'Вопросы к интервью
10 октября 2007
Z Контрудар Все выпуски

Сергей Шаргунов


Время выхода в эфир: 10 октября 2007, 22:12

АНДРЕЙ НОРКИН: 22 часа 11 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Юлия и Андрей Норкины в эфире. Программа «Контрудар».

ЮЛИЯ НОРКИН: Да, я хочу сказать, дорогие радиослушатели, что Вы не волнуйтесь, пожалуйста. Все вернуться.

А. НОРКИН: Все мэтры приедут.

Ю. НОРКИНА: Метры в свое время. Чуть-чуть подождите.

А, НОРКИН: Сергей тут волнуется, куда все подевались. Никуда не подевались. Все на своих рабочих местах. Ну, и сегодняшний гость в «Контрударе» Сергей Шаргунов. Сергей, добрый вечер.

СЕРГЕЙ ШАРГУНОВ: Добрый вечер. Здравствуйте.

А. НОРКИН: Добрый вечер.

Ю. НОРКИНА: Добрый вечер.

А. НОРКИН: Писатель, человек, который занимает третью строчку в федеральном избирательном списке партии «Справедливая Россия», как Вы знаете, по правилам программы «Контрудар» не слушатели задают вопросы гостю, а гость сам задает вопросы слушателям. Поэтому пока мы сейчас немножечко поговорим с Сергеем, +7 985 970-45-45. Это номер смс сообщений. Пожалуйста, если Вы хотите поучаствовать в эфире этой программы, если Вы хотите, чтобы Сергей Шаргунов задал Вам какой-нибудь вопрос, присылайте свой номер телефона, ну, и желательно, конечно, имя, откуда Вы. Хотя бы чтобы кратко мы могли…

Ю. НОРКИНА: И чем Вы занимаетесь.

А. НОРКИН: Да, о том, кто Вы и чем Вы занимаетесь. Еще раз напоминаю +7 985 970-45-45. Присылайте свои номера телефонов, мы вам перезвоним, и Сергей Шаргунов сможет задать Вам тот вопрос, который ему кажется наиболее важным и интересным. А для начала, Сергей, я все-таки не могу у Вас не спросить, как все-таки удалось отстоять Вашу третью строку в списке «Справедливой России», потому что буквально несколько дней назад были такие сообщения, что чуть ли не там под давлением администрации президента, лично называлась фамилия Владислава Суркова, что вот он потребовал Вас изъять из этого списка.

С. ШАРГУНОВ: Андрей, еще раз добрый вечер. Могу сказать то, что воспринимаю все это исключительно, как слухи. Тяжелые и темные слухи бродят последнее время по политике.

Ю. НОРКИНА: Т.е. с Сурковым не знакомы, ничего плохого ему не сделали, все это грязные инсинуации.

А. НОРКИН: Нет, Суркову ничего плохого он и не делал.

С. ШАРГУНОВ: Я хотел отметить другое. То, что давление действительно присутствует, и связано оно с тем, что некие, скажем так, загадочные для меня лица, заказывают в крупных СМИ постоянные компрометирующие меня материалы, размещают всякую мерзость и клевету в мой адрес. И это выглядит, как правило, как политические доносы. Это факт. Это факт и факт то, что меня пытаются выбить из колеи. И очевидно, что кто-то очень заинтересован в том, чтобы я вышел из этой предвыборной гонки.

Ю. НОРКИНА: Какая самая грязная инсинуация? В чем Вас обвиняют? Самое ужасное.

С. ШАРГУНОВ: Ой, в чем только… В основном все-таки, конечно, безумный анекдот. Припоминают то, что в свое время, получив премию «Дебют» в 2002-м году, независимую премию «Дебют», я посмел отдать ее на адвокатов писателю Лимонову. Ну, он тогда очень нуждался в квалифицированных адвокатах. Я как литератор, решил поддержать литератора. Но…

Ю. НОРКИНА: А Вы подчеркиваете, да, литератора?

С. ШАРГУНОВ: Вы знаете, мне вот это благородное слово ближе.

Ю. НОРКИНА: Т.е. политические взгляды Вы его не разделяете.

С. ШАРГУНОВ: Кстати, тогда, отдавая премию, я сказал, что отдаю ее, как писателю, а не политику. Я никогда не состоял в его партии, они пишут всюду – «Комсомолка», «Известия» каждый день – экснацбол Шаргунов, ставленник Ходорковского. Почему, интересно, я ставленник Ходорковского, потому что я в свое время, работая литературным обозревателем «Независимой газеты» НГ «Экслибрис» приложение, я разместил там статью про тему литературы в путешествиях. Называлась статья «Левый поворот летней дороги». И вот крамольное сочетание слов «Левый поворот» убеждает этих деятелей, которые не скупятся на деньжища и компроматы, что вот кто стоит на самом деле за кандидатом Шаргуновым. Много чего инкриминируют. В том числе выдумывают какие-то фразы, которые якобы я произносил в адрес главы государства.

А. НОРКИН: Смешная была фраза, что он якобы похож то ли на выдохшийся баллончик, то ли на флакончик, там что-то такое.

С. ШАРГУНОВ: Не знаю, там навыдумывали всякого. Что-то извратили. Что-то произносилось вообще еще когда я не был в политике. 5-7 лет назад я, как литератор, выступая на одной радиостанции, что-то себе позволил. И надо сказать, что в том числе копаются по книгам. Перелопатили все. Ищут цитаты. Ищут как бы интерпретировать отдельные сцены, реплики героев. Там есть повесть «Ура», где рассказывается наоборот про такого позитивного, атакующего наступательного героя. Там главы у меня называются даже так гротескно «Выплюнь пиво, сломай сигарету», «Утро, гантели, пробежка». Ну, и в свою очередь в таком гротескном ключе описывается всяческий декаданс. Потом как это плохо. Что распад – это очень плохо. Ну, вот они выуживают оттуда фразы и пытаются представить меня наоборот апологетом всяческих безумных страстей. Печально и смешно. Я не думаю, что тут есть конкретные адреса. И вот в этом те, кто пытается меня дискредитировать, очень сильно просчитались. Избиратель у нас в основном на выборы не ходит. А те, кот ходит, я думаю, что ориентируется не на это, а на те конкретные предложения, которые высказывает кандидат. Да и вообще, народ только заинтересуется, кого это так сильно мочат. Кто это вот сегодня подвергается таким наветам и гонениям. попробует разобраться. Пользователь интернета пройдет по ссылке и посмотрит, о чем идет речь. А что касается, ну, кто еще может быть адресатом? Экспертное сообщество? Я очень благодарен тем журналистам, которые поддержали меня в этой ситуации. Я думаю, что любой здравомыслящий человек прекрасно понимает, что перед нами просто дешевая инсценировка.

А. НОРКИН: Ну, что же, у Вас уже есть какие-то вопросы? Потому что нам стали приходить какие-то заявочки. Еще раз напоминаю, +7 985 970-45-45. пожалуйста, если Вы хотите ответить на вопрос Сергея Шаргунова, пришлите нам свой номер телефона, Ваше имя, ну, и желательно краткие сведения о себе.

Ю. НОРКИНА: Т.е. чем Вы занимаетесь.

А. НОРКИН: Да, вот Александр, студент исторического факультета ТВГУ. Вот я не знаю, что такое ТВГУ.

Ю. НОРКИНА: Тверского, наверное.

А. НОРКИН: Сейчас мы спросим. Александр, добрый вечер.

АЛЕКСАНДР: Здравствуйте.

С. ШАРГУНОВ: Что такое ТВГУ?

АЛЕКСАНДР: Это Тверской государственный университет.

А. НОРКИН: Видишь, Юля, угадала.

Ю. НОРКИНА: Ну, видишь, я и угадала.

С. ШАРГУНОВ: Добрый вечер, Александр.

А. НОРКИН: Сергей Шаргунов Вас сейчас о чем-то спросит. Давайте, Сережа.

С. ШАРГУНОВ: Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР: Здравствуйте, Сергей.

С. ШАРГУНОВ: Скажите, а вот Вы на каком курсе учитесь?

АЛЕКСАНДР: Второй.

С. ШАРГУНОВ: Вы, наверное, стипендию получаете?

АЛЕКСАНДР: Получаю.

С. ШАРГУНОВ: Если не секрет, сколько?

АЛЕКСАНДР: 900 рублей.

С. ШАРГУНОВ: Ну, вот как Вы считаете, этой стипендии Вам хватает?

АЛЕКСАНДР: Ну, в принципе мне хватает того, что мне родители дают, плюс я сам подрабатываю и стипендию я имею возможность откладывать на какие-нибудь покупки. Например, я на нее в том году компьютер несколько раз улучшал. В этом году сейчас пока на очки.

С. ШАРГУНОВ: Ну, т.е. Вы считаете, что вот та стипендия, которую сегодня получают студенты, она нормальная. Вот я слышал, вернее, точно знаю, что средняя стипендия по стране сегодня – это 600 рублей. Как Вы считаете, Александр, это нормально для молодого человека, который, допустим, приехал в другой город, учится и не имеет возможности как Вы, получить поддержку от родичей.

АЛЕКСАНДР: Ну, на самом деле хотелось бы побольше все-таки. Но в принципе, 900 рублей нормально. В том году я 600 получал стипендию. Это было маловато.

С. ШАРГУНОВ: Т.е. Вы отличник.

АЛЕКСАНДР: Нет, я не отличник. Просто ее увеличили ну вообще стипендию.

С. ШАРГУНОВ: А если не секрет, кем Вы подрабатываете? Я подрабатываю на факультете, там организуют экспедиции археологические. Ну, и еще как разнорабочий.

С. ШАРГУНОВ: Понятно. Ну, а как Вы думаете, самостоятельно Вы вот так себя видите в жизни, в том числе в финансовом плане?

АЛЕКСАНДР: Ну, думаю, да.

С. ШАРГУНОВ: Т.е. Вы оптимист, Александр.

АЛЕКСАНДР: Да, в принципе, да.

С. ШАРГУНОВ: Это приятно слышать. Спасибо.

А. НОРКИН: Спасибо Вам, Александр. Вот сейчас будет, не знаю, оптимист ли, Андрей, доцент. Он о себе сообщает, что раньше симпатизировал «Справедливой России», а теперь нет. А я напоминаю, что Сергей Шаргунов у нас третий в списке в федеральном избирательном списке «Единой России». Андрей?

АНДРЕЙ: Добрый вечер.

Ю. НОРКИНА: Здравствуйте, Андрей, простите, это Юлия Норкина, простите, я Вас на секундочку перебью, потому что Таня спрашивает, сколько лет нашему гостю. Сергею Шаргунову 27 лет. Он совсем молодой человек. Спасибо. Продолжаем разговор.

А. НОРКИН: Так. Сереж, Ваш вопрос Андрею, который раньше симпатизировал «Справедливой России», а теперь нет.

С. ШАРГУНОВ: Здравствуйте, Андрей.

АНДРЕЙ: Здравствуйте.

С. ШАРГУНОВ: Не могу удержаться от вопроса. Почему? Что же такое произошло?

АНДРЕЙ: Ну, симпатизировал я «Справедливой России», потому что декларируемые ею цели, т.е. строительство социал-демократии – это, в общем-то, и мои политические убеждения. Но то, что в последнее время было, прием в партию Митрофанова, это фантастическая совершенно личность в смысле экстравагантности и пустоты. А так же, в общем-то, отсутствие реального содержания в деятельности «Справедливой России». Ну, что я имею в виду? Когда утверждается, что мы должны там строить социализм, но при этом не уточняется, что именно мы должны изменить в существующей внутренней политике, как нам именно бороться за создание социально ориентированного государства. Вот все это меня как-то слегка отпугнуло. Т.е. я считаю, что руководство партии просто взяло модные лозунги. Но оно ничего не имеет, чтобы предложить народу для того, чтобы реализовать эти лозунги.

С. ШАРГУНОВ: Андрей, мне кажется, что Вы немножечко не информированы. Все-таки существует предвыборная программа партии, которая вся состоит из законодательных инициатив. И в связи с этим я хотел бы задать Вам такой очень простой социал-демократический вопрос. Вот как Вы считаете, такая мера, как ввод прогрессивной шкалы налогообложения способна изменить ситуацию в стране. Потому что Вы же знаете, что в России более 20 миллионов человек сейчас живут за чертой бедности. Вы знаете, я думаю, наверняка, если Вас волнуют социальные проблемы, что имущественное расслоение, социальное расслоение достигло колоссальных размеров. Доходы 10% самых богатых жителей страны превышают доходы самых бедных где-то в 40-45 раз. А у нас в конституции написано, что Россия – это социальное государство. И собственно говоря, соблюдать конституцию и призывает партия. И вот как Вы считаете, если, например, те, кто получает до 10 000 рублей, т.е. наших бюджетников вообще не облагать налогом. Ну, и т.д. т.е. ввести прогрессивную шкалу налогообложения. Оздоровит ли это социальный климат в нашей стране?

АНДРЕЙ: Сергей, я согласен, что это справедливая мера. Но если у Вашей партии это единственное, что Вы можете предложить народу…

С. ШАРГУНОВ: А почему единственное? Есть большая программа, я готов озвучить еще с десяток мер.

АНДРЕЙ: Прекрасно, так озвучивайте. Почему я ничего не слышу, кроме того, что Вы…

С. ШАРГУНОВ: Ну, это вопрос к средствам массовой информации. Если Вы пользователь интернета, я Вас призываю зайти на сайт «Справедливо Ру».

АНДРЕЙ: Сергей, я хочу вставить слова гениального Матвея Юрьевича, которые сказал Новодворской: завоевывайте меня. Т.е. я с удовольствием за Вас проголосую, если увижу, какое реальное наполнение Вы вкладываете в понятие «социально-ориентированное государство». Ну, Вы же ничего не говорите…

С. ШАРГУНОВ: Ну, вот только что я Вам озвучил конкретную инициативу.

АНДРЕЙ: Вы озвучили только прогрессивную шкалу. Разумеется, и во всех наиболее развитых странах это именно так. И в Америке, ив Канаде, и во всех нормальных странах шкала прогрессивная.

С. ШАРГУНОВ: А Вы знаете, нас еще упрекают постоянно в популизме. Потому что когда мы говорим о том, что люди влачат нищенское сосуществование, и что надо поддерживать малоимущих, это оказывается популизм.

АНДРЕЙ: Ну, это популизм, потому что Вы ничего кроме этого…

С. ШАРГУНОВ: Извините, Андрей, я понимаю, что Вы как-то так настроены подозрительно негативно, но вот позвольте мне договорить. Вот моя соседка получает 2700 рублей пенсию. Как Вы считаете, такая мера, как повышение пенсий до, я даже помню цифру, до 65% от прежнего заработка. Сегодня люди получают всего лишь 26%. Вот такая мера способна поддержать людей, или это популизм?

АНДРЕЙ: Ну, если это не будет сопровождаться инфляцией, то это нормально. Но давайте я последнюю фразу скажу, и на этом мы закончим. Очень неплохо, если Ваша партия ответит на такой вопрос: как именно она будет совершенствовать законодательную базу, чтобы все-таки законы наши были качественные, а…

А. НОРКИН: Или не качественными вот и все.

С. ШАРГУНОВ: Только вместе с Вами, только вместе с нашими избирателями, которые, я надеюсь, не будут утрачивать веры, а будут нам помогать.

А. НОРКИН: Спасибо, это был звонок Андрею. Сейчас другой Андрей у нас будет в эфире. В общем-то, так издалека. Это Торонто. Андрей?

АНДРЕЙ: Да, да, слушаю Вас.

Ю. НОРКИНА: Здравствуйте.

А. НОРКИН: Вы в эфире в прямом «Эхо Москвы».

Ю. НОРКИНА: Как там у Вас в Торонто? Не холодно.

АНДРЕЙ: Наверное, как в Москве, + 15-17.

Ю. НОРКИНА: Нет, ну, у нас +8, ну, что Вы. У нас холодно.

А. НОРКИН: Вы слишком хорошего о нас мнения. У нас тут дубняк страшный и мокро. Так. Сергей Шаргунов задает Вам свой вопрос.

С. ШАРГУНОВ: Ну, Вы знаете, у меня вопрос такой. Я хотел бы к Вам за советом обратиться. Может быть, из прекрасного далеко Вам виднее. Вот когда постоянно заказуха идет в сми, когда клевещут, чернят, вот просто идут статья за статьей переполненные ненавистью, думаешь, может быть подать иск в суд и прямо там доказать, что все ложь и клевета. Или, Вы считаете, не стоит связываться?

АНДРЕЙ: Я считаю, не стоит связываться. Потому что если исходить, что Вы политик, то это часть Вашей работы.

С. ШАРГУНОВ: Т.е. пускай каждый день выливают помои.

АНДРЕЙ: Они Вас оскорбляют как писателя или как политика?

С. ШАРГУНОВ: И то и другое, фальсифицируют какие-то политические цитаты. Пишут бесконечные доносы, заявляют, что якобы я монстр от литературы и т.д.

АНДРЕЙ: Нет, в любом случае это работает для Вас, как раскрутка имени, как раскрутка политического имени, правда?

С. ШАРГУНОВ: Ну, спасибо Вам за такое мнение. В принципе я с Вами согласен. Т.е. Вы считаете, что не надо никому ничего доказывать, не надо нигде оправдываться, и не нужно подавать никаких судебных исков за клевету.

АНДРЕЙ: Конечно, избиратель рассудит.

С. ШАРГУНОВ: Ну, будем надеяться на мудрость избирателей. Спасибо Вам большое.

А. НОРКИН: Я думаю, что мы сейчас прервемся. Просто вряд ли мы успеем еще соединить…

Ю. НОРКИНА: Ну, у нас 3 минуты.

А. НОРКИН: У нас не три минуты, у нас осталось 2 минуты, на самом деле.

Ю. НОРКИНА: С половиной.

А. НОРКИН: А я сейчас посмотрю, что у нас по … так, на этот вопрос мы ответили, сколько нашему гостю. Все-таки мы не будем совсем наших слушателей лишать возможности тоже узнать что-то и о госте. Так. «Безобразие. Стипендии не хватает даже на презервативы. Вообще надо кончать с этим феодально-оккупационным строем», — пишет Вера. Агрессивно настроенная. Я не понял, с чего она так.

Ю. НОРКИНА: Сергей, вот видите, так откровенно просто слушатели нам пишут, на что хватает, на что не хватает. Вы понимаете их? У Вас нет таких проблем?

С. ШАРГУНОВ: Да, я прекрасно понимаю. Сам недавно был студентом.

Ю. НОРКИНА: Не хватало? У Вас есть дети, кстати?

С. ШАРГУНОВ: У меня сын. Сын Ваня, ему полтора года. Да я с малолетства уже тоже подрабатывал, правда, в журналистике.

Ю. НОРКИНА: Т.е. Вы какие-то сторонние деньги от стипендии еще все-таки имели. Или папа с мамой тоже…

С. ШАРГУНОВ: Да, конечно, хотя учился я в МГУ на журфаке… Нет, вот считал, что нехорошо у родителей просить. Сам зарабатывал сызмальства.

А. НОРКИН: Макс пишет, что он полностью согласен с Андреем, тем Андреем, который раньше симпатизировал «Справедливой России», а потом разочаровался. «Одни разговоры и критика, больше ничего».

С. ШАРГУНОВ: Можно я два слова скажу? Ну, а как же повышение пенсий, как же проблема демографии, о которой мы говорим и предлагаем. Как же проблема ЖКХ, борьба с безработицей, увеличение оплаты труда, строительство социального жилья. Как раз демагогия, к сожалению, вот от подобных реплик.

А. НОРКИН: «Уважаемый Сергей, — Наталья тоже спрашивает, — Вы литератор. Казалось бы, должны разбираться в людях и политике. Но Ваше вступление в «Справедливую Россию означает, что Вы поддались на название партии. Ее лидер поддерживает диктатора президента и произносит постоянно панегирики в его честь. Вы считаете, это нормально»? Давайте вот еще ответим на этот вопрос, и потом уже…

С. ШАРГУНОВ: Это резко и неправильно. У нас яркий, блистательный список, где и Галина Хованская, и яблочник Попов, и огромная… и коммунист Куваев, и Светлана Горячева…

А. НОРКИН: Бывший лдпровец Митрофанов.

С. ШАРГУНОВ: Яркий список, где собрались личности. Задача состоит в том, чтобы сегодняшняя стабильность не была псевдонимом стагнации. Чтобы страна развивалась. Поэтому партия более чем достойная. Главное сейчас выйти к избирателю и так сделать, чтобы нас услышали, а не питались разными компрометирующими и пытающимися нас затушевать вот сообщениями нелояльных к нам деятелей.

А. НОРКИН: Понятно, прервемся на несколько минут.

Ю. НОРКИНА: Послушаем новости.

А. НОРКИН: Да, новости. И потом попробуем Санкт-Петербургом связаться. У нас следующая заявка оттуда.

НОВОСТИ

Ю. НОРКИНА: 22 часа 34 минуты в Москве. Мы продолжаем наш «Контрудар». И удар сегодня Вам, дорогие слушатели, наносит совершено молодой….

С. ШАРГУНОВ: Не такой уж молодой…

А. НОРКИН: Нет, Сергей…

Ю. НОРКИНА: Сергей Шаргунов, 27 лет. Да, что Вы, помилуйте, Сергей.

А. НОРКИН: С высоты нашего с Юлей возраста.

Ю. НОРКИНА: Да, мы уже старые все.

С. ШАРГУНОВ: Ну, что Вы говорите.

Ю. НОРКИНА: Умудренные опытом.

С. ШАРГУНОВ: Никакие Вы не старые.

Ю. НОРКИНА: Так. Молодой человек…

А. НОРКИН: Препираться будете потом.

Ю. НОРКИНА: Сергей Шаргунов, писатель, и в списке партии «Справедливая Россия» он идет под третьим номером в предвыборной кампании, в предвыборном списке…

А. НОРКИН: Как я обещал, Санкт-Петербург. У нас сейчас Азамат, 29 лет, он инженер по электронным системам безопасности. Добрый вечер.

АЗАМАТ: Добрый вечер.

А. НОРКИН: Да, Сергей Шаргунов сейчас, Азамат, Вас будет пытать.

С. ШАРГУНОВ: Добрый вечер, здравствуйте.

АЗАМАТ: Здравствуйте.

С. ШАРГУНОВ: Вы знаете, я бы хотел политический вопрос Вам задать. Вы на выборы вообще ходите?

АЗАМАТ: Нет, не хожу.

С. ШАРГУНОВ: А вот как Вы считаете, вот это правильно то, что и в госудме, и в законодательном собрании большинства регионов, к сожалению, доминирует партия, которая представляет всего лишь один класс людей, а именно чиновников. Вот я тут видел какие-то упреки. Зачем писатель идет в политику? А Вам не кажется, что это не здоровая ситуация, когда сплошь только чиновники идут в политику. Якобы представлять интересы народа.

АЗАМАТ: Согласен. Ситуация нездоровая. Ну, как бы представлять интересы народа должны люди разных профессий, которые знают жизнь с разных сторон. По этой причине как раз, по той, что засилье чиновников практически во всех ветвях власти, по этой причине я и не хожу на выборы, потому что в принципе все решено по большому счету, заранее.

С. ШАРГУНОВ: Ну, будем надеяться, что тот факт, что я не чиновник, дальше я не буду агитировать.

А. НОРКИН: Понятно.

Ю. НОРКИНА: Спасибо большое. Следующий звоночек у нас от Натальи.

А. НОРКИН: Мы решили, что уже надо кого-то из женщин…

Ю. НОРКИНА: Уже давно пора. Я здесь бьюсь, бьюсь между Вами. В конце-то концов.

А. НОРКИН: Неравный бой. А Наталья о себе сообщает, что она учитель, активистка, спортсменка, дальше надо было еще комсомолка…

Ю. НОРКИНА: Просто красавица.

А. НОРКИН: Наталья, мы правильно вам представляем себе? Вы комсомолка и красавица помимо того, что активистка и спортсменка.

НАТАЛЬЯ: Да. (Смех).

С. ШАРГУНОВ: Вы откуда, Вы не написали.

НАТАЛЬЯ: Я из Омской области.

А. НОРКИН: Из Омской области. Хорошая у нас география сегодня. Сергей, пожалуйста.

Ю. НОРКИНА: Вот спросите человека.

С. ШАРГУНОВ: Добрый вечер, Наталья. Скажите, а Вы учительница в школе, или в вузе?

НАТАЛЬЯ: В школе, в средней школе в поселке.

С. ШАРГУНОВ: А какой предмет?

НАТАЛЬЯ: Филолог я.

С. ШАРГУНОВ: Это очень приятно. Ну, и скажите, как Вам работается? Вы чувствуете радость от своей работы? И как вообще экономически себя ощущаете? Вы чувствуете себя нужной? Такой, конечно, вопрос, может быть, жесткий. Чувствуете ли Вы себя нужной нынешнему государству?

НАТАЛЬЯ: Чувствую нужной именно. Я вообще сейчас много детям объясняю, что какие проблемы поднимали писатели, тот же Достоевский. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Вот насколько актуальна эта тема. И вообще литературу связываю с жизнью, вот мне очень нравится это объяснять. И опять же про разруху в головах, как говорил еще Булгаков. Т.е. все. Мне литература очень интересна. И дети меня понимают. Вот мне нравится, что сейчас понимают. Вот новое поколение растет, очень понятливые дети.

С. ШАРГУНОВ: Это радует, на самом деле, потому что через некоторое время мне самому ребенка в школу отдавать. Но все-таки я хотел сейчас Вас спросить не о литературе, а об образовании. Причем об образовании не только школьном. А об образовании и постарше. Вот мне кажется, что сегодня мы наблюдаем широкую коммерциализацию образовательного процесса. Т.е. проще говорю, сокращается количество бюджетных мест. Это касается, конечно, вузов, бюджетные места. Ну, Вы знаете, что большое количество платных школ в городах, качественных платных школ. И, на мой взгляд, те, кто, например, в селе преподают, это настоящие подвижники. И вот я Вам, конечно, кланяюсь. Ну, вот знаете, бедных людей среди 16-30-летних сегодня, это 29% населения страны. Вот есть какая-то дикая Болонская система, на которую принудительно пытаются нас перевести. Т.е. резко сократить количество бесплатных мест так, чтобы никакой Филиппок уже не добрел до школы. Не кажется ли это Вам, что это ведет к оглуплению нашего народа и к дискриминации по финансовому состоянию родителей и детишек.

НАТАЛЬЯ: Ну, ситуация, конечно, проблемная. Потому что действительно из села если дети поступают, такие ссуды берут, чтобы как-то выкинуть детей. И ну радует, конечно, что наши дети поступают пока еще, могут поступать на бюджетные места. Вообще, проблема-то, конечно, стоит. Что из последних сил, что называется, люди тянутся. И хотелось бы, конечно, надеяться, что сохранятся эти бюджетные места. Потому что для малоимущих это будет очень тяжело.

С. ШАРГУНОВ: А вот если не секрет, конечно, сколько Вы получаете?

НАТАЛЬЯ: Ну, у нас средние такие зарплаты от 6 и выше, так скажем. Т.е. если уж по высшему разряду, тогда люди получают там 15000. Так в среднем. Ну, у нас, конечно, зарплаты не сравнить с московскими.

С. ШАРГУНОВ: Ну, Вы уже держитесь. И спасибо Вам.

НАТАЛЬЯ: Ну, держимся за счет грядок своих.

С. ШАРГУНОВ: Да, спасибо Вам, что детишек не оставляете.

А. НОРКИН: Спасибо большое, Наталья, итак, Омская область у нас был звонок. Следующий тут, наверное, я надеюсь, по крайней мере, что материальная ситуация должна быть лучше, продюсер Владимир, 51 год ему. Ало, Владимир.

ВЛАДИМИР: Да, я слушаю Вас.

Ю. НОРКИНА: А Вы откуда?

А. НОРКИН: Здравствуйте.

ВЛАДИМИР: Я из Подмосковья.

А. НОРКИН: Сергей, Вы готовы? Владимир, продюсер. Правда, он не пояснил, в какой области.

С. ШАРГУНОВ: Ну, вот как бы и первый вопрос. Расскажите немножечко подробнее, чем Вы занимаетесь.

ВЛАДИМИР: Ну, по официальному документу продюсер мультимедийных программ. Это связано с интернетом и мультимедийными программами, на DVD можно производить, разные такие. А по той специальности, по которой я пришел, я был телевизионным режиссером. А до этого я еще был монтажером, оператором, плюс еще имею высшее образование радиоинженер.

С. ШАРГУНОВ: А вот у меня такой вопрос: Вы много пользуетесь интернетом?

ВЛАДИМИР: Ну, в каком плане пользуюсь, как информации…

С. ШАРГУНОВ: Ну, Вы новости откуда черпаете, из теленовостей, или из интернета, или еще откуда-то?

ВЛАДИМИР: Ну, вот новости изо всех источников информации, радио, газета, телевидение и интернет.

С. ШАРГУНОВ: Вот есть такое мнение, что интернет шагает по стране, и поэтому если даже будет какое-то безумное давление на прессу, если таблоиды будут переполнены фальшью и неправдой, все-таки, тем не менее, правда пробьется именно через глобальную паутину. Т.е. через сеть люди ее получат. Как Вы считаете, насколько интернет эффективен. Потому что я, когда сейчас на меня всячески давят и клевещут, и я думаю, дойдет это и до телеэкранов, столкнется это с массовой поддержкой меня, например, в благосфере, в ЖЖ. Вот Вы знаете, что такое ЖЖ?

ВЛАДИМИР: Конечно, знаю.

С. ШАРГУНОВ: Вот как Вы считаете, насколько такая поддержка через Лайф Джорнал ком эффективна?

ВЛАДИМИР: Эффективность интернета в нашей стране, она не очень высокая пока. Если бы мы жили в Европе, где я получил образование, я могу Вам так сказать, что там эффективность его где-то процентов до 70 доходит. Т.е. там животрепещущие темы, сразу получают огласку и живо обсуждаются в интернете. И сторонники или противники обмениваются мнениями. Но у нас же это пока малодоступность интернета. И интернет преподносят в основном не как информационную среду, а как развлекательную среду, или где можно почерпнуть компромат какой-то. Прочитать разные слухи, в основном компроматы.

С. ШАРГУНОВ: Понятно. А как Вы думаете, мы не можем докатиться до введения политической цензуры в иинтерете?

ВЛАДИМИР: Ну, докатиться можно, только ее нельзя технически осуществить.

С. ШАРГУНОВ: Ну, как же, там кокнуть сайт, кого-то там забанить.

Ю. НОРКИНА: В Мьянме, по-моему, сделали такую штуку. Просто убрали вообще интернет.

С. ШАРГУНОВ: Есть такие прецеденты, конечно, в Китае ограничен интернет. Где-то вообще нет. В Северной Корее.

Ю. НОРКИНА: Где была революция только что, и она еще не закончилась. Т.е. какие-то рычаги есть, я так понимаю.

С. ШАРГУНОВ: Буддийских монахов не только физически, но и виртуально.

Ю. НОРКИНА: Ну, вот я про это и говорю, Да, да. В Мьянме то же самое сделали. Вот мы тут с друг дружкой разговариваем. Мы считаем, что это совершенно возможно сделать, взять и закрыть интернет. и чтобы люди не видели и не слышали вообще ничего, кроме того, что говорит 1, 2 канал.

ВЛАДИМИР: Есть понятие спутникового интернета, правильно ведь? Ведь помимо провайдеров, которые существуют ну официально зарегистрированные, на которых можно давить, на которых можно поставить определенные фильтры, которые не буду пропускать определенные сайты, но спутник не закроешь.

Ю. НОРКИНА: Да, но не все, к сожалению, имеют деньги на спутник.

ВЛАДИМИР: Ну, это опять-таки вопрос, как (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Ю. НОРКИНА: Это специфика России.

А. НОРКИН: Так. Не перетягивай.

ВЛАДИМИР: А потом просто, а сейчас развиваются все технологии так, что можно через мобильный интернет получать, через мобильную связь интернет получать.

С. ШАРГУНОВ: Ну, т.е. все не так далеко безнадежно, как считают некоторые скептики.

ВЛАДИМИР: Да, я скажу, что технологии сейчас, особенно современные развиваются, скоро мы будем иметь телевидение уже мобильное, где-то лет через 5-8 оно будет активно развито уже, и уже нам такое телевидение (НЕ РАЗБОРЧИВО). Потому что мы на своем телефоне будем иметь то, что мы хотим иметь у себя, как информацию.

С. ШАРГУНОВ: Ну, радио-то оставите «Эхо Москвы» у себя?

ВЛАДИМИР: А Вы, между прочим, сами развиваетесь. Как Вы независимы в этом плане, сами развиваетесь. Вы сделали видео новости, которые снимаете, и показываете, что у Вас происходит, кухня…

А. НОРКИН: Ну, да. Но это такой довесок, на самом деле как бы информационный, не основной продукт.

ВЛАДИМИР: Плющев хорошо этим занимается.

А. НОРКИН: Плющев трансляцию делает, да, правда.

ВЛАДИМИР: Так что вы это развиваете интуитивно, понимаете. Есть же как бы стратегия развития, а Вы интуитивно, но правильно развиваете. Но Вам не хватает некоторых знаний технологических определенных, Вы творчески…

Ю. НОРКИНА: Ну, помогите нам.

А. НОРКИН: Спасибо большое…

С. ШАРГУНОВ: Главный вывод что…

ВЛАДИМИР: Ну, позвоните, дайте сведения, я Вам могу помочь.

Ю. НОРКИНА: Сергей что-то еще хотел сказать.

С. ШАРГУНОВ: Ну, главный вывод, что свобода слова необратима. Нам звонят оптимисты весь вечер.

Ю. НОРКИНА: Нет, на «Эхо Москвы» вообще всегда оптимисты звонят. Т.е. мы им звоним.

А. НОРКИН: Сейчас будем с Тольятти разговаривать. Борис Николаевич, пенсионер, тоже захотел, чтобы Сергей Шаргунов, наш сегодняшний гость, гость программы «Контрудар» смог задать ему вопрос. Борис Николаевич?

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ: Да.

Ю. НОРКИНА: Здравствуйте.

А. НОРКИН: Вот спасибо, что дождались. Сергей, пожалуйста, ваш вопрос.

С. ШАРГУНОВ: Ну, вот, Борис Николаевич, я Вас про пенсию спрошу. Скажите, пожалуйста, а Вы кем работали?

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ: Я работал 35 лет на заводе, на ВАЗе.

С. ШАРГУНОВ: Ясно. И вот, как Вы считаете, та пенсия, которую Вы получаете, она достойна той работы, которую Вы совершали?

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ: Нет, конечно. Однозначно, нет. Это не пенсия, это пародия на пенсию. Особенно, если учитывать то, что последнее время происходит постоянно в магазинах, и ЖКХ взять, и проезд. Кстати, у нас с 18-го числа на 50% увеличивают на маршрутках. Так что взять это все вкупе, что получается, это не пенсия, это подачка.

С. ШАРГУНОВ: Борис Николаевич, а когда говорят, что борьба за права пенсионеров, за то, чтобы они получали достойные деньги, поскольку они строили страну, когда нам говорят, что это популизм, что Вы думаете?

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ: Во-первых, это не популизм, это крайне необходимо. Потому что люди сейчас поставлены в такие условия, что вынуждены просто выживать. Как-то приспособиться.

С. ШАРГУНОВ: Я понял Вас, Борис Николаевич, ну, Вы держитесь, пожалуйста.

ЮОРИС НИКОАЛЕВИЧ: Да. И еще что меня возмущает, то, что многие говорят, но дальше делов, ну дальше слов ничего не подвигается. И чтобы партия действительно выражала интересы народа. Но не в коем случае не заглядывала в рот Кремлю.

А. НОРКИН: Спасибо за Ваш звонок. За Ваше желание поучаствовать в этом разговоре. Так, что у нас дальше? Дальше, насколько я понимаю, мы разговариваем с Бонном. Я вот потерял уже. Сейчас.

Ю. НОРКИНА: Ты не нервничай. Бонн мы сейчас найдем.

А. НОРКИН: Ало, Руслан.

РУСЛАН: Вот, все хорошо, слышно.

А. НОРКИН: О себе Руслан сообщает, что он научный сотрудник Боннского университета.

Ю. НОРКИНА: Руслан, Вы именно оттуда сейчас? Т.е. мы разговариваем с Бонном?

РУСЛАН: Да, я сейчас разговариваю со своей лаборатории.

А. НОРКИН: Вместо работы, да?

Ю. НОРКИНА: Т.е. тратите корпоративные деньги.

А. НОРКИН: Нет, это мы тратим корпоративные. Сергей Шаргунов, гость сегодняшнего «Контрудара».

С. ШАРГУНОВ: Ну, я хотел бы Вас спросить о науке, на самом деле.

РУСЛАН: О науке? Что именно Вас интересует?

С. ШАРГУНОВ: Меня интересует Ваше видение ситуации в России. Ну, вот Вы как считаете, есть сегодня перспектива у науки, в которую, как известно, вкладывается весьма немного? Или все-таки лучшие умы будут покидать страну?

РУСЛАН: Ну, Вы знаете, я могу сказать, что ситуация на сегодня достаточно плачевная в науке, к сожалению, и навряд ли это изменится в ближайшие годы. В ближайшие 10-20 лет. по крайней мере, навряд ли что-то поменяется кардинально. И недавно, кстати, читал сегодня в журнале «Нэйча» вышла публикация по поводу науки в Росси, так что если интересно будет, даже почитайте…

С. ШАРГУНОВ: Непременно почитаю.

РУСЛАН: Ну, правда, написана она в розовых тонах, и написано, что к 2008 году рядовой научный сотрудник будет получать там 1200 долларов, но, к сожалению, я в это абсолютно не верю.

С. ШАРГУНОВ: Понятно. А Вы уехали навсегда из России?

РУСЛАН: Нет, я уехал на 2 года работать по контракту. Я получил грант достаточно престижный это гумбальтовский, стипендиат, и как только закончу, я вернусь в Россию.

С. ШАРГУНОВ: А какое направление Вашей научной работы?

РУСЛАН: Я занимаюсь медициной, заболеваниями центральной нервной системы и лечение клеточной терапии этих заболеваний.

С. ШАРГУНОВ: Ну, вот в России, как Вы считаете, есть возможность заниматься этим?

РУСЛАН: В России я занимался периферической нервной системой. Вы знаете, я собираюсь вернуться и заняться врачебной деятельностью. Потому что в науке, к сожалению, я не смогу вытянуть свою семью, не смогу жить только на одни гранты. Мне придется постоянно ездить за рубеж и подрабатывать здесь. Я не хочу, я хочу жить в России, я проникся патриотизмом, находясь здесь. В любом случае буду возвращаться, но работать буду уже врачом.

С. ШАРГУНОВ: Ну, и прекрасно. Вот такие нам звонят самоотверженные слушатели. Удачи Вам.

РУСЛАН: Да, спасибо большое.

Ю. НОРКИНА: До свидания.

А. НОРКИН: Спасибо. Так, дальше у нас человек с весьма востребованной в нынешних условиях профессией…

Ю. НОРКИНА: Риэлтер. Дмитрий.

А. НОРКИН: Дмитрий из Москвы. Дмитрий?

ДМИТРИЙ: Добрый вечер, господа.

Ю. НОРКИНА: Добрый вечер, г-н Дмитрий.

С. ШАРГУНОВ: Квартирами занимаетесь?

ДМИТРИЙ: Да, безусловно, жилой недвижимостью в городе Москве.

С. ШАРГУНОВ: Ну, как Вы считаете, вот эти космические цены на жилье, это вообще нормально?

ДМИТРИЙ: Вы знаете, я скажу с точки зрения здравомыслящего, разумного человека, не со своей профессиональной, а профессиональная точка зрения позволяет мне это оценивать изнутри. Это ненормально, безусловно. Есть два фактора. Во-первых, цены на жилье должны соотноситься со средним уровнем доходов населения страны. Россия не исключение.

С. ШАРГУНОВ: Совершено верно.

ДМИТРИЙ: Так и должно быть, и есть во всем цивилизованном и не только цивилизованном мире. В основном. Это первое. Второе, на сегодняшний момент такой сегмент рынка, как элитное жилье, жилье премиум класса, если Вы проедете по ночной Москве, по объектам так называемой, точечной застройки, элитным кварталам, Вы можете обратить внимание, что жилые дома, квартиры, которые уже проданы, проданы полностью, проданы еще на момент постройки на нулевом цикле, окна горят, наверное, в одной из 10 квартир.

С. ШАРГУНОВ: Да, да. Я не раз обращал внимание. Такие мертвые дома стоят.

ДМИТРИЙ: Да, туда вкладываются деньги уважаемым чиновничье-бюрократическим аппаратом, который занял место бизнес коммьюнити при всех плюсах и минусах, которые мы получили в 90-е годы. На сегодняшний момент чимновничье-бюрократический и силовой аппарат. Которые еще, как рассказал г-н Черкесов, дерется между собой. Черкесову склонен верить. Эти люди не умеют заниматься бизнесом. Эти люди не приучены им заниматься. Им не могут прийти в голову никакие схемы законные незаконные, которые приходили в светлые головы тех людей, безусловно, светлые головы безотносительно ко всему, которые формировали бизнес коммьюнити и залоговые аукционы, все остальное в 90-е годы. И эти люди не могут пойти дальше, чем вложить свои деньги в недвижимость, хотя они сами прекрасно понимают обреченность подобного занятия. Это мыльный пузырь.

С. ШАРГУНОВ: Я хотел Вас спросить, Дмитрий, вот о чем. Как Вы считаете, сегодня у государства есть потенциал, я не скажу воля, есть ли потенциал для строительства социального жилья? Я в двух словах поясню, что я имею в виду.

ВЛАДИМИР: Потенциал, конечно, есть. Я Вас понял прекрасно, Сергей. Этот потенциал есть, но не у этого государства. Потому что мы ограничены во времени, к сожалению. На пальцах попытаюсь объяснить ситуацию. Есть стабилизационный фонд. Глупо говорить о том, что его нужно тратить везде и всюду. Раскачивать или не раскачивать инфляцию, разговор сейчас не об этом. Но представьте себе, что Вы являетесь владельцем большой квартиры площадью, предположим, 170 кв метров. Квартира требует капитального ремонта. При этом Вы получили из других источников денежные средства, которые позволяют и сделать этот ремонт, и обставить эту квартиру и решить остальные вопросы. Но Вы решаете, ага, я отложу лучше эти деньги, пусть на них капают проценты, я их не буду сразу позволять себе вкладывать деньги в этот процесс. Ну, это, как минимум, не дальновидно. Потому что жить нужно здесь и сейчас. И государство могло бы, привлекая специалистов высочайшего класса, безусловно, их работа стоит денег. Государство могло бы там, где можно дать возможность развиваться бизнес коммьюнити, где можно дать людям возможность самим решать свою судьбу, в том числе решить вопросы со стройкой жилья. Вместо этого государство самоустранилось от данного вопрос. А когда случится очередной дефолт, 98-й год кажется цветочками, если честно. Цены на нефть не вечные. Цены на недвижимость рухнут в разы. И весь груз бремени понесут на себе акционерные коммерческие банки. И очередной раз под удар ставится частный капитал. Потому что в договоре ипотечного кредитования есть такая статья, такой пункт, что ответственность заемщика перед кредитором определяется объектом залога, т.е. объектом недвижимости. И когда объект недвижимости, купленный, к примеру, за 150 000 долларов, падает в цене на порядок, а я такой ситуации не исключаю. При этом человек внес за него порядка 20-30 тысяч. Предположим, первый взнос 10% выплачивал в течение года, двух, то любой человек скажет: ребята, вот п. 12 нашего договора. Давайте, мы на него посмотрим. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

С. ШАРГУНОВ: Все верно. Да, благодарю Вас за аргументированный рассказ. Что тут можно добавить? Можно добавить, что, на мой взгляд, разговоры о стабфонде все больше превращаются в заклинания. Государство не должно бросать незащищенных, и это не просто пустые слова. У нас более 30 миллионов человек нуждаются в улучшении жилищных условий. Я Вам назову, знаете, какую страшную цифру? У нас 14 миллионов российских семей живут сегодня в неблагоустроенных домах, знаете без чего? Без горячего водоснабжения, без воды горячей и без канализации. 14 миллионов российских семей. И вот в это время мы видим этих мертвых великанов, которые высятся в городах, где горит действительно одно окошко.

А. НОРКИН: Давайте мы, наверное, последний звонок. Потому что я хотел бы, чтоб потом, Сергей, Вы какие-то итоги свои подвели от этого общения. Так еще один Андрей у нас. Снова Санкт-Петербург. Второй звонок. Студент, 2 курс. Очень хочет пообщаться с социалистом Шаргуновым. Ало, Андрей?

АНДРЕЙ: Да, здравствуйте.

А. НОРКИН: Здравствуйте. А почему с социалистом?

АНДРЕЙ: Ну, просто, когда я передавал это сообщение, видимо, не дошли кавычки.

Ю. НОРКИНА: Кавычки не дошли.

АНДРЕЙ: (ГОВОРЯ ВМЕНСТЕ) У Шаргунова оно настолько размыто, что не совсем ясно, какое отношение он имеет к социализму, и какое течение в социализме он предпочитает.

А. НОРКИН: Давайте так. Давайте сначала Сергей Вас спросит. А потом уже…

Ю. НОРКИНА: Давайте Вы с Сергеем наладьте контакт как-то.

С. ШАРГУНОВ: Хорошо, Андрей, скажите, а Вы вообще на выборы ходите?

АНДРЕЙ: Да, я ходил на выборы. Дело в том, что я сейчас на 2 курсе. И мне предоставлялась всего лишь одна возможность сходить на выборы, это были мартовские выборы в Петербурге.

С. ШАРГУНОВ: Понятно. А Вы вообще как относитесь к идее социальной справедливости?

АНДРЕЙ: К идее социальной справедливости, как таковой, я отношусь неплохо, но все зависит от того, какими способами ее осуществлять.

С. ШАРГУНОВ: Понятно. Ну, вот то, что я сегодня озвучивал, то, о чем мы сейчас говорили, о реальных законодательных предложениях, вы это воспринимаете в штыки?

АНДРЕЙ: Ну, я как раз отношусь к той группе людей, которые считают это популизмом.

С. ШАРГУНОВ: Понятно, Андрей. Ну, можно, конечно, спросить, почему? И это я прямо сейчас и делаю. Почему Вы так считаете? Почему для Вас это популизм? Вот звучали конкретные цифры и факты. Вы считаете, что у нас бедная страна, и мы не в состоянии защитить своих граждан?

АНДРЕЙ: Дело в том, что к настоящему моменту у нас в стране сформировалась рыночная экономика. И чтобы осуществить все, о чем написано у Вас в программе, не только то, о чем Вы сегодня говорите. Я читал Вашу программу. Придется разрушить рыночную экономику. Это приведет к коллапсу, мне кажется. И никто на это не решится. Поэтому я считаю, что это популизм.

С. ШАРГУНОВ: Я понял Ваше мнение, Андрей.

А. НОРКИН: Спасибо большое.

С. ШАРГУНОВ: Ну, что, мы подводим итоги, да?

А. НОРКИН: Ну, да.

Ю. НОРКИНА: Ну, как Вам? Как, Сереж?

А. НОРКИН: Свои впечатления, вот, смотрите, Москва сегодня была, Петербург, Омск, Тольятти.

С. ШАРГУНОВ: Ну, мы за рыночную экономику. Мы за свободную конкуренцию. Просто за то, чтобы государство было социальным, а не людоедским. И мне понравилось то, что сегодня был такой огромный географический охват. Понравилось то, что в целом слушатели были, самое главное, искренними. Это был такой живой разговор на насущные темы. И приятно то, что…

С. ШАРГУНОВ: Сейчас я буду, надеюсь, ездить по всей стране…

Ю. НОРКИНА: Т.е. это Вы в первый раз с людьми так вот просто…

С. ШАРГУНОВ: Нет, конечно, я постоянно общаюсь, буквально каждый день.

Ю. НОРКИНА: Ну, что сегодня пессимистов, оптимистов больше, как Вам?

С. ШАРГУНОВ: Я чувствую, что есть два момента в этом разговоре. С одной стороны, конечно, людям не нравится происходящее. А с другой стороны, люди не теряют веры. Это очень важно. Люди не теряют присутствия духа. За это большое спасибо. Так что будем держаться, и будем сражаться.

А. НОРКИН: Ну, и приходить в эфир…

С. ШАРГУНОВ: Благодарю Вас.

А. НОРКИН: Сейчас под выборы приходится Вам и Вашим коллегам часто тут бывать.

Ю. НОРКИНА: Почему приходиться, это же хорошо. Есть людям, что сказать, так это же прекрасно.

А. НОРКИН: Ой, какое замечательное сообщение пришло нам самое последнее.

С. ШАРГУНОВ: Ядовитое?

А. НОРКИН: Да.

С. ШАРГУНОВ: Ну, конечно, так я и знал.

А. НОРКИН: В мой адрес.

Ю. НОРКИНА: Ну, Вы как-то совсем уж.

С. ШАРГУНОВ: Просто мы очень долго в эфире сидим.

Ю. НОРКИНА: 13 8 8 как-то совсем уж нехорошо. Держите себя в руках.

А. НОРКИН: Сергей Шаргунов был гостем программы «Контрудар».

С. ШАРГУНОВ: Спасибо.

А. НОРКИН: Вы слушаете «Эхо Москвы». Сейчас очередной информационный выпуск. Мы с Юлией Норкиной Вас благодарим за внимание. До пятницы.

Ю. НОРКИНА: Спасибо большое, дорогие радиослушатели, даже за такие нежные слова в адрес.

А. НОРКИН: За крик души.

С. ШАРГУНОВ: Спасибо за все. И Вам и слушателям.

А. НОРКИН: До свидания.

С. ШАРГУНОВ: До новых встреч.

А. НОРКИН: Всего доброго.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире