'Вопросы к интервью




НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. Я приветствую в студии «Эхо Москвы» члена Федерального политсовета СПС Бориса Немцова. Здравствуйте, Борис Ефимович.

БОРИС НЕМЦОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Значит, работать сегодня за меня Вам предстоит. Это программа «Контрудар», единственная передача «Эхо Москвы», где вопросы задают наши гости. Формула такова: Вы, уважаемые слушатели, присылаете свои координаты смской для номера +7 985 970-45-45. В этих смсках не забудьте указать сам номер телефона, краткую информацию о себе, желательно, код города, если Вы даете городской не из Москвы. И у нас на линии Сергей. Черт знаете когда, наверное, еще минут 40 назад пришла заявка. Сергей, Вы с нами? Здравствуйте.

СЕРГЕЙ: Здравствуйте, Нателла, здравствуйте, уважаемый Борис Ефимович.

Б. НЕМЦОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Судя по номеру это Санкт-Петербург. Сообщение следующее: «Отвечу на любой вопрос Бориса Немцова. Возмущен всей внутренней и внешней политикой, проводимой Путиным. Потрясен политикой РПЦ, вмешательством ее в политику государства, нападки на академиков. Взбешен клонированием различных пропрезидентских молодежных органов». Сергей, верно изложила Ваши (НЕ РАЗБОРЧИВО).

СЕРГЕЙ: Совершенно верно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Борис Ефимович.

Б. НЕМЦОВ: Сергей, ну, во-первых, еще раз добрый вечер.

СЕРГЕЙ: Добрый вечер.

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, у меня вот вопрос, который очень сильно сейчас волнует руководство нашей партии, Союз Правых Сил и наших сторонников по стране. Вопрос не праздный, а абсолютно для нас принципиальный. Дело в том, что где-то через месяц будет съезд нашей партии, где мы должны утвердить программу в связи с предстоящими выборами в государственную думу, и где мы должны утвердить состав предвыборной тройки. Мы действительно ведем дискуссию на эту тему уже давно. И если с программой все более-менее понятно, Союз Правых Сил – это действительно серьезная позиция действующей власти. И это, слава Богу, уже утверждено и на совете партии и на последнем совещании, которое было во второй половине августа, то вот что касается предвыборной федеральной тройки, здесь у нас разгорелись нешуточные споры. Я хотел у Вас спросить. У Вас есть какие-нибудь идеи на этот счет или нет?

СЕРГЕЙ: Уважаемый Борис Ефимович, Вы знаете, я очень с симпатией отношусь вообще лично к Вам и к людям, которые демократы по своей сущности. Я очень хорошо помню времена Ельцина, революцию нашу нормальную, здоровую. Сейчас, конечно, возмущен и очень взбешен. Я, например, ну, если дать совет, я отвечу на Ваш вопрос. Т.е. Вы спрашиваете меня…

Б. НЕМЦОВ: Вот на Ваш взгляд, какая должна быть федеральная тройка на выборах в государственную думу от партии Союз Правых сил?

СЕРГЕЙ: Федеральная тройка должна быть такая. Владимир Рыжков, Борис Немцов и Никита Белых, наверное. Или же Валерия Новодворская. Вот так вот. Хотя это, конечно, Валерия Новодворская – это из области, так сказать. Ну, Белых хотя бы, вот так вот.

Б. НЕМЦОВ: Рыжков, Немцов, Белых. Вот Ваш ответ. Понятно. Ответ понятен. Комментировать я не могу?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, почему, можете, можете.

Б. НЕМЦОВ: Просто я первый раз участвую в такой программе. Я обычно привык отвечать на вопросы, а не задавать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это Ваше право. Прокомментировать, согласиться, не согласиться.

Б. НЕМЦОВ: Я должен вот что сказать Сергею. Мы действительно проводили такой внутрипартийный праймариз на тему, кто должен быть в тройке. И, в общем, ответ ровно тот, который дал Сергей, только в обратном…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Версии Новодворской не было?

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, вот как раз большинство региональных организаций высказались за тройку Белых, Немцов, Рыжков. И ровно этот ответ собственно дал и Сергей. Мне это, конечно, очень важно. Это действительно предельно важно. С одной стороны, это четко показывает некий политический курс, которого будет придерживаться наша партия, с другой стороны, все-таки Владимир Рыжков, я считаю, один из действительно самых способных и достойных демократов России. Что касается Никиты, то он одни из самых молодых и действительно достойных руководителей партии. Кроме того, достигший больших успехов у себя в Перми. Согласитесь, в 29 лет стать вице-губернатором не каждый может. Ну, и партию федеральную возглавить в 30 лет тоже не каждый. Спасибо Вам большое. Что касается Вашего возмущения, то я во многом его разделяю. Так что Вы не думайте, что Вы там одиноки. Я, кстати, в Питере буду буквально послезавтра. Так что еще, может, там увидимся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Сергей. Мы продолжаем программу «Контрудар». Борис Немцов задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». +7 985 970-45-45 это номер это номер смс сообщения по нему можно отправить, и мы Вам перезвоним. Телефон, краткую информацию о себе. В некоторых случаях Вы можете заявить тему. Но надо Вам сказать, что Борис Ефимович будет сам решать, Вашу тему использовать, или свою собственную. По интернету пришла заявка от Сергея. Судя по номеру это США. Сергей, здравствуйте, Вы с нами?

СЕРГЕЙ: Да, доброе утро.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Доброе утро это у Вас, у нас добрый очень даже вечер. Какой город?

Б. НЕМЦОВ: Какое же Вы имеете в Америке утро, интересно? Там день, по-моему.

СЕРГЕЙ: Я сейчас в Санта-Крузе в Калифорнии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А, ну, это надо сказать, 11 часов утра.

Б. НЕМЦОВ: Ну, да, в Калифорнии, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Можно сказать, что это утро. Санта-Круз – это хорошо. Вы там не будете через пару дней, Борис Ефимович?

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, честно говоря, мне спрашивать Сергей из Калифорнии, какая должна быть в России тройка, наверное, не очень правильно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А почему? он имеет полное право ответить.

Б. НЕМЦОВ: Да, я знаю, что он имеет полное право. И я, может быть, другой вопрос ему задам. Сергей, а Вы гражданин России или нет?

СЕРГЕЙ: Да, пока да.

Б. НЕМЦОВ: Пока да. А Вы в выборах принимаете участие?

СЕРГЕЙ: Я пока буду в Вашингтоне, я еще год буду в Вашингтоне жить. Я пойду в наше посольство и обязательно проголосую.

Б. НЕМЦОВ: А Вы уже решили, за кого Вы будете голосовать?

СЕРГЕЙ: Ну, пока нет. «Яблоко», СПС, что-то в этом роде.

Б. НЕМЦОВ: Понятно. Я Вам, кстати, одну тайну открою. Вообще на выборах среди русских в Америке, а так же в Великобритании, Германии, как правило, Союз Правых Сил занимает первое место. Если бы еще был такой результат у нас в России, было бы вообще супер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, действительно. Как-то импортировать этот результат нельзя?

Б. НЕМЦОВ: Ну, вот мы стараемся это делать. Действительно для нас предельно важно, чтобы у нас в Кунцево и в Нижнем Новгороде был такой же результат, как среди русских, живущих в США.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж, спасибо, Сергей. Спасибо, благодарим Вас. Это программа «Контрудар». Мы продолжаем ее. У нас на линии город Тольятти. Нет, сорвался Андрей. А так хотелось поговорить со следователем прокуратуры, который прислал свою заявку на общение с Борисом Немцовым. Так пришла еще одна версия по поводу тройки. Я с Вашего позволения буду их зачитывать, когда они приходят письменные версии. Буковский, Рыжков, Каспаров. Вот такая вот пришла версия. Я еще раз напомню, что Борис Немцов задает вопросы Вам, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». Номер для смс сообщений +7 985 970-45-45. Мы продолжаем программу «Контрудар». Так, чего там непонятно. «Не нравится Белых…» Так, следующее сообщение «Не нравится Немцов…» Понятно, так, сейчас мы звоним человеку по имени Азат, который прислал заявку на общение в «Контрударе». И напомню, что в «Контрударе» вопросы задает Борис Немцов. Сообщение от Азата следующее: «Уважаю позицию Немцова, Рыжкова. С удовольствием отвечу на вопрос». Ну, сейчас посмотрим. Азат, Вы с нами?

АЗАТ: Да, я с Вами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Пору слов о себе можно?

АЗАТ: Мне 55. Я всю жизнь был очень активным человеком. Никогда я не был ни состоял ни в комсомоле, ни в партии.

Б. НЕМЦОВ: Азат, это нас с Вами объединяет.

АЗАТ: Ну, я тихий, спокойный диссидент.

Б. НЕМЦОВ: Я понял. Азат, вообще диссидентов тихих, спокойных я не знал.

АЗАТ: Ну, т.е. изнутри.

Б. НЕМЦОВ: А, понял. У меня вопрос. А все-таки какая тройка, на Ваш взгляд, должна быть у Союза Правых Сил.

АЗАТ: Вы знаете, при всем моем уважении как к личности, Белых, я бы, понимаете, это не совсем такой публичных разговор, но здесь должен быть человек… Он со всех сторон должен удовлетворять массу. У Белых есть что-то, что немножечко отталкивает. Вот Ваша позиция, позиция Рыжкова, Новодворская тоже. Она идентична. У Белых она ну плавает.

Б. НЕМЦОВ: Ну, все-таки, Азат, вот вопрос. Понимаете, нам надо…

АЗАТ: Третьего человека? На троих?

Б. НЕМЦОВ: Да, третьего мы всегда ищем. Вы знаете. Нет, я просто к чему. Нам надо в сентябре уже без вот шуток принимать решения. Нам нужна тройка. И я хотел от Вас услышать позицию. Тройка. У Вас есть идеи какие-нибудь? Ну, фамилии Вы перечислите, три фамилии, которые, Вы считаете, вполне могли бы достойно защищать интересы людей, для которых свобода, демократия в России имеют значение. И которые готовы защищать свое собственное достоинство. Ну, вот три человека, кто это?

АЗАТ: Борис Ефимович, Вы знаете, я с Вами абсолютно согласен, но кроме всех тех качеств, которые Вы перечислили, это должен быть абсолютно публичный, абсолютно известный и уважаемый человек. Вот, скажем, Вы и Рыжков – это люди, на которых большая масса народу ориентируется. Она Вас может и не любить, но не любить – это тоже отношение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да, вот, например, пришло нам только что сообщение.

Б. НЕМЦОВ: Нет, у меня иллюзий по поводу любви ко мне народа нет, Азат. Я достаточно адекватный человек. Должен сказать, что любовь, она очень, очень ограничена ко мне. И я вообще считаю, что власть…

АЗАТ: Ну, ограничена, потому что у народа ограничено понимание того, что происходит.

Б. НЕМЦОВ: Да, я вообще считаю, что любить власть – это в каком-то смысле извращение. Скорее надо либо с доверием относиться или не с доверием…

АЗАТ: Мы сейчас о власти говорим, или о личностях?

Б. НЕМЦОВ: Нет, если о личностях, то можно относиться опять-таки с уважением, с доверием.

АЗАТ: Ну, с уважением, да. Я с любовью случайно употребил это.

Б. НЕМЦОВ: Да, нет, нормально. А…

АЗАТ: А вот третьего человека, понимаете как. Я все-таки считаю, что ну это не совсем публичное обсуждение, не должно быть оно. Вы должны выбрать такого человека, который был бы известен, к нему было бы отношение, он был бы поступками своими адекватен. Потому что вот такие как Вы и Рыжков. Вот два человека, на которых люди на самом деле ориентируются.

Б. НЕМЦОВ: Азат, я может быть, в защиту Никиты скажу два слова. Я, Вы знаете…

АЗАТ: Значит, он не преподносит себя так, как он должен преподнести.

Б. НЕМЦОВ: Я помогал тому, чтобы Никита возглавил нашу партию. А, может быть, Вы его плохо знаете. Он действительно недавно на Федеральном уровне как политик. Он всего-то 2 года возглавляет Союз Правых Сил. И согласитесь, вот в Путинской России, будучи представителем независимой партии, не прокремлевской, по крайней мере, добиться известности и уж тем более понимания среди избирателей довольно непросто. Но, тем не менее, должен сказать, что под его руководством партия в регионах выступила очень неплохо. Вот мы выиграли в Пермском крае, откуда он родом, набрав там 16,5%. Согласитесь, серьезный результат…

АЗАТ: Вот то, что родом, это сыграло. Серьезный результат.

Б. НЕМЦОВ: Допустим в Красноярске, где арестованы были наши штабы предвыборные, за неделю до выборов, мы очень прилично набрали 7,5% и создали там целую фракцию.

АЗАТ: Борис Ефимович, ведь это все факты, которые Вы назвали, они играют на руку Белых. Т.е. это не то, что я бы хотел… Вот я бы хотел, чтобы Вы мне сказали о факте, который отдален от его близости. Т.е. близость тех событий, которые были в Красноярске, там, откуда он родом. Это разные вещи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, я так понимаю, что Азат хочет поговорить о значимости Белыха, как политика федерального уровня. Ну, кстати говоря, я благодарю Азата, хотела бы отметить, что если наши слушатели знают Немцова, то, благодаря в том числе, что в тот момент, когда Немцов активно был в политике, появлялся на федеральных каналах.

Б. НЕМЦОВ: Это да. Но сейчас Вы знаете, кто у нас на федеральных каналах обычно появляется.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не знаю, не смотрю.

Б. НЕМЦОВ: Ну, спросите у знакомых, которые еще смотрят. Я надеюсь, такие еще остались.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте поговорим с предпринимателем Виктором. Я напомню, что это программа «Контрудар». +7 985 970-45-45. Еще одна пришла версия Илларионов, Немцов, Рыжков и никакого Белыха. Кроме того, Вам предлагают кого-то из дам типа Мариетты Чудаковой , Светланы Сорокиной или Авдотьи, видимо, Дуни Смирной, так я понимаю, что о ней речь. Ну, у нас на линии Виктор, предприниматель из Москвы. Виктор, Вы с нами? Добрый вечер.

ВИКТОР: Да, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В какой области предпринимаете?

ВИКТОР: Ну, скажем так, торговля.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Прошу, Борис Ефимович.

Б. НЕМЦОВ: Виктор, поскольку вопрос горячий, сами понимаете, все-таки, Вы могли бы назвать тройку, которая, на Ваш взгляд…

ВИКТОР: Я мог бы назвать. В первую очередь назвал бы Вас и Рыжкова. Потому что ну Ваш язык, Ваш разговор и Ваша подача своей программы… Да дело, наверное, даже не в программе. У нас люди все-таки голосуют сердцем, а не умом. Редко сейчас спросите, знают разницу программы, не программы. Это первое. А второе, нас уже приучили так, что программные обещания мало кто выполняет. Главное, что их не контролируют. Вот Вы обещали это, сделали или не сделали. А Белых, понимаете, вот он поговорил, ну, тут же из головы вылетело. Что он говорил, как говорил. Ваши слова и слова Рыжкова они как-то ложатся на сердце. И запоминается не то, что говорил, а просто что да этот хороший человек. Я не спорю, Белых, может быть, лучше Вас обоих вместе взятых, но не ложится вот так у него речь. Третий я не знаю кто. Третий ну вот такую, как, извините, Хакамада, мне тоже кажется не надо, потому что она очень как-то вызывает, мне кажется, у многих отторжение. В смысле того, что слишком умная и вот так вот.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нормально. Больно умная – это хорош озвучит. Главное очень комплиментарно по отношению к присутствующему гостю.

Б. НЕМЦОВ: Да, я понял, да. Ну, мне приятно, что Ирина (НЕ РАЗБОРЧИВО) лучше чем Немцов и Рыжков, это нормально. Ну, Вы знаете, Виктор, спасибо Вам большое. Я просто единственное, что хочу Вам сказать. Вот я очень часто общаюсь с людьми, и они говорят: классно, что Вы даете возможность молодым людям ну как-то себя реализовать. Ведь мы, по сути, оказались, Союз Правых Сил, единственная партия, которая предложила в руководство молодых ребят. Причем не из Москвы, а именно с Урала, из регионов. Теперь выясняется, что он молодой человек, мы его не знаем, поэтому не хотим его поддержать. Я считаю, что это неправильно. Дело в том, что он руководитель партии, добившийся уже за эти 2 года неплохих успехов. Согласитесь, будучи в оппозиции, прорваться в семи регионах, победив, и создав фракции, это нешуточное дело. И мне представляется, что сейчас на выборах будет возможность Вам лучше узнать и позицию Никиты и всю нашу позицию общую. Еще один момент. Мне кажется, что на выборы в тяжелой обстановке, в которой сейчас находится в политическом смысле страна, надо идти одной командой. И не злорадствовать по поводу неудач друг друга, а наоборот быть предельно сосредоточенными и держаться друг за друга. И должен сказать, что у Никиты есть одно качество, которое я очень ценю. Это чувство товарищества и поддержки. Мне кажется, что вот этого вообще не хватает у нас в России. У нас в основном жестокость же и цинизм процветают. Так вот мне кажется, что он человек порядочный, приличный, а дефицит этого огромен. Так что если он будет участвовать, это будет хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар». Вот Вам пришла версия, версия, по-моему, замечательная совершенно. «Путин, Иванов, Медведев. И пусть попробуют их не выбрать».

Б. НЕМЦОВ: Версия хорошая. Только к нашей партии никакого отношения не имеет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем «Контрудар». Борис Немцов задает вопросы Вам. У нас на линии Владислав, адвокат из Москвы. Здравствуйте, Владислав.

ВЛАДИСЛАВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чего так трещит?

ВЛАДИСЛАВ: Да, нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Приемник, пожалуйста, уберите от телефона. Уже стало лучше. Борис Ефимович, прошу.

Б. НЕМЦОВ: Да, Владислав, добрый вечер.

ВЛАДИСЛАВ: Добрый.

Б. НЕМЦОВ: У Вас какие предложения по поводу тройки, если они есть?

ВЛАДИСЛАВ: Ну, для меня, безусловно, Ваша кандидатура, кандидатура Рыжкова. А что касается кандидатуры Белых, на мой субъективный взгляд, да, Илларионов мне, например, интересней. А я не думаю, что Белых принесет какие-то сумасшедшие голоса прямо сегодня. Хотя если брать перспективу, то, может быть, более разумно включить в тройку его, потому что ну я не думаю, что очень большие какие-то серьезные проценты можно набрать на этих выборах. А вот в дальнейшем вот именно перспектива какая-то может. Может быть, Белых скоре даже. А первые две кандидатуры для меня безусловны.

Б. НЕМЦОВ: Спасибо, Владислав. Вы знаете, мы вообще-то не собираемся разминаться на этих выборах. Мы собираемся выигрывать. И должен сказать, что генеральная репетиция этих выборов федеральных, она была весной. Когда, я вот сказал, на последних выборах в Красноярске никто не верил, что мы пройдем, а мы прошли. И сейчас этот факт замалчивается. В Коми республике мы набрали 8%. Даже в красном Ставропольском крае, где мы никогда не побеждали. У нас там сейчас фракция, и мы там очень прилично показали результат. Так что мы идем, чтобы побеждать. И дело не в том, что команда должна победить. У нас все-таки много сторонников, это миллионы людей, которым дорога и свобода, чувство собственного достоинства. Которые понимают, что на цинизме, жестокости и лжи нельзя построить успешную страну. Которые понимают, что суверенную демократию нужно демонтировать, и нужна настоящая, а не лживая демократия, которую назвали суверенной. Которые понимают, что 38 миллионов пенсионеров живут, в общем-то, ниже черты бедности практически все. Притом, что огромные богатства концентрируются в около кремлевских кругах. Вы понимаете, мне кажется, что должна быть партия, которая не боится говорить правду, хотя она сейчас и не модная. Должна быть партия, где есть энергетика молодых. В этом смысле Никита очень подходящий кандидат, ну, на мой взгляд.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар». Сообщение от Вадима, врача из Вологды: «Буковский, Рыжков, Белых. Хотя СПС не люблю, но больше голосовать не за кого». Я решила, что уж надо вывести в эфир человека, который четко говорит, что не любит СПС. Вадим, давайте, рассказывайте, за что Вы не любите.

ВАДИМ: Ну, во-первых, начнем с того. Я бы увеличил тройку до пятерки…

Б. НЕМЦОВ: Ну, это, к сожалению…

ВАДИМ: Послушайте меня, не перебивайте. И Вы поймете, что я имею в виду. Это тройка. Это в Думу. Илларионова в президенты, а в правительство Касьянова, Немцова. В паре они хорошо бы сработались. Вот тогда это был бы блок, который тяжело разбить. И все на своих местах. Теперь за что я не люблю СПС. Одно время она сориентировалась на олигархов. Я врач, частнопрактикующий врач. И вот эти законы об (НЕ РАЗБОРЧИВО) здравоохранения государственном, нарушении Конституции началось с 41-й статьи конституции началось, 41-й статьи Конституции. Когда разрешили платные услуги в здравоохранении в нарушение 2-го абзаца Конституции. В государственных муниципальных учреждениях здравоохранения платной медицины быть не может. Она должна быть бесплатной за счет средств государства и других источников.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот как.

ВАДИМ: И вот я не смог это доказать в течение 8 лет. А кончилось… знаменитое постановление Черномырдина. Вы, кстати, в правительстве тогда были. А вот теперь (НЕ РАЗБОРЧИВО) медицина развалилась и конституционно.

Б. НЕМЦОВ: Да, Вадим, все-таки… Я по поводу здравоохранения сейчас два слова скажу. Но даже не столько, как экс первый вице-премьер, как сколько сын врача. Знаете, у меня мама – заслуженный врач. Правда, врач – педиатр. Я должен Вам сказать следующее. Главная проблема – это отсутствие достойного и достаточного бюджетного финансирования здравоохранения.

ВАДИМ: Вы абсолютно не правы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вадим, дайте все-таки договорить.

Б. НЕМЦОВ: Можно я договорю? Абсолютно недостаточное бюджетное финансирование. Если на здравоохранение в стране тратится не меньше 5% ВВП, а у нас в стране тратиться меньше, то это значит, что услуги все платные. И кстати, низкокачественные. А врачи вынуждены брать деньги не потому, что они взяточники…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А жить не на что.

Б. НЕМЦОВ: А потому что им жить не на что. Поэтому позиция наша состоит в следующем. Да, безусловно, надо соблюдать 41-ю статью конституции. Да, надо увеличивать расходы на здравоохранение. За счет чего? Должен Вам сказать, что Россия – единственная страна мира, которая тратит на спецслужбы, на государственный аппарат и на, так называемую оборону и безопасность больше, чем на здравоохранение и на образование. Единственная страна в мире. Это абсолютно ненормально. Сначала человек должен быть во главе угла, а потом уже все остальное. В том числе, бюрократы, чиновники.

ВАДИМ: Вы мне дадите возразить?

Б. НЕМЦОВ: Да, конечно, я Вам дам возразить. Я просто сейчас свою позицию выскажу. Поэтому по поводу здравоохранения так: надо развивать, конечно, страховую медицину. Это ясно. Нужно сделать так, чтобы действительно страховые компании были бы под контролем, я не растаскивали деньги. Безусловно, 41 статья конституции должна работать, а не быть декларативной, как у нас происходит. А те, кто имеет возможность платить дополнительно через частные страховые компании, пусть они получают дополнительные медицинские услуги. Особое значение имеют услуги, связанные с акушерством, гинекологией, с педиатрией, с онкологией. Вот я Вам назвал три отрасли, где государство должно особенно значимый вклад свой внести. Так что у нас, кстати, в программе, которая будет обсуждаться на съезде Союза Правых Сил, эта тема будет так же стоять во главе угла. Да, Вадим, пожалуйста.

ВАДИМ: Теперь я возражаю. Во-первых, я акушер-гинеколог, во-вторых, я и со званием и со степенью. И высокой степенью. В третьих, я имею более чем 15-летний опыт работы в кап. странах врачом акушером-гинекологом. И сейчас уже больше 10 лет работаю в России. У меня русская жена. Проблема российского здравоохранения платного, бесплатного немножко в другом. Не существует отраслевых стандартов, по которым можно оценивать качество врача. Не существует госзаказом, что у нас является платным, что является бесплатным. А зарплаты врачей на сегодня не такие уж маленькие. Со всеми прибавками и добавками многие имеют уже больше 20 000. Это для периферии, о Москве я не говорю. Это особый край и особая страна. Этого вполне достаточно для среднего уровня жизни. Но при этом качество оказываемой помощи, знания врачей близятся к студентам 3-4 курса, которые даже не начинали проходить физиологию.

Б. НЕМЦОВ: Понятно, а вопрос: что делать-то?

ВАДИМ: Вот что делать. Во-первых, первое, регламентировать, что является госзаказом. За что платит государство.

Б. НЕМЦОВ: Согласен.

ВАДИМ: Второе, должны быть расписаны, что в России называется стандарты, а за границей протоколы по каждой назологической единице, или по каждому диагнозу. Что платится, за сколько платится. Лечение гриппа должно быть одинаково по стоимости, что в Москве, что на Дальнем Востоке, что, извините за выражение, в Мухотанске. И качество оказываемых услуг должно быть…

Б. НЕМЦОВ: Понятно, стандарты. Это пункт номер 2. Госзаказ, стандарт.

ВАДИМ: Когда Вы добьетесь этого, Вы заставите врачей выйти на качественно другой уровень обслуживания. Никакие вливания в оборудование, то, что сейчас делается, или … не изменят. Этим только можно заставить заниматься. Жесточайшая система возможности покупать услуги. Ну, вот хотя бы для примера, как в Израиле. Не важно, кто оказывает услугу. Купатхаримовская больница или государственная больница. Важно, что стандарт оказания одинаков.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вадим, к сожалению, время наше…

Б. НЕМЦОВ: Вадим, понятно, только хочу сказать следующее. Неплохо знаю ситуацию с бюджетом израильским, могу вам сказать, что там, по-моему, 7% ВВП тратится на здравоохранение. У нас 3,5…

ВАДИМ: Нет, ну, это не в этом дело. Вы спросили, что делать.

Б. НЕМЦОВ: Поэтому, если Вы думаете, что при тех деньгах, которые наше государство выделяет на здравоохранение, можно решить абсолютно правильно поставленные вопросы с госзаказом и со стандартами, то Вы ошибаетесь. Нельзя это сделать за те деньги, которые выделяются на здравоохранение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я благодарю Вадима. Мы продолжаем программу. У нас на линии Наталья, Омская область, педагог. Наталья, Вы с нами? Здравствуйте.

НАТАЛЬЯ: Да, да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Долго так, как мышка, сидела на линии, ждала.

Б. НЕМЦОВ: Во-первых, доброй ночи, поскольку в Омске…

НАТАЛЬЯ: Добрый вечер. У нас 2-й час ночи.

Б. НЕМЦОВ: Да, в Омске уже глубокая ночь. Наталья, у Вас какие есть предложения по поводу тройки Союза Правых Сил.

НАТАЛЬЯ: А мне очень жаль, что не звучит Ирина Хакамада. Знаете, ну, так у нас у педагогов зарплата, конечно, ниже, чем в Москве, ну, вот на свою зарплату я не могла долго купить телевизор. Ну, вот посмотрела Хакамаду, намного она выросла. И вот очень грамотная женщина, ну, никак не хотят мужчины ее пропускать. Поэтому мое предложение Ирина Хакамада. Ну, вот Владимира Рыжкова я часто по радио слышу, по «Эхо Москвы», ну, тоже за него.

Б. НЕМЦОВ: Да, понял.

НАТАЛЬЯ: Насчет третьего кандидата не знаю, конечно. Ну, может быть, за Никиту Белых. Потому что, как проявил себя, молодец. За него проголосовали. Молодежь нужно поддерживать.

Б. НЕМЦОВ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Б. НЕМЦОВ: Ну, что касается Ирины, то я могу сказать, мы с ней долгие годы вместе были, и были соратниками. Даже дважды были в федеральной тройке. В 99-м году была тройка Кириенко, Немцов, Хакамада. Потом уже в 2003-м году была тройка Немцов, Хакамада, Чубайс. Так что никто Ирину не обижал. Она действительно очень достойная, очень сильная и мужественная женщина. Другое дело, что она в нашей партии не состоит. И, по-моему, не особо хочет участвовать вообще в политической жизни. А это надо тоже иметь в виду.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я должна сказать, что среди тех, кто нам звонит, есть как поклонники Ваши, так и категорические отрицатели.

Б. НЕМЦОВ: Естественно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот я сейчас Вам такого красавца и вывожу. Риторика довольно жесткая. Зачитаю. «Да, гнать Вас надо, предатели России, бездарности и карьеристы», Сергей, я верно огласила Ваше сообщение?

СЕРГЕЙ: Да, Вы не ошиблись, Нателла, я совершенно правильно так и написал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу, Борис Ефимович, задавайте вопросы, если у Вас есть вопросы к Сергею.

Б. НЕМЦОВ: Сергей, ну, все-таки, не смотря на такой стартовый категорический отказ вообще с нами общаться, тем не менее, Вы позвонили, и спасибо Вам большое. У меня вопрос к Вам. А все-таки на Ваш взгляд, тройка Союза Правых Сил, как должна выглядеть?

СЕРГЕЙ: Ну, по-моему, это совершенно никакого значения не имеет, потому что Вы все равно не пройдете в думу. Ну, наверное, у Вас есть только один шанс – это договориться, с разрешения Кремля. В любом случае, какая бы тройка не была, это не будет никакого значения принципиального иметь.

Б. НЕМЦОВ: Сергей, я ровно такую же гипотезу слышал от огромного количества людей, когда у нас были выборы в Красноярске. Причем от людей, которые хорошо знают тамошнюю сибирскую обстановку, которые отлично разбираются в политологии и т.д. А какие у Вас шансы? Вот губернатор, например, Красноярского края Хлопонин, может быть, Вы слышали такого. Он был уверен, что мы проиграем. И говорил примерно то же самое, что и Вы. Кого бы там не поставили, все равно проиграют. То же самое говорил губернатор Черногоров, губернатор Ставропольского края. То же самое, кстати, считал, и губернатор Московской области Громов. Мы набрали в Московской области, даже после фальсификации, я обращаю внимание. После фальсификации, мы набрали 6,9%. Так что мне такой нигилизм Ваш может быть не приятен, но понятен. Но, с другой стороны, жизнь опрокидывает подобного рода прогнозы.

СЕРГЕЙ: Ну, хорошо, тогда я хочу сказать, нужны совсем другие люди.

Б. НЕМЦОВ: Вот я и хочу узнать, какие.

СЕРГЕЙ: Ну, например, точно не Хакамада, точно не Вы.

Б. НЕМЦОВ: Ну, хорошо. Ну, какие?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, кто?

СЕРГЕЙ: Да, хотя бы Белых тот же.

Б. НЕМЦОВ: Замечательно.

СЕРГЕЙ: Он еще не успел себя дискредитировать по полной.

Б. НЕМЦОВ: Супер, отлично, нравится. Очень нравится. Белых будет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Борис Ефимович, а вот объясните, пожалуйста, почему Вы стыдливо не хотите задать Сергею вопрос. Ведь разница между тем, у Вас нет шансов и Вы не пройдете, и между словами «предатели России, бездарности и карьеристы» она чудовищна. Почему Вы не хотите спросить человека о причинах такого отношения. Вот он на линии. Здесь он.

Б. НЕМЦОВ: Послушайте, ну…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да, Вы здесь задаете вопросы. Я посылки…

Б. НЕМЦОВ: Не в этом делом. Ну, как я буду задавать вопрос. Почему Вы считаете, что вот мы предатели и карьеристы? Ну, давайте, спрошу: почему Вы так считаете?

СЕРГЕЙ: Ну, по-моему, это очевидно. Это не я только считаю…

Б. НЕМЦОВ: Да, это кому очевидно то? Это только придуркам очевидно. Понимаете?

СЕРГЕЙ: А Вы почему это собственно обзываете меня придурком?

Б. НЕМЦОВ: А я Вас не обзываю. Вы говорите, это очевидно. А для меня, например, очевидно, что мы многое сделали, чтобы спасти страну от гражданской войны…

СЕРГЕЙ: Да, нет…

Б. НЕМЦОВ: Да. А для меня очевидно, что когда коммунисты убежали из здания обкома партии, где я потом губернатором работал, и оставили мне хлеба на два дня, а мазута на три, и замерзала наша область. Для меня очевидно, что если бы не самоотверженный труд моих товарищей, соратников, то наша страна бы замерзла и с голоду бы померла. Для меня вот это очевидно. А для меня очевидно, что если при Ельцине была нефть 70 долларов за баррель, то его бы сейчас так же любили, как сейчас Путина. А для меня очевидно, что те, кто сейчас государственную собственность пытаются на себя натащить, они все воры и коррупционеры. Для меня вот это очевидно.

СЕРГЕЙ: Понимаете, то, что Вы не проходите в думу, этим самым народ Вам уже высказал свое фи, понимаете, уважаемый Борис.

Б. НЕМЦОВ: Сергей, дело вот в чем. Мы в думе с 93-го года. Мы побеждали в 93-м, побеждали в 95-м, побеждали в 99-м. Действительно мы проиграли в 2003-м. Это правда. Вы знаете, мужчиной становится только тот, кто умеет после падения вставать с колен, а не тот, кто пользуется административным ресурсом, деньгами Газпрома и других монополий. Мозги прополаскивает собственному народу, рассказывая, какой великий у нас начальник. И на чужом горбу въезжает в государственную думу. Да, действительно, у нас таких условий не будет. Да, действительно никакой тепличности тоже не будет. С другой стороны, есть сторонники наши. Есть наша правота. Правота наша состоит в следующем. Какого черта отбирают у народа право избирать свою власть. Какого черта ему врут по телевизору, рассказывая, как у нас все хорошо и замечательно. Какого черта замалчивают важнейшие для страны проблемы. Будь то проблемы бедности, проблемы коррупции, проблемы дедовщины в вооруженных силах. Почему вокруг России сплошные враги теперь? У нас теперь все враги. От белорусов до Европы. Почему все стали врагами?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чего вы американцев забыли?

Б. НЕМЦОВ: Да, американцы у нас враги вечные. Хотя ни разу мы с Америкой не воевали, ни разу Россия не воевала с Америкой. И ни разу Америка не воевала ни в одной демократией. То что Вы жертвы пропаганды, мне это понятно.

СЕРГЕЙ: Вы знаете, жертва пропаганды – это уже такое избитое клише. У Вас единственное объяснение, оно уже давно надоело, блин, всем. Что у Вас нет административного ресурса и точка.

Б. НЕМЦОВ: А мы не жалуемся. А мы его и не хотим.

СЕРГЕЙ: Ну, да, конечно.

Б. НЕМЦОВ: Мы его и не хотим. Зачем он нам нужен? Он нужен тем, кто не может выразить свою позицию. У которых не было позиции ни в 91-м, ни в 93-м, ни в 96-м, ни в 99-м, никогда. У нас всегда она была. Да, у нас реформаторов не любят в России. Это Вы сказали точно. Александра II, который дал свободу русскому народу и освободил его от права крепостного, его убили. Столыпина, который дал русским людям свободу, его тоже убили.

СЕРГЕЙ: А Вы сразу (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Б. НЕМЦОВ: У нас ненавидят реформаторов. Только без реформ мы бы с Вами с голоду померли бы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сергей, а аргумент есть какой-то? Пока только эмоции.

Б. НЕМЦОВ: Да, нет у него аргумента. Чего с ним разговаривать. Он наслушался Первый канал Российского телевидения. И вот вещает.

СЕРГЕЙ: Я не смотрю, между прочим, телевизор вообще.

Б. НЕМЦОВ: Плохо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Опять плохо. Вам не угодишь.

Б. НЕМЦОВ: Хоть что-то он должен же смотреть, в конце концов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу «Контрудар». Александр у нас на линии. Пишет, что СПС полевела. Александр?

АЛЕКСАНДР: Да, здравствуйте, добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А Вы кто, что Вы, расскажите пару слов о себе, пожалуйста.

АЛЕКСАНДР: Студент из города Саратова. Политология.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Политолог.

Б. НЕМЦОВ: Да. Александр, Вы как политолог и как профессионал. Вот с Вами приятно посоветоваться. Все-таки полевела. Все-таки у нас страна левая, но ей нужны правые реформы.

АЛЕКСАНДР: Согласен.

Б. НЕМЦОВ: Вот в этом как раз вся проблема. Как вот в левой стране осуществить правые реформы. Это очень серьезная вещь. Но с другой стороны, я Вам скажу так. Когда нефть 70 долларов, а 20 миллионов ниже черты бедности, это, согласитесь, серьезный вопрос. Когда опять-таки экономика растет, а пенсии у миллионов людей ничтожные, согласитесь, это вопрос. Мне кажется, что вопросы социального свойства, они есть в обществе. И на них надо отвечать. Другое дело, мы не можем дешево, популистски на них отвечать, говоря, что мы стабилизационный фонд раздадим, или что денег напечатаем. Это будет нечестно, и это будет удар по народу. Но с другой стороны, у нас есть на это правые ответы. Ну, например, мы отлично знаем, что та бюрократическая, чиновная собственность, которую сейчас нахапали нынешние власти, она неэффективно работает, не приносит деньги, они не платят налоги. Если туда привлечь инвестиции, в ту же Роснефть, в тот же Газпром, и привлечь частный капитал, то мы огромные ресурсы получим для поддержки здравоохранения и пенсий. С другой стороны, поднимем эффективность собственной экономики. Т.е. у нас ответы на то, как поднять пенсии, они совсем даже либеральные. Но у меня вопрос к Вам такой. Все-таки, поскольку Вы политолог, как Вы видите состав тройки?

АЛЕКСАНДР: Ну, состав тройки, я уже написал, это Рыжков, Хакамада и Касьянов.

Б. НЕМЦОВ: А можете пояснить? Да, потому что это первый раз такая тройка звучит.

АЛЕКСАНДР: Ну, Рыжков молодой, амбициозный, эффективный достаточно политик. Уже как бы продемонстрировал себя в регионе. И не только в регионе. Хакамада очень умная женщина, политик, которая пригодится и в правительстве и, может быть, работе думы. А Касьянов достаточно эффективный премьер-министр. Пока был Касьянов премьер-министр, такого беспредела, как сейчас не творилось.

Б. НЕМЦОВ: Это правда. Трудно спорить. Есть проблема. Проблема в том, что Касьянов не хочет участвовать в парламентских выборах. И Хакамада, насколько я знаю, тоже.

АЛЕКСАНДР: Ну, это как теоретическая тройка. Как в идеале.

Б. НЕМЦОВ: Я понял. А все-таки реалистичная тройка есть какая-нибудь. Тройка, состоящая из людей, которые желают участвовать в парламентских выборах. Потому что ну если Михаил Михайлович не хочет участвовать, нечего обсуждать.

АЛЕКСАНДР: Понятно. Ну, в принципе я не против тройки Рыжков, Немцов, Белых.

Б. НЕМЦОВ: Не против. Да, понятно.

АЛЕКСАНДР: Я так и не понял. По-моему, Рыжков сейчас не является членов партии СПС. И насчет Вас, Борис Ефимович, хотел бы уточнить этот вопрос.

Б. НЕМЦОВ: Нет, я член политсовета Союза Правых Сил. И стоял у истоков партии.

АЛЕКСАНДР: Это я знаю.

Б. НЕМЦОВ: Так что я по-прежнему член парии. Друге дело, что партию возглавляет Никита Юрьевич, и я считаю, что неправильно мне, как экс-лидеру, очень активно вмешиваться в политическую жизнь. Скорее я должен больше общественной деятельностью заниматься, а не политической. Помогать всячески.

АЛЕКСАНДР: И по поводу Рыжкова.

Б. НЕМЦОВ: Рыжков не является членом нашей партии, но, к счастью, по даже нынешним драконовским законам, не обязательно быть членом партии, чтобы входить в тройку.

АЛЕКСАНДР: Спасибо. Я бы не хотел левизны партии некоторой. Я бы хотел добавить. Я согласен с тем, что Вы рассказали сейчас в эфире, но получается, что нет такой сейчас политической силы, такой крупной, которая бы представляла интересы среднего класса, творческой интеллигенции, защищала бы малый бизнес. Получается, что если у нас СПС, «Яблоко», некоторые другие партии демократического толка, отходят на левый фланг, бороться за левый электорат, как бы очень мало шансов получается у среднего класса отстоять свои права и свои интересы.

Б. НЕМЦОВ: Вы знаете, я, может быть, тогда поясню. Поскольку мы программу сейчас оттачиваем, и она будет на съезде обсуждаться, я буквально два слова скажу. Мы ни на йоту не сдвинулись с либерально-демократической позиции. Мы по-прежнему считаем, что безумие складиловать деньги в стабилизационный фонд. Вместо того чтобы снижать налоги. Мы, например, считаем, что в условиях, когда у страны такой профицит огромный, лучше все не сырьевые компании вообще от налогов освободить. Не сырьевые, я подчеркиваю. С тем, чтобы они могли подняться, и создавать рабочие места и платить достойную зарплату. Чем собирать с них деньги, потом складировать их стабилизационный фонд, а потом смотреть, как его разворовывают. Мы считаем, что это полная глупость вообще. Дальше, если говорить там о науке, и прочее. Я как выходец все-таки из научных кругов, должен Вам сказать, что нынешние возможности России гораздо большие, чем в 90-е годы поддерживать науку. Но не через создание вороватых госкорпораций под названием нанотехнологии или банананотехнологии. Потому что очевидно, что эти корпорации, где люди не знают, что такое нанотехнологии вообще, они просто не знают, что это такое. В этих корпорациях нет никакого общественного контроля. И вероятность разворовывания очень велика.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Б. НЕМЦОВ: Да, последнее. Мы считаем предельно важным. И это важнейший пункт нашей программы, общественный контроль и вообще контроль за госмонополиями. И создание конкурентной среды. Дело в том, что сейчас малый и средний бизнес страдает не только от чиновников и бюрократов, которые поборами обложили. Но и страдает от монополий. Которые, например, за подключение к электросетям берут огромные деньги. Которые берут огромные деньги за тарифы на газ, на воду и т.д. и т.п. И если монополии будут так же беспредельничать, как они беспредельничают и сейчас, то никакого среднего класса в России не будет. Будут богатые, которые связан с монополиями, и все остальное население, которые будут влачить жалкое существование. Так что либерально-демократическая часть программы остается, и можете даже не волноваться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу «Контрудар». Вот поступила еще одна кандидатура. Это кандидатура Валентины Мельниковой. Валентину Мельникову, Рыжкова, Немцова. Мы сейчас разговариваем с Юлей из Москвы, которая предложила именно такую тройку. Юля, здравствуйте, Вы с нами?

ЮЛИЯ: Да, добрый вечер.

Б. НЕМЦОВ: Здравствуйте, Юля. Я Валентину Дмитриевну знаю очень хорошо много лет. И я считаю, что она делает фантастически важную работу. Мы буквально недавно были в гостях у Андрея Сычова. Может быть, Вы знаете Андрея.

ЮЛИЯ: Конечно.

Б. НЕМЦОВ: В Екатеринбурге мы были в прошлое воскресенье. Вместе с Никитой Белых и с Антоном Баковым. И Вы знаете, я Вам скажу, ну, Вы трагедию его знаете…

ЮЛИЯ: Конечно.

Б. НЕМЦОВ: И я думаю, что если бы Валентину Дмитриевну послушали в свое время, равно, кстати, как и нашу партию, которая выступала за профессиональную армию. Я думаю, что вот этого бы кошмара не было. Кстати, что меня потрясло, у Андрея, Нателла, может, Вам интересно… Меня потрясло – рассказ сестры и мамы. Они сказали, что их ненавидят соседи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: За что?

Б. НЕМЦОВ: За то, что им дали квартиру. И я считаю, что вот эта жестокость…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тоска-то какая, Борис Ефимович, а.

Б. НЕМЦОВ: Ну, я Вам говорю. Просто много знаний, много печалей. Я в шоке от этого нахожусь в не меньшем.

ЮЛИЯ: Жестокая страна.

Б. НЕМЦОВ: Да, страна жестокая. И, кстати, власти, к сожалению, эту жестокость культивируют. Вот сейчас будет годовщина Беслана. Комиссия, которая должна расследовать события. В том числе, и стреляли из гранатомета, не стреляли, из танков стреляли по школе, нет. Комиссия Беслана закончила работу. Валентина Дмитриевна, конечно, совесть нашей страны. Это не громкие слова.

ЮЛИЯ: Таких людей очень мало сейчас.

Б. НЕМЦОВ: Это 100%. У нас вообще дефицит совестливых людей. И в этом смысле Валентина Дмитриевна очень хороший кандидат. И спасибо, Юля, что Вы предложили кандидатуру. Это очень для нас важно.

ЮЛИЯ: Потому что она, действительно делает реальное дело. И доказала свою эффективность. Солдаты ней идет именно как к маме. И мне кажется, она бы и в тройке была бы эффективна.

Б. НЕМЦОВ: Я согласен. Это очень хорошее предложение. Действительно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. У нас на линии Влад, официант, 21 года. Считает, что молодежь обязательно должна идти на выборы. Ну, я так понимаю, что Немцов, в общем, не возражает. Влад, Вы с нами? Здравствуйте.

ВЛАД: Да, да, с Вами.

Б. НЕМЦОВ: Влад, а сколько Вам лет?

ВЛАД: 21 год.

Б. НЕМЦОВ: Вы в Москве живете, да?

ВЛАД: Нет, я в Оренбурге живу.

Б. НЕМЦОВ: В Оренбурге? А Вы на выборы то собираетесь сами?

ВЛАД: Я обязательно иду. У меня четкая позиция. И голосовать.

Б. НЕМЦОВ: А Вы уже решили, за кого голосовать?

ВЛАД: Я допустим, за Вашу партию очень многие идеи одобряю. Но, допустим, я бы хотел, чтобы в Вашей партии была бы Ирина Хакамада. Это человек, который мне нравится, действительно ее в президенты можно было.

Б. НЕМЦОВ: Она, между прочим, очень достойно выступила на президентских выборах в 2004-м году. Вы знаете, не смотря на то, что ей мешали всячески, она очень достойно выступила. Я не знаю, как в Оренбурге, но в Москве она, по-моему, второе место после Путина набрала.

ВЛАД: Ну, понимаете, у нас область, как назвали, пресловутый красный пояс. У нас здесь в основном левого взгляда придерживаются.

Б. НЕМЦОВ: Да, я знаю. Т.е. Вы считаете, что в тройке должна быть Ирина. Вот у меня к Вам вопрос еще. Вот сейчас в интернете активно обсуждается тема Андрея Сычова – в тройку. Причем обсуждается вот в каком смысле. Я Вам объясню. В том смысле, что очень много семей, у которых растут сыновья. У меня, например, растет сын Антон. Ему 12 лет. И ну никто не хочет, чтобы повторялась такая трагедия с сыновьями. Никто не хочет. И в этом смысле присутствие вот таких людей, оно может, как раз, ускорить процесс перехода армии на контрактную, профессиональную основу. У меня к Вам вопрос. Как из Оренбурга эта идея выглядит? Вы знаете Андрея Сычова, да?

ВЛАД: Это я одобряю. Понимаете, я сам сын военного. У меня отец инвалид I группы, он служил 20 лет. Поэтому не понаслышке знаю про армию все. Отец говорил, что не было такой раньше дедовщины, как сейчас. Поэтому меня тоже волнует. Я студент. Я тоже заочно обучаюсь. И меня эта тема очень беспокоит. Потому что я вижу, как армия просто разваливается и ничего не делается…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чтобы с этим бороться.

Б. НЕМЦОВ: Ну, Вы знаете, что мы-то уже 10 лет выступаем с темой, что необходима контрактная, профессиональная армия с достойной зарплатой офицеров для того, чтобы решить их жилищные проблемы, и проблемы трудоустройства их близких. К сожалению, видите, какая история. Даже Андрей Сычов не может остановить эту вакханалию. Ну, хорошо, мы будем иметь Ваше мнение в виду. И предложение по поводу Ирины Хакамады тоже важно. Единственное, она сама должна быть готова к этому.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И видимо последний на сегодняшний день наш собеседник, Сергей, который имеет на Вас зуб, потому что он нанотехнолог. И вообще ему не нравится слово «тройка». Сергей, Здравствуйте.

СЕРГЕЙ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Все верно я про Вас рассказала?

СЕРГЕЙ: НУ, верно. Ну, нанотехнолог это ник нэйм, а то, что против тройки, ну, это может быть вопрос терминологический, ну, он для меня принципиальный. Потому что в свое время деда судили в 37-м году обычным судом. Суд его оправдал, а когда передали дело…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тройке.

СЕРГЕЙ: В тройку, там вот все и кончилось.

Б. НЕМЦОВ: Понятно. Ну, Сергей, послушайте. Все же понимают, о чем идет речь. И Вы, я понимаю, что тройки зловещий какой-то оттенок носят. Мы сейчас говорим про парламентский список. Все-таки у Вас есть какие-то предложения. Забыв про терминологию даже.

СЕРГЕЙ: Ну, вот предложения чисто терминологические. Чтобы не тройка, а чего-то другое было.

Б. НЕМЦОВ: Понимаю, ну, хорошо, федеральный список.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А персонажи есть?

Б. НЕМЦОВ: Хорошо, давайте.

СЕРГЕЙ: Персонажи? Я бы лично с удовольствием бы добавил Буковского. И лично за него бы с удовольствием проголосовал, как за президента.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Б. НЕМЦОВ: Понятно.

СЕРГЕЙ: Спасибо Вам.

Б. НЕМЦОВ: Я знаю Владимира Буковского. Действительно более мужественного человека я в своей жизни не встречал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, Владимир Константинович суров.

Б. НЕМЦОВ: Но надо иметь в виду все-таки, что он живет уже много-много лет в Великобритании. И все-таки мне представляется, что даже такие выдающиеся люди, они вряд ли, наверное, хорошо знают сейчас российскую действительность. Но это мое мнение. Хотя, наверное, это интересное предложение. И может быть, его стоит обсуждать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот я смотрю из того ,что пришло, время наше истекает. Из того, что пришло в последние минуты. «Назовите Хованскую, отдам свой голос», — пишет Ник. Кроме того, Илларионов, по-моему, звучал. Лилия Шевцова, звучало это имя.

Б. НЕМЦОВ: Нет, не было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Лилия Шевцова есть предложение. Есть предложение с именем Юлии Латыниной. Есть традиционные Немцов, Рыжков, Белых. Есть предложения все-таки вернуть в эту тройку Чубайса. Ну, собственно, Борис Ефимович, я Вам оставила полминуты на подведение итогов.

Б. НЕМЦОВ: Ну, во-первых, для меня предельно важно то, что сегодня состоялась такая принципиальная беседа. И были не только сторонники Союза Правых Сил, но и противники. Для меня предельно интересны фамилии, которые прозвучали. Много фамилий очень достойных. Я имею в виду и Владимира Буковского и Валентину Мельникову, и Ирину Хакамаду, и естественно, Владимира Рыжкова, и Андрея Илларионова. Но, Вы знаете, все-таки мы еще, наверное, будем заниматься подобного рода исследованиями. И я понимаю, что этот жанр, который мы сегодня выбрали, может быть и не традиционный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, ответы то Вы получили?

Б. НЕМЦОВ: Да, я получил ответы. И если будет возможность, может быть, до съезда еще раз встретимся. Потому что тогда уже у нас будет больше информации. И тогда предложение такое. Вот у нас есть такая идея по поводу тройки. Что Вы по этому поводу можете сказать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нравится или не нравится. Спасибо. Борис Немцов в программе «Контрудар». Программа «Выхода нет» в следующем часе. Готовьте вопросы.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире