямо, Вы хоть про Сочи то расскажите. Помимо шведского стола.

СВЕТА: Ну, помимо шведского стола, в Сочи сейчас там очень много стройки. Сейчас пытаются очень много построить. Строят ночью, строят днем. Побыстрее, побыстрее, побыстрее.

А. ПОЧИНОК: А Вы обратили внимание, насколько больше стало освещенных улиц, освещенных деревьев, площадей, парков, сколько лампочек добавилось за этот год буквально в Сочи.

СВЕТА: Ну, я не могла на это обратить внимание, потому что я первый раз была в Сочи. Но в принципе там освещение, да, хорошее. Они постарались сделать, чтобы привлечь комиссию.

А. ПОЧИНОК: По-моему, не комиссию, а привлечь миллионы людей, которые в этом году приехали. В этом году абсолютный рекорд – больше 5 миллионов человек туда уже приехало.

СВЕТА: И комиссию, и людей, да.

А. ПОЧИНОК: А комиссия сама собой.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Света не сдается.

А. ПОЧИНОК: Это по-русски, понимаете, комиссия приехала, значит, для комиссии нужно сделать уборку, вымыть пол. Знаете, тогда бы для комиссии включили лампочки, а потом выключили.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И выкрутили.

А. ПОЧИНОК: И выкрутили. А в Сочи каждый день горит все больше и больше лампочек. И становится больше, и больше тротуаров, и все больше, и больше набережных.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эка Вы, считаете что ли, Александр Петрович?

А. ПОЧИНОК: А считаем, а как иначе? Город Сочи — самый большой город мира, между прочим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж. Я благодарю Свету. Я напомню, что вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо» Вам задает Александр Починок. Готовьтесь на них ответить +7 985 970-45-45. Это номер, по которому мы ждем Ваших сообщений с Вашими телефонными номерами. А мы сейчас прервемся на новости. А затем продолжим. Вот Марина Максимова уже появилась в студии. Сейчас нам что-нибудь расскажет.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, мы продолжаем «Контрудар». Напомню, что вопросы задает Александр Починок. У меня на линии Ваш тезка. Очень долго сидел на линии. Вы его не обижайте.

А. ПОЧИНОК: Ой, жалко, как. Не будем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр 29 лет, менеджер, двое детей, строит дом. Александр, здравствуйте.

АЛЕКСАНДР: Добрый вечер.

А. ПОЧИНОК: И как же это Вы дом строите? Это просто подвиг в наше время.

АЛЕКСАНДР: Своими силами. Покупать квартиру дорого, ипотеку брать бессмысленно…

А. ПОЧИНОК: А до какого этажа доросли сейчас?

АЛЕКСАНДР: Крыша, окна.

А. ПОЧИНОК: Как Вам повезло. Потому что я только хотел спросить, как же Вы перенесли последний дикий совершенно рост цен на цемент и на металл. Это фантастика. До 130% было в этот год по цементу, это ужас.

АЛЕКСАНДР: Ну, металл, кровля не подорожала, а цемент… Ну, я успел стены сделать в том году, и как бы цемента в этом году надо было меньше уже. Но все равно это дорого, дорого. И дорожает как бы в сезон строительный в 2-2,5 раза.

А. ПОЧИНОК: Нет, ну, то, что Вы строите дом для своей семьи, родовое гнездо – это замечательно. А вот скажите, а вот про дом Вы подумали. А вот про пенсию Вы думаете? Вы будете или участвуете уже в программах негосударственного пенсионного страхования или считаете, что в эти игры играть не надо и надо самому все заработать?

АЛЕКСАНДР: Как бы самому все равно не заработаешь. Но и на государство надежды в принципе очень мало.

А. ПОЧИНОК: А как же тогда Вы планируете действовать?

АЛЕКСАНДР: Как планирую действовать? Ну, может быть, дети помогут к старости лет. Если доживем, конечно. Хотя, в принципе, не знаю, когда доживем до пенсии, будет ли она вообще у нас пенсия? Не известно.

А. ПОЧИНОК: Нет, ну, пенсия-то будет наверняка. А вот дети помогут, это вообще стандартный российский старый подход. Тогда нужно больше детей заводить. Или два уже тяжело ребенка?

АЛЕКСАНДР: Нет, не тяжело. Хочется больше. Почему тяжело? Вот сейчас достроим дом, и будем думать, как о будущем.

А. ПОЧИНОК: Слушайте, вот это просто замечательно. За Вас остается только порадоваться. Наверное, это действительно, это самое лучшее вложение капитала, которое только можно придумать со всеми процентами и моральными, и материальными, и со всей радостью жизни.

АЛЕКСАНДР: Это самое лучше хобби как бы и вложение капитала. И свободное основное занятие. Я не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Александр.

А. ПОЧИНОК: Остается Вам пожелать успехов в строительстве дома и в развитии семьи. Пусть будет большая, дружная.

АЛЕКСАНДР: Спасибо. И Вам тоже всего доброго. До свидания.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Александр Починок задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». Снова Александр, молодой средний класс, так он себя охарактеризовал Александр, Вы с нами? Ало, ало. Извините, связь прервалась. Это мы уже поняли, что связь прервалась. Сейчас мы еще перезвоним, может быть, тому же Александру. Потому что ну средний класс хорошее дело. Ходят такие слухи, что нет в России этого зверя.

А. ПОЧИНОК: А Вы знаете, есть. И он стал последние пару лет очень быстро развиваться и это хорошо. Если сначала он шел только в Москве, появлялся, то теперь, наконец-то, и в крупных городах, и в областных центрах многих, и по стране пошло вот это вот увеличение. Наконец в стране появляется средний класс.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот он Вам средний класс. Кушайте его.

А. ПОЧИНОК: Отлично. А зачем кушать.

АЛЕКСАНДР: Не надо меня кушать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А Вас никто не спрашивает, между прочим. Мы с Починком сами решим.

А. ПОЧИНОК: Нет, мы действительно Вас хотим спросить. Вот Вы позиционируете себя, как средний класс. Для Вас что важнее, проблемы материального достатка сейчас или вот то, что было наиболее важным в 60-70-е годы, насколько я помню, это культура, духовное развитие. Т.е. что лучше, заработать лишние 10 000 рублей или прочесть хорошую книжку?

АЛЕКСАНДР: Вы знаете, как раз дело в том, что я отношусь к такому поколению, которое в достаточно сознательном возрасте успел получить еще образование старое. Вот Вы говорили чуть раньше с учителем об образовании. Поэтому я сейчас зарабатывая достаточное количество денег с удовольствием, получив возможность больше, шире где-то ездить, культурно покупать какие-то книги, которые сейчас недешевые, я с удовольствием духовно себя развиваю, как и раньше это было. Просто сейчас, наверное, более молодые люди. Им как раз, наверное, важнее заработать, потому что ну видимо это закладывается еще в том возрасте.

А. ПОЧИНОК: А для Вас есть пределы того, что надо заработать, или вот Вы считаете, что на жизнь Вам хватает, и это вполне нормально. Или задачи перейти на какой-то следующий уровень?

АЛЕКСАНДР: Вы знаете, я в таком возрасте, получилось за жизнь много всего испытать, как говорится, и было и очень много денег, и совсем не было. И сейчас я пришел к такому утверждению, как в свое время говорил Михаил Задорнов, счастлив не тот, у кого много денег, а тот, кому хватает.

А. ПОЧИНОК: Вот это абсолютно правильно.

АЛЕКСАНДР: Т.е. хватает, единственное, что, может быть, не совсем, потому что вопрос с жильем, т.е. он самостоятельно до сих пор, даже я, зарабатывая на семью, учитывая, что у нас нет детей, где-то в районе 100 000 рублей в месяц плюс, минус больше получается у нас доход, я все равно не рискую пока задумываться, что называется, о своем личном. Машина это пока уже да, нормально, кредит без всяких проблем, но с квартирой нет. Это очень дорого.

А. ПОЧИНОК: Вы знаете, это меня очень беспокоит. Понимаете, у Вас зарплата Выше средней американской, тем более что там выше налоги приличные получаются. Да, да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, ладно.

А. ПОЧИНОК: Вот моя визави, она как-то скривилась даже, услышав это. Все считают, что на Западе получают безумно много. Так вот хочу развеять это в тех же самых Соединенных Штатах, зарплата 2-3 тысячи долларов – это нормальные совершенно заработные платы. А у молодого человека 4 000, а если еще сделать поправку на налоги, то это совсем, совсем неплохо. Понимаете, и он не может квартиру себе купить. Это крайне печально.

АЛЕКСАНДР: Да, потому что 14% в среднем сейчас ипотека та же, проценты. Это очень много.

А. ПОЧИНОК: А Вы не пробовали все-таки ипотеку взять, или у Вас уже на стадии открывания двери банка что-то останавливает?

АЛЕКСАДНР: Нет, Вы знаете, останавливало не на стадии открывания двери, а ну как бы имея определенное образование, жена у меня имеет высшее экономическое образование. Т.е. мы как бы достаточно имеем.

А. ПОЧИНОК: Т.е. Вы все посчитали.

АЛЕКСАНДР: Да, и поняли, в общем, это получается очень сильно много. По той простой причине, что нужно еще жить, нужно еще заводить детей, не смотря на то, что нет своей квартиры, то, тем не менее, все равно нужно. Поэтому все равно нет. Пока нет. Очень много, не смотря на то, что даже в Америке такая же зарплата, или даже чуть меньше обычная, но у них совершенно другие условия кредитования.

А. ПОЧИНОК: А вот другие условия кредитования. Что для Вас важно, длинный кредит, низкий процент, или какие-то еще особые условия?

АЛЕКСАНДР: Вы знаете, важны две вещи. Во-первых, конечно, я совершенно спокойно отношусь к длинным кредитам. Совершенно спокойно могу выплачивать и т.д. Конечно, низкий процент, это 10 и меньше.

А. ПОЧИНОК: Слушайте, 10 Вас уже устроит? Потому что у многих банков уже есть 10.

АЛЕКСАНДР: Ну, Вы знаете, там все равно не 10%. Там страхование то, се, я имею в виду, что 10 это все целиком, или меньше. И второй момент, конечно, это стабильность в государстве в плане как бы обойтись без всяких потрясений, потому что длительный кредит предполагает спокойное зарабатывание денег…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Для того чтобы этот кредит отдать.

АЛЕКСАНДР: Кто-то сегодня в эфире «Эхо Москвы» хорошо сказал, по-моему, Виктор Похмелкин, что как бы чтобы государство не мешало мне заработать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. ПОЧИНОК: Ну, Виктор Похмелкин вообще умный человек. Обратите внимание, как прозвучало-то хорошо от среднего то класса. Действительно, он полностью заинтересован в стабильности в государстве. И опять таки, обратите внимание, на что человек обратил внимание. Простите за тавтологию. Вот эти скрытые платежи банка, потому что комиссии, страхование, прочее, накручивают столько, что становится уже грустно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Христина 17 лет неудавшаяся студентка Санкт-Петербургского государственного университета. Христина, здравствуйте.

ХРИСТИНА: Здравствуйте.

А. ПОЧИНОК: А как неудавшаяся студентка, поступить не удалось? Завалили на экзаменах что ли?

ХРИСТИНА: Ну, не завалили, скорее всего, я просто сама так. С историей у меня проблемы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сама завалилась.

А. ПОЧИНОК: Самокритичность – это хорошо. А дальше поступать будете?

ХРИСТИНА: Я решила с СПГУ завязать, решила поступать ухать к Вам в МГУ на журфак.

А. ПОЧИНОК: На журфак – это неплохо. У него традиции хорошие.

ХРИСТИНА: Да, я вообще уже два года готовилась к СПГУ. Ходила там на всякие курсы. Меня все признавали, что я должна поступить, и преподаватели, и сокурсники, с всякие все, все, все. Ну, в итоге вот с историей не повезло. Ну, в общем, я не очень расстраиваюсь, а готовлюсь активно на журфак уже МГУ.

А. ПОЧИНОК: Да, не расстраивайтесь. Действительно, все бывает, у меня самого чуть-чуть не сорвалось поступление. Отравился колбасой на вступительном экзамене. И с экзамена на скорой увезли. Но успел все-таки его сдать. Но скажите, пожалуйста, вот предыдущий слушатель сказал, что он книги покупает и книги читает. А Вы предпочитаете книги читать, или интернет, для вас это основное сейчас.

ХРИСТИНА: Ой, ну, я обожаю книги читать. Это просто моя страсть. Я, во-первых, конечно же, беру в библиотеке многое. Но на самом деле многое я скачиваю с интернета, книги. В электронном виде, читаю с компьютера на экране. Поэтому у меня тут симбиоз между интернетом.

А. ПОЧИНОК: Что все-таки лучше, книга бумажная, перелистывать страницы, книга аудио, которую можно слушать в транспорте, или книга электронная?

ХРИСТИНА: Ну, больше всего я люблю обычные книги, потому что я люблю лежать в кровати все это читать, на диване с чашкой чая. Сложно все это попробовать провести с компьютером. Поэтому я больше люблю бумажные книги. Как-то мне это привычнее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чего на лоптопе можно запросто лежать в кровати…

А. ПОЧИНОК: Ну, лоптопе, я сам лежу в кровати, работаю на лоптопе, но все-таки это не книга совершенно. Скажите, а Вы читаете медленно или быстро? Скорочтение не пробовали, или это убивает саму книгу.

ХРИСТИАН: Мне кажется, убивает, потому что я вообще долго читаю, скорее всего, не очень быстро. Я люблю прочитать какое-то место, мне очень понравится. Я начинаю хохотать. Хохочу, хохочу, перечитываю второй раз. Получаю удовольствие от этого кусочка. Поэтому у меня процесс может особенно каких-то интересных книг затянуться довольно надолго чтения. А скорочтением, ну, я слышала, что люди довольно быстро читают, но как-то они говорят, что это все по диагонали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, ничего не отбивает. Не отбивает.

ХРИСТИАНА: Ну, не знаю.

А. ПОЧИНОК: На самом деле, понимаете, скорочтение вещь неплохая, и читают не по диагонали. Я читаю сверху вниз страницы. И можно достичь огромной скорости. И обычно литературу можно легко читать, но я согласен с Вами, что попробовать, например, Пастернака читать скорочтением, это будет очень плохо. Даже на Акунине, если Вы разгонитесь, теряете половину смысла тех нюансов, которые он пытается закладывать в свой текст. Ну, Вы знаете, Вы мне очень понравились чем. Тем, что Вы любите книги. Просто мы в наших книжных клубах – «Марлин», «Монплезир», «Терра» стараемся издавать сейчас миллионы книг самых разных. И пошло полно конкурирующих издательств. Они издают сейчас всю русскую классику. И очень хорошо, что сейчас появились люди снова и снова, как в старые времена добрые, которые читают миллион книг. И любят книги.

ХРИСТИАН: Вы знаете, я хочу сказать, что ну в интернете я тоже бываю на разных сайтах. И я хочу сказать, что огромное количество людей сейчас считают, что читать это модно. Такой даже лозунг появился.

А. ПОЧИНОК: Модно читать?!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, я поздравляю нас с Вами.

ХРИСТИНА: Да. Читают больше современных.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Христина.

А. ПОЧИНОК: Это здорово.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Модно читать, это радует. У нас на линии Надежда, которая о себе сообщила следующее. Мама полуторалетнего сына. Хочет поговорить об ипотеке. Надежда из Долгопрудного. верно все про вас рассказала?

НАДЕЖДА: Да, все правильно. Добрый вечер.

А. ПОЧИНОК: Об ипотеке это здорово. А что Вас в ней устраивает, не устраивает? Нужны специальные программы для семей, для молодых матерей? Нужны низкие проценты, не понятно с ипотекой или что?

НАДЕЖДА: Я могу рассказать просто о собственном опыте.

А. ПОЧИНОК: Да, конечно, интересно будет.

НАДЕЖДА: У нас 2006 год был очень удачный год. Мы родили сына со своим мужем.

А. ПОЧИНОК: Молодцы.

НАДЕЖДА: И у нас решился квартирный вопрос. По ипотеке как раз. Просто до этого времени мы проживали все вместе в 2-х комнатной квартире, там 42 квадратных метра с родителями мужа, а когда появился ребенок, вопрос встал очень остро. И мы рассматривали различные программы. В том числе программа для молодой семьи. Ну, мы не прошли по возрасту. Т.е. на тот момент, когда у нас родился ребенок, нам уже было больше 30. А вот эти вот границы, которые изменили на 35, которые ну увеличили возраст молодой семьи, они уже потом были приняты, когда…

А. ПОЧИНОК: Чуть-чуть не успели Вы. Жалко.

НАДЕЖДА: Да, мы немного не успели. И плюс еще такой момент, как бы у нас там 42 квадратных метра было на всех. Нам чуть-чуть не хватало, чтобы в очередь встать. А когда ребенок появился, уже то тоже было достаточно поздно. Ну, пятый человек мы по другим программам проходили. Ну, в общем, мы решили этот вопрос самостоятельно. Мы обратились в банк, у нас 12% в валюте ипотечный кредит. Но там опять же фактически кредит получается больше. Потому что различные эти скрытые проценты за обслуживание, страхование, ну, в общем-то, не сразу нам дали кредит ипотечный, мы несколько банков обошли. Поэтому как бы уже не было возможности выбирать. Приняли тот вариант, который в том банке, где нам дали добро.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Разговаривает там младший товарищ-то.

А. ПОЧИНОК: Хорошо, активный, общительный.

НАДЕЖДА: Очень общительный.

А. ПОЧИНОК: Скажите, а Вы не жалеете о том, что Вы взяли ипотечный кредит?

НАДЕЖДА: Нисколько. Потому что у нас сейчас, мы, правда, как бы на тот момент, когда мы начали оформлять кредит, мы планировали одну сумму, а за время поиска, выбора, подборки документов необходимых, цены уже подросли, и то, что мы рассчитывали взять, допустим, Отрадное, г. Москва, метро Отрадное в этом районе, нам на квартиру, которую мы хотели, только в Долгопрудном хватило, и то как бы это был единственный вариант, вот он случайно нам попался.

А. ПОЧИНОК: А вот скажите. Нас сейчас слушает огромное количество людей, которые не рискнули еще брать ипотеку. Что Вы им посоветуете? Это психологическая проблема, Вы считаете, для них, или нужно очень хорошо, очень внимательно считать?

НАДЕЖДА: Вы знаете, прежде всего, психологическая проблема. Вот для меня это была психологическая проблема, потому что сумма, когда квартира стоит в пределах 100 000 долларов и даже больше сейчас, вот мои внутренние границы, 100 000 долларов, они очень сложно укладывались. Мне было тяжело решиться на то, чтобы взять кредит в размере на 100 000 долларов. Но когда мы стали заниматься этим, пошли в различные банки смотреть те варианты, которые есть на рынке предложение. Это 100 000, это больше цены растут и в это погружаешься. И эти внутренние границы, они растут, и в это погружаешься, то как бы вот эти внутренние границы, они расширяются. И вот психологический барьер у меня, таким образом, был преодолен. Я даже сейчас смотрю, у нас сейчас двухкомнатная квартира, а детей планируем еще и очень хотим и братиков и сестричек…

А. ПОЧИНОК: Вот замечательно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Надежда, а скажите, пожалуйста, а вот сильно себя ограничиваете в результате того, что взяли кредит?

НАДЕЖДА: Ну, вот на сейчас ограничения чувствуются. Потому что еще ремонт необходимо сделать. Мы взяли на вторичном рынке квартиру, потому что вот ну максимально быстро необходимо было въехать. Ну, с учетом того, что я сейчас сижу дома с ребенком, муж работает, то как бы какие-то ограничения, они, конечно, есть, но не так, чтобы было критично.

А. ПОЧИНОК: Сморите, как люди надолго планируют, да. И квартиру сейчас в ипотеку. И задумываются о следующей. О расширении семьи думают. Это очень хорошо.

НАДЕЖДА: Вы знаете, это у меня не обусловлено какими-то внешними факторами. Это просто я Вам рассказываю свое внутреннее восприятие. И о том опыте, который у меня был. На каком-то этапе мне было очень тяжело и ипотеку рассматривать. Но просто не было другого варианта и выхода.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но не жалеете.

НАДЕЖДА: Да, жизнь она вообще так хороша…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Надежда.

А. ПОЧИНОК: Вот это очень хороший урок.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Александр. Александр, Вы с нами?

АЛЕКСАНДР: Да, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр 40 лет, пенсионер, город Азов.

А. ПОЧИНОК: Военный пенсионер? Или МВД?

АЛЕКСАНДР: Добрый вечер. Пенсионер министерства юстиции. Отдел (НЕ РАЗБОРЧИВО) назначения.

А. ПОЧИНОК: И как Вам удается сейчас найти работу после того, как Вы отработали уже на государство все, что положено, получили уже пенсию, которая очень небольшая?

АЛЕКСАНДР: Понимаете, у меня пенсия за счет того небольшая, потому что я уходил по льготному, по здоровью.

А. ПОЧИНОК: Я понял.

АЛЕКСАНДР: Чечня была, вся Чечня полностью там практически. И война, она никому здоровья не прибавляла. Естественно, что пенсия копейки.

А. ПОЧИНОК: Так вот я поэтому Вас и спросил. Тяжело было работу найти то?

АЛЕКСАНДР: Да, тяжело. Смотрели на то, что если… даже сам о чем забыли – чеченский синдром. Те люди, которые были в этих горячих точках, их как-то не особо берут, мне кажется. Меня слишком много футболили. Тяжело было найти. Я с 2005 года. Сейчас только нашел более-менее.

А. ПОЧИНОК: К сожалению, да. А вот что бы Вы посоветовали, что государство должно делать. Потому что таких, как Вы, очень и очень много. И у нас с каждым годом все больше будет военных пенсионеров, пенсионеров государства, которые прошли все эти горячие точки, которые отслужили все, что положено, отдали долг государству. А вот что государство должно делать, чтобы они вот встроились во второй период своей жизни?

ВАЛЕКСАНДР: Для начала хотя бы пересмотреть пенсии все-таки. Опять же это самая больная проблема пенсий. Потому что ведь люди, которые служили, которые воевали, это не только я, это касается и тех ребят, которые и срочная служба, кто сейчас, ранения, потери, и им нищенские пенсии назначены. И ведь люди там воевали. Они ведь не спрашивали, надо это, не надо. Они шли, воевали за эту страну. За страну они воевали. А что получили, ничего, копейки получили, насмешки и жалкие прибавки. 100 рублей…

А. ПОЧИНОК: Вот это вот обидно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: К сожалению, сорвался.

А. ПОЧИНОК: Такие люди должны получать уважение от государства. Но, кстати, я должен отметить, что последнее время идет целая серия пенсионных законопроектов. Наконец-то военная пенсия будет сравнима с трудовой по базовой части. Там были нюансы. Наконец-то будет серьезное повышение северных, и возможность переноса этой пенсии при переезде в другой не северный район. Словом, следите вот следующий месяц где-то за принятыми законами, будут неплохие, очень неплохие вещи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А у нас на линии, видимо, последний на сегодняшний день собеседник Игорь, врач из Тюменской области. Игорь, Вы с нами?

ИГОРЬ: Да, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

А. ПОЧИНОК: Игорь, а вот скажите, вот то, что сейчас идет по национальному проекту, это в правильном направлении мы действуем, или нет? Вот что сделать для того, чтобы и врачу работалось с удовольствием, и мы спокойно шли в больницу, зная, что нас встретят, вылечат, и все сделают для того, чтобы нам было хорошо, чтобы мы были здоровы.

ИГОРЬ: Я врач стационара. Данную программу мы никак не ощущаем на себе, именно в стационаре. Т.е. согласно заявлениям главного врача покупается оборудование и т.д.

А. ПОЧИНОК: А Вы его не видите, это оборудование?

ИГОРЬ: Для нас оно не принципиально, я разговаривал с теми людьми, которые работают на этом оборудовании. Скажем, так, это оборудование, аппарат УЗИ, как минимум, да, они говорят, что не самое лучшее. И на том, что они работали до этого, результаты (НЕ РАЗБОРЧИВО)

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очень пропадает, Игорь.

А. ПОЧИНОК: Да, плохо слышно. А что вообще надо для того, чтобы качественно выполнять свою работу?

ИГОРЬ: Ну, прежде всего, конечно, это достойная заработная плата. Потому что на данный момент она настолько невысокая, что врачи думают только о том, как заработать. И больной уже переходит на второй план. К сожалению, такие у нас…

А. ПОЧИНОК: А оснащение, лекарства, это вторичны по сравнению с зарплатой.

ИГОРЬ: Ну, в этом плане минимум обеспечивается для больного, но дорогостоящие препараты, крайне дорогостоящие, которые требуются для реанимационных больных, скажем так. Это решает уже администрация. Какой больной, смотрит. Дадим, не дадим. Т.е. на уровне, скажем так, Бога не Бога, но так вот администрация решает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. ПОЧИНОК: Но учтите, что для следующего года порядок меняется. И дорогостоящие будут закупаться на федеральном уровне. А лекарственные препараты будут закупаться субъектами федерации. Это очень правильные изменения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж, Александр Петрович, у нас остается буквально полторы минуты. Я Вам предлагаю в качестве последнего собеседника себя, как слушателя «Эхо Москвы».

А. ПОЧИНОК: Правда?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, а что делать? Я-то быстро отвечу на вопрос.

А. ПОЧИНОК: Так это очень хорошо. Вот скажите, когда надо начинать к Новому году готовиться? Потому что я вот смотрю…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Второго января, Александр Петрович.

А. ПОЧИНОК: Второго января?! Т.е. мы уже опоздали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Конечно.

А. ПОЧИНОК: Вот это вот обидно, потому что проходишь по улицам, видишь уже там, где иностранцы живут, они уже какие-то вывесили веночечки на дверях, уже готовятся к празднику, а мы еще что-то не раскрутились.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: С Новым годом, Александр Петрович.

А. ПОЧИНОК: С Новым годом, это хорошо. Потому что в Росси дольше всего празднуют новый год, и это, наверное, правильно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр Починок в программе «Контрудар».





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире