Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа и почти 13 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Это программа «Контрудар». У нас в эфире член Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Галина Хованская. Здравствуйте, Галина Петровна.

Г. ХОВАНСКАЯ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как я и говорила, у нас сегодня будет все в одном флаконе и «Контрудар» и «Горячая линия». Наш номер пейджера 725-66-33. Номер для sms-сообщений +7-495-970-45-45. Я смотрю на то, что нам приходит на пейджер, скажем так, вот основные пункты, по которым хотелось бы сегодня получить информацию от Галины Петровны. Самый первый по количеству вопрос – это про сроки приватизации. Что можете сказать?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вопрос понятен. Сказать есть что. Я хочу напомнить, что сейчас Конституционный суд рассматривает этот вопрос по обращению Верховного суда. А в Верховный суд пришел инвалид войны, который получил квартиру после 1 марта 2005 года. Но вот не повезло товарищу. И он обратился в суд. И по моим сведениям оглашение решения Конституционного суда будет где-то в середине месяца, числа 15. Так что пока ждем. И это крайне важно, потому что сейчас конкурируют две позиции, два взгляда на то, как завершать приватизацию. То есть, уже позиции, что ее нужно завершить 1 января 2007 года, нет ни у кого. Хотя именно эта позиция поставила на дыбы и органы регистрации и людей. Колоссальные очереди, огромное количество писем, в которых люди говорят о непродуманности этого решения по последствиям. Так вот на сегодняшний день две позиции. Первая – продлить срок где-то на три года, там, на год, на два, на три, там разные предложения. И это такое простое решение, которое приведет к сложным последствиям после того, как эти три года истекут. Я сейчас поясню свою мысль. И вторая позиция – это позиция моя и моих коллег. Мы ее высказали больше года назад. Конкретный проект был внесен. И вот только сейчас, более чем через год, проект начал двигаться. Комитет одобрил и уже третий раз, опережая ваши вопросы, уважаемые слушатели, я хочу сказать, что третий раз переносится срок рассмотрения на пленарном заседании Думы проекта с 11 апреля на 26 мая, с 26 мая на 12, или даже на 16 июня. Ровно после того, как что-то скажет, видимо, Конституционный суд. Так вот, какая логика наша по завершению приватизации. Ограничение должно распространятся на единственную категорию – на новых малоимущих очередников, которые встают после 1 марта на учет нуждающихся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто среди них?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это все логично, потому что он малоимущий. Он говорит — государство, дай квартиру по договору социального найма, разреши мне платить все-таки меньше, чем за частное жилье, помоги субсидией, помоги все-таки с капитальным ремонтом, потому что я тоже это не осилю. Вот здесь это все логично. То есть ему приватизация собственно и это все – это бремя лишнее, дополнительное.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ему дайте, где жить на вменяемых условиях.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Ему нужно просто более-менее нормальное, стандартное жилье. Так вот, в нашей логике никто не пострадает. Не пострадают люди, которые просто по техническим иногда причинам не могут сейчас приватизировать квартиру. Ну, потому что дочь на лечении за границей и трудно получить вот эту самую генеральную доверенность. Потому что кто-то где-то болен, учится, подрабатывает в другой республике или в другом государстве. Масса причин. То есть жизнь, она подбрасывает такие сюжеты, что не придумаешь никогда теоретически. Так вот, этих людей никак мы не затронем, если будет принята наша позиция, будет наш проект принят, мы никак их интересы не задеваем. Более того, мы не затрагиваем интересы старых очередников. И я в первую очередь тут говорю о несправедливости, например, очередников Министерства обороны. Вы представляете, что происходит? 25 лет человек отслужил, 26, 28, мне сейчас письма поступают от таких. И он знал, он до 1998 года, когда еще не было речи ни о каких сертификатах, встал в очередь на социальное жилье. И, наконец, он его должен получить. И вот он его сейчас получает, и он как крепостной, он привязан к этому месту. Потому что он приватизировать эту квартиру не может, значит, не может ее продать и купить в другом месте, например, там, где живут родители престарелые.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или где он работает сейчас.

Г. ХОВАНСКАЯ: Или где он работает, или где он может найти работу, кстати. Ведь они уходят в отставку военнослужащие еще в возрасте, когда говорить о каких-то проблемах возрастных не приходится с точки зрения трудоустройства. Это 45-50 лет. Это очень хороший возраст для того, чтобы продолжать трудиться. Так вот, в законе о статусе военнослужащих написано, что им квартира должна предоставляться в собственность. Вот я вам просто привожу пример внутренних противоречий в законодательстве. То есть в одном законе написано так, а в другом этак. Слушайте, а другие, кто простоял по 20 лет, и, в общем-то, не является малоимущим и не хочет им в будущем быть. То есть отдать ему кусок этой собственности. Это единственное, может быть, то, что было в нашей приватизации, было сделано хорошего для человека. Ему отдали, пусть не номенклатуре отдали похуже, номенклатуре отдали получше квартиры. Но, тем не менее, что-то люди смогли получить в собственность. Так вот, их принудительно заставляют быть малоимущими. Зачем? Почему?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы сами как видите ответ на это?

Г. ХОВАНСКАЯ: Более того, я хочу вам сказать следующее, государство странно себя ведет, потому что ему выгодно, чтобы было больше собственников. Ведь смотрите, с введением Жилищного кодекса на собственника сбросили капитальный ремонт домов, об этом мы тоже можем поговорить сегодня, это тоже тема интересная. Может государство так взять и сбросить эти обязательства на людей, сказав, что с 1 марта 2005 года ты за все отвечаешь, но государство при этом 20-30 лет не отвечало до того за капитальный ремонт дома. Хороший вопрос, да? Так вот, вы понимаете, в нашей логике мы не нарушаем Конституцию, не нарушаем прав и обязательств государства, ни прав человека, ни обязательств государства перед этим человека. В логике тех, кто просто хочет продлить, они думают не о вас, граждане, они думают о чиновниках из органов регистрации, которым сейчас действительно некомфортно, потому что у них огромные очереди. Слушайте, ну давайте, наконец, подумаем и о старых очередниках, и о жителях военных городков, которые тоже не могут это. Отставные военные не могут приватизировать жилье и тоже как крепостные в этом военном городке, который раньше был закрытым и закон запрещал приватизацию, а теперь его открыли, а приватизировать нельзя, потому что так решили некоторые депутаты, точнее, большинство думское.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот Татьяна просит у вас прокомментировать приватизацию ведомственного жилья.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, ведомственное жилье, сейчас такого понятия просто нет. Это фонд, как правило, государственный и в нем приватизация не должна отличаться. Другое дело, что в федеральных органах власти зачастую нет структур, которые бы занимались оформлением, поэтому возникают проблемы. И, к сожалению, часто людям из так называемых бывших ведомственных домов приходится обращаться для того, чтобы реализовать свое право на получение в собственность бесплатного жилого помещения. И я вам, в общем-то, советую активно в эту ситуацию включаться, потому что один суд, другой суд, в конце концов, может быть это ведомство, наконец, передаст дом городу, что и нужно, в общем-то, делать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сообщение от Андрея: «Вы не произнесли главного тезиса по приватизации. В чем он состоит? Если бессрочная приватизация, произнесите это вслух».

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, не бессрочная приватизация. Андрей меня не понял. Я говорю, что ограничение должно быть, но об этом должно быть сказано человеку, который встает на очередь на социальное жилье после введения в действие Жилищного кодекса. И если бы мы это сделали несколько лет назад, мы бы уже в нормальном, спокойном режиме этот процесс остановили. И я хочу напомнить Андрею, что Государственная Дума три года назад, я тогда была еще депутатом городской Думы, и в порядке инициативы вносила этот проект, одобрила этот проект в первом чтении. Что случилось потом в кулуарах власти, я не знаю. Но потом этот проект завалили. Меня даже не пригласили на заседание. Вот так, Андрей. Так что завершение приватизации должно быть, но оно должно завершаться так, этот процесс должен завершаться так, чтобы не нарушать прав человека.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Уважаемая Галина Петровна, очень много было вопросов, смысл которых сводится к одному – куда соваться, где искать нормативные акты, документы и прочие данные, связанные с вопросами приватизации. Куда вы посоветуете, где искать документы, чтобы самому хоть в чем-то вообще начать разбираться? Или это бесполезно?

Г. ХОВАНСКАЯ: Собственно есть закон, если об этом идет речь, и пока он действует. Пока он действует до 1 января 2007 года. Собственно других документов то и искать не надо. Есть закон. Если вам отказывают, берите письменный отказ и идите в суд.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот два вопроса, вы знаете, любопытных. Один из них говорит, что вот, Галина Петровна, пока вы были в Московской Думе, мы четко знали, что вы отстаиваете наши интересы, а теперь вы за всю Россию, а вас одной маловато. А другой человек говорит, что когда вы были в Московской Думе вы, дескать, отстаивали интересы москвичей.

Г. ХОВАНСКАЯ: Только москвичей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Теперь вы вообще ни за кого.

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, это неправда. Я за каждого из вас. Это вообще был девиз моей компании. Я за каждого из вас. И вот то, о чем я сейчас рассказываю, это касается и москвичей, и жителей всей России. Я сейчас письма получаю абсолютно из самых разных регионов России и владею информацией, что происходит у нас в стране. Вы знаете, я никогда не думала, то есть понимала, что плохо за кольцевой дорогой, что настолько иногда плохо, я просто поняла вот это буквально за последний год.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Галина Петровна, вам неприличный вопрос.

Г. ХОВАНСКАЯ: Давайте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ваше мнение о новом Жилищном кодексе?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, меня иногда неправильно называют автором этого Жилищного кодекса. Я была автором этого альтернативного проекта, который не рассматривался, потому что был продвинут проект «Единой России», внесенный Правительством и фракцией «Единая Россия». Так что ответ понятен. Он нуждается в радикальной доработке. Дело в том, что я понимаю, что если я скажу, что нужна просто новая редакция, у меня это не получится. Значит, давайте все-таки пытаться его корректировать. И проект, который я внесла год назад, он как раз представляет из себя попытку этой коррекции. Но я не из «Единой России», я независимый депутат, я член партии «Яблоко».

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что в нашей студии Галина Петровна Хованская. И мы общаемся в режиме диалога. Вот вопрос тут был Галине Петровне по компенсации вкладов. Есть ли что-то новенькое? Вопрос от Евгения.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, я считаю, что долги надо отдавать не только внешние, хотя я за то, чтобы государство имело как можно меньше этих долгов. Но есть внутренние долги. И с моей точки зрения они имеют более высокий статус, вот с моей точки зрения, если бы я была премьер министром или министром финансов, то для меня был бы приоритет внутренних долгов перед гражданами. К сожалению, я сейчас могу сказать, что на эту тему практически ничего не делается или делается настолько мало, что это чувствуют только люди очень преклонного возраста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но если, например, радиостанция «Эхо Москвы» задавала вопрос нашим уважаемым слушателям – торопиться отдать внешний долг или озаботиться проблемами собственных сограждан. Возможно, все сложнее, чем мы воспринимаем. Но вы бы как ответили на этот вопрос?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вопрос тяжелый. Но в нынешней ситуации финансовой в России я бы все-таки повернулась в сторону гражданина России, которому должно государство. К сожалению, пока проектов на эту тему я не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что же, я еще раз напоминаю, что в нашей студии Галина Петровна Хованская. У нас на проводе уже есть собеседник из славного города Санкт-Петербурга. Андрей участвует в работе Центра… Господи, потеряла сообщение замечательное. Андрей, здравствуйте. Вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Связанного с работой общежитий. Координационный совет общежитий. Есть ли у сторон вопросы друг к другу?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, безусловно, Андрей. Я хочу спросить, в какой стадии у вас находится в городе ситуация по передаче все-таки общежитий городу. Это первый вопрос. И есть ли какие-то судебные решения в пользу жителей общежитий. Я имею в виду те общежития, которые совершенно незаконно, лет так 8-9-10 назад были включены в число приватизированных объектов бывших государственных предприятий и, практически, люди в этих общежитиях оказались заложниками вот этих нарушений вопиющих закона, допущенных нашими чиновниками федеральными. Ведь с самого начала и был указ Ельцина, и была до этого целая серия нормативных документов до и после, которые запрещали включать жилищные фонды, объекты соцкультбыта в число приватизированных объектов. Вы знаете, с какими вопиющими беззакониями я сейчас сталкиваюсь буквально по всем регионам? Эти люди, живущие в наихудших условиях, должны платить максимальную цену за эту свою койку в общежитии, эти люди лишены права на ту же приватизацию и не смогут стать, если мы с вами не поможем им, стать собственниками жилого помещения, даже если они живут в семейном общежитии. И эти люди тоже попали в вилку завершения приватизации. Потому что, вы понимаете, до сих пор еще масса домов не передана органам государственной власти или органам местного самоуправления. И они, практически, воспользоваться нормой закона о введении в действие кодекса, дающего право на приватизацию, они не могут. Так что вот вопрос к вам, Андрей, как дела там у вас с судами и с передачей.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, у нас есть две категории общежитий. Одна категория как бы находится под такой организацией — дирекция по содержанию общежитий. Это 239 домов.

Г. ХОВАНСКАЯ: Немало.

СЛУШАТЕЛЬ: И часть общежитий, которая принадлежит различным коммерческим структурам. Есть случаи, когда эти дома переводятся и люди получили право приватизации, это, видимо, дома, которые так называемого квартирного типа. Что касается конкретно, допустим, нашего общежития, то сейчас дирекция предлагает нам заняться устранением всех проблем для перевода дома в статус жилого. И мы просто боимся, что мы до первого числа не успеем. Поскольку требования со стороны пожарников и других надзирающих органов, они такие глобально объемлющие. И нужно очень много денег на это.

Г. ХОВАНСКАЯ: Я поняла ситуацию. А скажите, почему это руководство, эта дирекция сами не хотят заняться решением этих проблем. Почему они на вас перекладывают все эти решения?

СЛУШАТЕЛЬ: Здесь позиция достаточно хитрая. На словах они говорят, что они хотят.

Г. ХОВАНСКАЯ: Они за.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Но они хотят, как бы, давайте вместе, и даже там выделяются какие-то суммы на это. Но я подозреваю, что суммы все равно недостаточные. И мы просто не успеем. Осталось пол года. Все это затянется. Грянет первое число.

Г. ХОВАНСКАЯ: Андрей, первого числа не надо бояться. И через три года у вас останутся, в том числе и в Санкт-Петербурге, общежития, которые будут примерно в такой же позиции, как сейчас ваше общежитие. Разные ситуации. По некоторым идут суды, как вы, наверное, знаете. Суды у нас длятся год, два, три. И пока будет решение об исключении из числа приватизируемых объектов пройдет незаметно и три года. Я так настаиваю на своем варианте завершения приватизации только для новых очередников, вновь поставленных на учет на социальное жилье.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, что мы могли бы сделать для того, чтобы ваша позиция вступила в силу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Была действенна.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, все решает фракция «Единая Россия», депутаты от фракции «Единая Россия». Точнее, даже не от них, а то, что им скажут, как им велят голосовать в соответствующих домах. В Белом, еще в каком-то.

СЛУШАТЕЛЬ: То есть мы должны воздействовать на власть, на президента, на правительство.

Г. ХОВАНСКАЯ: Безусловно. Да, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: И то, что мы, вот, допустим, делали акции у посольства Восьмерки и проводим митинги, это, видимо, единственный путь.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, Андрей, я до последнего времени, когда ко мне было много, не единственный ваш звонок, с предложениями провести пикет, выйти на демонстрацию. Я людям говорила – вы знаете, подождите, все-таки проект пошел, все-таки вот… Но сейчас, когда его переносят уже третий раз, а ведь у нас заканчивается работа Думы. Весенняя сессия завершается в середине июля месяца. То есть можно дотянуть, а потом это откинуть на сентябрь. Понимаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, а от кого (конкретно фамилии) зависит перенос или не перенос и рассмотрение.

Г. ХОВАНСКАЯ: От нашего председателя Комитета Крашенинникова Павла Владимировича.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Благодарю вас. Напомню, что Галина Петровна сегодня как задает вопросы, так на них и отвечает. Галина Петровна Хованская. 725-66-33 – это номер пейджера. +7-495-970-45-45. Вот вам, пожалуйста, во-первых, обращение от Евгении, которая, видимо, побоялась прислать свой телефон. Поэтому я просто выжимаю из ее сообщения вопрос: «Галина Петровна вероятно не в курсе, что сейчас выдается не ордер, а так называемая копия ордера. И пока люди не принесут взятку, они настоящий ордер не получат и квартиру тоже». Вы знаете что-то об этом?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот насчет взяток, вы знаете, люблю я эти ситуации, но когда начинаю выяснять…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Никто не…

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, вот как-то народ отползает в сторону. Понимаете, не хочет. Но в данном случае ваше же право стопроцентно определено законом. То есть не может вас чиновник лишить права на приватизацию. Если по вине этих чиновников утерян ордер, обращайтесь в суд.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Есть ли опасность повального заталкивания всех собственников жилья и арендаторов жилья в кондоминимуме в соответствии с новым Жилищным кодексом? Многие боятся, что там образуется мафия, и мы потеряем», — это вопрос от Леонида Степановича из Москвы.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ох, какой важный вопрос Леонид Степанович задает. Вы знаете, это вообще тема для отдельной серьезной передачи. Леонид Степанович, я вас, во-первых, благодарю за этот вопрос, потому что я всегда говорила, что, да, как бы компромиссный вариант — это создание товарищества в доме, но это не панацея от всех наших бед. И, безусловно, как в любой среде, в любой сфере деятельности есть люди порядочные, и есть люди непорядочные, есть люди, которые хотят сделать добро собственному дому, а есть люди, которые просто хотят нажиться. Такие примеры, к сожалению, тоже есть. Я сейчас очень серьезно занимаюсь этой проблемой – управление жилищным фондом. И, кстати, Леонид Степанович и те, кто заинтересован как-то в получении большей информации, имейте в виду, что будет выставка на ВДНХ, посвященная управлению жилищным фондом. Где-то это будет числа 12 июля. Я тогда более точную информацию дам. Но имейте в виду, что затевается вот такая очень серьезная выставка. Там будет учеба некая организована, лекции будут. Я тоже постараюсь принять участие, объясняя свою позицию. Что происходит на сегодняшний день – во-первых, я могу сказать твердо, единственное преимущество пока у товарищества собственников жилья, это, при условии, что там вы избрали честных людей в правление и взяли дом в свои руки, это контроль за финансовыми потоками, за расходованием финансовых средств. Это единственное ваше преимущество. Остальное все из области недостатков. Вы, объединившись в товарищество, начинаете платить налог. Вам надо собирать деньги на капремонт, а в конце года к вам придет налоговый инспектор и скажет – дорогие собственники, это ваша прибыль. А ведь вы уже заплатили. Вы же все заплатили подоходный налог. Мы же все заплатили налоги, да? И спим спокойно. Теперь мы решили отремонтировать капитально наш дом. А нам говорят – ах, вы не истратили деньги в конце года, ну так это ваша прибыль. Вот, я буквально недавно написала письмо господину Медведеву. Он у нас занимается сейчас национальным проектом, в том числе доступным комфортным жильем. Есть такой у нас национальный проект, достаточно известный и самый тяжело реализуемый. Так вот, было три предложения. Под эти три предложения было три проекта. О первом проекте я вам рассказала. Он, в частности, решает и проблему капитального ремонта. Потому что на сегодняшний день, знайте, пожалуйста, дорогие слушатели, действует пока закон о приватизации, действует статья в этом законе, которая говорит об обязанности бывшего наймодателя, государства или муниципальных властей, производить капитальный ремонт домов, нуждающихся в этом ремонте, несмотря на то, что там началась приватизация. Пока закон действует, это, кстати, еще один очень важный момент, почему мы этот закон должны сохранить на достаточно длительное время, действует эта обязанность. Исчезнет закон и обязанность исчезнет. Больше нигде такой записи на сегодняшний день в законах нет. Отменен закон об основах федеральной жилищной политике, где был намек на обязательства государства по капитальному ремонту наших домов. Ну, хотя бы намек. По-моему, сейчас власть начинает понимать, что просто так вот бросить по 30-40 лет не ремонтировавшиеся дома, сбросить эти обязательства на собственников…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот, кстати говоря, тут пришел вопрос…

Г. ХОВАНСКАЯ: Нельзя.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Есть ли надежда заставить местную администрацию сделать ремонт домов перед образованием жилищных товариществ? Только это нас удерживает, потому что не хватает денег на капремонт дома и никогда не хватит.

Г. ХОВАНСКАЯ: Правильно. Правильная позиция. Ставьте такое условие при передаче дома в управление. Пусть в этом акте приемки-передачи, пусть в этом соглашении, договоре о передаче будут записаны обязанности местных властей. И доля эта может быть разная. Потому что дом мог не ремонтироваться 30-40 лет, тогда обязанность государства, можно сказать, в объеме 100%.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Даже, если, например, это кооперативный дом?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это сложнее. Сейчас отдельно эту тему рассмотрим. В ЖСК сложнее гораздо ситуация. В Москве, да, бюджет Москвы после дефолта 1998 года взял, как бы, на себя принял вот эти вот обязательства по ремонту кооперативных домов. Потому что власть понимала, что у людей накопленные деньги в ЖСК на капитальный ремонт, они пропали в одночасье. Также как все наши сбережения пропали. И это, в общем-то, правильная позиция. Но я знаю, что в большинстве регионов ни копейки не выделяют. У меня жуткие совершенно письма из Московской области. Как же этот город называется? Я сейчас не вспомню. Но ситуация такая. Выходит из строя лифт. 16-этажный дом. Через год выходит из строя рядом в доме лифт. Дома ЖСК. Живут старики, интеллигенция. И власть категорически отказывается помочь жителям этих домов. И в итоге к чему это приводит? Вот сейчас у нас еще есть один хороший национальный проект, посвященный здоровью нации, сбережению. Так вот, как сберегают власти в этом городке в Московской области людей, которым нужно в возрасте 50 лет после инфаркта подниматься на 16 этаж без лифта. Долго проживет, протянет этот человек? Либо не выходить на улицу — альтернатива. И сидеть без продуктов, без воздуха и так далее. Я считаю, что такая позиция очень близорукая, что она приведет к возмущению людей. И единственное, что может получить эта власть в ответ – не избрание на следующих выборах. Пока у нас Конституцию еще не переделали и органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти. Они пока избираемы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Галина Петровна, вот у нас пришло, например, сообщение от человека, который говорит: «Если товарищество получается не для всех, давайте устроим митинг «Нет налогам!». Также тоже нельзя?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет налогам. Да нет. Вы знаете, я все-таки думаю, что мы победим, потому что мы такой проект внесли с группой депутатов. В общем-то, он пойдет не через наш Комитет. Поэтому там коллеги Оксана Дмитриева, Штогрин, депутат из фракции КПРФ. Вот мы этот проект внесли, и о нем я тоже написала господину Медведеву. Окажите содействие, уважаемый Дмитрий Анатольевич.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И чего?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, есть поручение рассмотреть. Вот была пока реакция от ведомства Грефа по капитальному ремонту. По налогам пока реакции не знаю, нет ее. И третья тема – это подвалы. То есть вы платите налог, если у вас деньги собираются на капитальный ремонт, это считается пока вашей прибылью, вы платите НДС, налог на добавленную стоимость. Вы платите земельный налог, потому что вы организовались, а с неорганизованного собственника себе дороже налоговому инспектору собирать этот налог пока, по крайней мере. То есть вы заведомо попадаете в худшую ситуацию. Плюс к тому же, если в вашем доме уже ухитрилась власть оформить себе в собственность технический подвал, его сдать в аренду или продать, то вы вообще не можете нормально дом свой эксплуатировать. Потому что в случае аварии вы не сможете вот этот вот замочек, эту железную дверь вскрыть и попасть в подвал и устранить аварию.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Еще раз напомню, что в студии «Эха Москвы» Галина Хованская. У нас на линии москвичка Юлия, которая о себе сообщила следующее – инвалид-колясочница первой группы, стоим в очереди пять лет, в жилотделе постоянно говорят, пока нет. Куда обратиться? Юлия, вы с нами?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Юлия, вы москвичка, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Судя по номеру это Таганка, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, не важно. Важно, что это Москва. Я хочу сказать вам следующее. Вышло постановление правительства Москвы, к сожалению, наши депутаты городской Думы сдали полностью право определять порядок предоставления жилья исполнительной власти, что, я считаю, очень было неправильно. Вот так вот. Понимаете, мы же избрали эту Думу. И вот так Дума решила. Так что теперь всем рулит исполнительная власть. Они определили, что, значит, льготники, по-моему, у нас продвинулись на один год, и также продвинулась общая очередь. То есть вот эти вот жуткие цифры, там, 1986, по-моему, до 1987 и до 1989 года льготники будут обеспечиваться жильем в этом году. То есть на год сдвижка произошла. Вы, видимо, следите за этим. Так что я не буду об этом говорить. Единственная надежда, Юля, если у вас есть льготы по заболеванию и, это было раньше 214 постановление Правительства, сейчас это 817 постановление, где перечислены эти заболевания, вот тогда у нас с вами есть шанс, когда ведомство Зурабова, наконец, соизволит выпустить перечень заболеваний, которые не могут выпустить полтора года, и грубейшим образом нарушают право жилищное тяжелейших больных на получение жилья вне очереди. Вот если они выпустят этот перечень, у вас будет шанс получить жилье вне очереди. Пожалуйста, пишите Зурабову. Чтобы не только я писала Зурабову и Фрадкову, но и чтобы вы их замучили своими письмами, чтобы им было тяжело, чтобы это была их основная работа – отвечать вам на письма.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А они, бедные, с утра до вечера читают эти письма, правда?

Г. ХОВАНСКАЯ: Они обязаны.

СЛУШАТЕЛЬ: А как Зурабову писать?

Г. ХОВАНСКАЯ: Зурабову?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Михаилу Юрьевичу.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Г. ХОВАНСКАЯ: Дойдет обязательно. Мне доходят письма, куда только не пишут – и в Кремль, и в Администрацию, приходят все равно на Охотный ряд, дом 1.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Так, вот еще одно сообщение, которое, мне кажется, тоже достаточно важным. Наш… Так, простите. «Нашему дому 56 лет. Капремонта не было ни разу. Нам предлагают сделать ремонт самим. Мы бюджетники. Средств мало. Что делать?».

Г. ХОВАНСКАЯ: Значит, во-первых, надежда у нас с вами есть, что пройдет все-таки мой проект и с ним не будет отменена, более того, будет сохранена обязанность государства производить капитальный ремонт жилищного фонда. Жалко, вы не сказали, где, откуда звонок. Из Москвы?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Звонок из Москвы, да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Из Москвы. С Москвой все-таки ситуация лучше, если только это не ведомственный фонд, не в федеральном подчинении. Потому что Москва. Все-таки вы знаете, когда лет 6 назад я разговаривала с мэром Москвы о капитальном ремонте, в глазах было непонимание. Но потом это непонимание, в общем-то, исчезло. И сейчас, судя по бюджету Москвы, все-таки осознала власть городская то, что капитальный ремонт – это выйдет скоро на первое место. Это будет проблема Росси номер один.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть посыпятся.

Г. ХОВАНСКАЯ: Уже посыпались. Мы просыпаемся и слышим, что стена рухнула в общежитии, что рухнуло перекрытие, что замкнуло электропроводку, которая 40 лет не менялась.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но я слышала, что нашему дому срок жизни был 25 лет.

Г. ХОВАНСКАЯ: У пятиэтажек, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, не у пятиэтажек.

Г. ХОВАНСКАЯ: Не у пятиэтажек? Ну, у пятиэтажек точно срок 25 лет. А ведь кроме Москвы во многих регионах эти пятиэтажки, к ним даже не приступали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Лидия Николаевна спрашивает: «Обязательно ли переводить кооперативный дом в ТСЖ?». Товарищество собственников жилья.

Г. ХОВАНСКАЯ: Лидия Николаевна, тоже вопрос практически по моему проекту. Если он проходит, норма, совершенно незаконная, об обязанности перейти и переоформиться в ТСЖ будет отменена. Это ваше дело, собственников, решить на собрании – нужно вам преобразовываться в ТСЖ или нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как обстоит льготная очередь для тяжелобольных граждан?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот я только что об этом сказала. Ситуация очень плохая. Единственное исключение составляют те люди, которые будут перечислены, то есть заболевания этих людей будут перечислены в документе, который необходимо выпустить правительству. Но правительство полтора года его уже не может выпустить. Точнее не правительство. Готовит этот документ Министерство здравоохранения и социального развития, но в феврале оно было в очередной раз направлено на доработку. Потому что я сижу на хвосте, отслеживаю эту ситуацию. Пишите. Требуйте. От Фрадкова, от Зурабова, от Яковлева, в конце концов. Хотя он здесь в меньшей степени виноват в этой ситуации. Он пытается что-то делать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте по телефону. Очень много вижу звонков. Убедительная просьба к тем, кто звонит, коротко и по существу. Буквально очень много звонков. Здравствуйте. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Это Тамара говорит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы из Москвы?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, из Москвы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Пожалуйста, очень коротко ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Галина Павловна…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Петровна.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос о добровольном страховании жилья. Я плачу, но мне кажется, это такая ерунда. Я должна платить за то, что водосток они не ремонтируют. Ваше мнение?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Г. ХОВАНСКАЯ: Значит, Тамара, дело в том, что страховка эта льготная. То есть долю какую-то вносит город из своего бюджета. Если бы вы страховались, действительно у вас была бы такая полноценная страховка, отражающая рыночную стоимость вашего жилья, я думаю, вы платили бы раз в десять, а может быть и в сто больше. Вы понимаете, это гарантия того, что в случае, если ваша квартира будет разрушена, вам будет предоставлено жилье, социальное, да, но будет по нормам предоставлено стандартное жилье. Вы не останетесь на улице. В другом случае вам никто ничего не обязан.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть, например, жертвы взорванных домов…

Г. ХОВАНСКАЯ: Это страшно. Да. Так сейчас гораздо чаще у нас заливы, пожары. Мы только что об этом говорили. Так что… Да, страховка дешевая, потому что она дотируется из бюджета. Часть платите вы — 70-80%. Часть платит бюджет Москвы. Но, тем не менее, это минимальная гарантия того, что вы не останетесь на улице, если с вашей квартирой что-то случится. Поэтому не ерунда это, поверьте. Кроме вас, как собственника, никто за ваше жилье не будет отвечать, если у вас нет страховки.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Дом собираются сносить. Что лучше, квартира приватизированная или муниципальная? Сколько мы с вами общаемся, столько мы обсуждаем этот вопрос.

Г. ХОВАНСКАЯ: Нателла, это тоже тема для отдельного разговора. Дело в том, что буквально в прошедшую среду Мосгордума приняла новую редакцию закона. Он теперь, правда, называется не так, как в свое время я его назвала, «О гарантиях лицам, освобождающим жилые помещения», но пока еще закон этот действует, потому что мэр не подписал новый закон. Так вот, каждый раз надо смотреть, что выгодно. Большая квартира, конечно, безусловно, должна быть приватизирована. Особенно, если она расположена в старом районе Москвы, ближе к центру или в обжитом каком-то районе. Конечно, выгоднее быть собственником. Собственник защищен все-таки больше. Но в новой редакции закона, к сожалению, очень много изъянов. Почему-то наша власть совершенно не хочет замечать того, что вы, приватизировав квартиру, стали собственником и долю в праве на общее имущество, а в общее имущество входит земля под вашим домом. И когда вам говорят, что нет, это городская земля, потому что у вас нет плана земельного участка, у вас нет номера в кадастре и так далее, вас в реестр не занесли, не верьте, пожалуйста, этому. Не верьте. Потому что по закону о регистрации не требуется какой-то отдельной регистрации общего имущества, в том числе земельного участка. Да, оформить его надо. Так же как оформить свидетельство о праве собственности на квартиру в ЖСК. Вы собственник? Собственник. В силу чего? В силу закона. Вот для того, чтобы подтвердить вот это право при совершении сделок, вам, конечно, полезно иметь свидетельство. То есть вы можете достаточно долго без него жить, но в какой-то момент вы захотите поменяться или подарить эту квартиру своему близкому родственнику. Нужно иметь свидетельство о праве собственности, подтверждающее ваши права. А здесь вы просто собственник в силу закона. Единственное, что нужно оформить. Но вот то, что категорически не хочет делать власть и это дает ей повод сказать – а это наша городская земля. Ни одного дома, ни одного земельного участка под домом не оформлено в собственность в Москве. В Питере процесс пошел. Мне была известна где-то информация месяц назад, что 16 земельных участков были под домами оформлены в установленном порядке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Где можно почитать все, что вы рассказываете?», — Борис из Омска спрашивает.

Г. ХОВАНСКАЯ: На сайте «Эха Москвы».

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, на сайте «Эха Москвы» завтра будет подробно изложено.

Г. ХОВАНСКАЯ: Я достаточно много выступаю и в «Новой газете», и в «Трибуне», и, боже мой, я не знаю, где только сейчас нет этих статей. Я, кстати, выпустила в журнале «Собеседник» брошюру. Поступали вопросы. Надо мне на «Эхо Москвы» принести эту брошюру. Вы любите разыгрывать. Она уже разошлась, к сожалению. Сейчас будет второй выпуск. Это уже будут письма не в «Собеседник», а письма лично мне. И мои ответы. Наиболее такие типичные вопросы. То есть, как бы, будет разбито по темам. И, наверное, может быть, вы себя узнаете в одном из авторов этих писем. Я думаю, где-то уже в конце месяца будет этот новый тираж «Ответы Галины Хованской на вопросы по жилищному законодательству».

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А много было вам, например, писем… Вот не так давно была акция, связанная с обманутыми собственниками.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, гораздо меньше, чем по капитальному ремонту, по товариществам, по приватизации, по платежам коммунальным. Доколе им расти? По земле, по налогам. В общем, это составляло где-то, может быть, 2-3% переписки, но, тем не менее, были, конечно, эти письма и я, безусловно, ими занималась. Там, где речь шла об очередниках московских, которые остались и без субсидий, потому что чиновник не проверил, что дом высокой степени готовности, он должен быть в такой степени готовности более 70%. То есть реально крыша, отделочные работы. А там был нулевой цикл еще. И потом исчез этот застройщик. И человек, снятый с очереди, получивший субсидию, оказался и без денег…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И без квартиры.

Г. ХОВАНСКАЯ: И в том же общежитии, на койко-месте. Вот у меня несколько таких примеров в моем просто округе были. В этих случаях, я считаю, что это прямая обязанность властей эту ситуацию решить в пользу человека.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Власть приняла свое решение. Здравствуйте. Пожалуйста, представьтесь. Очень коротко вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Сергей из Казани. Я живу в Товариществе собственников жилья, но, честно говоря, что рассказывают, это не реально.

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, ну, вы уже там живете? Вы реально живете. Похожи проблемы, о которых мы сейчас говорим, с вашими?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. У нас есть в каждом подъезде инициативная группа, которая следит за бюджетом. У меня квартира, например, 125 квадратов, 5 человек прописано. Мы платим, примерно 1800 рублей.

Г. ХОВАНСКАЯ: Отлично. Сергей, когда ваш дом построен?

СЛУШАТЕЛЬ: В 2000 году сдан в эксплуатацию.

Г. ХОВАНСКАЯ: А, ну вот и ответ на вопрос. Я, когда говорила об этой ситуации жуткой, говорила, в основном, о старом жилищном фонде и как раз об этом писала Медведеву. Что пока не будут решены проблемы с налогами, с захваченными властью и проданными уже частным лицам подвалами в этих домах, с капитальным ремонтом этих домов, товарищества там создавать нельзя. Большие риски.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

Г. ХОВАНСКАЯ: Спасибо, Сергей. А в новых домах, конечно, ситуация гораздо проще. И вот это вот примеры, которые внушают оптимизм.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чуть-чуть обнадеживает. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Нателла. Здравствуйте, Галина Петровна. Меня зовут Алексей. Постараюсь коротко, поскольку передача заканчивается. Вопрос такой. Я около 20 лет проживаю в общежитии в отдельной, ну, как бы отдельной квартире. В 1999 году получил на руки договор социального найма, который прошел регистрацию в Департаменте муниципального жилья, но при этом само здание городу собственником не передано. И сегодня собственник планирует какие-то акции, при этом абсолютно не считается.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: С вашими интересами.

Г. ХОВАНСКАЯ: Так, Алексей, кто собственник?

СЛУШАТЕЛЬ: Собственник – коммерческое предприятие, одно из бывших предприятий московского метростроя.

Г. ХОВАНСКАЯ: Короче говоря, незаконно приватизировало общежитие.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот из этой серии.

СЛУШАТЕЛЬ: При этом там просто происходила смена собственников как физических лиц несколько раз. Предыдущие собственники начали заниматься передачей здания городу и даже сами спровоцировали ситуацию, что мы все подписали договор социального найма. Они у нас на руках на сегодняшний день.

Г. ХОВАНСКАЯ: Я поняла. Ситуацию можно дальше не рассказывать. Их, к сожалению, очень много и по всей России такая ситуация. Значит, первый вопрос, который нужно поставить, — когда был включен в число приватизируемых ваш этот объект, ваш дом, ваше общежитие. Если не прошло 10 лет, нужно первое что делать, обращаться вам в суд на нарушение вашего права. Такой пример у меня есть по Саратову. Потому что вы не были стороной этой сделки и в арбитражный суд вы не пойдете. Но если вы пойдете в суд общей юрисдикции, и будете рассказывать, что вам выставляют большие платежи, что вам не разрешают приватизацию, что ваше право, как гражданина, нарушено и заодно поможете, может быть, городу передать это в собственность, потому что должен быть законный владелец город. Это, да, тяжело, на другого способа, к сожалению, нет. Напишите мне, пожалуйста, о вашей ситуации, Алексей. Может быть вы уже, если писали, хорошо, если не писали, напишите. Потому что я сейчас собираю все эти примеры, обобщаю практику, и буду писать уже самым первым лицам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У меня есть. Насколько я понимаю, это именно тот Алексей. Я сейчас распечатаю его сообщение. «Уважаемая Галина Петровна, — видимо последний вопрос. – Дом в Москве и земля, оформленная в собственность – это сочетаемо?». Понятен смысл вопроса, да?

Г. ХОВАНСКАЯ: Подтекст, да, понятен. Вы знаете, никуда власти не денутся. Придется им оформлять собственность. Да, первоначально такой проект выдали на-гора те, кто отвечает за оформление в собственность земельных участков. Точнее, это ваша собственность, которую нужно просто оформить нормально. Понятно, что это под домом, очевидно, но, сколько еще там этой земли, может быть, вам выделят в соответствии с этажностью и другими параметрами. Так вот, никуда они не денутся. Тот проект, которым они пытались заблокировать эту процедуру, практически, он сейчас переработан.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что в нашей студии Галина Петровна Хованская, депутат Государственной Думы. Ждем вас всегда здесь. Спасибо.

Г. ХОВАНСКАЯ: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире