'Вопросы к интервью
17 октября 2007
Z Контрудар Все выпуски

Валерий Зубов


Время выхода в эфир: 17 октября 2007, 22:12

ОЛЬГА БЫЧКОВА: 22.12 в Москве. У микрофона Ольга Бычкова, добрый вечер. Я сегодня за Нателлу Болтянскую, которая в отъезде, но гость у нас Валерий Зубов, депутат государственной думы, бывший губернатор Красноярского края, и, между прочим, доктор экономических наук и профессор, человек, который в экономике разбирается, добрый вечер, Валерий.

ВАЛЕРИЙ ЗУБОВ: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: И мало того, что депутат и бывший губернатор, Валерий Зубов приехал к нам сюда в студию «Эхо Москвы» прямо из Лужников, со стадиона, где проходил футбольный матч. Сейчас расскажите о ваших впечатлениях. Мы только нашим слушателям напомним правила игры, так сказать. Правила программы «Контрудар», значит, она отличается тем, эта программа Натэллы Болтянской, которая все это и придумала, что вопросы здесь задаете Вы, понимаете. Вы привыкли, наверное, что Вас все время спрашивают о чем-нибудь.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, я привык к разным ситуациям, и когда меня спрашивают, и когда я должен спрашивать. То, что касается футбола, то легко очень понять, что происходит, открыв окно. Если мы откроем сейчас окно, мы будем слышать крики: «Россия! Россия!»

О. БЫЧКОВА: Там у нас на Арбате гуляют фанаты футбольные.

В. ЗУБОВ: Да, они не только на Арбате, они гуляют… я сам за рулем, поэтому проехал весь путь. Везде хватает людей, которые испытывают истинное удовольствие.

О. БЫЧКОВА: Подождите, сейчас расскажите. Да, все испытывают истинное удовольствие от счета 2:1 в нашу пользу. Это совершенно понятно. И мы, конечно, себя с этим поздравляем. И нашу команду в первую очередь. Значит, для того, чтобы Валерий Зубов мог задать Вам, уважаемые слушатели, свои вопросы, Вам нужно сделать одну простую вещь. На наш номер +7 985 970-45-45 прислать вот как бы такую свою заявку. Значит, Вы просто присылаете, пишите свое имя, чем Вы занимаетесь, ну, вот так вот элементарно, откуда Вы звоните и номер телефона, по которому можно прямо сейчас Вам позвонить. Вот я прямо наберу этот номер тут же из прямого эфира, с вами соединиться и Вы побеседуете с нашим гостем Валерием Зубовым. Вот такая простая совершенно история. Итак, номер для отправки своих заявок на вопросы Валерия Зубова +7 985 970-45-45. Давайте, присылайте прямо сейчас. Ну, что, Москва гуляет, да? Я-то сижу просто целый вечер в студии, ничего не вижу. Только слышу вопли с Арбата, радостных болельщиков.

В. ЗУБОВ: Оля, Вы знаете, я хотел бы воспользоваться вот этим поводом для того, чтобы начать разговор. Вы знаете, мы выиграли сегодня у одной из лучших команд в мире.

О. БЫЧКОВА: Это правда.

В. ЗУБОВ: Это правда. Это дает нам шанс попасть на чемпионат Европы. Но и это дает нам повод поразмышлять вот, о чем я предлагаю. О том, как мы хотим все-таки строить вообще всю свою жизнь. Вот когда мы играем, ну, в данном случае в футбол так, как положено играть в футбол, то мы выигрываем. Для нас нет запретных тем в Европе. И когда начинают разговоры о каком-то исключительном, особом образе жизни для России, мне всегда в этом видится слабость. Что мы не можем вот выиграть в футбол…

О. БЫЧКОВА: Как люди.

В. ЗУБОВ: Да, тогда мы можем выиграть в городки, в шашки.

О. БЫЧКОВА: И правила придумаем сами на ходу.

В. ЗУБОВ: И правила сами. Мы абсолютно полноценная нация, мы абсолютно можем играть по мировым правилам и не только в футбол. И одно из правил, почему в Европе, в Северной Америке, теперь уже во многих юго-восточных странах живут достаточно успешно люди, и развиваются, оно заключается в том, что когда у Вас возникает проблема, Вы начните ее обсуждать. Вы не бойтесь этой проблемы. И я сегодня тем, кто будет звонить, предлагаю тяжелую тему, она абсолютно не популярна для политиков. Ее политики, те особенно, кот избирается, а я всегда избирался, только избирался. Ну, так получилось, проходил много выборов, и не всегда выигрывал. Но и состоял в аудиториях, и отвечал на вопросы, все стараются обходить тему – цена продовольствия. Вот хочется придумать что-то такое, чтобы не было этой темы. Любой политик, он готов обсуждать о походе там в Индийский океан, и как мочить там свои сапоги. Он готов обсуждать проблемы, как нам добывать углеводороды в Северном Ледовитом океане в Арктике, но продовольствие – это то, с чем мы больше всего сталкиваемся. И последних несколько недель ситуация, увы, стала для всех острой. Все заметили вдруг, что-то происходит. Поэтому я хотел бы настроить нас с Вами и тех, кто будет звонить нам, не побояться обсудить эту тему. Не политики и политики. Сразу скажу, что, подготовившись к этой передаче, ну, нельзя же идти неподготовленным, я задам два вопроса тем телезрителям, которые сейчас, не смотря на то, что…

О. БЫЧКОВА: Радиослушателям.

В. ЗУБОВ: Мне как-то сейчас большинство радиослушателей сейчас, вообще-то говоря, не нас с Вами слушают, а отмечают…

О. БЫЧКОВА: Нет, не скажите. Они отвечают, может быть, а мы их прекрасно понимаем, но, тем не менее, тут у нас пришло уже достаточное количество предложений от людей…

В. ЗУБОВ: Я два вопроса задам…

О. БЫЧКОВА: Сейчас, сейчас наберем.

В. ЗУБОВ: А потом два вопроса сам скажу ответ. Их будет четыре всего, чтобы не было слишком много.

О. БЫЧКОВА: Слишком много не будет.

В. ЗУБОВ: На два вопроса я хотел бы узнать, что скажут слушатели, как они ответят. Я им задам вопросы.

О. БЫЧКОВА: А потом ответите сами?

В. ЗУБОВ: А потом на два вопроса отвечу сам.

О. БЫЧКОВА: Ну, Вы будете общаться со слушателями, отвечать и обсуждать. Вот мы сейчас пытаемся дозвониться математику Андрею из Москвы, и нам это уже практически удалось. Ало, Андрей, добрый день. Слышите ли вы нас? Да, Вы нас слышите. Добрый вечер.

АНДРЕЙ: Добрый вечер. Да.

О. БЫЧКОВА: Ну, что, Вы готовы? Вы готовы. Валерий Зубов у нас в студии прямого эфира. Он задает Вам свой вопрос в программе «Контрудар». Валерий, пожалуйста.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, то, что цены на нефть и газ, высокие цены на цветные металлы – это большое благо для России для бюджета…

О. БЫЧКОВА: Вы сейчас Андрею вопрос задаете, да?

В. ЗУБОВ: Да, вот у меня, Андрей, вопрос к Вам. А цены на сельхозпродукцию – это плохо ли для России? Мы начали экспортировать зерно. Это плохо или из этого можно извлечь выгоду?

О. БЫЧКОВА: Ух, ты, Андрей, Вы математик. Вы должны уметь считать, сосчитайте нам, пожалуйста.

АНДРЕЙ: Трудно мне ответить на Ваш вопрос, но вот что касается цен на сельхозпродукцию, которая относится к наиболее важным видам товаров. Вот я 4 года жил в Северной Америке, там год в США и 3 года в Канаде. Вот везде такие базовые продукты питания, как молоко и хлеб, они продаются по ценам, я не уверен, что которые соответствуют их себестоимости.

О. БЫЧКОВА: Ну, в смысле дешево.

АНДРЕЙ: Молоко там дешевое, хлеб дешевый. И вообще еда очень дешевая. Это связано с тем, что эти товары не есть предметы роскоши, это основная часть потребительской корзины.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вы считаете, что нефть и газ могут быть какие угодно, а молоко и хлеб все-таки должны быть дешевыми и вполне доступными.

АНДРЕЙ: Я считаю, что не должно быть какой-то связи с ценами на нефть и газ и ценами на хлеб и молоко. Эти продукты должны быть по ценам постоянным, не зависимо от того, какая реальная стоимость (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) изготовление.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Сейчас мы послушаем, что думает Валерий Зубов по этому поводу. Вы получили ответ от слушателя?

В. ЗУБОВ: Да, конечно, и хорошая зацепка, чтобы начинать дискуссию и по серьезному. Мне тоже довелось жить в США и бывать в Канаде. И в общем, я не считаю, что там дешевое вообще продовольствие. Просто относительно заработной платы, которую получает американец и канадец, цена на продукты питания выглядит относительно доступной. У нас, к сожалению, пока такое большое количество людей с низкими зарплатами и пенсиями, что любое повышение цен, оно критично. Серьезно.

О. БЫЧКОВА: Я вам скажу, что вообще в Америке и в Европе на многие продовольственные товары цены ниже, чем в Москве, например. Это факт. Это личные наблюдения, я не готова сейчас их подкрепить конкретными цифрами.

В. ЗУБОВ: Ох, я хотел бы, чтобы Вы подкрепили конкретными цифрами. Вы знаете, относительно зарплат, соглашусь, а в абсолютном нет, не соглашусь. У них достаточно дорогие продукты и на мясо, и продовольствие и на птицу и т.д.

АНДРЕЙ: Ну, подождите, там 2 литра молока пакет, по-моему, доллар стоит всего-навсего.

О. БЫЧКОВА: Вот, я то же самое имею в виду. Понимаете, т.е. там масса товаров…

АНДРЕЙ: Вот я покупал мясо полкило, по-моему, 5 долларов. В Москве цены на мясо такие же, на молоко цены гораздо выше.

В. ЗУБОВ: Да, 5 долларов, на самом деле, это почти 140 рублей.

О. БЫЧКОВА: Да, ну, а доллар там молоко.

В. ЗУБОВ: Не будем в детали.

О. БЫЧКОВА: Не будем. А Вы еще хотели детали.

В. ЗУБОВ: У нас еще длинный разговор.

О. БЫЧКОВА: Хорошо, Андрей, спасибо Вам большое.

В. ЗУБОВ: Большое спасибо.

О. БЫЧКОВА: Спасибо за Ваши ответы.

В. ЗУБОВ: Теперь у меня второй вопрос, есть кому задавать?

О. БЫЧКОВА: У нас есть. Мы сейчас кому задаем вопрос? Мы не дозвонились, нет? Ну, сейчас мы попробуем еще раз дозвониться. У нас тут не очень хорошо работают сегодня телефоны.

В. ЗУБОВ: Ну, еще бы. Все работает на футбол.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот сейчас мы найдем. Так вот. Слава, ученик из Санкт-Петербурга. У нас получиться набрать питерский номер? Сейчас мы попробуем позвонить в Питер. И у нас, кстати, много звонков. Нас еще тут просят Сергей из Питера дать ему слова. Сергей, подождите, сейчас мы ученику Славе попытаемся предоставить такую возможность. Понимаете, но все-таки Андрей сейчас говорил, что не должно быть связи между теми ценами и этими ценами.

В. ЗУБОВ: У меня остается право немножко ниже вернуться, прокомментировать, очевидно, его заявление.

О. БЫЧКОВА: Прокомментируйте, пока мы набираем. Я тоже так считаю, где что, вообще говоря.

В. ЗУБОВ: А как этой связи может не быть? Вот как может не быть связи между ценой на молоко, на мясо, если крестьянин покупает солярку, чтобы посадить хлеб по той цене, которая есть. И если она высока…

О. БЫЧКОВА: А как американскому крестьянину это удается?

В. ЗУБОВ: То же самое. Он делает то же самое, только у него более высокая производительность труда.

О. БЫЧКОВА: А, так вот в этом все и дело, значит.

В. ЗУБОВ: Не только. И когда у Вас перевозят любой продукт питания, хоть по Москве, хоть по Питеру, до которого мы никак не можем дозвониться…

О. БЫЧКОВА: Мы уже дозвонились.

В. ЗУБОВ: Хоть до Красноярска, Вы перевозите его на чем? На автомобиле.

О. БЫЧКОВА: Значит, нужно лучше работать.

В. ЗУБОВ: И используете бензин, солярку.

О. БЫЧКОВА: Понятно. А государство должно быть устроено более эффективно.

В. ЗУБОВ: Поэтому первый тезис, я к сожалению, не могу согласиться с Андреем, связаны между собой цена на нефть и цена на продукты питания.

О. БЫЧКОВА: Ну, связаны при условии, что все плохо работает. А если хорошо работает, то иначе. Так, Слава из Санкт-Петербурга, Слава, добрый вечер.

СЛАВА: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: А Вы ученик чего, скажите нам, пожалуйста, чтобы нам было понятно.

СЛАВА: Седьмого класса в средней школе.

О. БЫЧКОВА: Седьмого класса в средней школе. Вы живете в Питере, да?

СЛАВА: Да, я сегодня так болел за Россию.

О. БЫЧКОВА: Ну, мы Вас поздравляем. Вы болели не зря. Ваше боление, так же, как и многих болельщиков, наверняка, помогло нашим футболистам. Для этого и существуют болельщики. Ну, что Вы готовы обсуждать с депутатом и бывшим губернатором Валерием Зубовым вопрос, который он Вам задаст? Вы готовы, Слава? Давайте. Валерий, пожалуйста.

В. ЗУБОВ: Скажите, пожалуйста, Слава, кем работают Ваши родители?

СЛАВА: Ну, я не знаю, кем папа работает, но мама на фирме. Деко Никола класс.

В. ЗУБОВ: Это не вопрос. Наверняка, Вы не возражаете против того, чтобы мама и папа зарабатывали как можно больше, правда?

СЛАВА: Конечно.

В. ЗУБОВ: Потому что из их зарплаты много чего у Вас. Вы в седьмом классе, и там футбольный мяч, наверняка, компьютер есть.

СЛАВА: Это понятно.

О. БЫЧКОВА: Это понятно. А вопрос, Валерий, давайте.

В. ЗУБОВ: Значит, у меня вопрос. Почему мы должны считать, что у нас все должны зарабатывать хорошо в стране. Ну, например, газовики сегодня имеют заработную плату среднюю сегодня более 40 000 по стране. Нефтяники более 25 000 по стране. А почему крестьянин не должен заработать? Почему крестьянин…

О. БЫЧКОВА: Вы задает вопрос Славе из 7 класса.

В. ЗУБОВ: Да, я задаю Славе из 7 класса. Почему крестьянин, который живет вот ну не в Санкт-Петербурге, не в Москве, а где-то в сельской местности, почему дети этого крестьянина не должны иметь то, что Вы имеете, потому что они зарабатывают мало, меньше всех. В России сегодня зарабатывают крестьяне.

О. БЫЧКОВА: Подождите, мы сейчас послушаем, что Слава думает по этому поводу. Слава, как Вы считаете? Вы понимаете, куда гнет наш гость Валерий Зубов. Он хочет сказать, что продовольствие, которое Ваша мама, еда, которую Ваша мама покупает для Вас и складывает в Ваш холодильник дома, не может стоить дешево. Потому что крестьянин тоже должен зарабатывать, у него тоже есть дети. Что Вы скажите на это?

СЛАВА: Ну, допустим, в Санкт-Петербурге, можно сказать, цены на много дороже там, чем в тех же селах.

О. БЫЧКОВА: И что?

СЛАВА: Ну, они, конечно, не могут себе много позволить, но они же как-то живут. Но я, конечно, понимаю, я не могу ничего изменить, это проблема государства.

О. БЫЧКОВА: Это проблема государства. Да, Вы знаете, Слава, я с Вами согласна, как ни странно. А вот наш гость, по-моему, с нами не согласился.

В. ЗУБОВ: Слава, можно я задам очень резкий вопрос?

СЛАВА: Да, давайте.

В. ЗУБОВ: Ты считаешь справедливым, что вот ты в Санкт-Петербурге лучше, чем такой же сверстник, как ты в сельском районе рядом недалеко, ну, в Ленинградской области, например. Это справедливо или нет? Или Вы имеете равное право жить одинаково?

СЛАВА: Ну, мы имеем равное право жить одинаково, но … как сказать, не знаю. Ну, равное право жить – это у всех людей.

О. БЫЧКОВА: Безусловно.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, слава, я очень Вам благодарен, знаете за что? Не за то, что Вы слишком умно, хитро, по научному пытались отвечать на вопрос, а за то, что Вы думали. И пока мы с Вами говорили, вот я все время чувствовал, что Вы размышляете, думаете. Вы найдете ответ на вопрос, может быть, даже лучше, чем депутаты госдумы, профессора.

О. БЫЧКОВА: Да, я не сомневаюсь. Просто Слава, который позвонил в эфир «Эхо Москвы» и готов был к любому вопросу губернатора и депутата. Слава, спасибо Вам большое за Вашу заявку. Спасибо Вам, удачи и успехов. И поздравляю Вас с футбольной победой. Лично Вас. Спасибо.

СЛАВА: До свидания. Да, Россия – чемпион.

О. БЫЧКОВА: Ура. Ну, что ж. Мы делаем небольшой перерыв в нашей программе «Контрудар». Валерий Зубов, депутат госдумы, бывший губернатор Красноярского края будет продолжать задавать вопросы слушателям «Эхо Москвы» через несколько минут.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Итак, 22.35 почти в Москве. Это программа «Контрудар». В студии прямого эфира «Эхо Москвы» Ольга Бычкова. Валерий Зубов, депутат госдумы, бывший губернатор Красноярского края, доктор экономических наук задает вопросы нашим слушателям. Ну, Вы готовы продолжать? У нас уже есть человек.

В. ЗУБОВ: Я хочу придерживаться того сценария, который я заявил в самом начале. Сценарий этот состоял из следующей схемы. Я задал два вопроса. Сейчас я должен перейти к тому, чтобы сказать, что я думаю, что сделать…

О. БЫЧКОВА: Нет, подождите…

В. ЗУБОВ: Но, между первой и второй частью я бы хотел сделать несколько ремарок на основании тех ответов, которые давались.

О. БЫЧКОВА: Подождите, у нас сейчас Сергей, предприниматель, который вот уже сейчас не телефонной линии. Давайте мы с ним еще поговорим. И дальше будем комментировать. Человек у нас уже ждет, потому что мы его уже набрали. Сергей, добрый вечер.

СЕРГЕЙ: Добрый день, здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Ну, что, Сергей, Вы, во-первых, где находитесь сейчас, в каком городе?

СЕРГЕЙ: Я нахожусь в Москве.

О. БЫЧКОВА: Вы предприниматель, чем занимаетесь. Вы что там предпринимаете?

СЕРГЕЙ: Я занимаюсь, скажем так, изготовлением и продажей строительных материалов.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Ну, что ж, спасибо Вам большое. Валерий Зубов, пожалуйста, ваш вопрос Сергею.

В. ЗУБОВ: Тогда у меня абсолютно незапланированный вопрос, который я …

О. БЫЧКОВА: Давайте, какой хотите.

В. ЗУБОВ: Который я считал задам в конце и как-то вокруг него. Итак, вопрос, гну, и что делать, что делать правительству? Правительство вот сейчас приняло решение на несколько месяцев сократить импортные пошлины на ряд продовольствия, которое ввозится в Россию. Целый ряд регионов стал устанавливать предельные цены на сырьевые продукты, на молоко, на хлеб. Скажите, правильно это или нет? Вот Вы предприниматель.

СЕРГЕЙ: Вы знаете, это правильно отчасти, отчасти неправильно. Мне кажется, необходимо, прежде всего, защитить производителя. Т.е. сейчас те люди, которые продают сельхозпродукцию, очень часто ее не производят. Т.е. ее закупают на корню. Либо скупают те, кто приближен к банкам, либо те, кто приближен к администрациям. Ну, т.е. фактически вот это повышение цен на сельхозпродукцию, оно никак не отразится на доходах крестьянина.

В. ЗУБОВ: Кстати, а можно Вас, как предпринимателя спросить промежуточный вопрос.

О. БЫЧКОВА: Нужно.

В. ЗУБОВ: Скажите, а вообще это обычная практика, когда тот, кто производит, он и сам продает? У нас что, автомобили продают не специальные центры, а сами те автомобильные заводы, которые производят автомобили? У нас что нефтепродукты, бензин на автозаправке продают не бензозаправка. Это продает нефтяная компания, которая добывает нефть где-то в Ханты-Мансийском округе? У нас нет разделения труда?

О. БЫЧКОВА: Понятен вопрос.

СЕРГЕЙ: У нас разделение труда. Но у нас идет некорректное разделение доходов, понимаете, львиная доля доходов, к сожалению, у нас уходит на посредников. Т.е. не хотелось бы верить, но вот это Ваше, ну, я прошу прощения, мне кажется, что Вы как раз защищаете их интересы.

В. ЗУБОВ: Дави, дави, ничего не стесняйся.

О. БЫЧКОВА: Да, давите, Сергей.

СЕРГЕЙ: Нет, я не стесняюсь, но, мне показалось, ваша реакция острая основана именно на том, что Вы лоббируете именно их интересы.

О. БЫЧКОВА: Посредников.

В. ЗУБОВ: Чьи интересы?

СЕРГЕЙ: Посредников.

В. ЗУБОВ: Вы, наверное, представить себе можете, сколько вообще посредник имеет от цены реализации продукции. Сколько это может быть процентов?

СЕРГЕЙ: У нас в России это может быть и 100%.

В. ЗУБОВ: И 100?

О. БЫЧКОВА: Ну, как уж 100? Хотя бы 99.

В. ЗУБОВ: Прости, не верю.

СЕРГЕЙ: Мы берем за 100% ту цену, которую имеют производители. Реально ту цену, которую платят перекупщики.

О. БЫЧКОВА: А то, что они сверху положат – это другой вопрос. На самом деле, Валерий, это Сергей дал ответ на вопрос, почему крестьяне живут плохо. Вот потому. Потому что их не покупатели обирают, а те, кто перепродает. Сергей, спасибо Вам большое. Спасибо огромное. Удачи.

СЕРГЕЙ: Пожалуйста. Всего Вам доброго.

О. БЫЧКОВА: Так. Комментируйте.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, я должен, чтобы закончить первую часть, назвать несколько очень грустных цифр для нашего сельского хозяйства. Потому что они позволяют удержать нас от абсолютно неправильной политики, которую мы сейчас проводим. Мы обсуждаем частности и в старом режиме обсуждаем. А нужен новый подход. Вот эти цифры. Первое, дефицит, резкий скачок цен на подсолнечник с чем связан? С тем, что стало невыгодно для многих его производить. И на подсолнечник стали использоваться меньше площадей.

О. БЫЧКОВА: А почему невыгодно?

В. ЗУБОВ: Цена низкая. У нас стал дефицит молока. И поэтому вся молочная продукция, она убыточная для крестьянина. Вот как ответ на этот вопрос найти. И последняя цифра, которую я приведу, прежде, чем мы перейдем к последней нашей очевидно части, к третьей, я должен сказать. Смотрите, какая грустная картина. У нас сейчас 70% продовольствия в стране и пионером в этом выступает Москва и Санкт-Петербург – это импорт. Уже 70. Сейчас в стране начинается очень сложные процессы, о них надо говорить. Например, как только экономика Китая и Индии стала расти, люди стали требовать лучшего питания. Увеличился спрос, и они приподняли цены. Как только Бразилия увидела, что цены на углеводороды очень дорогие, они решили отказаться от импорта нефти. И стали использовать растительное сырье на производство спирта, на котором ходит теперь почти четверть их машин. Но это подняло цены на продовольствие.

О. БЫЧКОВА: Значит, люди должны больше зарабатывать. Значит, люди вообще должны больше зарабатывать.

В. ЗУБОВ: И смотрите, что делаем мы. За 2007-й год мы добавили импорта продовольствия, в страну ввезли на 35% больше, чем в прошлом году. Одно из двух. Два варианта решения проблемы. Если мы никак не поменяем политику, то цены на продовольствие будут продолжать расти так, как они растут сейчас. Может быть, даже быстрее. И мы все более будем зависимы от импорта. Это промежуток до того, как делать выводы.

О. БЫЧКОВА: Понятно.

В. ЗУБОВ: Это промежуток до того, как делать выводы.

О. БЫЧКОВА: Кирилл, студент 21 года из города Рыбинска у нас сейчас на телефонной линии. Кирилл, Вы нас слышите сейчас? Добрый вечер.

КИРИЛЛ: Да, добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Вы в Рыбинске прямо находитесь?

КИРИЛЛ: Прямо в самом Рыбинске, да. Ярославской области.

О. БЫЧКОВА: Да, замечательно, Ярославской области, знаем, конечно. Ну, что, Кирилл, Вы готовы? Валерий Зубов задает Вам Ваш вопрос, пожалуйста.

КИРИЛЛ: Да, я готов.

В. ЗУБОВ: Вот что Вы сделаете в этой ситуации, когда растет спрос в мире на продовольствие, цены во всем мире растут, продовольствие использует все более дорогие углеводороды. И как замкнутый круг, куда деваться? Как все-таки с ценами бороться или нет? Отпускать цены….

О. БЫЧКОВА: Понятно. Вы сейчас Кириллу предлагаете стать премьер-министром и подумать, как подойти к этой проблеме. Вы на кого вообще учитесь, как студент?

КИРИЛЛ: Я учусь на юриста. Я готов Вам ответить.

В. ЗУБОВ: Кстати, Ярославская область дала нам одного из руководителей государства, помните?

КИРИЛЛ: Андропова, да.

О. БЫЧКОВА: Андропов был, да. Во главе страны стоял. Значит, итак, Вы премьер-министр. Что вы будете делать в этой ситуации?

КИРИЛЛ: Я готов ответить. Нужно бороться не с ценами, нужно проводить осмысленную политику развития сельского хозяйства. Давайте посмотрим, какие субсидии в Европейском Союзе выделяются, какие субсидии выделяются в Соединенных Штатах.

В. ЗУБОВ: Европейский Союз начинает отказываться от субсидий. Америка сокращает, отказывается от субсидий.

КИРИЛЛ: Они там скрыто, все равно будут поддерживать. Давайте посмотрим, как мы можем поддерживать. У нас есть конкурентное преимущество. Это самое главное. Это наши энергоносители. Наш газ. Давайте сделаем цены на газ фиксировано низкими. Таким образом, будем субсидировать. Т.е. не на прямую, а через газ, допустим. Другие субсидии, какая у нас цена на солярку? И почему мы должны ждать, что сельхозпроизводитель не будет повышать цену? Почему сейчас со всех сторон раздаются крики, что вот повысили. А когда сельхозпроизводитель повышает со всех сторон цены на электричество планово каждый год на газ, планово каждый год. Это же делает правительство, это де делает Зубков. Каждый год планово электричество, газ, бензин. И что им делать? Им работать на грани рентабельности? В минус вообще уходить? Кому это надо?

О. БЫЧКОВА: Правильно, Кирилл. Спасибо большое за квалифицированный ответ. Спасибо.

КИРИЛЛ: Спасибо.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, Кирилл.

О. БЫЧКОВА: Уже я увела этот звонок… А нет… извините.

В. ЗУБОВ: Все равно ведь слышит нас. Значит, я должен сказать, что, Кирилл, я готов уступить Вам свое место в государственной думе. Вы повторили все из того, что предложил я в последние 4 года для того, чтобы предотвращать такие ситуации, как складываются сейчас на продовольственном рынке. Я их только уточню. Вы не назвали цифры. Но Ваш подход абсолютно правильный. Самая главная причина роста высоких цен на продовольственную группу товаров – это налоги. В цене бензина и солярки, без которых не может существовать сельское хозяйство – 80% составляют налоги. Зачем мы их держим такими высокими?

О. БЫЧКОВА: Ну, так что мешает государству вообще…

В. ЗУБОВ: Ничего не мешает, только надо изменить состав государственной думы. Только одно, чтобы не было того большинства, ну, знаете, по одной команде нажимает кнопку. И закон будет принят. Второе, Вы знаете, Вы абсолютно правы. Вы не назвали цифры, но я их назову. Но Вы правы. Как же так Вы ожидаете, чего вы хотите от роста цен на продовольствие, если Вы цены на газ подняли в этом году на 27%. Если цены на тепло, на свет поднимутся в этом году на 15%.

О. БЫЧКОВА: Плюс налоги, которые не опускаются, понятно.

В. ЗУБОВ: Значит, выход и решение проблемы, он уже обрисовался. Давайте и обсудим его.

О. БЫЧКОВА: Образовался, вот Вы хотите сейчас с аграрием поговорить?

В. ЗУБОВ: Пора бы уже, пора бы.

О. БЫЧКОВА: потому что позвонил нам Александр из Пензы, который пишет: «Я аграрий! Позвоните, я отвечу». Александр, ало.

АЛЕКСАНДР: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер, Александр. Мы рады Вас слышать. Вы какой аграрий? Вы чем занимаетесь?

АЛЕКСАНДР: Здравствуйте. Я Александр из Пензы. Я окончил в этом году сельскохозяйственный вуз Пензы, местную сельскохозяйственную академию.

О. БЫЧКОВА: По какой специальности?

АЛЕКСАНДР: По специальности инженер. Специализация: механизация сельского хозяйства.

О. БЫЧКОВА: А Вы где работаете сейчас?

АЛЕКСАНДР: В данный момент я поступаю в аспирантуру. Был летом на сельскохозяйственной практике в Германии, которая, в общем-то, произвела на меня впечатление огромное. И в принципе в ближайшее время я планирую связать свою деятельность именно с сельским хозяйством, т.е. работать на селе.

О. БЫЧКОВА: Очень хорошо, Александр, Вы сейчас в Пензе, да, находитесь сами в этот момент?

АЛЕКСАНДР: Да.

О. БЫЧКОВА: Ну, что, Валерий Зубов хочет Вас о чем-то спросить. Давайте, Валерий.

В. ЗУБОВ: Я спрошу, насколько с Вашей точки зрения, Александр, две, всего две меры могут реально повлиять на рентабельность сельского хозяйства, а, значит, на сдерживание цен на продовольственную продукцию. Первое, снижение налогов на солярку, бензин. И второе, замораживание тарифов на услуги естественных монополий таких, как газ, тепло, электроэнергия, перевозка угля.

О. БЫЧКОВА: А вопрос в чем заключался? Насколько это все может повлиять?

АЛЕКСАНДР: Насколько может повлиять на рентабельность.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Александр, давайте, отвечайте, если готовы.

АЛЕКСАНДР: Ну, на мой взгляд, не совсем дело только в этих ценах. Т.е. ну да отчасти, если стабильной будет цена на эти исходные материалы, горюче-смазочные материалы и прочее, на энергоносители, это большой плюс для фирмы. Но рентабельность не только от этого зависит. Поэтому тут большое дело, какая будет цена у него сбыта у фермеров. Если будет возможность продать по наиболее выгодной цене и рентабельность естественно хозяйства выше на любой продукции. Поэтому, только жестко установив определенные тарифы, этим вопрос не решить. И опять же здесь проблема в большей степени связана с перекупщиками, о которых говорилось уже передо мной. Т.е. опять же они установят свои цены в зависимости от тех цен на энергоносители. Они скорректируют цены, жестко установят тоже… Опять фермер останется…

О. БЫЧКОВА: А как можно повлиять рыночно экономически на перекупщиков?

АЛЕКСАНДР: На перекупщиков как можно повлиять? Это хороший вопрос. Меня тоже он интересует. Как можно с ними бороться. Но здесь, конечно, необходимо вмешиваться в эти отношения именно государству.

В. ЗУБОВ: Вы, знаете, Александр, оспорьте, вот еще разочек один тезис, который я назову. Это как вопрос к Вам. Я прихожу в магазин. Мне не нравится ситуация в супермаркете. Дорогие цены. Я иду на рынок. Мне опять чего-то не нравится. Я иду на сельский рынок. У меня есть выбор. Для продовольственных товаров существует рынок. Там не могут все одновременно договориться. Ну, можно договориться на 3%, ну, на 5% на 10% договориться. Но это 10%, но в цене любого продукта лежит примерно 30% составляющая это солярка, бензин, а там в этой цене сидит 80% налоги. Вам не кажется, что здесь резерв намного больше, чем пытаться ловить перекупщиков?

О. БЫЧКОВА: Понятен вопрос. Дайте ответить Александру. Александр?

В. ЗУБОВ: А потом будет еще один вопрос к Александру.

О. БЫЧКОВА: Давайте, Александр, отвечайте, пожалуйста.

АЛЕКСАНДР: Да, тут с этим тяжело не согласиться с этим вопросом. Тут Вы как раз тоже говорили по поводу цен в Америке на энергоносители. Они действительно там, и цена на дизтопливо в том числе меньше, чем у нас в России…

О. БЫЧКОВА: Да, это правда.

АЛЕКСАНДР: Хотя цены на продукты на них выше. Это да, это тоже имеет большое влияние. Я согласен. И не могу не согласиться. И, конечно, было бы здорово, если бы, как Вы сказали, такие жесткие тарифы установили бы и они там…

В. ЗУБОВ: Да, нет. Надо просто снизить налоги. Тут не надо ничего устанавливать. Тем более, мы эти налоги собираем, мы не знаем, что с ними делать.

В. ЗУБОВ: Мы их складируем в стабфонд или в фонд будущих поколений. Потом имитируем, что мы их куда-то за рубеж, теряем, реально теряем деньги. Нам не надо столько налогов. Вот удивительность ситуации. Почему я все время о налогах, о налогах, о налогах. Потому что, во-первых, их много в цене продовольствия. А, во-вторых, не понятно, зачем мы их собираем.

АЛЕКСАНДР: Ну, да, налог завышен. Есть такой элемент.

О. БЫЧКОВА: Александр, спасибо Вам большое. Спасибо Вам. Всего доброго. Сейчас мы еще попытаемся позвонить даме, наконец, нашей слушательнице. Вы хотели добавить пока что-нибудь, пока мы набираем, вот в комментарий к тому, что Вы услышали?

В. ЗУБОВ: Вот Вы знаете, когда так задают вопрос: хотели бы Вы добавить? Я хотел бы подумать до следующего вопроса над тем, что уже было сказано до этого. Потому что было сказано, на мой взгляд, достаточно интересные вещи.

О. БЫЧКОВА: Конечно, интересные вещи. Конечно, интересно со слушателями разговаривать. Скажите, да, интересно. Сейчас мы пытаемся дозвониться до еще одной нашей слушательницы, да, вот спасибо, что нам тут более простой телефонный номер дали в качестве альтернативы. Ну, вот так получается, что мы говорим сегодня на такую в общем одну из самых острых тем, которая есть, потому что это касается и экономики, и политики, и жизни каждого человека. Вообще по Вашим оценкам рост цен на продовольствие, он реально какой в действительности?

В. ЗУБОВ: Вы знаете, по каждой группе товаров по-своему, но уже рост по году уходит за 20%.

О. БЫЧКОВА: За 20%.

В. ЗУБОВ: Уходит по основной группе товаров, конечно.

О. БЫЧКОВА: Это реально много.

В. ЗУБОВ: До конца года рост будет по группе товаров таких, как молоко и хлеб, думаю, что 30% .

О. БЫЧКОВА: Амита, доктор биологических наук у нас на связи.

АМИТА: Да, я слушаю Вас. Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер, спасибо за Ваши предложения Вам позвонить. А то у нас как-то одни мужчины, так получилось.

АМИТА: Ну, вот Вы успели, не успели уже.

О. БЫЧКОВА: Успели.

АМИТА: Буквально несколько минут до окончания.

О. БЫЧКОВА: Да, но мы успеем, тем не менее, Валерий Зубов хочет Вас спросить. Пожалуйста, Валерий.

В. ЗУБОВ: Во-первых, это правильно, что все-таки дали слово женщине, потому что женщины чаще всех ходят в магазин. Они нас кормят на самом деле. Поэтому у меня вопрос достаточно простой. Как Вы считаете, вот обслуживание в магазинах, обслуживание на рынках, оно улучшается последнее время или нет? Я подсказку небольшую дам. Ведь госдума приняла решение о квотировании мест для фермеров на рынках. Появилось много супермаркетов. Вот как для женщины, для Вас расширились возможности?

О. БЫЧКОВА: Для покупательницы.

АМИТА: Я поняла. Вы знаете, я совершенно сегодня попала на Ленинский проспект, хотя я там родилась, это в доме 82, это магазин «Власта». Дом 82 Ленинский проспект.

В. ЗУБОВ: Знаменитый магазин.

АМИТА: Я случайно туда попала сегодня. И я попала, мне нужно было, просто у меня родственники лежали в больнице, и мне нужно было купить просто необходимое – сыр и колбасу, хлеб. Я прошла полтора часа, я буквально шла по Ленинскому проспекту и не нашла ни одного продовольственного магазина. Я встречала женщин и спрашивала, где у Вас здесь есть продовольственные магазины? Мне говорили: Вы знаете, вот Вы садитесь на троллейбус… Понимаете, я не имею карточки на троллейбус. У меня либо я езжу на метро, либо у меня водитель. Я не могла ни одного продовольственного магазина на Ленинском проспекте, я Вам клянусь, до площади Гагарина я не могла найти.

О. БЫЧКОВА: Охотно Вам верим. Потому что целыми кварталами и улицами люди живут, не имея в простой доступности обыкновенного магазина, чтобы купить молоко и хлеб. Это правда.

АМИТА: И о чем мы говорим? И какое обслуживание, и какое качество? И вот неужели у нас депутаты ничего не знают. Наверное, не знают.

О. БЫЧКОВА: Наверное, не знают. Вот теперь узнали.

В. ЗУБОВ: Знаете, нет, конечно, знаем. Я поэтому и задал Вам этот вопрос. Меня тоже смущает ситуация. Она нас всех вводит в заблуждение, всех.

АМИТА: Она должна не смущать. Она должна просто кричать, эта ситуация.

В. ЗУБОВ: Да, вот у нас вот большие супермагазины, они создают иллюзию, что как будто бы у нас наступила современная эра, как в Европе. Вот такая доступность. А на самом деле, как раз-таки не только цена, которую мы больше сегодня обсуждали, но и действительно приобрести самые необходимые продукты не так уж просто, оказывается. И это действительно требует затрат. И полтора часа времени, потраченное вот женщиной…

О. БЫЧКОВА: На хождение за молоком.

АМИТА: Да, просто вот купить родственнику.

В. ЗУБОВ: Это ее время, это ее деньги.

АМИТА: Да, просто купить родственнику сыр и хлеб.

В. ЗУБОВ: Стоимость продуктов ее надо добавлять к той цене.

О. БЫЧКОВА: А с чем это связано вообще, почему так? Т.е. получается, что продуктами торговать невыгодно.

АМИТА: Вы знаете, я Вам скажу. Вот на протяжении всего Ленинского проспекта от Октябрьской площади до Гагарина там мебель, там сантехника, там меха, там какая-то одежда безумная, где нет ни одного человека, там я знаю, что там были магазины продовольственные. Я там жила. Там были продовольственные магазины. Это все исчезло. Почему? Это для кого сделано?

В. ЗУБОВ: Т.е. у нас вот сейчас я назову цифру, которую, мне кажется, может быть, она будет поводом для следующего обсуждения. Действительно кончается передача. У нас 144 миллиона человек живет в России. Чуть-чуть уменьшается все время. Я сделал расчеты. Оказывается, примерно 20 миллионов человек живут в том мире, который называется гламурный. Вот фильм недавно «Глянец», вот как в Европе примерно 20 миллионов. А 144 миллиона вот как вот эта женщина, которая последний вопрос задает. Она требует, для нее надо полтора часа, чтобы найти самые необходимые продукты. Она живет в другом мире. И, может быть это самая главная проблема, которая есть. Мы разделились. И абсолютная несправедливость заключается в том, что при видимости изобилия товаров вокруг, когда ты бросаешься найти самое необходимое по доступной цене, оказывается это проблема.

АМИТА: Нет, вопрос, что делать вообще? За кого голосовать?

В. ЗУБОВ: Стоп. На этот вопрос нельзя отвечать.

О. БЫЧКОВА: Нет, за кого голосовать мы Вам не скажем.

АМИТА: Что делать?

О. БЫЧКОВА: А что делать?

В. ЗУБОВ: Мы пытались целый час.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот Вы объяснили депутату. Что делать. Депутат, может быть, теперь будет лучше знать это. Амита, спасибо Вам большое на самом деле.

АМИТА: Спасибо. До свидания.

О. БЫЧКОВА: Спасибо Вам огромное. Ну, что. Мы уже заканчиваем. Подводите итоги в течение нескольких секунд.

В. ЗУБОВ: Вы знаете, я считаю, что проблема с продовольствием сейчас будет нарастать. Она связана с целым комплексом. Мы их все обсудили, все основные. И мировой спрос, и цена углеводородов, и бензин, и т.д. И если мы срочно не примем две вещи, мы очень усугубим эту проблему. Эти две вещи, они были названы. Сокращение налогов на бензин, на солярку и тарифную паузу срочно, срочно на 2-3 года вводить на услуги естественных монополий. Это тепло, это газ и те естественные монополии. Иначе у нас люди просто будут кричать от того, когда будут видеть, как изменяются цены на продовольствие.

О. БЫЧКОВА: Спасибо большое. Это была программа «Контрудар». И сегодня с нами был Валерий Зубов, депутат государственной думы, бывший губернатор Красноярского края. Спасибо большое нашим слушателям, которые присылали свои заявки, чтобы получить вопрос. Ну, не всем, к сожалению, удалось дать слово, но, может быть, в следующий раз. Спасибо большое.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире