'Вопросы к интервью
28 января 2007
Z Контрудар Все выпуски

Павел Медведев


Время выхода в эфир: 28 января 2007, 23:07

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 23 часа 6 минут. Это «Контрудар». В нашей студии первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев. Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так, работать сегодня вам за нас. Вы задаете вопросы нашим уважаемым слушателям. Те, кто готов на них отвечать, формула игры такая. Вы присылаете свой телефонный номер, sms-сообщение для номера +7(985)970-4545. Номер телефона, краткую информацию о себе. И отвечаете на вопросы, которые вам задаст Павел Алексеевич. У нас на линии уже есть Сергей, экспедитор из Москвы 27 лет от роду. Здравствуйте. Алло?

СЕРГЕЙ: Да, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу вас.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Сергей.

СЕРГЕЙ: Добрый вечер.

П. МЕДВЕДЕВ: Сергей, скажите, пожалуйста, вы пользуетесь услугами банков?

СЕРГЕЙ: Да, я пользуюсь услугами банка «Home credit», в частности.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы взяли кредит?

СЕРГЕЙ: Я уже два раза брал, то есть…

П. МЕДВЕДЕВ: Вы довольны обслуживанием?

СЕРГЕЙ: Я доволен обслуживанием. То есть я оплатил первый кредит, теперь я взял уже второй кредит у них.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, а вот почему вы, почему люди берут кредит? Почему бы не накопить деньги и не купить тот товар, который вы покупаете в кредит? Тогда не надо было бы переплачивать, платить те проценты, комиссии.

СЕРГЕЙ: Вы понимаете, дело в том, что… я могу сказать, что не так много я получаю, в смысле…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: К сожалению, сорвался звонок. Сейчас я попробую еще раз перенабрать Сергея. Хотя я знаю, что многие придерживаются прямопротивоположного мнения. И я, между прочим, среди них. Вот не играю в игры с кредитами. Еще раз напомню, что Павел Медведев задает сегодня вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». И если вы готовы на них отвечать, пожалуйста, номер для sms-сообщения +7(985)970-4545. Вижу, например, сообщение от студента из мединститута, который совершенно не знает своего телефона. Телефоны не забывайте, пожалуйста. Итак, сейчас я попробую поймать все-таки Сергея, которого мы на полуслове прервали, к сожалению, что-то, видимо, со связью. Последний раз сейчас делаю попытку. Если нет, то, значит, уже будем разговаривать с кем-то другим. Еще раз напомню, что наш номер +7(985)970-4545. Но вот, к сожалению, никак у меня не получается связаться с Сергеем. Сергей, если вы меня слышите, то мы попробуем, может быть, попозже на вас выйти. Итак, пожалуйста, когда вы присылаете свои пожелания поучаствовать в программе «Контрудар», не забывайте номер телефона, код города, если вы не из Москвы, и краткую информацию о себе. У нас на линии Андрей, художник, владелец собственной галереи. Пожалуйста, телефон от приемника уберите подальше, а лучше приемник вообще выключить.

АНДРЕЙ: Алло, здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Андрей. Андрей, скажите, пожалуйста, какое ваше впечатление, ваша жизнь за последние 50 лет, материальная жизнь, улучшилась или нет?

АНДРЕЙ: Намного.

П. МЕДВЕДЕВ: Намного улучшилась? За счет чего?

АНДРЕЙ: За счет того, что коммунистов скинули.

П. МЕДВЕДЕВ: Так просто?

АНДРЕЙ: Просто, да.

П. МЕДВЕДЕВ: И больше вы ничего не делали, только скидывали коммунистов?

АНДРЕЙ: Конечно. Ну как я мог зарабатывать, допустим, сколько я хочу, в месяц при советской власти? Ну как это могло быть?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну как? Потихоньку.

АНДРЕЙ: Да нет, ну что вы? Зачем потихоньку? Ловчить, туда-сюда. А как я мог продавать свои картины за рубеж? Как я мог писать картины, за которые меня бы тут же в лучшем случае отправили в психушку?

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Скажите, пожалуйста, ваш доход заметно увеличился в последние 5 лет?

АНДРЕЙ: Да «заметно» даже не то слово.

П. МЕДВЕДЕВ: В разы?

АНДРЕЙ: Скажите, если я, допустим, мог зарабатывать официально, ну, пусть будет 200 рублей, скажем, в 80 там какой-нибудь год. Так?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну это большие деньги были, кстати.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, подождите, я вас спрашиваю не про 80 какой-то год. Я спрашиваю вас про последние 5 лет.

АНДРЕЙ: Намного.

П. МЕДВЕДЕВ: И за последние 5 лет тоже заметно увеличился ваш доход?

АНДРЕЙ: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: А инфляция не подъедает ваши доходы?

АНДРЕЙ: Нет, не подъедает. Потому что я раньше хранил свои деньги только в долларах, в ценных бумагах.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. Сейчас, минуточку, но теперь-то вы от этого очень сильно страдаете, от этой привычки. Доллар-то падает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Доллар-то падает.

АНДРЕЙ: Ну, падает он не настолько. У меня же не сотни тысяч долларов, а в пределах там 2, 3, 5 тысяч долларов это не имеет значения.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, и где вы их храните – под подушкой или в банке?

АНДРЕЙ: В смысле деньги?

П. МЕДВЕДЕВ: Да. Доллары, доллары.

АНДРЕЙ: В ценных бумагах.

П. МЕДВЕДЕВ: А, в ценных бумагах. И зарабатываете на ценных бумагах еще дополнительно к тому, что дает ваша…

АНДРЕЙ: Ценные бумаги, наверное… у нас с вами разное понимание. Я свои деньги храню в марках.

П. МЕДВЕДЕВ: А-а-а.

АНДРЕЙ: Это филателия, это некоторые боны. Тут я просто знаю, что к чему. И тут я, так сказать, не проиграю. Если бы я, конечно, покупал акции, здесь я полный профан, я думаю, здесь меня бы сильно нагрели.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Значит, вы довольны жизнью, во всяком случае прогрессом в последние 5 лет?

АНДРЕЙ: Доволен жизнью в каком смысле?

П. МЕДВЕДЕВ: Ну материальной жизнью. Я о материальной спрашиваю.

АНДРЕЙ: Материальной только?

П. МЕДВЕДЕВ: Да.

АНДРЕЙ: Материальной – конечно. Политической – нет.

П. МЕДВЕДЕВ: А, политической – нет. Ну хорошо, ладно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Андрей. Я все-таки вернулась с Сергею, с которым буквально на полуслове нас прервали. Сергей, извините, пожалуйста, такая у нас связь.

П. МЕДВЕДЕВ: Сергей, вы начали говорить, что вы не так много зарабатываете, чтобы копить деньги и покупать не в кредит. Но ведь когда же вы покупаете в кредит, вы должны заплатить больше, чем если бы вы купили, накопив.

СЕРГЕЙ: Немножко даже неверно я сказал. Не так много – это одно. Но дело в том, что мой характер не позволяет мне так накопить. Я не могу вообще копить деньги.

П. МЕДВЕДЕВ: И вы готовы платить больше для того, чтобы скорее получить то, что вы увидели, по-видимому, в магазине?

СЕРГЕЙ: Ну, скажем так, переплата получается где-то полторы – две тысячи при покупке.

П. МЕДВЕДЕВ: Полторы – две тысячи относительно чего? Если вы берете тысячи чего – рублей или долларов?

СЕРГЕЙ: Нет, рублей, рублей я беру. Я просто беру, допустим, телевизор, DVD, музыкальный центр. То есть я так посчитал – 2 тысячи где-то за полгода. То есть проще мне заплатить кредит, чем мне накопить. То есть мне проще, я буду уже, например, обязан, я уже должен заплатить.

П. МЕДВЕДЕВ: И вы тоже материальной жизнью довольны? Появилась возможность брать деньги в кредит, а это соответствует вашему характеру, так?

СЕРГЕЙ: Вы знаете, я помню, даже в советское время вообще-то можно было брать в кредит. Я помню, мы покупали холодильник, назывался он, по-моему, «Полюс-10», в 85-м году. Бабушка мне давала 10 рублей каждый месяц с пенсии, я ходил и платил… То есть я помню, я не помню, вот кто тогда вообще предоставлял такие услуги. Это Сбербанк, по-моему, был, да?

П. МЕДВЕДЕВ: Такие услуги, я думаю, предоставлял магазин.

СЕРГЕЙ: Магазин? Ну, то есть тогда только один был банк в стране?

П. МЕДВЕДЕВ: Банк был один, но какие у него были отношения с банком, это другой вопрос. Я думаю, что для вас такую услугу предоставлял магазин. Спасибо, Сергей. Мне очень приятно, что первые два человека, с которыми я сегодня разговаривал, такие замечательные оптимисты, довольные жизнью.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Сергей. Я напомню, что вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха», задает сегодня Павел Медведев, первый зам. председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам. +7(985)970-4545 – это наш телефон. У нас на линии Наташа – студентка медицинского университета из Самары. Здравствуйте, Наташа.

НАТАША: Алло? Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Наташа. Ну вы, по-видимому…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну юная совсем.

П. МЕДВЕДЕВ: Да. Вы, по-видимому, советскую власть не помните и вообще даже не знаете, что это такое.

НАТАША: Нет, я помню как раз 91-й год, когда по телевизору показывали балет «Лебединое озеро». И я как раз вместе с мамой его смотрела. Этот момент я помню. А так советскую власть – нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Замечательно. Я так понимаю, что вы учитесь на врача?

НАТАША: Да, в будущем я буду врачом.

П. МЕДВЕДЕВ: На каком вы курсе?

НАТАША: На пятом.

П. МЕДВЕДЕВ: О, уже кончаете скоро, да? Или вам шесть лет надо учиться?

НАТАША: Через полтора года.

П. МЕДВЕДЕВ: Шесть лет надо учиться?

НАТАША: Да, шесть лет.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. А вот за счет чего вы существуете? Вас родители поддерживают, или вы как-то подрабатываете?

НАТАША: Да, родители меня очень сильно поддерживают – оплачивают мое обучение. Но и сама я тоже работаю уже 2 года.

П. МЕДВЕДЕВ: А кем же вы работаете?

НАТАША: Ну медсестрой. У нас как бы… после 3-го курса мы имеем право работать медработниками – медсестрами…

П. МЕДВЕДЕВ: Вы зарабатываете существенную часть тех денег, которые вам надо тратить на жизнь, на учебу?

НАТАША: Ну, наверное, как раз получается, что оплата за обучение покрывается за счет моей зарплаты.

П. МЕДВЕДЕВ: За счет зарплаты. А вы на платном отделении учитесь?

НАТАША: Да, на платном.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, вот если бы была возможность взять кредит на обучение, вы бы сделали это или нет?

НАТАША: Ну если бы там были какие-нибудь суперльготные условия, то, возможно, да. Но вообще как бы менталитет моих родителей не позволяет. Они воспитаны так, что никогда в жизни они не брали кредит, и я тоже не собираюсь брать кредит.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, в вашей семье, кроме вас, есть еще дети?

НАТАША: Да, моя сестренка тоже учится вместе со мной, тоже на платном отделении.

П. МЕДВЕДЕВ: На платном отделении. И родители зарабатывают достаточно денег для того, чтобы вам помочь получить образование?

НАТАША: Ну родители, конечно, зарабатывают мало. Но на обучение как бы да. Моя мама с высшим образованием и папа тоже. Они считают, что это просто очень важно, и стараются из последних сил.

П. МЕДВЕДЕВ: Хорошо. И с вами тоже было очень приятно разговаривать. Какие сегодня замечательные слушатели и очень большие оптимисты.

НАТАША: Мне тоже с вами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Наташа. Ну что ж, наш разговор с Павлом Медведевым, первым заместителем председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам, продолжается. У вас есть возможность в нем поучаствовать. +7(985)970-4545 – это номер, по которому вы можете присылать sms со своими телефонами, а не всякие глупости, которые уже приходят по этим самым телефонам. У нас на линии Елена, как я понимаю, профессионал – бухгалтер. Здравствуйте, Елена.

ЕЛЕНА: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Елена.

ЕЛЕНА: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, где вы работаете? В каком учреждении, организации?

ЕЛЕНА: Организация (неразборчиво).

П. МЕДВЕДЕВ: Не понял.

ЕЛЕНА: Ай-Ти-компания.

П. МЕДВЕДЕВ: А, понятно. Так, а вот вы, скажите, пожалуйста, вы в последние 5 лет улучшили свои материальное положение?

ЕЛЕНА: Да, существенно.

П. МЕДВЕДЕВ: Существенно улучшили, да? И вас тоже инфляция не волнует?

ЕЛЕНА: Волнует, потому что, в общем-то, как бухгалтер я профессионально считаю свои расходы, и, в общем-то, качественно расходы не улучшились, но те деньги, в которые эти расходы выпадают, они сейчас, конечно, выросли существенно.

П. МЕДВЕДЕВ: А как вы оцениваете, качественно улучшились или нет? Когда у вас появился мобильный телефон?

ЕЛЕНА: Мобильный телефон мне до сих пор оплачивают на работу, и сам аппарат тоже выдали на работе.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, а когда это произошло?

ЕЛЕНА: Это было года 3 – 4, наверное…

П. МЕДВЕДЕВ: Ну подождите, 3 – 4 года назад у вас не было мобильного телефона, теперь он появился, и это часть вашей зарплаты, часть вашего дохода. А вы говорите, что те услуги, те продукты, которые вы получаете, такого же качества, как и раньше.

ЕЛЕНА: Ну, на самом деле я не столько трачу на мобильный телефон, чтобы… То есть в связи с тем, работа оплачивает, у меня как не было этих расходов, скажем так, и так и нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. А скажите, пожалуйста, а какую-нибудь такую технику хитрую вы дома используете? Какие-нибудь… там, не знаю, компьютер. У вас есть компьютер?

ЕЛЕНА: Компьютер с работы. Значит…

П. МЕДВЕДЕВ: Компьютер на работе у вас или дома есть?

ЕЛЕНА: И дома тоже, который выдали на работе.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. А когда выдали компьютер?

ЕЛЕНА: Ну первый тоже года 4 назад.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. А потом зачем же выдали второй?

ЕЛЕНА: Ребенку нужен компьютер.

П. МЕДВЕДЕВ: А, вот так. Ну так потребление ваше увеличивается, улучшается?

ЕЛЕНА: Ну получается, что да.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, и с вами тоже очень приятно поговорить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо, Елена. Наш разговор продолжает Михаил, зам. директора компании. Здравствуйте, Михаил.

МИХАИЛ: Здравствуйте, Павел. Здравствуйте, Нателла.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Михаил. Скажите, пожалуйста, а вы в какой компании работаете?

МИХАИЛ: Наша компания занимается авторскими правами, прежде всего кино-, теле— и видеодистрибьюцией.

П. МЕДВЕДЕВ: В каком смысле вы занимаете правами, вы защищаете…

МИХАИЛ: Авторскими правами.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы защищаете авторов?

МИХАИЛ: Нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или от авторов защищаете?

МИХАИЛ: Мы приобретаем авторские права и после этого занимаемся кинопрокатом, выпуском DVD и теледистрибьюции.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы удовлетворены тем, как государство защищает авторские права? Вот купленные вами права никто у вас не крадет?

МИХАИЛ: Ну это… даже бессмысленно отвечать на этот вопрос. Естественно, что в области прежде всего реализации DVD-прав, видеоправ, статистику знают все, в этом году порядка 75 процентов, так сказать, пиратской продукции на наших рынках.

П. МЕДВЕДЕВ: А динамика статистики какая? Пять лет назад было лучше или хуже?

МИХАИЛ: Пять лет назад было, безусловно, хуже. И заслуга в том, что рынок начал меняться, это прежде всего заслуга компаний нашего же ряда, которые, если вы знаете, за последние два года внедрили некую нерепрессивную возможность, так сказать, проникновения легальной продукции в «серые» торговые сети. То есть это так называемые региональные экономические издания, которые продаются в дисконтных магазинах по цене порядка 100 – 120 рублей и являют собой определенную конкуренцию пиратской продукции. Естественно, они не могут конкурировать с пиратской продукции из серии 4, 6 в одном. Но тем не менее это какая-то вот нерепрессивная возможность, так сказать, поконкурировать с «пиратами».

П. МЕДВЕДЕВ: Михаил, спасибо большое. И с вами тоже приятно разговаривать. И у меня такое впечатление, что за 5 лет жизнь не только улучшилась, а мы приблизились к раю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А давайте-ка я сейчас обращусь к нашим слушателям, кто придерживается противоположного мнения. Пришлите свой телефон, мы вам позвоним обязательно.

П. МЕДВЕДЕВ: А такие, думаете, есть?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Уверена. +7(985)970-4545. У нас на линии Санкт-Петербург, Евгений, водитель троллейбуса. Здравствуйте, Евгений.

ЕВГЕНИЙ: Добрый вечер.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Евгений. Скажите, пожалуйста, тот же вопрос. За пять лет ваша материальная жизнь улучшилась или нет?

ЕВГЕНИЙ: Я бы так не сказал.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет. А зарплата, номинальная зарплата выросла?

ЕВГЕНИЙ: Ну вот посмотрите, допустим, в 85-м году…

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, 85-й год был давно, сравнивать очень трудно. Вот за 5 лет последних лет.

ЕВГЕНИЙ: Нет, моя зарплата составляла 580 рублей.

П. МЕДВЕДЕВ: А, в 85-м – 580.

ЕВГЕНИЙ: 580. Для тех времен это огромная сумма.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прилично, очень даже.

П. МЕДВЕДЕВ: Очень большая.

ЕВГЕНИЙ: Огромная. Значит, сейчас у меня зарплата в пределах 17 – 18.

П. МЕДВЕДЕВ: 17 – 18 тысяч?

ЕВГЕНИЙ: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. Но она увеличивается?

ЕВГЕНИЙ: Она увеличивается раз в 2 – 3 года, ну, на размер инфляции.

П. МЕДВЕДЕВ: Ровно на размер инфляции, да?

ЕВГЕНИЙ: Да. Ну до 15 процентов.

П. МЕДВЕДЕВ: До 15 процентов в год или в 3 года?

ЕВГЕНИЙ: В год. Нет, нет, вот раз в 3 года на 15 процентов.

П. МЕДВЕДЕВ: Она увеличивается на 15 процентов. И вы считаете, что инфляция съедает это увеличение или нет?

ЕВГЕНИЙ: Конечно.

П. МЕДВЕДЕВ: А что вы называете инфляцией?

ЕВГЕНИЙ: Увеличение цен.

П. МЕДВЕДЕВ: А как высчитать увеличение цен? Они цены увеличиваются немножко, другие сильно, а некоторые продукты даже дешевеют.

ЕВГЕНИЙ: Ну чтобы очень сильно дешевели заметно и сезонно, да. Сезонно.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, вы знаете, дешевеет сложная техника. Та техника, которая выпущена, скажем, 2 года тому назад, сегодня стоит заметно меньше, чем 2 года тому назад. Ну, например, компьютеры.

ЕВГЕНИЙ: Ну да, да, с этим я согласен.

П. МЕДВЕДЕВ: И как же понять, что же такое инфляция? Как ее высчитать? Вот говорят, столько-то процентов.

ЕВГЕНИЙ: Значит, я считаю так, что, допустим, если раньше я мог прожить вот на чистую зарплату, то сейчас нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы должны подрабатывать?

ЕВГЕНИЙ: Да, либо подрабатывать… Ну каким-то образом, да, подрабатывать.

П. МЕДВЕДЕВ: А скажите, пожалуйста, у вас есть семья, дети?

ЕВГЕНИЙ: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: А сколько у вас детей?

ЕВГЕНИЙ: Двое.

П. МЕДВЕДЕВ: А какого возраста?

ЕВГЕНИЙ: 22 и 24.

П. МЕДВЕДЕВ: А, они самостоятельные, да?

ЕВГЕНИЙ: Дочка почти самостоятельная…

П. МЕДВЕДЕВ: Она старше, да?

ЕВГЕНИЙ: Да. А сын, он закончил институт, пошел работать в госчиновники с очень маленькой зарплатой.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чего ж пошел-то?

ЕВГЕНИЙ: Чего пошел? Ну статус, видимо, больше его устраивает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

П. МЕДВЕДЕВ: То есть вот совсем сознательно пошел в госчиновники, он мог бы выбрать другую работу?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что, подкармливаете сына-то, Евгений?

ЕВГЕНИЙ: Приходится. Но дело в том, что он сейчас пошел еще на второе высшее. Платное.

П. МЕДВЕДЕВ: Так что приходится довольно серьезно помогать, да?

ЕВГЕНИЙ: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну желаю успеха и вашим детям, и вам тоже. Спасибо.

ЕВГЕНИЙ: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Евгений. Мы продолжаем разговор. У нас на линии город Мюнхен, Игорь — программист. Здравствуйте, Игорь.

ИГОРЬ: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Игорь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как живете?

ИГОРЬ: Отлично.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, а у вас там инфляция есть, нет?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да уж.

ИГОРЬ: Ужасная.

П. МЕДВЕДЕВ: Серьезно? Какая же?

ИГОРЬ: Ну…

П. МЕДВЕДЕВ: 2 процента в год.

ИГОРЬ: Да нет. Ну на самом деле катастрофическая инфляция. Это вранье насчет 2 процентов в год. По большому счету, здесь с введением евро… Вы спрашиваете про последние 5 лет?

П. МЕДВЕДЕВ: Да.

ИГОРЬ: Это как раз 5 лет – введение евро и объединенная Европа. Жизнь всех немцев работающих ухудшилась не менее, чем в 2 раза.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну вы сильно преувеличиваете. Немцы бы этого не выдержали.

ИГОРЬ: Ну что вы? Я ведь здесь живу и работаю.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, а вы как давно там живете, работаете?

ИГОРЬ: 11 лет.

П. МЕДВЕДЕВ: А, вы уже 11 лет там.

ИГОРЬ: И работаю. Так что мне есть, с чем сравнивать.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно, да. А вы туда уехали потому, что у вас не было работы в России?

ИГОРЬ: Нет, я, простите, уехал не из России.

П. МЕДВЕДЕВ: А откуда?

ИГОРЬ: Я уехал из Одессы. Я ее считаю, в общем-то, Россией, но номинально она, к сожалению, считается Украиной.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы уже уехали тогда, когда Украина была самостоятельной?

ИГОРЬ: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Но там-то работа была, в Одессе?

ИГОРЬ: Да, конечно.

П. МЕДВЕДЕВ: И вас не устраивала зарплата или что-то другое?

ИГОРЬ: Вы знаете, я просто считаю, что человек должен попробовать. У меня было достаточно хорошо в Одессе.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Игорь. Успехов вам.

ИГОРЬ: Пожалуйста. И вам успехов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Всего доброго. А мы продолжаем разговор. У нас на линии Нина. Ох, как жалко-то! Так я рассчитывала. Сейчас попробую все-таки перенабрать, потому что Нина нам прислала довольно грустное сообщение, и сейчас мы проверим, насколько… Так, запуталась, извините. Сейчас проверим, насколько оно соответствует действительно. И вообще, может быть, Павел Алексеевич что-нибудь посоветует Нине путного. Итак, наш номер для присылки sms-сообщений +7(985)970-4545. И вот сейчас я совершу еще одну попытку дозвониться до Нины. Если этот номер не пройдет, значит, уже будем искать кого-то еще. Алло? Нина, к сожалению, вы не дождались нашего…

НИНА: Да, прервался звонок почему-то нечаянно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, Нина пишет: «С удовольствием взяла бы кредит на покупку квартиры. Но увы».

П. МЕДВЕДЕВ: Да. А почему вы не можете взять на покупку квартиры?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы угадайте с трех раз.

П. МЕДВЕДЕВ: Пусть Нина мне объяснит.

НИНА: Ну а что вам объяснять? А какой у нас средний заработок у женщин?

П. МЕДВЕДЕВ: А у вас какой?

НИНА: У меня средний заработок по России.

П. МЕДВЕДЕВ: У вас приблизительно средний. Ну средний по России сейчас 10 – 11 тысяч.

НИНА: Да, да, да. Приблизительно средний, чуть-чуть побольше.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы в Москве живете?

НИНА: Нет. Я живу в Санкт-Петербурге.

П. МЕДВЕДЕВ: В Санкт-Петербурге, да. Но это не намного лучше в смысле цен на квартиры.

НИНА: Да, да, да.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно, да.

НИНА: Вот. То есть получается так. Если было в 98-м году мой заработок… мой месячный заработок стоил 1 метр квадратный, то сейчас, в настоящее время, мой месячный заработок стоит порядка, наверное, 15 см квадратных.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Скажите, пожалуйста, вот вы могли бы что-то предложить, чтобы с этим кошмаром справиться? Действительно, цены растут безумно.

НИНА: Да просто надо, как вам сказать, элементарно, чтобы людям правду говорить и надо раскрывать все это.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, подождите, раскрывать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Что именно?

П. МЕДВЕДЕВ: И вы думаете, что если раскрыть, то цены упадут?

НИНА: А что именно? Действительно, вот есть такая вещь, как свобода слова, средства информации…

П. МЕДВЕДЕВ: Ну вот на радио, с помощью которого мы разговариваем, свободы слова очень много, и цены не падают.

НИНА: Подождите. Это радио влияет столько же, сколько вот мой заработок на покупку жилья…

П. МЕДВЕДЕВ: Так, минуточку. Но что бы могло повлиять?

НИНА: Я и говорю, что вот чтобы не врали, допустим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А в чем вам врут по поводу, например, жилья?

НИНА: А по поводу жилья выступают и говорят…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто? Кто выступает?

НИНА: Вот правительственный чиновник Санкт-Петербурга…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Конкретно. Конкретно фамилию можете назвать?

НИНА: Конкретно сейчас не могу сказать.

П. МЕДВЕДЕВ: А что, в чем ложь-то?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Что, он говорит, что у нас метр жилья квадратный стоит 5 рублей? Говорил?

НИНА: Нет, нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не говорил.

НИНА: Нет, не это. Говорится о том, что вот от строителей выступает и говорит, что у нас было бы дешевле жилье, если бы городу мы не сделали, не продавали бы по такому-то количеству долларов. Сейчас просто я не готова вести разговор, чтобы не врать. Но я так вот прикидывала: хорошо, жилье он покупает за какое-то количество долларов. В принципе, там 500 долларов, что ли, еще хвастались. Вот. Но там 12-этажный дом-то строится.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я чего-то ничего не понимаю из того, что говорит Нина. Вот, понимаете, живу, в общем, в той же стране. Не понимаю, о чем вы. То есть государственные чиновники имеют возможность покупать квартиры по другим ценам, так?

НИНА: Нет, нет, нет. Строители выступают. Вот городские чиновники, заведующие строительством, хвастаются, говорят, что они продали строительным компаниям землю по такому-то количеству долларов…

П. МЕДВЕДЕВ: А на самом деле продали дороже, что ли?

НИНА: Я не могу сказать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так, понятно. К сожалению… Вы знаете, это, по-моему, немножко ерунда. Я убедительно прошу, если уж предъявляете обвинения, то будьте любезны их аргументировать. Вот у нас на линии, например, Аэлита из Уфы: «Купили квартиру в ипотеку по молодежке». Аэлита, вы с нами?

АЭЛИТА: Да, с вами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте.

АЭЛИТА: Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Так, вы – молодая семья, да?

АЭЛИТА: Да, мы – молодая семья.

П. МЕДВЕДЕВ: У вас дети уже есть?

АЭЛИТА: Да, есть один – полтора года.

П. МЕДВЕДЕВ: Ребенок, полтора года. Мальчик, девочка?

АЭЛИТА: Мальчик.

П. МЕДВЕДЕВ: Мальчик. Хорошо. Так, и вы льготную квартиру купили, да? У вас там, в вашем регионе, есть возможность молодой семье купить льготную квартиру?

АЭЛИТА: Есть возможность, да. Но это очень трудно. И вот…

П. МЕДВЕДЕВ: Но вы трудности преодолели, да?

АЭЛИТА: Да, преодолели. Нам помогли очень родители. А так мы бы сами, наверное, не смогли купить ее.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, а вот в чем льгота состоит при покупке квартиры?

АЭЛИТА: Ну там стоимость квадрата ниже среднерыночных или ставка процентная.

П. МЕДВЕДЕВ: Во сколько? На сколько, во сколько?

АЭЛИТА: Так. Ну где-то процентов на 25 – 30, по-моему.

П. МЕДВЕДЕВ: А дали вам кредит местные власти?

АЭЛИТА: В смысле какой кредит? На квартиру?

П. МЕДВЕДЕВ: Да.

АЭЛИТА: Ну да, дали. Мы уже как бы являемся собственниками почти.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет-нет, кредит… Вы не полностью за наличные купили, вы частично использовали кредит, да?

АЭЛИТА: Да. 70 процентов.

П. МЕДВЕДЕВ: Сколько для вас стоит кредит? Сколько вы должны процентов платить за этот кредит?

АЭЛИТА: 70. Процентная ставка?

П. МЕДВЕДЕВ: Да.

АЭЛИТА: 8 процентов.

П. МЕДВЕДЕВ: 8 процентов в год, и 70 процентов от стоимости квартиры вам дали в кредит?

АЭЛИТА: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы считаете, что это удачная покупка, это хорошая льгота?

АЭЛИТА: Это хорошая льгота, да. И вот у меня такое пожелание, может быть, кто-то услышит, чтобы таких льгот было больше. Потому что сейчас как бы мало очень квартир таких. Около 50, по-моему, вот я где-то читала.

П. МЕДВЕДЕВ: Да, вы правы, действительно молодой семье получить квартиру – это все равно, что выиграть в лотерею миллион. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Аэлита. Мы продолжаем разговор. У нас на линии… Алло. Здравствуйте. Алексей из Москвы, который считает, что жизнь в последнее время ухудшилась, особенно в провинции. Алексей, верно я вас процитировала?

АЛЕКСЕЙ: Да. Добрый день.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте.

АЛЕКСЕЙ: Здравствуйте. Только я не из Москвы. Я сейчас в Москве. Живу в Перми я… (неразборчиво)

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно.

АЛЕКСЕЙ: А сейчас по делам в Москве просто, поэтому и…

П. МЕДВЕДЕВ: Так. Ну и расскажите, как же ваша жизнь устроена там, в Перми?

АЛЕКСЕЙ: Во-первых, Пермь – это многомиллионный город, и он не показателен. Почему? Потому что миллионные города более или менее, так сказать, адаптированы к промышленному хаосу, который создали.

П. МЕДВЕДЕВ: То есть личная ваша жизнь материальная улучшилась?

АЛЕКСЕЙ: Ну да, я про себя не говорю. Вы поймите, основная Россия живет в маленьких городках, в районных городках, где практически вот эти вот программы, о которых сегодня говорят, не доходят…

П. МЕДВЕДЕВ: А до вас-то какие программы дошли?

АЛЕКСЕЙ: Ну, вы знаете, если говорить о проекте «молодая семья», вот посчитайте по процентам. Вот люди…

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, лично до вас какая? Вы молодая семья или нет?

АЛЕКСЕЙ: Нет. Я – юрист, и в состоянии, так сказать, в общем-то, как-то материальное положение свое обеспечить…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну доказать можете?

АЛЕКСЕЙ: Ну да. Посмотрите проценты, которые выплачивают по тем кредитам, которые они выдают. Квартира получается в два раза дороже.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну да. Но вы же…

АЛЕКСЕЙ: Но потом… Подождите. Посмотрите, какое количество банков у нас. Такого нет ни в одной стране в мире.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну нет, нет. Минуточку.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И что?

П. МЕДВЕДЕВ: В Соединенных Штатах в разы больше банков.

АЛЕКСЕЙ: Ничего подобного. Ничего подобного.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну сколько? Назовите вашу цифру, Алексей.

АЛЕКСЕЙ: В Москве банков в два раза больше, чем в Америке.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну нет, ну, Алексей, это несерьезно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, вы знаете, цифр нет, к сожалению, Алексей, разговор на уровне «В России медведи по улицам ходят». Так, у нас на линии Яков, который написал мне следующее: «Недоволен. Отстаньте от Нины». Ну, некоторое, простите, хамство я опускаю и прощаю, Яков. Пару слов о себе возможно?

ЯКОВ: Да, конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Прошу. Ну давайте, рассказывайте.

ЯКОВ: 33 года, художник-реставратор.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Чем недовольны?

ЯКОВ: Ну, в общем, на работе я до сих пор.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А-а-а.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы увлечены работой, или вам заставляют так много работать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете, я прошу прощения, Павел Алексеевич, художник-реставратор – это очень тяжелая работа, очень вредная. И если человек сидит до сих пор на работе, видимо, мало платят.

ЯКОВ: Мастерская моя, и плачу я себе сам.

П. МЕДВЕДЕВ: И чем же вы недовольны тогда?

ЯКОВ: Ну, вот, как 5 лет назад получалась 1200 долларов, так и сейчас, 5 лет спустя так и получается.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А доллар-то подешевел…

П. МЕДВЕДЕВ: И чем же это объяснить? Не удается расширить фронт работ? В чем проблема?

ЯКОВ: Да. Не удается расшириться.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет спроса на ваши работы?

ЯКОВ: Нет-нет. Спрос-то как раз огромный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сил-то больше не становится…

ЯКОВ: Нет, даже не в этом дело…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, хорошо, кто вас обидел?

ЯКОВ: Мастерской нет фактически нормальной.

П. МЕДВЕДЕВ: Почему?

ЯКОВ: Аренда, извините, пожарники…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Санинспекция и прочее, и прочее…

ЯКОВ: Да-да-да.

П.МЕДВЕДЕВ: Это все очень дорого, да?

ЯКОВ: Это все подвалы, окраины…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мало того, что дорого, Павел Алексеевич, они еще все какие-то беспредельщики.

ЯКОВ: Вот только и всего.

П. МЕДВЕДЕВ: В этом причина. Вы намекаете на коррупцию этих людей, да?

ЯКОВ: Да коррупция не этих людей, просто отсутствие какой-то организации вообще.

П. МЕДВЕДЕВ: Кто же должен вашу жизнь организовать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чем недоволен – мало денег. Я правильно поняла?

ЯКОВ: Нет, возможностью работать прежде всего по-человечески…

П. МЕДВЕДЕВ: Подождите, кто же вам не дает работать?

ЯКОВ: Ну, я не могу снять официально мастерскую. Хорошую. Светлую, чистую.

П. МЕДВЕДЕВ: Потому что это очень дорого?

ЯКОВ: Потому что не могу. Дело не в том даже, что очень дорого. Просто государство не заинтересовано в работе другой частной мастерской.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Каким образом оно должно быть заинтересовано в работе частных мастерских?

ЯКОВ: Хотя бы облегчить мне получение лицензии. Хотя бы в этом дело. Хотя бы оформить мне возможность, чтобы я мог к ней подойти. Я со своими документами, своими университетами все равно сижу в подвале.

П. МЕДВЕДЕВ: Из-за того, что вам не дали лицензии?

ЯКОВ: Не из-за того, что не дали, потому что схема получения, допустим… так называемых категорий реставрационных она абсолютно непрозрачна.. И где я ее сейчас могу получить, неизвестно вот просто вообще.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Спасибо. То есть, все плохие. Продолжаем разговор. У нас на линии Ольга, психолог, 27 лет, работает не по профессии, город Ростов-на-Дону. Ольга, здравствуйте. Чем недовольны вы?

ОЛЬГА: Здравствуйте. Насчет недовольна, даже не могу вам сказать. За последние пять лет действительно улучшилось материальное состояние.

П. МЕДВЕДЕВ: А кем вы работаете?

ОЛЬГА: Я работаю в службе безопасности в «Донском табаке». Знаете такую фирму? Совершенно не по профессии…

П. МЕДВЕДЕВ: Ну как… У вас такая замечательная профессия, что на каждом шагу используете…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Оцениваете каждого потенциального посетителя с точки зрения безопасности и психологии.

ОЛЬГА: Практически, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И это называется «не по профессии»?

ОЛЬГА: Нет, это не по профессии.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. И за пять лет ваша зарплата увеличилась?

ОЛЬГА: Немножко.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, а вы пользуетесь услугами банков?.

ОЛЬГА: Да, постоянно. Не получается без них никак.

П. МЕДВЕДЕВ: А какие услуги вам банки оказывают?

ОЛЬГА: Последняя услуга – мы купили квартиру. Но мы часть добавляли. Мы взяли порядка 120 тысяч в кредит. Я вам скажу, это благодаря тому, что зарплата, хоть и маленькая, но она официальная. Если бы это были левые фирмы, мне бы кредит не дали.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, когда вам выдавали кредит, вас спросили – согласны вы информацию об этом кредите передать в бюро кредитных историй?

ОЛЬГА: Нет, не спрашивали.

П. МЕДВЕДЕВ: А когда вы брали кредит?

ОЛЬГА: В марте прошлого года.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы не заметили, а вас спросили.

ОЛЬГА: Да?

П. МЕДВЕДЕВ: Да. И в бюро кредитных историй теперь известно, что вы взяли кредит. Вас это не беспокоит? Вы понимаете, что такое бюро кредитных историй?

ОЛЬГА: Вообще-то нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Это такое учреждение, которое собирает информацию о выданных кредитах, о том, как кредит обслуживается. Очень советую вас вовремя платить проценты.

ОЛЬГА: Я вообще добросовестный плательщик.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы молодцы, вы зарабатываете себе хорошую кредитную историю. Когда вы выкупите свою квартиру и решите купить дворец, любой банк с удовольствием вам даст кредит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Екатерина, музыкант, стала жить хуже, о чем сейчас нам расскажет.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Екатерина.

ЕКАТЕРИНА: Здравствуйте. Я живу в Москве. Что значит, я стала жить хуже? Я работаю в театре, в муниципальном, государственном театре и получаю нормальную государственную зарплату, которую повышают, когда правительство повышает на 10 процентов, вместе со всеми государственными служащими. Ваш вопрос об инфляции очень, конечно, актуален. Потому что те цифры, которые озвучиваются, те 7-9 процентов, очевидно считается, что если продукты первой необходимости подорожали на 20 процентов, а «Мерседес-Бенц» последней модели…

П. МЕДВЕДЕВ: Это вы сегодня по Эху Москвы услышали такой способ вычисления:

ЕКАТЕРИНА: Нет, это я , к сожалению, сегодня не могла услышать, я ехала из загорода…Ну, это в общем, на поверхности лежит, правда?

П. МЕДВЕДЕВ: Что лежит на поверхности, наши знания лежат на поверхности или ваша догадка?

ЕКАТЕРИНА: То, что эти высчитанные проценты инфляции, они настолько обобщены, оторваны от…

П. МЕДВЕДЕВ: Откуда вы знаете?

ЕКАТЕРИНА: Потому что я даже пробовала посчитать. Элементарно посчитать.

П. МЕДВЕДЕВ: Каким образом?

ЕКАТЕРИНА: Процентные соотношения. Например, какой раньше процент зарплаты уходил на еду, какой процент уходит сейчас.

П. МЕДВЕДЕВ: Раньше – это когда?

ЕКАТЕРИНА: Десять лет назад, пять лет назад, два года назад.

П, МЕДВЕДЕВ: Это очень сложно сделать… И какое ваше впечатление? В 2006 году цены насколько поднялись? На сколько процентов?

ЕКАТЕРИНА: Если еще взять такой больной вопрос, как подорожание коммунальных тарифов, то я думаю, что если считать из того комплекса продуктов и услуг, которыми пользуются обычный человек, который не покупает каждый день сотовый телефон или «Мерседес», бриллианты и так далее, я думаю, что минимум процентов 15. Вот так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам. Мы продолжаем разговор, и у нас на линии Анатолий, зам.директора риэлтерской компании. Здравствуйте.

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте, Анатолий. И чем вы занимаетесь в вашей компании?

АНАТОЛИЙ: Любые операции с недвижимостью, оказание услуг населению.

П. МЕДЕВЕДЕВ: Понятно. И вас беспокоит то, что цены на жилье очень сильно выросли? Это мешает вашей работе?

АНАТОЛИЙ: Да, конечно. Дело в том, что никак не уходят вниз ставки по ипотечным кредитам.

П. МЕДВЕДЕВ: По-видимому, ставки по ипотечным кредитам не так важны, когда вдвое в год…

АНАТОЛИЙ: А это все, видимо, взаимоувязано. Вот чисто практическое наблюдение. Где-то с конца ноября, может быть, даже с начала ноября резко уменьшился поток клиентов с ипотечными кредитами.

П. МЕДВЕДЕВ: А как вы думаете, почему?

АНАТОЛИЙ: Просто люди уже не состоянии даже с помощью ипотечного кредита… Они в такую кабалу попадают, что…

П. МЕДВЕДЕВ: Отчего? От того, что процент по кредиту большой? Или от того, что квадратный метр дорого стоит?

АНАТОЛИЙ: И процент по кредиту никак не уходит на обещанные те же 6-8 процентов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: За 10 лет вы выплачиваете еще полторы квартиры, так получается?

АНАТОЛИЙ: Да, да.

П. МЕДВЕДЕВ: Минуточку, вы покупаете за эти деньги десять лет жизни! Это хорошая покупка.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В тех же Соединенных штатах покупают 10 лет жизни за 6 процентов…

АНАТОЛИЙ: …и в течение 30 лет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот именно.

П. МЕДВЕДЕВ: Минуточку. В Соединенных штатах другая инфляция. Вы должны вычесть из процента инфляцию. Я думаю, что меньше приходит людей потому, что они не могут осилить ни с заемными средствами, ни со своими такую высокую цену квадратного метра. А вы мечтаете о том, чтобы квартиры подешевели?

АНАТОЛИЙ: Да, потому что это увеличит объем наших работ.

П. МЕДВЕДЕВ: Не боитесь, что если квартиры начнут дешеветь, то те люди, которые вложили в них деньги и не собираются в них жить, они будут их сбрасывать, и рынок обвалится?

АНАТОЛИЙ: Нет, массово не будет, потому что квадратный метр в Москве вряд ли пойдет вниз.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Мы продолжаем разговор. У нас на линии Игорь, ведущий специалист кредитного отдела.

ИГОРЬ: Практически начальник кредитного отдела.

П. МЕДВЕДЕВ: Это вы в банке работаете?

ИГОРЬ: Да, я работаю в банке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот и расскажите нам все тайны…

ИГОРЬ: Я думаю, что все тайны я вам не расскажу, потому что я работаю с юридическими лицами. А в принципе, готов ответить на ваши вопросы.

П. МЕДВЕДЕВ: У юридических лиц тайн еще больше, чем у физических, я думаю. Скажите, пожалуйста, вы понимаете, отчего в последнее время происходили скандалы с банками, у которых отбирали лицензии, о которых Френкель писал?

ИГОРЬ: Сложный вопрос. На самом деле, тогда надо спрашивать у Френкеля.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, вы представляете? Вы знаете, что в последнее время десятки банков потеряли лицензии?

ИГОРЬ: Да, я себе представляю.

П. МЕДВЕДЕВ: И отчего же они теряют лицензии?

ИГОРЬ: Наверное, на этот вопрос я вам не отвечу. Здесь надо быть профессионалом именно в этой области.

П. МЕДВЕДЕВ: Игорь, этот ваш ответ просто меня вдохновляет. Вы очень ответственный человек. Спасибо. Скажите, пожалуйста, а чем вы занимаетесь в банке? Вот с юридическими лицами вы работаете, что вы с ними делаете?

ИГОРЬ: Ну, естественно, юридические лица, так же как и физические, приходят и просят кредит.

П. МЕДВЕДЕВ: И ваша специальность – оценка заемщика?

ИГОРЬ: Практически мы оценивает возможность этих юридических лиц вернуть кредит.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы выдаете кредит, как правило, для чего? Ваши клиенты пытаются расширить производство, хотят взять оборотные средства у вас взаймы? Что они хотят от банка?

ИГОРЬ: Пятьдесят на пятьдесят. И на оборотные средства берут, и на покупку основных средств. Практически, растет бизнес. Это заметно.

П. МЕДВЕДЕВ: То есть, вы тоже оптимист.

ИГОРЬ: Наверное, да.

П. МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Игорь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Продолжаем разговор. И у нас на линии Ришат из Казани, региональный представитель западной компании. Ришат, здравствуйте.

РИШАТ: Добрый вечер.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, Ришат, вы представитель какой компании? Чем она занимается?

РИШАТ: Компания занимается производством оборудования для пищевых производств.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Эта иностранная компания пришла в Россию со своими капиталами, так я понимаю?

РИШАТ: Компания сама шведская, у компании есть заводы в Европе. В частности, завод в Москве, в Королеве.

П. МЕДВЕДЕВ: Этот завод был построен компанией или куплен?

РИШАТ: Куплен. Заводу порядка 35 лет. Порядка 10-15, вот в этот промежуток компания выкупила завод.

П. МЕДВЕДЕВ: Компания переоборудовала завод или работает на старом оборудовании?

РИШАТ: Компания переоборудовала завод, компания оставила тот же профиль завода. Более того, до сих пор в компании работают сотрудники, у которых стаж 25 лет.

П. МЕДВЕДЕВ: Эти люди в связи с приходом иностранной компании получают зарплату, заметно большую, чем раньше?

РИШАТ: Существенно больше – это раз. А во-вторых, стабильно. И более того, она растет по итогам каждого года.

П. МЕДВЕДЕВ: Зарплата растет каждый год. А рост зарплаты обгоняет инфляцию или нет?

РИШАТ: Рост зарплаты, знаете, процентов на 15 – 20 примерно обгоняет инфляцию.

П. МЕДВЕДЕВ: А, ну замечательно. Спасибо большое. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое. Я напомню, что это программа «Контрудар». Вопросы сегодня задает вам Павел Алексеевич Медведев. Напомню, что Павел Алексеевич – первый заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам. И если вы готовы отвечать на вопросы Павла Медведева, пожалуйста, присылайте свои координаты. Номер для sms-сообщений такой: +7(985)970-4545. И сейчас я дозваниваюсь аккурат одному из недовольных. Вот попробуем узнать, что мешает Денису, бывшему врачу, который приобрести квартиру не может, причем речь идет о городе Оренбург. Еще раз напомню наш номер: +7(985)970-4545. Но, к сожалению… Нет, вроде бы, что-то звякнуло. Алло? Нет, к сожалению, не все сразу, извините, пожалуйста. Алло. Здравствуйте.

ДЕНИС: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Денис, это «Эхо Москвы». Вот у нас на линии Павел Медведев. Расскажите, почему вы не можете приобрести квартиру.

ДЕНИС: Ну, цены на квартиру обгоняют мои возможности финансовые, чтобы ее приобрести.

П. МЕДВЕДЕВ: А кем вы работаете?

ДЕНИС: Сейчас я…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто вы, простите?

ДЕНИС: В бизнесе… Алкогольный бизнес. Управляющий компанией.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы производите алкоголь или продаете?

ДЕНИС: Продаем.

П. МЕДВЕДЕВ: Продаете. Так, и какого порядка ваша зарплата?

ДЕНИС: Сейчас порядка от 20 до 25 тысяч.

П. МЕДВЕДЕВ: А сколько квадратный метр такого простого, не элитного, жилья в вашем городе стоит?

ДЕНИС: Сейчас, на данный момент, где-то порядка 30 – 32 тысяч за квадратный метр.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. А вы пытались взять ипотечный кредит в банке?

ДЕНИС: Да, но нужно же первоначальный взнос от 10 до 30 процентов внести.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы не можете найти эти деньги, да?

ДЕНИС: Да. Я не могу, потому что, например, год назад стоимость квадратного метра была порядка 18 тысяч.

П. МЕДВЕДЕВ: И у вас тоже очень быстро растет.

ДЕНИС: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Скажите, пожалуйста, а у вас есть семья, дети?

ДЕНИС: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: То есть довольно большие расходы на семью?

ДЕНИС: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: А скажите, пожалуйста, а вот вы могли бы что-то предложить для того, чтобы цены хотя бы перестали расти?

ДЕНИС: Но вот здесь вот сложность в том, что, если честно, я не представляю, почему именно так быстро вообще растут цены. Как бы инфляция официально порядка 12 процентов, хотя мне кажется, что она намного выше – порядка 20, наверное, процентов, так вот в реальной жизни получается.

П. МЕДВЕДЕВ: Но цены на жилье растут заметно быстрее.

ДЕНИС: Да.

П. МЕДВЕДЕВ: Но вот есть такая неприятная проблема: часть жилья покупают люди не для того, чтобы жить, а для того, чтобы вложить деньги. Если жилье быстро растет, то это хорошее вложение. Как с этим бороться?

ДЕНИС: Да я думаю, что с этим, наверное, никак не поборешься.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, вот Дмитрий Медведев предложил ввести большой налог на те квадратные метры, которые превосходят некоторый минимум. Ну там, скажем, сейчас по закону считается нормой 18 квадратных метров на человека. Ну, скажем, вот 36 обкладывать очень маленьким налогом, а 37-й метр – высоким. Как вы к этому предложению относитесь?

ДЕНИС: Ну, в принципе, даже, наверное, затрудняюсь, потому что все-таки 18 – это достаточно мало, наверное. А если это…

П. МЕДВЕДЕВ: А я предлагаю двойной – 36… А вот 37-й…

ДЕНИС: Нормально. Я считаю, что это нормально.

П. МЕДВЕДЕВ: А вот приведет это к тому, что люди перестанут покупать квартиры не для жизни, а для накопления денег?

ДЕНИС: Я думаю, что, наверное, нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Думаете, что нет? То есть дело безнадежное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Денис. Мы продолжаем разговор. И наш собеседник – Алексей, водитель 32 лет, недоволен. Здравствуйте, Алексей. Похоже, вы из Москвы, да?

АЛЕКСЕЙ: Ну нет, Подмосковье. Город Клин. Ну я вот слушаю передачу… Я не могу говорить, да, сейчас?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да можете, пожалуйста.

АЛЕКСЕЙ: Ну слушаю просто. Довольные звонят москвичи. А Подмосковье и другие области, они просто молчат.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы далеко от Москвы живете?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Клин.

АЛЕКСЕЙ: Клин.

П. МЕДВЕДЕВ: Клин? Понятно.

АЛЕКСЕЙ: Я работаю на мясокомбинате.

П. МЕДВЕДЕВ: В Клину же и работаете, да?

АЛЕКСЕЙ: Ну да, вот сейчас еду в Москву, везу колбасу.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. И это ваша регулярная работа – вы из Клина в Москву…

АЛЕКСЕЙ: Регулярная работа, да, уже 11 лет.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вкусную колбасу-то везете или так себе?

АЛЕКСЕЙ: А как же? Клинскую колбасу, по-моему, все знают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну ладно. Тогда ладно.

П. МЕДВЕДЕВ: Так. И чем же вы недовольны?

АЛЕКСЕЙ: Ну за последние 5 лет, вот спрашивали, да?

П. МЕДВЕДЕВ: Да.

АЛЕКСЕЙ: Честно говоря, в последние 4 года зарплата тормознулась вот у нас, никак – не больше, не меньше.

П. МЕДВЕДЕВ: А как вам начальство объясняет, почему не увеличивается зарплата?

АЛЕКСЕЙ: Ну у нас делят завод…

П. МЕДВЕДЕВ: Ах, делят завод…

АЛЕКСЕЙ: Я уже не знаю, кому он принадлежит. Раньше был собственный, ну как, Клинский мясокомбинат – ЗАО. Сейчас он принадлежит уже Газпрому, там еще кому-то, я уже не знаю. В общем, нас отделили, то есть водителей отделили от завода. Теперь у нас собственная транспортная компания, которая не может нам никак повысить зарплату, потому что она еще как бы развивается. Хотя это бредни все.

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Но люди не уходят, вот ваши товарищи-водители не уходят с работы?

АЛЕКСЕЙ: Ну проблема в том, что куда идти?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Работы-то нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Другой работы нет, да?

АЛЕКСЕЙ: Нет. Ну а куда идти? Мы привыкли, коллектив один…

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно.

АЛЕКСЕЙ: Повышается ЖКХ там, да, говорят? На самом деле Клин уже давно приравнялся к Москве, наверное. Вот за квартиру двухкомнатную оплачиваю… Я там не прописан, потому что я прописался специально в другом месте, чтобы… двое детей у нас и жена там прописаны, чтобы они платили хотя бы меньше немного. То есть у нас за двухкомнатную квартиру где-то в районе 2300 оплачиваем мы в месяц. Два малыша причем там вообще. То есть я не знаю, родился вот один ребенок – больше стало, родился второй – еще больше. Ну за что платить, я не понимаю?

П. МЕДВЕДЕВ: Понятно, да. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Ну что, у нас с вами остается совсем немного времени для того, чтобы подвести итоги. Вот. И подводить итоги будете вы, Павел Алексеевич.

П. МЕДВЕДЕВ: Ну итоги умеренно оптимистические. Подавляющее большинство людей, которые звонили, довольны жизнью, и более или менее аргументированно объясняют, чем они довольны. Но вот есть несколько человек, которым, конечно, помочь мы не можем. Очень печально, что…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А как вы можете помочь, Павел Алексеевич?

П. МЕДВЕДЕВ: Да никак. В краткосрочной перспективе, безусловно, никак. А в долгосрочной — я надеюсь, что те законы…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну как? В долгосрочной очень просто – 6 процентов на 30 лет.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, я даже и 6 процентов на 30 лет не могу обеспечить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот смотрите, я вижу сообщение от Александра из Петербурга, который пишет, что знает, как понизить цены на жилье. Александр, здравствуйте. Ну-ка, давайте.

П. МЕДВЕДЕВ: Да, вот, Александр, ответьте на этот вопрос.

АЛЕКСАНДР: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

АЛЕКСАНДР: Звоню из Санкт-Петербурга.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Все это мы знаем. Давайте, как понизить цены на жилье.

АЛЕКСАНДР: Понизить таможенные пошлины на ввозимые в Россию цемент, всевозможные элементы для строительства домов.

П. МЕДВЕДЕВ: Нет, Александр, я боюсь, что это очень наивное предложение.

АЛЕКСАНДР: Нет.

П. МЕДВЕДЕВ: Цены растут не потому, что себестоимость растет…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Земля еще дорогая.

П. МЕДВЕДЕВ: А потому что спрос очень высок.

АЛЕКСАНДР: Еще раз. Я знаком с этим делом, я знаком с экономикой. Я знаю, что на сегодняшний день от 10 до 15 процентов плюс на все это 18.

П. МЕДВЕДЕВ: 18 процентов…

АЛЕКСАНДР: Да, на таможенный сбор.

П. МЕДВЕДЕВ: 18 процентов таможенный сбор, а цены за год выросли вдвое.

АЛЕКСАНДР: Секундочку. Ну вы понимаете, что мы защищаем отечественного производителя. И отечественный производитель показывает свое лицо. Тот, которого мы защищаем. Обратите внимание, вот вы же сами сказали, что элементы такие, как телевизоры, техника сложная бытовая и так далее… Там, где он вынужден конкурировать, наш отечественный производитель, вынужден конкурировать с импортной продукцией, там он не может поднять цену, у него крыша.

П. МЕДВЕДЕВ: Александр, если нефть стоит 50 – 60 долларов за баррель, то появляется много богатых людей в Тюмени, которые не знают, куда вложить деньги. Они вкладывают их в московские, петербуржские квартиры.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Ну что ж, Павел Алексеевич, я вынуждена с Александром проститься. Вам не устроила его версия. Так как будете помогать?

П. МЕДВЕДЕВ: Ну я работаю, что называется, на своей работе. Придумываю и провожу законы, которые сделают более или менее нормальную банковскую систему пока. И принципиально эта банковская система может помочь купить квартиру. Вот теперь осталось решить налоговую проблему. Но я думаю, что Дмитрий Медведев в конце концов добьется того, чтобы налоги сделали невозможным вложение денег в квартиру не для жилья.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что ж, вашими устами бы да мед пить. Надеюсь, что мы доживем до этого светлого периода. Напомню, что в нашей студии Павел Медведев, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Это была программа «Контрудар». Спасибо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире