'Вопросы к интервью
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Еще раз напомню, что в нашей студии главный раввин России Адольф Шаевич. Прежде, чем мы начнем программу, Адольф Соломонович, можно я Вас еще раз поздравлю с недавно прошедшим юбилеем? Вы позволите?

АДОЛЬФ ШАЕВИЧ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я знаю, что как бы это сказать, очень много приличных людей пришло Вас поздравить. И наши слушатели, я, мы присоединяемся ко всем этим поздравлениям.

А. ШАЕВИЧ: Спасибо. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, работать сегодня за меня придется Вам, не смотря на то, что Вы юбиляр. И я напомню нашим уважаемым слушателям, что вопросы Вам будет задавать сегодня Адольф Соломонович, Ваша возможность на них ответить абсолютно прямая и неограниченная. Вы отправляете смс сообщения для номера +7 985 970-45-45. Мы Вам перезваниваем и задаем вопросы. И прошу, у нас на линии уже есть молодой журналист по имени Александр. Судя по номеру из Москвы. Александр, здравствуйте, Вы с нами?

АЛЕКСАНДР: Да, здравствуйте. Конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу Вас.

А. ШАЕВИЧ: Добрый вечер, Александр.

АЛЕКСАНДР: Добрый вечер.

А. ШАЕВИЧ: Как лицо духовное, я бы все-таки хотел начать с вопроса: Вы себя относите к верующим людям?

АЛЕКСАНДР: Скорее да, я православный.

А. ШАЕВИЧ: Православный. Как Вы считаете, идет хорошее возрождение вообще религиозной жизни в России?

АЛЕКСАНДР: Вы знаете, я могу отметить, что оно идет, безусловно. Что по сравнению, скажем, с 10-летней давностью, на религию обращают больше внимания. Но, как мне кажется, что религия – это более такое интимное что-то. И оно не связано с массовостью, что ли. Поэтому, может быть, стоит на это обращать внимание. Но, может быть, не столько агрессивно и не так резко, как это делают. Т.е. иными словами не нужно с горячей головой бросаться вот в тему религии.

А. ШАЕВИЧ: Совершенно с Вами согласен. Тем не менее, понимаете, наверное, хочется пройти этот путь возрождения, за более короткое время. Ведь так много было упущено. И, наверное, все-таки, как Вы считаете, первое время, когда такая возможность появилась, все-таки это была мода, скорее.

АЛЕКСАНДР: Совершенно верно. Вот именно об этом я и говорю.

А. ШАЕВИЧ: Сегодня, наверное, остались все-таки люди, которые действительно интересуются и хотят глубоко проникнуть и в историю, и в традиции и в культуру. Т.е. совершено разные стороны жизни именно вот, скажем, православия, если мы сегодня говорим с Вами, как с человеком, представляющим православное движение.

АЛЕКСАНДР: Ну, Вы знаете, я приведу очень такое небольшое сравнение. Значит, с развалом Советского Союза издательства сохранились. Они стали издавать всевозможные книжки. Издавали, как правило, книжки на очень плохой бумаге. Со временем стало время проходить, стали появляться деньги, вкус, наверное, какой-то, смотрите, сейчас какие книжки издаются. С хорошим переплетом, с хорошей бумагой мелованной. И т.д. т.е. со временем мы придем к цивилизованному отношению к религии. Я думаю, что как бы вот этот пример показательный, т.е. не все сразу. Поэтому я и говорю, что нельзя бросаться с головой в то, чтобы всех обратить к церкви. Человек сам должен к ней прийти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр, ну, Вы, поскольку сообщили, что Вы молодой журналист, возьму на себя смелость просто вспомнить, что, например, в годы моего студенчества, ну, крестик – было преступление. А, между прочим, у синагоги у нас комсомольские наряды стояли на еврейские праздники. И можно было очень большие неприятности получить за визит туда.

АЛЕКСАНДР: Да, я, к сожалению, об этом не знаю.

А. ШАЕВИЧ: И возле церкви такое же было, и возле мечети. Да, это все…

АЛЕКСАНДР: Ну, слава Богу, сейчас этого нету, и в принципе у нас государство, насколько я знаю, не преследует граждан по религиозной принадлежности.

А. ШАЕВИЧ: Да, это я могу подтвердить, поскольку раввином являюсь уже 27 лет. Большую часть своей службы провел именно в Советском Союзе, знаю это не понаслышке…

АЛЕКСАНДР: А можно мне Вас спросить. Как журналисту, мне безумно интересно просто, вот говорят, что главный раввин России это и Адольф Шаевич, и Берл Лазар. Все-таки кто главный раввин?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто главнее?

АЛЕКСАНДР: Да, кто главный.

А. ШАЕВИЧ: Мы одинаковые перед Всевышним. Так получилось, просто он представляет другое направление в иудейской религии. Хасидское. А я представляю традиционно ортодоксальное направление. Хотя и хасидское тоже ортодоксальное. Но здесь больше, очень не хотелось бы мне опять вдаваться во все эти подробности. Здесь больше, мало религии, и больше политики.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо, Александр. Я напомню, что главный раввин России Адольф Шаевич задает вопросы в программе «Контрудар» сегодня Вам +7 985 970-45-45. Ну, у нас тезка нашего первого слушателя, тоже Александр, музыкант, разведен, есть ребенок, 27 лет. Александр, здравствуйте, Вы с нами?

АЛЕКСАНДР: Добрый вечер.

А. ШАЕВИЧ: Здравствуйте. Александр, Вам 27 лет или ребенку?

АЛЕКСАНДР: Мне.

А. ШАЕВИЧ: А кто у Вас? Мальчик? Девочка?

АЛЕКСАНДР: Мальчик.

А. ШАЕВИЧ: А сколько лет?

АЛЕКСАНДР: 2 годика исполнилось 27 октября.

А. ШАЕВИЧ: Совсем еще маленький, конечно. Его никакие философские вопросы, я думаю, не интересуют. Вы с ним живете и больше никого? Бабушки есть?

АЛЕКСАНДР: Он живет с моей бывшей женой, с его мамой, ее родителями. К сожалению.

А. ШАЕВИЧ: Понятно. А Ваше отношение к религии? Как Вы себя ассоциируете?

АЛЕКСАНДР: Ну, я всегда считал себя верующим человеком и всегда старался соблюдать иудаизм.

А. ШАЕВИЧ: А, Вы иудаизм соблюдаете. Ну, как вот считаете, есть какие-то общие тенденции для всех наших религий в стране? Возможности сегодня для возврата к своим корням, для глубокого понимания? Т.е. если Вы действительно, скажем, верующий человек, то сегодня возможности ведь не сравнимые с теми, которые были раньше. И каждый человек может исповедовать свободно свою религию. Это прекрасно, на мой взгляд, как Вы считаете?

АЛЕКСАНДР: Вы, безусловно, правы. Конечно же, по рассказам своего дедушки или бабушек про советское время, безусловно, тогда было труднее. Конечно, тогда евреи – считалось делом таким запрещенным. Сейчас, безусловно, гораздо свободнее, учитывая то, что границы открыты, и мы можем всегда путешествовать спокойно и в Израиль, и в другие страны. И общаться с различными представителями разных религиозных конфессий. У меня много друзей православных и мусульман.

А. ШАЕВИЧ: Понятно. А, скажите, пожалуйста, кто Вы по специальности?

АЛЕКСАНДР: Я классический музыкант-пианист.

А. ШАЕВИЧ: И как успешно? Работаете…

АЛЕКСАНДР: Да, достаточно успешно. Преподаю и играю, гастролирую.

А. ШАЕВИЧ: Не было мысли уехать по каким-либо поводам?

АЛЕКСАНДР: Мысли, безусловно, были, еще после окончания школы. Но Вы знаете, остался в первую очередь, потому что обучение в России, я учился в Московской консерватории. Конечно же, гораздо выше, чем на Западе. Уехать по каким-то бытовым соображениям, по религиозным, нет, надеюсь, что все-таки у нас сейчас такое время, что можно не уезжать, не репатриироваться, не эмигрировать. А просто много ездить. И всегда можно остаться где-то, если очень хочется.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. просто классический космополит Александр.

АЛЕКСАНДР: Да, абсолютно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо Вам большое. программа «Контрудар». Адольф Шаевич задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». +7 985 970-45-45. Вот такое вот, например, сообщение, Адольф Соломонович: «Уважаемый Адольф Соломонович, спросите меня что-нибудь. Я доктор и эмигрант, почти что еврей. Телефон. Приведена только страна – Швеция. Виктор, здравствуйте, Вы с нами?

ВИКТОР: Добрый вечер, Нателла, добрый вечер, Адольф Соломонович.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В какой город мы звоним?

ВИКТОР: Вы звоните в Гетеборг, западное побережье.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Прошу.

А. ШАЕВИЧ: А скажите, пожалуйста, что значит «почти еврей»?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Гонимый.

ВИКТОР: Ну, это значит, что в роду они есть. И это как-то проявилось тоже внешне. вот собственно… Да еще и своей профессией, своим образованием я, наверное, обязан вот этим корням. Потому что все-таки врач в таком понимании, как Розенбаум пел: «Что не лекарь, то еврей» обычно это соответствует.

А. ШАЕВИЧ: А проживаете постоянно в Швеции, да?

ВИКТОР: Да, теперь уже да, после окончания медицинского я из Москвы уехал.

А. ШАЕВИЧ: Давно?

ВИКТОР: Это было в 2005-м году.

А. ШАЕВИЧ: Почему уехали, если не секрет?

ВИКТОР: Ну, в том числе и от нетерпимости, потому что, не смотря на то, что я, так сказать, почти отношусь к этой нации, приходилось на своей шкуре испытывать нетерпимость со стороны людей, которые ездят в метро. Обычно под лозунгом «Россия для русских», «Москва для москвичей». Ну, я согласился, наверное, с этим. Взял и уехал, чтобы не раздражать их своим присутствием.

А. ШАЕВИЧ: А почему именно в Швецию, если тоже не секрет?

ВИКТОР: Это тоже не секрет. Другие корни наравне с еврейскими.

А. ШАЕВИЧ: Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как у Вас все запущено то.

ВИКТОР: Да, у меня много всяких корней.

А. ШАЕВИЧ: В Швеции не испытываете такого давления, как здесь испытывали?

ВИКТОР: Нет, здесь абсолютно толерантность. Здесь люди абсолютно все равны, и никаких проблем, когда бы мне ни приходилось выходить на улицу, я никогда не испытывал. Я здесь почти 2 года, и никаких проблем нет.

А. ШАЕВИЧ: И язык освоили?

ВИКТОР: Да, вполне.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Виктор. Мы продолжаем программу «Контрудар». Адольф Соломонович Шаевич задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». +7 985 970-45-45. Елена, студентка 20 лет из Самары пишет вот что. Елена, здравствуйте, Вы с нами?

ЕЛЕНА: Здравствуйте. Да, я слушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я единственно хочу сказать, это единственная программа «Эхо Москвы», в которой вопросы задаете не Вы, а Вам. Но история, которую описала Елена в своем кратком сообщении, мне кажется, заслуживает некоего разговора. Она хочет узнать Ваше мнение о проблеме закрепившегося в менталитете типажа представителя еврейской расы. Не знаю, что такое еврейская раса. «На лекциях по криминологии нам рассказывают о евреях, как организаторах преступлений». Интересное кино, Адольф Соломонович?

А. ШАЕВИЧ: Очень даже. Очень даже. Где Вы учитесь, Лена?

ЕЛЕНА: Самарский государственный университет, юридический факультет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так ничего, да?

А. ШАЕВИЧ: Да. Это очень даже интересно. Не знаю, как вот Вы, Лена, относитесь, вообще, как Вы считаете, есть плохие народы?

ЕЛЕНА: Нет, меня просто возмущает. И не только по отношению к евреям. Вот я просто позволю себе такое отступление. Масса анекдотов, масса шуток вот именно с акцентами на какие-то характерные черты той или иной национальности. И вот это какое-то повальное стремление показать представителя еврейской национальности слишком хитроумными и способными исключительно на каверзы, ладно, я допускаю, что это, скажем, в низких слоях, когда юмор снисходит до низкого уровня. Но когда нам на лекциях цитируют труды некоторых ученых, где существует грань, что вот есть такая нация, как цыгане и евреи, и цитируют работу ученых, где выявляется их врожденная склонность к совершению преступлений, на лекции доктор наук нам это рассказал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сторонник третьего рейха явный.

А. ШАЕВИЧ: Я думаю, что там у него учебники действительно из гитлеровской Германии. И пытается эту идеологию…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очень все узнаваемо.

А. ШАЕВИЧ: Узнаваемо, да. Конечно, я думаю, что все-таки это счастье, что люди думающие все-таки студенты не всю чепуху эту, не всю дурость эту воспринимают, которую им пытаются вбить в головы. Хочу Вам пожелать успехов, Лена…

ЕЛЕНА: Спасибо.

А. ШАЕВИЧ: Чтобы Вы действительно разобрались в жизни. Сегодня масса возможностей для того, чтобы познакомиться с различными аспектами в любой области.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Лена, а как Вы реагируете на такого рода заявления на лекциях?

ЕЛЕНА: Вы знаете, что-то пытаться объяснить абсолютно бесполезно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, понятно, Вам ему еще сдавать.

ЕЛЕНА: Даже дело не в этом. Следует сразу же ссылка на тот или иной научный трактат. Но, как известно, уровень то развития и понимания вариативности национальной принадлежности, религиозных предпочтений, он меняется. И поэтому цитировать в 21 веке работы 19 века и при этом ссылаться в них как на какой-нибудь мотив современной классификации преступлений ,т.е. по меньшей мере не разумно. И я даже хотела обратить внимание не именно на лекции, а то, что это бытует вообще вот во всей стране. Никто на это внимание не обращает. Это оседает в сознании на уровне каких-то уже аксиом. И это человеку потом уже трудно объяснить, что на самом деле это не так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. ШАЕВИЧ: Все-таки хотелось бы надеяться, что большинство студентов не воспринимают это серьезно. А вот когда это касается людей более молодого возраста, конечно, это все сказывается обязательно. И очень негативно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Елена. Мы продолжаем программу «Контрудар». Адольф Шаевич задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо». У нас на линии Андрей, преподаватель, убежденный сторонник создания универсальной религии. Андрей, здравствуйте.

АНДРЕЙ: Здравствуйте Нателла и Адольф Соломонович.

А. ШАЕВИЧ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что такое универсальная религия?

А. ШАЕВИЧ: Ну, я так понимаю, что Вы имеете в виду объединить все лучшее, что есть во всех мировых религиях.

АНДРЕЙ: Совершенно верно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Где там у нас бахайские храмы, по каким городам стоят?

А. ШАЕВИЧ: Ну, таких попыток предпринималось, наверное, на протяжении всей истории каждой религией. Но до сегодняшнего дня, как Вы видите, это совершено неудачная попытка.

АНДРЕЙ: Адольф Соломонович, можно я выскажу некий тезис.

А. ШАЕВИЧ: Слушаю Вас внимательно.

АНДРЕЙ: Вот вообще слово религия происходит от английского слова «релэйшн», которое обозначает «взаимоотношения». И задача религии объединять людей. Вот очень жалко, что сейчас очень много конфликтов происходит по причине религиозных разногласий. Вот я считаю, что все религиозные деятели мира сейчас должны поставить перед собой задачу выработки общих основ, которые были бы приемлемы всеми. Это аналогично тому, что как Эйнштейн поставил задачу синтеза разных теорий в одну теорию, исходя из тезиса, что материя едина, и не надо делить разные описания там, скажем, одну теорию для одних явлений, другую теорию для других. Надо выработать общие принципы, которые как частный случай давали законы для разных ситуаций. И вот поскольку люди все одинаковые. Две руки, две ноги, вот то, что у них одинаковость генного материала свидетельствует о том, что все они происходят из какого-то одного первого человека, вот почему же у них боги разные. Вот я сам атеист, но я считаю, что религия – это единственный способ создания такого общего пространства, в котором люди могут искать ответ, люди могут разрешать все свои конфликты.

А. ШАЕВИЧ: Понятно. Скажите, пожалуйста, а Вы, вообще, знакомились с концепциями, скажем, православной, христианской, иудейский, мусульманской?

АНДРЕЙ: Да, я читал Библию, Тору. Вот Библия возникла, как расширение Торы. Т.е. у них есть много общего.

А. ШАЕВИЧ: Согласен. Очень, очень много.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Целый Завет.

А. ШАЕВИЧ: Нет, очень много общего действительно у всех мировых религий. Очень много общего. Но различные концепции религиозные, которые как раз вот не дают повода для того, чтобы объединить эти общие усилия. Хотя действительно, повторяю, очень много общего. И то, что мы сотрудничаем. И очень хорошо сотрудничаем с представителями разных конфессий, это ведет просто к сближению, к понимаю друг друга, как и вот о чем Вы говорили, что мы действительно люди, дети Бога. Все мы дети Бога. Это должно нас объединять. Но если человек верует вот так, а не так, как я. Ради Бога, если это мне не мешает. И моя вера не мешает ему. Я думаю, что это совершенно нормальный путь развития.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо, Андрей, сейчас мы прервемся на новости. А затем продолжим. Я напомню, что это программа «Контрудар». Главный раввин России Адольф Шаевич задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эха».

НОВОВСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 32 минуты. Вы слушаете «Эхо Москвы». Это программа «Контрудар». Напомню, что вопросы Вам сегодня задает Адольф Соломонович Шаевич, главный раввин России. Адольф Соломонович, ну, хотя это нарушает принцип программы, я не могла не позвонить этому человеку. Вот сейчас я зачитаю его сообщение: «Скажите, есть ли в Вашей конфессии своя иконопись? Владимир. Белогорский мужской монастырь в Перми, иконописец». Вот у нас Владимир на линии.

А. ШАЕВИЧ: Нет, Владимир, у нас нет такой традиции. Вообще у нас изображения практически всякие запрещены. Изображения человека, я имею в виду. Если Вы когда-нибудь, не знаю, бывали ли в синогогах, то очень скромно они выглядят, и кроме орнаментов ничего нет, никаких ликов, и ничего такого нет. Вот, что могу рассказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Встречный вопрос не хотите задать?

ВЛАДИМИР: Хочу.

А. ШАЕВИЧ: Пожалуйста, я Вас слушаю.

ВЛАДИМИР: Вот в православии существует очень основательная традиция обращения молящегося к иконе. Икона, она, как инструмент. Она как бы точка отсчета, через которую человек устремляет свои помышления к Богу, помыслы, душу, сердце. А что является в Вашей религии, в Вашей конфессии, какая точка визуальная или какая-то еще? Кто воссоздает Вам тайну человека верующего? Существует какой-то такой предмет культовый, через который человек, использует его, как икону?

А. ШАЕВИЧ: Вы знаете, нет у нас ничего подобного, потому что как бы у нас нет посредников между человеком и Богом. Каждый обращается к Всевышнему индивидуально. Раввин, скажем, это учитель. Он может ответить на какие-то вопросы, которые возникают у человека. Он может научить чему-то, связанному с концепцией религиозной, с соблюдением заповедей, но он не посредник ни в коем случае между верующим и Богом. Каждый обращается ко Всевышнему напрямую и поэтому никаких не нужно совершено вспомогательных средств.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Владимир, спасибо Вам большое. Ну, я должна сказать, что нарушили мы все каноны программы. Но мне кажется, что мы сделали правильное дело.

А. ШАЕВИЧ: Да, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Андрей, Москва. Владелец небольшой строительной фирмы. Андрей, здравствуйте, Вы с нами? Так, а миктофрончик-то я Андрею забыла. Але. Андрей, Вы с нами? Здравствуйте.

АНДРЕЙ: Але. Да. Я с Вами. Добрый вечер.

А. ШАЕВИЧ: Добрый вечер. Вы работаете в строительной фирме?

АНДРЕЙ: Да.

А. ШАЕВИЧ: Что строите?

АНДРЕЙ: Ну, я коттеджи частные индивидуальные строю.

А. ШАЕВИЧ: Как бизнес?

АНДРЕЙ: Ну, так, нормально, в общем, все, более-менее, все путем.

А. ШАЕВИЧ: Ну, отлично. А простите, сколько Вам лет?

АНДРЕЙ: Мне 26.

А. ШАЕВИЧ: Вы как относитесь к религии?

АНДРЕЙ: Положительно отношусь.

А. ШАЕВИЧ: Считаете себя верующим?

АНДРЕЙ: Ну, я верующий человек.

А. ШАЕВИЧ: Прекрасно. Какой веры?

АНДРЕЙ: Православный христианин.

А. ШАЕВИЧ: православный. Да, очень хорошо. И как Вы, вот каким образом, все-таки молодой человек. Каким образом Вы сами пришли к религии?

АНДРЕЙ: Ну, я не знаю, меня родители в детстве водили в воскресную школу какое-то время. И, ну, потом я отошел от веры. И вот где-то лет, наверное, 5, 6, 7 назад я уже стал как бы опять интересоваться…

А. ШАЕВИЧ: Уже на таком сознательном уровне.

АНДРЕЙ: Ну, я не думаю. Интуитивно сначала, а потом уже более сознательно. Ну, знакомства какие-то помогли тоже. Я как-то в этот период, у меня были поиски. Я не только вот в православную церковь ходил. Я интересовался разными верами. Т.е….

А. ШАЕВИЧ: Знакомы с разными вероисповеданиями.

АНДРЕЙ: Да, ну, я пытался так интересоваться.

А. ШАЕВИЧ: Ну, это тоже хорошо. Это обогащает. А скажите, пожалуйста, Ваша жизнь как-то изменилась, когда Вы почувствовали какую-то тягу к вере, стали верующим? Изменилась?

АНДРЕЙ: Я думаю, да, изменилась.

А. ШАЕВИЧ: Помогло это Вам? Или, наоборот, нагружает как-то?

АНДРЕЙ: Ну, я думаю, что и помогло и нагрузило дополнительно какой-то ответственностью. Более ответственным человек, мне кажется, становится. И перед людьми, и перед собой, вот за свою жизнь. И за других людей, и вообще по-другому начинаешь смотреть на вещи.

А. ШАЕВИЧ: Вот прекрасно, Андрей, могу Вам сказать, что это действительно вера людей, истинная вера называет людей богобоязненными. Так это и подвигает людей на хорошие дела. И это очень приятно от Вас услышать. И что еще приятнее, что молодые люди, вот такие действительно основательные и самостоятельные стоят твердо на земле, это прекрасно. Рад за Вас очень. Успехов Вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое. Мы продолжаем программу Контрудар». У нас на линии Соня, 17 лет, студентка, архитектор, Москва, иудейка, наполовину еврейка. Здравствуйте, Сон, Вы с нами?

СОНЯ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Маму дозвались уже? Маму поймали уже, наконец?

СОНЯ: Да, поймала.

А. ШАЕВИЧ: Соня только что начала учиться, да?

СОНЯ: Здравствуйте. Я на втором курсе, мне 18 лет скоро будет.

А. ШАЕВИЧ: А почему именно архитектура?

СОНЯ: А, ну, у меня родители не архитекторы, но я с детства рисовала. И мне казалось, что это очень интересная профессия, и поэтому вот решила поступать. И теперь учусь на архитектора.

А. ШАЕВИЧ: И как Вам? Нравится?

СОНЯ: Да, ну тяжело, конечно, иногда бывает. Но мне очень нравится.

А. ШАЕВИЧ: А как Вы относитесь к религии?

СОНЯ: Знаете, мои родители светские люди, и моя мама русская, а мой папа еврей. Ну, и соответственно по (НЕ РАЗБОРЧИВО) я не являюсь еврейкой, но я считаю себя иудейкой, и впоследствии хочу пройти (НЕ РАЗБОРЧИВО). Просто сейчас времени на это нет. Потому что я учусь, но попозже я надеюсь все-таки это сделать.

А. ШАЕВИЧ: Ну, во всяком случае, у Вас есть возможности для знакомства с выбранной религией.

СОНЯ: Да, я читаю различные книги и стараюсь посещать еврейские мероприятия в Москве.

А. ШАЕВИЧ: А вообще какие-то планы на будущее в плане архитектуры есть у Вас? Что бы Вы хотели проектировать, скажем? Что Вы хотели построить?

СОНЯ: Ну, Вы знаете, пока еще трудно планировать, потому что я только начала. Мне еще 5 лет учиться. Но трудно пока загадывать. Может быть, я буду заниматься архитектурой, а, может быть, дизайном интерьеров, пока еще трудно загадывать.

А. ШАЕВИЧ: Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что же, успехов.

СОНЯ: Спасибо большое. Всего доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем «Контрудар», у нас на линии Денис, написал следующее. «Шалом, я христианин и семит, явный противник антисемитизма. Позвоните мне. Денис». Мы выполнили Вашу просьбу.

ДЕНИС: Да, спасибо. Я очень рад.

А. ШАЕВИЧ: Добрый вечер, Денис.

ДЕНИС: Шалом.

А. ШАЕВИЧ: Сколько, простите, Вам лет?

ДЕНИС: Мне 28 лет.

А. ШАЕВИЧ: Как Вы себя ассоциируете с религиозными направлениями? Вы придерживаетесь какого-нибудь?

ДЕНИС: Да, я христианин, протестант. Уже лет 14 почти.

А. ШАЕВИЧ: Посещаете протестантский храм?

ДЕНИС: Да. У нас одна из догм нашей веры – это любовь к евреям, потому что Христос Сам еврей. Так мы научены.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А к остальным?

ДЕНИС: И к остальным само собой. Ведь вера христианская – это любовь к человеку вообще. И в первую очередь любовь к Богу.

А. ШАЕВИЧ: Согласен совершенно. Вам помогает это в жизни?

ДЕНИС: Да, мне это помогает в жизни. Я этим живу. Я живу верой в Бога.

А. ШАЕВИЧ: Прекрасно, конечно. Я думаю, это очень сильно обогащает и помогает. Вместе с тем, конечно, определенные обязательства тоже накладывает, но…

ДЕНИС: Конечно.

А. ШАЕВИЧ: Но когда это не по принуждению, это все-таки очень помогает в жизни. И успехов Вам, конечно, всего наилучшего.

ДЕНИС: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Наш следующий собеседник Адам 35 лет, верующий мусульманин, единобожник, просит позвонить. Мы выполнили эту просьбу. Адам, пожалуйста, телефончик от приемника сразу. Лучше радио пока выключить.

АДАМ: Добрый вечер.

А. ШАЕВИЧ: Скажите, пожалуйста, а как Вы пришли к вере? Давно ли?

АДАМ: Да, мне мою веру передали родители.

А. ШАЕВИЧ: Вам повезло. Т.е. Вы как бы с детства воспитывались в религиозной семье.

АДАМ: Да.

А. ШАЕВИЧ: Вы в Москве живете?

АДАМ: Да.

А. ШАЕВИЧ: Посещаете мечеть?

АДАМ: Ну, по мере возможности. Так у меня работа очень такая напряженная, по пятницам пытаюсь посещать мечеть.

А. ШАЕВИЧ: Коран изучаете?

АДАМ: Ну, на арабском нет, а так толкования на русском, по крайней мере.

А. ШАЕВИЧ: А Вы женаты? Семья есть?

АДАМ: Да, женат. Ребенок 2,5 годика.

А. ШАЕВИЧ: Ну, собираетесь тоже его воспитать в вере? Или…

АДАМ: Конечно, обязательно. Чтобы он душевно понял, что такое религия, вера. И чтобы как бы на будущее у него хватило энергии передать это своим детям. Вот с такой целью собираюсь воспитывать своего ребенка.

А. ШАЕВИЧ: Очень хорошо, конечно. И все-таки вот семейный уклад позволяет Вам соблюдать все необходимые требования, которые предъявляет мусульманская религия к верующему человеку?

АДАМ: Конечно, мы же одно единственное, чем я живу в этой жизни, то, что мы все дети Божии, вот до меня только что разговор был о том, что нас что-то объединяет. Нас объединяет одно в религии. То, что у нас один Бог, Которому мы должны все верить.

А. ШАЕВИЧ: Совершенно верно.

АДАМ: Да, кем бы мы ни были в жизни, должны поклоняться одному Богу.

А. ШАЕВИЧ: И помнить, что все мы дети Бога, и что это живущие с нами люди одинаковы, не смотря на то, что у них другой взгляд на то, как служить Богу. Это нужно уважать, и очень приятно было от Вас это услышать. Спасибо большое.

АДАМ: И у меня еще одна просьба такая к радиостанции, чтобы побольше таких передач, которые просвещали бы нас именно вот в эту тематику, религия была, чтобы больше. Вот тогда это будет правильный путь. И люди будут больше прислушиваться. Потому что для молодежи очень мало информации в этом направлении.

А. ШАЕВИЧ: Я думаю, Нателла пригласит и муфтия, и православных священников и буддийских.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я с удовольствием.

А. ШАЕВИЧ: Да, это надо сделать. Согласен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Адам. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас линии Дмитрий, 37 лет. Дальше идет такая емкая характеристика – пол еврея. Программист, семеро детей, москвич. Здравствуйте.

ДМИТРИЙ: Здравствуйте.

А. ШАЕВИЧ: Добрый вечер. Семь детей?

ДМИТРИЙ: Да.

А. ШАЕВИЧ: Молодец, молодец, просто самая высокая похвала. Это здорово. А как Ваше отношение к религии?

ДМИТРИЙ: Ну, Вы знаете, у меня достаточно сложное отношение к религии, то есть я считаю себя человеком верующим, но не могу однозначно отнести себя ни к одной конфессии. Значит, у меня отец еврей и верующий иудей. Но давно уже эмигрировал в Соединенные Штаты. А мать соответственно русская, православная. Сам же я как бы вот…

А. ШАЕВИЧ: Еще не нашли себя.

ДМИТРИЙ: Да, я себя не нашел. И мне это на самом деле очень мешает. Потому что как я недавно окончательно понял, в общем, достаточно поздно. Воспитывать детей без религиозной основы очень тяжело. Вот очень тяжело основные моральные принципы им привить. Нет как бы для них основы.

А. ШАЕВИЧ: Да, это, конечно, очень ощутимо. Потому что мы долгие годы жили вот в этом отрыве от такой фантастической, можно сказать, основы, которую нам дала каждая религия. Столько накоплено веками опыта человеческого, и, к сожалению, все это ушло в песок. И сегодня очень много требуется времени для того, чтобы восстановить это все. Я очень надеюсь, что Вы себя найдете, и укажите правильную дорогу своим детям. Желаю Вам всего наилучшего, чтобы все было у Вас хорошо. Семь детей – это просто счастье.

ДМИТРИЙ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И большая ответственность. Спасибо, Дмитрий. Мы продолжаем. У нас на линии город Омск. Ирина написала о себе следующее. Если верно пейджинговая компания процитировала. Я тропарница. Ирина, правильно?

ИРИНА: Правильно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что это такое? Вот я, например, не знаю. Адольф Соломонович, Вы знаете, о чем речь.

А. ШАЕВИЧ: Тоже нет.

ИРИНА: Ага, это значит, я пишу тропари.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

А. ШАЕВИЧ: Это относится к христианской религии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да.

ИРИНА: Я сама православная.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Спрашивайте.

А. ШАЕВИЧ: Ирина, не спрашиваю, сколько Вам лет. У женщин не принято спрашивать. Просто расскажите немножко. Вы все-таки не просто, оказывается, верующая, а глубоко, я так понимаю, верующая. И посвятили какую-то часть жизни своей вот православной религии. Как Вы к этому пришли?

ИРИНА: Вы знаете, как это не странно, меня привели к религии, к вере сектанты.

А. ШАЕВИЧ: Вот так даже. Интересно.

ИРИНА: Православные. Потому что так много этих верующих, которые, ну, Вы же знаете, что мы росли в коммунистическое время атеистическое.

А. ШАЕВИЧ: Конечно, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сам рос, в общем, там же.

ИРИНА: Да, Бога никто не знал. Естественно, я, например, скажем, вообще я Бога не знала. Я слышала там Святая Троица, еще что-то там, но понятия, что это Господь, я смотрела, как нам показывали картину «Явление Христа народу».

А. ШАЕВИЧ: Да, да.

ИРИНА: Знаете, да?

А. ШАЕВИЧ: Конечно.

ИРИНА: А кто такой Христос я не знала. Вообще понятия не имела. Вы знаете, я попала к сектантам не так, как обычно подходят на улице к тебе. Нет, я попала как-то необычным образом. Дело в том, что мне мама говорит: Ир, хочешь сходить в этот самый на…

А. ШАЕВИЧ: На собрание.

ИРИНА: На свидетелей Иеговы. Что такое Иегова я не знала. Она говорит, они там разговаривают друг с другом, общаются. О, думаю, ну, уже общение. А я то не знала, я еле отсюда вышла, в общем. Ну, я думаю, что Господь меня привел туда сначала почему, потому что он как бы говорил, что есть как бы истинная религия, а есть как бы лже вера. Т.е. я от них пострадала, можно сказать.

А. ШАЕВИЧ: Ну, Вы не одна.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, Вы действительно не одна.

А. ШАЕВИЧ: Не одна такая, потому что, к сожалению, к великому, сюда понаехало столько представителей различных сект. И люди тянулись просто к вере, не разбираясь действительно, где истинная вера, где лживая. И очень многие вот, к сожалению, прошли эту ломку и прошли этот тяжелый период. Но, слава Богу, что Вы нашли себя. Я очень рад за Вас.

ИРИНА: Свобода вероисповедания. Но в чем эта ошибка была? В том, что они не дали народу вздохнуть. Я говорю, что значит, вот если бы я была руководителем, и закончилось вот это время, и началась демократия. И американцы или еще кто-нибудь сказали бы, ну, все, давайте мы Вам пришлем (НЕ РАЗБОРЧИРВО). Извините, ребята, подождите. Вот сначала наш народ те же евреи, те же мусульмане, те же православные, те же католики, немцы, лютеране. Сначала пускай они сами станут на ноги…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно, Ирина, спасибо.

А. ШАЕВИЧ: Очень правильный путь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Адольф Соломонович, вот есть у нас такой слушатель, который слушает нашу программу. Зовут его Кирилл, телефон его 917 206 52 83. Человек этот прислал коротенькое сообщение: «Смерть жидам». Вы хотите с ним поговорить? Я могу ему позвонить, а могу ему не звонить. На Ваше усмотрение.

А. ШАЕВИЧ: Мне кажется, бесполезно с такими людьми разговаривать совершенно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, тогда оставляем его на…

А. ШАЕВИЧ: Я могу поговорить с человеком…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У которого есть аргументы.

А. ШАЕВИЧ: Который не любит раввина Шаевича. Я еще это могу воспринять. Ну, не любит он евреев, Ну, бесполезно на эту тему говорить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тогда мы продолжаем программу. У нас на линии Григорий, священнослужитель, соблюдающий субботу, хотел бы ответить на вопросы: «Я за толерантность», — пишет, — «будьте любезны, позвоните». Здравствуйте.

ГРИГОРИЙ: Добрый вечер.

А. ШАЕВИЧ: Скажите, пожалуйста, я так понимаю, Вы субботник.

ГРИГОРИЙ: Совершенно верно, я субботник, адвентист седьмого дня. Хотел бы с Вами пообщаться.

А. ШАЕВИЧ: Да, я знаком со многими людьми адвентистами, и здесь у нас в России, и за рубежом. И, наверное, тоже, может быть, даже больше пришлось пострадать адвентистам в советские времена. Но, скажите, пожалуйста, как сейчас обстоит. Я не очень последнее время, честно, сталкивался с представителями Вашего направления. Как сегодня обстоит ситуация в стране?

ГРИГОРИЙ: Спасибо за вопрос, и спасибо Нателле Болтянской за то, что обратила внимание на мое сообщение. Хочу сказать следующее, что я за толерантность в том случае, и за все, как бы за то, чтобы многие формы жизни на нашей планете Бог устроил, существуют, и жучки, и млекопитающие, и птички, и животные и сосуществуют, никто никому не мешает и не истребляет. Так же самое и в религии должно сосуществовать много мнений. А там уже Господь нас уже рассудит так, как мы все идем к истине, и истина победит. Но наше положение в России немного хуже, чем на Западе, в Европе, и в Америке, и в Украине. Вот я был пастором в Белгороде, Губкин, в частности, и хотел построить храм. Ничего не получилось. Православные давили на власть, на Кретова, Кретов вынес решение разрушить храм. Но Бог был на нашей стороне, спасал. Хоть не разрушили. И мы смогли это на квартиры обменять. Невозможно, как рыба об лед. Ничего невозможно сдвинуть. Хотя мы за то, чтобы нести людям добро, как и православные, как и иудеи, как и мусульмане. Только ради этого. И Европа доказала можно жить так. И Америка доказала. И слава Богу в Москве мы можем сосуществовать. И евреи, и мусульмане, и протестанты, и католики, и атеисты. И дай Бог, чтобы все это было так дальше. Господь допустил. Если Бог допускает, как сказать, многообразие мнений. И в этом должно родиться единство. И оно не бьет, как полицейский, дубинкой, а дает возможность сосуществовать. В этом есть возможность. В этом есть свобода выбора. Любовь к ближнему. Хочешь так, пожалуйста. Скажите, пожалуйста, а сколько приверженцев примерно, Вы знаете, число, по России, скажем, Вашего направления?

ГРИГОРИЙ: Ну, по России около 200 000. Это вот официально. Мы же ведем живую статистику, именно живые прихожане, члены церкви, 200 000. В Украине, может, 300. Но многие же как бы, знаете, факультативно ходят. Так около 500 000, может составлять именно такая статистика. А в мире 10 миллионов членов церкви, и около 20 миллионов с приверженцами, вот так.

А. ШАЕВИЧ: Я думаю, у Вас все наладится, потому что люди истинной веры, они все равно добиваются своего. И если человек с Богом, то Бог поможет. Желаю Вам успехов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. У нас на линии Наум. Два внука, москвич, пенсионер. Наум, телефон от приемника. А то у нас с эхом. Здравствуйте.

НАУМ: Я Вас слушаю. Добрый день.

А. ШАЕВИЧ: Даже два внука уже есть?

НАУМ: Да, даже два внука.

А. ШАЕВИЧ: Ну, мы, наверное, примерно одного возраста с Вами.

НАУМ: Я тоже справил юбилей.

А. ШАЕВИЧ: Я поздравляю Вас.

НАУМ: Спасибо. Вас также.

А. ШАЕВИЧ: Спасибо. Я думаю, что, наверное, Вы все-таки прожили вне всякой религии, судя по имени, Вы, наверное, все-таки иудей, да?

НАУМ: Естественно.

А. ШАЕВИЧ: И, наверное, в синагоге бывали, но от случая к случаю. По праздникам, может быть, да?

НАУМ: Ну, по праздникам бывал, да. Даже вот, как говорили, Нателла, попадал в комсомольский патруль на (НЕ РАЗБОРЧИВО). Да, т.е. все это я пережил, испытал, как говорится, на собственной шкуре.

А. ШАЕВИЧ: А сегодня как Вы, посещаете синагогу?

НАУМ: Знаете, я посещаю, как просто место такое. А не как религиозный человек. Я абсолютно не религиозен.

А. ШАЕВИЧ: А детям своим как-то Вы…

НАУМ: Одинаково. Я воспитан своими родителями.

А. ШАЕВИЧ: И дети тоже как бы…

НАУМ: Абсолютно.

А. ШАЕВИЧ: А вот о внуках что Вы думаете? Хотели бы Вы, чтобы они все-таки хотя бы познакомились с традицией, познакомились…

НАУМ: А, это я по возможности знакомлю.

А. ШАЕВИЧ: Внуки, сколько лет им?

НАУМ: 15 и 10.

А. ШАЕВИЧ: Т.е. они ходят в школу.

НАУМ: Да, да.

А. ШАЕВИЧ: И есть возможность у них познакомиться с традицией?

НАУМ: Ну, Вы знаете ,как, по домашней библиотеке есть.

А. ШАЕВИЧ: Ну, это тоже хорошо. Потому что действительно сегодня можно из любых источников получать информацию. Главное, мне кажется, все-таки…

НАУМ: Т.е. если раньше мы черпали информацию из библиотеки атеиста, отбрасывая там ряд вещей, оставляя только то, что нужно, то сейчас в общем так достаточно хорошо. Подборки есть, все энциклопедии еврейские. И старая еврейская, и новая вот изданная недавно, в Иерусалиме которая была издана. Т.е. это все есть, ребята имеют возможность со всем познакомиться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо, Наум. Адольф Соломонович, я могу предложить Вам две вещи на выбор. У нас осталось меньше 3 минут. Я могу Вам предложить либо подвести итоги сегодняшней программы, либо если Вы уж совсем разохотились задавать вопросы, задать вопрос мне, я тоже слушатель «Эхо Москвы». На Ваше усмотрение.

А. ШАЕВИЧ: Ну, не знаю. Мне кажется, ведущей такой программы должно очень и очень интересно, поскольку сюда приходят совершенно разные люди, и верующие, и не верующие, различных национальностей. Т.е. весь аспект представляют…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, собственно и есть человечество.

А. ШАЕВИЧ: Да, человечество. Вот на Вашу личную жизнь это как-то накладывает отпечаток какой-то?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, а как же.

А. ШАЕВИЧ: Я знаю, что Вы пишите песни. И вот многие темы для своих песен Вы берете отсюда или нет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Многие отсюда, многие. Действительно так.

А. ШАЕВИЧ: Вот используете положение служебное в личных целях.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, служебное положение, конечно, да.

А. ШАЕВИЧ: Но должен Вам сказать, что у Вас хорошо получается, поэтому…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое.

А. ШАЕВИЧ: Хотелось бы пожелать Вам, чтобы тоже все это продолжалось. Это действительно очень хорошая передача. И, наверное, действительно люди хотят общения. Сегодня нет у нас вот таких громадных аудиторий, которые собирались, помните, на заре перестройки. Там авторитетные люди отвечали на вопросы, рассказывали. Сегодня и авторитетов практически нет больших в стране таких, которых бы очень хотелось послушать. Какая-то часть аудитории наверняка отключила свое радио, когда услышали, что я пришел. Какая-то другая проявила интерес. К другому человеку точно так же относятся. Какая-то часть вообще не реагирует, какая-то часть интересуется. А хотелось бы, чтобы это общение, действительно много общего, очень много общего у людей. И, наверное, это нужно развивать. Потому что мы должны этот путь пройти становления. Масса проблем в стране. И если мы не будем едины, если у нас будут поводы искать разъединение такое, такое, ничего хорошего из этого не будет. Нужно учиться на историческом опыте обязательно. Мы, к сожалению, ни на своем, ни на чужом опыте не учимся. Это очень печально. Но все равно остаюсь оптимистом, и уверен, что здоровых, нормальных людей в стране намного больше, чем вот тех, который там звонил с пожеланием смерти кому-то и т.д. и т.д.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо Вам большое. Я должна сказать, что ни разу программа «Контрудар» не была так нарушена огромным количеством вопросов, задаваемых Вам. И я надеюсь, что Вы еще к нам придете на них отвечать.

А. ШАЕВИЧ: С удовольствием отвечу на вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире