'Вопросы к интервью
03 октября 2007
Z Контрудар Все выпуски

Эдуард Лимонов


Время выхода в эфир: 03 октября 2007, 22:09





НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. И в нашей студии микрофона Эдуард Лимонов. Здравствуйте, Эдуард Вениаминович.

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, Вы задаете вопросы нашим уважаемым слушателям. Они отвечают. Вы можете прокомментировать, высказать свое согласие или несогласие. Я напомню для тех, кто слушает сейчас программу, что Вы, уважаемые слушатели «Эха», можете поучаствовать в ней с помощью смс сообщений, которые можно отправить для номера +7 985 970-45-45. Вы отправляете смску с телефоном, краткой информацией о себе, мы Вам перезваниваем. У нас ни линии сообщение от Сергея, художника. Сообщение следующее: «Отбываю срок не за что. Считаю, что все лихорадочные телодвижения Путина с гламурной ухмылочкой с экрана лишь для того, чтобы остаться в кресле. В головокружении от успеха он так и не понял, сколько чудовищного натворил. Аню не вернуть, детей Беслана тоже». Сергей, Вы с нами?

СЕРГЕЙ: Да, да, я с Вами, Нателла. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эдуард Вениаминович, прошу Вашего вопроса к Сергею.

СЕРГЕЙ: Добрый вечер, Эдуард.

Э. ЛИМОНОВ: Да, добрый вечер. Сергей, Вы говорите, отбываю срок. Т.е. Вы оттуда звоните?

СЕРГЕЙ: Да, да. Об этом не будем, Эдуард.

Э. ЛИМОНОВ: Конечно. Ну, привет Вам и все наилучшие пожелания. Вы знаете, да.

СЕРГЕЙ: Спасибо большое.

Э. ЛИМОНОВ: А вот Вы уточните то, что Вы сказали. Вы имеете в виду, что Путин у нас сейчас во главе «Единой России» встал и видимо действительно никуда не уйдет и будет в каком-то качестве хотя бы премьер-министра, а, может быть, еще и президента. Еще не вечер. Не понятно. Это Вы имеете в виду, да?

СЕРГЕЙ: Я имею в виду, Эдуард, следующий момент. Значит, я очень четко с 90-го года очень много нахожусь в политике и хочу сказать за последние 8 лет. Меня бесит первое, чудовищные преступления, совершенные за эти годы. Не буду перечислять, все о них знают. Но то, что дети Беслана, меня это не успокоит до конца жизни. Аня Политковская – это меня не успокоит. Это личное. Теперь дальше. Надругательство над Конституцией. Этот же Путин в 93-м году, я уверен, голосовал «да, да, нет, да». 100%. Он у Собчака работал. И так растоптать конституцию, так надругаться над народом, так избивать марши несогласных, беспардонно. Вот эта Матвиенко, подручная его, то, что она делала в Питере, этому прощения нет. В итоге, получается, что он мечется, он в агонии. Это же все видно. Любой психоаналитик, любой психолог это видит четко. И понятно все. Человек мечется. А постольку поскольку, зная его образование, зная его стаж работы, зная его приверженность спецслужбам, человек пойдет на все, понимаете. В другом случае, ему, просто на просто, нужно будет объяснять свое руководство и свое правление. То, что он сделал с Ходорковским, с компанией процветающей, извините меня, у меня нет слов. То, что он сделал, ну, ладно, я не буду перечислять, это итак все понятно. Поэтому он хочет остаться. А методы любые. Вы видите, три ноги, две ноги. Тут еще вон какие-то ребусы начались в последние дни. Он, видите ли, там трехликим Янусом стал у «Единой России». Там вообще труба дело.

Э. ЛИМОНОВ: Т.е. Вы считаете, что он решил остаться навсегда, да? Похоже на это.

СЕРГЕЙ: Да, Эдуард, да. Он останется. Точнее, он хочет остаться, и это чревато.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, вот с Вашим анализом я абсолютно согласен. А вот ответьте на вопрос, или хотя бы намеком, что вот, по-вашему, что делать? Я-то знаю, что делать. Это другая история.

СЕРГЕЙ: Делать нужно, объединяться всем вот эти демократам, всем, хоть черту рогатому, понимаете. И разорвать вот эту «Единую Россию», все. Коротко и ясно. Всем этим Явлинским. Потом разберутся, кто что, хоть черта у власти поставить. Но вот этого диктатора убрать. Это опасно.

Э. ЛИМОНОВ: Извините, перебиваю. Хорошо бы Григорий Алексеевич слышал бы Ваши слова и Зюганов бы тоже слышал, потому что сегодня они…

СЕРГЕЙ: Даже Зюганов пусть объединиться. Культ личности не может быть у власти, поймите. Это страшное дело. Вот этот усатый на танцплощадке около Кремля, он сейчас в гробу там переворачивается, понимаете, его обскакали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Сергей.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, Нателла, я думаю, тут комментировать нечего. Это такой глас народа, глас Божий. Я согласен, не согласен. Если не согласен, то в деталях. А в основном просто все правильно. Так и надо. И, конечно, хорошо бы все это услышали те, кто сегодня именно мешают объединению. Люди говорят: объединитесь, наконец, все. Отложите в сторону Ваши различия, если они есть. Забудьте их на какое-то время. И хорошо бы это услышали действительно и Григорий Алексеевич Явлинский и Геннадий Андреевич Зюганов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Владимир, написал следующее. «Демократ, поэтому не поддерживаю «Другую Россию»». Владимир, верно я изложила Вашу позицию?

ВЛАДИМИР: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Откуда Вы, только я не поняла.

ВЛАДИМИР: Из Тулы.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, напрашивается сам по себе вопрос, а чего же Вы не поддерживаете «Другую Россию», если в ней такие демократы известные, как тот же Гарри Каспаров, как, например, Асовцов долгое время был бывший одним из лидеров демократического движения у нас и многие другие. Лев Пономарев, например, ну, как можно не поддерживать, если Вы демократ?

ВЛАДИМИР: В частности, потому что там такой демократ в кавычках, как Вы, и Ваша партия. Если Вы взяли себе в уста демократическую риторику, я не знаю, кого это обманывает, меня это точно не обманывает. Я знаю в регионах Ваши организации НБП. Ни раз я был на митинге и просто в защиту политзаключенных и в частности Ваших ребят. Подходят ко мне члены Вашей партии, новый человек заводить со мной разговор. И начинают мне рассказывать, что они против смешанных браков, что нужно гнать азербайджанцев отсюда. Вы националистическая организация. Я не знаю, что Вы используете демократическую риторику, зачем Вам это нужно, но не особо верится.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, а я Вам отвечу с удовольствием на это, что у нас в партии по тому реестру, который мы в последний раз сдавали в министерстве юстиции 55567 человек, мы сдавали. И вот ручаться за каждого, что там нет отрицательных личностей, я Вам не могу ручаться.

ВЛАДИМИР: Да, и название Ваше само за себя говорит.

Э. ЛИМОНОВ: Название – это наше название. Партия запрещена в любом случае. Я сейчас говорю не от имени той запрещенной партии, а как один из лидеров коалиции «Другая Россия». И у меня, например, есть огромные вопросы к тому же Гайдару, но нет этого придирок. Тем не менее, этот человек оставил без средств к существованию, я имею в виду Егора Гайдара, 70 миллионов человек. Я отставляю в сторону вот эти старые счеты. И не говорю, я не с демократами, потому что они ограбили народ. Это, знаете, посерьезнее, чем какой-то подросток в прыщах вам начинает говорить: а вот азербайджанцев мы там выгоним, или чего-то. Это его личное мнение. Один из 55 560 человек.

ВЛАДИМИР: Да, это много.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Этого нет в программе, Эдуард Вениаминович?

Э. ЛИМОНОВ: Этого нет, и никогда и не было. Это отсебятина каких-то, я не знаю, в дремучих регионах появляются какие-то случайные люди. Это не должно накладывать клеймо Каина на всю здоровую и сильную организацию. Я с Вами совершенно не согласен. Если мы будем приглядываться, все ли у нас зубы у каждого, едим ли мы ножом и вилкой, то мы никогда или не едим, или чистим ли мы зубы ежедневно, или не ежедневно, какие цвета флага, что мы носим, знаете, это прямая дорога в рабство. Еще большая. У нас основное зло сегодня, это авторитарная власть. Вот к чему мы пришли. Мы хотим свободных выборов. На этой платформе вот и надо объединяться. А не рассматривать друг друга в лупу и выискивать бактерии на ушах, ногтях и всем прочем. А о том, что и в любой партии могут быть даже негодяи, помимо дураков, я не отрицаю, они есть везде.

ВЛАДИМИР: И вот еще, предыдущий слушатель говорит, что нужно объединяться. Вот я демократ, я буду голосовать, как я считаю, за единственную демократическую партию, за «Яблоко»…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, хотя есть и другие партии.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, это Ваше право, что можно сказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Владимир. Мы продолжаем программу «Контрудар». Вы хотите прокомментировать, Эдуард Вениаминович?

Э. ЛИМОНОВ: Я считаю, что вот эта придирчивость абсолютно неуместная и более того, она в создавшейся ситуации преступна. Мы сейчас говорим о том, что единоличная власть человека вот этого известного у нас по фамилии Путин, имя отчество Владимир Владимирович, что, кажется, его нам собираются оставить навечно. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Что у нас политической жизни вообще нет. 45 политических партий не допущены к выборам. По существу у нас не только полицейский режим, но и полуфашистский, такого плана. Без, конечно, массовых отправлений людей на север или в лагеря. Еще без этого. А, может, без этого обойдется. Тем не менее, суть его вот такая насильственная, репрессивная и перед лицом вот этой опасности нам начинают говорить, а Вы знаете, Ваш человек где-то там когда-то что-то сказал. Я вообще не уверен, Вы позвонили по телефону, я не знаю Вас, я не видел Вас. Вы меня знаете, Вы аноним для меня, поэтому я даже сомневаюсь в том, что Вы говорите. Не надо придираться друг к другу. Надо во имя общей цели, во имя свободных выборов сплотиться и перестать оправдывать свою трусость тем, что Вам мне нравятся партнеры по коалиции.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эдуард Вениаминович, я бы все-таки заступилась за нашего слушателя. Тем более, что он вам уже ответить не может. он уже ушел из эфира.

Э. ЛИМОНОВ: А я не могу проверить его алиби. Я не знаю, кто он такой.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Денис, предприниматель из Санкт-Петербурга. Я еще раз напомню, что вопросы в «Контрударе» сегодня задает Эдуард Лимонов, если Вы хотите на них ответить +7 985 970-45-45. Имя не забывайте и краткую информацию о себе, чтобы мы знали, с кем имеем дело. Денис, здравствуйте.

ДЕНИС: Да, добрый вечер.

Э. ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Предприниматель, однако.

Э. ЛИМОНОВ: Отлично.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, как Вам предпринимается?

ДЕНИС: Да, предпринимается тяжеловато, конечно. Тяжеловато.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Бедный, бедный.

ДЕНИС: Много всяких сложностей, но вот потихонечку, помаленечку боремся с ними. Стараемся. Просто у меня очень такое узкоспециализированное предпринимательство. Я занимаюсь экскурсиями и туристическим обслуживанием. Поэтому очень сложный рынок специализированный.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, интересно, наверное, все-таки с людьми работать всегда интересно.

ДЕНИС: Да, вот только потому и пошел в свое дело, потому что это интересно. Да.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, вопрос, Вы знаете нашу последнюю политическую неделю. Или политические 10 дней или сколько. Я уж не помню, когда нам вдруг явили нашему русскому миру премьера Зубкова, но вопрос…

ДЕНИС: Недели 2, наверное.

Э. ЛИМОНОВ: Да, недели 2.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 12 сентября, напоминаю.

Э. ЛИМОНОВ: Да. Вопрос банальный, но все-таки вот, что Вы думаете об этом человеке. Для меня это просто какой-то пятистепенный, его отряхнули от пыли, такой чиновник, извлеченный из нафталина. А для Вас что это?

ДЕНИС: Я думал до назначения Зубкова, что я как-то что-то понимаю в политической ситуации в России. Хотя бы что-то могу предсказать на один, два хода вперед. После этого назначения я понял, что я не понимаю ничего. И ничего предсказывать, предугадывать даже пытаться не буду. Для меня этот человек не значит ничего. Ничего не могу Вам сказать по этому поводу. Даже сейчас, когда он ездит по Астрахани и раздает там конфетки и бесплатные лекарства, даже сейчас.

Э. ЛИМОНОВ: А, ну, вот, я думал, что я один, или не один, но в меньшинстве. А оказывается и для Вас это тоже. А скажите, где остались все наши хваленые эксперты. Ведь никто этого не предсказывал.

Э. ЛИМОНОВ: Нет, Вы знаете, что интересно. Что никто не предсказывал до его назначения. А сразу после назначения стали бить себя в грудь и как в детской игре, чур я, чур я, говорить, что а, ну, я знал. Ну, это так все звучало. Я не помню точно фамилии этих людей, но вот от нескольких я слышал, что, а я думал, что это президент Зубков. Для меня это полная какая-то ложь, чушь.

Э. ЛИМОНОВ: А, ну, да, это уже разговоры на лестнице.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я знал, но не сказал Вам.

ДЕНИС: Да, да.

Э. ЛИМОНОВ: Особенно умиляет меня Станислав Белковский у нас признанный эксперт и якобы специалист, все знает. Он много раз говорил: Путин устал, Путин хочет уйти, он хочет к своим деньгам на Запад. И мне это всегда казалось неправдоподобным, потому что власть для таких людей гораздо дороже любых денег, тем более какие деньги на Западе, когда нефть качают в России. И вот возникает вопрос с нашими экспертами. Я думаю, что они ни черта ни в чем не понимают. И только глубокомысленно, как эти римские жрецы чешут бровь, друг другу моргают.

ДЕНИС: Ну, всех, конечно, нельзя так под одну гребенку говорить.

Э. ЛИМОНОВ: Я бы всех.

ДЕНИС: Ах, вот так. Здесь я с Вами не готов согласиться.

Э. ЛИМОНОВ: Не готовы. А кто из них лучше. Раз уж мы залезли в это, давайте поделимся мнением.

ДЕНИС: Я не знаю, насколько эксперты могут слышать и некоторые, например, комментаторы «Эхо Москвы», я очень уважаю…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не будем обсуждать «Эхо Москвы» с Вашего позволения… «Эхо Москвы» фор эвер.

ДЕНИС: А которые не работают там штатно, например, как Сергей Доренко…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, начинается. Нет, Мы «Эхо Москвы» точно обсуждать, Денис, не будем, просто я пресекаю это волею…

Э. ЛИМОНОВ: Доренко хороший, хороший.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У меня (НЕ РАЗБОРЧИВО) в руках. Все, никуда Вы от меня не денетесь. Так, всякие Ирины, Марии, которые пишут про то, что мой сегодняшний гость просто негодяй, ну, пришлите телефончик, не бойтесь.

Э. ЛИМОНОВ: Доказательства. Понимаете, доказательства, вот эти все разговоры, просто негодяй, я просто не вижу, не слышу, Вы меня хотя бы знаете, как мишень, как цель такая для Вас. А я Вас не знаю. У нас как появляется моя статья на «Грани.ру», немедленно выстреливает 40, 50 идиотов, специально сидящие там, и обстреливающие что угодно там. Американский агент…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, Вы в публичной политике, Вам деваться некуда.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, так я говорю, что тот, кто задает вопросы, сегодня я их вроде задаю, да. Ну, обычно он находится в выигрышном положении, потому что его, например, никто не знает. Вот из эфира кто-то и начинает доставать человека публичного и говорить, вот Вы такой, Вы сякой, а в ответ я не знаю, я бы тоже о Вас гадости, может, сказал, или наоборот, сказал бы хорошие вещи. Что они, Нателла, обо мне сказали?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, пустое. Давайте с девушкой поговорим. У нас на линии Елена, молодая мать, переводчик, интересуется политикой, радио выключите, пожалуйста. А то у нас эхо идет. Елена, Вы с нами. Здравствуйте.

ЕЛЕНА: Да.

Э. ЛИМОНОВ: Мы Вас слушаем со вниманием.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чего слушаем, Вы спрашивайте.

Э. ЛИМОНОВ: Нет, о себе пусть скажет.

ЕЛЕНА: 15 лет назад я читала в общежитии ваш культовый роман «Это я, Эдичка».

Э. ЛИМОНОВ: Ой, начинается.

ЕЛЕНА: Вместе со своими подругами. И я даже не могла себе представить, что я буду обсуждать с Вами политическую систему нашей страны.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, давайте, давайте, обсуждайте политическую систему. Я Вам задаю вопрос теперь. Хорошо. Вот Вы же молодая мать. Вас, наверное, интересует, что естественно и бьет каждый день. Вот цены, как Вам кажется. Что у нас сейчас уже и на хлеб цены повышаются дико. И повышаются цены на все продукты питания. Одновременно нам рапортуют постоянно такие слащавые министры там в блестящих галстуках по несколько тысяч долларов и костюмах по 10 000 и говорят, что у нас инфляция не выше 7%. Хотя ясно, что цены повысились, по-моему, за последние полгода втрое или вчетверо. Вот что Вы об этом думаете? Почему ложь эта вся? И явная ложь. Кто замазывает реальное положение вещей в Росси? Кому это выгодно?

ЕЛЕНА: Ну, я по поводу цен мне сказать что-либо такое значимое трудно.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, Вы же в магазин ходите ежедневно.

ЕЛЕНА: Да.

Э. ЛИМОНОВ: Вот я хожу, например.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или у Вас богатый муж?

ЕЛЕНА: Нет, я наоборот…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, кто виноват, Елена, скажите?

ЕЛЕНВ: Я считаю, что виновата система, конечно. Мне вообще хотелось поговорить о смене этой системы. Мне интересно больше поговорить не о ценах, а…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, понятно. О смене этой системы мы говорим все время…

Э. ЛИМОНОВ: Это понятно. Я Вам задал вопрос, какой считал нужным. Думал, что это Вам ближе. А Вы, оказывается, систему хотите менять.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, систему сейчас мы будем менять все, Эдуард Вениаминович. У нас сейчас новости.

Э. ЛИМОНОВ: Да, давайте менять систему, да.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22.33. Мы продолжаем разговор с Эдуардом Лимоновым. Точнее Эдуард Вениаминович задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы», +7 985 970-45-45. У нас на линии Сергей. О себе он написал следующее: Стоматолог, бывший фанат Путина. Маразм крепчает. Сергей, Вы с нами?

СЕРГЕЙ: Да, я с Вами. Добрый вечер.

Э. ЛИМОНОВ: Добрый вечер, Сергей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А Вы хороший стоматолог?

СЕРГЕЙ: Я думаю, что да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ: А Вам сколько лет, Сергей?

СЕРГЕЙ: 33 года мне.

Э. ЛИМОНОВ: Отлично, да. А почему бывший, вот вопрос напрашивается сам по себе. Потому что это загадочно как-то. Это бывший фанат.

СЕРГЕЙ: Начну с того, что я бывший гражданин государства СНГ. И оттуда нам казалось, что какой у Вас у России какой классный президент. Вот нам бы такого. В общем, порядок, экономический рост, то же самое, что и ОРТ кормит нас всех величием этой системы. А приехал сюда, став гражданином России, я чего-то смотрю что-то не так. Смотрю, какой-то беспредел творится. А по телевизору все хорошо. Какие-то бюрократические, коррупция сумасшедшая, силовики делают, что хотят. А по телевизору опять все хорошо. В общем, как бы в пословице – рыба гниет с головы, а (НЕ РАЗБОРЧИВО) с хвоста. Поэтому, делая анализ определенный, и борясь со своими сомнениями, я все время думал об этом как-то. И такое счастье, я очень часто слушаю радио. И в один момент я поймал радиостанцию «Эхо Москвы». И все мои сомнения и все мои мысли по поводу этой системы, по поводу, ну, что что-то не так в этой стране, я услышал абсолютно подтверждение моей мысли, и оказалось, что я не один такой. В общем, и я не верю, что это все беспредел. И это коррупционное проникновение во все органы и укрепление этой коррупции делается, можно сказать, без ведома царя батюшки.

Э. ЛИМОНОВ: А Вы сколько лет уже гражданин России?

СЕРГЕЙ: 6 лет.

Э. ЛИМОНОВ: Понятно. Т.е. Попали Вы как раз на весь на два срока Путина почти. А что Вас больше всего отвратило? Есть люди, которые поменяли свое отношение к Путину, ну, после Беслана, есть люди, кто после убийства Политковской совсем недавние. А Вас, Вы так назвали среди причин, вот эта телевизионная ложь огромная. Другая реальность, которая построена на телевидении и не имеет ничего общего с тем, что у нас на улице.

СЕРГЕЙ: Да, я понял Вас. Вот перед тем, как больше проникнуться вот этим единогласием с выступающими именно на «Эхо Москвы», я сделал для себя вывод такой, вот чисто для себя просто ни от кого. Я понял, что государство отдельно, а вот люди, живущие в государстве отдельно. Милицейские структуры, они отдельно, это клан. А мы отдельно автоводители. Здравоохранение, вот верхушка, врачи. Например, я в частной клинике работаю, мы, мне кажется, намного больше приближены к пациентам, чем государственные структуры. Т.е. государство отдельно, люди отдельно. И между ними постоянно такая борьба. И что самое интересное, что люди не имеют права как-то влиять на государство, а государство имеет право влиять на людей, как с помощью средств массовой информации, так и с помощью силовиков. Причем жестко как-то вот. Как-то не понятно, почему так.

Э. ЛИМОНОВ: Да, я разделяю Ваше мнение. Я только что был на Украине, меня первый раз пустили. И, тем не менее, я вот вынужден констатировать в пользу Украины многие вещи. Например, я был в Харькове. Я почти милиции не видел, например. Я не видел. Никто не мешает нормально жить. Люди выглядят не запуганными. И политическая жизнь у них, ну, можно сказать, она бурная, да. Они там, якобы не соглашаются, голосуют, переголосовывают. Ну, у нас ведь на самом деле нет никакой. У нас как при Николае I, даже не втором, а при Николае I политическая жизнь. Что царь разрешил, то и есть. Я с Вами согласен в Вашем анализе, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо, Сергей. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Ирина. Сфера торговли. Самара. Считает Вас грамотным, честным политиком. Ирина, здравствуйте, Вы с нами?

ИРИНА: Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ: Спасибо, Ирина, Вам.

ИРИНА: Здравствуйте, Эдуард. Ждали Вас в Самару. Не пустили Вас.

Э. ЛИМОНОВ: Да, ну, Вы наблюдали эту шпионскую историю. И вот как нас с Каспаровым обнаружили у нас фальшивые билеты якобы.

ИРИНА: Да, да. Народу собралось мало. У нас там были развешены такие анти листовки, что не ходите на марш дураков и т.д. Ну, народ, в общем-то, собрался, правда, больше прессы было.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, видите, при такой контр пропаганде, при таких контр мерах, при репрессиях, когда людей задерживали в квартирах заранее, организаторов задерживали, ничего удивительного. Я бы посмотрел, если бы никому не мешали, чтобы было. Я полагаю, было бы на все это куда более внушительно. А вот скажите, поскольку я тут задаю вопросы, Вы как относитесь к коалиции «Другая Россия». Это меня все время интересует.

ИРИНА: Вы знаете, очень положительно. Слежу за Вашей газетой. Я не знаю, она выходит, или это в старом формате. Вот я не понимаю.

Э. ЛИМОНОВ: Вы знаете, у нас организацию, как таковую запретили. А газета у нас выходит, и мы работаем в рамках коалиции «Другая Россия». Многие бывшие национал большевики решили свою судьбу таким образом. Т.е. мы работаем в рамках «Другой России».

ИРИНА: Да, Каспарова читаем.

Э. ЛИМОНОВ: И есть газеты еще «Друг народа» выходит, там масса.

ИРИНА: Запомню, буду смотреть. Очень положительно отношусь. Больше никакого выхода не вижу.

Э. ЛИМОНОВ: Вам спасибо. Как-то хотелось еще задать, может быть, полвопроса. скажите, а как по-вашему, позиция тех же Зюганова, Явлинского, они внезапно оборотились своей вот такой агрессивной стороной к «Другой России». Ведь в самом начале, они не исключали возможности участвовать в коалиции. А потом вот взяли и стали нас атаковать. И как Вы это объясняете, если у Вас есть объяснение?

ИРИНА: Я считаю, они все-таки хотят каждый по-своему. Зюганов он так и так пробьется там. «Яблоко» точно не знаю, почему они так делают. Конечно, я считаю, лучше объединиться, одна была бы сильная оппозиция. Чем вот так вот все раздроблено. А то, что они так поступают, я, конечно, считаю это не то, что даже непорядочным, а все каждый как бы по-своему. Вот Вам и оппозиция получается. Они говорят: мы оппозиционеры. Надо объединяться, я считаю. Не то, что объединяться, а как-то поддерживать. Вот так вот.

Э. ЛИМОНОВ: Понимаете, вот я это объясняю так. Они эгоистичны, конечно, очень сильно. Они думают, хорошо, власть никогда и ни при каких обстоятельствах не пропустит ни Каспарова, ни Лимонова. Но, может быть, мы проскочим, вот что они думают. И тогда можно будет еще 4 года сидеть на заднице в думе, выступать, делать вид, что уже они что-то решают, и за что-то борются, ничего не делать, и это чистый такой приспособленческий эгоизм, который…

ИРИНА: То, что КПРФ, я вообще считаю, они при думе сидят, как бы ну оппозиция там у них уже своя. Сам же он и ездит и с Путиным. Ну, что это за оппозиция, извините.

Э. ЛИМОНОВ: Хорошо, что Вы все это понимаете. И спасибо Вам за это.

ИРИНА: Мне кажется, многие это понимают.

Э. ЛИМОНОВ: И говорите это другим людям, потому что это действует лучше всего. Видите, «Другая Россия» рискует, на самом деле. И мы каждый раз, собираясь на свои и на марши, и на митинги, на съезды, я вот всегда думаю, что в этот раз? Задержат, не задержат? Арестуют, не арестуют? Это абсолютная правда оппозиции. Я первого числа должен был идти, вручать вместе с Каспаровым в Центральную избирательную комиссию наш лист. И я выглядываю утром в окно, сидят два опера на скамейке перед домом. Дальше там еще какие-то шушукаются за деревьями с мобильным телефоном. Вот она жизнь оппозиционного политика в России.

ИРИНА: Да, у нас вот такая суверенная демократия.

Э. ЛИМОНОВ: Это все еще пока только так. А всегда может стать иначе. Спасибо Вам большое, Ирина.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Ирина. А вот, например, Борис прислал Вам следующее сообщение: «Эдуард, я живу в Москве, получаю нормальную зарплату. Почему я должен быть против режима?» Борис у нас на линии, здравствуйте, Борис.

БОРИС: Добрый вечер.

Э. ЛИМОНОВ: Борис, Вы же не животное, чтобы теплое стойло и все такое. И все, человек доволен. Все обычно сводят к экономическим каким-то причинам. Но человеку многого не хватает в этой жизни эмоционально. Есть люди, которые хотят, молодежь хочет кем-то стать, а наше общество все больше превращается в общество кастовое даже. Сын олигарха будет олигархом, сын рабочего будет рабочим. Тот, кто родился в халупе, не получит денег. Понимаете, экономика, по наблюдениям моим за историей, на самом деле очень мало играет роль. .Так что когда Вы говорите, что Вы сытый, чего Вам хотеть, то Вы, может быть, убогий какой-то. Извините. Я надеюсь, Вас не обижаю.

БОРИС: Да, я хотел бы верить, что я не убогий, на самом деле.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, так, а в чем же дело, почему такие заявление.

БОРИС: Просто передо мной я чувствую достаточно широкий спектр возможностей. И я не чувствую сильно, что меня в чем-то сильно ущемляют. Я знаю, что, допустим, по телевизору мнение какое-то узконаправленное позиционируется. Но у меня есть другие источники — интернет. Я лично про себя сейчас. Я не говорю про других людей, которые живут в других городах, селах, возможно. И вот лично я, как бы, скажем, ну под прямым углом не могу понять, почему я обязан идти на Марш несогласных.

Э. ЛИМОНОВ: А Вы никому не обязаны. Вот это неправильная постановка вопроса. Вы абсолютно никому не обязаны. Не хотите, не идите. Почему я в политику пришел и пошел? Что меня возмущала та судьба, которая была уготована моей стране. Мне и сегодня ничего не надо. Вы видели, я не выдвигался ни на каких ни на праймерис, я не хочу даже быть депутатом. У меня нет этого, нет у меня мечты стать президентом, или чего-то. Я просто хотел бы, чтобы в моей стране была бы, у нее была бы другая судьба. Чтобы вместо вот этого патернализма, вот этого какого-то отца-чекиста во главе государства стоял бы избираемый каждые четыре года всего-навсего служащий государства, который был бы по возможности добрым, подчинялся бы законам, чтобы у нас был бы суд совершенно справедливый. Что можно было бы, если тебя государство обидело, пойти и без риска подать в суд. И суд бы, возможно, если ты прав, принял бы твою сторону. Разумеется, если человек совершил какое-нибудь преступление, то суд должен быть справедливым, это все ясно. У нас ничего этого нет. Мы наблюдаем, всех более-менее известных политиков отстранили от выборов. Смотрите, как Вы не относитесь, Касьянов не имеет права участвовать в выборах, Каспаров не имеет права участвовать в выборах. «Великая Россия» — националисты, к ним можно по-разному относиться, но, извините, Рогозин получил на предыдущих выборах во главе партии «Родина» около 10% голосов. И он сейчас никуда. Ему нигде. Другой полюс. Там Рыжков Владимир. Запрещена республиканская партия. Посмотрите, не зарегистрирована партия Тюлькина РКРП. Что левые, что правые, у нас партия власти избирает сама себя. Я считаю, что это унизительно для великой страны, великого народа, с большой культурой, с историей. И вот прийти к тому, что нами тихо управляют неизвестно какие люди, даже не правительство, а со Старой площади администрация президента. Я считаю, унизительно, несправедливо и просто-напросто не дает стране будущего. То, что сегодня есть заморожено, так и будет.

БОРИС: Вы позволите еще реплику?

Э. ЛИМОНОВ: Да, пожалуйста. Я сам, я извиняюсь, я должен был задать Вам вопрос, вместо этого я излил на Вас целую…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это Ваше право.

БОРИС: Я буду рад, если Вы еще зададите какой-то вопрос. Позвольте реплику сейчас небольшую.

Э. ЛИМОНОВ: Пожалуйста.

БОРИС: Вы очень сейчас, правильно Вы сказали, конечно. И это аргумент, Вы меня почти убедили. Но, мне кажется, может быть, было бы Вам не плохо, я, конечно, я Вам не советчик, сейчас какую-то речь дополнительно еще Вам произнести для таких людей как я, которые, скажем, залежались…

Э. ЛИМОНОВ: Засиделись.

БОРИС: Накушались, как-то так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как интересно.

БОРИС: Мне кажется, таких достаточно много людей. Как-то расшевелить надо эту массу.

Э. ЛИМОНОВ: Вы знаете, мы же ничего не открываем, а достаточно приглядеться к нашей действительности. Вот почему борются за правду «Матери Беслана»? Ведь, на самом деле, действительно, вопиющая, чудовищная…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А терять то им уже нечего.

Э. ЛИМОНОВ: Ситуация, когда бандиты, совершенно точно, бандиты захватили школу. Но атаковали ее федеральные войска по чьему-то приказу. 334 человека погибло. 187 детей среди них. Никто у нас за это не ответил. Кто-то давал приказ. Я вот разбирался в этом, когда писал книгу «Лимонов против Путина» и там все, что я нашел еще раньше комиссии Савельева, чем горжусь, что я тоже пришел к выводу, что выстрелы были сделаны вне школы. Специально было сделано для отвода глаз три чрезвычайных пункта по руководству штурмом, чтобы запутать следы, заранее. Т.е. имели в виду совершить преступление, запутать следы. Это нормально вот так вот? Нормально? Что столько людей убили вместо того, чтобы пытаться каким-то образом ситуацию решить, как это принято международными нормами. Давали Аушеву много заложников тогда, надо было продолжать долбить эту жилу, пытаться, пусть Аушев выведет еще больше, не 20, а 40 человек. И т.д. И уже штурмовать с минимальным количеством заложников внутри. Это все говорит, что наши жизни ни во что не ценят, даже жизни детей. Что важнее престиж государства. Так быть не должно. Это одни только пример. Можно привести просто тысячи того же плана.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Борис. У нас на линии Михаил. Военнослужащий 26 лет. Он задал вопрос. Эдуард Вениаминович, если не возражаете, мы его ему и переадресуем. А вопрос он задал такой: что делать с Чечней? Очень актуальный вопрос, согласитесь.

Э. ЛИМОНОВ: Да, действительно. Давайте переадресуем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Михаил, Вы с нами?

МИХАИЛ: Да, слушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот и отвечайте.

Э. ЛИМОНОВ: А что Вы предлагаете? Вы задали вопрос, но, сегодня вопросы задаю я, поэтому мы Вас спрашиваем, что делать с Чечней?

МИХАИЛ: Ну, как бы в 94-м году начались все эти известные события в Чеченской республике. И вот на протяжении уже больше 10 лет мы там ведем кровопролитную войну. И нам говорят, что сейчас там все понемногу утихает, утихло даже можно сказать, активных боевых действий не ведется. Но к власти сейчас в Чечне пришли те люди, которые в середине 90-х, в 2000-х вели просто ну открытые боевые действия против федеральных сил. И мне кажется, что этот регион со временем может вспыхнуть по новой.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, он и не затухал, мое такое мнение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В общем, да.

МИХАИЛ: Нет, ну по сравнению с 90-мы, началом 2000-х там дело более-менее спокойно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так делать-то что, Михаил?

МИХАИЛ: Что делать? Вот мне кажется, Чечню нужно все-таки раздавить окончательно. Не знаю, может быть, воспользоваться опытом Сталина, когда он ее там депортировал в казахские степи. Но как бы, мне кажется, решение должно быть жестким по отношению к Чечне.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, Вы не можете раздавить около миллиона человек в 2007 году на планете, чтобы это… это невозможно, во-первых, просто невозможно. Ни в военном смысле, ни в моральном, ни в каком. Т.е. Ваше решение абсолютно ложное. И оно отдает пониманием мира такого, каким он был до конца Второй мировой войны. Есть просто вещи невозможные, которые никто не позволит, и наши соседи, живущие с нами на одной планете, не позволят. И наша собственная совесть должна быть все-таки… Что Вы предлагаете, всех что ли раздавить? Нет, это не есть выход. И никак не может быть принят никем. И никогда не будет принят. Это останется архаичной фантазией, вот и все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Я так понимаю, что Михаил очень хочет задать вопросы, но вопросы сегодня задает Эдуард Лимонов. У нас на линии снова Санкт-Петербург. Татьяна, писатель, экскурсовод. Татьяна, Вы с нами, здравствуйте?

ТАТЬЯНА: Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ваши вопросы, прошу, Эдуард Вениаминович.

Э. ЛИМОНОВ: Татьяна, а Вы экскурсии водите где, в Константиновском дворце или что?

ТАТЬЯНА: Нет, во всех остальных дворцах, кроме Константиновского.

Э. ЛИМОНОВ: А что в Константиноский нельзя?

ТАТЬЯНА: Ну, как-то не доводилось. А это, по-моему, резиденция?

ТАТЬЯНА: Да, это личная резиденция нового царя, нового императора, который сидит на кремлевском троне.

Э. ЛИМОНОВ: Вы видели Константиновский дворец когда-либо? Вы видели, были там? Или Вас туда никак не допускали?

ТАТЬЯНА: Пока нет. Да, но меня туда не тянет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что, может быть, о политике спросите, Эдуард Вениаминович?

Э. ЛИМОНОВ: Да, я вот заинтересовался. Он же дикие деньги стоил этот дворец. Чуть ли не там полмиллиарда или что-то такое. А я вот просто понятия не имею, это резиденция главы государства, когда он туда приезжает, да? А когда не приезжает, там кто-то живет? Не знаете, не можете сказать?

ТАТЬЯНА: Нет, я не могу сказать. Мне кажется, когда он не приезжает, этот дворец находится в состоянии ожидания, когда приедет новый император, новый царь, который сидит на кремлевском троне.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, да. Ну, уже по Вашему тону даже бесполезно спрашивать, как Вы относитесь к Владимиру, Владимировичу, уже ясно.

ТАТЬЯНА: Владимир Владимирович – это само его существование для меня это трагедия. Это личная трагедия. С первого момента, как он появился на экранах телевидения, с момента взрывов домов в сентябре 99-го года, с момента развязывания войны в Чечне, с его знаменитой фразы призыва к электорату «мочить чеченцев в сортире» и т.д. Это для меня личная трагедия. Я все эти годы нахожусь в состоянии шока, нервного стресса и страстного желания. Желания освободить свою любимую страну, где живу я, где мой дом, где моя семья, освободить свою страну от этой страшной беды. Страна фактически захвачена фашистской хунтой чекистов, которая совершила в стране антиконституционный государственный переворот.

Э. ЛИМОНОВ: Скажите мне, нам постоянно повсюду каждый день говорят о том, что такой рейтинг у президента невероятный. Вы верите в этот запредельный рейтинг?

ТАТЬЯНА: Вы знаете, с одной стороны, действительно сталкиваешься на каждом шагу с чудовищным совершенно непониманием того, что происходит в стране. Электорат, народ находится в состоянии какого-то гипнотического обмана. Его зомбируют, им манипулируют с экранов захваченного телевидения. И действительно очень часто приходится сталкиваться с тем, что люди совершенно не понимают, что происходит в стране. И высказывают там свою поддержку этому режиму. Этому руководителю, с одной стороны. А с другой стороны, ну, я не знаю, трудно, конечно, проверить, насколько реальны эти цифры, которые опубликовываются. Рейтинг трудно сказать, конечно, но факт остается фактом. Что при захваченном телевидении в этой стране с этим народом можно сделать все, что угодно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Татьяна.

Э. ЛИМОНОВ: Ну, я позволил бы себе не согласиться, что с этим народом можно делать все, что угодно. И это видно по, помните, когда монетизацию льгот провели, то народ…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пошел на улицу.

Э. ЛИМОНОВ: Да, он пошел, значит, он может. И будет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж, видимо, последний наш на сегодняшний день собеседник. Алекс, бизнесмен, сообщил следующее: «Никогда не был поклонником Лимонова, но сегодня согласен со всеми его словами. Готов побеседовать». Алекс, Вы с нами?

АЛЕКС: Да, я с Вами.

Э. ЛИМОНОВ: Да, давайте, давайте.

АЛЕКС: Здравствуйте.

Э. ЛИМОНОВ: Здравствуйте.

АЛЕКС: Во-первых, большое уважение «Эхо Москвы». Спасибо за то, Что Вы есть и есть возможность высказать свое мнение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Э. ЛИМОНОВ: Отлично. Вот все комплименты Вам достались. Знаете, я повторю свой вопрос, на который предыдущая слушательница так ответила. Но он меня все же очень интересует. Поэтому я повторю. Вот Вы верите в эти запредельные рейтинги Путина. И сейчас говорят, что когда он стал во главе «Единой России» говорят, что будет и 70% у «Единой России».

АЛЕКС: Вы знаете, я, честно говоря, не верю, но я слушал вчера «Эхо Москвы» и какие-то уважаемые социологи мне рассказывали, почему я не прав, и что я не выражаю мнения всего народа Российской Федерации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не репрезентативны.

АЛЕКС: Не репрезентативен, да. И я как бы уже и засомневался. Потому что у меня было стойкое убеждение, что я вообще не понимаю, откуда возникают такие цифры, а тем более, по Москве или Питеру, городах, всегда которые были демократически настроены. Я не понимаю, откуда может быть поддержка у Путина, тем более у «Единой России».

Э. ЛИМОНОВ: А более того, а на последних выборах президентских, т.е. в марте 2004 года были совершенно замечательные цифры по Ингушетии, по Башкирии. Вот в Ингушетии я мало верю, чтобы любили Путина или вообще российскую власть.

АЛЕКС: Безусловно.

Э. ЛИМОНОВ: Так там была явка на выборы что-то, по-моему, под 97%, а за Путина проголосовали я могу ошибаться чуть-чуть, но где-то, по-моему, 86%.

АЛЕКС: Ну, странно, что ни 102, ни 104.

Э. ЛИМОНОВ: Да, вот это у меня вызвало совершенно недоумение. Плюс вот единственная цифра якобы реальная то, что тогда за Путина проголосовали на тех выборах 48 с лишним миллионов людей. Ну, я уже упомянул вот эти подозрительные цифры по Ингушетии и по Башкирии. Но 48 миллионов все-таки это не 144 миллиона, которые у нас всего в России.

АЛЕКС: Вы знаете, у меня стойкое убеждение, что у нас средний уровень народа очень низкий. Поэтому люди, которые позволяют к себе так относиться, я очень долгое время жил в Германии, во Франции и как бы в Юго-Восточной Азии. Я знаю, что там бы этот вариант никогда не прошел. После того, как Вам навязывают кандидатуру человека на место премьера и тот говорит буквально через несколько часов, что да, если он что-нибудь сделает, то он может претендовать на президента. Вот я уверен, что в Германии тут же вышел бы народ на улицы, и не то что сместили бы эту власть, но, по крайней мере, дали бы понять, каковы настроения народа. У нас, к сожалению, все молчат. Я считаю, если у меня сейчас, я получаю хорошие деньги, у меня все в порядке, почему я должен…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Суетится… К сожалению, время наше истекает, Алекс. Я благодарю Вас.

Э. ЛИМОНОВ: Алексей, спасибо. Не смотрите так пессимистично на вещи. Это не дело народа менять политический строй стране. Это дело политических партий, и мы это сделаем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот я завершу нашу с Вами беседу репликой от Дмитрия: «Ребята, Лимонов говорит об отсутствии свободы в России, при этом свободно поливая грязью президента на одной из ведущих российских радиостанций. Вы не чувствуете юмора происходящего?»

Э. ЛИМОНОВ: Мы чувствуем юмор происходящего. У меня 150 человек сидело в тюрьме за 8 лет правления Путина.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я благодарю Эдуарда Лимонова, это была программа Контрудар».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире