'Вопросы к интервью
24 октября 2007
Z Контрудар Все выпуски

Нина Останина


Время выхода в эфир: 24 октября 2007, 22:12

НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22.13 на часах в студии «Эхо Москвы». Напомню, что в нашей студии заместитель председателя комитета госдумы по делам женщин, семьи и молодежи Нина Останина. Здравствуйте.

НИНА ОСТАНИНА: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот тут пошли уже коррекции моего обращения. Что, дескать, не стоит обращаться к депутату, работающему во фракции КПРФ. Г-жа Останина, молодая женщина. Я к ней буду обращаться просто по имени, если Вы не возражаете. Итак, вопросы Вам, уважаемые радиослушатели задает Нина Останина. Вы отправляете смску для номера +7 985 970-45-45. Мы Вам перезаваниваем и задаем вопросы. Не забывайте краткую информацию о себе. Первый наш собеседник сообщил о себе буквально в четырех словах очень много. Инженер-атомщик, многодетный, работающий бомж 33 лет. Зовут Борис. Борис, здравствуйте, Вы с нами? Да что ж такое. К сожалению, сорвался звонок. Сейчас я попробую перенабрать Бориса, поскольку уже пообещала. Пока еще раз напомню, что вопросы сегодня задавать, Нина, Вам. И те, кто готов на них отвечать просто-напросто присылают смску для номера +7 985 970-45-45. Мы им перезванием и задаем вопросы. Вы можете предлагать тему какую-то, но это уже решение гостьи, будет ли они следовать Вашим предложениям, или все-таки задаст свой вопрос на свою тему. Итак, 970-45-45. Вот он у нас, пожалуй, Борис, Вы у нас потерялись. Здравствуйте. Это «Эхо Москвы».

БОРИС: Да, да. Я не нажимал ничего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я уже про Вас все сказала, что Вы многодетный работающий бомж, инженер-атомщик 33 лет. Нина, прошу Вас.

Н. ОСТАНИНА: Добрый вечер, Борис.

БОРИС: Здравствуйте.

Н. ОСТАНИНА: Ну, для начала я уточню о том, что работаю в комитете по делам женщин, семьи и детей. И попутно замечу, что каждый комитет профильный в думе имеет министерство, с которым он сотрудничает. Министерство, с которым сотрудничает наш комитет, называется Министерством здравсоцразвития. Я бы хотела, Борис, спросить у Вас вот о чем. Минздравсоцразвития прославился тем, что выступил инициатором многих реформ, прежде всего, что касается нашего здравоохранения, отношения к семье, к детям. Но, как Вы знаете, Зурабов – один из министров, который не вошел в состав нового кабинета. Я не говорю об отставке Зурабова, ибо указ об отставке я не видела, как и Вы, наверное. Скажите, вот то, что Зурабов не является ныне министром, означает ли конец зурабовщины в медицине? И вообще в социальной политике, Борис, как Вы считаете?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот как прямо.

БОРИС: Так. Ну, я Вас немножко разочарую, потому что я от всей социальной политики, так называемой, не видел ни копейки. Может быть, это покажется Вам странным. Но у нас в Сибири, если приходишь на прием к мэру, то говорят, что на Вас денег нету. Если я спрашиваю, а как же там все фонды стабилизационные, говорят, ну, вот, а на Вас нет. Понимаете? Честно говоря, мы молока не видали пока ни при Зурабове, ни после Зурабова.

Н. ОСТАНИНА: Борис, а можно я уточню. Вы сказали «у нас в Сибири». Простите, я тоже представляю сибирский регион, родом из Кузбаса. Скажите, какой регион представляете Вы?

БОРИС: Ангарский. Иркутская область.

Н. ОСТАНИНА: А, Иркутская область. Вы знаете, Борис, наверное, Вам действительно меньше повезло, потому что в любом случае сейчас вместо федерального центра, который сбросил заботу о семье, о детях, а я поняла, что у Вас многодетная семья…

БОРИС: Три ребенка.

Н. ОСТАНИНА: Да, вот эти позиции. Совершенно верно, трое и более детей предполагается по прежним советским нормам. Предполагаются льготы для семьи. Семья называется многодетной.

БОРИС: Понимаете, нам 33 года и мы пролетаем мимо всех программ.

Н. ОСТАНИНА: Ну, это печально, потому сейчас такие программы разрабатываются в каждом субъекте Федерации. Предположим, вот я знаю, что в Кузбасе такие программы есть. И это определяется политической волей того, кто стоит во главе Вашего региона. К сожалению, еще раз Федеральный центр сейчас сбросил заботу о детях только на регионы. Я считаю, что это абсолютно неправильно. А Вы как считаете? Надо ли вернуть заботу о семье, детях, и вообще социальную политику на федеральный уровень? Либо все-таки спустить на регионы, как это сделано сейчас?

БОРИС: Для меня это сильно тяжело. Я знаю только, что через пару лет просто уеду и все из этой страны. Невыносимо. Просто невозможно выживать.

Н. ОСТАНИНА: Борис, а можно я Вам задам вопрос? В качестве такой реплики небольшой. только что из региона. И мне интеллигентные врачи рассказали следующее. Приходит бабушка в поликлинику и говорит: проведите меня к врачу. Ухо, глаз. Ей говорят: бабушка, нет такого доктора ухо-глаз. Есть ухо-горло-нос, лор и т.д. Почему ухо-глаз. Я говорит: не вижу того, что слышу. Борис, скажите, вот Вы смотрите многочисленные телепередачи. Наверное, слушаете радио, читаете газеты. Вот эта бравурная нота, которая раздается от наших министров, от нового председателя правительства, она не настраивает Вас на оптимистичный лад?

БОРИС: Это просто смешно слушать, когда обсуждаются вопросы, вот поднимем мы старикам на 100 или 200 рублей, и совершенно замалчивается тема, когда у людей просто негде жить. Т.е. я плачу две трети зарплаты, т.е. а они обсуждают какие-то вопросы на порядок менее, не знаю. Т.е. приоритеты, мне кажется, где-то абсолютно не так. В первую очередь надо помогать тем, кто гораздо сильнее нуждается, а не тем, у кого есть, в общем-то, и жилье, и все. Ну, вот не хватает там бедным 100 рублей заплатить за свет. Это смешно просто слушать и обидно.

Н. ОСТАНИНА: Борис, а можно я Вам задам такой вопрос. Вот в самом начале передачи уже позвонили нашему ведущему в студию о том, что если задавать вопросы будет депутат-коммунист, то желания принимать участия в передаче вот женщина не выказала. Как Вы считаете, не является ли вот такое желание замазать глаза нашему населению, в том числе тем, кто находится в трудной жизненной ситуации вот такими замечательными рассказами, или картинками. Картинками о том, какой счастливой стала жизнь в России. Не является ли это политизацией чрезмерной накануне выборов 2 декабря?

БОРИС: Ну, для меня жизнь не стала счастливой, извините, конечно. Может, для кого-то она и стала.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Борис. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Владимир. О себе сообщил, что продюсер. Владимир, Вы с нами?

ВЛАДИМИР: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

ВЛАДИМИР: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Дети есть?

ВЛАДИМИР: Двое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Нина.

Н. ОСТАНИНА: Добрый вечер, Владимир. Вы знаете, я хотела бы Вам задать следующий вопрос. Ну, как известно, с начала текущего года вступил в силу закон о так называемом материнском капитале. И уже прозвучала интересная цифра о том, что рождаемость в России увеличилась на 9%. У Вас тоже 2 детей. Я не знаю возраст этих детей. Но замечательно, что и Вы, наверное, внесли вклад в эти 9%.

ВЛАДИМИР: Нет.

Н. ОСТАНИНА: Дети уже более взрослые, да.

ВЛАДИМИР: У меня старший, может, скоро внесет вклад. Но не здесь. В другой стране.

Н. ОСТАНИНА: Ага, тоже не здесь, в другой стране. Странно. Если все так хорошо, почему тогда у нас, с одной стороны, люди умирают. Неужели они мрут от счастья. С другой стороны, они выезжают за пределы нашей замечательной страны только потому, что здесь им неуютно живется. И все-таки скажите, вот заявление правительства о том, что у нас рождаемость в России возросла на 9%. Как Вы считаете, связано ли это с законом о материнском капитале. Вообще верите ли Вы в то, что закон о материнском капитале может стимулировать рождение 2-3, последующих детей у нас в стране.

ВЛАДИМИР: Нет, я в это не верю.

Н. ОСТАНИНА: А почему не верите? Ведь речь идет о пособии в объеме в 250 000 рублей. Если родится второй, третий, последующий ребенок. Почему Вы в это не верите?

ВЛАДИМИР: Ну, это отложенный спрос называется. Когда деньги обещают через 3 года. А родился ребенок сегодня. То, наверное, деньги надо выдавать и сегодня, а не 3 года ждать. Потому что актуальность этих денег тогда, когда они есть. А не когда про них думаешь, что они будут когда-то.

Н. ОСТАНИНА: Вы знаете, я с Вами соглашусь, но такое впечатление, что Вы, наверное, более прозорливый, чем министр финансов г-н Кудрин. Дело в том, что когда обсуждался в думе этот законопроект, то была обозначена цифра 132 миллиарда рублей на финансирование. Это закон, начиная с 2010 года. Когда же в думу представили бюджет на 2008-2010 годы, то цифра эта сократилась до 55 миллиардов рублей. И когда я как депутат задала вопрос Кудрину: а чем это объясняется? Он говорит: ну, во-первых, закон вступает в силу, начиная с 2010 года. А что касается траты денег на образование, то речь идет о высшем образовании. И надо подождать, пока ребенку исполниться 17-18 лет. С другой стороны приобрести жилье на 250 000 рублей, сейчас это просто смешно, смехотворные цифры. Сделать это невозможно, только если в маленьком провинциальном городе или на селе. Поэтому 132 миллиарда рублей это сумма, которая не может быть использована. И 55 миллиардов – это та реальная цифра, о которой сейчас можно говорить. Но при этом как бы вот тем мамочкам и папам, которые хотят обзавестись сейчас вторым, или третьим ребенком, об этом Алексей Леонидович не сказал. Хотя когда он пропагандировал свой закон о материнском капитале, то речь все-таки шла о 132 миллиардах рублей. Поэтому я тоже вместе с Вами не верю о том, что в эти 9% внес вклад закон о материнском капитале. И одновременно хотела бы все-таки сказать о том, что возможности для того, чтобы наши семьи обзаводились вторым, третьи, последующими детьми, конечно есть. И в этой связи, я хотела бы спросить Ваше мнение. Как Вы считаете, стабилизационный фонд, профицит нашего федерального бюджета, а можно ли уже сегодня, уже сейчас направить на улучшение положения материального тех семей, которые имеют детей. Либо надо вкладывать это, как делает это наше правительство в ценные бумаги за рубежом. При этом мы четко не знаем в банки каких государств вкладываются эти деньги, и как работают эти деньги?

ВЛАДМИР: Можно отвечать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нужно.

ВЛАДИМИР: Нужно. Да, значит, то, что стабилизационный фонд нужен – да, это вопросов нет. Но вопрос, как с ним эффективно работать. То что у нас его нельзя использовать, это однозначно. Потому что сейчас не созданы те институты, которые будут, во-первых, со стороны гражданского общества, контролировать расход этих денег. Опять, если отдать на откуп чиновников, значит, распилется, украдется. И от этих денег ничего не останется. Они все осядут в тех же банках, только не под государственным видом, а в качестве личных вкладов. А то, что рациональное использование, это проблема нашего управления. У нас кризис менеджмента, если говорить иностранным языком, т.е. кризис управления. И я боюсь, что вот Вы, говоря хорошие слова, все равно будете, если у Вас вдруг получится прийти к власти, будет ситуация с этими же проблемами. Ведь сделав шаг вперед, мы сделали уже три шага назад. Первый шаг, это когда стали пытаться преобразовать наше общество в гражданское общество. А три шага назад, мы пытаемся все же надеяться, что какой-то добрый правящий человек нам все эти вопросы решит за нас. Вот где проблема-то. Поэтому какие деньги Вы не создайте, если их правильно не использовать, и не передать контроль над этим обществу, то они всегда будут неэффективны.

Н. ОСТАНИНА: Владимир, замечательная вещь, потому что совпала с моей позицией в отношении еще одной проблемы. Ну, как Вы знаете, что абсолютно верно, болевая точка найдена сейчас нашей социальной политики, это жилье. Жилье, и в этом смысле можно много рассуждать на эту тему. Нужно социальное жилье. Нужно жилье молодой семье. Так считают, должно быть бесплатным. Но, тем не менее, ну коли единственная форма спасения бездомных наших семей нуждающихся, это ипотека признана, ну, ладно. Предполагается выделение, действительно, и национальный проект по жилью. К нему относиться можно только с одобрением, но, как Вы считаете, вот кроме профильного комитета, который занимается жилищным строительством, кроме министерства регионального развития, создание еще государственной корпорации, которая занимается контролем за исполнением вот этого национального проекта, вообще разумно это или нет. Целесообразно или нет? И какова цель создания этой корпорации? Вот Вы как просто рядовой житель России, в чем Вы видите эту цель?

ВЛАДИМИР: Могу очень просто Вам сказать. Австрийский писатель Кафка это очень хорошо описал в его рассказе «Замок», называется. Когда люди делают бесполезную работу и не понимают, для чего ее делают. Но, все равно, ее делают как бы инстинктивно. А здесь я вижу другое решение, очень простое. Не надо изобретать велосипед, в западных странах это давно все решено. Есть муниципальное жилье. И есть жилье приватное, т.е. частное. И там муниципальное жилье предоставляется людям в найм. Где они оплачивают и его квартплату и все. Но государство в этом участвует. А у нас государство само себя вывело из этой области строения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, я благодарю уже Владимира.

Н. ОСТАНИНА: Спасибо. Интересный собеседник.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А у нас на линии Сарван. Сарван. телефон от приемника срочно просто, иначе разговор не получится. Многодетный отец, военнослужащий. Нина, прошу Вас.

Н. ОСТАНИНА: Да, Сарван, добрый вечер. С уважением отношусь. Во-первых, потому что многодетный. Во-вторых, что военнослужащий. В этом смысле, конечно, понимаю те проблемы, которые стоят перед Вами и Вашей семьей. Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, все-таки забота о Ваших детях, ну, кроме самих родителей, должно ли государству нести ответственность. И какова должна быть форма этой ответственности государства перед Вашими детьми.

САРВАН: Да, спасибо за вопрос. Я считаю, что действительно на самом деле государство не обязано помочь. Но если государство обязывает или предлагает повысить рождаемость, то соответственно забота от него должна исходить обязательно. В какой это форме должно быть? В первую очередь, конечно, жилищные проблемы, потому что это очень больная тема в данный момент для многодетных семей. И, я считаю, что это практически для всех многодетных семей. А потом уже материальная помощь и образование соответственно. И дальнейшее соответственно (НЕ РАЗБОРЧИВО) детей. Как бы мое мнение такое.

Н. ОСТАНИНА: Сарван, а я хочу Вам задать такой вопрос. Простите, вот, может, он покажется Вам политическим. Вот я являюсь автором разработчиком закона о жилье молодой семье. При этом смысл этого закона заключается в том, что молодая семья должна иметь право на бесплатное получение жилья, больше того, нам ведь удалось провести в государственной думе в федеральный бюджет строку «Жилье молодой семье». И в этом году по этой строке выделили 3,6 миллиарда рублей на финансирование. Но закона нет. При этом аргумент высказывается правительством следующий. Ну, зачем такой закон, если у нас есть ипотека. С Вашей точки зрения кроме ипотеки должно ли молодую семью обеспечить вот таким бесплатным жильем. Либо это беспроцентные кредиты со стороны государства. Нужен ли такой закон, который регулировал бы вот начальные шаги молодой семье с точки зрения материального обеспечения ее жильем. Нужен ли этот закон?

САРВАН: Я думаю, что нужен. Почему? Потому что в любом случае у той или другой молодой семьи был бы выбор, по крайней мере. Взять, скажем, ту же беспроцентную ипотеку для себя. Либо же вот то, что Вы предлагаете по этой программе. Конечно, это должен быть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Я благодарю Вас. К сожалению, время наше с Вами истекает. Потому что сейчас у нас должны быть новости. Напомню еще раз, что это программа «Контрудар», единственная передача «Эхо Москвы», в которой вопросы задают гости. Сегодня наша гостья Нина Останина, заместитель председателя комитета государственной думы по делам женщин, семьи и молодежи. Нина Александровна продолжит задавать вопросы после новостей. И +7 985 970-45-45 это номер, по которому Вы отправляете смски. А мы Вам перезвоним и переговорим с Вами.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа и почти 35минут. Нина Останина в «Контрударе». И у нас на линии Вадим, механик. Поговорить хочет о воспитании детей. Об обучении детей даже, правильно говорю, Вадим?

ВАДИМ: Да, совершенно верно. Здравствуйте. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нина я Вам напомню, что Ваше право следовать теме предложенной, или свою.

Н. ОСТАНИНА: Да, Вадим, добрый вечер. И я бы действительно хотела поговорить на ту тему, которую предложили Вы. Но для начала такого характера вопрос. Радиослушатели которые звонили до Вас, как правило, были многодетные родители. Это были отцы, Сорван, Борис, Владимир обращались к нам. Мы говорили о материальных проблемах этих семей. Наверное, Вы знаете, что бытует такое мнение в обществе, что многодетные семьи, которые, как правило, асоциальные семьи, которые, в общем, живут в бедности. И такую жизнь они сами себе обеспечили. Скажите, пожалуйста, Ваша точка зрения. Многодетная семья в современной России это что? Атавизм или это все-таки шаг в будущее? И следующее. Кроме материального стимулирования для того, чтобы наши семьи становились многодетными, рождались вторые, третьи дети, какие меры должна принимать власть для того, чтобы возродить вот эти семейные ценности и традиции многодетной семьи?

ВАДИМ: Еще раз добрый вечер. Да, я считаю, что многодетные семьи – это в принципе будущее нашей страны. А в связи с тем, что их материальное положение тяжелое, это, конечно, беда, и в какой-то степени, наверное, и позор нашей страны. Я про это и хотел поговорить с Вами, про обучение. Потому что обучение сейчас очень дорого. И в принципе у меня двое детей. Так что немножко знаю эту проблему.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В теме.

Н. ОСТАНИНА: Вадим, скажите, пожалуйста, что значит дорого обучение? Ваши дети обучаются в средней школе или это высшее учебное заведение и коммерческое учебное заведение? Где учатся Ваши дети?

ВАДИМ: Старший учится в колледже, оплата 22 тысячи за курс. Младший учится в школе, платим буквально за все.

Н. ОСТАНИНА: Вадим, если бы на моем месте сидел председатель комитета сейчас по науке образованию госдумы Николай Булаев, то он бы сказал, что Вы просто неверную информацию даете. У нас в России бесплатное образование. И когда вот такие депутаты, как я говорят, что у нас образование давно стало платным, что оно переведено на коммерческую основу даже в школе средней начальной, то нас обвиняют в том, что мы плохо знаем ситуацию. Действительно, скажите, Вы звоните из Москвы?

ВАДИМ: Нет, Екатеринбург.

Н. ОСТАНИНА: Я просто не знаю какого-нибудь региона в России, может быть, в Москве на самом деле с родителей поборы не собирают, но что касается других регионов, то поборы эти есть. Образование наше давно перестало быть бесплатным. Скажите, пожалуйста, какие меры видите Вы, чтобы ликвидировать эту платность образования? Какие меры должна предпринять власть для того, чтобы вернуть, наверное, те позиции, которые утратило наше образование, хотя бы заставить власть исполнять ту самую статью конституции, по которой наше образование является бесплатным.

ВАДИМ: Я считаю, что наша власть должна быть заинтересована, чтобы у нее были грамотные, образованные люди.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Н. ОСТАНИНА: Спасибо, Вадим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем. У нас на линии Ольга.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Наконец дама. А то у нас как-то сегодня небывалая мужская активность. Мама троих детей, 38 лет, добросовестный налогоплательщик, который содержит кучу обнаглевших чиновников. Здравствуйте, Ольга.

ОЛЬГА: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Отрекомендовалась. Полностью. Прошу, Нина.

Н. ОСТАНИНА: Доброе начало. И в этом смысле, Ольга, понимаю Вас. Я бы хотела задать такой вопрос. Вот в думе я, и мои коллега по фракции компарии, депутаты от фракции «Родина», многие независимые депутаты инициировали закон о повышении размера детского пособия. Ну, я думаю, Вам объяснять не надо, что размер детского пособия сейчас определяется минимум 75 рублей, минимальный размер. А те регионы, которые нашли возможность повысить, таких немного оказалось, чуть более 20 регионов, 23 называл бывший Минздравсоцразвития г-н Зурабов. Там пособие от 100 до 300 рублей. С Вашей точки зрения, каким должен быть размер детского пособия, чтобы ну минимальные потребности ребенка были удовлетворены? Да, не минимальные. Чтобы ребенок нормально рос, был здоровым, имел возможность учиться, лечиться и получать все остальные жизненные радости.

ОЛЬГА: Ну, во-первых, я считаю, что надо начинать, прежде всего, не с пособия. Пособие – это до того периода, пока, может быть, мама не может работать. Допустим, до 3 лет. В этом случае можно ориентироваться на реальный прожиточный минимум. Ну, т.е. это, как минимум, сейчас, по-моему, 3000 рублей или больше.

Н. ОСТАНИНА: Я хочу Вас огорчить. Дело в том, что государство позаботилось, правительство о том, чтобы его не упрекали в неисполнении закона. И с 2005 года у нас отсутствует официальное понятие на федеральном уровне о минимальном прожиточном уровне. Есть потребительская корзинка некая. А прожиточный минимум определяется только в субъекте федерации. Ну, это так к слову.

ОЛЬГА: Понятно. А, с другой стороны, Вы знаете, я, наверное, представляю ту часть не нищих многодетных мам, которые могут совмещать, ну, так получилось, и карьеру, и воспитание детей.

Н. ОСТАНИНА: Замечательно.

ОЛЬГЯ: И в этом смысле, конечно, Вы знаете, настолько смешно, когда я смотрю по своей справке 2НДФЛ, какую сумму я заплатила государству. А потом обращаюсь в школы, поликлиники, открываю кошелек и по новой плачу за все бесплатное обучение, образование. А так же работая вынуждена тоже прибегать к помощи каких-то водителей, ну, где-то няни. И думая, какое количество людей я держу, которые сначала с меня получают эти налоги. Потом думают, как их перераспределить. И в результате мои дети, поскольку я не отношусь к категории нищие, а только эти категории могут рассчитывать на то, что государство поможет им стать из нищих бедными. Если Вы уже средние, не бедные, то никакой поддержки Вы в принципе не будете получать. И в этом смысле, я считаю, что надо давать просто налоговые льготы родителям, которые, безусловно, прежде всего, ну, они все равно прежде всего направляют на своих детей. Они их растят, и они лучше распорядятся, каким образом потратить свои собственные деньги, а не давать это на откуп чиновникам. Вот это моя позиция. И таки образом, и благополучные семьи будут заинтересованы, чтобы рожать как можно больше детей. В то же время, я думаю, что и пенсию мне мое государство с моих налогов не будет платить какую-то радикально отличающуюся от того, что платят, например, работники бюджетных сфер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Н. ОСТАНИНА: Спасибо, Ольга. Действительно это замечательное предложение. Просто я хотела сказать, что когда разрабатывался в думе закон о господдержке, удалось донести этот закон до того, что он был проголосован в совете федерации. К сожалению, его не подписал ни прежний президент, ни президент нынешний. Так вот смысл этого закона заключался в том, чтобы годы ухода за детьми считались трудовой деятельностью и входили бы в пенсионный стаж. Как считаете Вы, Ольга, включать эти годы…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я уже простилась с Ольгой.

Н. ОСТАНИНА: Уже простились с Ольгой. Тем не менее, я думаю, что можно адресовать этот вопрос следующему нашему собеседнику.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Он у нас тоже серьезный профессионал. У нас, я во-первых, напомню, что вопросы сегодня слушателям «Эхо Москвы» задает заместитель председателя комитета госдумы по делам женщин, семьи и молодежи Нина Останина. А наш собеседник Иван Емельянович, врач роддома, стаж работы 45 лет. Иван Емельянович, Вы с нами?

ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ: Да, я Вас слушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Нина.

Н. ОСТАНИНА: Добрый вечер, Иван Емельянович.

ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ: Наверное, и просто и сложно говорить с Вами, как с профессионалом. Но вот, тем не менее, хотелось бы выслушать и Вашу точку зрения. Скажите, какие меры все-таки вот Вы, как профессионал, считаете нужным принять сейчас с тем, чтобы реализовать ту самую задачу, которую поставил, в том числе, и наш президент. Речь идет о демографической программе, о пятом национальном проекте, проекте демократическом. Как Вы считаете, кроме материальных стимулов, какие стимулы еще нужны, чтобы наши семьи стремились обзаводиться детьми, да не просто одним ребенком, а вторым, третьим ребенком, чтобы это приносило им счастье. Чтобы росли их дети в радости, и ну в любом случае это было бы на пользу нашему государству. Ибо если такими темпами будет убывать наше население, как это случается сейчас. Когда у нас каждые 21 минуту рождается ребенок. И каждую секунду рождается ребенок, и каждые 14 секунд умирает человек, наверное, такими темпами мы придем к естественной убыли населения. Какова Ваша точка зрения?

ИВАН ЕМЕЛЬЯНОВИЧ: Моя точка зрения состоит в том, что вот эти все меры, которые предпринимаются сейчас, пособия и прочее, все это полиатив. Это пока не изменится у нас социально-экономическая обстановка в стране. Пока у нас не будет столько семей, которые живут за чертой бедности. А их сейчас по разным данным более половины. А ведь в их семьях живут дети. Понимаете эти меры – это все полиатив. А это вот пособие, которые, сколько там, 250 000, которое дадут через 3 года, это вообще не в какие ворота не влезет. Эти 250 000 беременной нужно давать, когда она только в роддом, или когда родит, сразу же ей надо давать. А это все полиативные меры, которые не изменят, и не улучшат те условия, которые породили бы желание иметь ребенка, воспитывать и т.д. и т.п. Поэтому я считаю, что это все полиатив. И вот эти 9%, я в них очень и очень сомневаюсь, что это действительно так. И второе, конечно, нужно отдельной строкой в бюджете отделить, выделить средства, которые бы шли на родовспоможение. На оказание помощи (НЕ РАЗБОРЧИВО) беременным матерям и семьям малоимущим. Пока не будет в бюджете отдельной строкой это выделено, до тех пор ничего не изменится. И следующее, что я бы хотел сказать: понимаете, родовспоможение – это один из важнейших вопросов нашего здравоохранения. А Вы посмотрите? Вы назвали Зурабова и зурабовщину. Зурабов был нормальный, хороший, эрудированный человек, но он был не врач. Я сейчас вижу, мы увидели, что опять министром здравоохранения у нас женщина. Может, она замечательный специалист в какой-то области, но она не врач. Она не понимает…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мысль понятна. Спасибо. Я благодарю Ивана Емельяновича. И надо сказать, что доктора у нас тоже сегодня очень активны. У нас на линии Санкт-Петербург. Михаил Яковлевич, участковый врач-педиатр, 30 лет стажа. Михаил Яковлевич, Вы с нами?

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Да. Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Нина, думаю, что у Вас найдется и о чем спросить Михаила Яковлевича.

Н. ОСТАНИНА: Безусловно, меня очень радует, что принимают участие в нашей передаче, в нашей беседе такая профессиональная аудитория, профессиональные наши собеседники. Михаил Яковлевич. Я все-таки хочу Вас спросить. Вот в предыдущем вопросе прозвучало такое предложение, что необходимо выделить отдельную строку в федеральном бюджете на родовспоможение. И в этом смысле, ну, как панацея от всех этих проблем. Я знаю, что и министерство само, и тут у нас профильный комитет в лице председателя (НЕ РАЗБОРЧИВО) Лаховой говорит о том, что вот появление родовой сертификат, он решит все проблемы родовспоможения. И уже на 90% эти проблемы решил. С Вашей точки зрения является ли родовой сертификат этой панацеей. Какие меры надо еще предпринять кроме выделения средств в федеральном бюджете на родовспоможение.

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Ну, он не является никаким. Во-первых, те, кто хотел платить платно, они все равно платят.

Н. ОСТАНИНА: Верно.

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Во-вторых, вот у нас город на островах. Роды очень много в вечерне-ночное время. Половина времени мосты разведены. Ну, правда, сейчас появился этот самый мост. А так вообще, вот на Васильевский остров, например, и с него, и на него попасть невозможно полгода ночью.

Н. ОСТАНИНА: И с сертификатом и без сертификата.

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Поэтому есть у нее сертификат, нет у нее сертификата, повезут туда. Мало того, давно были созданы специализированные роддома. Есть у нее сертификат, нет у нее сертификата, если у нее сердечная патология, пойду в определенный роддом, а не куда попало. Потому что если даже она чего-то хочет, это может плохо закончиться. Это первый момент. А вот вторая его часть этого сертификата, которая стала (НЕ РАЗБОРЧИВО) по поликлиникам, ну это вообще полная. Потому что если в первом формально кто-то из женщин еще хоть как-то заинтересован, то во второй его части, которая приходит в поликлинику, мама сама никак не заинтересована. Мы ее все равно примем, ее все равно все осмотрят. Только теперь еще 25 бумаг для того, что того, чтобы прошел. Там ее смотрел невропатолог по страховой медицине. А так он ее по страховой медицине и по этому… Еще страховые выпишут это самое, потому что они 2 раза получают. Это еще впереди. Мы это уже проходили.

Н. ОСТАНИНА: Михаил Яковлевич, а вот такого характера вопрос. Ну, Ваша точка зрения совпадает с моей позицией в отношении родового сертификата. Но, скажите, как сделать, чтобы люди, которые отвечают за этот в частности, ну, и профильное само министерство. Пусть даже министр не врач. В любом случае, если уж взвалил на себя груз, так уж вези его. Как Вы считаете, что сделать, чтобы мнение Вас, профессионалов, услышали люди, которые должны решать эту проблему. Какие меры принять необходимо, кроме прямой линии президента?

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Нет, президента нет. Вообще я не думаю, что он больший профессионал…

Н. ОСТАНИНА: Нет, я к тому, что достаточно дозвониться до президента и какие-то проблемы решаются. Но ведь это не выход из всех бед.

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Но нельзя решать вопрос одной бабушки.

Н. ОСТАНИНА: Безусловно. И только что предыдущий собеседник сказал, что без изменения социально-экономического курса, обстановки, вряд ли можно поменять отношение в том числе и в проблеме рождения детей, помощи многодетным семьям.

МИХАИЛ ЯКОВЛЕВИЧ: Вопрос о приоритетах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Михаил Яковлевич, у нас на линии Кирилл из Москвы.

Н. ОСТАНИНА: Спасибо. Очень интересный собеседник.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Врач, работаю риэлтером, пятеро детей. Хотел бы поговорить о проблемах жилья для многодетных. Кирилл, здравствуйте.

КИРИЛЛ: Здравствуйте. Я проживаю в Москве, еще.

Н. ОСТАНИНА: Кирилл, ну, во-первых, я не стану даже спрашивать, каковы условия проживания Вашей семьи, потому что понятно, что у нас в России, семья, даже как только появляется даже первый ребенок, сразу попадает в категорию социально неблагополучных. Мне бы хотелось, чтобы с точки зрения духовной и материальной ваша семья была бы благополучной. Вот, тем не менее, как Вы считаете, должно ли государство оказывать поддержку вот таким семьям, как Ваша семья, и каковы должны быть формы этой поддержки. Либо это только налоговые послабления, о чем только что вот мы говорили с Ольгой, нашей собеседницей, либо это все-таки прямые материальные выплаты многодетным семьям, в том числе и льготы на получения социального, бесплатного жилья.

КИРИЛЛ: Ну, если материальную помощь рассматривать, то помощь, конечно, должна быть. Это в школах на форму, как вот сейчас она дается. На питание детей. Ну, и конечно, льготы на отдых, т.е. бесплатные путевки, кстати, которые сейчас есть. Многие просто не знают. Для это приходиться ходить, их выбивать. Просто требовать. И, конечно, отдых для детей бесплатный, он очень выгоден для семьи. А что касается жилья, т.к. я сам риэлтер, я считаю, что, ну, во-первых, молодая семья программа, она не подходит для тех семей, которые старше определенного возраста, 27 лет, как я помню.

Н. ОСТАНИНА: Да, нет, Кирилл, немножко не так. Там предела нет. В каждом регионе своя программа «Молодой семьи». И насколько я знаю, в Москве до 35 лет.

КИРИЛЛ: Нет, нет, нет. 35 лет это я такое даже не слышал, что 35. Там меньше. Около 30. Ну, допустим, даже смотрите, мне сейчас 37. И первый ребенок у меня появился в 20 лет. Естественно, что я не попадаю в эту программу. Спрашивается, почему? И, конечно, если повышать рождаемость, я думаю, что семьям надо давать беспроцентные рассрочки на приобретение жилья. Потому что и вот та молодая программа, вот эта «Молодая семья», большая очередь, семьи стоят долго, чтобы ее получить. И многие не дожидаются этого, просто не могут дождаться.

Н. ОСТАНИНА: Переходят в другую возрастную категорию.

КИРИЛЛ: Да, и многие платят взятки для того, чтобы получить быстрее.

Н. ОСТАНИНА: Кирилл, скажите, и все-таки с одной стороны, проблема поддержка в вопросе получения жилья. В частности бесплатного жилья даже по программе «Жилье молодой семье». С другой стороны, поддержка в отношении организации отдыха Вашей детей. Достаточно ли этой меры с Вашей точки зрения, чтоб все семьи озаботились и поставили перед собой вопрос: а могу я родить, можем ли мы родить 2-3 ребенка и безбедно жить при этом. Какие меры с Вашей точки зрения необходимо еще предпринять, чтобы побудить наши семьи к тому, чтобы там появлялись вторые, третьи и следующие детки?

КИРИЛЛ: Ну, вот, конечно, все-таки жилищная проблема это, наверное, самая серьезная проблема, потому что все остальные проблемы можно решить, если все дети здоровы. Ну, мы еще не говорим о детях инвалидах, которые вообще не получают жилье вне очереди. И те очереди, которые официально заявлены, вот эти права, они не выполняются. Т.е. люди стоят с детским церебральным параличом по 4-5 лет на очереди и не получают жилья. Поскольку жилотделы их отпихивают, дела их скрывают, теряют…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да, никому они не нужны.

Н. ОСТАНИНА: Кирилл, а можно такого характера еще вопрос. Вот Вы отец пятерых детей. Скажите, пожалуйста, вот будь на то соответствующие материальные условия. Если бы с точки зрения решения жилищной проблемы, с точки зрения выплаты пособия Вашим детям, сколько детей Вы могли бы воспитать в своей семье?

КИРИЛЛ: Ну, я бы взял, наверное, еще бы детей, может быть, даже не своих.

Н. ОСТАНИНА: Да, я об этом и говорю. Трудно, наверное, посчитать штучно. И все-таки, пятеро детей, семь детей. Скажите, насколько сложно…

КИРИЛЛ: Хочу сказать, вот я разговаривал с бабушками. Ну, старым населением. И говорили, что раньше было по 15-16 детей в семьях. Ну, это было раньше. Но я думаю, что мог бы, конечно, ну, двоих детей еще это уж точно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Еще двоих. У нас на линии Николай, молодой отец 28 лет. Санкт-Петербург. Николай, уберите приемник от телефона. Написал два слова: за правительство. Николай, Вы с нами:

НИКОЛАЙ: Да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы поддерживаете политику правительства в какой области?

Н. ОСТАНИНА: В какой части?

КИРИЛЛ: Вы знаете, я бы хотел сказать хотя бы одно слово за правительство. Потому что была одна критика. Вот у меня в мае родился сын. У меня жена, она работала, ушла в декрет…

Н. ОСТАНИНА: Ну, надеемся, родился благодаря Вам, а не правительству.

КИРИЛЛ: Нет, не благодаря. Но мы получили помощь от правительства, не знаю, от федеральной, или муниципальной. Перечислили 16 000 рублей за 5 месяцев вперед. В принципе неплохие деньги даже по питерским меркам. Как бы про сертификат, мы рожали в платной клинике. Но я знал, что по сертификату мы могли пойти родить в нормальных условиях в клинике Отто. Тоже на Васильевском острове. Ну, как бы не все плохо. Есть и хорошее.

Н. ОСТАНИНА: Николай, согласны. Ну, а решитесь на то, чтобы в Вашей семье родился 2-3-й ребенок? Готовы Вы к этому?

НИКОЛАЙ: Да, да.

Н. ОСТАНИНА: Готовы к этому. Материальные условия Вам позволяют. И Вы считаете, что достаточны меры, которые касаются поддержки Вашей семьи и Вашего ребенка.

НИКОЛАЙ: Ну, Вы знаете, ну вот в этом году получили право, приватизировали квартиру. Тоже от государства получили жилье. Ну, плюс работаю в семейном бизнесе. Пытаемся сами заработать. А вот в плане налогов, чтобы уменьшение налогов, насколько я знаю в других странах, у нас одно из самых низких налогообложений. И куда меньше. Наверное, может не все эффективно собирается и распределяется…

Н. ОСТАНИНА: Ну, что, я с Вами соглашусь, Николай. Не одно из самых низких, а практически самое низкое. Более того, ни в одной цивилизованной стране мира нет такого усредненного подоходного налога плоской шкалы. Я считаю…

НИКОЛАЙ: Ну, наверное, главное начать со всех собирать. А когда уже начнут собирать, а потом уже дифференцировать.

Н. ОСТАНИНА: И все-таки, Николай, вот смотрите. Перед Вами были собеседники многодетные семьи. И там речь шла, в том числе, о материальных проблемах. Не считаете ли Вы, что вместо плоской шкалы подоходного налога, которая есть у нас сейчас в России, необходимо внести умеренно прогрессивную шкалу подоходного налога, чтобы ну такие семьи, как Ваша, если они на самом деле обеспечены, и есть возможность родить второго и третьего ребенка, чтобы была такая же возможность и у других семей, которые, к сожалению, не имеют вот этих материальных условий семейного бизнеса, вот который у Вас сегодня сложился на сегодняшний день. Нужна ли поддержка этим семьям, с Вашей точки зрения?

НИКОЛАЙ: Ну, вот насчет прогрессивной шкалы, мне кажется, еще не время. Как бы потом, когда больше будет средний класс, он сейчас только начал увеличиваться, да. А сейчас пока нет. Но то, что нужна материальная поддержка семьям, особенно когда маленькие дети и несколько детей, это я абсолютно согласен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Утверждаю. Спасибо. Видимо, последний на сегодняшний день наш собеседник. Денис, Оренбург, доктор, который вынужден заниматься коммерцией, двое детей. Здравствуйте, Денис.

ДЕНИС: Да, добрый день. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Нина.

Н. ОСТАНИНА: Да, добрый вечер, Денис. А в Оренбурге, наверное, уже ближе к ночи время.

ДЕНИС: Да, уже ночь.

Н. ОСТАНИНА: И все-таки, Денис, ну, вот только что перед вами был еще один собеседник Николай из Санкт-Петербурга, который утверждал, что в принципе, меры, которые сейчас предпринимает правительство, они вполне достаточны. И обеспечивают нормальное материальное благополучие, ну, в частности его семьи. Ну, коли Вы, кроме того, чтобы заниматься своей профессиональной деятельности еще вынуждены подрабатывать, скажите, что заставляет Вас подрабатывать, а не заниматься только впрямую своей врачебной деятельностью.

ДЕНИС: Ну, это действительно материальный достаток. Потому что я не могу, например, на врачебную зарплату обеспечить семью достаточным доходом, так скажем.

Н. ОСТАНИНА: Денис, а сколько у Вас детей в Вашей семье?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Двое.

ДЕНИС: Да, двое детей.

Н. ОСТАНИНА: И все-таки, знаете, коли уж это последний собеседник, позвольте обратить Вас в сферу нематериальную. Я еще раз хотела задать вопрос, на который не получила ответа от многодетных отцов в самом начале нашей передачи, задавая им вопрос. Речь шла вот о чем. Скажите, Денис, достаточно ли материальных условий, чтобы побудить наши семьи стать многодетными, с одной стороны, и чтобы вернуть лучшие семейные традиции наши российские в семью, в жизнь в нашу воплотить эти традиции.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Денис, ну, только так: да – нет. Больше не успеем.

Н. ОСТАНИНА: Внести в нашу жизнь.

ДЕНИС: Я думаю, что нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Думаете, что нет. К сожалению, время наше на этом истекает. Просто меньше минуты осталось. Я благодарю Нину Александровну за сегодняшнюю программу. Нина Останина, заместитель председателя комитета госдумы по делам женщин, семьи и молодежи в программе «Контрудар». Новости на «Эхе» прямо сейчас.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире