'Вопросы к интервью
Н. БОЛТЯНСКАЯ: 23 часа и 9 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Итак, вопросы вам сегодня задает президент Национальной алкогольной ассоциации Павел Шапкин. Павел, напомню, что вам сегодня работать за меня. Итак, если вы, уважаемые слушатели, готовы отвечать на эти вопросы, номер пейджера, на который вы присылаете свои координаты, 725-66-33, или sms-сообщения +7(985)970-4545. У нас на линии город Санкт-Петербург, Олег, 41 год. Как я понимаю, ЧОП – это частное охранное предприятие, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Прошу, Павел.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Олег. Скажите, пожалуйста, вы употребляете алкогольные напитки время от времени или, так сказать, более или менее постоянно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Время от времени, но в последнее время давно такого не было.

П. ШАПКИН: Вот скажите, вы заметили алкогольный кризис, который был в этом году, о котором так много разговаривали?

СЛУШАТЕЛЬ: Я лично — нет.

П. ШАПКИН: Нет, да? А довольны вы ассортиментом в магазинах, ассортиментом продукции?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да. И ассортиментом, и… Ну я не пью дешевую водку. Где-то от 200 рублей начинаю.

П. ШАПКИН: Ну хорошо. А какие вы напитки предпочитаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну водку.

П. ШАПКИН: Водку, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Коньяк потому что хороший не купить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Дорого?

СЛУШАТЕЛЬ: Что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Дорого?

СЛУШАТЕЛЬ: Хороший – да, дорого. А то, что продают, то в основном низкого качества.

П. ШАПКИН: А, скажем, вина вы не пьете, нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, белое крепленое люблю.

П. ШАПКИН: А почему крепленое?

СЛУШАТЕЛЬ: Не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сладкое потому что, Павел.

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, не в том дело. Просто как-то крепленое холодное вино – очень даже хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Олег. Мы продолжаем программу «Контрудар». Если вы готовы отвечать на вопросы нашего гостя, наш гость сегодня – президент Национальной алкогольной ассоциации Павел Шапкин, присылайте свои координаты на пейджер 725-66-33 или +7(985)970-4545. У нас на линии Дмитрий из Москвы, который очень хочет поговорить с вами, Павел. Дмитрий, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте пару слов о себе.

СЛУШАТЕЛЬ: Психолог. 42 года.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ага, понятно.

П. ШАПКИН: Отлично. Дмитрий, скажите, почему люди пьют?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: О-о-о.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, три века как Россию споили крепкими напитками.

П. ШАПКИН: То есть ее просто споили, Россию, поэтому люди пьют.

СЛУШАТЕЛЬ: Наживались на продаже спиртного.

П. ШАПКИН: То есть вы считаете, что это выгодно производителям алкогольной продукции, поэтому они специально подсаживают население на такую как бы иглу фактически и затем, так сказать, наживаются на том, что население покупает их продукцию, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Это не столько производители, сколько была монополия государства. И подсажены уже давно: сейчас каждый второй, каждый третий примерно наследственный алкоголик, не обязательно, он может не пить.

П. ШАПКИН: То есть вы считаете, что это государству было выгодно прежде всего?

СЛУШАТЕЛЬ: Но это была огромная статья доходов.

П. ШАПКИН: А сейчас? У нас достаточно большие поступления от экспорта нефти, газа и так далее. И, собственно, вот эти вот поступления не столь важны для бюджета.

СЛУШАТЕЛЬ: Но тем не менее сейчас, если не начать, наоборот, тратить деньги на профилактику наследственного алкоголизма, а по-прежнему в бюджете рассчитывать на доход от этой статьи, то ничего не изменится.

П. ШАПКИН: То есть вы считаете, что алкоголизм передается по наследственности?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, он передается по наследственности через поколение более сильное и как стереотип воспитания в семье, то есть не обязательно это может быть наследственное, это, может быть, ребенок как бы всасывает в себя все привычки бытовые родителей…

П. ШАПКИН: Скажите, любой человек, у которого родители пьют, может стать алкоголиком, по вашему мнению?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, конечно. Ну вы же прекрасно знаете.

П. ШАПКИН: А от чего это зависит?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, очень много… Большой как бы разброс. Это воспитательная стратегия, то есть, скажем так, ребенок может быть какого-то совсем неожиданного… допустим, педант. То есть он может быть вообще запуган любыми темами, которые как-то касаются…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть всякие могут быть факторы, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. То есть, может быть, вот он… Есть люди категорически непьющие, тот есть они боятся всего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Спасибо вам большое, Дмитрий. Я напомню, что наш пейджер 725-66-33, sms-сообщения для номера +7(985)970-4545. И обычно сильный пол считается пьющим полом, слабый пол считается страдающим полом. Я думаю, что обязательно надо дать слово в нашей программе представительницам слабого пола. У нас на линии Татьяна из Москвы, которая сказала, что хочет ответить на наши вопросы. А я напомню, что вопросы сегодня задает президент Национальной алкогольной ассоциации Павел Шапкин. Это программа «Контрудар». Татьяна, здравствуйте. Вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Татьяна. Вы встречали мужчин, которые вообще не пьют?

СЛУШАТЕЛЬ: В своей жизни – нет.

П. ШАПКИН: Вообще ни одного, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, нет. Я просто не помню таких людей, которые бы со мной не выпивали.

П. ШАПКИН: А, то есть сами выпиваете…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А помните, Павел, у Булгакова было…

СЛУШАТЕЛЬ: Я не выпиваю прямо так сама, чтобы все время, но когда в компании, то я не помню такого человека, который бы отказался выпить.

П. ШАПКИН: Хорошо. Почему люди пьют, по-вашему?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну в какой-то степени расслабляет. Вот у меня тут недавно случился очень горький повод, так я горе свое заливаю.

П. ШАПКИН: А скажите, алкоголь, он большое, важное место в жизни людей занимает? Можно ли, скажем, от него просто отказаться?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну от него можно отказаться. Но, насколько я знаю, он присутствует в каких-то лекарственных средствах. В этих средствах, наверное, нельзя отказаться от него. А вообще не употреблять его, я думаю, что вполне возможно. Это здоровее человек будет, я думаю.

П. ШАПКИН: Ну хорошо. Скажите, алкоголь – это зло? Или это, так сказать, небольшое зло?

СЛУШАТЕЛЬ: Я вообще против таких категоричных заявлений. Я считаю, что везде есть и зло, и добро тоже. Я думаю, что в какой-то степени алкоголь – добро, в какой-то – зло.

П. ШАПКИН: А в какой степени добро?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот я опять же говорю, что он присутствует в некоторых лекарствах. Наверное, он необходим для чего-то, чтобы…

П. ШАПКИН: Ну как растворитель, этиловый спирт, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Как растворитель, да, или еще там для чего-то. Наверное, хорошо. Я опять же говорю, я борюсь с тяжелым стрессом. И мне он частично помогает. Хотя, конечно, я тут уже начинаю бояться, как бы я не стала алкоголиком.

П. ШАПКИН: Да вы что? Неужели у вас такие опасения уже возникают?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну если у человека вообще… Слышала, в какой-то передаче говорили, что если у вас есть уже желание выпить, то вы уже, наверное, алкоголик.

П. ШАПКИН: Ну, судя по вашего голосу…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У вас все в порядке.

П. ШАПКИН: Все в порядке, да. То есть достаточно, наверное, лояльное отношение. Вы можете выпить, можете не пить. Это, наверное, от вашего желания зависит.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А это называется факультативный алкоголик.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я просто смотрела какую-то передачу медицинскую, и там говорили, что вам нужно задуматься, если вы пытаетесь бороться со своим стрессом при помощи алкоголя, вам нужно задуматься, может быть, стоит остановиться.

П. ШАПКИН: Вы знаете, по телевизору много чего говорят. Хотя, конечно, думать об этом надо, я согласен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Татьяна. Я еще раз напомню, что вопросы сегодня в программе «Контрудар» задает Павел Шапкин, президент Национальной алкогольной ассоциации. Наш пейджер 725-66-33 или sms-сообщения для номера +7(985)970-4545. И я смотрю на пейджер и вижу, что многие наши желающие поговорить с Павлом забывают главное – номер телефона. Вот угадать не могу. Павел, у нас на линии Пенза. Сергей сообщил о себе, что он главный бухгалтер. Сергей, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что, пьют главные бухгалтеры?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, иногда выпиваем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Прошу, Павел.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Сергей. Скажите, пожалуйста. Как вы считаете, вот принятие требований или передача полномочий администрациям региональным по тому, чтобы время продажи спиртных напитков ограничивалось, скажем, вот эти вот временные ограничения, они оправданны? Или вы, может быть, просто не заметили, что такие ограничения существуют?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, честно говоря, не заметил. Но, думаю, оправданны, да.

П. ШАПКИН: Ну я не знаю, не помню, как именно у вас. Но вот в Москве после 23 часов, и в Подмосковье, например, запрещена продажа крепких спиртных напитков. То есть, как вы считаете, люди, которые после 23 часов хотят приобрести алкогольную продукцию, они должны иметь возможность это сделать или достаточно пива, каких-то других слабых алкогольных напитков?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, я думаю, что должны иметь, потому что не обязательно человеку напиваться. То есть кто-то занят на работе, зашел просто вечером.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Павел, я вам больше скажу, что в Нью-Йорке, в штате Нью-Джерси, там в выходные вообще нельзя купить крепкие спиртные напитки, между прочим.

П. ШАПКИН: Ну я в курсе, да. Но вообще вот государство должно ли вмешиваться в отношения продавца алкогольной продукции и покупателя?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если человек совершеннолетний, я думаю, что он имеет право в любое время приобретать спиртные напитки.

П. ШАПКИН: То есть вы за либеральный подход?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

П. ШАПКИН: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам большое. Мы продолжаем программу «Контрудар». Мы задаем вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». 725-66-33 – это номер пейджера, +7(985)970-4545. Павел Шапкин, президент Национальной алкогольной ассоциации. У нас на линии город Челябинск. Николай, инженер 24 лет. Здравствуйте, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Николай. А скажите, пожалуйста, как вы считаете, нужно ли вводить государственную монополию на оборот спирта, на производство спирта, на продажу алкогольной продукции?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я думаю, что это нужно вводить, контролировать качество обязательно. Но при этом как бы нужна конкуренция здоровая у производителей, чтобы потребители не теряли в качестве, чтобы…

П. ШАПКИН: То есть государство должно контролировать только качество? Или контролировать саму продажу?

СЛУШАТЕЛЬ: Контролировать как и качество и как-то регламентировать продажу тоже.

П. ШАПКИН: Ну, это должны быть государственные продавцы, только через госмагазины, или эта продукция может продаваться в обычных магазинах, коммерческих?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я думаю, и в коммерческих, конечно, безусловно.

П. ШАПКИН: И в коммерческих тоже? То есть, в принципе, монополия не нужна, да, по вашему мнению, именно как монопольное право государства?

СЛУШАТЕЛЬ: Монопольное право государства как бы именно в финансовом плане – собирать акцизы. А как бы рыночное вот это распространение, оно должно быть как…

П. ШАПКИН: Понятно. А скажите, пожалуйста, а чего вас не устраивает в качестве продаваемой алкогольной продукции? Почему вы говорите, что вот нужно усилить контроль за качеством?

СЛУШАТЕЛЬ: Подделка водочных изделий…

П. ШАПКИН: А вы встречались с такими подделками часто?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, честно, я стараюсь как бы брать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В проверенных местах?

П. ШАПКИН: Ну, может быть, вам известны какие-то случаи?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот недавно у нас отравления были, и люди просто приобретали где-то в случайных…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Местах.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

П. ШАПКИН: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам большое. Еще раз напомню, что это программа «Контрудар». Павел Шапкин, президент Национальной алкогольной ассоциации, задает вопросы вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». Так, позвонили мы Леониду, предпринимателю, который о себе сообщил, что он из Москвы, и лет ему от роду 58. Здравствуйте, Леонид.

СЛУШАТЕЛЬ: Извините, 50. Но это неважно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну так…

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Леонид. Вы, наверное, помните прекрасную середину 80-х годов…

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: И антиалкогольную кампанию. Скажите, как вы считаете, вообще правильно, что такая кампания вообще была?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, конечно. Я против любых перегибов в этом деле.

П. ШАПКИН: А вы помните очереди в магазинах, которые тогда существовали? Водку по талонам, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я помню. Стоял перед Новым годом. Трагедия. Люди стояли, как на парад…

П. ШАПКИН: Скажите, а вы покупали в то время алкогольную продукцию, водку, например, с рук?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, с рук не покупал. Знал все эти дела – таксисты, там, квартиры были. У меня подчиненные в основном этим занимались. Я был руководителем строительной организации в Сибири.

П. ШАПКИН: А, ну, то есть подчиненные как бы носили сами.

СЛУШАТЕЛЬ: А я с ними боролся, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А как вы боролись?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну как? Сдавал в вытрезвитель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Экий вы, зверь просто.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну в рабочее время…

П. ШАПКИН: А скажите, вот, кстати, сама система вытрезвителя, ее нужно как-то реанимировать и развивать?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, но людей просто, когда валяются, надо подбирать. У нас, к сожалению, это не всегда делают.

П. ШАПКИН: Ну а куда их девать вообще? Вот подобрали…

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот, должно быть какое-то учреждение, где их приводят в порядок.

П. ШАПКИН: Ну все-таки вытрезвитель, да, получается?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, помощь какая-то, может быть, медицинское учреждение, отделение должно быть.

П. ШАПКИН: А вам самому не удалось в свое время попасть вот в такое заведение?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, вот как-то я, видимо…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Бог миловал.

СЛУШАТЕЛЬ: Употреблял… Нет, не было повода.

П. ШАПКИН: То есть умеете, да, пить и…

СЛУШАТЕЛЬ: В студенческие времена так можно и попасть, но как-то…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, Леонид.

П. ШАПКИН: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А мы продолжаем разговор в программе «Контрудар». Я должна сказать, что у нас идет реакция и в письменной форме тоже с ответами на некоторые ваши вопросы, Павел. И напоминаю нашим слушателям, что вопросы вам задает президент Национальной алкогольной ассоциации Павел Шапкин. Пейджер наш 725-66-33, и номер для sms-сообщений +7(985)970-4545. У нас на линии город Тамбов, Павел: «Дмитрий, 36 лет, не пью». Я процитировала все. Здравствуйте, Дмитрий.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Почему вы не пьете?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Безобразие какое, действительно.

СЛУШАТЕЛЬ: Почему не пью? Я, кстати, не пью довольно давно – с 20 лет, наверное, где-то.

П. ШАПКИН: А что произошло в 20 лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Переоценка ценностей, во-первых. Вот. И со временем я прихожу к тому, что правильно я делаю, что не пью. Во-первых, алкоголь – это изменение состояния сознания. Вот. И мне бы хотелось прокомментировать вот предыдущие ваши вопросы. Почему люди пьют? Конечно же, это традиция. Конечно же, это все, когда закладывается с детства, особенно в детском и юношеском возрасте происходит такая тяга к изменению состояния сознания. Даже не только тяга быть взрослым, казаться взрослым, то есть напиваться от детского алкоголизма. Вот. А тяга к изменению состояния сознания. Мне кажется, это очень важный момент в причинах алкоголизма.

П. ШАПКИН: Скажите, а вот до 20…

СЛУШАТЕЛЬ: Секундочку. И еще один момент. Это как форма… Может, помните: Эрих Фромм, «Бегство от свободы»? Может быть, и это. Я говорю, конечно, о более сложных формах выпивания.

П. ШАПКИН: А вот скажите, до 20 лет все-таки вы пробовали алкоголь?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я пробовал алкоголь.

П. ШАПКИН: Ну, то есть у вас как бы получалось спокойно выпивать, ну, как большинство людей, время от времени, так сказать, в компаниях? Или у вас это приобретали какие-то формы изменения сознания?

СЛУШАТЕЛЬ: Я понял, что вы имеете в виду. Нет, вы знаете, я достаточно стойкий был в этом плане. И чтобы меня свалить, нужно было достаточно много.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У вас столько нет, да?

П. ШАПКИН: А сколько? Сколько нужно было?

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас я не помню. Но я перепивал своих, так сказать, собутыльников.

П. ШАПКИН: А в то время часто выпивали?

СЛУШАТЕЛЬ: Часто – это понятие растяжимое. Но я считаю, что достаточно часто.

П. ШАПКИН: Ну, сколько раз в неделю…

СЛУШАТЕЛЬ: Тем более не надо забывать, что употребление 30 грамм алкоголя убивает 30 тысяч нейронов, если я не ошибаюсь. Да?

П. ШАПКИН: Ну я не знаю, кто это считал, на самом деле. В принципе, считается, что 30 грамм алкоголя – это безвредная доза (даже наркологами), и даже снимает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Хотя есть и альтернативные мнения.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, у каждого момента есть две стороны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да.

СЛУШАТЕЛЬ: Поэтому если, может быть, и расширяет сосуды, то потом происходит резкий спад. Вот. Это первое.

П. ШАПКИН: Наверное, проблема в том заключается, что на 30 граммах мало кто останавливается.

СЛУШАТЕЛЬ: Согласен, да, согласен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А можно я вам тоже задам вопрос, Дмитрий?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы агрессивно непьющий человек?

СЛУШАТЕЛЬ: Что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы активно агитируете всех своих окружающих за то, что вот алкоголь – это вред, и все, и не надо? Или вы, так скажем, можете сидеть спокойно трезвым в пьющей компании и при этом себя абсолютно комфортно чувствовать?

СЛУШАТЕЛЬ: Я даже не знаю, к сожалению или к радости, я себя чувствую достаточно спокойно и комфортно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть у вас нет желания немедленно всех сагитировать?

СЛУШАТЕЛЬ: Единственное, что меня напрягало иногда, это то, что мне пытались задавать вопросы: «Ты закодированный?» и так далее, и тому подобное. Ну, то есть: «Давай мы тебя раскодируем. Ну хоть шампанское, хоть пиво». Я считаю…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, понятно. Спасибо, Дмитрий.

П. ШАПКИН: Удачи вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу «Контрудар». Я напомню, что Павел Шапкин задает вопросы вам, уважаемые слушатели. 725-66-33 и +7(985)970-4545. У нас на линии Михаил из Москвы, 25 лет, менеджер крупного холдинга, который занимается деликатесами и икрой. Вот икра – это вкусно. Здравствуйте, Михаил.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Михаил. Какие напитки вы предпочитаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, у нас… С компанией мне очень повезло. Люди предпочитают те же напитки, что и я. И больше всего у нас любят вино.

П. ШАПКИН: Несмотря на то, что делаете икру, пьете вино, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: Ну вообще как, икра сочетается с вином нормально?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, с вином, честно говоря, не очень.

П. ШАПКИН: А какое вино? Белое? Красное? Сухое? Полусладкое?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот больше всего у нас в офисе полусухое красное.

П. ШАПКИН: Полусухое красное? А чье производство?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, в последнее время очень популярное чилийское и немецкое. Вот в последний раз мы пили, очень понравилось.

П. ШАПКИН: Чилийское и немецкое.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: А сухие вина вы как-то не очень, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну как-то не знаю. Больше в ходу полусухие, поэтому, честно говоря, даже уже как-то привыкли к нему. И на сухие не тянет, честно говоря.

П. ШАПКИН: А ассортимент вас устраивает в магазинах? Вот выбор сейчас вин?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, может быть, у нас в районе офиса не очень хороший ассортимент. А так-то, в принципе, в районе дома в магазинах достаточно нормальный ассортимент.

П. ШАПКИН: А как вы считаете… Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Но я… Извините. Я заметил кризис. То есть вот радиослушатель не заметил. Я, по-моему, четко его заметил. Потому что вот в моем магазине у дома, такой небольшой магазинчик, там буквально неделю вообще ничего не было.

П. ШАПКИН: А скажите, выбор сейчас такой же, какой был до 1 июля или все-таки хуже?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хуже, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот на это не смогу, наверное, ответить. Потому что на самом деле человек-то я мало очень пьющий. И, ну, так скажем, наверное, не очень привередливый и притязательный. Всегда выбор кто-то делает за меня. Я, наверное, сам напитки не выбираю.

П. ШАПКИН: Понятно. Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу «Контрудар». У нас на линии Нижний Новгород, Вадим, сообщил о себе, что моряк 26 лет. Здравствуйте, Вадим.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

П. ШАПКИН: Добрый день, Вадим. А скажите, вот что заставило моряка позвонить в воскресный вечер, уже достаточно позднее время, на радио?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ох, к сожалению, сорвался звонок моряка. Но я попробую еще раз его перенабрать. Жалко. Вадим, если вы меня слушаете, пожалуйста, дождитесь нашего звонка. Вот, между прочим, смотрю на сообщения, которые нам пришли на пейджер, и смысл сводится вот к чему. Что не надо запрещать. Не надо запрещать, например, продавать алкоголь ночью, а имеет смысл просто, что называется, объяснять населению, что алкоголь может нанести необратимый вред. Очень много таких сообщений. А что касается сочетания вина и икры. Вы знаете, Павел, как однажды «Эху Москвы» давала интервью знаменитая певица Глория Гейнер, которая очень похудела за последнее время. Когда я ее спросила, как — это было вне эфира, — она мне сказала: «Лучший рецепт – икра с шампанским». Любовь, здравствуйте. Это «Эхо Москвы». Любовь у нас тоже из Москвы, которая хочет услышать вопрос, как работать с населением по поводу культуры алкогольных напитков. Любовь, вы помните – да? — что в нашей программе вопросы задают вам.

П. ШАПКИН: Так как работать с населением для улучшения культуры?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

П. ШАПКИН: Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: То, что предлагается, это, конечно, великолепно. И как покупатель я должна иметь выбор, и не ограничивать меня – в 23 и так далее. То есть я 24 часа имею право купить все, что я хочу. Да? Но в то же время я согласна с тем, что как-то государство должно обязательно контролировать, если ассоциация, вот именно ваша, не может контролировать население. В каком? Это культура пития, в то же время содержание медвытрезвителей. Потому что, когда утром едешь на работу, мне жалко тех, которые не могут ограничить себя каким-то малым количеством питья. И все-таки, когда я обращаюсь в милицию, чтобы забрали, очень сложно и трудно. Поэтому если бы этот вопрос решился, то, конечно, было бы великолепно. Во-первых, и наша Москва бы выглядела соответственно. То есть какая-то должна быть форма, пусть общественная или какая-то, все-таки работы с населением о правилах питья алкогольных напитков.

П. ШАПКИН: Неужели вам так много пьяных попадается, особенно с утра?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: А во сколько вы едете с утра на работу, если не секрет?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, где-то без пятнадцати семь.

П. ШАПКИН: То есть и народ в подвыпившем состоянии достаточно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Еще не протрезвевшем, наверное, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И поэтому, конечно, я каждый день прозваниваю, милиция, наверное, спит…

П. ШАПКИН: А может быть, имеет смысл как-то ограничить спуск в метро вот таких товарищей в подвыпитом состоянии?

СЛУШАТЕЛЬ: Я езжу на машине. Я выхожу просто из подъезда, мне просто жалко людей, тогда…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И тут вы их и сдаете.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну это… Да мы с вами все это, видимо, наблюдаем, да? Государство не может сейчас содержать, в принципе. Это трудоемкая, конечно, вещь – содержать всякие вытрезвители. А вот если алкогольные какие-то корпорации возьмут на себя эту ответственность, это, может быть, улучшило бы, конечно, и отношение к алкогольным напиткам, и прочее.

П. ШАПКИН: То есть сами спаивают, сами должны и ухаживать, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Ввести такую культуру. Вот, знаете, если вы сталкиваетесь с менеджментом западным, если там памперсы выпускает завод, он и должен разработать систему утилизации памперсов. И в то же время провести психологические такие лекции…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть утилизировать пьяных.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хорошее дело.

СЛУШАТЕЛЬ: Для родителей – что пользоваться ими надо в редких случаях, а не постоянно. То есть какая-то система от нуля до утилизации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: До абсолюта. Спасибо.

П. ШАПКИН: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Всего доброго. Спасибо.

П. ШАПКИН: Всего доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. А мы продолжаем программу «Контрудар». Надо сказать, что у нас интересны сегодня как география, так и профессиональные характеристики наших звонящих. У нас на линии Нижний Новгород, Алексей 40 лет, пластический хирург. Алексей, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И я напомню, что вопросы Алексею, всем иным желающим задает сегодня президент Национально алкогольной ассоциации Павел Шапкин. Пейджер 725-66-33 и sms-сообщения для номера +7(985)970-4545. Прошу, Павел.

П. ШАПКИН: Вот, Алексей, как вы считаете, плохие напитки хуже действуют на людей, чем хорошие? И вот состояние опьянения все-таки отличается в зависимости от того, что человек пьет?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, дело в том, что все плохое плохо действует на людей, а все хорошее – хорошо. Это касается напитков тоже.

П. ШАПКИН: А вот согласны вы с такой мыслью, что, когда использован плохой спирт, значит, собственно, качество напитка очень низкое, то и риск напиться до, извините, скотского состояния либо просто совершить какое-то правонарушение выше?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не согласен. Неправильный подход.

П. ШАПКИН: А почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что алкогольное опьянение не зависит от качества спирта, оно зависит от его количества.

П. ШАПКИН: То есть оно везде одинаковое от любого напитка?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. А ущерб здоровью, который наносит некачественный продукт, конечно, значительно выше.

П. ШАПКИН: То есть независимо от того, что человек пьет – технический спирт либо Шато Марго, — он получает одно и то же, по вашему мнению, настроение, состояние и так далее?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы сами, как бы это сказать, себе позволяете?

П. ШАПКИН: Нет, ну тогда все равно чего пить, на самом деле.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну ладно вам, ладно.

П. ШАПКИН: Ну нужно тогда просто смотреть, так сказать, что больше, с экономической точки зрения, выгодно. Ведь так получается?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Из чьих интересов вы рассматриваете эту проблему? С интересов пьющего?

П. ШАПКИН: Не имеет смысла покупать дорогие напитки, по вашему мнению, потому что можно, так сказать, купить дешевую водку и получить то же самое состояние.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вопрос ведь в чем? Вопрос в том, что человек, если ставит себе цель — напиться… Ну, как вы знаете, немцы экономят на закуске, например, если цель – напиться. Если цель – получить удовольствие, например, от распития того же спиртного напитка, то, конечно, совершенно все по-другому.

П. ШАПКИН: Хорошо. А вы сами какие напитки предпочитаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Я люблю сухие вина больше всех. Хотя я могу позволить себе рюмку хорошего коньяка или водки.

П. ШАПКИН: А какие сухие вина?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, у меня есть некоторые любимые французские марки.

П. ШАПКИН: Ну, скажем, какой ценовой…

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, «Шабли» банальное, там, скажем, или «Пиногридже» итальянское…

П. ШАПКИН: Ну как же так? Получается, что вы пьете неплохие достаточно вина, а при этом считаете, что это все равно абсолютно, можно пить, так сказать, и дешевую водку.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы преследуете цель напиться, что ли? Вот я вопрос такой задаю.

П. ШАПКИН: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы мне задали вопрос, зависит ли степень опьянения…

П. ШАПКИН: Я задал вопрос: одинаковое ли состояние, так сказать, после употребления разных напитков?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, состояние опьянения, то есть человек до смерти упьется хорошей водкой или техническим спиртом. Это одинаково, я вам как врач говорю. Это одинаково.

П. ШАПКИН: Хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Также он может напиться хорошей водкой, и до смерти, там, скажем, или до свинского состояния.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да.

П. ШАПКИН: Спасибо за ваш ответ.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

П. ШАПКИН: А «Шабли» можно до смерти напиться?

СЛУШАТЕЛЬ: Чем?

П. ШАПКИН: «Шабли».

СЛУШАТЕЛЬ: «Шабли»? Нет, не получится. Это очень дорого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу. У нас на линии город Иркутск. Как Тирасполь? Все-таки Оренбург, наверное. Александр, вы с нами или против нас?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, с вами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр – студент факультета психологии, город Оренбург. Прошу любить и жаловать.

П. ШАПКИН: Александр, скажите, пожалуйста. Как вы считаете, реклама влияет на увеличение продаж?

СЛУШАТЕЛЬ: На мой взгляд, это главный фактор, который влияет на сегодняшнюю популярность, в первую очередь, реклама пива.

П. ШАПКИН: То есть вы считаете, что вот эту рекламу пива надо как-то ограничивать дальше или не стоит?

СЛУШАТЕЛЬ: Ее нужно не ограничивать, на мой взгляд, ее нужно запретить вообще. Сейчас сделали, что ее можно выпускать в ночное время. И когда включаешь любой канал где-то после 12-ти, ничего, кроме рекламы пива, там не видишь, которая идет через каждые 5 минут…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Александр, вы меня, конечно, извините, но я, например, не пью пива, и мне фиолетово эта реклама.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень рад за вас. Но ночные каналы смотрят студенты, смотрит молодежь, смотрит тинэйджеры в ночное время, и их психика не настолько защищена, как ваша.

П. ШАПКИН: А скажите, то есть вот эта реклама пива, и, в конечном итоге, то, что молодежь увлекается этой рекламой и начинает пить пиво, как способствует тому, что развивается алкоголизм у тех людей, которые являются потребителями этой рекламы?

СЛУШАТЕЛЬ: А что, по-вашему, может способствовать развитию алкоголизма, кроме как не употребление алкоголя? Именно это и способствует. Человек смотрит рекламу, человеческая психика в подростковом возрасте не защищена против зомбирования такого массового, как реклама. Реклама сегодня обладает такими рычагами воздействия на массовое сознание, что не может подростковая психика этому сопротивляться. У человека возникает, естественно, желание попробовать.

П. ШАПКИН: Хорошо. Вопрос такой. Вы против рекламы пива или против вообще массового зомбирования любой рекламой?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хороший вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если мы в данный момент говорим о рекламе пива, то я против рекламы пива. Если мы говорим о рекламе вообще, мы этот инструмент рыночной торговли не можем отвергнуть, не можем его запретить вообще.

П. ШАПКИН: Спасибо вам большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Вот вам, Павел, моряк, которого вы так жаждали. Мы все-таки до него дозвонились. Вадим, извините, не получилось с первого раза. Попробуем сейчас пообщаться. Вадим, моряк из Нижнего Новгорода.

П. ШАПКИН: Вадим, здравствуйте еще раз.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте, извиняюсь, что…

П. ШАПКИН: Почему вы в такое позднее время в воскресенье все-таки звоните на «Эхо Москвы», на радио?

СЛУШАТЕЛЬ: Аккумулятор у меня сел в первый раз, не получилось, да. Понравилась программа, хотел позвонить, ответить на вопросы, которые задаете.

П. ШАПКИН: Про алкоголь вопросы?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да.

П. ШАПКИН: Скажите, что вреднее пить – пиво или водку?

СЛУШАТЕЛЬ: Вреднее?

П. ШАПКИН: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, водку, конечно.

П. ШАПКИН: А вы сами что предпочитаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну я и пиво, и водку предпочитаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И то, и другое так вкусно, да?

П. ШАПКИН: А скажите, у вас вот есть знакомые, которые алкоголиками стали, скажем, на ваших глазах?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да, конечно. У меня опыт по этому как бы есть. И в семье есть люди, были и есть, которых можно назвать такими.

П. ШАПКИН: А что влияет, собственно? Генетика влияет, склонность самого человека, или влияют какие-то факторы, то есть как бы вот ему навязали это, его научили, воспитали так?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну я считаю, что…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В комплексе.

СЛУШАТЕЛЬ: Влияет, наверное, состояние внешних факторов, окружающая жизнь человека.

П. ШАПКИН: Нет, но почему вот внешние факторы одинаковые, а кто-то спивается, кто-то – нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Морально человек, наверное, сильнее бывает где-то.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть кто-то сильнее, кто-то слабее. Спасибо. Спасибо вам, Вадим.

П. ШАПКИН: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вот еще одно сообщение, которое я не могла вам не зачитать: «Настоящее вино в меру хорошо, любая водка… (неразборчиво) лузера», — подпись «Лазарь». Здравствуйте, Лазарь.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это псевдоним.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, пусть будет псевдоним, если вы хотите назваться именно так, мы вас именно так и будем называть.

СЛУШАТЕЛЬ: Что вы хотите услышать от меня?

П. ШАПКИН: То есть вы как-то привязываете вид напитка, который человек употребляет, к тому, является он успешным либо он лузер, как вы выражаетесь, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, дух нации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: О, как.

П. ШАПКИН: Так что с духом нации, еще раз?

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что нация, если какой напиток она употребляет особенно тщательно, то это говорит о ее духе. Это дух нации.

П. ШАПКИН: Ну и какой у нас дух, по-вашему?

СЛУШАТЕЛЬ: Делайте выводы сами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Выхлоп, а не дух. Вы это хотите сказать?

П. ШАПКИН: Слушайте, а вы не хотите уехать за рубеж?

СЛУШАТЕЛЬ: Да я бы уехал, но я не так богат, чтобы это сделать.

П. ШАПКИН: Нет, ну а если бы у вас были деньги, вы бы уехали?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я бы уехал.

П. ШАПКИН: А куда, в какую страну, если не секрет?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если хотите по вину, то, может быть, во Францию.

П. ШАПКИН: Во Францию, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: Ну, видно, все-таки как-то вас не устраивает наш дух нации, да? И вы как-то…

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: Недовольны тем, что вас окружает. Не так ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет. Видите ли, вино, конечно, все-таки сделано для того, чтобы человек утешился. Это естественно. А вот водка – это уже глушитель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Спасибо вам большое.

П. ШАПКИН: Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем. У нас на линии Ольга, которая не пьет и живет замечательно. Ольга из Москвы. Вижу сообщение от Романа из Санкт-Петербурга. Сейчас мы вам позвоним.

П. ШАПКИН: Здравствуйте, Ольга. Скажите, как все наладить?

СЛУШАТЕЛЬ: Простите?

П. ШАПКИН: Как все наладить? Как решить проблему с правильным употреблением алкоголя, с алкоголизмом?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну это выбор каждого, это индивидуальный выбор.

П. ШАПКИН: То есть не вмешиваться?

СЛУШАТЕЛЬ: Не не вмешиваться, конечно. Я думаю, что у государства есть другие рычаги, кроме как какие-то ограничения.

П. ШАПКИН: А вот что нужно делать?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, нужно воздействовать на сознание и развивать в людях желание жить хорошо без допингов. И пользоваться реальными, настоящими, натуральными, естественными ощущениями жизни – настоящие радости, умение расслабиться, умение повеселиться без дополнительных вливаний в себя определенной доли спирта в той или иной суспензии.

П. ШАПКИН: Понятно. А скажите, вообще может ли основная часть населения себе позволить вот так вот, так сказать, радоваться жизни и чтобы их все устраивало? Что для этого надо – спортом заниматься, нужно денег много зарабатывать? Вот что для этого требуется, для того, чтобы радоваться жизни?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что могут все. Просто вопрос, хотят на самом деле или нет, или им проще, чтобы за них кто-то сделал выбор. В любом случае употребление или нет алкоголя, оно никакого влияния, никаким образом кардинально их жизнь изменить не сможет. Это просто иллюзия. Понимаете? Вот выпил, и, вроде, проблема ушла. А она же никуда не уйдет. Или, наоборот, порадовался. Потому что многие в состоянии опьянения звереть начинают. Никакой радости это не вызывает.

П. ШАПКИН: Скажите, а вы как снимаете нервные стрессы, если они у вас вообще бывают?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, стрессы, наверное, бывают. Но как-то я просто решаю задачу по жизни. Я не воспринимаю ситуацию как трагедию.

П. ШАПКИН: То есть вы думаете и решаете проблему?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, ну как-то живу просто…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Устранить причину.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

П. ШАПКИН: То есть вот так вот – холодно, без эмоций?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, почему же? Эмоции есть, но я не собираюсь глушить свои эмоции или стимулировать дополнительным допингом. У меня есть как-то возможность и какую-то тревогу погасить, найти причину в чем-то, и порадоваться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

П. ШАПКИН: Спасибо. Успехов вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. У нас на линии Санкт-Петербург, Роман сообщил следующее: «Вопрос по поводу генетики и алкоголизма — очень интересная ситуация». Роман, вы готовы объяснить связь генетики и алкоголизма?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну как бы не готов, но у меня пример есть. Я вот сам не могу понять, что это такое.

П. ШАПКИН: Ну расскажите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, например, нас два брата. Мне – 28, брату – 24. Мать умерла от алкоголизма, отцу 50 лет, хоть как ни напьется, все равно чувствует себя нормально. У меня та же самая ситуация. Понимаете, я сколько ни напьюсь, на следующий день без похмелья, без ничего, я совершенно трезвый. Я могу до 3-х часов пить пиво, например, и совершенно в 7 часов, в 8 часов встать за руль. Главное поспасть и все.

П. ШАПКИН: А у брата что?

СЛУШАТЕЛЬ: А у брата – нет. Он вот 100 грамм выпьет водки – все, на следующий день он пьет один. И это продолжается около 4 – 5 дней.

П. ШАПКИН: То есть он в запой уходит, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

П. ШАПКИН: А скажите, у него похмелье бывает?

СЛУШАТЕЛЬ: У него постоянно похмелье.

П. ШАПКИН: Знаете, вот похмелье – это первый признак алкоголизма на самом деле. Это многие наркологи отмечают именно вот эту связь – если у человека есть похмелье, значит, это уже как бы серьезный симптом.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот для меня лично интересно то, что я вот последние 2 – 3 года постоянно с передышкой в один день в неделю пью пиво. Пью всегда «Миллер».

П. ШАПКИН: Вы пьете пиво каждый день практически?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Пью всегда «Миллер».

П. ШАПКИН: А брат ваш что пьет?

СЛУШАТЕЛЬ: А брат, если он будет пить, хоть одну бутылку пива выпьет в день, все, на следующий день он не человек.

П. ШАПКИН: То есть он не может остановиться вообще?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. А я вот каждый день, в течение 2 – 3 последних лет вообще пью, как правило, пиво каждый день. По 4 – 5 бутылок «Миллера».

П. ШАПКИН: Скажите, пожалуйста, у вас там живот от него не растет, от пива?

СЛУШАТЕЛЬ: Вообще прекрасно. Как весил 72 килограмма, так и вешу.

П. ШАПКИН: Просто проваливается неизвестно куда, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну 72 килограмма как весил, так и вешу. На следующий день всегда 3 раза кушаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Молодец. Ну что ж, удачи вам. Спасибо.

П. ШАПКИН: Ну что ж, здоровья вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Санкт-Петербург, Светлана, менеджер 30 лет. Светлана, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сразу так в лоб. Пьете?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, честно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. Ну, Павел, теперь прошу.

П. ШАПКИН: Хорошо. А у вас есть знакомые пьющие? Вообще, как вы относитесь к этой проблеме?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, для меня совершенно однозначно, что реклама влияет негативно на население – это раз. Но также однозначно совершенно, что вся проблема зиждется в семье исключительно. Однозначно, и это даже не подвергается, по-моему, сомнению. Вот если в семье нормально, если родители, грубо говоря, с мозгами, то проблемы никакой быть не может. Вот, например, моя семья. Нас с братом мама воспитывала, ну, не знаю, в нормальных совершенно условиях. Она говорила и называла вещи своими именами. У нас даже мысли не возникает о том, чтобы пойти и напиться. Элементарно просто не возникает мысли такой. Я даже, кстати говоря, некоторого рода подсчеты вела. Смотрела рекламу, вот из пяти роликов четыре – про пиво. У меня не возникало желания взять, пойти купить и напиться.

П. ШАПКИН: Ну вообще женщины как-то не очень любят пиво, насколько я знаю. А вы вино даже не пьете? Даже на Новый год шампанское не пьете?

СЛУШАТЕЛЬ: Пью, конечно. Это своего рода традиция. Но как-то так нет у меня такого желания и самоцели напиться.

П. ШАПКИН: Ну хорошо. А чем вы занимаетесь?

СЛУШАТЕЛЬ: Я менеджер по продажам.

П. ШАПКИН: То есть вас работа устраивает? Вам она интересна?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, безусловно.

П. ШАПКИН: То есть если…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А стрессов хватает?

СЛУШАТЕЛЬ: Средств к существованию?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Стрессов, стрессов.

СЛУШАТЕЛЬ: А, стрессов. Ну, безусловно, конечно. Тем более живу в большом городе. Стрессов, конечно, хватает, естественно.

П. ШАПКИН: Но тем не менее справляетесь, да? А вообще, как вы считаете, если у человека интересная работа, любимое дело, то, в принципе, он меньше рискует стать алкоголиком? Или от этого не зависит?

СЛУШАТЕЛЬ: Безусловно, естественно, конечно. Если у человека интересная работа, если у него есть цель в жизни, если есть мотивация, позитив, то мысли об алкоголе, по крайней мере, не должно возникать.

П. ШАПКИН: То есть алкоголь – это все-таки уход от некой реальности, это попытка, так сказать, от нее закрыться?

СЛУШАТЕЛЬ: По моим понятиям, да.

П. ШАПКИН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо большое. Сейчас сделаем небольшую паузу – обозрим пейджер. Вот сообщение, например, от Дмитрия: «Рекомендую сделать два типа водки. Одну — дорогую для нормальных людей, а вторую – дешевую за 40 рублей, то есть по цене самогона. Эта водка должна быть позорной». Ваш комментарий?

П. ШАПКИН: Нет, ну вы… Это то есть она так и должна называться «позорная водка». Вы знаете, интересная, конечно, идея. Единственное, я думаю, что те люди, которые будут покупать, им абсолютно все равно, что на ней написано.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, в общем, да.

П. ШАПКИН: И это вряд ли должно воздействовать на их подсознание.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вот, например, Елена уверяет: «Давали детям пробовать хорошие вина с 12 лет. Сейчас сын совсем не пьет уже 2 – 3 года, ему 26 лет». На ваш взгляд, показатель это?

П. ШАПКИН: Я думаю, что, если мое мнение, так сказать, у нас есть примерно 8,5 процента населения, которые являются патологическими алкоголиками. Это вот такая ситуация, когда человек выпил бутылку пива, потом он уже не может остановиться, пока не выйдет из запоя или его не вытащат из запоя. Большая часть населения достаточно лояльно относится к алкоголю, то есть могут выпить, могут не пить. Иногда пьют больше всего в каких-то стрессовых ситуациях.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или просто обстоятельства.

П. ШАПКИН: Иногда вообще не пьют, занимаются фитнесом и тому подобное. Но тем не менее они не спиваются. Но 8,5 процента населения – это опасная такая группа.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии последний, видимо, на сегодня собеседник. Марина сообщила о себе два слова: «Выпивающий аквариумнист, предпочитающий сухое красное». Марина, вы классно представились, я вами горжусь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Нателла.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Добрый вечер.

П. ШАПКИН: Расскажите, вот что вам нравится в этих аквариумах?

СЛУШАТЕЛЬ: В аквариумах мне нравится все, буквально.

П. ШАПКИН: А много у вас их?

СЛУШАТЕЛЬ: Дома 6 штук.

П. ШАПКИН: 6 штук? И большие объемы?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, бывают от 250, скажем, до 12-литровых отсадничков.

П. ШАПКИН: Вы знаете, я вот тоже думаю уже 2 года, что нужно завести аквариум…

СЛУШАТЕЛЬ: Запишите мой телефон.

П. ШАПКИН: Но как себе представлю, сколько там возни с ними. Вообще, действительно, много ли возни с аквариумом?

СЛУШАТЕЛЬ: Раз в неделю подмена воды 10 процентов. А в принципе, с чисткой дна, со всеми делами занимает где-то час времени.

П. ШАПКИН: Час времени в неделю все-таки занимает?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да. Но я считаю, что это не очень много.

П. ШАПКИН: А вообще, бывало, что вы как-то вот запускали, и там что-то происходило такое непоправимое с рыбками, с аквариумом?

СЛУШАТЕЛЬ: Только по вине производителей фильтров или нагревательных элементов, то есть когда вскипала вода.

П. ШАПКИН: Ну а раков вы не разводите?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. И пиво я тоже не очень люблю.

П. ШАПКИН: Понятно. Спасибо вам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам, Марина. Вот вижу сообщение от Антона, который послушал нашу передачу, и ему захотелось выпить. И спрашивает, мы что делаем в этой ситуации. Павел, вы знаете, наше время истекает. Вот вам буквально пара минут на подведение итогов.

П. ШАПКИН: Ну, я думаю, что, в принципе, совершенно понятно, что большая часть населения считает, что… Ну, большая часть тех людей, которые нам звонили, считают, что никаких серьезных ограничений или монополий вводить не надо, что сильное ограничение служит тому только, что люди будут искать каким-то образом возможность приобрести на стороне напитки, что основная часть людей достаточно лояльно относится к алкоголю, хотя считает, что рекламу нужно запретить, особенно рекламу пива, чтобы оно не воздействовало на подрастающее поколение. Тем не менее вообще таких каких-то жестких мер типа «сухого» закона, вводить не стоит. Вообще, дело «пить или не пить» зависит от самого человека.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста. Нам действительно не следует ждать опасности от этих самых счетчиков, которыми нас напугали на прошедшей неделе?

П. ШАПКИН: Я думаю, что, в принципе, мы ничего не заметим вот как простые покупатели. Потому что в течение декабря – января производители алкогольной продукции сделают такой запас, что им хватит еще 3 месяца торговать. Поэтому не надо сильно по этому поводу расстраиваться или переживать как-то.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну что ж, а мне остается, со своей стороны, напомнить, что в нашей студии сегодня президент Национальной алкогольной ассоциации. Очень много сообщений именно по поводу того, что нужно воспитывать культуру потребления алкоголя. Многие люди считают, что все ограничения по алкоголю только потворствуют алкоголизму. Сам человек решает, пить или не пить, а запретный плод сладок. И должна вам сказать, что очень много цитат типа как: «Форели посинели, влей в их ус стакан «Шабли»». Хорошая цитата. Замечательная цитата. Благодарю вас, Павел. Спасибо всем. Я думаю, что будет правильно, что если мы сегодня закончим нашу программу песней о вреде пьянства.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире