'Вопросы к интервью
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, это программа «Контрудар», я напомню, что работать за меня сегодня будет правозащитник Александр Подрабинек, здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Смысл нашей работы таков, вы, уважаемые слушатели, имеете возможность прямую и непосредственную ответить на вопросы, которые вам задаст господин Подрабинек. Делать это очень просто, вы присылаете смс-ку со своим номером, смс-ку отправляете для телефона + 7 985 970 4545. Мы перезваниваем вам, и моя убедительная просьба, о себе сообщать, собственно, номер телефона, очень многие забывают, бывает такое. Кроме того, код города, если вы даете городской не из Москвы, и краткую информацию о себе. Сразу объясняю Александру Подрабинеку, что многие наши слушатели заявляют тему – я хочу говорить об этом. Я это всегда честно зачитываю, но это ваше право.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эту тему брать, другую тему. Итак, «Контрудар» начинается через считанные секунды, + 7 985 970 4545.

ЗАСТАВКА

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, это программа «Контрудар», 23 часа и почти 8 минут. Александр Подрабинек задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». По мере возможности вы, пожалуйста, постарайтесь на них отвечать. Я напомню, что вы отправляете смс-ку для номера + 7 985 970 4545, мы вам перезваниваем, и вы отвечаете на вопросы, которые вам задаст Александр Подрабинек. Итак, у нас на линии уже есть первый собеседник наш по имени Татьяна. Татьяна, сейчас, одну секундочку, я тут немножечко побеспокою, пишет следующее – в начале 90-х надеялась на то, что Буковский будет президентом. Сегодня от акции клоунады к пессимизму. Татьяна у нас на линии. Татьяна, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Саша, прошу вас.

А. ПОДРАБИНЕК: Раз начали с Буковского, так о нем и продолжим. Скажите, почему такой пессимизм, Татьяна, чем вам не понравилась сегодняшняя акция? Как вы вообще относитесь к идее выдвижения Владимира Буковского кандидатом в президенты России?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Честно говоря, к этому отношусь, с одной стороны, это, безусловно, к этому отношусь положительно хотя бы потому, что я написала, что в начале 90-х, когда он приезжал сюда, то это было буквально, я и мои знакомые это воспринимали на уровне эйфории, нам казалось потом, когда Гавела выбрали президентом в Чехии, казалось, что у нас будет также. Но как потом сложилось, мы все знаем. Сегодня у меня очень грустные впечатления, хотя сам Владимир Константинович и ратует за то, чтобы у нас объединились все оппозиционные силы. Но у меня очень такое грустное впечатление, что он имеет ограниченную информацию о том, что у нас происходит, доступ к предоставлению этой информации, он приватизирован такими людьми, как Кара-Мурза младший и Каспаров, которые, естественно, со своей точки зрения, подают весь расклад.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е., Татьяна, вы думаете, что Буковский находится в информационном вакууме?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Нет, ни в коем случае, не в вакууме, что вы, Владимир Константинович на вакуум, нет, это две вещи не совместные. Я просто боюсь, что там идет искажение. И то, что потом будет здесь в сентябре, есть надежда на то, что он сможет увидеть, если можно будет проскочить к нему через эти цепи каспаровцев, т.е. он сам разберется.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эк вы.

А. ПОДРАБИНЕК: Слушайте, скажите, Татьяна, вас как-то огорчила сегодняшняя акция?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Вы знаете, это клоунада. Это клоунада, это маргинализация, потому что лично, понимаете, когда было это обращение, что Буковского в президенты, на меня, например, самое сильное впечатление произвела подпись Юрия Рыжова. Но, к сожалению, сегодня очень много вокруг так называемой оппозиции, я их называю ребята-комсомольцы нового призыва. Для меня, например, в стилистике Доброхотова и Якименко нет никакой разницы. Этот какой-то балаган-театр, когда вы понимаете, это называется, с такими друзьями врагов не нужно.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы знаете…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Именно это является причиной того, что просто люди с элементарным чувством, я не знаю, назвать это вкусом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Татьяна, а как быть с таким понятием, как вектор?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Вектор, вектор где, в чем?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы, например, обругали, не то, что обругали, но упомянули, что каспаровцев. На ваш взгляд, у каспаровцев, например, у Буковского один или разные векторы?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Вы знаете, если формально подходить, то, наверное, у всех вообще один вектор, даже у Зюганова и Анпилова.

А. ПОДРАБИНЕК: Наверное, разные все-таки.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Да, но просто про суть говорить, то, понимаете, я не верю в одинаковость…

А. ПОДРАБИНЕК: Татьяна, может быть, вы слишком большое значение придаете сегодняшней акции, это все-таки какая-то часть людей по-своему выразили свое отношение к Буковскому как кандидату в президенты России. Мне лично, например, тоже идея с «побрей в себе Чурова», она мне не понравилась. И Доброхотов, и я – члены инициативной группы по выдвижению Буковского. Я в этой акции не участвовал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Более того…

А. ПОДРАБИНЕК: …другие нравятся темы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Саша, извините, вы еще до этого выдвижения, по-моему, говорили о том, что Буковского бы неплохо.

А. ПОДРАБИНЕК: Я его 15 лет убеждаю в этом. Но просто…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Спасибо вам.

А. ПОДРАБИНЕК: …разные люди по-разному представляют себе, как надо действовать. Но у всех разные вкусы, в конце концов. Это же не значит, что идея скомпрометирована, Буковский в ауте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Нет, вы понимаете, в чем дело, есть люди, те, кто полностью в курсе всех этих дел, те расстроены. Те, кто не очень в курсе дела, просто из такого рода стилистики шарахаются.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Татьяна. Мы продолжаем программу «Контрудар».

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Просят назвать статус господина Подрабинека, у вас какие сейчас взаимоотношения с агентством «Прима»?

А. ПОДРАБИНЕК: Я гл. редактор информационного агентства «Прима» и пишу в «Новой газете» как обозреватель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, именно выше, как это называется, вышеизложенный гражданин будет задавать вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». + 7 985 970 4545, это номер, по которому вы отправляете свои смс-ки. У нас на линии Иван, студент из г. Екатеринбурга. Иван, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Да, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, прошу, Саша.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, вы на кого учитесь, вы кем будете?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Факультет связей с общественностью.

А. ПОДРАБИНЕК: Какой?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пиар, связи с общественностью.

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Не совсем пиар.

А. ПОДРАБИНЕК: Связи с общественностью. Я вам задам такой вопрос из событий недели. Вы, наверное, знаете, что несколько дней назад Грузия обвинила Россию в нарушении ее воздушного пространства, якобы упала на их территорию в районе Гори неразорвавшаяся ракета. Что вы думаете об этом инциденте как раз как специалист по пиару? Это пиар или это, действительно, был такой инцидент, с вашей точки зрения, как вы оцениваете сообщения прессы? Кто говорит правду и в чем причина конфликта, с вашей точки зрения?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Кто говорит правду, сказать сложно, но то, что сегодня это используется в качестве пиара и грузинской стороной, и российской, просто явный факт. Это мы видим в прессе. Видим то, как нам это преподносят, т.е. кто прав, уже там никто (НЕРАЗБОРЧИВО), невозможно ничего сказать.

А. ПОДРАБИНЕК: Тогда в чем смысл этого пиара, кому это выгодно? И той, и другой стороне?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Мы знаем, там сейчас конфликт идет, с одной стороны, выгодно и Грузии, с другой стороны, это выгодно и России.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Иван, то есть…

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Определиться трудно. Главное…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: …правильно ли я вас поняла, что как в произведении «Мастер и Маргарита», сами вы хороши, обе вы хороши, сказала Маргарита, нет?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Да, совершенно верно, т.е. обе стороны чего-то не договаривают, поэтому трудно судить.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы думаете, и власти Грузии, и России заинтересованы в обострении отношений?

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Трудно сказать, вообще из-за чего произошел этот конфликт. Неизвестно еще, кому эта бомба принадлежит. Если бы знать, кто произвел ее…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто произвел, тогда было бы легче.

СЛУШАТЕЛЬ ИВАН: Намного легче.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Иван, мы продолжаем программу «Контрудар». Александр Подрабинек, гл. редактор информационного, информационное агентство-то?

А. ПОДРАБИНЕК: Информационное агентство.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Агентства «Прима», задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». У нас на линии Санкт-Петербург, Леонид. Леонид, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Можно пару слов про вас, Леонид, кто вы, что вы?

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: Мне 46 лет, в 46 лет я опять студент. В прошлом технарь, ныне получаю гуманитарное образование.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно, прошу, Саша.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, вы, вероятно, застали времена социализма, да, судя по возрасту?

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: Конечно.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы это хорошо помните.

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: Конечно.

А. ПОДРАБИНЕК: Недавно был опрос Левада-Центра, по результатам этого опроса большая часть людей у нас обеспокоена ростом цен, падением доходов и некоторой призрачностью пенсий. Чем бы вы были более всего обеспокоены, можете ли вы сравнить, когда было жить лучше, при социализме или сейчас? И почему? Что значит в вашем понимании?

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: С какого из вопросов начинать?

А. ПОДРАБИНЕК: Это, в сущности, один вопрос. Чем вы более всего обеспокоены, когда, с вашей точки зрения, было жить лучше, что значит лучше?

СЛУШАТЕЛЬ ЛЕОНИД: Чем я более всего обеспокоен на сегодняшний день, прежде всего, самое первое – это ростом ксенофобии. Это то, что меня в сегодняшней России просто откровенно пугает, иногда просто страшно здесь оставаться. Второе, чем я обеспокоен, тем, что, на мой взгляд, идет по многим, по крайней мере, направлениям реставрация если не полностью советского, то где-то в ту сторону режима. Когда было жить лучше, наверное, разные люди на это бы ответили по-разному, лично мне, безусловно, однозначно без всяких сомнений лучше жить всего в 90-х гг. Сейчас все равно мне жить намного лучше, чем это было при советской власти, но, как я уже сказал, в 90-х было лучше. Тогда я думал, что дальше будет лучше, а сейчас я будущего боюсь.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы знаете, я очень рад, что вы позвонили, потому что я докончу результаты опроса Левада-Центра. По этим результатам, всего 1% население, опрошенных, 1% опрошенных сказал, что его беспокоит ограничение гражданских свобод. Вы, видимо, как раз из этого 1%. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, мы продолжаем программу «Контрудар». Александр Подрабинек, гл. редактор информационного агентства «Прима», правозащитник, задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». У нас на линии Ярослав, студент МГИМО, хочет говорить об аполитичности молодежи. Ярослав, здравствуйте, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Да, я с вами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А зачем вы так трещите, не трещите, пожалуйста?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Я не трещу, я просто на балконе стою, отошел.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А, это вы спрятались от кого-то?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно, прошу, Саша, спрашивайте.

А. ПОДРАБИНЕК: Ярослав, вы считаете, что молодежь в нашей стране аполитична? Это относится ко всей молодежи?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Это относится тем более ко всей молодежи, потому что я учусь, наверное, в самом политическом вузе страны, если можно так сказать. Потому что я помню, еще, наверное, месяца два назад на «Эхо» смс прислал один молодой человек с факультета политологии моего университета, как я понял, и он как раз тоже говорил об аполитичности молодежи. Я думаю, что, просто общаясь с людьми своего университета, я вижу то, что люди не очень интересуются политикой. А если не интересуются политикой студенты МГИМО, тогда что говорить об остальных?

А. ПОДРАБИНЕК: Это, может быть, в какой-то степени, результат преподавания в МГИМО?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Ни в коем случае. Я, насколько вижу, насколько я могу судить…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Эка вы удачно так сразу наехали.

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Уровень преподавания в МГИМО – один из самых высоких вообще в России, другое дело, хочет человек усваивать то, что ему преподают, или нет.

А. ПОДРАБИНЕК: И как вы объясняете, почему молодежь аполитична? Может быть, она просто не видит смысла в деятельности, потому что она заведомо безрезультатна?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Нет, не думаю, я думаю то, что, на самом деле, некоторая часть моей точки зрения, она состоит в том, что во всем виновата Америка в том плане, что у Америки был идеологический план победы в холодной войне, они его добились. Т.е. они развратили советскую молодежь в порнографии, в насилии, наркотиками.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е. в том, что наша молодежь аполитична, виноваты США?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Отчасти.

А. ПОДРАБИНЕК: Целенаправленная политика?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Отчасти да, я считаю, что отчасти.

А. ПОДРАБИНЕК: А российские реалии к этому имеют меньшее отношение?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Мне кажется, что российские реалии, они должны склонять человека к не аполитичности, а наоборот, они должны заставлять людей идти на выборы, т.е. наши реалии. Это мое мнение.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы думаете, что Америка целенаправленно проводит такую политику по развращению российской молодежи?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Я не думаю, что она уже сейчас проводит такую политику, думаю, что они результатов определенных добились уже.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ярослав, скажите, пожалуйста, ваши папа и мама живы?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Да, слава богу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спросите у них, не пытались ли они в так называемый период застоя съездить, например, в турпоездку за границу? К вопросу о политичности и аполитичности? Их вызывали куда и спрашивали о чем? Я вам просто оставляю эту тему как предмет выяснения с родителями. Знаете, о чем я вас спрашиваю, представляете?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Да, я понял.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хочешь, я не знаю, на Золотые Пески в Болгарию, скажите, пожалуйста, когда был десятый съезд ВКПб, каковы были основные тезисы. Это правильная политика, как вы считаете?

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Нет, конечно, неправильная, потому что как может влиять широта человеческого эрудита на его возможность выезда или невыезда?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А, понятно, спасибо, спасибо, Ярослав.

СЛУШАТЕЛЬ ЯРОСЛАВ: Всего доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очень признательна за ответ. У нас на линии Дмитрий, Екатеринбург, финдиректор, такое прямо громкое звание или очень хлопотное. Я напомню, что вопросы задает сегодня правозащитник, гл. редактор информационного агентства «Прима» Александр Подрабинек, пожалуйста, не ленитесь присылать свои смс-ки, мы вам будем звонить, и вы будете отвечать. + 7 985 970 4545. Дмитрий, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте, Дмитрий, а вы финдиректор в каком-то предприятии, в банке, где?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: В строительной компании.

А. ПОДРАБИНЕК: Простите?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: В строительной компании.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Строительная компания, насколько я понимаю.

А. ПОДРАБИНЕК: Я вам тогда задам вопрос тоже из событий недели, вы, вероятно, слышали про забастовку на ВАЗе в Тольятти, когда рабочие, незначительная часть рабочего коллектива потребовала увеличения заработной платы в два раза. Не до таких уж больших размеров, до 25 тыс. руб. в месяц. Что вы об этом думаете? Вообще о профсоюзном движении в России? Как у вас обстоят дела с профсоюзным движением на вашем предприятии?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: На нашем предприятии дела обстоят хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. нет движения?

А. ПОДРАБИНЕК: Вы это говорите как представитель администрации или как представитель профсоюза?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Гражданского общества.

А. ПОДРАБИНЕК: Гражданского общества?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Моя должность позволяет мне говорить как представителю администрации. Надо людям деньги платить, поэтому не будет никаких движений.

А. ПОДРАБИНЕК: Правильно, что они устроили забастовку?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Все, что людям не доплатили, они украдут.

А. ПОДРАБИНЕК: То они украдут?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Да.

А. ПОДРАБИНЕК: Украсть, наверное, там машину «Жигули» с предприятия довольно сложно. Но потребовать?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Нет, это может быть необязательно физическая кража, а отношение к работе, тоже кража.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, а профсоюзная у вас организация есть на вашем предприятии?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: У нас есть, она нам пока, мы и так заботимся о наших работниках.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е. ваши работники довольны?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Я думаю, да. Тем более день строителя был.

А. ПОДРАБИНЕК: А что бы вы делали, если у вас объявили забастовку, на чьей бы стороне вы были и кого бы вы поддерживали?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вы и спрашиваете финдиректора.

А. ПОДРАБИНЕК: Как любого работника предприятия.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Да, наверное, некорректно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Некорректно, говорит Дмитрий, поддерживает меня.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ: Что касается АвтоВАЗа, конечно, надо его срочно закрыть, перепрофилировать, не знаю, нельзя ездить на этих машинах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А, в этом смысле, т.е. никто не украдет «Жигули», потому что никому они не нужны. Понятно, спасибо, спасибо, Дмитрий. Мы продолжаем программу «Контрудар», Александр Подрабинек задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». У нас на линии Юрий из Москвы, кандидат физико-математических наук, экономист, отец обороновца, с которым вы сидели в Минске.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Добрый вечер.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Юрий, а страшно было за ребенка-то?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: За ребенка, конечно, страшно, как можно за ребенка не переживать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: С кем вы там, Саша, в Минске сидели?

А. ПОДРАБИНЕК: В Минске?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да. Это когда было, недавно?

А. ПОДРАБИНЕК: В прошлом году.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В прошлом году.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Это было в прошлом году, вы потом вместе выступали на «Эхе Москвы» и рассказывали все перипетии этих событий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спрашивайте.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, а вы хорошо знаете ситуацию в Белоруссии?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Я знаю ситуацию настолько, насколько знаю ее от моих ребят.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно. Скажите, что вы думаете о том, где путь для демократии короче, в Белоруссии или в России?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: По ощущениям, которые сегодня у меня есть, Россия идет по белорусскому пути развития, т.е. то, что сегодня происходило и происходит в России, очень похоже на то, что мне рассказывали ребята, которые там были. Абсолютно те же методы используются в России, что используются в Минске при борьбе с инакомыслием. Но поскольку они уже прошли этот путь, а мы по нему только начинаем двигаться, то, к сожалению, ощущение, что они ближе к цели, чем мы, потому что у них уже закручены гайки до того, что народ этим стал возмущаться. А у нас пока люди считают, что у нас все замечательно, все нормально.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Юрий, а если сравнивать состояние политической оппозиции в России и в Белоруссии, какая страна в более выгодном положении?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: То же самое, к сожалению, Белоруссия сегодня, я считаю, что оппозиция в Белоруссии сильнее, чем оппозиция в России, хотя бы потому, что оппозиция российская до сих пор не может объединиться, не может найти в себе силы перешагнуть через собственные амбиции, выйти единым фронтом. Пока этого не будет, в России не будет никакой перспективы на демократическое развитие общества.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Может, не так просто остро противостояние получается?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Во-первых, оно не так остро благодаря тому, что все-таки достаточно благополучные нефтедолларовые годы, действительно, наверное, не так остро, т.е. не поднимается политическая активность общества, не поднимается в благополучные годы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, вы имеете в виду, в прошлую программу прислал один из наших слушателей сообщений, что под 100 долларов за баррель и гражданское общество мало совместимы. Это вы имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Да, примерно так.

А. ПОДРАБИНЕК: Ну что же, может быть, когда гайки зажмут сильнее, то оппозиция у нас консолидируется, да? Можно так предположить?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: Это ужасно, что оппозиция настолько любит себя в политике, что не готова на жертвы, т.е. никто не готов принести себя в жертву ради единой цели.

А. ПОДРАБИНЕК: Да, у нас нет другой оппозиции, к сожалению.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ: У нас нет другой оппозиции, это наш беда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, мы продолжаем программу «Контрудар», у нас на линии, какой это город, Волгоград, да, Чингиз, экс-нефтяник, экс-поэт-песенник, что же у вас так все прямо с приставкой экс? Чингиз, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЧИНГИЗ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И прежде, чем начнет Александр Подрабинек задавать вам вопросы, напомню всем прочим желающим, + 7 985 970 4545, это программа «Контрудар», вопросы задают вам, присылайте свои координаты, мы вам перезвоним и поговорим. Чингиз, я вас еще раз приветствую. Саша, прошу вас.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Чингиз, ваше мнение, 6 августа в конгрессе США обсуждалась резолюция о бойкоте Олимпиады 2008 года в Пекине. Как вы лично считаете, можно ли проводить Олимпиаду в стране, власти которой нарушают права человека, держат в тюрьмах тысячи диссидентов? Или это политическая спекуляция, на это не надо обращать внимания?

СЛУШАТЕЛЬ ЧИНГИЗ: Вообще, я считаю, что это политическая спекуляция. Если уже проводятся олимпийские игры, то обязательно спортсмены должны на них выступать. Как в древние времена, во время проведения Олимпиады, все войны останавливались.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прекращались войны.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы считаете, что сейчас во время Олимпиады войны прекращаются?

СЛУШАТЕЛЬ ЧИНГИЗ: Конечно, прекращаются.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, вы думаете, что антитеза миру – это война или это насилие? Если это насилие, то в Китае оно совершается ежедневно над людьми, которые не совершают фактические преступления, по общечеловеческим понятиям.

СЛУШАТЕЛЬ ЧИНГИЗ: Вы знаете, откровенно говоря, я не был в Китае, не знаю, как там сейчас обстановка. Для меня более важно проведение олимпийских игр и участие в этих играх спортсменов всех стран, вот и все.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, невзирая на то, что там происходит, понятна ваша точка зрения, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, мы продолжаем программу «Контрудар», Александр Подрабинек задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха», + 7 985 970 4545, у нас на линии Вячеслав из г. Ярославля, охранник, ветеран боевых действий. Написал следующее — считаю, что единоросы и нашисты – колосс на глиняных ногах. Эка удивили, здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Здравствуйте, доброй ночи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И вам доброй ночи.

А. ПОДРАБИНЕК: Вячеслав, а вы в охране в каком-то частном охранном предприятии?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Да, дело в том, что, я предысторию, разрешите, кратко расскажу?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Я приходил на встречу с господином Каспаровым, довольно-таки интересный человек, жалко, что (НЕРАЗБОРЧИВО) вопросов. Там, естественно, был (НЕРАЗБОРЧИВО), предлагал что-то взорвать, так, как я стоял в компании лимоновцев, ныне запрещенной партии. И после этого у меня началась прослушка на мобильном. Я вступил в «ЕР», вы знаете, такое все, ох.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Подождите, а вы в «ЕР» зачем пошли, чтобы прослушку прекратить?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Надоело.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Класс.

А. ПОДРАБИНЕК: И что, прекратилась?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Через несколько дней, где-то три-четыре все замолкло. Я только из-за этого, понимаете? И таких, как я, там либо собрались люди-неудачники, довольно, я бы сказал, обладающие узким кругозором, совершенно узким кругозором, которые не могут добиться больше нигде ничего. Либо такие, как я, товарищи. Это все, я уверен на все сто, что это колосс на глиняных ногах, понимаете? Люди держатся…

А. ПОДРАБИНЕК: Вячеслав, я вам задам вопрос, который…

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Конечно.

А. ПОДРАБИНЕК: Ближе к вашей профессии. Скажите, частные охранные предприятия, которые охраняют, например, киноцентры, клубы, охранники обыскивают посетителей, раскрывают сумки им, проводят через рамки, раскрывают сумки, иногда даже личный обыск бывает. Вы как относитесь к этому? Вы считаете это нормальным?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Я вообще считаю, что нужно ограничивать это все законом, исполнением закона, соблюдением закона.

А. ПОДРАБИНЕК: Закон не разрешает это делать охранникам частных предприятий.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Я закон о частных охранных предприятиях, дело в том, что у нас ЧОПы возглавляют бывшие работники, знаете, каких структур.

А. ПОДРАБИНЕК: Догадываемся.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: И у них связи, поэтому многие ЧОПы вообще превращены, не все, конечно же, но превращены в полубандитские организации, к сожалению. Поэтому я думаю, что здесь только соблюдение закона, это прокуратура, дай бог.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы-то сами считаете это правильным или нет?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Нет, я считаю, что это ущемление гражданских прав.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ: Я бы, например, не пошел в такой клуб, где меня обыскивает кто-то еще.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, спасибо, Вячеслав. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Семен 22 лет, Казань, дальше идет такая деталь биографии, рантье, говорить хочет о защите прав неработающих граждан. Здравствуйте, Семен.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алло, Семен, вылезайте. Алло, вы с нами или нет? К сожалению, сорвался звонок. Попробуем сейчас набрать или Семена еще раз, но вообще желающих достаточно. Я еще раз напомню, что это у нас программа «Контрудар», вопросы сегодня задает Александр Подрабинек, гл. редактор, правозащитник и гл. редактор информационного агентства «Прима». Если вы хотите отвечать на эти вопросы, то, пожалуйста, присылайте смс-ки для номера + 7 985 970 4545. Пожалуйста, не забывайте номер телефона, не вздумайте бросать трубки в тот момент, когда мы с вами начали говорить. Так, задает вопросы Александр Подрабинек, вы на них отвечаете, сейчас я попробую соединить Александра с еще одним желающим ответить на вопросы. Еще раз напомню, + 7 985 970 4545. Пришло замечательное сообщение мне, типа Ходорковский сидел и будет сидеть, можете не волноваться. Попыталась перезвонить, телефон отключен, это мило, спасибо. Итак, сейчас все-таки должен появиться у нас на линии Андрей, которого мы так искали. Напомню еще раз, + 7 985 970 4545, Андрей, здравствуйте. Алло, убирайте, пожалуйста, телефон от приемника сразу. Андрей сообщил о себе следующее, майор запаса, 15 лет – Казахстан, 10 лет – Германия, 4 года – Кавказ. Вообще послужной список серьезный. Прошу, Саша.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Андрей, вы ведь служили, очевидно, в советской группе войск в Германии? Я правильно понимаю?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ: Да, я служил в ФРГ, я застал время (НЕРАЗБОРЧИВО). Знаете, честно говоря, Александр, это вы?

А. ПОДРАБИНЕК: Да-да.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ: Меня больше интересует вопрос о том, что говорили о рабочих, о профсоюзах. Дело в том, что после того, как я уволился в запас, я работал на многих предприятиях, на железной дороге, я закончил заочно железнодорожный техникум, работал на табачной фабрике (НЕРАЗБОРЧИВО) и все такое прочее. У нас профсоюзы – это просто смех, это ничего не работает, это не борется за права наших рабочих, наших трудящихся. Они сами боятся (НЕРАЗБОРЧИВО). Если на данный момент их заработная плата устраивает, все молчат.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

А. ПОДРАБИНЕК: Андрей, понятно, но я бы хотел вам задать вопрос все-таки, который, может быть, будет более интересен радиослушателям нашим. Сегодня были сообщения о том, что появился на свет документ, архивный документ из ГДР, предписание пограничникам ГДР, стрелять на поражение в тех людей, которые пытались бежать через Берлинскую стену. Поскольку вы все-таки служили в Германии, как бы вы прокомментировали этот приказ?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ: Это правда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это правда.

А. ПОДРАБИНЕК: Это правда?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ: Да, я так знаю, это правда, потому что я сам (НЕРАЗБОРЧИВО) в группе советских войск в Германии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, очень, к сожалению, плохо слышно, Андрей, к сожалению, вынуждены прерваться до лучшей связи. Так, у нас на линии Игорь. Сообщение следующее, никто не сможет помочь Ларисе Арап, после выписки она сама себя будет иссушать осознанием легкой возможности госпитализации, теперь уже на законных основаниях. Бывший пациент. Эта змеиная система создана Андроповым специально для всех неудобных и требует полного уничтожения. Истинно опасных после экспертизы достаточно изолировать в отдельную камеру или особо созданные резервации, в зависимости от состояния. Я так понимаю, Саша, что Игорь попал по адресу, вы же, по-моему, даже доктором-наркологом где, в Киржаче работали?

А. ПОДРАБИНЕК: Нет-нет, я просто занимался этими вопросами, написал об этом книгу когда-то, это очень давно было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Карательная медицина».

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Александр, я, кстати, прочитал вашу книгу, очень замечательная.

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Замечательная, не знаю, но очень страшная.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Игорь, а как вы думаете, сегодня каковы перспективы возрождения такой системы карательной психиатрии в нашей стране, так же, как она была в Советском Союзе, возможно такое возрождение?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Я думаю, она уже, в принципе, она и не исчезала, она существует, но вообще да, законы, осталось дело за формальностями. Один шаг, в принципе, наш парламент кукольный, он легко примет любые дополнения эти, что госпитализация вообще может быть на пустом месте, я читал все эти, но она и сейчас тоже с успехом делается. Эти все при недобровольной госпитализации, без преступлений когда, тоже суд все штампует. Вот, пожалуйста, наглядный пример Ларисы Арап, т.е. абсолютно, действительно, вся общественность знает, что это не может быть больным человеком, мало ли что она пишет, кому-то что кажется, просто система психиатрии не может быть реформирована. Она должна быть полностью уничтожена.

А. ПОДРАБИНЕК: Психиатрия как дисциплина медицинская должна прекратить существование?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Почему? Только надо… кабинеты добровольного обращения остаться и все.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы уверены, что можно оставить настоящих душевнобольных, которые, скажем, в состоянии белой горячки?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Да, только необходимые дополнения сделать в уголовный кодекс, дополнить его специальным разделом экстравагантной…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Игорь, я прошу прощения.

А. ПОДРАБИНЕК: Речь идет не об уголовном кодексе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Существует закон о психиатрии. Вы его читали?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Да, там гибкое понятие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, почему? Там, например, есть очень любопытные пункты, что человек не может получить психиатрический диагноз в связи с несогласием с моральными, культурными, еще какими-то, политическими и религиозными ценностями, принятыми…

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Мало ли что написано, а делается так, как сочтет врач нужным, как ему закажу. И это змеиная такая, все понятия скользкие, специально это, интерпретировать их можно очень широко, они специально под это создавались, я читал руководство по психиатрии, там диагнозы под любого подогнать и найти. Это специально для этого создавалось. И поэтому система не может быть реформирована. Которые истинно больные есть, нужно специально просто-напросто заполнить уголовный кодекс специальными экстравагантными (НЕРАЗБОРЧИВО) статьи, т.е. тоже легко инкриминировать их на ранних стадиях, которые, действительно, чтобы они общественность не возмущали. И просто их достаточно в отдельную камеру или в резервации, специально создать несколько резервация, в зависимости от состояния, такие большие лагеря с открытыми зонами, с прогулками.

А. ПОДРАБИНЕК: Для душевнобольных?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: Да, истинно душевнобольных, чтобы их вообще не лечили, но там содержали. Если они там не могут себя спокойно вести, тогда по мере их буйности переводят в более строгие резервации, вплоть до отдельной камеры.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е., Игорь, вы считаете, что больных можно не лечить?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ: А лечение, наоборот, еще больше подрывает. Лечение в отношении больных – применяются тормозящие успокоительные, эта система, она подрывает еще больше мозг, она не может. Ни о каком лечении речи быть не может. Просто-напросто мозг еще больше деградирует, он просто безопасен до сих пор, пока на нем висит блокада. При этом человек сам мучается.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, Игорь, понятно. Спасибо.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Оксана, домохозяйка, гуманитарий из Перми. Оксана, здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алло.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Алло, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, спрашивайте, Саша.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Алло, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, вы в эфире, пожалуйста, телефон от приемника сразу уберите, а то у нас такое «Эхо» идет.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Я в эфире, но у меня немножко…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте вы нас послушаете по телефону, приемник вы выключите. Прошу, Саша.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Да-да, я слушаю.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, пожалуйста, на этой неделе Тверской суд в Москве предписал прокуратуре решить вопрос о реабилитации царской семьи. Это дело, конечно, очень давнее, тут не скажешь по возрасту, кому можно задавать такой вопрос, кому нет. Я думаю, что любому человеку можно. Как вы думаете, нужна ли такая реабилитация и почему прокуратура отказывается это сделать?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Реабилитация царской семьи… я думаю, что нужна, поскольку прокуратура, конечно, отказывается, скорей всего, по сроку давности, а реабилитация нужна, потому что там пострадали невинные дети. Допустим, царь Николай, находясь на престоле, действительно, совершал какие-то неправильные действия, привел Россию к катастрофе. А дети, которые пострадали, пошли под расстрел со всем семейством, конечно, они должны быть реабилитированы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Оксана, откуда у вас такая информация, что к катастрофе привел?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Алло?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Откуда у вас информация про катастрофу?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Про катастрофу, я имею в виду революцию 17-го года.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Помните, даже анекдот был такой из советских времен, указом президиума Верховного совета присвоить звание героя Советского Союза Николаю Романову за создание революционной ситуации в России. Т.е. из этих соображений вы так?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Это хороший анекдот, это да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Саша, вы удовлетворены ответами на вопросы?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ОКСАНА: Например, я принадлежу к семье, конечно, революционная ситуация в России для нас, например, привела к катастрофе, я принадлежу к семье раскулаченных людей, когда семья была выслана полностью всем составом, с маленькими детьми на Дальний Восток. А все-таки по христианским нормам мы не считаем, что дети, супруга Романовы, все-таки все, вся семья полностью пошла под расстрел.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, статус – член семьи изменника родины, на ваш взгляд, не очень хорош. Спасибо, Оксана.

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар», у нас на линии Роман, бывший инженер ВАЗа из Тольятти. Здравствуйте, кстати говоря, я прошу прощения у Романа, прежде, чем я отдам его на растерзание господину Подрабинеку, хочу зачитать сообщение от Дины, которая что-то так испугалась Подрабинека, что аж телефон не прислала. Хочу вас спросить, когда вы были диссидентом, за какие права вы боролись, за право евреев свободно выезжать в Израиль или Америку или за что-то другое? Дина, не бойтесь вы так, вы же в подавляющем количестве, пришлите вы телефончик, нельзя же так быстро нагадить и убежать. Я вам перезвоню, честное слово.

А. ПОДРАБИНЕК: А я обязательно отвечу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Саша, прошу, Роман из Тольятти, вот давайте пытайте его.

А. ПОДРАБИНЕК: Роман, я бы вам задал тот вопрос, который я уже задавал, но ответ был такой, как бы сказать, любительский, вы все-таки специалист, вы на ВАЗе работали. Как вы оцениваете ситуацию на ВАЗе и забастовку?

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Ситуация плачевная, народ бежит уже оттуда. Забастовка – крик отчаяния, потому что больше ничего не могу сделать люди уже.

А. ПОДРАБИНЕК: Так, может быть, забастовочное движение может изменить ситуацию, с вашей точки зрения?

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Какое движение?

А. ПОДРАБИНЕК: Забастовочное движение, профсоюзное движение.

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Когда профсоюз сидит в президиуме, нереально это все.

А. ПОДРАБИНЕК: Это же был не тот профсоюз, который сидит в президиуме в Москве на Ленинском проспекте. Это их независимый профсоюз.

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Нет, независимый тоже, дело в том, что оформить забастовку можно после работы в дальнем конце города на 50 человек и т.д., а реально не будет забастовки.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е. ситуация на ВАЗе совершенно безнадежная?

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Наверное, да, он также погибнет, как и самарский авиационный завод разбежался просто. Создать потом с этими людьми автомобили нереально.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН: Я 12 лет проработал, просто бесполезно.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, пессимистичный взгляд, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Александр Подрабинек задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». У нас на линии Вальтер Литвиненко, отец Александра Литвиненко, здравствуйте.

В. ЛИТВИНЕНКО: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте, Вальтер.

В. ЛИТВИНЕНКО: Здравствуй, Александр. Я вас давно уже знаю, нас еще Саша познакомил, я даже вам как-то звонил. Вы, наверное, забыли. В 2002 г. я приезжал из Лондона, когда Саша уехал, он в 2000 уехал в Лондон, а я ездил, просто посмотрел, как он живет там.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно. Вальтер, я с некоторым опозданием, но хочу высказать вам свое сочувствие.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Глубокое вообще.

А. ПОДРАБИНЕК: В связи с Сашиной гибелью.

В. ЛИТВИНЕНКО: Спасибо.

А. ПОДРАБИНЕК: Я с ним говорил по телефону за несколько дней до его смерти, он был в очень оптимистичном настроении, очень бодро говорил, совершенно было неожиданно, что он умер. Скажите, как у вас ситуация, как у вас отношения с властями российскими, где вы находитесь сейчас?

В. ЛИТВИНЕНКО: Вы знаете, власти так меня особенно не трогают сейчас. Были папарацци как-то недавно, но я с ними дела не хочу иметь, потому что они, как правило, врут в пользу правительства нашего и в пользу Путина. Поэтому я им не верю совершенно. Когда-нибудь, может быть, я с ними буду разговаривать, если до этого меня Путин не убьет.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, а по вашим ощущениям, кто виновник гибели Александра?

В. ЛИТВИНЕНКО: Только Путин, я его обвиняю, больше никого. Президент Путин убил моего сына, вот и все. Они создали операцию, операция проводилась под контролем Путина, по заданию его, участвовал в этом Патрушев, делали ее Соколенко, проводили операцию Соколенко…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Луговой, вероятно, имеется в виду, и Ковтун?

В. ЛИТВИНЕНКО: И Луговой, а?

А. ПОДРАБИНЕК: Луговой, Соколенко.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, т.е. те же самые.

В. ЛИТВИНЕНКО: Соколенко гулял с его семьей, они в это время травили моего сына. Саша был уверен, что правители России все-таки трезво смотрят на эти вещи, поэтому он, как бы сказать, он неглупый был парень, он понимал, что… и я ему говорил – Саша, тебя, в конце концов, отравят, Путин – психопат, он не простит тебе ничего, говорю. Я ему говорил об этом, предупреждал. Я сам врач-психиатр.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Вальтер, вы надеетесь, что возмездие настигнет убийц?

В. ЛИТВИНЕНКО: Я уверен, что убийца будет наказан, я уверен в этом, 100% уверен, я знаю, как Запад отнесся к этому, как США отнеслись к этому, как Япония отнеслась к этому. Все страны мира, Россия, собственно, сейчас как сумасшедшая, честное слово, избрать такого подлеца, во главе страны поставить, это вообще ужас.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

В. ЛИТВИНЕНКО: Я вам скажу так, Гитлер того не заслуживает, как этот мерзавец.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам большое, еще раз…

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: …глубокое сочувствие и терпения и мужества вам.

А. ПОДРАБИНЕК: Всего вам доброго.

В. ЛИТВИНЕНКО: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, мы продолжаем программу «Контрудар», напомню, Александр Подрабинек задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха». + 7 985 970 4545, у нас на линии Анна 24 лет, аспирантка по специальности социология и управление, г. Пенза. Здравствуйте, Анна.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АННА: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, Анна, я вам задам, может быть, вопрос такой, не совсем для вас по тебе, а, может быть, и нет. Что вы думаете о преподавании основ православия в школе?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АННА: Вы знаете, эту проблему, я за ней очень слежу, прессу читаю и смотрю передачи различные, скажем так, дискуссии слушаю. Я все-таки считаю, что если у человека есть желание изучать основы православия, если есть ребенок, который к этому тянется, школьник, православная семья, то, я думаю, он может прийти в воскресную школу, изучить основы православия. Мы все-таки живем в многонациональной стране, в многоконфессиональной стране, можно, например, преподавать религиоведение, как преподается в вузах, где можно, например, будет изучить и основы православия, и ислама, и буддизма. (НЕРАЗБОРЧИВО) никаким образом выделять одну религию в нашей стране. Это будет крайне противоречить всем принципам, которые заложены в нашей конституции, мы все-таки светское.

А. ПОДРАБИНЕК: Т.е. вы согласны с тем, что такая дисциплина не должна преподаваться в обязательном порядке, не входить в обязательную программу школьную?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА АННА: Да, я считаю, все-таки это должно быть добровольно, я не против (НЕРАЗБОРЧИВО), но все-таки нужно как-то, не знаю, если мы хотим преподавать православие детям, то пускай это будет в рамках воскресной школы, а не в светских муниципальных школах, которые существуют в городе.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое, мы продолжаем программу «Контрудар», вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха», задает Александр Подрабинек. + 7 985 970 4545, это номер, по которому вы отправляете смс-ки, мы вам перезваниваем и беседуем с вами. Вижу несколько гадостей, присланных в адрес только что закончившегося разговора, хочу сказать, что это подлость такого рода присылать сообщения. У нас на линии Юлия из Ростова, здравствуйте, это «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Да, я слушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пишет о себе следующее, в 1948 – дочь врагов народа, в 1970 – строитель коммунизма, сейчас – незаслуженный пенсионер. Здравствуйте, Юлия.

А. ПОДРАБИНЕК: Юлия, здравствуйте, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Сейчас у нас в августе отмечалось 70 лет массовых репрессий 37 года, это связано с известным постановлением, по-моему, 30 июля. Сейчас в эти же дни в Камбодже начался суд над бывшими коммунистами, которые организовывали массовые репрессии в середине 70-х гг. Скажите мне, считаете ли вы необходимым проведение подобных судебных процессов и у нас? По крайней мере, в отношении тех, кто повинен в незаконных репрессиях против диссидентов в 70-80-х гг.?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Во-первых, никогда этого не будет, пока не будет признания вообще этих репрессий. А то у нас существует мнение, что репрессий не было, и если были, то было, за что.

А. ПОДРАБИНЕК: Нет, репрессии 37 года, например, общественно осуждены и признаны.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Официально, публично никто не покаялся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А 20 съезд как?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Поэтому не будет у нас никаких судов над виновниками, исполнителями.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Юлия, а как же 20 съезд КПСС?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Да что там 20 съезд, он был закрыт и засекречен, непонятно, какой, как коммунисты держали эти сведения в секрете, как они дрожали, передавали, шептались.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, пожалуйста, а те люди, которые занимались репрессиями, но не в таких масштабах, в 70-е, в 80-е, даже в 60-е гг., и сегодня находятся в добром здравии, иногда даже при должностях?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Правильно, они сегодня заслуженные и уважаемые.

А. ПОДРАБИНЕК: Они должны подлежать уголовной ответственности?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Как вы можете их уголовно признать?

А. ПОДРАБИНЕК: Я-то не могу, к сожалению.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но вы на вопрос ответьте.

А. ПОДРАБИНЕК: Должны ли, ваши ощущения?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Мое ощущение, что все прошло безнаказанно. И гражданская война безнаказанно, с массовыми уничтожениями народа, и все остальные этапы, конечно, вершина всего – это простые репрессии, именно простые, ночью пришли, утром расстреляли. Мои родители были реабилитированы в 56-м году.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Шпионы какой державы были, Юлия?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Шпионами какой державы были признаны? Родители ваши, шпионами какой державы их признали?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Как, враги народа, 58-я статья, мне 10 лет было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, спасибо, Юлия.

А. ПОДРАБИНЕК: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это программа «Контрудар», у нас на линии Сергей, адвокат из Санкт-Петербурга. Сергей, телефон от приемника сразу убрать, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Да, здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Здравствуйте, Сергей, скажите, вы как адвокат, как оцениваете состояние адвокатуры в России, что может адвокат сделать в судебном процессе, если он ведет себя честно? Если он не покупает суд?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Я хотел бы все-таки, я юрист, я не адвокат.

А. ПОДРАБИНЕК: Вы юрист.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Я работаю в Шотландии, я работаю больше с международным правом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Написал lawyer, поэтому я и перевела буквально.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Да, я просто хотел уточнить, что адвокат и юрист – это немножко разные вещи.

А. ПОДРАБИНЕК: Да, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Но, откровенно говоря, мне кажется, что ситуация, которая у нас очень плачевная, мне, честно говоря, очень грустно на это все смотреть, самое первое, что бы я сделал, если бы я был на месте товарища Семеняки или кто у нас сейчас там рулит адвокатурой, нам нужно ввести законодательство о бесплатной юридической помощи. Т.е. люди со сравнительно небольшим достатком, на мой взгляд, совершенно не имеют шансов на адекватную юридическую защиту. И сделать это можно только, если адвокатам из государственного бюджета оплачивают эту юридическую поддержку, которую он оказывает малообеспеченным людям.

А. ПОДРАБИНЕК: Да, тем более что существует норма об общем доступе к правосудию. Это конституционный принцип.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Это норма, да, норма должна быть подтверждена, подкреплена соответствующими юридическими документами.

А. ПОДРАБИНЕК: А что надо сделать, чтобы у нас правосудие приняло человеческую форму какую-то? Цивилизованную?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Я, честно говоря, в этом отношении придерживаюсь такого принципа, что кадры решают все. Нам нужно просто обратить внимание на тех людей, которые приходят в адвокатуру, на тех людей, которые формируют судебные инстанции. Т.е. на людей, в первую очередь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно, спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Сергей, удачи вам. Видимо, последний наш собеседник на сегодняшний день. Саша, я с вашего позволения не называю город. Лена, 15 лет – хочу стать журналистом, имею не лестные для нынешней власти политические взгляды, недавно мне порекомендовали осторожнее их высказывать, очень хотелось послать в ответ. Лена, здравствуйте, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: Да.

А. ПОДРАБИНЕК: Да, Лена, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: Здравствуйте.

А. ПОДРАБИНЕК: Скажите, у вас после этих предупреждений желание стать журналистом, желания не убавилось?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: Нет, скорее, наоборот.

А. ПОДРАБИНЕК: И о чем вы хотите писать?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: О политике, наверное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В чем она, политика?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: Даже не столько о политике, а сколько о том, я хочу помогать людям, реально помогать людям. Т.е., допустим, как Лариса Арап, которая сейчас в психбольнице, ей очень помогает то, что о ней постоянно пишут и говорят, т.е. она этого, наверное, не очень чувствует, но это, может быть, поможет ее выручить из больницы. И это дело громкое. А есть масса менее громких дел, по которым людям некому помочь, когда вы пишете об этом или говорите, в общем, вы ощущаете эту проблему, вы помогаете людям.

А. ПОДРАБИНЕК: Понятно. Я желаю вам удачи.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Лена, и удачи вам.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЕНА: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что же, времени у нас остается совсем чуть-чуть. Саша, я предлагаю вам последний вопрос в этой программе задать мне, а потом будем подводить итоги.

А. ПОДРАБИНЕК: Нателла, вам как радиослушателю задать вопрос?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А куда деться? Все мы тут радиослушатели.

А. ПОДРАБИНЕК: Какие у вас ощущения, что вы думаете о том, возможно ли воздействовать на власть? Вы час назад, здесь была большая дискуссия на «Эхе Москвы», мне показалось, что ваши гости немножко отстали от событий. Вы считаете, что методами, которые применялись в 90-е гг., такими методами публичными на власть можно воздействовать? Или должно быть что-то другое?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы понимаете, дело в том, что, с моей точки зрения, тут существует два аспекта проблемы. Один аспект проблемы, что получается, что методы, что называется, парламентские, в некоторой степени исчерпаны.

А. ПОДРАБИНЕК: Как и парламент исчерпан?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В общем, да, получается так. Тому примеры, если за последние несколько лет, например, посмотреть гражданские акции, которые в той или иной степени увенчались успехом, смотрите, акция стихийного протеста против монетизации, когда народ пошел на улицы.

А. ПОДРАБИНЕК: Да, автомобилисты.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Автомобилисты, дело Щербинского, т.е. когда уже все, не могу, с одной стороны. С другой стороны, учитывая свежепринятый закон об экстремизме, всякие такие вещи, мне очень кажется тяжелой ответственность кого бы то ни было, кто говорит своим близким или не очень близким – ребята, идите на площадь и попадайте в психушку, ребята, идите на площадь и получайте по морде, ребята, идите на площадь. Ведь на сегодняшний день у власти масса способов воздействия на неугодных, причем способы эти тоже не парламентские.

А. ПОДРАБИНЕК: Нателла, конечно, их все больше и больше. Но ведь свобода никогда не достается даром. За нее всегда приходится платить. А когда она достается даром, она почти ничего не стоит, ее также легко могут отнять.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что же, видимо, на этой оптимистической ноте мы будем подводить итоги. У вас сегодня была почти часовая возможность пообщаться с нашими уважаемыми слушателями и вашими согражданами. Какие ваши впечатления?

А. ПОДРАБИНЕК: Мне кажется, что люди вполне адекватно, гораздо более адекватно реагируют на такие вопросы, чем когда их задаешь, скажем, представителям властей. Наша аудитория лучше, чем наша власть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это всегда так. Это всегда получается, что каждый конкретный срез общества бывает лучше. А, с другой стороны, знаете, я очень от многих слышу людей, которые, имея возможность пообщаться с конкретным человеком, который уже снял с себя мундир, все, что у него было надето официального, становится просто прелесть, что такое, персонажем.

А. ПОДРАБИНЕК: Хорошим радиослушателем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очень хорошим радиослушателем, замечательным собутыльником, прекрасным собеседником и вообще душой-человеком. Напоминаю еще раз, что в нашей студии сегодня в качестве, скажем так, контрударятеля был Александр Подрабинек, гл. редактор информационного агентства «Прима», правозащитник. Все это происходило в прямом эфире «Эха Москвы». Спасибо вам, Саша. Новости на «Эхе» совсем скоро.

А. ПОДРАБИНЕК: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире